Нариманов, Нариман Кербалаи Наджаф оглы

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Нариман Нариманов
азерб. نریمان نریمان‌اوو
Нариман Нариманов
Фотопортрет Наримана Нариманова, снятый в фотоателье Климашевской в Астрахани в 1913 году.
Флаг
Председатель ЦИК СССР от ЗСФСР
30 декабря 1922 — 19 марта 1925
Предшественник: Должность учреждена
Преемник: Газанфар Мусабеков
Флаг
Председатель СНК Азербайджанской ССР
28 апреля 1920 — 6 мая 1922
Предшественник: Должность учреждена
Преемник: Газанфар Мусабеков
Флаг
Народный комиссар иностранных дел Азербайджанской ССР
28 апреля 1920 — 2 мая 1921
Предшественник: Должность учреждена
Преемник: Мирза Давуд Гусейнов
 
Вероисповедание: Ислам, шиитского толка[1], затем стал атеистом
Рождение: 2 (14) апреля 1870(1870-04-14)
Тифлис, Тифлисский уезд, Тифлисская губерния, Российская империя
Смерть: 19 марта 1925(1925-03-19) (54 года)
Москва, РСФСР, СССР
Место погребения: Некрополь у Кремлёвской стены, Москва
Отец: Кербалаи Наджаф Аллахверди оглы Нариманов
Мать: Халима Гаджи Мамед Гасым кызы Заманова
Супруга: Гюльсум Алиева
Дети: сын: Наджаф
Партия: КПСС
Образование: 1) Горийская учительская семинария
2) Новороссийский университет
Профессия: Учитель начального училища, лекарь
 
Сайт: nerimanov.az/rus
 
Автограф: Signature of Narimanov.jpg
 
Награды:
Орден Святого Станислава III степени Орден Красного Знамени  — 1921

Нарима́н Кербалаи Наджа́ф оглы́ Нарима́нов (азерб. نریمان نریمان‌اوو, Nəriman Kərbəlayi Nəcəf oğlu Nərimanov; 2 (14) апреля 1870 — 19 марта 1925) — азербайджанский писатель, крупный общественный и политический деятель[2], большевик, нарком иностранных дел (19201921) и председатель СНК Азербайджанской ССР (19201922).

Биография[править | править вики-текст]

Ранние годы[править | править вики-текст]

Нариман Нариманов родился 2 (14) апреля 1870 в Тифлисе, в бедной азербайджанской семье Кербалаи Наджафа и Халимы-ханум Гаджи Мамед Касым кызы Замановой и был самым младшим из их девятерых детей[3]. Его назвали в честь прадедушки Наримана Аллахверди, который, по сообщению грузинского поэта XIX века Г. Орбелиани, был известным ханенде в Грузии. Более того, грузинский писатель князь Иоанн Багратиони в своей поэме «Калмасоба» ставит имя Наримана Аллахверди рядом с именем известного армянского поэта Саят-Новы[3].

Макет дома в Тифлисе, в котором родился Н. Нариманов. Дом-музей Наримана Нариманова (Баку)

Мать Н. Нариманова, как он писал в своей автобиографии, очень хотела отдать его в русскую школу[4], и отцу удалось, хотя и с трудом, определить сына в подготовительные классы при Горийской семинарии, где занятия велись на русском языке. Проучившегося три года мальчика определили на первый курс татарского отделения этой семинарии и после двух лет учёбы 30 мая (11 июня1887 перевели на основное трёхгодичное отделение[5]. 26 июля (7 августа1887 он в Менглисе начинает свой дневник записью любимых классиков азербайджанской, русской и мировой литературы[6]. По окончании учёбы в семинарии Н. Нариманов намеревался продолжить образование в учительском институте[4]. Однако за два месяца до окончания учебного курса, 20 ноября 1889 года, скоропостижно скончался его отец[7][4]. Смерть отца сильно повлияла на Наримана и он, отказавшись от желания продолжать образование, стал думать о семье, поскольку теперь она осталась без всяких средств к существованию[4].

Нариманов окончил обучение со званием учителя начального училища. В свидетельстве об окончании Закавказской учительской семинарии отмечалось его отличное поведение, но успехи по предметам были средне: либо удовлетворительно, либо весьма удовлетворительно[1]. По окончанию семинарии, его назначили учителем в азербайджанском селении Кызыл-Аджили (англ.) Борчалинского уезда Тифлисской губернии, но проработал он здесь недолго. В то время в Баку стали открываться частные русско-татарские школы. Намереваясь открыть в Баку одну из таких школ, Н. Нариманов по совету своего бывшего семинарского инспектора в 1891 году переехал в Баку. По рекомендации ряда лиц, в том числе того же инспектора, его приняли на работу преподавателем младшего отделения подготовительного класса в частную Бакинскую прогимназию, открытой статским советником А. И. Победоносцевым. Здесь он принялся за преподавание азербайджанского и русского языков[8][9]. Директор прогимназии положительно отзывался о Наримане Нариманове попечителю Кавказского учебного округа, уведомляя последнего, что учитель Н. Нариманов «известен дирекции в качестве умелого и добросовестного преподавателя и вполне добропорядочного человека»[10].

Нариманова читальня[править | править вики-текст]

Нариман Нариманов с бронзовой медалью за добросовестную работу в гимназии (1897) и Орденом Святого Станислава III степени (1899)

Нариманов вынашивал план создания национальной публичной библиотеки-читальни. Вместе с Султан Меджид Ганизаде, Г. Махмудбековым (азерб.) и другими он стал собирать комплекты газет, а также произведения Низами, Фирдоуси, Саади, Хафиза, Физули, Вагифа, Бакиханова, Закира, М. Ф. Ахундова, С. А. Ширвани. В издательства, редакции газет и журналы различных стран он посылал письма, в которых ходатайствовал об оказании помощи в создании библиотеки. К нему в ответ массово стали поступать газеты, журналы и книги не только из различных частей страны, но и из-за рубежа[11]. Впоследствии в библиотеку также стали поступать некоторые запрещёнными царским правительством издания: калькутский журнал «Хабль-ульматин» («Прочные узы»), газеты «Иттифак» («Союз») — из Софии, «Аль-Нил» («Нил») — из Каира, «Меламет» («Осуждение»), «Терджумани хагигат» («Переводчик правды»), «Хезинеи фюнун» («Сокровищница наук»), «Маариф» («Просвещение») и «Ахбар» («Известия») — из Стамбула[12].

