Поморы

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Поморы (дореволюционная фотография)
Основная статья: Поморский берег

Помо́ры — небольшая по численности, но самобытная этнографическая и этнорелигиозная группа старожильческого русского и финно-угорского населения на Белом море, а также на побережьях северных рек Мезень, Печора, Онега и Северная Двина. Субэтнос русского (выходцев из Новгорода и Пскова) и финно-угорского народов на беломорском Севере России. Вопрос об этнической принадлежности продолжает оставаться спорным[⇨].

Этнохороним, возможно, произошёл от названия западного берега Белого моря от города Онега до города Кемь — Поморского берега[1]. Этникон «помор», вероятно, стал употребляться с конца XVIII века. В конце XIX века поморами называли занятых на рыбных и зверобойных промыслах промышленников из Архангельского, Мезенского, Онежского, Кемского и Кольского уездов Архангельской губернии[2], ходивших на Мурман и север Норвегии[3]. Как исторических преемников традиционной поморской культуры, в настоящее время поморами называют население, проживающее в населённых пунктах по берегам Белого моря и в низовьях Мезени, Северной Двины, Онеги и Печоры.[4]

Этимология названия[править | править код]

В исторических документах с XVI века засвидетельствован другой местный термин — «поморцы». Он обозначал население, проживавшее на Поморском берегу Белого моря от р. Онеги до Кеми[1], и занятое рыбной ловлей на Мурмане, северном побережье Кольского полуострова. Со временем деревни, жители которых занимались исключительно морским промыслом, появились также на Летнем и Зимнем берегах Белого моря.

С конца XVII века на Русском Севере, который в московском государстве вплоть до XIX века носил название Поморья и включал в себя Поморские города (города Архангельской, Вологодской и Олонецкой губерний), поморцами стали называть членов общин так называемого Поморского согласия[5], течения «беспоповцев» в старообрядчестве, оформившегося в ходе раскола русской православной церкви. Возможно, в связи с этим обстоятельством и получил распространение новый термин поморы взамен старого — поморцы, для обозначения одной и той же группы русского и финно-угорского населения.

Есть основание полагать, что возникновение терминов «поморцы» и «поморы» тесно связано с мурманскими рыбными промыслами. Письменные источники местного происхождения второй половины XVIII и XIX веков свидетельствуют о том, что поморами называли жителей Поморского берега от Онеги до Кеми включительно, некоторых сел Карельского берега, Летнего и Зимнего берегов, занимавшихся рискованным в то время океанским промыслом рыбы и зверя[6].

Однако такое ограничение распространение термина «поморы» нельзя признать верным, так как «поморскими жителями» М. В. Ломоносов в XVIII веке называл население Северной Двины, Архангельска и других «мест поморских»[7]:

Сверх надлежащего числа матросов и солдат взять на каждое судно около 10 человек лучших торосовщиков из города Архангельского, с Мезени и из других мест поморских (здесь мы видим, что при Ломоносове Мезень однозначно была поморским местом, что опровергает мнения тех, кто предлагает считать Поморьем только Поморский (Западный) берег Белого моря).

По взятии Ермаком Сибирского царства и по многих приращениях на восток Российской Державы, произведённых больше приватными поисками, нежели государственными силами (Ломоносов указывает, что не государство, а гражданское население освоило Сибирь), где казаки, оставшиеся и размножившиеся после победителя в Сибире, а также поморские жители с Двины и из других мест, что около Белого моря, главное имеют участие» (здесь Ломоносов явно указывает, что жители Двины и других мест Беломорья также были поморскими жителями).

Рыбные промыслы архангелогородцев[править | править код]

Исторически рыбные промыслы населения Архангельского Севера включали[8]:

  • Океанские промыслы трески, сайды и палтуса на Мурмане — северном побережье Кольского полуострова.
  • Беломорский сельдяной промысел, производимый в Кандалакшской, Онежской, Унской и Двинской губах, а также лов наваги и камбалы по берегам Белого моря.
  • Промысел семги, производимый по рекам, впадающим в Белое море и Северный океан, а также по морскому прибрежью Белого моря, вблизи устья впадающих в него рек.
  • Озёрные и речные промыслы сигов, налимов, щук и других пород пресноводных рыб.

