Операция «Дунай»

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Операция «Дунай»
Основной конфликт: Холодная война
Praga 11.jpg
Дата

21 августа11 сентября 1968 года

Место

Чехословакия

Причина

Пражская весна

Итог

Конец Пражской весны Советское военное присутствие до 1991 года

Противники
Флаг СССР СССР
Флаг Болгарии с 1971 по 1991 год НРБ
Флаг Венгрии ВНР
Флаг Польши ПНР
Флаг ГДР ГДР
Флаг Чехословакии ЧССР
Флаг Чехословакии Повстанцы
Командующие
Флаг СССР Л. И. Брежнев
Флаг СССР А. А. Гречко
Флаг СССР И. Г. Павловский
Флаг СССР И. И. Якубовский
Флаг СССР П. К. Кошевой
Флаг Чехословакии Л. Свобода

Флаг Чехословакии А. Дубчек

Силы сторон
до 500 000 человек
5000 танков и БТР
силы, неподконтрольные правительству
Потери
См. Потери сторон См. Потери сторон

Опера́ция «Дуна́й» (Вторже́ние в Чехослова́кию) — ввод войск Варшавского договора (кроме Румынии) в Чехословакию, начавшийся 21 августа 1968 года и положивший конец реформам Пражской весны.

Наиболее крупный контингент войск был выделен от СССР. Объединённой группировкой (до 500 тыс. чел. и 5 тыс. танков и БТР) командовал генерал армии И. Г. Павловский[1].

Предыстория[править | править исходный текст]

Николае Чаушеску (в центре) и Людвик Свобода (слева) в августе 1968 года во время визита в Чехословакию. Александр Дубчек — в первом ряду, первый слева. Чаушеску был в то время противником вторжения стран Варшавского договора в Чехословакию

Советское руководство опасалось, что в случае проведе­ния чешскими коммунистами независимой от Москвы внут­ренней политики СССР потеряет контроль над Чехословакией. Подобный поворот событий грозил расколом восточ­ноевропейского социалистического блока как в политическом, так и военно-стратегическом плане. Политика ограниченного государственного суверенитета в странах социалистического блока, допускающая в том числе применение военной силы, если это было необходимо, получила на Западе название «доктрины Брежнева».

В конце марта 1968 г. ЦК КПСС разослал партийному активу закрытую информацию о положении в Чехословакии. В этом документе говорилось: «…в последнее время события развиваются в отрицательном направлении. В Чехословакии ширятся выступления безответственных элементов, требующих создать „официальную оппозицию“, проявлять „терпимость“ к различным антисоциалистическим взглядам и теориям. Неправильно освещается прошлый опыт социалистического строительства, выдвигаются предложения об особом чехословацком пути к социализму, который противопоставляется опыту других социалистических стран, делаются попытки бросить тень на внешнеполитический курс Чехословакии и подчёркивается необходимость проведения „самостоятельной“ внешней политики. Раздаются призывы к созданию частных предприятий, отказу от плановой системы, расширению связей с Западом. Более того, в ряде газет, по радио и телевидению пропагандируются призывы „к полному отделению партии от государства“, к возврату ЧССР к буржуазной республике Масарика и Бенеша, превращению ЧССР в „открытое общество“ и другие…»

23 марта в Дрездене состоялась встреча руководителей партий и правительств шести социалистических стран — СССР, Польши, ГДР, Болгарии, Венгрии и ЧССР, на которой генеральный секретарь КПЧ А. Дубчек был подвергнут резкой критике.

После совещания в Дрездене советское руководство приступило к разработке вариантов действий в отношении Чехословакии, в том числе и военных мер. Руководители ГДР (В. Ульбрихт), Болгарии (Т. Живков) и Польши (В. Гомулка) занимали жёсткую позицию и в определённой мере влияли на советского руководителя Л. Брежнева[2].

Советской стороной не исключался и вари­ант вступления на территорию Чехословакии войск НАТО, которые проводили манёвры под кодовым названием «Чёрный лев» у границ ЧССР[3].

Разработка оперативного плана вторжения[править | править исходный текст]

Учитывая складывающуюся военно-политическую обстановку, весной 1968 года объединённым командованием Варшавского До­говора совместно с Генеральным штабом ВС СССР была разра­ботана операция под кодовым названием «Дунай».

8 апреля 1968 года командующий воздушно-десантными войсками генерал В. Ф. Маргелов получил директиву, согласно которой приступил к планированию применения воздушных десантов на территории ЧССР. В директиве говорилось:[4] «Советский Союз и другие социалистические страны, верные интернациональному долгу и Варшавскому Договору, должны ввести свои войска для оказания помощи Чехословацкой народной армии в защите Родины от нависшей над ней опасности». В документе подчеркивалось также: «…если войска Чехословацкой народной армии с пониманием отнесутся к появлению советских войск, в этом случае необходимо организовать с ними взаимодействие и совместно выполнять поставленные задачи. В случае, если войска ЧНА будут враждебно относиться к десантникам и поддержат консервативные силы, тогда необходимо принимать меры к их локализации, а при невозможности этого — разоружать».

Давление на Александра Дубчека[править | править исходный текст]

В течение апреля-мая советские лидеры пытались «образумить» Александра Дубчека, привлечь его внимание к опасности действий антисоциалистических сил. В конце апреля в Прагу прибыл маршал И. Якубовский, главнокомандующий Объединёнными вооружёнными силами стран — участниц Варшавского Договора для подготовки учений войск стран Варшавского договора на территории ЧССР.

