Причины и предпосылки Второй мировой войны

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «Причины Второй мировой войны»)
Перейти к: навигация, поиск

Втора́я мирова́я война́ (1 сентября 1939 — 2 сентября 1945) — война двух мировых военно-политических коалиций, крупнейший вооружённый конфликт в истории человечества. В ней участвовало 62 государства из 73 существовавших на тот момент (80 % населения земного шара). Боевые действия велись на территории трёх континентов и в водах четырёх океанов. Это единственный конфликт, в котором было применено ядерное оружие.

К 1939 году в результате кризиса и краха Версальско-Вашингтонской системы международных отношений — мирового порядка, основы которого были заложены по завершении Первой мировой войны 19141918 годов, — произошло оформление двух военно-политических блоков великих держав, в которых Великобритания и Франция противостояли Германии и Италии, к которым тяготела Япония. СССР и США занимали выжидательную позицию, рассчитывая использовать войну между этими блоками в своих интересах[1].

Военно-политические блоки, сложившиеся в Европе, стремились к достижению собственных целей, что не могло не привести к войне. Великобритания и Франция стремились направить германскую экспансию на Восток, что должно было привести к столкновению Германии с СССР, их взаимному ослаблению, и упрочило бы положение Лондона и Парижа в мире. Советское руководство сделало всё, чтобы отвести угрозу втягивания в возможную европейскую войну. Эта война должна была ослабить Германию, Великобританию и Францию, что, в свою очередь, позволило бы СССР максимально расширить свое влияние на континенте. Со своей стороны Германия, осознавая невозможность одновременного военного конфликта с коалицией великих держав, рассчитывала ограничиться локальной операцией против Польши, что улучшило бы её стратегическое положение для дальнейшей борьбы за гегемонию в Европе с Великобританией, Францией и СССР. Италия стремилась получить новые уступки от Лондона и Парижа в результате их конфликта с Германией, но сама не торопилась вступать в войну. США была нужна война в Европе, чтобы исключить возможность англо-германского союза, окончательно занять место Англии в мире и ослабить СССР, что позволило бы им стать основной мировой силой. Япония, пользуясь занятостью остальных великих держав в Европе, намеревалась закончить на своих условиях войну в Китае, добиться от США согласия на усиление японского влияния на Дальнем Востоке и при благоприятных условиях поучаствовать в войне против СССР. Так, в результате действий всех основных участников предвоенный политический кризис перерос в войну, развязанную Германией[1].

Версальско-Вашингтонская система международных отношений[править | править вики-текст]

Неизбежность второй мировой войны была предопределена характером самой Версальско-Вашингтонской системы международных отношений — мирового порядка, основы которого были заложены по завершении Первой мировой войны 19141918 Версальским мирным договором, договорами с союзниками Германии, а также соглашениями, заключёнными на Вашингтонской конференции 19211922.

Европейская (Версальская) часть этой системы в значительной степени была сформирована под влиянием политических и военно-стратегических соображений государств-победителей (главным образом, Великобритании и Франции) при игнорировании интересов побеждённых и вновь образованных стран (Австрия, Венгрия, Югославия, Чехословакия, Польша, Финляндия, Латвия, Литва, Эстония).

Оформление нового мирового порядка в Европе было осложнено российской революцией и хаосом в Восточной Европе. Государства-победители, игравшие основную роль в выработке условий Версальского договора, преследовали различные цели. Для Франции основное значение имело максимальное ослабление Германии, что позволяло закрепить французскую гегемонию в Европе и обезопасить её восточные границы. Великобритания и США были более заинтересованы в сохранении равновесия сил в Европе, что заставляло их в большей степени учитывать интересы Германии, которую в условиях распада Австро-Венгрии, революции в России, общего национально-революционного подъёма и действенной большевистской пропаганды можно было использовать в качестве стабилизирующего фактора в Центральной и Восточной Европе[2].

В итоге версальские договорённости стали компромиссом между этими крайними позициями за счёт побеждённых, что предопределило становление массовых коммунистических партий и реваншистскую направленность внешней политики Германии. При этом Англия и Франция пытались использовать новые государства, возникшие в Европе, как против большевистской революции, так и против германского реваншизма[2].

