Гомосексуальный образ жизни

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Гомосексуальный образ жизни или гомосексуальный стиль жизни (англ. gay lifestyle, также homosexual lifestyle) — выражение, используемое для описания потребительского стиля жизни, сформированного обеспеченными городскими гомосексуалами во второй половине XX века в США и других развитых странах.

Гомосексуальный образ жизни также обсуждается в аспекте субкультуры потребления, в которой индивидуализм и разнообразие рассматриваются в качестве ключевых составляющих этой субкультуры, а бары используются в виде индивидуального способа самоидентификации и выражения настроения. Дополнительными характеристиками данной культуры потребления считаются также гетеро- и гомосексуальный культурный интерфейс, взаимоотношения с друзьями и атмосфера окружающей среды услуг[1].

В публицистике гомосексуальный образ жизни может определяться некоторыми авторами как образ жизни, базирующийся на сексе и связываться с употреблением наркотиков, вредными привычками, болезнями, передающимися половым путем в результате беспорядочных половых связей[2]. Фраза «гомосексуальный образ жизни» также часто используется антигомосексуальными группами для подчёркивания того, что гомосексуальность является вопросом выбора, а не частью личности[3].

Гомосексуальный образ жизни как потребительская культура[править | править вики-текст]

На волне движения за гражданские права, начавшегося в 1960-е года в США, молодые гомосексуальные люди стали более открытыми и начали формировать собственную гомосексуальную идентичность в противопоставлении гетеросексуальным нормам. Обеспеченные городские гомосексуалы на основе потребительского стиля жизни создали свой, гомосексуальный, стиль жизни. Они позиционировали себя как потребители различных товаров и услуг, в том числе театра, кино, одежды и туризма[4]. Гей-кварталы стали притягивать к себе учреждения общественного питания для бездетной богатой публики, винные бутики, антикварные и книжные магазины. Гомосексуальный стиль жизни породил особый класс потребителя — бездетного и имеющего свободное время, как правило, белого мужчины. Одним из объектов престижа этого потребителя являются отпуски в экзотических местах и на солнечных пляжах[5]. В то же время данные образы применимы лишь к отдельным геям и лесбиянкам, и некоторые гомосексуалы, образ жизни которых не вписывается в описанные представления, могут чувствовать себя отчуждёнными от ЛГБТ-сообщества[6]. С конца 1970-х годов гомосексуальному стилю жизни уделяется всё больше внимания в гей-прессе[4][7].

Термин «образ жизни» (англ. lifestyle) описывает различные индивидуальные модели мышления и поведения (ежедневные рутинные действия, мнения, ценности, интересы, потребности и восприятия), характеризующие различия у потребителей[8]. Кроме того, термин lifestyle непосредственно связан с модой (трендами)[9].

Австралийский учёный и активист за гражданские права Деннис Альтман отмечает, что стиль жизни гомосексуалов 1970-х годов дал начало авангардной моде в популярной культуре. По его мнению, гомосексуальный стиль жизни являлся «продуктом современного городского либерального капитализма»[4].

Социолог Энтони Гидденс со ссылкой на Кеннета Пламмера пишет, что гомосексуальность как образ жизни в современной западной культуре характерна для лиц, которые, отделившись от «гетеросексуального сообщества» принадлежат гомосексуальной субкультуре, ставшей важнейшей частью их жизни[10]. Согласно сексологу Эрвину Хэберле, гомосексуалы, получив от общества определённый ярлык, сами усваивают определённый стиль поведения, интегрируя себя в гомосексуальную субкультуру, предлагающую им готовые жизненные сценарии. При этом они сами начинают усваивать ту модель поведения, которая от них ожидается обществом[11].

Результаты маркетингового исследования условий обслуживания для клиентов-геев показывают, что равенство, индивидуализм и разнообразие являются важнейшими аспектами для гей-субкультуры. Дополнительно на модель потребления таких клиентов влияют взаимодействие с друзьями, гетеро- и гомосексуальный культурный интерфейс. В этой работе отмечается значение исследования, основанного на потреблении, для создания представления о «гомосексуальном» образе жизни[1][значимость факта?].

Использование выражения в США во времена открытия СПИДа[править | править вики-текст]

Понятие «"гомосексуальный образ жизни"» присутствует в медицинских исследованиях[источник не указан 101 день]. Так, в рамках так называемой «теории перегрузки», одной из ранних теорий причин заболеваемости СПИДом, гомосексуальный образ жизни рассматривается как комбинация из употребления наркотиков, вредных привычек, болезней, передающихся половым путем в результате беспорядочных половых связей), что, в свою очередь, приводит к развалу иммунной системы. В настоящее время теория перегрузки считается устаревшей. В это же время гетеросексуальные СМИ[неизвестный термин] начали сильно драматизировать гомосексуальный стиль жизни. Например, в San Francisco Examiner от 1982 года утверждалось, что обнаружение СПИДа подтверждает, что геи это «люди, чей образ жизни основан на беззаботном отношении к сексу»[2].

Гомосексуальный образ жизни как объект критики[править | править вики-текст]

Выражение «гомосексуальный стиль жизни» используется организациями экс-геев. Американская правозащитная организация Southern Poverty Law Center так это описывает:[12]

В лексиконе экс-геев слово «гей» всплывает лишь в словосочетании «гомосексуальный образ жизни», под которым большей частью понимается гедонистическая смесь из сексуальных контактов на одну ночь и болезней, передающихся половым путём, ведущих к ранней смерти и увяданию юношеской красоты. Движение экс-геев не имеет понятий, описывающих реальный мир, в котором геи и лесбиянки выбираются на государственные посты, появляются в телевизионных шоу и создают семьи.

Среди стадий «вовлечения в гомосексуализм», выделяемых организацией экс-геев Exodus Global Alliance (англ.), последняя называется «гомосексуальный стиль жизни». Под этой стадией в организации понимают проникновение в «гей-субкультуру» (например, работа в заведениях для гомосексуалов, наличие гей-друзей и прочее), в которой гомосексуал может найти определённую поддержку[13].

Стереотипность выражения[править | править вики-текст]

Выражение «гомосексуальный образ жизни» рассматривается многими гомосексуальными людьми в качестве унизительного ярлыка, при произношении которого у людей возникают типичные картины промискуитета и гей-парадов[14]. Описанные представления активно культивируются средствами массовой информации, что способствует их ещё большему укоренению. Например, при трансляции сообщений о проведении прайд-парадов телевизионные камеры, как правило, фиксируют наиболее вызывающих и шокирующих участников шествий[15][16]. В общем случае стереотипизация «гомосексуального образа жизни» является случаем редукционизма (примитивного упрощения) понятия гомосексуальной ориентации[17]. Кроме того, использование термина «гомосексуальный образ жизни» подразумевает, что все геи, лесбиянки и бисексуальные люди якобы ведут одинаковый образ жизни и что их сексуальная ориентация является их осознанным выбором и поэтому может и должна подлежать изменению[18].