Издатель журнала «Вестник Севера» Иван Алексеевич Шергин (1866—1930), автор многочисленных книг рассказов и очерков о северном крае, так описал рыбный промысел архангелогородцев:

Рыбный промысел разделяется на пресноводный и морской (тресковый) на Мурмане. Последний составляет предмет отхожего промысла поморов Кемского и частью Онежского уездов, перекочёвывающих ежегодно на Мурман. Кроме означенных промышленников поморов, в Мурманском морском промысле участвуют и местные обитатели Александровского уезда, но число их не велико. Так, в 1906 г., было 126 судов с 400 ловцами, тогда как всего на промысле находилось 993 судна с 3446 ловцами. И вот, только открывается навигация, как тотчас же из Архангельска отправляются пароходы Мурманского Товарищества и, забрав поморов Беломорского побережья, следуют на Мурман, где они занимаются в течение лета ловлей трески, пикшуя, палтуса. В половине августа пароходы товарищества объезжают становища на Мурмане и, нагрузив рыбные промыслы, спешат к маргаритинской ярмарке в Архангельске.

И. А. Шергин[9]

Архангельский губернатор (в 1893—1901 годах) и учёный-практик А. П. Энгельгардт оставил следующее описание морских промыслов на Мурмане:

Из Архангельского, Онежского и Камского уездов обыкновенно прибывает на Мурман до 3000 промышленников ежегодно; большинство из них отправляется в начале марта пешком через Кандалакшу и Раз-Наволок в Колу, откуда пароход товарищества Архангельско-Мурманского пароходства, зимующий в Екатерининской гавани, развозит их по становищам. … Главный предмет промысла на Мурмане составляет треска. Кроме трески, ловится, в сравнительно меньшем количестве, палтус, пикша, сайда, зубатка, камбала, морской окунь и морской налим … Промышленники — одиночки ловят треску на удочку, состоящую из бичевы в 180 саж., на конце которой прикрепляется крючок с приманкою; …

Поморы не любят ловить рыбы удочкою, а ловят её ярусом. Ярус бывает длиною в несколько вёрст и состоит из верёвки толщиною в мизинец, к которой прикреплены тонкие бечёвки длиною 1,5−2 аршина, на расстоянии одной сажени друг от друга; к свободному концу этих бечёвок прикреплены крючки … Длина большого яруса достигает 4000 сажен; к нему прикреплено обыкновенно до 5000 крючков. Ярус опускается на морское дно и лежит в воде около шести часов, после чего его постепенно вытаскивают и снимают с крючков попавшуюся рыбу.

А. П. Энгельгардт[10]

В 1995—2001 годах социолог Ю. М. Плюснин провёл обследование сельского населения прибрежной части Беломорья, легендарных поморских берегов. Он выявил и описал следующий факт: в 5 обследованных им поморских рыболовецких колхозах имелось 13 средних рыболовных сейнеров, но в командах работало не более 10 колхозников из почти 400 человек их общего количества. Остальная часть экипажа набиралась в Эстонии и на Украине:

Причины нежелания идти в море называются самые разные, но за всеми стоит одно обстоятельство: на фоне убыточного животноводства и растениеводства морская рыбная ловля выгодна и позволяет колхозу содержать всех своих работников, независимо от их реального вклада. Эта небольшая зарплата, на которую живут члены колхоза, выступает в виде вспомоществования, благодаря которому они имеют ещё достаточно времени и на занятия своим хозяйством (плюс охота, рыбная ловля, сбор и сдача водорослей, и прочие требующие времени дела, нехлопотные и часто даже приятные) и соответствующий потребностям досуг, который заключается в регулярном и продолжительном пьянстве (в то время как на судах введён сухой закон) … Сформировалась психология рантье, которая на уровне обыденного сознания достаточно быстро закрепилась, нашла идеологическое обоснование и в нынешних условиях как механизм ситуативно-ценный начинает успешно вытеснять прежние социально-психологические механизмы жизнеобеспечения.