Усилия Нариманова увенчались тем, что в 1894 году в Баку открылась первая в Азербайджане общедоступная библиотека-читальня с литературой на родном языке, превратившаяся в просветительский центр для мусульманского населения всего Кавказа[13]. Точная дата открытия этой библиотеки не до конца ясна. Исследователи относили её к 1 августу 1894 года. Эта точка зрения, по крайне мере, подкрепляется сведениями Бакинского полицмейстера, сообщавшим в 1897 году в одном из документов о наличии с 1 августа 1894 года библиотеки-читальни учителя Н. Нариманова, которая располагалась в доме Гянджунцева[14]. В другом архивном документе, за 1895 год, датой открытия читальни указано 11 января[14]. По мнению В. Агасиева, наиболее заслуживающим доверия служит прошение Н. Нариманова на имя председателя училищной комиссии Бакинской городской думы. В этом прошении он, говоря о библиотеке, воспользовался материалом одного из фельетонов «Нового обозрения», сообщавшим об открытии 12 апреля Нариманом Наримановым читальни[14]. По сведениям указанного фельетона вход в читальню оценивался в 2 копейки, а для бедных был вовсе бесплатным; с 12 апреля по 1 октября 1894 года её посетили 3833 человека[14].

Первым азербайджанским библиотекарем стал ближайший помощник и воспитанник Нариманова — учитель Алискендер Джафарзаде (азерб.). В народе эта библиотека получила название «Нариманова читальня»[15]. Первоначально она располагась по улице Горчакова (впоследствии ул. Малыгина) в доме Керимова, а позже — в доме Лалаева, около парапета (впоследствии сад им. Карла Маркса)[12].

Алискендер Джафарзаде, помощник и воспитанник Нариманова, библиотекарь открытой Наримановым читальни

«Нариманова читальня» пользовалась большой популярностью среди населения. Армянский журнал «Мурдж» («Молот») писал: «Ни одна из армянских библиотек не располагает таким количеством читателей, каким располагает эта библиотека. К этому числу надо добавить и тех мулл и сеидов, которые стесняются посещать библиотеку и тайно получают газеты и журналы из указанной библиотеки в домах. Нужно собственными глазами видеть то, как газеты переходят из рук в руки и изнашиваются от массового потребления»[16]. Тот же журнал сообщал, что с 8 апреля по 4 мая 1896 года библиотеку посетило 710 человек, из которых 200 русских, 25 грузин, 135 приезжих мусульман, 151 бакинский мусульманин, 8 немцев, 5 французов и 40 евреев[16]. В начале 1898 года в газете «Каспий» сообщалось:

Библиотеку-читальню г. Нариманова в 1897 году посетило: мусульман — 8.619, русских — 6.636, армян — 4.881 и других национальностей — 3.715, а всего — 25.849 лиц, более 1896 года на 4.840. Абонентов на чтение газет, книг и журналов было 326, на 42 более предшествующего года. В том же году библиотекой получалось: газет разных наименований на русском языке 12, персидском — 6 и турецком — 2; ежемесячных журналов на русском языке — 4; еженедельных русских — 5; персидских — 1 и турецких — 2. Приведённые цифры как нельзя более указывают на возрастающую у нас потребность в чтении[17].

Против деятельности читальни выступило духовенство. По заявлениям шейх-уль-ислама «плевелы укореняются в ущерб божьему промыслу… Опрометчиво дозволенная в Баку библиотека Нариманова есть угрожающий очаг святотатства и неповиновения…»[18]. Нариманова обвинили в развращении сознания молодёжи, а сама библиотека была закрыта правительством 5 октября 1898 года «за вредное направление»[19].

1890-е годы[править | править вики-текст]

Театральная любительская труппа Габиб-бека Махмудбекова, 1890 год. На фото Н. Нариманов (лежит справа) в черкеске.

В 1890-е годы деятельность Нариманова носила разнообразный характер. По его инициативе каждый год устраивались благотворительные спектакли в «пользу недостаточных учащихся местных учебных заведений»[20]. В связи с этим Нариманов написал несколько комедий на азербайджанском языке[20]. 15 января 1895 года в Баку актёрами-любителями впервые была поставлена его драма «Наданлыг»[21]. В следующем году любительской труппой из «Нариманова читальни» впервые на азербайджанской сцене была поставлена пьеса Николая Гоголя «Ревизор». Нариманов сам перевел на азербайджанский язык эту комедию и выступил в комедии в роли городничего[22]. Самед Ага Агамалы оглы в своих воспоминаниях писал: «…тюркская (азербайджанская — прим.) публика была ошеломлена правдивостью пьесы, ибо всё это так напоминало окружающую действительность. Это было действительно нечто неслыханное в тюркской жизни»[21]

«Самоучитель татарского языка для русских» Н. Нариманова 1900 года издания.

В 1899 году он издал в Баку «Краткую грамматику тюркско-азербайджанского языка», составив её по образцу русской грамматики Л. Поливанова[23]. Этот учебник в течение долгого времени служил пособием для обучения азербайджанских детей грамматике родного языка[24]. В том же году вышел его второй учебник «Самоучитель русского языка»[24]. Нариманов выступал за чистоту языка и резко критиковал тех, кто недооценивал свой язык. В одной из своих статей, опубликованных в газете, он образно выражал свою любовь: «Родной язык! Язык, на котором тебе признаётся в любви милое создание! Язык, звучность и приятность которого были услышаны тобой ещё в виде „баю-бай“, который запечатлелся в самых глубоких уголках твоей души!»[25].