Общее представление о гомосексуальном образе жизни как о жизни, в которой нон-стоп чередуются вечеринки, беспорядочный секс и наркотики, берёт своё начало в 1970-е годы, когда общество не знало ВИЧ и некоторые люди (как гомосексуальные, так и гетеросексуальные) были более свободны в своём сексуальном поведении[19]. Безусловно, в ЛГБТ-сообществе найдутся такие представители, для которых характерно весьма опасное сексуальное поведение, однако это же можно сказать и гетеросексуалах. Вместе с тем было бы ошибочно утверждать о существовании особого гомосексуального, равно как и гетеросексуального образа жизни[20].

Определение сексуальной ориентации в исследованиях[править | править вики-текст]

Немецкий сексолог Эрвин Хэберле говорит о том, что гомосексуальное поведение не является некой характеристикой определённого типа людей, оно может иметь место редко, случайно или постоянно, может сменяться гетеросексуальным, полностью исчезать или, наоборот, вновь появляться на определённых этапах жизни человека. По этой причине Эберле критикует всякие попытки научного сравнения гомосексуалов и гетеросексуалов, поскольку, по его мнению, определение исследуемой выборки гомосексуалов и контрольной группы гетеросексуалов наталкивается на значительные проблемы, которые просто игнорируются большинством исследователей[21].

Хэберле отмечает, что исследователи зачастую набирают «гомосексуальных» респондентов из числа добровольцев из гей-субкультуры, тюрем или медицинских учреждений. В качестве доказательства принадлежности к исследуемой группе зачастую берётся личное признание и весьма редко изучается реальное сексуальное поведение. Часто для установления границ между гомосексуальностью и гетеросексуальностью исследователями берётся шкала Кинси, где исследователи произвольно проводят границу гетеросексуальности. В некоторых исследованиях определение к группе «гомосексуалов» проводится самими исследователями по своему усмотрению на основании внешнего вида респондента[21].

Доктор Карлейн Шрейс (Karlein Schreurs) из нидерландского Университета Твенте отмечает, что почти все исследования гомосексуальных людей, в особенности американские исследования, базируются на данных, полученных из крупных городов, и представлены популяциями из ЛГБТ-субкультуры, ценности которой влияют на характер гомосексуальных отношений[22].

Проведённое в 1984 году изучение 228 различных научных статей, посвящённых гомосексуальности и опубликованных в 47 разных научных журналах, показало, что основное определение сексуальной ориентации в каждой из них отличается, что ведёт к путанице в понятиях[21][23]. Социолог Мэри Макинтош также резко критизировала разделение людей на гомосексуалов и гетеросексуалов и, как следствие, любые попытки научного сравнения «чистой выборки гомосексуалов» с «чистой контрольной выборкой гетеросексуалов»[24].

Исследования отличий между людьми, имеющими однополые сексуальные контакты, и не имеющими таковых[править | править вики-текст]

Ряд указанных ниже научных исследований, изучая сексуальное поведение людей, имеющих однополые сексуальные контакты, приходит к выводу о существовании значительных отличий гомосексуальных отношений от гетеросексуальных в таких аспектах как, например, существующие риски для здоровья, риски для детей и др[источник не указан 101 день].

Результаты исследований гомосексуальности упоминаются в рамках общественно-политического диалога[25], религиозными группами, а также организациями, ставящими своей целью сохранение традиционной семьи и традиционных ценностей[источник не указан 106 дней], в частности, Family Research Council[26].

Исследования, указывающие на существенные отличия образа жизни гомосексуальных и гетеросексуальных пар, нередко подвергаются критике со стороны ЛГБТ-активистов и правозащитных организаций. В частности, некоторые из приводимых исследований критикуются с точки зрения методологии или их репрезентативности.[источник не указан 106 дней]

Существующие риски для здоровья[править | править вики-текст]

ВИЧ/СПИД[править | править вики-текст]

Ряд исследований указывают на более высокий уровень распространения ВИЧ/СПИД среди мужчин, практикующих сексуальные контакты с мужчинами (МСМ), а также на более высокий риск заражения при однополых сексуальных контактах, значительно превышающий аналогичные риски для гетеросексуальных контактов.

Так, согласно отчету Объединенной Программы ООН по ВИЧ/СПИДу (ЮНЭЙДС) за 2000 год, в странах Северной Америки, в большинстве стран Западной и Северной Европы, в Австралии и Новой Зеландии основная часть передачи ВИЧ приходится на однополые сексуальные контакты между мужчинами, приближаясь к 70 % от всех случаев инфицирования ВИЧ[27][28].

Согласно данным ЮНЭЙДС за 2014 год, риск ВИЧ-инфицирования МСМ превышает аналогичный общий показатель для всего населения примерно в 19 раз[29].

Результаты исследований в Австралии в 1991—1998 г.г. показали более высокую распространенность бактериального вагиноза, гепатита C и ВИЧ-рискованного поведения среди женщин, имеющих сексуальные контакты с женщинами (ЖСЖ) по сравнению с гетеросексуальной контрольной группой. Различия в распространении генитального герпеса, гонореи и хламидиоза не обнаружены, остроконечные кондиломы среди ЖСЖ распространены меньше. Согласно выводам исследования, профиль рискованного поведения для всей группы ЖСЖ одинаков. Одной из причин называется высокая вероятность предыдущих половых контактов с гомосексуальными или бисексуальными мужчинами и сексуальные контакты с потребителями инъекционных наркотиков[30] (см. также[31][32]).

Исследование в Испании 2000—2009 годов, в рамках которого рассматривались данные 236.939 тестов на ВИЧ, проведённых для 165.745 физических лиц, отметило, что «значительные тенденции в распространенности ВИЧ наблюдались у мужчин, имеющих половые контакты с мужчинами (увеличение) и гетеросексуальные индивиды (уменьшение)»[33].

Согласно данным Департамента здравоохранения США за 2010 год, геи, бисексуалы и прочие мужчины, имеющие секс с мужчинами (МСМ), составляя около 2 % граждан, являлись наиболее затронутой ВИЧ-инфекцией категорией населения. Число новых заражений ВИЧ среди них более чем в 44 раза превышает аналогичные показатели для других мужчин и в 40 раз для женщин, распространенность первичного и вторичного сифилиса превышает аналогичные показатели более чем в 46 раз и более чем в 71 раз, соответственно. В категории от 13 до 24 лет процент заражений среди них составляет 72 % от всех новых случаев заражения ВИЧ в США. По оценкам департамента здравоохранения, к концу 2011 года более полумиллиона (или 57 %) от всех людей, живущих с ВИЧ в США, были геи и бисексуальные мужчины, включая тех из них, кто употреблял инъекционные наркотики[34][35].

