Стояние на реке Угре

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «Стояние на Угре»)
Перейти к: навигация, поиск
Стояние на Угре
Основной конфликт: Монголо-татарское иго
Facial Chronicle - b.16, p. 462 - Great standing on the Ugra.jpg
Миниатюра летописного свода. XVI век
Дата

8 октября11 ноября 1480

Место

берег Угры (Калужская область)

Итог

стратегическая победа русских
окончание монголо-татарского ига

Противники
Великое княжество Московское Большая Орда
Командующие
Иван III Васильевич (Великий князь Московский) Ахмат (Хан Большой Орды)
Силы сторон
неизвестно неизвестно
Потери
незначительные незначительные
 
Битвы монгольского нашествия и золотоордынских походов на Русь
Калка (1223) — Воронеж (1237) — Рязань (1237) — Коломна (1238) — Москва (1238) — Владимир (1238) — Сить (1238) — Козельск (1238) — Чернигов (1239) — Киев (1240) — Неврюева рать (1252) — Куремсина рать (1252-55) — Туговая гора (1257) — Дюденева рать (1293) — Бортенево (1317) — Тверь (1327) — Синие Воды (1362) — Шишевский лес (1365) — Пьяна (1367) — Булгария (1376) — Пьяна (1377) — Вожа (1378) — Куликово поле (1380) — Москва (1382) — Ворскла (1399) — Москва (1408) — Киев (1416) — Белёв (1437) — Суздаль (1445) — Битюг (1450) — Москва (1451) — Алексин (1472) — Угра (1480)

Стоя́ние на реке́ Угре́ — военные действия в 1480 году между ханом Большой Орды Ахматом и великим князем московским Иваном III. По мнению большинства советских и российских историков, положило конец монголо-татарскому игу на севере и северо-востоке Руси, где оно держалось дольше всего и где шёл процесс становления единого Русского государства, которое стало полностью независимым.

Предыстория[править | править вики-текст]

В 1472 году хан Большой Орды Ахмат с большим войском двинулся к границам Великого княжества Московского. У города Тарусы ордынцы встретили многочисленную русскую рать, которая отбила все их попытки переправиться через Оку. Тогда войско Орды сожгло город Алексин, перебив его население, однако поход для хана Ахмата окончился провалом[1].

Согласно традиционному повествованию, в 1476 году великий князь московский Иван III прекратил уплату дани Орде, а в 1480 году отказался признать и зависимость Руси от неё. Несмотря на это, по мнению американского историка Чарльза Гальперина, отсутствие в летописях свидетельств, фиксирующих точную дату прекращения выплаты дани, не позволяет доказать, что дань прекратили уплачивать в 1476 году; датировка же и сама подлинность ярлыка хана Ахмата великому князю Ивану III, содержащего сведения о прекращении уплаты дани, остаётся предметом дискуссий в академической среде[2]. Согласно Вологодско-Пермской летописи, хан Ахмат в 1480 году в ходе переговоров упрекал Ивана III в неуплате дани девятый год, на основании чего в частности А. А. Горский делает вывод о прекращении выплаты дани в 1472 году, накануне сражения под Алексином[3].

Хан Ахмат, занятый борьбой с Крымским ханством, лишь в 1480 году начал активные действия против Великого княжества Московского. Ему удалось договориться с польско-литовским королём Казимиром IV о военной помощи. Тем временем, Псковская земля в начале 1480 года подверглась нападениям Ливонского ордена. Ливонский хронист сообщал, что магистр Бернхард фон дер Борг:

«…собрал такую силу народа против русского, какой никогда не собирал ни один магистр ни до него, ни после… Этот магистр был вовлечён в войну с русскими, ополчился против них и собрал 100 тысяч человек войска из заграничных и туземных воинов и крестьян; с этим народом он напал на Россию и выжег предместья Пскова, ничего более не сделав»[4]

В январе 1480 года против Ивана III восстали его братья Борис Волоцкий и Андрей Большой, недовольные усилением власти великого князя.