После закрытия в 1877 году первой газеты на азербайджанском языке «Экинчи», а затем последовательно других печатных изданий — «Зия», «Зияи-Кавказия» и «Кешкюль (азерб.)», в Азербайджане практически отсутствовали газеты для мусульман[19]. Начиная с 1894 и вплоть до 1902 года Нариманов безуспешно пытался организовать издание газет и журналов на родном языке. Так, вместе с С. М. Ганизаде в 1896 году он добивался права на издание детского журнала «Совгат» («Подарок»), но безуспешно[19]. Также безрезультатно в 1899—1900 гг. Нариман Нариманов ходатайствовал перед Главным управлением по делам печати о разрешении ему издавать на азербайджанском языке с параллельным переводом на русский еженедельную газету «Таза хабарлар» («Новые вести»)[26]. В следующем году он обратился за разрешением издавать научно-педагогический журнал «Мектеб» («Школа»)[27].

Начало политической деятельности[править | править вики-текст]

В 1902 году Нариманов поступил на медицинский факультет Новороссийского университета. В 1903 году студенты второго курса ставят в торговом порту для матросов и грузчиков обличительную комедию Тургенева «Холостяк». Постановщик и главный исполнитель — Нариман Нариманов.

По окончании Новороссийского университета работал врачом. В 1905 году вступил в мусульманскую социал-демократическую организацию «Гуммет».

Студент Новороссийского университета Н. Нариманов

По инициативе Гасан-бека Зардаби и Наримана Нариманова в августе 1906 года в Баку состоялся I съезд учителей-мусульман, на котором Нариманов был избран заместителем председателя съезда Зардаби. На съезде обсуждались важные вопросы народного образования. По предложению Нариманова съезд принял решения по вопросам преподавания азербайджанского языка: введение его как обязательного предмета в школах и увеличение числа уроков в неделю, уравнение преподавателей азербайджанского языка в правах с учителями других предметов, а также принятие учителей азербайджанского языка на работу и увольнение с согласия общественности. Некоторые либерально настроенные участники съезда встретили предложения Нариманова крайне отрицательно. Приглашённый на следующий же день бакинский миллионер Гаджи Зейналабдин Тагиев обрушился с резкой критикой в адрес Нариманова: «Вчерашнее ваше решение указывает на то, что съездом руководят недальновидные люди, вроде Нариманова. Знайте кто такой Нариманов: он в кармане не имеет ни одной копейки, учится на мой счёт, а здесь смеет произносить революционные речи и вводит нас в заблуждение. Я прошу отменить вчерашнее решение, так как оно бросает тень на всю нацию перед правительством»[28]. В ответ на критику Нариманов сделал яркое заявление, встреченное аплодисментами делегатов съезда:

Товарищи! В числе других стипендиатов г. Тагиева нахожусь и я, но я не знал, что г. Тагиев помогает бедным учителям для того, чтобы они не имели своего мнения. Если до сих пор г. Тагиев помогал студентам для того, чтобы жить только мнение г. Тагиева, то во всяком случае, я не могу из-за своего прошлого и настоящее омрачать позором: молчать там, где нужно кричать. Никому я не давал права и не позволю за презренный металл заставить меня молчать, когда в это же время не только открыто говорят, но проливают свою кровь за освобождение от царского гнёта. Перед всем съездом я с радостью отказываюсь от стипендии г. Тагиева, чтобы быть свободным от тиранов нашего времени и чтобы потомки наши не продавали себя за презренное золото[28].

В 1906 году он перевёл на азербайджанский язык программу РСДРП[29]. Тогда же, будучи главой социал-демократической партии «Муджахид», отправлял в Персию агитаторов.

Диплом об окончании Новороссийского университета в доме-музее в Баку. Выдан 31 декабря 1908 (13 января 1909)

20 октября (2 ноября1908 Нариман Нариманов на заседании медицинской испытательной комиссии при Новороссийском университете сдал экзамены на степень лекаря и получил диплом врача. 14 (27) ноября 1908 прогрессивная интеллигенция Баку устроила торжественный приём в связи с окончанием Наримановым университета и возвращения его в Баку[30]. В ноябре Нариманов поступает на работу врачом в Бакинскую городскую больницу. В конце месяца он выступает с докладом «Гасан бек Зардаби и театр» в женской русско-татарской школе[31].

1 марта 1909 года Нариманов был арестован и заключён в Метехский тюремный замок. Его арест вызвал широкий общественный резонанс. В различных газетах — «Баку» от 30 августа, «Закавказье» от 3 сентября, «Таракки» от 17 октября и других, сообщалось об аресте Нариманова, были опубликованы просьбы и ходатайства для его освобождения, в том числе и петиция об освобождении Нариманова в Государственную думу. Поэт Али Назми в своём сатирическом стихотворении «Боюсь» выразил свой протест против ареста Нариманова[32]. В августе Нариман Нариманов был выслан в Астраханский край сроком на 5 лет. В 1911 году политически ссыльный доктор Нариманов оказывает помощь Мечникову в исследовании очагов чумы в глубине Киргизской степи. В 1912 году Нариманова избирают председателем Совета общества «Народных университетов» в Астрахани. Находясь в Астрахани, Нариманов вёл активную культурно-просветительскую работу. Бакинские газеты сообщали следующее:

« В результате агитации г. Нариман-бека Нариманова в Астрахани организована первая мусульманская театральная группа и впервые со дня существования Астрахани был дан спектакль на татарском языке… Закладка фундамента мусульманского театра в Астрахани принадлежит целиком Нариман-беку Нариманову… Небезынтересно отметить, что Нариманов, будучи врачом, сам же режиссировал и участвовал в представлениях. »
Здание в Чёрном городе в Баку, в котором с 1914 по 1917 год работал врачом Нариман Нариманов (ныне здесь расположен Азербайджанской музей медицины)

22 мая (4 июня1914 Нариманов получает место врача временной лечебницы в Чёрном городе. 14 (27) июня 1914 Нариманов был назначен заведующим отделением 9-й районной больницы. 16 (29) августа 1914 он назначается доверенным врачом страхового общества «Россия» в Баку. 25 сентября (8 октября1914 Нариман Нариманов был переведён на должность заведующего 8-й лечебницы, где проработал до 3 (16) мая 1918 и был освобождён в связи с утверждением его комиссаром городского хозяйства Бакинского Совнаркома[33].