В связи с тем, что основой любой системы международных отношений является «баланс сил, понимаемый как конкретно-историческое соотношение удельного веса и влияния входящих в систему государств, и в первую очередь великих держав», отсутствие согласованной позиции Великобритании и Франции по вопросу о перспективе европейского равновесия и самоустранение США от участия в функционировании Версальской системы, изоляция Советской России (СССР) и антигерманская направленность Версальской системы (с сохранением деления политической карты Европы на победителей и побеждённых) превращали её в несбалансированную и неуниверсальную, тем самым увеличивая потенциал будущего мирового конфликта[2].

Сразу после того, как стали известны условия Версальского мирного договора, президент Веймарской республики Эберт заявил, что эти условия и репарации, в них оговорённые, не могут быть выполнены немецким народом даже при крайнем напряжении всех его сил. Он подчеркнул, что на таких условиях невозможно обеспечить долгого мира в Европе на базе сотрудничества между народами и новая кровопролитная война будет неизбежной.[3]

Перед победителями в Первой мировой войне встала сложная двоякая задача — ликвидировать угрозу со стороны Германии и новую опасность — распространение коммунистических идей из большевистской России. Выход был найден в создании буферных государств: были узаконены произошедшие в 1918 году распад Австро-Венгрии, объявление независимости Венгрии, провозглашение никогда прежде не существовавшей Чехословакии. Было признано воссоздание Польши, ей были переданы некоторые восточногерманские земли и выделен «коридор» к Балтийскому морю. Были признаны отделившиеся от России прибалтийские государства, но при этом литовский Виленский край оказался в составе Польши, а немецкая Клайпедская область, наоборот, отошла к Литве. Румынии была передана Трансильвания. Ещё один венгерский регион — Воеводина — оказался в составе образовывавшегося Королевства сербов, хорватов и словенцев — будущей Югославии.

В 1920—1921 гг. в Восточной Европе образовалась так называемая «Малая Антанта» — альянс Чехословакии, Румынии и Югославии, первоначальной целью которого было сдерживание венгерского ирредентизма, а также предотвращение воссоздания монархии Габсбургов в Австрии или Венгрии. Альянс получил поддержку Франции, которая подписала военные соглашения с каждой из трёх государств-участников. Франции «Малая Антанта» давала возможность открытия второго фронта в случае вооружённого конфликта с Германией. В то же время Польша, Чехословакия и Литва рассматривались во Франции как противовес Германии и СССР.

Буферные государства представляли собой постоянный источник напряжения для Германии на востоке и большевистской России на западе. Одновременно оказалось, что чуть ли не все страны Восточной Европы имеют территориальные претензии друг к другу. Россия была полностью исключена из Версальского процесса. Большевистское руководство Советской России декларировало необходимость мировой революции и свержения буржуазных правительств во всём мире, а потому было недоговороспособно, а белые в период проведения мирной конференции терпели поражения от красных и сильно зависели от иностранной помощи, не представляя собой внятного субъекта. Турция была лишена территорий за пределами Малой Азии и Санджака, а в ходе Версальской конференции едва не лишилась государственности. За пределами Версальской конференции осталось рассмотрение ситуации в Азии — японские притязания на управление практически распавшимся и впавшим в хаос к тому времени Китаем.

Вашингтонская система, распространяющаяся на Азиатско-Тихоокеанский регион, отличалась несколько большим равновесием, но тоже не была универсальной, поскольку в число её субъектов не были включены СССР и Китай, которые могли бы стать гарантами от японского экспансионизма в сотрудничестве со США и Великобританией. Нестабильность Вашингтонской системы обуславливали неопределённость политического развития Китая, милитаристский внешнеполитический курс Японии, изоляционизм США и пр.

