Бердыш

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Различные русские бердыши.[1]

Берды́ш (польск. berdysz), также bardiche /bɑrˈdʃ/, berdiche, bardische, bardeche или berdish — длиннодревковый боевой топор с очень широким лунообразным лезвием.

Устройство[править | править код]

Гавейн, вооруженный бердышом, отрубает голову Зеленому рыцарю на пиру в Камелоте. Миниатюра рукописи романа «Сэр Гавейн и Зелёный Рыцарь». Конец XIV в.

Тупая часть клинка, предназначенная для насаживания на древко, как и у топоров, называется обухом, край, противоположный лезвию, — тупьём, а оттянутый книзу конец — косицей. Древко прикрепляется к железу посредством обуха, косицы, гвоздей-заклёпок и ремешков. Ратовище вгоняют в обух, прибивают гвоздями-заклёпками через скважины в обухе. Таких скважин обычно делалось от 3 до 7. Косица прикреплялась к древку двумя-тремя гвоздями и обматывалась в несколько рядов тонким ремешком или верёвкой. Иногда на каждом обороте ремешок прибивался гвоздями. На нижнем конце ратовища насаживался железный наконечник (подток) для упора бердыша в землю как при стрельбе из ружей (пищалей), так и во время парадного строя. Иногда в полотне бердыша делали множество маленьких отверстий, в которые иногда вставляли кольца. Бердыши конных стрельцов и драгун делались меньших размеров по сравнению с пехотными и имели по два железных кольца на древке для погонного ремня.

Бердыш на миниатюре из французской рукописи сер. XIII в.

История[править | править код]

Бердыши и кистень в Историческом музее г. Суздаля.

Оружие похожей конструкции появилось в Европе довольно рано, и не позднее середины XIII века зафиксировано в миниатюрах рукописных книг[2]. На Руси бердыши появляются в первой половине XV века[3], а позднее получают всеобщее распространение, как оружие стрелецких войск и городской охраны. Крестьянам предписывалось на случай войны хранить оружие, среди которого были и бердыши. Полки нового строя нередко вооружали бердышами, поскольку людям это оружие было привычней.[4] Полотна русских бердышей отличались разнообразной формой, менявшейся со временем. Ранние бердыши XVI века имели одно остриё на верхнем конце древка и топоровидное рубящее лезвие. Лезвие было относительно небольшим — 20—50 см. Позднее, в XVII веке, верхние концы начали часто отковывать в два более коротких острия. Увеличилась и длина лезвия до 60—80 см. Полотна церемониальных бердышей покрывали резным узором — или простые точки и схематические листья, или же в сложные рисунки с изображением единорогов, борющихся с драконами, различных химер и цветов. Это было оружие длиной до 170 сантиметров и весом около 3 килограмм. Для сравнения — вес стрелецких бердышей был около 1,5 кг.

С конца XV века бердыши применялись в Швеции. Имели хождение и в других странах. В Польше в качестве оружия пехоты они были введены в 1674 году и вскоре вытеснили сабли. В начале XVIII века они вышли из употребления[5].

Техника применения[править | править код]

Бердыш в бою. Рис. из «Истории Сибирской» С. У. Ремезова. Кон. XVII в.
Русский пехотинец XVI века. Иллюстрация из книги Теодора Шимана «Столетие». 1886 г.

Приёмы работы бердышом, несмотря на различия в креплении лезвия к рукояти, были близки приёмам обращения с западноевропейским древковым оружием вроде фальшарды, глефы, кузы, алебарды или японскими нагинатой и нагамаки, но были более разнообразными. Он подходил для размашистых рубящих ударов, а также мог эффективно использоваться для защиты. Острая заточка позволяла наносить режущие удары. Основываясь на конструкции оружия, историки полагают, что оно могло использоваться и для нанесения колющих ударов острым концом[3]. Согласно свидетельствам современников, бердыши, как массовое и недорогое оружие, широко применялись не только стрельцами, но и простым народом.