В Германии, согласно оценкам Института Роберта Коха, по состоянию на 2014 год около 75 % всех новых ВИЧ-диагнозов были поставлены мужчинам, имевшим однополые сексуальные контакты (2400 человек). Всего же МСМ составляют около 66 % всех ВИЧ-инфицированных Германии[36].


Согласно отчету Объединенной Программы ООН по ВИЧ/СПИДу (ЮНЭЙДС) за 2000 год, сексуальными контактами между мужчинами обусловлены примерно 5-10 % всех ВИЧ-инфекций в мире[27][37].

Согласно отчёту ЮНЭЙДС за 2009 год, гетеросексуальный путь передачи ВИЧ оставался преобладающим в Африке, в частности в Свазиленде им были обусловлены до 94 % всех новых заражений. При этом во многих странах Африки южнее Сахары до 40-60 % всех новых заражений происходило в стабильных гетеросексуальных отношениях от постоянного партнёра или супруга[38]. По данным на 2009 год, гетеросексуальный путь передачи ВИЧ считался основным в Китае и в странах Карибского бассейна[38], в Восточной Европе и Центральной Азии распространение ВИЧ было связано в первую очередь с употреблением инъекционных наркотиков и гетеросексуальными половыми контактами[38]. В Южной Европе распространение ВИЧ также связано, в первую очередь, с потреблением инъекционных наркотиков[28].

Согласно официальной российской статистике, в 2010 году лишь 1,3 % новых случаев заражения ВИЧ-инфекцией были обусловлены однополыми контактами между мужчинами (345 человек). При этом через гетеросексуальные контакты было вызвано 38,9 % (67,6 тысяч человек) новых зарегистрированных случаев заражения ВИЧ-инфекцией и в 58,8 % (237,5 тысяч человек) случаев основным фактором риска было указано употребление наркотиков нестерильным инструментарием[39].

Согласно официальным данным ВОЗ за 2012 год, самым распространённым путём передачи ВИЧ в Европейском регионе также является гетеросексуальный путь (46 %), далее — сексуальные контакты между мужчинами (23 %) и инъекционное употребление наркотиков (18 %). При этом секс между мужчинами остаётся основным путём передачи ВИЧ на западе региона (42 %)[40].

Психологические проблемы и суицидальное поведение[править | править вики-текст]

Согласно приведенным ниже результатам медицинских исследований, геи и лесбиянки испытывают значительные проблемы психологического характера по сравнению с гетеросексуалами.

Исследование, проведённое в штате Иллинойс в 1999 году на выборке из 103 близнецов, показало связь между гомосексуальностью и суицидальным поведением. В результатах было отмечено, что гомосексуалы предпринимали в 6,5 раза чаще, чем их близнецы, попыток самоубийства. С учетом поправки на приём психоактивных веществ и депрессию, разница в количестве попыток суицида составила 2,5 раза[41][42] (см. также[43][44][45][46][47]).

Опубликованные в 2001 г. результаты исследования Same-sex sexual behavior and psychiatric disorders, проведенного в Голландии и изучавшего связь гомосексуального поведения с психическими расстройствами показали, что люди с гомосексуальным поведением находятся в большей, по сравнению с гетеросексуалами, опасности развития психических расстройств. Исследование проводилось в течение 12 месяцев, в нём принимали участие 2878 мужчин, из которых 2,8 % имели однополые контакты, и 3120 женщин, для которых показатель однополых контактов составлял 1,4 %[48][49].

Согласно выводам исследования National College Health Assessment в 2008—2009 гг., в течение которого изучались данные 89199 человек в возрасте 18-24 лет, «во всех расовых/этнических группах ЛГБ-лица были значительно более склонны причинить себе вред, переживать суицидальные мысли, совершать попытки самоубийства и находиться в депрессии, нежели лица, не принадлежащие к ЛГБ»[50]. Аналогичные выводы сделаны и другими исследованиями молодых геев и лесбиянок[51][52][53][54][55][56][57].

Высокая степень попыток суицида среди гомосексуальных людей во многом связана с влиянием гетеросексистского и гомофобного окружения, препятствующего гомосексуалам принятию собственной сексуальности и её интеграции в повседневность[58].

Риски для детей[править | править вики-текст]

Проблемы у детей и подростков[править | править вики-текст]

Согласно American College of Pediatricians (англ.), дети, живущие под влиянием гомосексуального образа жизни, подвергуются более высокому риску получения эмоциональных, интеллектуальных и физических травм, а также находятся в худшем по ряду критериев положении по сравнению с детьми, воспитанными гетеросексуальной семейной парой. Среди таких критериев отмечается повышенный риск столкнуться с сексуальными дисфункциями, возможность оказаться втянутыми в сексуальные эксперименты и принять однополую сексуальную самоидентификацию, что в дальнейшем сопряжено с риском психических проблем в виде депрессии, расстройств психики, суицидальных идей и самоубийства[59]. American College of Pediatricians создан педиатрами, вышедшими из состава Американской педиатрической ассоциации после того, как последняя заявила о поддержке права однополых семей на усыновление детей[60].

Так, согласно данным исследования Massachusetts Youth Risk Behavior Survey, изучавшего связь между сексуальной ориентацией и самоубийствами среди подростков, LGBQ-подростки в 2.76 раза чаще наносили себе увечья и в 2.73 раза чаще предпринимали попытки самоубийств, чем их сверстники-гетеросексуалы. В анкетировании, проводимом в 2007 году, приняли участие 3131 человек. На 7 % подростков, отнесших себя к гомосексуалам, пришлось 67 % всех случаев нанесений себе увечий и 80 % всех попыток самоубийств[61] (см. также[62]).

Результаты исследования самооценки и сексуальных переживаний 39 девушек и 39 юношей, выросших в семье с матерью-лесбиянкой показали, что 18,9 % девушек и 2,7 % юношей рассматривают себя в качестве бисексуалов, и 0 % девушек и 5,4 % юношей рассматривают себя исключительно гомосексуалами. Согласно выводам исследования, «дочери матерей-лесбиянок, скорее всего, будут участвовать в однополых сексуальных контактах и идентифицировать себя с бисексуалами». Данные результаты были собраны между 2005 и 2009 г.г. как составная часть исследовании 84 запланированных лесбийских семей[63].