Ход событий 1480 года[править | править вики-текст]

Начало военных действий[править | править вики-текст]

Используя сложившуюся обстановку, хан Ахмат в июне 1480 года организовал разведку правого берега реки Оки, а осенью выступил с основными силами.

«Того же лета, злоименитый царь Ахмат… поиде на православное христьяньство, на Русь, на святые церкви и на великого князя, похваляся разорити святые церкви и все православие пленити и самого великого князя, яко же при Батый беше.»

Боярская верхушка в Великом княжестве Московском раскололась на две группы: одна («сребролюбцев богатых и брюхатых») во главе с окольничими Иваном Ощерой и Григорием Мамоном советовала Ивану III спасаться бегством; другая же отстаивала необходимость борьбы с Ордой. Возможно, на Ивана III повлияла позиция москвичей, которые требовали от великого князя решительных действий.

Иван III начал стягивать войска к берегам Оки, отправив своего брата, вологодского князя Андрея Меньшого, в его вотчину, Тарусу, а сына Ивана Молодого в Серпухов. Сам великий князь прибыл 23 июня к Коломне, где и остановился в ожидании дальнейшего хода событий. В тот же день из Владимира в Москву была привезена чудотворная Владимирская икона Божией Матери, с заступничеством которой связывали спасение Руси от войск Тамерлана ещё в 1395 году.

Тем временем, войска хана Ахмата беспрепятственно двигались по территории Великого княжества Литовского и в сопровождении литовских проводников[5] через Мценск, Одоев и Любутск к Воротынску. Здесь хан ожидал помощи от короля Казимира IV, но так её и не дождался. Крымские татары, союзники Ивана III, отвлекли литовские войска, напав на Подолию. Зная, что на Оке его ожидают русские полки, хан Ахмат решил, пройдя по литовским землям, вторгнуться на русскую территорию через реку Угру. Великий князь Иван III, получив сведения о таких намерениях, направил своего сына Ивана и брата Андрея Меньшого к Калуге и к берегу Угры. Однако, по мнению Майкла Ходарковски, хан Ахмат не имел намерения использовать эффект внезапности и разорять Московское княжество, полагаясь вместо этого на традиционную тактику запугивания превосходящим числом войск и вынуждения к подчинению[6].

Стояние на Угре[править | править вики-текст]

30 сентября Иван III вернулся из Коломны в Москву «на совет и думу» с митрополитом и боярами. Великий князь получил единодушный ответ, «чтобы стоял крепко за православное христьяньство противу безсерменству». В те же дни к Ивану III пришли послы от Андрея Большого и Бориса Волоцкого, которые заявили о прекращении мятежа. Великий князь простил братьев и повелел им двигаться со своими полками к Оке. 3 октября Иван III оставил Москву и направился к городу Кременец (сейчас село Кременское Медынского района Калужской области), где остался с небольшим отрядом, а остальные войска отправил к берегу Угры. При этом русские войска растянулись вдоль реки тонкой линией на целых 60 вёрст[7]. Тем временем, не удалась попытка одного из отрядов хана Ахмата форсировать Угру в районе Опакова городища, где она была отбита.

8 октября сам хан Ахмат попытался форсировать Угру, но его атака была отбита силами Ивана Молодого.

«И приидоша татарове и начаша стреляти москвичь, а москвичи начаша на них стреляти и пищали пущати и многих побиша татар стрелами и пильщалми и отбиша их от брега…».

Это произошло в районе пятикилометрового участка Угры, вверх от её устья, до впадения в неё реки Росвянки. Впоследствии попытки ордынцев переправиться продолжались несколько дней, отбивались огнём русской артиллерии и не принесли войскам хана Ахмата желаемого успеха. Они отступили на две версты от Угры и встали в Лузе. Войска Ивана III заняли оборонитель­ные позиции на противоположном берегу реки. Началось знаменитое «стояние на Угре». Периодически вспыхивали перестрелки, но на серьёзную атаку ни одна из сторон не решалась.