4 мая прошла встреча Брежнева с Дубчеком в Москве, но на ней взаимопонимания достичь не удалось.

1-я встреча лидеров стран — участниц вторжения[править | править исходный текст]

8 мая в Москве прошла закрытая встреча лидеров СССР, Польши, ГДР, Болгарии и Венгрии, во время которой состоялся откровенный обмен мнениями о мерах в связи с обстановкой в Чехословакии. Уже тогда прозвучали предложения о военном решении. Однако при этом лидер Венгрии Я. Кадар, ссылаясь на опыт 1956 г., заявил, что чехословацкий кризис нельзя решить военными средствами и необходимо искать политическое решение[2] .

Учения войск стран Варшавского договора «Шумава»[править | править исходный текст]

В конце мая правительство ЧССР дало согласие на проведение учений войск стран Варшавского договора под названием «Шумава», которые состоялись 20 — 30 июня с привлечением только штабов частей, соедине­ний и войск связи. С 20 по 30 июня на территорию Чехословакии впервые за всю историю военного блока социалистических стран было введено 16 тысяч человек личного состава. С 23 июля по 10 августа 1968 года на территории СССР, ГДР и Польши были проведены тыловые учения «Неман», в период которых шла передислокация войск для вторжения в Чехословакию. С 11 августа 1968 года были проведены крупные учения войск ПВО «Небесный щит». На территории Западной Украины, Польши и ГДР были проведены учения войск связи.

29 июля — 1 августа прошла встреча в Чьерне-над-Тисой, в которой участвовали полные составы Политбюро ЦК КПСС и Президиум ЦК КПЧ вместе с президентом Л. Свободой. Чехословацкая делегация на переговорах в основном выступала единым фронтом, но особой позиции придерживался В. Биляк. Тогда же поступило личное письмо кандидата в члены Президиума ЦК КПЧ А. Капека с просьбой об оказании его стране «братской помощи» соцстран[2].

В конце июля была завершена подготовка военной операции в Чехословакии, но ещё не было принято окончательное решение о её проведении. 3 августа 1968 г. состоялась встреча руководителей шести коммунистических партий в Братиславе. В принятом в Братиславе заявлении содержалась фраза о коллективной ответственности в деле защиты социализма. В Братиславе Л. Брежневу было передано письмо пяти членов руководства КПЧ — Индры, Кольдера, Капека, Швестки и Биляка с просьбой об оказании «действенной помощи и поддержки», чтобы вырвать ЧССР «из грозящей опасности контрреволюции».

В середине августа Л. Брежнев дважды звонил А. Дубчеку и спрашивал, почему не происходят обещанные в Братиславе кадровые перестановки, на что Дубчек отвечал, что кадровые дела решаются коллективно, пленумом ЦК партии.

Из интервью дипломата Валентина Фалина журналу Итоги №43 (907) от 28.10.2013, в 1966—1968 годах возглавлявший 2-й Европейский (британский) отдел МИД СССР:

Задержусь на Пражской весне. Он [Л.И.Брежнев] поручил помощникам Александрову-Агентову, Блатову, а также мне обобщать все поступавшие материалы, равно как и отклики в прессе на развитие ситуации в ЧССР и дважды в день докладывать ему наши оценки. Нередко Леонид Ильич заходил к нам в небольшую комнату вблизи его кабинета и иронически спрашивал: «Все колдуете?» Мы настойчиво повторяли, что издержек от силового вмешательства будет больше, чем прибыли. В ответ обычно слышалось: «Вы не все знаете». Действительно, нам не было известно, например, что 16 августа, то есть за четверо суток до нашего вторжения в ЧССР, Брежневу звонил Дубчек и просил ввести советские войска. Как бы чехи ни старались замолчать данный факт, запись телефонного разговора хранится в архиве.

16 августа в Москве на заседании Политбюро ЦК КПСС состоялось обсуждение положения в Чехословакии и были одобрены предложения о вводе войск. Тогда же было принято письмо Политбюро ЦК КПСС в адрес Президиума ЦК КПЧ. 17 августа советский посол С. Червоненко встретился с президентом Чехословакии Л. Свободой и сообщил в Москву, что в решающий момент президент будет вместе с КПСС и Советским Союзом. В тот же день группе «здоровых сил» в КПЧ были направлены подготовленные в Москве материалы для текста Обращения к чехословацкому народу. Планировалось, что они создадут Революционное рабоче-крестьянское правительство. Был заготовлен и проект обращения правительств СССР, ГДР, Польши, Болгарии и Венгрии к народу Чехословакии, а также к чехословацкой армии.

2-я встреча лидеров стран — участниц вторжения[править | править исходный текст]

18 августа в Москве состоялась встреча лидеров СССР, ГДР, Польши, Болгарии и Венгрии. Были согласованы соответствующие мероприятия, в том числе выступление «здоровых сил» КПЧ с просьбой о военной помощи. В послании президенту Чехословакии Свободе от имени участников совещания в Москве, в качестве одного из главных доводов отмечалось получение просьбы об оказании помощи вооруженными силами чехословацкому народу от «большинства» членов Президиума ЦК КПЧ и многих членов правительства Чехословакии[2][5].