Согласно результатам исследования Марка Регнеруса, доктора социологии, адъюнкт-профессора в Техасском университете в Остине (США), дети, воспитывавшиеся в семьях, в которых хотя бы один из родителей имел однополые романтические отношения, имеют «многочисленные, последовательные отличия, особенно между детьми женщин, которые имели лесбийские отношения и теми детьми, кто вырос в семье состоявших в гетеросексуальном браке биологических родителей»[64][65] (см. также[66]).

В исследовании Регнеруса, которое проводилось в 2010—2012 годы, принимали участие 3000 взрослых респондентов, родители которых когда-либо в тот или иной период их детства имели однополые отношения. Результаты исследования, указанные в качестве нелонгитюдных[67] были опубликованы в академическом издании Social Science Research (англ.) и вызвали многочисленные протесты представителей ЛГБТ-сообщества, пытавшихся запретить их публикацию, и ряда научных специалистов, поддержавших их требования, включая требования профессиональной оценки автора[68]. Последовавшее расследование Техасского университета, включавшее перепроверку методологии и полученных данных, заключило, что не существует каких-либо причин оспаривать профессиональную добросовестность автора исследования. Согласно сообщению университета, проверка не рассматривала исследование на предмет наличия «серьезных ошибок», были рассмотрены и опровергнуты лишь обвинения в фальсификации или использовании неэтичных методов[69][70].

Гомосексуальность и педофилия[править | править вики-текст]

Опубликованные ниже результаты исследований указывают на высокие риски сексуальных домогательств к детям со стороны гомосексуальных педофилов, непропорционально превышающие аналогичные риски для детей со стороны гетеросексуальных педофилов.

Так, Пол Кэмерон в статье Homosexual molestation of children/sexual interaction of teacher and pupil, в которой он проводит анализ 19 исследований на тему насилия в отношении детей, приходит к выводу, что «практикующие гомосексуальные акты минимум в 12 раз более склонны сексуально приставать к ребёнку. С учетом бисексуалов, которые могут сексуально приставать к детям обоих полов — в 16 раз. Обзор зарегистрированных случаев сексуальных контактов учитель/ученик показали, что из 30 случаев, описанных в литературе, 24 являются гомосексуальными актами. Полученные данные свидетельствуют, что учителя, которые практикуют гомосексуальные акты, в 90-200 раз более склонны к сексуальным контактам с учениками, нежели учителя, которые ограничиваются гетеросексуальными актами». Работа была опубликована в 1985 году в журнале Psychological Reports[71][72].

Выводы о непропорционально большей доле домогательств со стороны гомосексуальных преступников содержатся и в опубликованном в 1992 году в Journal of Sex & Marital Therapy исследовании, в котором авторы Фройнд и Уотсон изучали пропорции гетеросексуальных и гомосексуальных педофилов среди сексуальных преступников в отношении детей. Согласно упомянутым ими результатам разных исследований, соотношение сексуальных преступлений в отношении детей женского пола против сексуальных преступлений в отношении детей мужского пола составляет 2:1 при общем соотношении гетеросексуалов к гомосексуалам в популяции 20:1. Используя фаллометрические тесты, они выявили соотношение гетеросексуальных и гомосексуальных педофилов как 11:1 и пришли к заключению, что доля истиных педофилов среди лиц гомосексуальной ориентации превышает долю истиных педофилов среди гетеросексуалов, что, разумеется, вовсе не означает, что мужчины с гомосексуальными предпочтениями более склонны к совращению детей[73][74][75]. Тем не менее, гомосексуальное влечение отмечается как большее у педофилов, чем у других взрослых сексуальных преступников в соотношении почти 2:1[76].

Обобщающий анализ результатов исследований по педофилии, опубликованный в 2007 году в Mayo Clinic Proceedings (англ.), говорит о том, что гомосексуальными являются от 9 % до 40 % всех случаев педофилии, что в 4—20 раз превышает общий процент взрослых мужчин, имеющих гомосексуальные влечения к мужчинам (исходя из 2 % — 4 % гомосексуалов в популяции). При этом авторы отмечают, что полученные данные не свидетельствуют о том, что гомосексуалы более склонны к педофилии, но о том, что большинство педофилов имеют гомосексуальную или бисексуальную ориентацию в отношении детей. Также в этой работе отмечается, что в среднем в преступлениях, не связанных с инцестом, гомосексуальные педофилы совершали насилие в отношении большего количества детей (в среднем, гомосексуальным преступником подвергались насилию от 10,7 до 150,2 детей против от 5,2 до 19,8 детей — гетеросексуальным преступником) и совершали с ними большее количество половых актов (52—281,7 против 23,2—34, соответственно). Бисексуальные преступники — в среднем 27,3 ребёнка и 120 актов насилия. Рассматривая повторяемость действий педофилов, авторы указывают на показатели рецидива в диапазоне от 10 % до 50 % для разных групп преступников. При этом гомосексуальные педофилы входят в категорию, имеющую наивысший показатель рецидива преступлений по сравнению с другими сексуальными преступниками и, наряду с бисексуальными педофилами, оцениваются как имеющие более высокие показатели рецидива по сравнению с гетеросексуальными педофилами. Согласно опубликованным выводам, «эти исследования подтверждают отчеты правоохранителей о серийном характере преступлений, о большом количестве детей, подвергающихся насилию со стороны каждого педофила, а также о занижении реального количества нападений. Исследования, которые использовали анкетирование и полиграфы показывают, что педофилы в период лечения занижают свой интерес к детям и скрывают прошлое поведение»[77][78].

Комментарии к исследованиям взаимосвязи гомосексуальности и педифилии[править | править вики-текст]

Грегори Херек, профессор психологии в Калифорнийском университете в Дэвисе, обобщая результаты различных исследований разных лет, отмечает, что используемые в исследованиях термины гомосексуальной или гетеросексуальной педофилии являются путающими, так как в этом случае речь не идёт о сексуальной ориентации педофила, но обозначает половую направленность его педофильских влечений[79]. Иными словами, когда речь идёт о гомосексуальной или гетеросексуальной педофилии, имеется в виду направленность сексуального влечения именно к детям или подросткам своего или противоположного пола, а не к мужчинам и женщинам[80][81]. Например, мужчина-педофил может иметь исключительно гетеросексуальные контакты с женщинами, однако его педофильские наклонности направлены лишь на мальчиков или наоборот[82].


Грот и Бирнбаум (1978), в результате многолетнего опыта работы с мужчинами, совершившими сексуальные действия по отношению к детям, приходят к выводу, что 47 % исследуемых относятся к фиксированному типу и около 53 % — к регрессивному типу (40 % — гетеросексуальной ориентации и 13 % — бисексуальной); в то же время ни одного из них они не смогли причислить к регрессивному гомосексуальному типу[79]. В своих публикациях авторы пишут о том, что нельзя отождествлять гомосексуальность и гомосексуальную педофилию и что бо́льшую опасность для мальчиков представляют скорее мужчины, имеющие взрослую гетеросексуальную направленность своего влечения, чем мужчины, имеющие взрослую гомосексуальную направленность влечений, так как именно гетеросексуальных мужчин привлекает фемининность, присущая допубертатным детям[82][83].