Вашингтонская конференция была созвана в ноябре 1921 года для того, чтобы рассмотреть вопросы о послевоенном соотношении сил в Тихоокеанском бассейне и об ограничении морских вооружений. В ходе конференции было установлено новое соотношение сил на Дальнем Востоке, в основе которого лежало партнёрство великих держав на базе консенсуса по военно-морским проблемам, взаимных гарантий региональных интересов и общих принципов политики в Китае. Равновесность системы закреплялась новой ролью Японии, которая была вынуждена отказаться от союза с Великобританией и ограничить свои притязания в Китае и России, но получила гарантии военно-морской безопасности и, таким образом, оказалась в роли основного гаранта Вашингтонской системы международных отношений[2].

Политика ремилитаризации Германии[править | править вики-текст]

Версальская система не могла быть эффективной, потому что её прямыми и косвенными жертвами были две крупнейшие державы континента — Германия и Россия[4]. 16 апреля 1922 года Германия и Советская Россия подписали Рапалльский договор, благодаря которому у них появилась возможность хоть незначительно, но поддерживать и взаимно развивать военно-технический потенциал, накопленный в годы Первой мировой войны[5][6]. В то время как Красная Армия использовала технические достижения германской военной промышленности и современные организационные методы германского генштаба, рейхсвер получил возможность готовить группы лётчиков, танкистов и специалистов по химическому оружию (газам) в трёх собственных школах, а также с помощью дочерних предприятий германской военной промышленности в России обучать своих офицеров обращению с новым оружием, изготовление и владение которым было запрещено Германии.[4]

Со своей стороны Великобритания и США не были заинтересованы в резком ослаблении Германии, видя в ней противовес французскому доминированию в Западной Европе. Кризис 1923 года убедил их в опасности прихода к власти в Германии реваншистских сил. Поэтому в 1924 году Великобритания и США добились принятия «Плана Дауэса», позволяющего Германии получать займы США для погашения репараций. Это позволило Германии уже к 1927 году восстановить военно-промышленный потенциал. В 1930 году был принят ещё более мягкий «план Юнга», предоставлявший Германии отсрочку на погашение репараций на период кризиса.

Франция и Великобритания попытались размыть особый характер советско-германских отношений. Такому курсу активно способствовал министр иностранных дел Германии Г. Штреземан, утверждавший, что у Германии больше общего со странами Запада, чем с СССР. С этой целью Германия, Франция и Британия подписали в 1925 г. Локарнские соглашения. В соответствии с его условиями Париж и Лондон гарантировали незыблемость западной границы Германии, но не дали аналогичных гарантий в отношении её восточных границ. Это представляло непосредственную опасность для Польши, Чехословакии и Литвы. После Локарно в Германию устремился капитал, в основном американский, ускоряя модернизацию её промышленности. Соглашение в Локарно породило глубокое недоверие к французской политике в Восточной Европе, что во многом сорвало переговоры о создании системы коллективной безопасности в Европе в 1930-е годы.

С приходом Гитлера к власти Женевская конференция по разоружению усилиями Франции, Великобритании, Италии и Германии превратилась в ширму, прикрывавшую легализацию вооружения третьего рейха. Гитлер запугивал победителей Первой мировой войны коммунистической угрозой, исходившей со стороны СССР, представляя свою страну как буфер между Западом и Советским Союзом. В марте 1935 года Германия окончательно перестала соблюдать военные статьи Версальского мирного договора 1919 года. В стране была введена всеобщая воинская повинность и началось перевооружение армии, однако это не встретило никакого противодействия со стороны западных держав, гарантов Версальского мира. Германии в результате плебисцита был возвращён Саар. В 1936 году немцы ввели войска в демилитаризованную Рейнскую область. К концу 1936 года в Германии насчитывалось 14 армейских корпусов и одна кавалерийская бригада. Регулярная армия достигла численности 700—800 тыс. человек. В 1936 году Германия имела уже не менее 1 500 танков, военно-воздушный флот насчитывал 4 500 самолётов. По всей Германии была развернута широкая сеть аэродромов. В 1939 году сухопутные войска Третьего Рейха насчитывали 2,6 млн человек, ВВС — 400 тыс., ВМФ — 50 тыс. человек[7].