Операция[править | править исходный текст]

Images.png Внешние изображения
Image-silk.png Марш-бросок войск ГСВГ на Чехословакию, 21 августа 1968 года
Image-silk.png Марш-бросок войск ГСВГ на Чехословакию, 21 августа 1968 года

Политической целью операции была смена политического руководства страны и установление в Чехословакии лояльного СССР режима[1]. Войска должны были захватить важнейшие объекты в Праге, сотрудники КГБ должны были арестовать чешских реформаторов, а затем было запланировано проведение Пленума ЦК КПЧ и сессии Национального собрания, где должно было смениться высшее руководство. При этом большая роль отводилась президенту Свободе. Политическое руководство операцией в Праге осуществлял член Политбюро ЦК КПСС К. Мазуров[2].

Военную подготовку операции осуществлял главнокомандующий Объединёнными Вооружёнными Силами стран Варшавского договора маршал И. И. Якубовский, однако за несколько дней до начала операции её руководителем был назначен главнокомандующий Сухопутными войсками, заместитель министра обороны СССР, генерал армии И. Г. Павловский[5].

На первом этапе основная роль отводилась воздушно-десантным войскам. Войска проти­вовоздушной обороны, Военно-морской флот и ракетные войска стратегического назначения приводились в повышенную боеготовность.

К 20 августа была подготовлена группировка войск, первый эшелон которой насчитывал до 250 тыс., а общее количество — до 500 тыс. чел., около 5 тыс. танков и бронетранспортёров. Для осуществления операции привлекались 26 дивизий, из них 18 советских, не считая авиации. Во вторжении принимали участие войска советских 1-й гвардейской танковой, 20-й гвардейской общевойсковой, 16-й воздушной армиями (Группа советских войск в Германии), 11-й гвардейской общевойсковой армией (Белорусский военный округ), 13-й и 38-й общевойсковыми армиями (Прикарпатский военный округ) и 14-й воздушной армии (Одесский военный округ). Были сформированы Прикарпатский и Центральный фронты:

Также для прикрытия действующей группировки в Венгрии был развернут Южный фронт. Кроме этого фронта, на территории Венгрии была развёрнута для ввода в Чехословакию оперативная группа «Балатон» (две советские дивизии, а также болгарские и венгерские подразделения)[6].

В целом численность введённых в Чехословакию войск составляла[7][8]:

  • СССР — 18 мотострелковых, танковых и воздушно-десантных дивизий, 22 авиационных и вертолётных полка, около 170 000 человек;
  • Польша — 5 пехотных дивизий, до 40 000 человек;
  • ГДР — мотострелковая и танковая дивизии, всего до 15 000 человек (по публикациям в прессе[источник не указан 1266 дней], от ввода частей ГДР в Чехословакию в последний момент было решено отказаться, они играли роль резерва на границе, а в Чехословакии находилась оперативная группа ННА ГДР из нескольких десятков военнослужащих);
  • Венгрия — 8-я мотострелковая дивизия, отдельные части, всего 12 500 человек;
  • Болгария — 12-й и 22-й болгарские мотострелковые полки, общей численностью 2164 чел. и один болгарский танковый батальон, имевший на вооружении 26 машин Т-34.

Дата ввода войск была назначена на вечер 20 августа, когда проводилось заседание Президиума ЦК КПЧ. Утром 20 августа 1968 г. офицерам был зачитан секретный приказ о формировании главного командования «Дунай». Главкомом был назначен генерал армии И. Г. Павловский, чья ставка была развернута в южной части Польши. Ему подчинялись оба фронта (Центральный и Прикарпатский) и оперативная группа «Балатон», а также две гвардейские воздушно-десантные дивизии. В первый день операции для обеспечения высадки десантных дивизий в распоряжение Главкома «Дунай» выделялось пять дивизий военно-транспортной авиации[7].

Images.png Внешние изображения
Image-silk.png Схема боевых действий армий стран Варшавского договора в операции «Дунай».
Image-silk.png Танки на улицах Праги.
Image-silk.png Советские танки на Вацлавской площади.

Хронология событий[править | править исходный текст]

В 22 часа 15 минут 20 августа в войска поступил сигнал «Влтава-666» о начале операции. В 23:00 20 августа в войсках, предназначенных для вторжения, была объявлена боевая тревога. По каналам закрытой связи всем фронтам, армиям, дивизиям, бригадам, полкам и батальонам был передан сигнал на выдвижение. По этому сигналу все командиры должны были вскрыть один из пяти хранящихся у них секретных пакетов (операция была разработана в пяти вариантах), а четыре оставшихся в присутствии начальников штабов сжечь, не вскрывая. Во вскрытых пакетах содержался приказ на начало операции «Дунай» и на продолжение боевых действий в соответствии с планами «Дунай-Канал» и «Дунай-Канал-Глобус».

Заранее были разработаны «Распоряжения по взаимодействию на операцию „Дунай“». На боевой технике, участвовавшей во вторжении, были нанесены белые полосы. Вся боевая техника советского и союзного производства без белых полос подлежала «нейтрализации», желательно без стрельбы. В случае сопротивления бесполосные танки и другая боевая техника подлежали уничтожению без предупреждения и без команд сверху. При встрече с войсками НАТО было приказано немедленно останавливаться и без команды не стрелять.

