Русские в Китае

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Русские в Китае
Beijing-NiuJie-Oroqen-Russian-Derung-Zu-3655.jpg
Русские в сплочённой семье народов Китая, между орочонами и дулунами. Плакат в Пекине

Всего: 15631

Язык

китайский, русский

Религия

православие

Происхождение

русские

Русские в Китае (кит. трад. 俄羅斯族, упр. 俄罗斯族, пиньинь: Éluósī-zú, палл.: Элосы-цзу) формируют одну из 56 этнических групп, официально признанных Китайской народной республикой. Русское население присутствует в Синьцзян-Уйгурском автономном районе (СУАР) в основном в городах Кульджа (Инин), Чугучак (Тачэн) и Урумчи; на севере провинции Хэйлунцзян и в городском уезде Аргунь-Юци Автономного района Внутренняя Монголия. Начиная с 1990-х годов в Пекине существует присутствие русских предпринимателей и торговцев в районе улицы Ябаолу.

История[править | править вики-текст]

Первыми зафиксированными уроженцами земель, ныне составляющих Россию, обосновавшимися в Китае, стали воины кипчакских, аланских и русских отрядов, вошедших в состав армий монгольского великого хана Хубилая, ставшего китайским императором. В 1330 году русские отряды были объединены в тумен, расквартированный к северу от Пекина. Кроме того, некоторые русские, захваченные в карательных походах монгольскими ханами, отсылались великому хану в подарок. В 1331 году Сатун (брат Эль-Тимура) «подарил» императору Туг-Тэмуру 16 русских семей. В 1332 г. принц Чан-ки (очевидно, чагатаидский принц Джинши) подарил императору 170 русских пленников. Одновременно Эль-Тимур отдал императору 2500 русских пленников[1].

Следующими зафиксированными русскими, обосновавшимися в Китае, были албазинцы (потомки казаков), которые присоединились к маньчжурской императорской гвардии в 1685 году. Также в XVIII веке русское население Цинской империи пополняли перебежчики (особенно с нерчинской каторги) и промысловики, захваченные китайцами в Приамурье[2]. Маньчжурские власти многих принимали на службу (как правило, в удаленные от Приамурья юго-восточные провинции, например 33 перебежчика 1766—1767 годов были определены конными гарнизонными солдатами в Гуандун и Фуцзянь)[3]. Однако некоторых пленных Цины отправляли в юго-восточные провинции империи в качестве рабов: так в 1768 году туда были отправлены 12 русских невольников (в том числе трое промысловиков, захваченных в Приамурье), позднее туда же выслали в качестве рабов маньчжурских офицеров еще 14 русских пленников (ранее они были доставлены в Пекин в 1769—1770 годах)[4].
Значительная иммиграция началась в 1897 году при строительстве Китайско-Восточной железной дороги, пик иммиграции из России пришелся на период после Октябрьской революции. К 1930 году в Китае насчитывалось 125 тыс. русских (в том числе 110 тыс. в Маньчжурии), в 1953 году их осталось менее 23 тыс. человек[5]. За годы, прошедшие после создания Китайской Народной Республики, большинство русских эмигрировали в Австралию, США, Канаду и Южную Америку. Особенно тяжело ударила «культурная революция», в результате чего перепись 1982 года в Китае выявила 2933 русских (большинство из них — 2262 человека — в Синьцзяне)[6]. В 1980-е годы отношение к русским изменилось к лучшему: в 1983 году в Синьцзяне официально признали право русских не выходить на работу в Пасху и на Рождество, в 1991 году в Урумчи открыли православный храм, в 2000-х годах в Кульдже русскую школу, а в 2008 году власти СУАР выделили деньги на новый храм в Чугучаке[6].

Динамика численности русских в Китае (по данным всекитайских переписей населения)[править | править вики-текст]

  • 1953 год — 22,65 тыс. чел.[7]
  • 1964 год — 1,64 тыс. чел.[7]
  • 1982 год — 2,91 тыс. чел.[7]
  • 1990 год — 13,50 тыс. чел.[7]
  • 2000 год — 15,60 тыс. чел.[7]
  • 2010 год — 15,39 тыс. чел.[7]

Размещение русских по китайским провинциям[править | править вики-текст]

По данным всекитайской переписи населения 2010 года большинство русских КНР жили в Синьцзяне (9000 человек) и во Внутренней Монголии (5000 человек)[8].