В декабре 1916 года Нариманов избирается в состав правления «Народного дома», легального центра Бакинской партийной организации большевиков. В марте 1917 года становится членом Бакинского комитета РСДРП(б). С 3 июля на азербайджанском языке начала издаваться газета «Гуммет», редактором которой был Нариманов[34]. Он ежедневно встречается с рабочими нефтяных промыслов и заводов, читает лекции и доклады на темы: «Русская революция и её постепенный прогресс», «Политические партии и их программы», «Наш взгляд на русскую революцию» и т. п.

В марте 1918 года Нариманов входит в состав Комитета революционной обороны Баку. В конце марта-начале апреля Бакинский Совет при поддержке вооружённых отрядов армянской партии «Дашнакцутюн» в результате кровопролитных событий утвердил свою власть в Баку. В те дни на квартиру Нариманова напали дашнаки, сам он и его семья смогли спастись благодаря С. Шаумяну. Нариман Нариманов вспоминал:

Наконец является ко мне депутация от мусульман и просит прекратить войну, признавая себя побеждёнными. Я сейчас же звоню товарищу Джапаридзе. Он обещает послать депутатов. В это время дашнаки нападают на мою квартиру. Я скрываюсь. Уводят моего брата. Через час спасает меня с семьёй товарищ Шаумян от дашнаков, «защитников Советской власти». После этого три дня был кошмарный разгул озверевших дашнаков по городу Баку. В результате масса женщин-мусульманок с детьми оказались пленницами у дашнаков, то есть у «защитников Советской власти…»… Но зачем нужно было после этой кошмарной истории продолжать её проделывать по уездам. Вот на этот вопрос должна ответить советская власть 1918 года в Баку. Всё это заставляло меня говорить о том, чтобы в первое время не назначать товарищей армян на видный пост[35].

Нариманов занял резко отрицательное отношение к произошедшему. В своём письме к С. Шаумяну, опубликованного в газете «Гумммет» сразу после мартовских событий, он с возмущением писал о том, что «эти события запятнали Советскую власть, бросив на неё чёрную тень. Если в ближайшее время не рассеете эту тень и не сотрёте это пятно, большевистская идея и Советская власть не могут укрепиться и продержаться здесь»[36]. В письме к В. Ленину Н. Нариманов подчёркивал, что «гражданская война в Баку и его районах нанесла смертельный удар общему нашему святому делу»[36].

В апреле-июне Нариманов - комиссар городского хозяйства Бакинского Совнаркома[37], позднее являлся комиссаром по народному образованию в Астраханской губернии[13]. В 1919 год по предложению Ленина Нариманов был назначен заведующим отделом Ближнего Востока Народного комиссариата иностранных дел[38]. Нарком иностранных дел РСФСР Г. В. Чичерин в записке от 3 августа 1919 г. писал: «Познакомившись с т. Наримановым, я сейчас же убедился, что это превосходный руководитель партийной пропаганды и агитации среди мусульман России и Ближнего Востока»[39].

Деятельность в Азербайджане[править | править вики-текст]

Нариманов с командирами XI Красной Армии. Баку, 1920

В ночь с 27 на 28 апреля 1920 года в Баку началось вооружённое восстание рабочих и коммунистов. Одновременно части XI-й Красной Армии перешли границу. В ходе скоротечной операции мусаватское правительство было свергнуто, а в Азербайджане восстановлена Советская власть. Постановлением ЦК АКП(б) был учреждён Временный военно-революционный комитет Азербайджана (Азревком) во главе с Наримановым, 16 мая на специальном поезде он прибыл на бакинский вокзал. На страницах газет крупным шрифтом было написано «Хош гялдин» («Добро пожаловать»)[40]. Прибывшего в Баку Нариманова орган АзКП «Коммунист» величал уже как «вождя Мусульманской Советской Социалистической Республики». Газета желала ему «ещё долгие годы жить и работать для дела освобождения сотен миллионов рабов мусульманского Востока от ига грабительской буржуазии»[41].

Письмо Н. Нариманова В. И. Ленину о генералах С. Мехмандарове и А. Шихлинском. 1920 г.

В тот же день он занимает должность председателя Временного военно-революционного комитета Азербайджана[37]. 1-8 сентября в Баку по инициативе Нариманова состоялся I съезд народов Востока, на котором присутствовали представители 37 мусульманских народов, около 2000 человек; среди делегатов в качестве почётных гостей были Бела Кун, Джон Рид, Хо Ши Мин, Мустафа Субхи и др.[42] I съезд народов Востока в качестве постоянно действующего органа избрал Совет пропаганды и действия народов Востока, в состав которого вошёл Нариманов[43]. Вмешательство Нариманова спасло от репрессий царских генералов Мехмандарова и Шихлинского, обратившись с соответствующим письмом к Ленину.