Дженни (1994), исследовав 352 медицинских карты педофилов, приходит к аналогичным выводам — лишь в 1 % случаев преступник имел сформированную гомосексуальную ориентацию[79][80]. Также, по выводам Дженни, вероятность сексуального насилия ребёнка со стороны гетеросексуального партнёра его родителя в 100 раз превышает вероятность сексуального насилия со стороны его гомосексуального партнёра[80]. По данным Дженни[84] в 37 случаях из 50 мальчик был жертвой мужчины, состоявшего в связи с родственницей мальчика; в трёх случаях насилие было совершено женщиной; в пяти — обоими родителями; в ещё трех — неродственниками. Только в одном случае насильник был гомосексуалом. На основании этих данных процент гомосексуалов — насильников детей был оценён в 3,1 %.

Среди лиц, совершающих сексуальные преступления против детей и подростков, в целом преобладают гетеросексуальные мужчины; у женщин же педофилия вообще выявляется редко[85][86][87]. В 75 % случаев мужчина-педофил в качестве жертвы выбирает исключительно девочек и в 20-23 % — исключительно мальчиков. В целом женская педофилия изучена довольно плохо[86]. Также мужчины-педофилы чаще женщин в качестве жертвы выбирают ребёнка или подростка того же пола, так как мальчики вообще легче вступают в половой и эмоциональный контакт со взрослыми, чем девочки[85].


Промискуитет[править | править вики-текст]

Большинство доступных научных исследований, изучающих образ жизни гомосексуалов и гетеросексуалов, приходят к выводу, что гомосексуальные мужчины имеют большее количество сексуальных партнеров, чем гетеросексуалы, а продолжительность отношений среди гомосексуалов короче, чем среди гетеросексуалов как среди мужчин, так и среди женщин[88].

Согласно результатам исследования 1991—1998 г.г. в Австралии, опубликованным в издании Sexually transmitted infections в 2000 году, женщины, относящиеся к категории ЖСЖ (женщины, вступающие в секс с женщинами) в течение своей жизни имеют большее количество половых партнеров среди мужчин по сравнению с исключительно гетеросексуальными женщинами. Итоги исследования 1408 ЖСЖ и 1423 гетеросексуальных женщин из контрольной группы показали, что у абсолютного большинства (93 %) от всех ЖСЖ ранее был сексуальный партнер-мужчина. Среднее количество парнеров-мужчин у ЖСЖ было вдвое больше, чем у гетеросексуальных женщин (12 против 6), у большего числа ЖСЖ количество парнеров-мужчин превышало 50 человек (9 % против 2 %). Соотношение ИППП (44 % против 32 %), употребление инъекционных наркотиков (23 % против 4 %), половые контакты с потребителями инъекционных наркотиков (21 % против 6 %)[89][90].

Аналогичные выводы сделаны в результате исследования в Англии в 1999—2001 г.г. 6399 женщин в возрасте от 16 до 44 лет. Согласно результатам исследования, «в сравнении с женщинами, которые указали о сексе исключительно с мужчинами, женщины, указавшие о сексе с женщинами и мужчинами, имели значительно большее количество половых партнеров-мужчин, незащищенный секс, курение, потребление алкоголя, внутривенного употребления наркотиков и имели повышенную вероятность индуцированного аборта и диагнозов венерических инфекций (скорректированные по возрасту отношение шансов = 3,07 и 4,41, соответственно)»[91] (см. также[92]).

Согласно выводам исследования, изучавшего распространенность и особенности гомосексуального опыта среди взрослых жителей Австралии, «гомосексуальные и бисексуальные мужчины и женщины имеют большее количество половых партнеров, чем гетеросексуалы. Улучшение отношения в обществе к гомосексуализму, скорее всего, приведет к дальнейшему увеличению распространенности гомосексуального опыта в обществе». Результаты исследования, в котором принимали участие 10173 мужчин и 9134 женщин, были опубликованы в 2003 году в журнале Australian and New Zealand Journal of Public Health[93].

Исследование отличий в образе жизни гомосексуалов и гетеросексуалов в Вермонте, опубликованное в 2005 году показало, что 49,3 % геев, не состоящих в гражданском союзе и 40,3 % геев, состоящих в нём, обсудив со своим партнером, считают допустимым секс на стороне. Для сравнения, это считают допустимым только 3,5 % состоящих в браке гетеросексуальных мужчин[94]. Исследователи отмечают, что среди однополых пар «открытые отношения» распространены в большей степени, чем в разнополых. При этом некоторые исследователи (например, МакУайтер и Мэттисон) считают, что даже в случае допустимости сексуальных контактов вне партнёрства в однополых парах между мужчинами возможны преданные партнёрские отношения и что подобная форма отношений может даже укреплять их партнёрство[95].

Продолжительность отношений[править | править вики-текст]

Как гомосексуальные, так и гетеросексуальные мужчины имеют одинаковые ожидания от парных отношений (Bäccman/Folkesson/Norlander, 1999[96]) и аналогичные семейные проблемы, хотя для них и характерны некоторые специфические проблемы, такие как различный ВИЧ-статус партнёров, дискриминация или разный взгляд на открытые отношения (Spitalnik/McNair, 1999)[97].

Действительно, большинство ранних исследований показывают, что гомосексуальные люди имеют большее количество сексуальных партнёров, чем гетеросексуальные. Так, согласно Loney (1972), мужчины-геи имеют за свою жизнь 194 сексуальных партнёра мужского пола и 1,3 партнёра женского пола, а лесбиянки имеют в течение жизни 3,7 партнёрш и 5,3 партнёров. Исследования Сагира и Робинса (1973) показывают, что более 75 % гомосексуальных мужчин имеют более 30 партнёров в течение своей жизни. Кроме того, исследователи показывают, что отношения геев и лесбиянок редко длятся дольше 6 лет. Белл и Вайнберг (1978) делают вывод о том, что у половины гомосексуальных мужчин сексуальные акты происходят, в основном, с партнёрами, которых они видят впервые[98].

Интересным для сравнения в этом отношении является исследование Блумштайна и Шварца (Blumstein/Schwartz, 1983[99]), делающее выводы о том, что средняя продолжительность отношений американских гетеросексуальных пар, не заключавших брак, составляет от 5 до 8 лет. При этом дольше 10 лет вместе живут лишь 2 % таких пар[98].