В таком положении начались переговоры. Ахмат потребовал, чтобы к нему с изъявлением покорности явился сам великий князь или его сын, или по крайней мере его брат, а также, чтобы русские выплатили дань, которую задолжали за семь лет. В качестве посольства Иван III отправил боярского сына Товаркова Ивана Фёдоровича «сотоварищи с подарками». Со стороны Ивана требования дани были отклоне­ны, подарки Ахматом не были приняты — переговоры прервались. Вполне возможно, что Иван пошёл на них, стремясь выиграть время, поскольку ситуация медленно менялась в его пользу, так как

  • на подходе были силы Андрея Большого и Бориса Волоцкого,
  • крымский хан Менгли I Гирей, выполняя своё обещание, напал на Подолию, южные земли Великого княжества Литовского, и Ахмат уже не мог рассчитывать на помощь Казимира IV,
  • преимущественно конное ордынское войско в качестве провианта использовало в основном овец, стада которых следовали в обозе; большое количество лошадей и скота в течение длительного стояния на одном месте опустошили все запасы корма в окру́ге, и войско начало испытывать острый недостаток в фураже; русские воины (преимущественно, пехота) снабжались мукой и зерном из великокняжеских складов.
  • в ордынском войске началась и стала набирать силу эпидемия повальной болезни (по описанным в летописях признакам[8], предположительно дизентерии); русских эпидемия не затронула.
  • «ничейный» исход противостояния вполне устраивал Ивана, в то время как для Ахмата, инициатора военных действий, такой исход был равносилен поражению.

В эти же дни, 15—20 октября, Ивану III пришло пламенное послание архиепископа Ростовского Вассиана с призывом последовать примеру прежде бывших князей:

«…которые не только обороняли Русскую землю от поганых (то есть не христиан), но и иные страны подчиняли… Только мужайся и крепись, духов­ный сын мой, как добрый воин Христов по великому слову Господа нашего в Евангелии: „Ты пастырь добрый. Пастырь добрый полагает жизнь свою за овец“…»

Окончание противостояния[править | править вики-текст]

Узнав, что хан Ахмат, стремясь добиться численного преимущества, максимально мобилизовал Большую Орду, так что на её территории не оставалось значительных резервов войск, Иван III выделил небольшой, но боеспособный отряд, под командованием звенигородского воеводы, князя Василия Ноздреватого, который должен был на челнах спуститься по Оке, затем по Волге до её низовий и совершить опустошительную диверсию во владениях хана Ахмата. В этой экспедиции принимал участие и крымский царевич Нур-Девлет со своими нукерами[9].

Наступление холодов и предстоящий ледостав заставили Ивана III изменить прежнюю тактику по недопущению переправы ордынцев через Угру растянутым на 60 вёрст русским войском. 28 октября 1480 года великий князь решил отводить войска к Кременцу и далее сосредоточить их у Боровска, чтобы там в благоприятной обстановке дать сражение. Хан Ахмат, узнав, что в его глубоком тылу действует диверсионный отряд князя Ноздреватого и крымского царевича Нур-Девлета, намеревающийся захватить и разграбить столицу Орды (возможно, он также получил сведения о готовящемся нападении ногайских татар[6]), а также испытывая недостаток продовольствия, не решился идти вслед русским и в конце октября — первых числах ноября также начал отводить свои войска. 11 ноября хан Ахмат принял решение отправиться назад в Орду. На обратном пути ордынцы разграбили посады и округи 12 литовских городов (Мценска, Серпейска, Козельска и других), что являлось местью королю Казимиру IV за неоказанную военную помощь[7].

Итоги[править | править вики-текст]

Для тех, кто наблюдал со стороны за тем, как оба войска почти одновременно (в течение двух дней) повернули вспять, не доведя дело до решающей битвы, это событие казалось либо странным, мистическим, либо получало упрощённое объяснение: противники испугались друг друга, опасаясь принять сражение. На Руси же современники приписывали это чудесному заступничеству Богородицы, которая спасла Русскую землю от разорения. Видимо и поэтому реку Угру стали называть «поясом Богородицы». Великий князь Иван III со всем воинством вернулся в Москву, «и возрадовашася, и возвеселишася все людие радостию велиею зело».