Ввод войск осуществлялся в 18 местах с территории ГДР, ПНР, СССР и ВНР. В Прагу вступили части 20-й Гвардейской армии из Группы советских войск в Германии (генерал-лейтенант Иван Леонтьевич Величко)[источник не указан 470 дней], которые установили контроль над основными объектами столицы Чехословакии. Одновременно в Праге и Брно были высажены две советские воздушно-десантные дивизии.

Советский военно-транспортный самолёт Ан-12.

В 2 часа ночи 21 августа на аэродроме «Рузине» в Праге высадились передовые подразделения 7-й воздушно-десантной дивизии. Они блокировали основные объекты аэродрома, куда стали приземляться советские Ан-12 с десантом и боевой техникой. Захват аэродрома был произведен с помощью обманного маневра: подлетающий к аэродрому советский пассажирский самолет запросил вынужденную посадку из-за якобы повреждения на борту. После разрешения и посадки десантники с самолета захватили диспетчерскую башню аэропорта и обеспечили посадку десантных самолетов.(Более подробно о действиях 7-й воздушно-десантной дивизии можно узнать в интервью с её тогдашним командующим Львом Гореловым[9].)

При известии о вторжении в кабинете Дубчека в ЦК КПЧ срочно собрался Президиум КПЧ. Большинство — 7 против 4 — проголосовали за заявление Президиума, осуждающее вторжение. Только члены Президиума Кольдер, Биляк, Швестка и Риго выступили по первоначальному плану. Барбирек и Пиллер поддержали Дубчека и О. Черника. Расчёт же советского руководства был на перевес «здоровых сил» в решающий момент — 6 против 5. В заявлении также содержался призыв к срочному созыву партийного съезда. Сам Дубчек в своём радиовоззвании[источник не указан 409 дней] к жителям страны призвал граждан сохранять спокойствие и не допустить кровопролития и фактического повторения венгерских событий 1956 года.

К 4:30 утра 21 августа здание ЦК было окружено советскими войсками и бронетехникой, в здание ворвались советские десантники и арестовали присутствовавших. Несколько часов Дубчек и другие члены ЦК провели под контролем десантников.

В 5:10 утра 21 августа высадилась разведывательная рота 350-го гвардейского парашютно-десантного полка и отдельная разведрота 103-й воздушно-десантной дивизии. В течение 10 минут они захватили аэродромы Туржаны и Намешть, после чего началась спешная высадка основных сил. По словам очевидцев, транспортные самолеты совершали посадку на аэродромы один за другим. Десант спрыгивал, не дожидаясь полной остановки. К концу взлетно-посадочной полосы самолет оказывался уже пуст и тут же набирал ход для нового взлета. С минимальным интервалом сюда стали прибывать другие самолеты с десантом и военной техникой. Затем десантники на своей боевой технике и на захваченных гражданских автомобилях уходили в глубь территории страны.

К 9:00 утра 21 августа в г. Брно десантниками были блокированы все дороги, мосты, выезды из города, здания радио и телевидения, телеграф, главпочтамт, административные здания города и области, типография, вокзалы, а также штабы воинских частей и предприятия военной промышленности. Командиров ЧНА просили сохранять спокойствие и соблюдать порядок. Спустя четыре часа после высадки первых групп десантников важнейшие объекты Праги и Брно оказались под контролем союзных войск. Основные усилия десантников направлялись на захват зданий ЦК КПЧ, правительства, министерства обороны и генерального штаба, а также здания радиостанции и телевидения. По заранее разработанному плану к основным административно-промышленным центрам ЧССР направлялись колонны войск. Соединения и части союзных войск размещались во всех крупных городах. Особое внимание уделялось охране западных границ ЧССР.

В 10 утра Дубчека, премьер-министра О. Черника, председателя парламента Й. Смрковского (англ.)русск., членов ЦК КПЧ Й.Шпачека (англ.)русск. и Б. Шимона, и главу Национального фронта Ф.Кригеля (англ.)русск. вывели из здания ЦК КПЧ сотрудники КГБ и сотрудничавшие с ними сотрудники StB, а затем на советских БТРах их вывезли на аэродром и доставили в Москву.[10][11][12][13][14]

К концу дня 21 августа 24 дивизии стран Варшавского договора заняли основные объекты на территории Чехословакии. Войска СССР и его союзников заняли все пункты без применения оружия, так как чехословацкой армии было приказано не оказывать сопротивления.

Действия КПЧ и населения страны[править | править исходный текст]

«Что делать нам с тобой, моя присяга,
Где взять слова, чтоб рассказать о том,
Как в сорок пятом нас встречала Прага
И как встречала в шестьдесят восьмом…»

Александр Твардовский

В Праге протестующие граждане пытались воспрепятствовать движению войск и техники; были сбиты все указатели и таблички с названием улиц, в магазинах были спрятаны все карты Праги, тогда как у советских военных были лишь устаревшие карты времен войны. В связи с этим с опозданием был установлен контроль над радио, телевидением и газетами. «Здоровые силы» укрылись в советском посольстве. Но их не удалось уговорить сформировать новое правительство и провести Пленум ЦК. Средства массовой информации уже успели объявить их предателями[2].