12 марта 1922 года Нариманов стал председателем Союзного Совета ЗСФСР, оставаясь на этом посту до 13 декабря.[37] 30 декабря того же года постановлением I-й сессии ЦИК СССР I-го созыва Нариман Нариманов был назначен председателем ЦИК СССР.[37] С 25 апреля 1923 года он — кандидат в члены ЦК РКП(б).[37] При разрешении территориальных споров Нариманов сыграл важнейшую роль в вопросе Нагорного Карабаха, по результатом которого Нагорный Карабах остался в составе Азербайджана. В течение всего 1924 года Нариманов, наряду с государственной работой, читает лекции в институте востоковедения при ЦИК СССР и в Коммунистическом университете трудящихся Востока, сотрудничает с «Правдой» и «Известиями», готовит к печати свои труды о Ленине: «Ленин и мусульманский восток», «В глазах мусульман Ленин — необыкновенное имя», «Ленин и Восток», «Год работы без Ленина». Тогда же написаны его научные исследования: «Пути понимания коммунизма», «Национальный вопрос».

Дом в Баку, где жил Нариманов (ныне — здание Музея искусств Азербайджана)

С 28 апреля 1920 года до апреля 1922 года — председатель Совета Народных Комиссаров Азербайджанской ССР. С именем Нариманова тесно связан созыв I всесоюзного тюркологического съезда. В 1922 году Нариманов в составе первой советской делегации участвовал в работе международной Генуэзской конференции. Перед своим отъездом в Геную Бакинский Совет дал ему специальный наказ: «Бакинский совет обязывает тебя напомнить мировой буржуазии о тех величайших разрушениях, которые были причинены Азербайджану гражданской войной, навязанной нам империализмом, и потребовать полного возмещения убытков»[44]. Как член советской делегации, Н. Нариманов отстаивал на ней позицию Советского правительства. По возвращению домой, он выступил с докладом о Генуэзской конференции на съезде трудящихся женщин Закавказья, закончив его словами: «…признаться, из Генуи я уехал под очень тяжёлым впечатлением. К Генуэзской конференции я подхожу не только как коммунист-большевик, но и как литератор, и говорю на основании всего того, что я там видел и слышал: …Разум в настоящее время в Западной Европе в плену у капитала… Надо скорее объединиться и общими усилиями освободить этот разум из плена капитала». Им была подготовлена специальная книга «Что такое Генуя?»[45].

С 30 декабря 1922 года был председателем ЦИК СССР.

Нелестную характеристику деятельности Нариманова дает О. Г. Шатуновская, бывший секретарь руководителя Бакинского совнаркома, в ту пору секретарь ЦК комсомола. По свидетельству Шатуновской, Нариманов активно препятствовал национализации земли, пытаясь использовать своё служебное положение в личных целях: «Когда второй раз пришла советская власть, Нариманов завладел особняками. Рабочие ЧОНа (частей особого назначения) протестовали, требовали, чтобы в них были детские дома. В то время из сорока губерний России привозили тысячи голодающих детей… Когда мы говорили об этом в Москве, нам сказали: „Мы это знаем, ничего. Пока пусть он будет“… Нариманов был нужен, чтобы придать азербайджанский облик новому советскому правительству Азербайджана, в котором слишком мало было сколько-нибудь заметных азербайджанцев. Большинство образованных азербайджанцев бежали от советской власти в Иран и впоследствии остались в эмиграции. А Нариманов все-таки был известный человек, писатель. И он нужен был как вывеска. Поэтому, до известной меры, его терпели».[46]

Смерть и похороны[править | править вики-текст]

Нариман Нариманов на смертном одре

Нариман Нариманов скончался 19 марта 1925 года в 20:30 вечера в Москве[47]. Обстоятельства его смерти, по выражению Й. Баберовски, покрыты завесой тайны. По официальной версии смерть наступила от сердечного приступа, случившегося с ним на улице Москвы недалеко от Кремля[48]. Постановлением Президиума ЦИК СССР во всех правительственных учреждениях Москвы и всего Советского Союза были прекращены работы. Коллегия Народного комиссариата иностранных дел объявила двухдневный траур во всех ведомственных учреждениях страны и за её пределами. 20 марта постановлением ЦИК СССР была организована специальная комиссия для организации похорон[49]. Гроб с телом Нариманова установили в тот же день в Колонном зале Дома союзов. Для прощания населения с покойным доступ к его телу был открыт в течение 24 часов. Вечером играл симфонический оркестр города Москвы[50]. День похорон был объявлен траурным днём. В связи с этим были отменены все спектакли, концерты, кино и другие развлекательные мероприятия. По случаю смерти на всей территории СССР на пять минут были приспущены все государственные флаги, начиная от правительственных зданий и заканчивая судами военного и торгового флота СССР[51].

22 марта гроб с телом Нариманова на орудийном лафете был доставлен через площадь Революции на Красную площадь. Впереди гроба шёл командующий Московским военным округом К. Е. Ворошилов, за ним следовали семья покойного, члены ЦИК СССР и союзных республик, СНК и Президиума ЦК профсоюзов СССР[50]. Похороны Н. Нариманова были засняты оператором «Азкино» А. Яловым[52]. В день похорон в 13:00 по московскому времени во всех гарнизонах РККА по приказу Реввоенсовета СССР был произведён салют артиллерийскими выстрелами одной батареи. Там, где не было артиллерии, воинские части произвели ружейный залп холостыми патронами одного батальона. В Москве, Баку, Тифлисе и Эривани было произведено 6 залпов с перерывами в две минуты[51]. Наримана Нариманова похоронили у Кремлёвской стены и он является единственным азербайджанцем, похороненным здесь. На месте захоронения выступали председатель ЦИК СССР от РСФСР М. И. Калинин, член Политбюро Л. Б. Каменев, от Заккрайкома — М. Г. Цхакая, от Совета национальностей — Н. А. Скрыпник. Республики Средней Азии представлял А. И. Исламов. Зато от Азербайджана не было никого[53].

Орджоникидзе в своей статье памяти Нариманова называл его «самым крупным представителем нашей партии на Востоке»[2].

В Ульяновске в день его смерти Казанский тракт был переименован в Наримановское шоссе (ныне Проспект Нариманова).