Становление нацизма в Германии[править | править вики-текст]

Рекламный плакат немецкого фильма «Штурмовик Бранд»

Германия — главное проигравшее государство — оставалось крайне нестабильным. В стране было введено демократическое устройство (Веймарская республика), но при этом большинство населения было недовольно низким уровнем жизни и очень высоким уровнем инфляции. В стране были сильны позиции левых радикалов, в том числе коммунистов. В определённый момент германское общество начало склоняться к реваншизму. После смерти президента-социалиста Фридриха Эберта его место занял Пауль Гинденбург — ведущий германский военачальник Первой мировой войны. Начавшийся в 1929 году всемирный экономический кризис нанёс Германии больший ущерб, нежели другим странам; несмотря на чрезвычайные указы канцлера Генриха Брюнинга о сокращении заработной платы и новых налогах, государственный бюджет Германии имел миллиардный дефицит[4] — падение доходов и безработица наложились на национальное унижение и обременительные репарации.

В этих условиях всё большую популярность в Германии стала приобретать Национал-социалистическая рабочая партия — организация, которая провозглашала своими целями одновременно национальное возрождение и социальную защиту населения. Национал-социалисты заявили, что причиной проблем является ущемление германской нации — Версальская система в международной политике, евреи и коммунисты внутри страны. Простые лозунги, склонность к театрализованности и эмоциональность лидера национал-социалистов — Адольфа Гитлера привлекли внимание избирателей, а затем и германской элиты, финансово-промышленных кругов, военных, прусского дворянства. В середине 1930 года, в соответствии с «планом Юнга», размер репараций был уменьшен, а с объявлением Соединёнными Штатами моратория Германия вообще прекратила выплату репараций. В начале 1933 года Гинденбург назначил Гитлера главой правительства — канцлером. Через несколько месяцев, устроив провокацию с поджогом Рейхстага (здания германского парламента), Гитлер обвинил в государственной измене своих главных противников — коммунистов. Этот повод был использован для установления партийной диктатуры национал-социалистов, которая быстро превратилась в личную диктатуру Гитлера. Все партии, кроме национал-социалистической, были распущены, их лидеры заключены в концлагеря.

Германский и итальянский экспансионизм[править | править вики-текст]

Гитлер сообщает депутатам Рейхстага о захвате Австрии

Ещё до прихода к власти, летом 1932 года, Гитлер на совещании своих единомышленников озвучил план создания германской «расовой империи», призванной господствовать над Европой и миром. «Мы никогда не добьёмся мирового господства, — говорил он, — если в центре нашего развития не будет создано мощное, твёрдое как сталь, ядро из 80 или 100 миллионов немцев». Кроме Германии в это «ядро» включались Австрия, Чехословакия, часть Польши. Вокруг этого «фундамента великой Германии» должен был лежать пояс малых и средних вассальных государств: Прибалтика, Польша, Финляндия, Венгрия, Сербия, Хорватия, Румыния, Украина, ряд южнорусских и кавказских государств[7].

В 1936—1939 гг. руководство нацистской Германии, не прибегая к прямой военной конфронтации, под предлогом борьбы с коммунистической угрозой начало вводить силовую составляющую в свою внешнюю политику, постоянно вынуждая Великобританию и Францию идти на уступки и соглашательство (так называемая «политика умиротворения»). В эти годы нацистской Германией был создан плацдарм для будущей войны[7]. В марте 1938 года Гитлер произвёл «аншлюс» Австрии, а затем организовал «Судетский кризис» — «национальное движение» немцев на западе и севере Чехословакии за присоединение к Германии. 29—30 сентября 1938 года было подписано Мюнхенское соглашение о немецкой оккупации Судетской области Чехословакии под предлогом «обеспечения безопасности немецкого населения» этой области (составлявшего в ней подавляющее большинство). В дальнейшем Чехословакия была расчленена (при участии Польши и Венгрии)[8][9].

Фашистская Италия проводила не менее агрессивную политику. В 1935—1936 было осуществлено вторжение в Эфиопию, которое вызвало осуждение мирового сообщества и даже привело Италию к выходу из Лиги Наций в 1937 году, однако вся территория Эфиопии была оккупирована и включена в состав итальянских колониальных владений в Африке. На фоне экономических санкций, наложенных на Италию, летом 1936 года произошло её сближение с Германией, отказавшейся присоединиться к европейским санкциям и поставлявшей Италии необходимое ей сырьё.