По призыву президента страны и Чешского радио граждане Чехословакии не оказывали вооружённого отпора войскам вторжения. Тем не менее, повсеместно войска встречали пассивное сопротивление местного населения. Чехи и словаки отказывались предоставлять советским войскам питьё, продукты питания и топливо, меняли дорожные знаки для затруднения продвижения войск, выходили на улицы, пытались объяснить солдатам суть происходящих в Чехословакии событий, апеллировали к русско-чехословацкому братству. Граждане требовали вывода иностранных войск и возврата вывезенных в СССР руководителей партии и правительства.

Из письма Г. Бёлля Л. Копелеву[15]:

Мы, ни о чём не догадываясь, приехали в Прагу вечером 20 августа, хотели как следует рассмотреть чешское чудо — и когда проснулись 21-го рано утром, тут-то и началось! Почему-то нам не было страшно, но это, разумеется, «действовало на нервы» — видеть доведённых до крайности чехов, а напротив них — бедных, невиноватых, таких же доведённых до крайности советских солдат! Это было безумие, и мы, конечно, все четыре дня думали, что вот-вот «начнётся» — это была дьявольски задуманная чистая война нервов между пражанами и советскими солдатами. Я не сбрасываю со счетов происшествие, во время которого погиб один человек, и все-таки должен сказать: обе противостоящие друг другу группы держались смело и человечно.

По инициативе Пражского городского комитета КПЧ досрочно, на территории завода в Высочанах (район Праги) начались подпольные заседания XIV съезд КПЧ, правда, без делегатов из Словакии, не успевших прибыть. Представители консервативно настроенной группы делегатов на съезде не были избраны ни на один из руководящих постов в КПЧ.

Переговоры в Москве[править | править исходный текст]

Советское руководство было вынуждено искать компромиссное решение. Вывезенные в СССР члены руководства ЦК КПЧ были доставлены в Москву. Президент Л. Свобода также прибыл в Москву вместе с Г. Гусаком, в тот момент являвшимся заместителем главы правительства.

2427 августа 1968 года в Москве состоялись переговоры. Советские руководители стремились подписать с чехословацкими руководителями документ, в котором бы прежде всего оправдывался ввод войск как вынужденная мера по причине невыполнения обязательств чехословацкой стороны, принятых по итогам переговоров в Чиерне-над-Тисой и Братиславе, и неспособности предотвратить возможный государственный переворот «контрреволюционных сил». Также требовалось объявить решения съезда КПЧ в Высочанах недействительными и отложить созыв нового съезда партии. Переговоры проходили в обстановке нажима и скрытых угроз. Руководители Чехословакии заявляли, что ввод войск был неспровоцированным и неоправданным шагом, который повлечёт тяжёлые последствия, в том числе в международном плане. Такой же позиции придерживался и Г. Гусак, отметивший, что цели, которые ставили руководители СССР, можно было достичь другими, невоенными средствами.

Но в итоге А. Дубчек и его товарищи решились на подписание Московского протокола (подписать его отказался только Ф. Кригель), добившись лишь согласия с решениями январского и майского (1968 г.) Пленумов ЦК КПЧ и обещания вывести войска в будущем. Итогом переговоров стало совместное коммюнике, в котором сроки вывода войск ОВД ставились в зависимость от нормализации обстановки в ЧССР.

Потери сторон[править | править исходный текст]

Мемориальная доска в Кошице, Словакия с именами погибших.
Памятник в Либереце, посвященный событиям 1968 года.

Боевые действия практически не велись. Имели место отдельные случаи нападения на военных, но в подавляющем большинстве жители Чехословакии не оказали сопротивления.

По современным данным, в ходе вторжения было убито 108 и ранено более 500 граждан Чехословакии, в подавляющем большинстве мирных жителей[16][17]. Только в первый день вторжения было убито или смертельно ранено 58 человек, в том числе семь женщин и восьмилетний ребёнок.

Наибольшее число жертв среди мирных жителей было в Праге в районе здания Чешского радио. Возможно, часть жертв была незадокументирована. Так, свидетели сообщают о стрельбе советских солдат по толпе пражан на Вацлавской площади, в результате которой погибло и было ранено несколько человек, хотя данные об этом инциденте не вошли в отчёты Чехословацкой службы безопасности[18]. Многочисленны свидетельства о гибели мирных жителей, в том числе среди несовершеннолетних и лиц пожилого возраста, в Праге, Либерце, Брно, Кошице, Попраде и других городах Чехословакии в результате немотивированного применения оружия советскими солдатами[19]. Известно также о вынужденном обстреле здания Национального музея советскими танками, поскольку с крыши здания велся пулеметный огонь[источник не указан 231 день].

Всего с 21 августа по 20 сентября 1968 года боевые потери советских войск составили 12 человек погибшими и 25 ранеными и травмированными. Небоевые потери за этот же период — 84 погибших и умерших, 62 раненых и травмированных. Также в результате катастрофы вертолёта в районе г. Теплице погибли 2 советских корреспондента[20]. Следует отметить, что спасшийся пилот вертолета, опасаясь, что ему придется нести ответственность за аварию, выпустил по вертолету несколько пуль из пистолета, а затем заявил, что вертолет сбит чехословаками; эта версия некоторое время была официальной, и корреспонденты К. Непомнящий и А. Зворыкин фигурировали, в том числе и во внутренних материалах КГБ, в качестве жертв "контрреволюционеров"[21][22].