Некоторые представители Азербайджана считали, что причиной смерти могла послужить многолетняя ссора с Анастасом Микояном по поводу мусульманских рабочих в Баку, однако веских аргументов в пользу этого нет.

Литературное творчество[править | править вики-текст]

Издания «Шамдан-бека» и «Надир-шаха» 1913 года. Дом-музей Нариманова в Баку

Нариманов — крупный азербайджанский романист и драматург. В своих произведениях он отражал этапы борьбы за раскрепощение Востока[42]. По своей художественной манере Нариманов — реалист-бытовик с публицистическим уклоном[54].

Нариман Нариманов создал ряд крупных художественных произведений, имевшие огромное значение для развития азербайджанской литературы. В 1895 году в Баку была опубликована пьеса «Беда от языка» или «Шамдан-бек»[55]. В 1896 году вышел его роман «Бахадур и Сона», или как сам автор его назвал «Маленький роман», в основе сюжета которого лежит любовь азербайджанского юноши Бахадура и армянской девушки Соны. Роман вызвал гневную реакцию у духовенства. Это произведение стало первым реалистическим романом в азербайджанской литературе[56]. Нариманов — автор первой в истории азербайджанской литературы исторической трагедии «Надир-шах» (1899)[57]. Долгое время царские власти воспрепятствовали постановки трагедии и она была поставлена на азербайджанской сцене лишь после Первой русской революции[55].

В повести «Пир» Нариманов выступает против религии, бичует фанатизм и разоблачает духовенство царской России. Это произведение — один из лучших образцов агитационно-пропагандистской, антирелигиозной литературы[54]. В этом же духе написана и другая повесть «Наданлык» («Невежество»)[2]. В 1915 году был опубликован его рассказ «Приключения одного селения»[58].

В литературно-критических статьях Нариманов рассматривал проблемы реализма в сочинениях Касум-бека Закира, Мирзы Фатали Ахундова, Джалила Мамедкулизаде, А. Сабира и др.[38]. Он отстаивал реализм, критиковал теорию «чистого» искусства[59]. Автор воспоминаний о В. И. Ленине[57].

По мотивам произведений Наримана Нариманова в 1956 году был снят фильм Шамдан-бек (азерб.) (реж. Р. Казимовский (азерб.)), а в 1962 году поставлена опера Бахадур и Сона (азерб.) композитора Сулеймана Алескерова.

Мировоззрение[править | править вики-текст]

В 1890-х гг. Нариман Нариманов стоял на просветительских позициях и выдвигал демократические, гуманистические, интернационалистические идеи, уже в годы Первой русской революции он начал склоняться к позиции марксизма[59].

Важное место в его мировоззрение занимал вопрос о государстве, к которому он подходил исторически, выдвигая идею народовластия. Он писал: «Необходимо внедрить в сознание нации, что государство должно служить интересам нации, родины, а не наоборот. Трудовой люд должен понять, что государство возникло не по воле и молитвам божеским. Достаточно, чтобы он понял это. В таком случае можно считать, что порох готов, нужна только искра»[29]. Вспоминая два года борьбы за победу советской власти в Азербайджане, Нариманов писал:

В течение двух лет мы, коммунисты, находясь в России, всё время думали об Азербайджане, каждую минуту заботились о нём. Если наши тела были в России, наша душа была в Азербайджане. Мы твёрдо знали, что Азербайджан не может существовать без России, что Азербайджан должен иметь связь с Россией. Мы твёрдо знали, что турки, англичане и другие захватчики приходят в Азербайджан ради своих интересов, что они там временно, а вечное счастье Азербайджанской республики связано с Россией[60].

Касаясь суверенитета Азербайджанской ССР, он отмечал, что «все наши учреждения свободны и самостоятельны и никаких ниоткуда давлений нет и мы ни у кого не спрашиваем: можно ли издавать такие-то законы или нет», но суверенитет Азербайджана нуждается в братском сотрудничестве и взаимопомощи: «Ныне, вопрос (о независимости — прим.) находится в такой плоскости: Армянская республика вполне зависит от нас, так как она всё будет получать от Советского Азербайджана. В Грузию мы отправляем совершенно бесплатно нефть, без счетов, без всего Советская Россия присылает 25000 комплектов обмундирования, из Советской России мы получаем миллионы пудов хлеба, массу сахару и много прочего. И никаких счетов, никакой бухгалтерии на всё это не ведётся»[61].

Семья[править | править вики-текст]

Нариман Нариманов с женой Гюльсум-ханум. 1915 год.

Летом 1915 года[62] Нариман Нариманов женился на Гюльсум-ханум Мир-Кязим кызы (1900—1953), которая получила домашнее образование и хорошо владела русским языком. Ещё 8 марта 1914 года поэт Абдулла Шаиг посвятил стихотворение обручению Нариманова с Гюльсум-ханум:

« Обручился ты, слышал я, да будет счастье.

Пусть судьба твоя будет ясной подобно утренней звезде.
Здравствуй долгие годы с новобрачной своей.
Пусть спокойным будет ваш жизненный путь.
После бурь и штормов, ясное дело,
Прекрасно бывает спокойствие и отдых.
Нет, ты пламя такое, которое не любит спокойствия,
От могучей руки твоей сгинет грозный враг.[63]

»

2 декабря 1919 года у семейной пары родился сын Наджаф. В 1940 году он окончил военное училище в Киеве. Во время Великой Отечественной войны Наджаф Нариманов, будучи командиром танкового взвода, принимал участие в освобождении Сталинграда и в боях на Донбассе. Погиб в бою за Волноваху[64].