В то же время многие ранние исследования сексуального поведения гомосексуальных людей подвергаются критике. Например, в исследовании Сагира и Робинс 1973 года, которое утверждает, что лишь 15 % геев и 17,3 % лесбиянок имели хотя бы раз в жизни связь, длящуюся более трёх лет[100], принимали участие лишь 89 геев и 57 лесбиянок из Сан-Франциско и Чикаго[101].

Опубликованное в 2003 году Амстердамское исследование, согласно которому средняя продолжительность отношений гей-пары составляет полтора года, в течение которых партнёры имеют в среднем около 12 сексуальных контактов на стороне, часто приводится как обоснование того, что однополые пары не стремятся к созданию долговременных моногамных союзов. Согласно данным, опубликованным на официальном сайте Amsterdam Cohort Study, набор респондентов для исследования проходил в несколько этапов. На первом этапе с октября 1984 года по апрель 1985 года к исследованию привлекались лишь респонденты 18-65 лет, имеющие как минимум двух сексуальных партнёров за последние полгода. С апреля 1985 по февраль 1988 года опрашивались лишь респонденты с серонегативным результатом на ВИЧ. С февраля 1988 по декабрь 1998 проводилось исследование респондентов, инфициированных ВИЧ-1. Дополнительно в 1995 году началась кампания по привлечению молодых респондентов до 30 лет. В феврале 1996 года все собранные ранее данные о ВИЧ-отрицательных респондентах были исключены из исследования[уточнить][102].

Существуют, однако, и совсем другие исследования (например, Даннекер[de]/Райхе[de], 1974[103]; МакУайтер/Мэттисон[en], 1984[104]; Кёлльнер, 1990[105] и др.), ставящие под сомнение выводы о неспособности гомосексуалов строить долговременные отношения[95]. Исследования Томаса Хертлинга из Университета Мюнхена, опубликованные в 2011 году, показывают, что 49,5 % респондентов — гомосексуальных мужчин в возрасте от 14 до 78 лет, имевших на момент исследования постоянного партнёра, находились в отношениях с ним более 5 лет, 24,9 % — от 2 до 5 лет, 12,6 % — от 1 года до 2 лет и 13 % — менее года. Кроме того, в группе респондентов от 35 до 44 лет в отношениях с партнёром более 5 лет находились 62,5 % респондентов, а в группе старше 45 лет — 70,2 % респондентов[106].

Известный сексолог и социолог Игорь Кон, суммируя различные исследования однополых пар 1970—1980-х годов, пишет, что даже несмотря на то, что совместное проживание однополых пар до легализации однополых отношений было затруднено, в конце 1970-х годов от 40 до 60 % американских геев имели более или менее стабильные парные отношения. Кон приводит данные опубликованного в 1983 году исследования (Blumstein/Schwartz[99], с. 594), согласно которому 8 % лесбийских и 18 % мужских гомосексуальных пар жили совместно более 10 лет[107].

Отсутствие в однополых парах финансовой зависимости одного партнёра от другого (как это нередко бывает в разнополых браках), отсутствие у них общих детей (что часто невозможно вопреки желанию самих однополых пар) и более простая юридическая процедура расторжения партнёрств (что часто имеет место для различных форм однополых партнёрств, отличных от браков), действительно, могут способствовать более быстрому и безболезненному расторжению однополых зарегистрированных союзов по сравнению с разнополыми браками[108].


Насилие[править | править вики-текст]

Риски насилия в семье[править | править вики-текст]

Согласно результатам исследования Journal of Interpersonal Violence, изучавшего факты конфликтов и насилия среди лесбиянок, 90 % из числа опрошенных лесбиянок в течение года испытали от одного и более случая вербальной агрессии со стороны другого партнера, при этом 31 % подверглись одному или более актам физического насилия[109].

По итогам опроса Journal of Social Service Research, в котором участвовали 1099 лесбиянки, более 50 % опрошенных сообщили о насилии, причиненном им их сексуальными партнерами. Выводы исследования звучали так: «наиболее частой формой насилия были словесное/эмоциональное/психологическое насилие, сочетавшееся с физико-психологическим насилием»[110].

Исследование Handbook of Family Development and Intervention, в котором участвовали лесбийские пары, дало следующие результаты: «54 % испытали 10 и более внутренних конфликтов, связанных с оскорблениями, 74 % — 6 и более аналогичных конфликтов, 60 % сообщили, что это стало постоянной практикой в их жизни, 71 % отметили, что ситуация продолжает ухудшаться с течением времени»[111].

Авторы Д.Айсланд (D. Island) и П.Летельер (P. Letellier) в книге «Men Who Beat the Men Who Love Them» («Мужчина, который избивает любящего его мужчину») делают вывод: «распространенность домашнего насилия среди геев почти вдвое превосходит аналогичные показатели среди гетеросексуального населения»[112].

В 2000 году в США Национальным институтом юстиции было проведено исследование «National Violence against Women Survey» в форме телефонный опрос, в котором приняли участие 8000 мужчин и 8000 женщин, из них 65 мужчин и 79 женщин рассказали, что хотя бы однажды жили в однополом сожительстве. Согласно результатам этого опроса, 11,4 % (статистическая ошибка превышает 30 %) женщин подвергались насилию со стороны партнёра в однополом сожительстве и 20,3 % в разнополом; аналогичные показатели для мужчин составляют 15,4 % для однополых и 7,7 % для разнополых сожительств. В ходе опроса было выявлено, что люди, состоявшие когда-либо в однополых сожительствах, сообщали чаще о насилии со стороны партнёра, чем те, кто никогда в таких сожительствах не состоял: «39 % однополых сожителей сообщили о своём изнасиловании, избиении и/или преследовании в семейном/гражданском браке когда-либо на протяжении своей жизни, тогда как для разнополых сожителей этот показатель составлял 21,7 %. Среди мужчин сопоставимые цифры 23,1 процента и 7,4 процента»[113][страница не указана 150 дней].

Анализ результатов данных Бюро судебной статистики (подразделения Министерства юстиции США) показал самый низкий уровень насилия для женщин, состоящих в традиционном браке по сравнению с женщинами, состоящими в любых иных типах отношений (2,6 чел. на 1 тыс.). В сравнении с ними индекс уровня насилия оказывался в 4 раза выше у женщин, живущих со своим партнером в гражданском браке (11,3 тыс. на 1 тыс.)[114][значимость факта?].

Исследование Intimate Partner Violence among Men Who Have Sex with Men: A Systematic Review, результаты которого были опубликованы в 2012 г., имело следующий вывод: «насилие в отношении сексуального партнера — психологическое, физическое и сексуальное — происходит в MSM-партнерствах с угрожающей частотой». В рамках данного исследования рассматривались результаты 28 работ, изучавших насилие в отношении сексуального партнера в США. В выводах также было отмечено, что все 28 работ сидетельствовали об уровне насилия в гомосексуальных сексуальных партнерствах как аналогичном или превышающим таковой среди женской популяции[115].