Иначе были восприняты результаты «стояния» в Орде. 6 января 1481 года хан Ахмат был убит в результате внезапного нападения тюменского хана Ибака (вероятно, совершённого по предварительному согласованию с Иваном III[6]) на степную ставку, в которую Ахмат удалился из Сарая, вероятно, опасаясь покушений. В Большой Орде началась междоусобица.

В «Стоянии на Угре» русское войско применило новые тактические и стратегические приёмы:

  • согласованные действия с союзником, крымским ханом Менгли I Гиреем, отвлёкшие от столкновения военные силы польского короля Казимира IV;
  • отправка Иваном III в тыл хана Ахмата в Большую Орду по Волге отряда для разорения беззащитной ханской столицы, что было новой военно-тактической уловкой и застало ордынцев врасплох;
  • удавшаяся попытка Ивана III избежать военного столкновения, в котором не было ни военной, ни политической необходимости — Орда была сильно ослаблена, её дни как государства были сочтены.

«Стояние» положило конец монголо-татарскому игу[уточнить]. Русское государство стало суверенным не только фактически, но и формально. Дипломатические усилия Ивана III пред­отвратили вступление в войну Польши и Литвы. Свою лепту в спасение Руси внесли и псковичи, к осени остановившие немецкое наступление.

Обретение политической независимости от Орды, наряду с распространением влияния Москвы на Казанское ханство (1487), сыграло роль в последующем переходе под власть Москвы части земель, находившихся под властью Великого княжества Литовского. В 1502 году, когда Иван III из дипломатических соображений «льстиво» признал себя «холопом» хана Большой Орды, её ослабленное войско было разгромлено крымским ханом Менгли I Гиреем, а сама Орда прекратила своё существование.

В российской историографии термин «татарское иго»[10], равно как и положение о его свержении Иваном III[11], берёт своё начало от Н. М. Карамзина, применившего слово «иго» в виде художественного эпитета в первоначальном значении «хомута, надетого на шею» («склонили выю под иго варваров»), возможно, позаимствовавшего этот термин у польского автора XVI века Мацея Меховского.

Ряд современных американских исследователей отрицает за «Стоянием на Угре» историческую значимость, выходящую за рядовой дипломатический инцидент, а его связь со свержением ордынского ига (как и само понятие «татарское иго») рассматривают как историографический миф. Так, по мнению Дональда Островски, выплата дани хоть и сократилась в семь раз, но не прекратилась, а остальные изменения коснулись лишь чеканки монет. Обвинение в пассивности по отношению к Орде, выдвинутое Ивану III в «Послании на Угру» архиепископом Вассианом, он считает свидетельством того, что современники не видели качественных изменений в положении Великого княжества Московского[12]. Чарльз Гальперин полагает, что в 1480 году не было текстов, в которых поднимался вопрос о русском освобождении от татарского ига (это касается и «Послания на Угру», датировка которого 1480 годом к тому же не бесспорна)[2].

В противовес данному мнению, В. Н. Рудаков пишет о серьёзной борьбе в окружении Ивана III между теми, кто полагал, что великий князь имеет право встать на борьбу с «безбожным царём», и теми, кто ему в таком праве отказывал[10].

Между тем польский хронист Ян Длугош, умерший в мае 1480 года, то есть до событий на Угре, говорил о состоявшемся свержении Иваном «варварского ига»[3]. А. А. Горский, также обращая внимание на отсутствие в исторических источниках до середины XVI века связи между 1480 годом и освобождением от многолетней зависимости, полагает, что решающая битва, де-факто положившая конец ордынскому владычеству, произошла в 1472 году под Алексином[13]. Такое же мнение высказывал ранее и советский историк А. К. Леонтьев[14]. Майкл Ходарковски указывает, что сами действующие лица также гораздо более скромно оценивали масштаб произошедшего: «Ахмат-хан пошел на меня, но всемилостивый Бог пожелал спасти нас от него и сделал так», — писал Иван III в 1481 году в письме крымскому хану Менгли I Гирею; существенным историк полагает и то, что в ярлыке Ахмата Ивану III (вне зависимости от того, признавать ли его подлинность) хан объясняет своё отступление тем, что его люди не имели одежды, а кони — попон, а не успехами великокняжеской армии[6].