Отзывы современников[править | править код]

О массовом использовании бердышей стрелецким войском и пехотой при Алексее Михайловиче сообщает под 1661 годом посол Священной Римской империи Августин Мейерберг:

В старину Великие Московские князья обыкновенно вооружали на неприятеля одну только конницу, а ныне Алексей пользуется совсем другим способом: узнавши по опыту, что в пехоте больше силы, вводит в сражение великое число пеших солдат из стрельцов и набранных вольноопределяющихся, вооруженных ружьями, мечами или шпагами и серпообразными секирами.[6]

О применении стрельцами бердышей в русско-польской войне 1654-1667 годов, при переправе польско-литовской конницы через реку (1660) писал польский шляхтич Ян Пасек:

Жестокая тут настала резня в этой толпе, а наиболее ужасны были бердыши; через четверть часа однако не вышел никто из них из этого смешения, а высекли их так, что и один не ушёл, поскольку остались в чистом поле, говорили, их было около 100. Из наших тот, кто полёг, тот лежал, а кто остался — тот страдал от ран; подо мной коня гнедого пулей ранили в грудь, порезали бердышом лоб, а также колено. Ещё бы он мне послужил, если бы не эта коленная рана, поскольку я был удачлив до коней в войске.[7].

В «Сказании» Авраамия Палицына зафиксирован случай при Троицкой осаде:

Один из таких, некий податной человек из села Молокова, крестьянин, называемый Суетою, великий ростом и очень сильный, над которым посмеивались всегда из-за его неумения в бою, сказал: «Пусть я умру сегодня, но буду всеми прославлен!» В руках он держал оружие, бердыш. И укрепил Господь Бог того Суету, и дал ему бесстрашие и храбрость; и он понуждал православных христиан прекратить бегство, говоря: «Не убоимся, братья, врагов Божиих, но станем с оружием твердо против них!» И сек бердышом своим врагов с обеих сторон, удерживая полк Александра Лисовского; и никто ему противостать не мог. Он быстро, как рысь, скакал и многих тогда вооруженных и в броне поразил. Многие же крепкие воины встали против него, чтобы отомстить за позор, и жестоко на него наступали. Суета же сек по обе стороны; не выдавая его, пешие люди, прекратив бегство, укрепились за надолбами.[8].

Другого плана отзыв о бердышах сообщает Юрий Крижанич в 1663 году:

Здесь на Руси я вижу бердышников или бердышный строй: когда посылают в бой пехотинцев с одними лишь брадвами или бердышами без иного оружия. Не знаю, есть ли где еще на свете такой обычай, и думаю, что строй этот выдуман из-за недостатка сабель и мечей или хорошего железа. А оказывается этот строй мало полезным, ибо те бердышники не могут биться на расстоянии, так как из-за бердышей не могут носить ни луков, ни пищалей. А в ближнем бою они могут лишь ударить с размаху, а не проколоть и не проткнуть и не могут бердышом ни дров нарубить, ни окопаться, ни срубить острога[9].

Такая же оценка бердышей содержится в записке И. Т. Посошкова «О ратном поведении» (1701):

И во многих местех воспоминаютца в писании мечи обоюдные и изощренные, а не тупые, тупого оружия ни в каковых писаниях не обретается, яко же прежде у нас обреталось бердыши, остреем подобны косарю тупому, и кованы ис простого железа без укладу, сабли железные ж и тупые, что ни бердышем, ни саблею, и платья прорубить невозможно было...[10].

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Илл. 68. Русское вооружение с XIV до половины XVII столетия. Бердыши // Историческое описание одежды и вооружения российских войск, с рисунками, составленное по высочайшему повелению: в 30 т., в 60 кн. / Под ред. А. В. Висковатова. — Т. 1.
  2. Psalter-Hours of Guiluys de Boisleux. 1246-1250. Arras, France. Morgan Library.
  3. 1 2 Кирпичников А. Н. «Военное дело на Руси в XIII—XV вв.»
  4. Российский военно-исторический журнал «Цейхгауз» № 5 (1/1996)
  5. Сайт посвященный средневековью и нумизматике
  6. Путешествие в Московию барона Августина Майерберга / Пер. А. Н. Шемякина. — М.: ОИДР, 1874.
  7. Pamiętniki Jana Chryzostoma Paseka
  8. Авраамий (Палицын). Сказание Архивировано 4 марта 2016 года..
  9. Юрий Крижанич. Политика. Раздел 3. О строях войска.
  10. Посошков И. Т. О ратном поведении // В кн.: Посошков И. Т. Книга о скудости и богатстве. — М.: Наука, 2004. — С. 260.

Литература[править | править код]