Согласно приведенным American College of Pediatricians (см. комментарий в разделе Дети в семье) данным, основанным на результатах независимых исследований, уровень насилия между однополыми партнерами превышает уровень насилия среди женатых гетеросексуальных пар в два-три раза[3].

Риски насилия в семье (продолжение)[править | править вики-текст]

На проблему домашнего насилия, в первую очередь по отношению к женщинам, обращает внимание Всемирная организация здравоохранения. Согласно опубликованным ею в 2013 году репрезентативным исследованиям, 30 % всех женщин испытывали физическое или сексуальное насилие со стороны интимных партнёров. Для сравнения: всего 7 % женщин подвергались сексуальным посягательствам со стороны лица, не являющегося их сексуальным партнёром. Кроме того, около 38 % всех убийств женщин в мире совершаются их интимными партнёрами[116].

Репрезентативные исследования в отдельно взятых странах не сильно различаются от данных ВОЗ. Так, проведённый в 2010 году в США национальный репрезентативный опрос National Intimate Partner and Sexual Violence Survey показал, что 35,6 % женщин и 28,5 % мужчин в США подвергались физическому или сексуальному и 48,4 % женщин и 48,8 % мужчин — психологическому насилию со стороны своих интимных партнёров[117]. Согласно репрезентативному исследованию, проведённому в 2004 году по заказу Министерства по делам семьи Германии, около 25 % женщин в этой стране хотя бы раз в жизни становились жертвами физического или сексуального насилия со стороны собственных партнёров[118][119]. По официальным данным немецкой полиции 50 % убитых женщин и 7 % убитых мужчин становятся жертвой собственных партнёров[120]. По данным исследования, проведённого МГУ имени Ломоносова в 2003 году, почти 80 % женщин в России хотя бы раз столкнулись с психологическим насилием со стороны партнёра, 50 % — с физическим насилием, а 26 % сталкиваюлись с побоями неоднократно[121]. Согласно официальным российским данным, каждые 40 минут в России от рук мужа или сожителя гибнет одна женщина[122].

Домашнее насилие в однополых парах является менее изученым. Рорбаух, резюмируя 11 различных исследований по вопросам домашнего насилия в однополых парах, приходит к выводу, что уровень домашнего насилия в однополых парах приблизительно сопоставим с разнополыми парами и составляет 12-50 % (Gardner, 1989; Elliott, 1996; Renzetti, 1992; Straus, 1978; Straus/Gelles/Steinmetz, 1980 и др.)[123]. Исследователи Вальтерс (Walters, 2013), который оценивает данные результатов репрезентативного национального опроса National Intimate Partner and Sexual Violence Survey, проведённого в США в 2010 году, а также Омс (Ohms, 2008), который изучает насилие в лесбийских парах, делают выводы о сравнительно одинаковом распространении домашнего насилия (в том числе сексуального насилия) в разнополых и однополых парах[124]. Омс исходит из того, что домашнему насилию подвергается каждый третий гей и каждая третья лесбиянка, что примерно сопоставимо с данными для гетеросексуальных пар. Согласно нидерландскому исследованию (Diana van Oort, 1991[125]), 35,9 % негетеросексуальных женщин подвергались насилию со стороны своих партнёрш и 36,9 % — со стороны бывших партнёров-мужчин[126].