В ноябре 1936 года Германия и Япония подписали направленный против СССР «Антикоминтерновский пакт», участником которого в 1937 году стала и Италия. В ходе Гражданской войны в Испании СССР оказывал военную помощь республиканскому правительству, тогда как Германия и Италия активно поддержали путч генерала Франко.

В опубликованной в СССР в сентябре 1938 года книге «История ВКП(б). Краткий курс» после описания международной обстановки в 1935—1938 годах говорилось: «Все эти факты показывают, что вторая империалистическая война на деле уже началась. Началась она втихомолку, без объявления войны. Государства и народы как-то незаметно вползли в орбиту второй империалистической войны. Начали войну в разных концах мира три агрессивных государства — фашистские правящие круги Германии, Италии, Японии. Война идёт на громадном пространстве от Гибралтара до Шанхая. Война уже успела втянуть в свою орбиту более полумиллиарда населения»[10].

Гюнтер Рейман. Грядущая война и германская химическая промышленность. — Л.: изд-во «Прибой» (1928)

К концу 1938 года Версальская система в Европе практически прекратила свое существование, а Мюнхенское соглашение значительно усилило Германию. В этих условиях германское руководство поставило перед собой новую внешнеполитическую цель — достичь гегемонии в Европе, закрепив за собой роль великой мировой державы[1].

В марте 1939 года Германия оккупировала Чехию, превратив её в Протекторат Богемии и Моравии, а Словакию — в своего сателлита. 22 марта 1939 года в Берлине был подписан германо-литовский договор о передаче Германии Мемельской области с портом Мемель.

Тогда же Гитлер открыто предъявил претензии к Польше, потребовав присоединения к Германии Вольного города Данцига и прокладки экстерриториальных автострады и железной дороги через польское Поморье.

В результате захватнических действий Германии и Италии в марте-апреле 1939 года в Европе начался предвоенный политический кризис — период непосредственной расстановки военно-политических сил в предвидении вероятной войны. Именно эти действия вынудили Великобританию и Францию начать зондаж позиции СССР в поисках союзников для сдерживания германской экспансии.

Дипломатическая активность в Европе накануне войны[править | править вики-текст]

Молотов подписывает договор о ненападении, за ним Риббентроп, справа Сталин

Получив осенью 1938 года в Мюнхене очередное наглядное свидетельство того, что великие державы не готовы учитывать мнение СССР в европейской политике, советское руководство было крайне заинтересовано в срыве тенденции европейской консолидации, не учитывающей советские интересы. В этом смысле продолжение германской экспансии в начале 1939 года отвечало интересам Москвы, так как резко повышало заинтересованность обеих европейских военно-политических группировок в соглашении с СССР, тогда как советское руководство могло выбирать, с кем и на каких условиях оно будет договариваться с учётом своих интересов[1].

В советской и российской историографии принято считать, что цели Великобритании и Франции в начавшихся переговорах в Москве заключались в следующем: отвести от своих стран угрозу войны; предотвратить возможное советско-германское сближение; демонстрируя сближение с СССР, достичь соглашения с Германией; втянуть Советский Союз в будущую войну и направить германскую агрессию на Восток. Что касается целей СССР на этих переговорах, то этот вопрос является предметом дискуссии. Как правило, считается, что советское руководство ставило перед дипломатами три основные задачи — предотвратить или оттянуть войну и сорвать создание единого антисоветского фронта. Сторонники официальной советской версии считают, что стратегической целью советского руководства летом 1939 года было обеспечение безопасности СССР в условиях начавшегося кризиса в Европе; их оппоненты указывают, что советская внешняя политика способствовала столкновению Германии с Великобританией и Францией в расчёте на «мировую революцию»[1].

17 апреля в ответ на предложения Великобритании и Франции СССР предложил этим странам заключить договор о взаимопомощи[11]. 3 мая, когда стало ясно, что Великобритания и Франция не приняли советское предложение, народным комиссаром иностранных дел вместо М. М. Литвинова был назначен В. М. Молотов, по совместительству оставшийся главой СНК СССР. 14 мая советская сторона вновь предложила заключить англо-франко-советский союз, военную конвенцию и предоставить совместные гарантии малым странам Центральной и Восточной Европы[1].