Свержение «ордынского ига», представление о котором проистекает ещё из библейских текстов о «вавилонском пленении»[10], и в том или ином виде встречается в русских источниках с XIII века, применялось к событиям 1480 года начиная с «Казанской истории» (не ранее 1560-х годов). Статус последнего и решающего противостояния река Угра обрела от историографов XVI века по той причине, что она явилась последним крупным вторжением Большой Орды на земли Московского княжества[2].

Память[править | править вики-текст]

Памятник «Стояние на Угре 1480»

В 1980 году во время празднования 500-летия Стояния на Угре на берегу реки в Калужской области был открыт памятник в честь этого знаменательного события российской истории.

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Соловьев С. М. История России с древнейших времен, т.5
  2. 1 2 3 Charles J. Halperin. The Tatar Yoke: The Image of Mongols in Medieval Russia. Corrected Edition. — Bloomington: Slavica Publishers, 2009. — PP. 171—189.
  3. 1 2 Горский А. А. Русь: от славянского Расселения до Московского царства
  4. Сборник материалов и статей по истории Прибалтийского края. Т.11. Рига, 1979. с.597
  5. Скрынников Р. Г. Святители и власти. Л., 1990
  6. 1 2 3 4 Michael Khodarkovsky. Russia’s Steppe Frontier: The Making of a Colonial Empire, 1500—1800. — Bloomington: Indiana University Press, 2004. — 290 pp. — PP. 80—81.
  7. 1 2 Несин М. А. К вопросу о причине отступления татарского войска после стояния на Угре // История военного дела: исследования и источники. — 2015. — Специальный выпуск V. Стояние на реке Угре 1480—2015. — Ч.I. — C. 110—132
  8. Стояние на Угре
  9. Карамзин Н. М. История государства Российского. Том 6
  10. 1 2 3 Рудаков В. Н. Ордынское иго: термин, восприятие, реальность. Конференция «От текста к реальности: (Не)возможности исторических реконструкций», 9.11.2011
  11. Edward L. Keenan. Ivan III, Nikolai Karamzin, and the Legend of the «Casting off of the Tatar Yoke» (1480) // The New Muscovite Cultural History: A Collection in Honor of Daniel B. Rowland. Ed. by Valerie Kivelson, Karen Petrone, Nancy Shields Kollman, Michael S. Flier. — Bloomington: Slavica Publishers, 2009. — PP. 237—251.
  12. Donald Ostrowski. Muscovy and the Mongols: Cross-Cultural Influences on the Steppe Frontier, 1304—1589. — Cambridge: Cambridge University Press, 2002. — PP. 164—167.
  13. А. А. Горский. Москва и Орда. — М.: Наука, 2000. — С. 183—185.
  14. А. К. Леонтьев. «Стояние на Угре» в 1480 году. 500-летие свержения ордынского ига // 600-летие Куликовской битвы. Тезисы докладов и сообщений юбилейной научной конференции 8—10 октября 1980 г. — М.: МГУ, 1980. — С. 6—9.

Литература[править | править вики-текст]

  • Лурье Я. С. Новонайденный рассказ о «стоянии на Угре» // Труды Отдела древнерусской литературы / АН СССР. Ин-т русской литературы (Пушкинский Дом); Отв. ред. Я. С. Лурье. — 1962. — Т. 18. — С. 289 - 293. — 608 с. — 1 400 экз.
  • Горский А. А. Москва и Орда. — М.: Наука, 2003. — 214 с.

Ссылки[править | править вики-текст]

Координаты: 54°34′ с. ш. 36°03′ в. д. / 54.567° с. ш. 36.050° в. д. / 54.567; 36.050 (G) (O) (Я)