Репатриации русских из Китая[править | править вики-текст]

Началом первой волны репатриации русских из Китая стала амнистия, распространенная Постановлением ВЦИК от 9 июня 1924 года на рядовых солдат белых армий, ушедших в Монголию и Китай[9]. В 1921—1927 годах только из Синьцзяна в Советскую Россию вернулись 17373 человека, хотя доля русских среди реэвакуированных вероятно была небольшой (например, с 1 сентября 1926 года по 1 сентября 1927 года консульство СССР в Кульдже реэвакуировало в Советский Союз 1487 человек, в том числе только 43 русских)[10]. Первая волна завершилась в 1930—1931 годах в связи с выходом «Положения о советском гражданстве», которое предусматривало, что восстановление в советском гражданстве осуществляется лишь по Постановлению Президиума ЦИК СССР[11]. Вторая крупная репатриация русских из Китая (из Маньчжурии) была в 1935—1936 годах, когда в СССР вернулись многие советские служащие проданной в 1935 году КВЖД. Третья крупная репатриация в СССР прошла в 1946—1947 годах. Ее начало положил изданный 10 ноября 1945 года указ Президиума Верховного совета СССР о восстановлении в гражданстве СССР проживающих в Маньчжурии подданных Российской империи, а также бывших советских граждан, утративших советское гражданство, который давал право этим лицам обратиться в советское консульство для восстановления гражданства до 1 февраля 1946 года (затем этот срок продлили до 1 апреля 1946 года)[12]. В результате, в Китае (без Синьцзяна) на конец 1946 года было 75 304 советских гражданина[13]. В 1947 году прошла новая репатриация в СССР — только в РСФСР (преимущественно в Свердловскую область) из Китая прибыло 5590 русских[14]. Репатриации способствовало резкое ухудшение положения советских граждан и русских эмигрантов в Маньчжурии при новой власти — гоминьдановцах. С марта по май 1946 года советские войска покинули Маньчжурию (кроме 39-й армии, стоявшей на Ляодуне)[15]. Вступившие в Южную Маньчжурию войска Гоминьдана почти сразу занялись террором в отношении советских граждан. Нередки были убийства советских граждан китайцами, разграбление их имущества. Например, только в Чанчуне с 24 по 31 мая 1946 года были убиты 12 советских граждан, проживавших в поселке Куаньченьцзы[15]. Кроме того, репатриации способствовали начавшаяся в Маньчжурии гражданская война между коммунистами и гоминьдановцами и высокая инфляция, обесценившая все сбережения. После репатриации 1947 года выезд русских из Китая в СССР на несколько лет почти прекратился, так как советские власти в 1948—1953 годах препятствовали ему. Причем не разрешался выезд даже тем, кто имел советское гражданство, а многочисленные попытки нелегального перехода в СССР пресекались советской стороной[16]. Последняя массовая репатриация русских из Маньчжурии началась в 1954 году, когда советские власти установили льготный выезд в СССР советским гражданам из КНР, желающим заняться освоением целинных земель. Для таких репатриантов этой волны был установлен ряд льгот — бесплатный проезд на железной дороги на целину, а также транспортировка за счет государства багажа (с определенными ограничениями), денежное пособие в размере 3 тыс. рублей на главу семьи и по 600 рублей на каждого ее члена[16]. Целинная репатриация прошла в основном в 1954—1955 годах, суммарное число выехавших в СССР из одного харбинского консульского округа за 1954—1961 годы составило 19068 человек (из них в 1954 году — 8961 человек, в 1955 году — 8100 человек)[17].

Эвакуация русских из КНР[править | править вики-текст]

В 1952—1965 годы из КНР в Австралию, Аргентину, Бразилию и Новую Зеландию при поддержке Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев (оно выделило около 500 тыс. долларов), общественных и религиозных организаций было вывезено более 1500 русских (в основном староверы, пятидесятники, баптисты)[18].

Русскоязычные СМИ Китая[править | править вики-текст]

В 1954 году в КНР началось радиовещание на русском языке, в 2001 году на русском начали выходить интернет-выпуски главной газеты КПК «Жэньминь Жибао»[19]. Также издается журнал «Китай» с 1951 года (с перерывами)[20]. В 2009 году в КНР появился круглосуточный русскоязычный телеканал[20]. Из региональных русскоязычных СМИ Поднебесной можно назвать издаваемый с 2002 года под контролем Правительства приграничной и тесно связанной с РФ провинции Хэйлунцзян журнал «Партнёры» с приложениями на русском и китайском языках[20].