Память[править | править вики-текст]

  • В честь Нариманова были выпущены почтовые марки СССР и Азербайджана.
  • В 1965 году памятник Нариманову был установлен в Сумгаите (архитекторы Э. Исмайлов, Ф. Леонтьева)[65], а в 1972 году — в Баку (скульптор Дж. Карягды)[66].
  • В 1977 году в Баку был открыт Мемориальный музей Наримана Нариманова.
  • О жизни Наримана Нариманова был снят фильм «Звёзды не гаснут»[67], в главной роли — Владимир Самойлов.
  • Писатель Мирза Ибрагимов создал роман-эпопею «Пэр-ванэ», посвящённой жизни и революционной деятельности Нариманова[68].
  • Мемориальная доска Нариман Нариманова установлена в Баку, на стене дома, в котором жил Нариманов. Ныне в этом здании расположен первый корпус Национального музея искусств Азербайджана.
  • В Баку на доме по улице Наджафгулу Рафиева, где Нариманов с 1914 по 1917 год работал врачом установлена мемориальная доска. Сейчас тут расположен Азербайджанский музей медицины[69].
  • Мемориальная доска Нариманова установлена на стене дома в Москве (улица Поварская, № 11), где жил Нариманов.
  • 28 мая 2013 года состоялось открытие мемориальной доски Нариманова в Казани, на доме № 52 по ул. Наримана Нариманова[70].

Объекты, названные в честь Н. Нариманова[править | править вики-текст]

Мозаичное панно с изображением Наримана Нариманова на станции метро «Нариман Нариманов» в Баку
Silk-film.png Внешние видеофайлы
Silk-film.png Фильм «Звёзды не гаснут», 1971 (на русск.)

Именем Наримана Нариманова названы:

Улица в городе Шымкент (Казахстан)

Именем Нариманова были названы:

Образ Н. Нариманова в художественных фильмах[править | править вики-текст]

В филателии[править | править вики-текст]

Награды и звания[править | править вики-текст]