26 августа 1968 года близ города Зволен (Чехословакия) потерпел катастрофу Ан-12 из состава тульского 374 ВТАП (к/к капитан Н. Набок). По утверждению летчиков, самолёт с грузом (9 тонн сливочного масла) при заходе на посадку был обстрелян с земли из автомата на высоте 300 метров и в результате повреждения 4-го двигателя упал, не дотянув до ВПП несколько километров. Погибло 5 человек (сгорели заживо в возникшем пожаре), стрелок-радист выжил.[23]. Однако по данным чешских историков-архивистов, самолет врезался в гору[22].

У населённого пункта Жандов в районе города Ческа-Липа группа граждан, перекрыв дорогу к мосту, затруднила движение советского танка Т-55 старшины Ю.И. Андреева, который на большой скорости догонял ушедшую вперед колонну. Старшина принял решение свернуть с дороги, чтобы не подавить людей и танк рухнул с моста вместе с экипажем. Погибли трое военнослужащих.[24]

Потери СССР в технике точно не известны. В частях одной только 38-й армии за первые три дня на территории Словакии и Северной Моравии было сожжено 7 танков и бронетранспортёров[25].

Известны данные о потерях вооружённых сил других стран — участниц операции. Так, венгерская армия потеряла 4-х солдат погибшими (все — небоевые потери: несчастный случай, заболевания, самоубийство). Болгарская армия потеряла 2 человек — один часовой был убит на посту неизвестными (при этом похищен автомат), 1 солдат застрелился.

Дальнейшие события[править | править исходный текст]

Акт самосожжения, совершённый Рышардом Сивецем на «Стадионе Десятилетия» в знак протеста против оккупации Чехословакии. Вслед за Р. Сивецем ещё несколько человек выразили свой протест самосожжением.

В начале сентября войска были выведены из многих городов и населённых пунктов ЧССР в специально определённые места дислокации. Советские танки покинули Прагу 11 сентября 1968 года. 16 октября 1968 г. между правительствами СССР и ЧССР был подписан договор об условиях временного пребывания советских войск на территории Чехословакии, согласно которому часть советских войск оставалась на территории ЧССР «в целях обеспечения безопасности социалистического содружества». 17 октября 1968 г. начался поэтапный вывод части войск с территории Чехословакии, который завершился к середине ноября.

В 1969 году в Праге студенты Ян Палах и Ян Зайиц с интервалом в месяц совершили самосожжение в знак протеста против советской оккупации.

В результате ввода войск в ЧССР был прерван процесс политических и экономических реформ. На апрельском (1969 г.) пленуме ЦК КПЧ первым секретарём был избран Г. Гусак. Реформаторы были отстранены от должностей, начались репрессии. Страну покинуло несколько десятков тысяч человек, в том числе множество представителей культурной элиты страны[26].

На территории Чехословакии советское военное присутствие сохранялось до 1991 года.

Международная оценка вторжения[править | править исходный текст]

Демонстрация в Хельсинки против ввода войск ОВД в Чехословакию

21 августа представители группы стран (США, Великобритания, Франция, Канада, Дания и Парагвай) выступили в Совете Безопасности ООН с требованием вынести «чехословацкий вопрос» на заседание Генеральной Ассамблеи ООН. Представители Венгрии и СССР проголосовали против. Затем и представитель ЧССР потребовал снять этот вопрос с рассмотрения ООН. С осуждением военного вмешательства пяти государств выступили правительства четырёх социалистических стран — Югославии, Румынии, Албании (которая в сентябре вышла из Организации Варшавского договора), КНР, а также ряд коммунистических партий стран Запада.

Протесты в СССР[править | править исходный текст]

В Советском Союзе некоторые представители интеллигенции протестовали против ввода советских войск в Чехословакию[27].

Демонстрация протеста 25 августа 1968 года в Москве[править | править исходный текст]

Плакат демонстрантов

В частности, на Красной площади прошла демонстрация 25 августа 1968 года в поддержку независимости Чехословакии. Демонстранты развернули плакаты с лозунгами: «Мы теряем лучших друзей!» «Ať žije svobodné a nezávislé Československo!» («Да здравствует свободная и независимая Чехословакия!»), «Позор оккупантам!», «Руки прочь от ЧССР!», «За вашу и нашу свободу!», «Свободу Дубчеку[28][29][30][31]. Демонстрация была подавлена, лозунги были квалифицированы как клеветнические, демонстранты были осуждены[32][33].

Митинг памяти Палаха[править | править исходный текст]

Демонстрация 25 августа не была единичным актом протеста против ввода советских войск в Чехословакию.

«Есть основания предполагать, что число этих случаев гораздо больше, чем удалось узнать», пишет Хроника, и приводит несколько примеров[34]:

25 января 1969 г., в день похорон Яна Палаха, две студентки Московского университета вышли на площадь Маяковского с плакатом, на котором были написаны два лозунга: «Вечная память Яну Палаху» и «Свободу Чехословакии». Они простояли на площади, позади памятника Маяковскому, около 12 минут. Постепенно вокруг них начала собираться молчащая толпа. Затем к девушкам подошла группа молодых людей без повязок, назвавших себя дружинниками. Они отобрали и разорвали плакат, а студенток, посоветовавшись, отпустили.

Листовки[править | править исходный текст]

21 августа в московских писательских домах на Аэропорте и в Зюзино, а также в общежитии МГУ на Ленинских горах появились листовки с протестом против пребывания союзных войск в ЧССР. Один из трёх текстов листовок подписан «Союз коммунаров»[35].