Тем временем 22 мая был подписан так называемый «Стальной пакт» между Германией и Италией, а уже на следующий день, выступая перед военными, Гитлер обозначил основную цель германской внешней политики — возвращение в число «могущественных государств», для чего требовалось расширить «жизненное пространство», что было невозможно «без вторжения в чужие государства или нападения на чужую собственность».

Начавшиеся в Москве переговоры СССР с Великобританией и Францией, однако, шли вяло и явно заходили в тупик. К тому же советскому руководству стало известно о тайных контактах, которые параллельно происходили между Германией и Великобританией. В ходе тайных переговоров, которые велись в Лондоне, обсуждались разграничение сфер влияния, планы захвата новых и эксплуатации существующих мировых рынков, включая «рынки» России, Китая и ряда других стран[12].

31 мая на сессии Верховного Совета СССР в выступлении Молотова прозвучала критика позиции Великобритании и Франции. В этих условиях, отметил Молотов, «мы вовсе не считаем необходимым отказываться от деловых связей» с Германией и Италией. Тем самым Москва стремилась оказать давление как на Великобританию и Францию, так и на Германию[1].

Тем временем у германского руководства усиливалась уверенность в том, что Великобритания пока не готова к войне, и в этих условиях следует не связывать себе руки соглашением с Великобританией, а воевать с ней. Германия также вступила в контакты с советским руководством, предложив улучшить отношения с СССР на базе разграничения интересов сторон в Восточной Европе. 8—10 августа СССР получил сведения о том, что интересы Германии распространяются на Литву, Западную Польшу, Румынию без Бессарабии, но, в случае договорённости с Германией, СССР будет должен отказаться от договора с Великобританией и Францией. Советское руководство предложило Германии заключить полноценный пакт о ненападении. Германия приняла все советские предложения, в том числе касательно секретного дополнительного протокола о разграничении сфер интересов в Европе[1].

В ночь с 23 на 24 августа 1939 года в Москве был подписан Договор о ненападении между СССР и Германией, а также секретный дополнительный протокол к нему на случай «территориально-политического переустройства» Прибалтики и Польши. Латвия и Эстония входили в сферу интересов СССР. При этом Литва получала Вильнюс (на тот момент польский), а граница интересов в Польше проходила по рекам Нарев, Висла и Сан. Вопрос о независимости Польши, согласно протоколу, мог «быть окончательно выяснен» позже, по согласию сторон. Также СССР подчёркивал интерес к Бессарабии, а Германия — незаинтересованность в ней.

По оценке российского историка М. Мельтюхова, советско-германский пакт о ненападении можно рассматривать как значительную удачу советской дипломатии, которая смогла использовать европейский кризис в своих интересах, переиграть британскую дипломатию и достичь своей основной цели — остаться вне европейской войны, получив при этом значительную свободу рук в Восточной Европе, более широкое пространство для манёвра между воюющими группировками в собственных интересах и при этом свалить вину за срыв англо-франко-советских переговоров на Лондон и Париж[1].

Начало Второй мировой войны в Европе[править | править вики-текст]

1 сентября 1939 года немецкие войска под предлогом нарушения Польшей границ и якобы устроенного поляками нападения на радиостанцию Глейвиц получили приказ перейти польскую границу. Фюрер выступил с речью в рейхстаге и представил операцию как полицейскую акцию, которая не направлена против западных держав. 3 сентября Великобритания и Франция в соответствии с принятыми ими в отношении Польши обязательствами объявили войну Германии. Им последовали страны Британского содружества наций — Австралия, Новая Зеландия, Канада, Южная Африка и Индия. В тот же день президент США провозгласил нейтралитет своей страны[7]. Началась Вторая мировая война.