  • Бронзовая медаль (1897) — за добросовестную работу в гимназии[77]
  • Орден Станислава III степени (1899)[77]
  • Орден Красного Знамени (1921)[78]
  • Почётный Пролетарский нагрудный знак Азербайджанской ССР[79]
  • Почётный гражданин Дагестанской АССР[80]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 Нариманов. Т. I, 1988, с. 279.
  2. 1 2 3 Большая советская энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия, 1939. — Т. 41. — С. 160.
  3. 1 2 Казиев, 1970, с. 5.
  4. 1 2 3 4 Нариманов. Т. I, 1988, с. 40.
  5. Казиев, 1970, с. 5-6, 347.
  6. Казиев, 1970, с. 347.
  7. Казиев, 1970, с. 8.
  8. Казиев, 1970, с. 8-10.
  9. Нариманов. Т. I, 1988, с. 40, 348.
  10. Нариманов. Т. I, 1988, с. 283.
  11. История Азербайджана. — Баку: Изд-во АН Азербайджанской ССР, 1960. — Т. 2. — С. 341.
  12. 1 2 Казиев, 1970, с. 12.
  13. 1 2 Нариманов Нариман Кербалай Наджаф Оглы. Педагогический словарь. Архивировано 4 сентября 2012 года.
  14. 1 2 3 4 Агасиев, 1981, с. 23-24.
  15. История Азербайджана. — Баку: Изд-во АН Азербайджанской ССР, 1960. — Т. 2. — С. 342.
  16. 1 2 Казиев, 1970, с. 13.
  17. Самедов В. Ю. Распространение марксизма-ленинизма в Азербайджане. — Азербайджанское гос. изд-во, 1962. — Т. 1. — С. 221.
  18. Нариманов. Т. I, 1988, с. 287, прим.
  19. 1 2 3 Казиев, 1970, с. 14.
  20. 1 2 Нариманов. Т. I, 1988, с. 41.
  21. 1 2 Казиев, 1970, с. 20.
  22. История Азербайджана. — Б.: Издательство Академии наук Азербайджанской ССР, 1960. — Т. II. — С. 411-412.
  23. Кочарлинский Ф. Литература адербейджанских татар // Весь Кавказ. № 1. Литературный отдел. — Тифлис, 1903. — С. 16.
  24. 1 2 Казиев, 1970, с. 19.
  25. История Азербайджана. — Изд-во Академии наук Азербайджанской ССР, 1960. — Т. 2. — С. 376.
  26. Нариманов. Т. I, 1988, с. 287-291.
  27. Казиев, 1970, с. 16.
  28. 1 2 История Азербайджана. — Баку: Изд-во АН Азербайджанской ССР, 1960. — Т. 2. — С. 619-620.
  29. 1 2 История философии в СССР. — М.: Наука, 1971. — Т. 4. — С. 693-694.
  30. Нариман Нариманов: Избранные произведения. — Баку: Азернешр, 1988. — Т. 1. — С. 354.
  31. Нариман Нариманов: Избранные произведения. — Баку: Азернешр, 1988. — Т. 1. — С. 355.
  32. М. Казиев. Ученики и соратники В.И. Ленина — Борцы за Советскую власть в Азербайджане. — Баку: Азернешр, 1983. — С. 43-44.
  33. Нариман Нариманов: Избранные произведения. — Баку: Азернешр, 1988. — Т. 1. — С. 359.
  34. История Азербайджана. — Баку: Изд-во АН Азербайджанской ССР, 1963. — Т. 3, часть 1. — С. 25.
  35. Румянцев С. По другую сторону вражды. Повседневные Практики Взаимопомощи в Ситуации Конфликтов // Положительные примеры из истории сосуществования народов и стран Южного Кавказа. Статьи учёных-историков и экспертов из Азербайджана, Армении и Грузии. — Ереван: Антарес, 2009. — С. 34.
  36. 1 2 Дарабади П. Военно-политическая история Азербайджана (1917-1920 годы). — Баку: Изд.дом «Кавказ», 2013. — С. 42-43.
  37. 1 2 3 4 5 Нариманов Нариман Кербалай Наджаф оглы (рус.), Справочник по истории Коммунистической партии и Советского Союза 1898 - 1991.
  38. 1 2 НАРИМА́НОВ. Краткая литературная энциклопедия. Архивировано 4 сентября 2012 года.
  39. Нариман Нариманов: Избранные произведения. — Баку: Азернешр, 1989. — Т. 2. — С. 620.
  40. Казиев, 1970, с. 119.
  41. Баберовски Й., 2010, с. 265.
  42. 1 2 БЮЛЬБЮЛЬ. ОН ЗНАЛ ВОСТОК..., Zerkalo.az (Апр. 14, 2007).
  43. История Азербайджана. — Баку: Изд-во АН Азербайджанской ССР, 1963. — Т. 3, часть 1. — С. 262.
  44. История Азербайджана. — Баку: Изд-во АН Азербайджанской ССР, 1963. — Т. 3, часть 1. — С. 303.
  45. Казиев, 1970, с. 151-152.
  46. Померанц Григорий Соломонович. Следствие ведет каторжанка. — Москва, РФ: ПИК, 2004. — 78 с. — ISBN 5-7358-0270-4, 5-7358-0237-2.
  47. Казиев, 1970, с. 164.
  48. Баберовски Й., 2010, с. 299.
  49. Казиев, 1970, с. 165-166.
  50. 1 2 Баберовски Й., 2010, с. 300.
  51. 1 2 Казиев, 1970, с. 166-167.
  52. Рзаева М. З. Документальное кино Азербайджана (1920—1965). — Баку: Элм, 1971. — С. 26.
  53. Баберовски Й., 2010, с. 301.
  54. 1 2 НАРИМАНОВ Нариман. Литературная энциклопедия. Т. 7. — 1934. Архивировано 31 июля 2012 года.
  55. 1 2 История Азербайджана. — Баку: Изд-во АН Азербайджанской ССР, 1960. — Т. 2. — С. 386.
  56. История Азербайджана. — Баку: Изд-во АН Азербайджанской ССР, 1960. — Т. 2. — С. 379.
  57. 1 2 НаримановНариман Кербалай Наджаф оглы // Большая советская энциклопедия : [в 30 т.] / гл. ред. А. М. Прохоров. — 3-е изд. — М. : Советская энциклопедия, 1969—1978.
  58. История Азербайджана. — Баку: Изд-во АН Азербайджанской ССР, 1960. — Т. 2. — С. 837.
  59. 1 2 Философская энциклопедия. — М.: Советская энциклопедия, 1964. — Т. 3. — С. 534.
  60. Марк Борисович Траскунов. Подвиг во имя интернационализма: Из истории революционного содружества трудящихся России и Закавказья, 1917-1922. — Мераны, 1979. — С. 111.
  61. История государства и права Азербайджанской ССР: (1920-1934 гг.). — ЭЛМ, 1973. — С. 190.
  62. Нариман Нариманов: Избранные произведения. — Баку: Азернешр, 1988. — Т. 1. — С. 360.
  63. Нариман Нариманов: Избранные произведения. — Баку: Азернешр, 1988. — Т. 1. — С. 315.
  64. Nariman Narimanov: Son, Let Me Tell You What It Was Really Like, Azerbaijan International (Winter 2005).
  65. История искусства народов СССР / ред. Б. В. Веймарн. — М.: «Изобразительное искусство», 1984. — Т. 9, книга 2. — С. 172.
  66. Джелал Магеррам оглы Карягды, ХРОНОС.
  67. Звезды не гаснут, kino-teatr.ru.
  68. Ибрагимов Мирза Аждар оглы. БСЭ. Архивировано 4 сентября 2012 года.
  69. Мемориальные доски Баку
  70. В Казани состоялось открытие мемориальной доски Нариману Нариманову
  71. 1 2 Географические названия мира: Топонимический словарь.. — М.: АСТ, 2001.
  72. Азербайджанский медицинский институт. БСЭ. Архивировано 4 сентября 2012 года.
  73. 1 2 Гасанлы Дж.П. Хрущёвская оттепель и национальный вопрос в Азербайджане (1954-1959). — М.: Флинта, 2009. — С. 401. — ISBN 978-5-9765-0792-0.
  74. Гасанлы Дж.П. Хрущёвская оттепель и национальный вопрос в Азербайджане (1954-1959). — М.: Флинта, 2009. — С. 402. — ISBN 978-5-9765-0792-0.
  75. Вострышев М. И. Москва. Большая иллюстрированная энциклопедия: Москвоведение от А до Я. — М.: Эксмо, Алгоритм, 2006. — С. 394. — ISBN 5-699-18029-X.
  76. Распоряжение Правительства Российской Федерации от 20 апреля 2016 года № 726-р «Об утверждении перечня аэропортов федерального значения» [1]
  77. 1 2 Казиев, 1970, с. 11.
  78. Гражданская война и военная интервенция в СССР: энциклопедия. — Советская энциклопедия, 1983. — С. 367.
  79. В.А. Дуров. Русские и советские боевые награды, Библиотекарь.Ру.
  80. Нариман Нариманов: Избранные произведения. — Баку: Азернешр, 1989. — Т. 2. — С. 657.

Ссылки[править | править вики-текст]

Литература[править | править вики-текст]

  • Агасиев В. А. Одесские страницы (Одесский период жизни и деятельности Наримана Нариманова). — Баку: Азербайджанское гос. изд-во, 1981.
  • Баберовски Й. Враг есть везде. Сталинизм на Кавказе. — М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), Фонд «Президентский центр Б.Н. Ельцина», 2010. — 855 с. — ISBN 978-5-8243-1435-9.
  • Казиев М. Нариман Нариманов. (Жизнь и деятельность). — Баку: Азербайджанское гос. изд-во, 1970. — 186 с.
  • Нариманов Н. Избранные произведения. — Баку: Азернешр, 1988. — Т. I. — 376 с.
  • Нариманов Н. Избранные произведения. — Баку: Азернешр, 1989. — Т. II. — 376 с.