Ю. М. Плюснин[4]

История изучения[править | править код]

Основная статья: История изучения поморов

В настоящее время нет единой точки зрения на понятие «поморы». Существует ряд основных отличающихся друг от друга подходов:

  • Поморы — это группа людей внеэтнического характера, связанная схожим образом жизни и родом хозяйственной деятельности.
  • Поморы — это коренной малочисленный народ Севера.
  • Поморы — это региональное, местное и нейтральное в этническом смысле название русского населения, проживающего на Архангельском Севере.
  • Поморы — это этнографическая группа русского старожильческого населения, проживающая по берегам Белого моря.
  • Поморы — это русский субэтнос, обитающий на Беломорье.

Язык и культура речи[править | править код]

Основная статья: Поморский говор
Севернорусские говоры на основе диалектологической карты 1915 года

Разговорный язык поморов — поморский диалект русского языка. Характерными признаками поморского говора являются:

  • оканье и долгота гласных в фонетике, характерная для части финно-угорских языков;
  • большое количество слов, унаследованных от древнерусского языка (его новгородского диалекта);
  • наличие многочисленных новообразований, в частности связанных с природными условиями и хозяйственной деятельностью поморов, а также языковых заимствований из древнебалтийских, финно-угорских и скандинавских языков в лексике;
  • некоторые особенности в создании глагольных форм, выборочное применение аориста.

Территориальные группы поморов[править | править код]

Церковь в Матигорах близ Холмогор (1686—1694), откуда родом была мать М. В. Ломоносова

Религия[править | править код]

Основная религия поморов — православие как нового (Русская православная церковь), так и старого (Древлеправославная поморская церковь) обрядов.

В 2010 году полевая экспедиция Института этнологии и антропологии им. Н. Н. Миклухо-Маклая РАН исследовала религиозность современных поморов[13].

Конфликт с Министерством юстиции РФ[править | править код]

В 2012 году Министерство юстиции РФ приняло решение о ликвидации Беломорской территориальной соседской общины «Поморы», которая была зарегистрирована в 2005 году[14]. Мотив ликвидации — поморы не принадлежат к коренным малочисленным народам[14]. Поморский активист Иван Мосеев был осуждён по обвинению в публикации в 2012 году ответного комментария на угрозы в адрес этнографической группы поморов на сайте «Эхо Севера», призывавших поставить поморов «к стенке»: «Что ты с нами сделаешь? Вас миллионы быдла, нас две тысячи людей». Этот ответ был использован следователем РУ ФСБ для обвинения Мосеева по ч. 1 ст. 282 УК РФ в оскорблении группы лиц по признаку национальности «русские». Несмотря на то, что слово «русские» в указанной фразе не было упомянуто, сам факт появления такого комментария дал органам правосудия повод для начала судебного преследования защитника прав поморов. При этом прямой призыв расстреливать поморов, на который и был дан указанный ответ, был проигнорирован следствием и судом. В итоге, Иван Мосеев был приговорён к штрафу в 100 тыс. рублей, уволен с должности директора Поморского института коренных и малочисленных народов САФУ, после чего указанный институт был ликвидирован[14].

Культура[править | править код]

Козули, традиционное лакомство у поморов

Поморские сказки[править | править код]

Значительное взаимное влияние на сказочную традицию Поморья оказала культура соседних народов. Наиболее любимы в Поморье длинные волшебные сказки приключенческого характера, в которых действие связано с морем. Обычно главный герой таких сказок — бедняк. Не менее распространены сказки с главным героем-женщиной. Наравне с мужчиной она делит все испытания и оказывается чудесной его помощницей. В ряде сказок она — невинная жертва коварного врага[15].

Поморская культура отразилась в произведениях С. Г. Писахова и Б. В. Шергина. По мотивам произведений Писахова и Шергина в 1980-х годах на «Союзмультфильме» была снята знаменитая серия мультфильмов — «Смех и горе у Бела моря». Также отдельные элементы поморской культуры и жизни можно встретить в произведениях Юрия Казакова.