Эскалация конфликта в Азии[править | править вики-текст]

Вашингтонская система международных отношений в Азиатско-Тихоокеанском регионе, основывающаяся на результатах конференции 1921 - 1922 годов, отличалась несколько большей сбалансированностью, чем Версальская система, но также не была универсальной, поскольку в число её субъектов не были включены СССР и Китай, которые могли бы стать гарантами от японского экспансионизма в сотрудничестве со США и Великобританией. Нестабильность Вашингтонской системы обуславливали неопределённость политического развития Китая, милитаристский внешнеполитический курс Японии, изоляционизм США и пр.[2]

Основной внешнеполитической целью Японии в межвоенный период стало расширение зоны влияния в Восточной Азии. В условиях гражданской войны в Китае, активного советского проникновения в Синьцзян, Монголию и Северную Маньчжурию, советско-китайского конфликта и англо-американского соперничества Япония сделала ставку на военно-политическое решение дальневосточных проблем. Использование межимпериалистических противоречий в регионе, антибольшевистская и антиколониальная пропаганда, обретение союзников в Европе позволили Японии проводить экспансионистский курс и при этом сохранять приемлемые отношения с прочими участниками борьбы за влияние в регионе[2].

С 1927 года Японская империя, обладая скудной ресурсной базой, пыталась воспользоваться слабостью Китая для получения контроля над его богатыми ресурсами и рынками сбыта. На основании обращения Китая Лига Наций в феврале 1933 года рассмотрела маньчжурский вопрос и высказалась за непризнание созданного Японией на оккупированной территории марионеточного государства Маньчжоу-го. В результате Япония вышла из Лиги Наций.

К концу 1930-х японская армия оккупировала весь Северо-Восточный Китай. В 1937 году после очередной провокации в Китае развернулись широкомасштабные боевые действия — началась Японо-китайская война (1937—1945), которая впоследствии стала частью Второй мировой войны.

3 ноября 1938 года Япония заявила о планах создания «Великой Восточной Азии».

Пожар на линкоре «Аризона» после налёта японской авиации на Пёрл-Харбор

Экономические санкции, применявшиеся Великобританией, Нидерландами и США в отношении Японии с целью заставить её вывести войска из Китая, толкали её к объявлению войны этим государствам. Это привело к расширению конфликта в Азии. В 1941 Япония начала войну против США, совершив авианалёт на Пёрл-Харбор. Таким образом Вторая мировая война развернулась и в Азии.

См. также[править | править вики-текст]

Литература и ссылки[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Мельтюхов М. И. Упущенный шанс Сталина. Советский Союз и борьба за Европу: 1939—1941. — М.: Вече, 2000. Глава «Политический кризис 1939 г.»
  2. 1 2 3 4 5 6 Мельтюхов М. И. Упущенный шанс Сталина. Советский Союз и борьба за Европу: 1939—1941. — М.: Вече, 2000. Глава «На пути к войне»
  3. Gerhart Binder Epoche der Entscheidungen (Eine Geschichte des 20 Jahrhunderts mit Dokumenten in Text und Bild) −6 Auflage Stuttgart-Degerloch: Seewald Verlag. 1960
  4. 1 2 3 Внешняя политика Веймарской республики (1919—1932) / Н. В. Павлов // MGIMO.ru. −2011
  5. Липецкая секретная авиашкола Немецкий след в истории отечественной авиации. /Соболев Д. А., Хазанов Д. Б.
  6. Немецкие танки в бою Михаил Борисович Барятинский
  7. 1 2 3 4 Внешняя политика третьего рейха (1933—1945) / Н. В. Павлов // MGIMO.ru. — 2012
  8. История второй мировой войны 1939—1945 гг. в 12 томах. — М.: Воениздат, 1973—1982. Том 2. Накануне войны — М.: Воениздат, 1974. — 474 c.
  9. Советско-Польские войны Военно-политическое противостояние 1918—1939 гг. — М.: Вече, 2001. Мельтюхов М. И.
  10. История Всесоюзной коммунистической партии (большевиков). Краткий курс. М., 1938. С.318
  11. Черчилль У. Вторая мировая война. — М.: Воениздат, 1991. Глава 20.
  12. Куманев Г. А. Советско-германский пакт о ненападении и его последствия // Журнал «Мир и Политика» № 08 (59). Август 2011