Петрократия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Петрокра́тия (от англ. petroleum – нефть + греч. κράτος – власть, государство) — властные структуры, опирающиеся на владение или распоряжение нефтью, либо государство, один из основных доходов которого составляет доход от продажи этого сырья (петрогосударство). Иногда понятие петрократии расширяют на режимы, получающие основной доход от продажи природного газа, либо нефти и газа суммарно.

История[править | править код]

Петрократия является частным случаем олигархии — режима, при котором реальная власть находится у небольшого круга лиц (например: знати, военных, партийной верхушки либо родственников правителя). Термин появился относительно недавно, по мере возрастания доли нефти в общем потреблении энергоресурсов (до трети в настоящее время) и её важности для всех (особенно для военной и транспортной) отраслей экономики.

Понятие «петрогосударство» — petrostate — ввёл в оборот в 1997 году Фернандо Коронил в книге «Волшебное государство»[1] — критическое исследование Венесуэлы как страны, которую разорила нефть, так как элита, имея сырьевые доходы, не смогла создать общество благосостояния.

Одно из первых упоминаний термина «петрократия» было сделано Збигневом Бжезинским в декабре 2003 года[2]:

За последнее время Россия медленно, но верно сползает от демократических принципов к так называемой «петрократии» (от petroleum, нефть. — Ред.).

Термин используется для критики сложившегося в России в конце XXначале XXI веков политического режима[3][4]. Помимо России термин применяется для характеристики таких стран, как Венесуэла, Саудовская Аравия, Египет, Иран и других, где у власти находится нефте-сырьевая олигархия[5].

Описание[править | править код]

Экономист и политолог Майкл Росс выделяет четыре особенности нефтяных доходов: они велики; это прямые доходы с государственной собственности; такие доходы нестабильны, потому что зависят от мировых цен на нефть; непрозрачны и секретны. Александр Эткинд указывает на то, что благодаря малой трудоёмкости нефти петрогосударства оказываются независимы от народа, и для таких государств характерна сословная структура — несменяемая и живущая в роскоши хорошо охраняемая элита и население, недалеко ушедшее от натурального хозяйства. Элита оправдывает своё существование менеджерскими способностями и заботой о людях, перераспределяя часть сверхдоходов в пользу населения. Политэкономический принцип демократии — нет налогов без представительства — в петрогосударствах не работает, потому что они не зависят от налогов. Только нефтяные доходы способны заменить налогообложение целых государств: если в прежних формах ресурсной зависимости (например, торф, уголь, сахар, железо, мех) элита порабощала часть населения, а другая часть оставалась свободной, то нефть ставит в зависимое положение почти всё население[6].

В условиях глобального капитализма различают петрократию постколониальных и постсоциалистических стран[7]:

  • в постколониальных странах основу политического режима составляет быстрое обращение нефтедолларов — правящий класс ведёт разработку месторождений, получает долларовую прибыль на международном рынке, затем переводит эти доллары в национальную валюту, используя подконтрольные ему секторы экономики (например, Нигерия и Венесуэла);
  • в постсоциалистических странах нефть и газ являются объектом ситуативного бартера (обмен на товары, технологии, инфраструктуру и др.) и центральным элементом любого рода сложных квазиденежных схем, когда торговые партнёры выстраивают отношения доверия на личных связях, а не на национальной или иностранной валюте как общепринятой мере обмена (например, Азербайджан, Туркменистан).

Для России обмен нефти на золото играет важную роль в экономике — продажа нефти и покупка золота идут по рыночным ценам, но превращение природного богатства в золотые запасы является не экономическим, а политическим явлением: «В мире петрогосударств и суверенных фондов стратегия российских властей по превращению нефтяных доходов в золото является их особенным изобретением»[8].

Последствия[править | править код]

Во-первых, чем больше доходы от продажи нефти, тем дольше сроки жизни авторитарных режимов и меньше вероятность демократического транзита. Во-вторых, рост нефтяных доходов способствует распространению коррупции во властных структурах, а жидкое состояние сырья упрощает его хищение. В-третьих, умеренно высокие доходы от продажи нефти поддерживают гражданские войны в странах с низким и средним доходом[9].

Критика[править | править код]

Андрей Мовчан: 65% доходов бюджета России — это напрямую налоги граждан, а остальное — это доходы государства от добычи и реализации полезных ископаемых (включая налоги на прибыль госкомпаний), которые, согласно Конституции РФ, тоже принадлежат гражданам. Но российское государство действительно не зависит от налогов, собираемых с частных лиц, так как есть разница между тем, кому принадлежит собственность по праву, и тем, кто и как ею распоряжается[10]. Такую ситуацию Владислав Иноземцев обозначал как коммерческое государстводе-факто власть контролирует общественное богатство, но де-юре лишь выполняет стандартные управленческие функции[11].

По мнению Юлии Латыниной, с 2014 года нефтяной ренты не хватает на поддержание уровня жизни российской элиты, поэтому население стало использоваться в качестве новой нефти, когда прибыль от госмонополии на тот или иной сегмент рынка (например, взимание платы с грузовиков или организация питания школьников) получает частное лицо, а издержки несёт государство[12].

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Coronil, Fernando. The magical state : nature, money, and modernity in Venezuela. — Chicago: University of Chicago Press, 1997. — xvii, 447 pages с. — ISBN 0-226-11601-8, 978-0-226-11601-3, 0-226-11602-6, 978-0-226-11602-0.
  2. «Время новостей» № 231 от 10 декабря 2003; «Россия сползает к „петрократии”».
  3. «Народные блоги»; 10 августа 2009; «Петрократия – тип общественного устройства в путинской России».
  4. «Новая газета» № 83 от 30 июля 2014; «Почему я не демократ. Манифест разочарованного интеллигента».
  5. U.S.News; 19.12.2007; «The Powers of Petrocracy».
  6. Русская болезнь: Политические последствия сырьевой зависимости // Огонёк : Еженедельный журнал. — 2019. — 5 ноября (№ 43). — С. 8.
  7. Роджерс, Дуглас. Петробартер: нефть, неравенство и политическое воображаемое в период «холодной войны» и после ее окончания. magazines.gorky.media. Журнал "Неприкосновенный запас". Дата обращения 25 февраля 2020.
  8. Эткинд, М.А. Природа зла. Сырьё и государство / Ред. Калинин И. — Новое литературное обозрение, 2020. — С. 131. — 504 с. — ISBN 978-5-4448-1155-9.
  9. Росс, Майкл. Политические аспекты «ресурсного проклятия»: общий обзор. magazines.gorky.media. Журнал "Неприкосновенный запас". Дата обращения 24 февраля 2020.
  10. Мовчан, Андрей. За ваши и наши налоги. Кто кому должен в отношениях российского общества и государства. carnegie.ru. Carnegie Moscow Center (21.11.2018). Дата обращения 8 февраля 2020.
  11. Иноземцев, Владислав. Неэффективное. Безжалостное. Твоё. Почему все мы живём в коммерческом государстве Путина. snob.ru. ООО "Сноб медиа" (04.07.2019). Дата обращения 8 февраля 2020.
  12. Латынина, Юлия. Программа "Код доступа": Интервью с Юлией Латыниной. echo.msk.ru. Эхо Москвы (16.02.2019). Дата обращения 8 февраля 2020.