Численность согласно переписям 2002 и 2010 годов[править | править код]

Во время всероссийской переписи населения 2002 года поморами назвали себя 6571 человек (из них 6295 проживают в Архангельской области (среди них, в частности — губернатор Архангельской области Анатолий Ефремов[16]), в Мурманской области — 127[17]).

Согласно итогам Всероссийской переписи населения 2010 число людей, назвавшихся поморами, за 8 лет сократилось вдвое и составило 3113 человек (в том числе в Архангельской области — 2015 человек).

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 Народы Европейской части СССР. — М.: Наука, 1964. — Т. 1. — С. 145. — (Народы мира. Этнографические очерки АН СССР).
  2. Беломорский подвид кольчатой нерпы (P. h. hispida) является наиболее распространённым тюленем Северного Ледовитого океана. См.: Кольчатая нерпа. Гренландский тюлень добывался преимущественно в месте лёжки — горле Белого моря. Также: Биологическая энциклопедия, Семейство Настоящие тюлени (Phocidae).
  3. Латкин Н. В. Поморы // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  4. 1 2 Плюснин Ю. М. Поморы. Население побережий Белого моря в годы кризиса, 1995—2001. — Новосибирск: Изд-во Новосибирского государственного университета, 2003.
  5. Поморское согласие // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  6. См. например: Ульянов И. М. Страна Помория. 1984.
  7. Архангельский Север в документах истории. Хрестоматия. — Архангельск, 2004.
  8. Данилевский Н. Я. Рыбные промыслы и колонизация Мурманского берега // Сборник политических и экономических статей Н. Я. Данилевского. — СПб.: Издание Н. Страхова, 1890. — С. 588—601.
  9. Шергин Н. А. Богатства Севера: Путевые заметки, очерки и рассказы: На севере; Зырянский край; Ухтенская нефть; Удорский край. — 2-е изд., заново перед. и доп.. — СПб.: Тип. Первой Трудовой Артели, 1909. — 136 с.
  10. Энгельгардт А. П. Морские промыслы на Мурмане. — Русская земля. Область крайнего севера, 1899. — Т. I. — С. 273.
  11. Русские. — M.: Наука, 1999.
  12. Росстат. Перечень вариантов самоопределения национальностей в переписи 2002 года. Демоскоп Weekly. Дата обращения 20 января 2013. Архивировано 1 февраля 2013 года.
  13. Экспедиции Института этнологии и антропологии им. Н. Н. Миклухо-Маклая РАН.
  14. 1 2 3 Этнополитическая ситуация в России и сопредельных государствах в 2012 году. Ежегодный доклад сети этнологического мониторинга и раннего предупреждения конфликтов / под ред. В. А. Тишкова и В. В. Степанова. — М.: ИЭА РАН, 2013. — С. 180, 181. — 676 с. — ISBN 978-5-4211-0071-3.
  15. Поморские сказки.
  16. Среди губернаторов появился настоящий помор // Деловая пресса. — 2002. — 16 октября (№ 39 (164)).
  17. Росстат. Население по национальности и владению русским языком по субъектам Российской Федерации. — Всероссийская перепись населения 2002 года. Том 4. Дата обращения 20 января 2013. Архивировано 1 февраля 2013 года.

Атласы и карты (исторические)[править | править код]

  • Ахматов И. Атлас Исторический, Хронологический и Географический Российского государства, составленный на основании истории Карамзина Иваном Ахматовым. — СПб., 1831. Руниверс
  • Ильин А. А. Подробный атлас Российской империи с планами главных городов. — СПб.: Издание картографического заведения А. Ильина, 1876. Руниверс Карта Архангельской губернии
  • Кудряшов К. В. Русский исторический атлас. — М.; Л.: Государственное издательство картографии, 1928. — 20 с. Руниверс Колонизация Русского Севера
  • Максимович А. Атлас Российской империи, 1824 г. — СПб, 1845.
  • Россия. Географическое описание Российское Империи по губерниям и областям с географическими картами. — СПб., 1913. — 286 с. Руниверс
  • Российский атлас, из сорока четырёх карт состоящий и на сорок два наместничества Империю разделяющий. — СПб.: Изд-во Сочина, 1792. — 47 с. Руниверс Карта Архангельского наместничества

Атласы и карты (современные)[править | править код]

  • Народы России. Атлас культур и религий. — М.: Дизайн. Информация. Картография, 2010. — 320 с. — ISBN 978-5-287-00718-8.
  • Семушин Д. Л. Русский Север. Пространство и время. — Архангельск: Малые Корелы, 2010. — 120 с. (Содержит 40 составленных автором на основе анализа письменных и картографических источников карт.)