Заявления[править | править исходный текст]

20 августа 1969 г. группа диссидентов сделала следующее заявление[35]:

21 августа прошлого года произошло трагическое событие: войска стран Варшавского пакта вторглись в дружественную Чехословакию.

Эта акция имела целью пресечь демократический путь развития, на который встала вся страна. Весь мир с надеждой следил за послеянварским развитием Чехословакии. Казалось, что идея социализма, опороченная в сталинскую эпоху, будет теперь реабилитирована. Танки стран Варшавского договора уничтожили эту надежду. В эту печальную годовщину мы заявляем, что мы по-прежнему не согласны с этим решением, которое ставит под угрозу будущее социализма.

Мы солидарны с народом Чехословакии, который хотел доказать, что социализм с человеческим лицом возможен.

Эти строки продиктованы болью за нашу родину, которую мы желаем видеть истинно великой, свободной и счастливой.

И мы твёрдо убеждены в том, что не может быть свободен и счастлив народ, угнетающий другие народы.

— Т. Баева, Ю. Вишневская, И. Габай, Н. Горбаневская, З. М. Григоренко, М. Джемилев, Н. Емелькина, С. Ковалев, В. Красин, А. Левитин (Краснов), Л. Петровский, Л. Плющ, Г. Подъяпольский, Л. Терновский, И. Якир, П. Якир, А. Якобсон

Возможные мотивации причины ввода войск[править | править исходный текст]

По официальной версии ЦК КПСС и стран ОВД (кроме Румынии): правительство Чехословакии попросило союзников по военному блоку об оказании вооружённой помощи в борьбе с контрреволюционными группировками, которые при поддержке враждебных империалистических стран готовили государственный переворот с целью свержения социализма[36].

Геополитический аспект: СССР пресёк возможность со стороны стран-сателлитов пересмотра неравноправных межгосударственных взаимоотношений, обеспечивающих его гегемонию в Восточной Европе[37]

Военно-стратегический аспект: волюнтаризм Чехословакии во внешней политике в условиях «холодной войны» угрожал безопасности границы со странами НАТО; до 1968 года Чехословакия оставалась единственной страной ОВД, где не было военных баз СССР.

Идеологический аспект: идеи социализма «с человеческим лицом» подрывали представление об истинности марксизма-ленинизма, диктатуры пролетариата и руководящей роли коммунистической партии, что, в свою очередь, затронуло властные интересы партийной элиты[38].

Политический аспект: жёсткая расправа с демократическим волюнтаризмом в Чехословакии давала членам Политбюро ЦК КПСС возможность, с одной стороны, расправиться с внутренней оппозицией, с другой — повысить свой авторитет, в третьих — предупредить нелояльность союзников и продемонстрировать военную мощь вероятным противникам.

Последствия[править | править исходный текст]

Благодарность Министра обороны СССР офицеру ГСВГ "за отличное выполнение боевой задачи и интернационального долга в Чехословакии"

В результате проведения операции «Дунай» Чехословакия осталась членом восточноевропейского социалистического блока. Советская группировка войск (до 130 тыс. чел.) оставалась в Чехословакии до 1991 года[39]. Договор об условиях пребывания советских войск на территории Чехословакии стал одним из главных военно-политических итогов ввода войск пяти государств, удовлетворивших руководство СССР и ОВД. Однако Албания в результате вторжения вышла из Организации Варшавского договора.

Подавление Пражской весны усилило разочарование многих представителей западных левых кругов в теории марксизма-ленинизма и способствовало росту идей «еврокоммунизма» среди руководства и членов западных коммунистических партий — впоследствии приведшему к расколу во многих из них. Коммунистические партии Западной Европы утратили массовую поддержку, так как практически была показана невозможность «социализма с человеческим лицом».

Высказывается мнение, что операция «Дунай» усилила позиции США в Европе[40].

Парадоксальным образом, силовая акция в Чехословакии в 1968 ускорила приход в отношениях между Востоком и Западом периода т. н. «разрядки напряженности», основанной на признании существовавшего в Европе территориального статус-кво и проведение Германией при канцлере Вилли Брандте т. н. «новой восточной политики».

Операция «Дунай» препятствовала возможным реформам в СССР: «Для Советского Союза удушение Пражской весны оказалось связанным со многими тяжёлыми последствиями. Имперская „победа“ в 1968 г. перекрыла кислород реформам, укрепив позиции догматических сил, усилила великодержавные черты в советской внешней политике, способствовала усилению застоя во всех сферах»[41].

См. также[править | править исходный текст]

Примечания[править | править исходный текст]