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Вернадский, Георгий Владимирович. Монголы и Русь. — Тверь: «ЛЕАН», 1997. — 480 с. — 1000 экз. — ISBN 5-85929-004-6.
  2. Головин С. А. Итоги начального этапа деятельности русской духовной миссии в Китае в XVIII — начале XIX столетий (1715/16 — 1807) // Россия и Китай: история и перспективы сотрудничества. Материалы III международной научно-практической конференции /Отв. ред. Д. В. Буяров. — Благовещенск, 2013. — С. 29
  3. Головин С. А. Итоги начального этапа деятельности русской духовной миссии в Китае в XVIII — начале XIX столетий (1715/16 — 1807) // Россия и Китай: история и перспективы сотрудничества. Материалы III международной научно-практической конференции /Отв. ред. Д. В. Буяров. — Благовещенск, 2013. — С. 29
  4. Головин С. А. Итоги начального этапа деятельности русской духовной миссии в Китае в XVIII — начале XIX столетий (1715/16 — 1807) // Россия и Китай: история и перспективы сотрудничества. Материалы III международной научно-практической конференции /Отв. ред. Д. В. Буяров. — Благовещенск, 2013. — С.29
  5. Пискунов С. А. Добровольная репатриация из Китая в СССР: опыт 1947 года (на примере РСФСР) // Россия и Китай: история и перспективы сотрудничества. — Благовещенск, 2013. — С. 93
  6. 1 2 Рябова М. С. Проблема сохранения идентичности русского национального меньшинства в Китае // Вестник Томского государственного университета. — 2015. — № 393. — С. 152
  7. 1 2 3 4 5 6 Ставров И. В. Тенденции демографического развития неханьских национальностей Северо-Восточного Китая (начало XXI века) // Вестник Дальневосточного отделения Российской академии наук. — 2013. — № 4 (170). — С. 148
  8. Языковая ситуация на Дальнем Востоке России и в приграничной территории (на материале российской территории и провинции Хэйлунцзян). — Благовещенск, 2014. — С. 103
  9. Наземцева Е. Тяга в Совдепию. Как большевики возвращали бывших белых из Западного Китая // Родина. — 2011. — № 10. — С. 129.
  10. Наземцева Е. Тяга в Совдепию. Как большевики возвращали бывших белых из Западного Китая // Родина. — 2011. — № 10. — С. 130—131
  11. Наземцева Е. Тяга в Совдепию. Как большевики возвращали бывших белых из Западного Китая // Родина. — 2011. — № 10. — С. 131
  12. Кротова М. В. СССР и российская эмиграция в Маньчжурии (1920-е — 1950-е гг.). Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук. — СПб., 2014. — С. 379. Режим доступа: http://www.spbiiran.nw.ru/предзащита-9/
  13. Кротова М. В. СССР и российская эмиграция в Маньчжурии (1920-е — 1950-е гг.). Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук. — СПб., 2014. — С. 381. Режим доступа: http://www.spbiiran.nw.ru/предзащита-9/
  14. Пискунов С. А. Добровольная репатриация из Китая в СССР: опыт 1947 года (на примере РСФСР) // Россия и Китай: история и перспективы сотрудничества. — Благовещенск, 2013. — С. 95
  15. 1 2 Кротова М. В. СССР и российская эмиграция в Маньчжурии (1920-е — 1950-е гг.). Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук. — СПб., 2014. — С. 398. Режим доступа: http://www.spbiiran.nw.ru/предзащита-9/
  16. 1 2 Кротова М. В. СССР и российская эмиграция в Маньчжурии (1920-е — 1950-е гг.). Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук. — СПб., 2014. — С. 437. Режим доступа: http://www.spbiiran.nw.ru/предзащита-9/
  17. Кротова М. В. СССР и российская эмиграция в Маньчжурии (1920-е — 1950-е гг.). Диссертация на соискание ученой степени доктора исторических наук. — СПб., 2014. — С. 441. Режим доступа: http://www.spbiiran.nw.ru/предзащита-9/
  18. Дынникова И. Годы странствий. Русские староверы в Бразилии // Сизоненко А. И. Россия — Бразилия: богатые традиции, хорошее настоящее и перспективное будущее // Родина. — 2013. — № 10. — С. 74
  19. Монастырева О. В. Русскоязычные СМИ Китая: история и перспективы развития // Журналистский ежегодник. — 2012. — № 1. — С. 96 — 97
  20. 1 2 3 Монастырева О. В. Русскоязычные СМИ Китая: история и перспективы развития // Журналистский ежегодник. — 2012. — № 1. — С. 97

Литература[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]