Литература[править | править код]

  • Ануфриев В. В. Русские поморы. Культурно историческая идентичность. — Архангельск: Солти, 2008. — 160 с. — 1000 экз. — ISBN 5-7536-0217-7,.
  • Бернштам Т. А. Поморы: формирование групп и система хозяйства / Т. А. Бернштам; АН СССР; Ин-т этнографии; под ред. К. Р. Чистова. — Л.: Наука, 1978. — 176 с.
  • Бернштам Т. А. Русская народная культура Поморья в XIX — начале XX века. — Л., 1983. — 232 с.
  • Булатов В. Н. Русский Север. Кн. 1. Заволочье (IX−XVI вв.). — Архангельск, 1997; Кн. 2. Встречь солнца (XV−XVII вв.). — Архангельск, 1998; Кн. 3. Поморье (XVI − нач. XVIII вв.). — Архангельск, 1999; Кн. 4. Свет полярной звезды (XVIII−XIX вв.). — Архангельск, 2002; Кн. 5. Ворота в Арктику. — Архангельск, 2001. — Архангельск: Изд. центр ПГУ им. М. В. Ломоносова, 1997—2001.
  • Очерки русской народной культуры / отв. ред. и сост. И. В. Власова; Ин-т этнологии и антропологии РАН. — М.: Наука, 2009. — 786 с. — ISBN 978-5-02-036744-9.
  • Плюснин Ю. М. Поморы. Население побережий Белого моря в годы кризиса, 1995—2001. — Новосибирск: Изд-во Новосибирского государственного университета, 2003. — 143 с. — ISBN 5-89554-189-5.
  • Поморская энциклопедия : в 5 т. / гл. ред. акад., вице-президент РАН Н. П. Лаверов. Т. 1: История Архангельского Севера / Поморский гос. ун-т им. М. В. Ломоносова, Ломоносовский фонд, Поморский науч. фонд; гл. ред. В. Н. Булатов; сост. А. А. Куратов. — Архангельск : Поморский гос. ун-т, 2001 (Правда Севера). — 483 с. : ил.; 28 л. ил.; 4 л. карт. — ISB№ 5-88086-147-3.
  • Русские / Институт этнологии и антропологии им. Н. Н. Миклухо-Маклая РАН / Серия «Народы и культуры», т. I. / Редакторы серии: докт. истор. наук Ю .Б. Симченко, докт. истор. наук В. А. Тишков. — M.: Наука, 1999. — 828 с.: ил. ISBN 5-02-008609-6
  • Русский Сборник: исследования по истории России / ред.-сост. О. Р. Айрапетов, Мирослав Йованович, М. А. Колеров, Брюс Меннинг, Пол Чейсти. Том XII. — М.: Издательский дом «Регнум», 2012. — 504 с. — ISBN 978-5-905040-04-7 PDF
  • Семушин Д. Л. «Поморский вопрос» и Русская Арктика. — Москва: Издательский Дом «Регнум», 2013. — 256 с. — 300 экз. — ISBN 978-5-91887-024-2. PDF
  • Малашенков А.А., Федоров П.В. Почва на северных скалах: Православный некрополь Мурманского берега Баренцева моря (1863-1920 гг.). — 2017. — СПб.: Междунар. банк. ин-т. — 632 с. — ISBN 978-5-4228-0085-8.
  • Черёмухина Л. А. Северная кухня. — Архангельск: Сев.-Зап. кн. изд-во, 1992. — 320 с. — 100 000 экз. — ISBN 5-85560-168-4, ISBN 978-5-85560-168-8.

Ссылки[править | править код]