  1. 1 2 Битвы России. Николай Шефов. Военно-историческая библиотека. М., 2002.
  2. 1 2 3 4 5 6 В. Мусатов. О Пражской весне 1968 года
  3. «Мы готовились ударить во фланг войскам НАТО». Интервью В. Володина с генерал-лейтенантом в отставке Альфредом Гапоненко. Время новостей, № 143. 08.08.2008.
  4. Коллектив авторов. Россия (СССР) в войнах второй половины XX века. — М.: Триада-фарм, 2002. — С. 333. — 494 с. — (Государственная программа «Патриотическое воспитание граждан Российской Федерации на 2001—2005 годы». Институт Военной Истории Министерства Обороны Российской Федерации.). — 1000 экз. со ссылкой на «Военная история Отечества с древних времен до наших дней». В 3-х тт., Т. 3. М.: Институт военной истории, 1995. С. 47.
  5. 1 2 Павловский И. Г. Воспоминания о вводе советских войск в Чехословакию в августе 1968 года. Известия. 19 августа, 1989.
  6. Коллектив авторов. Россия (СССР) в войнах второй половины XX века. — М.: Триада-фарм, 2002. — С. 336. — 494 с. — (Государственная программа «Патриотическое воспитание граждан Российской Федерации на 2001—2005 годы». Институт Военной Истории Министерства Обороны Российской Федерации.). — 1000 экз.
  7. 1 2 Коллектив авторов. Россия (СССР) в войнах второй половины XX века. — М.: Триада-фарм, 2002. — С. 337. — 494 с. — (Государственная программа «Патриотическое воспитание граждан Российской Федерации на 2001—2005 годы». Институт Военной Истории Министерства Обороны Российской Федерации.). — 1000 экз.
  8. http://www.dunay1968.ru/groupings.html Состав группировки войск Варшавского Договора.
  9. ArtOfWar. Интервью. Лев Горелов: Прага, 1968 г
  10. KDO BYL KDO v našich dějinách ve 20. století:František Kriegel  (чешск.)
  11. Франтишек Яноух. Франтишек Кригель (эссе)
  12. Начало и конец пражской весны. Глава из книги Роя Медведева «Неизвестный Андропов».
  13. Тот, кто не подписал… Памяти Франтишека Кригеля // РС/РСЕ, 30.08.2008
  14. ПРОСТИ НАС, ПРАГА”. Рассказывает Александр Дубчек Еженедельник «Секрет», №43 (705).
  15. Генрих Бёлль — Льву Копелеву и Раисе Орловой 21.09.1968
  16. 21. srpen 1968  (чешск.)
  17. П. Вайль В августе 68-го. Российская газета, 20 августа 2008.
  18. Historici: Obětí srpnové okupace je více (чешск.)
  19. Invaze vojsk si v roce 1968 vyžádala životy 108 Čechoslováků (чешск.)
  20. Россия и СССР в войнах XX века: Статистическое исследование. — М.: ОЛМА-ПРЕСС, 2001. — С. 533.
  21. Из справки КГБ ССР «О деятельности контрреволюционного подполья в Чехословакии»
  22. 1 2 Радио Прага «Советские потери 1968-го»
  23. Интервью ветерана ВОВ лётчика В. Ф. Рыбьянова
  24. В пламени и славе. Очерки истории Краснознамённого Сибирского военного округа. / редколл., предс. Б.Е. Пьянков. 2-е изд., испр. и доп. Новосибирск, Новосибирское кн. изд-во, 1988. стр.302-303
  25. Валерий Бердяев. Специальная пропаганда в период Чехословацкого кризиса. Политическое обеспечение операции «Дунай»  (Проверено 27 февраля 2013)
  26. Пражская весна: взгляд через 40 лет
  27. Памяти Александра Дубчека. Права человека в России, 18 июня 2007
  28. http://psi.ece.jhu.edu/~kaplan/IRUSS/BUK/GBARC/pdfs/dis60/kgb68-5.pdf О демонстрации на Красной площади 25августа 1968.Записка КГБ.
  29. http://www.yale.edu/annals/sakharov/documents_frames/Sakharov_008.htm Письмо Андропова в ЦК про демонстрацию.
  30. http://www.memo.ru/history/DISS/chr/chr3.htm Информация о демонстрации в бюллетене «Хроника текущих событий»
  31. Вахтанг Кипиани. Нам стыдно, что наши танки в Праге. «Киевские Ведомости».
  32. Полный текст защитительной речи Л. Богораз на «процессе семерых», 1968 год. 07.04.2004 — Грани. Ру
  33. Речь С. В. Калистратовой в защиту В. Делоне. http://www.memo.ru/library/books/sw/chapt49.htm
  34. Хроника Текущих Событий, выпуск 6, 28 февраля 1969 г., http://www.memo.ru/history/diss/chr/chr6.htm
  35. 1 2 Хроника Текущих Событий, выпуск 9 31 августа 1969 г., http://www.memo.ru/history/diss/chr/chr9.htm
  36. Заявление ТАСС о вступлении войск в Чехословакию — 1968 г.
  37. Предвестники 'бархатных' революций. 'Пражская весна' 1968 года: С. Кара-Мурза, С. Телегин, А. Александров, М. Мурашкин. На пороге 'оранжевой' революции
  38. События в Чехословакии в 1968 г.
  39. Я. Шимов Пражская весна: взгляд через 40 лет. Radio Prague.
  40. Максим Калашников, Сергей Кугушев 1968 — Год великого перелома. Политический Интернет-журнал, 17.05.2008.
  41. В. Мусатов О «Пражской весне» 1968 года.

Литература[править | править исходный текст]

  • Лавренов С. Я., Попов И. М. Операция «Дунай» // Советский Союз в локальных войнах и конфликтах. — М.: Астрель, 2003. — С. 324-329. — 778 с. — (Военно-историческая библиотека). — 5 тыс, экз. — ISBN 5–271–05709–7

Ссылки[править | править исходный текст]

Поддержка действий вооружённых сил Варшавского договора[править | править исходный текст]

Осуждение действий вооружённых сил Варшавского договора[править | править исходный текст]

Документы[править | править исходный текст]