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 Craig Haslop, Helene Hill, Ruth A. Schmidt. The gay lifestyle ‐ spaces for a subculture of consumption
  2. 1 2 The New American Cultural Sociology \\ Philip Smit, p.50
  3. 1 2 Safe Zone: Glossary of Terms // Университет Теннесси в Чаттануге
  4. 1 2 3 Donald M. Lowe. The Body in Late-Capitalist USA. — Duke University Press, 1995. — 197 p. — P. 135
  5. Thomas Shulich. Love in the Time of Money, 2009. — p. 263
  6. Howard L. Hughes. Pink Tourism: Holidays of Gay Men and Lesbians. — CABI, 2006. — 234 p. — P. 184
  7. Korean Masculinities and Transcultural Consumption — Yonsama, Rain, Oldboy, K-Pop Idols
  8. Consumer Behavior in Travel and Tourism. — P. 106—107
  9. Die Lexik der Lifestylemagazine «Women’s Health» und «Men’s Health». Geschlechterspezifische Unterschiede. — S. 6
  10. Социология, с. 142
  11. Erwin J. Haeberle. Die Sexualität des Menschen: Handbuch und Atlas, с. 246, 345
  12. Casey Sanchez. Memphis Area Love In Action Offers Residential Program to “Cure” Homosexuality (англ.). Southern Poverty Law Center (2007). Проверено 23 августа 2013.
  13. Что такое гомосексуальность?. Exodus Global Alliance. Проверено 23 августа 2013.
  14. Jack Bartlett Rogers. Jesus, the Bible, and Homosexuality. — Westminster John Knox Press, 2006. — с. 91
  15. Aaron Jason Silver. Why Gay Men Do What They Do. — AuthorHouse, 2006. — С. 165
  16. Maurine C. Waun. More Than Welcome. — Chalice Press, 1999. — С. 106—107  (англ.)
  17. Douglas C. Haldeman: The Practice and Ethics of Sexual Orientation Conversion Therapy // Journal of Consulting and Clinical Psychology, 1994, Vol. 62, Nr. 2. — стр. 222
  18. Accurate and Respectful Terminology for the LGBTQ Community (англ.). Virginia Departament of Criminal Justice Services. Проверено 2 сентября 2015.
  19. Martha Rosenthal. Human Sexuality: From Cells to Society. Cengage Learning, 2012—576 p. — P. 242.
  20. Michael J. Bayly. Creating Safe Environments for LGBT Students: A Catholic Schools Perspective. — Routledge, 2013. — 172 p. p. 134.
  21. 1 2 3 [1]
  22. Dr. Karlein Schreurs. SOZIALWISSENSCHAFTLICHE FORSCHUNG ZUM THEMA LESBISCHE IDENTITÄT UND LESBISCHE PARTNERSCHAFTEN, с. 15-16  (нем.)
  23. Research on Sexual Orientation: Definitions and Methods
  24. http://www.sexarchive.info/GESUND/ARCHIV/DEUTSCH/BISEX.HTM#6
  25. SUBMISSION ON THE MARRIAGE (DEFINITION OF MARRIAGE) AMENDMENT BILL
  26. Family Research Council
  27. 1 2 СПИД и сексуальные отношения между мужчинами. ЮНЭЙДС (Май 2000). Проверено 29 августа 2013.
  28. 1 2 Peter Fritsch. Dermatologie und Venerologie: Lehrbuch und Atlas. — Springer-Verlag, 2013. — 959 S. — S. 841
  29. Из 35 миллионов людей, живущих с ВИЧ во всем мире, 19 миллионов не знают том, что у них положительный ВИЧ-статус // ЮНЭЙДС, июль 2014
  30. Sexually transmitted infections and risk behaviours in women who have sex with women \\ Katherine Fethers, Caron Marks, Adrian Mindel, Claudia S Estcourt
  31. Sexually transmitted infections in women who have sex with women. \\ J V Bailey, C Farquhar, C Owen, P Mangtani
  32. Sexually transmitted infections in women who have sex with women: who cares? \\ Jeanne M Marrazzo
  33. Trends in HIV testing, prevalence among first-time testers, and incidence in most-at-risk populations in Spain: the EPI-VIH Study, 2000 to 2009. \\ Diez M, Bleda MJ, Varela JR, Ordonana J, Azpiri MA, Vall M, Santos C, Viloria L, de Armas C, Urena JM, Trullen J, Pueyo I, Martinez B, Puerta T, Vera M, Sanz I, Junquera ML, Landa MC, Martinez E, Camara MM, Belda J, Bru FJ, Diaz A; EPI-VIH Study Group.
  34. HIV Among Gay and Bisexual Men
  35. CDC Analysis Provides New Look at Disproportionate Impact of HIV and Syphilis Among U.S. Gay and Bisexual Men
  36. Schätzung der Prävalenz und Inzidenz von HIV-Infektionen in Deutschland (Stand: Ende 2013) (нем.). Epidemiologisches Bulletin Nr. 44, S. 432 (3. November 2014). Проверено 12 сентября 2015.
  37. Мужчины, имеющие половые контакты с мужчинами в Восточной Европе: возможные последствия скрытой эпидемии. — С 13.
  38. 1 2 3 Развитие эпидемии СПИДа, 2009, с. 29-30 (Африка), с. 42 (Китай), с. 49, 51 (Восточная Европа), с. 55 (Карибский бассейн)
  39. Основные факторы риска заражения ВИЧ // ВИЧ-инфекция: Информационный бюллетень № 35. — Москва, 2011 (копия)
  40. ВИЧ/СПИД в Европе — 2012. Демоскоп Weekly (26 января 2014). Проверено 3 июня 2014.
  41. R. Herrell, et al., "A Co-Twin Study in Adult Men, " Archives of General Psychiatry 56 (1999): 867—874.
  42. Sexual orientation and suicidality: a co-twin control study in adult men
  43. Suicides among lesbian, gay, bisexual, and transgender populations in Australia: an analysis of the Queensland Suicide Register. \\ Skerrett DM, Kõlves K, De Leo D.
  44. Correlates of suicide ideation among LGBT Nebraskans. \\ Irwin JA, Coleman JD, Fisher CM, Marasco VM
  45. Suicide risk among lesbian, gay, bisexual, and transgender military personnel and veterans: what does the literature tell us? \\ Matarazzo BB, Barnes SM, Pease JL, Russell LM, Hanson JE, Soberay KA, Gutierrez PM.
  46. Suicide protective factors among trans adults. \\ Moody C, Smith NG.
  47. A systematic review of mental disorder, suicide, and deliberate self harm in lesbian, gay and bisexual people \\ Michael King, Joanna Semlyen, Sharon See Tai, Helen Killaspy, David Osborn, Dmitri Popelyuk and Irwin Nazareth
  48. Same-sex sexual behavior and psychiatric disorders: findings from the Netherlands Mental Health Survey and Incidence Study (NEMESIS) \\ Sandfort TG, de Graaf R, Bij RV, Schnabel P.
  49. Same-sex sexual behavior and psychiatric disorders: findings from the Netherlands Mental Health Survey and Incidence Study \\ Sandfort TG, de Graaf R, Bij RV, Schnabel P
  50. The influence of intersecting identities on self-harm, suicidal behaviors, and depression among lesbian, gay, and bisexual individuals. \\ Lytle MC, De Luca SM, Blosnich JR.
  51. Are LGBT populations at a higher risk for suicidal behaviors in Australia? Research findings and implications. \\ Skerrett DM, Kõlves K, De Leo D.
  52. Lesbian, gay, bisexual and transgender young people’s experiences of distress: resilience, ambivalence and self-destructive behaviour. \\ Scourfield J, Roen K, McDermott L.
  53. Substance use of lesbian, gay, bisexual and heterosexual college students. \\ Kerr DL, Ding K, Chaya J.
  54. A longitudinal study of predictors of suicide attempts among lesbian, gay, bisexual, and transgender youth. \\ Mustanski B, Liu RT.
  55. Suicidal ideation and self-harm in lesbian, gay, bisexual, and transgender youth. \\ Liu RT, Mustanski B.
  56. Is sexual orientation related to mental health problems and suicidality in young people? \\ Fergusson DM, Horwood LJ, Beautrais AL.
  57. Sexual orientation and risk factors for suicidal ideation and suicide attempts among adolescents and young adults. \\ Silenzio VM, Pena JB, Duberstein PR, Cerel J, Knox KL.
  58. Thomas Hertling. Homosexuelle Männlichkeit zwischen Diskriminierung und Emanzipation, с. 24
  59. American College of Pediatricians. «Homosexual Parenting: Is It Time For Change?»
  60. Nick Pinto. University of Minnesota Professor's Research Hijacked. City Pages (May 26, 2010). Проверено 12 сентября 2015.
  61. A compensatory model of risk and resilience applied to adolescent sexual orientation disparities in nonsuicidal self-injury and suicide attempts. \\ Reisner SL, Biello K, Perry NS, Gamarel KE, Mimiaga MJ
  62. Suicidal ideation and attempts in North American school-based surveys: are bisexual youth at increasing risk? \\ Saewyc EM, Skay CL, Hynds P, Pettingell S, Bearinger LH, Resnick MD, Reis E
  63. Adolescents of the U.S. National Longitudinal Lesbian Family Study: Sexual Orientation, Sexual Behavior, and Sexual Risk Exposure \\ Nanette K. Gartrell, corresponding author Henny M. W. Bos, and Naomi G. Goldberg
  64. How different are the adult children of parents who have same-sex relationships? Findings from the New Family Structures Study. Mark Regnerus
  65. How different are the adult children of parents who have same-sex relationships? Findings from the New Family Structures Study. Mark Regnerus
  66. Adult Attachment Style Dimensions in Women Who Have Gay or Bisexual Fathers \\ Theodora Sirota
  67. См. пункт 1.3. исследования, в котором автор описывает методологию
  68. The Chronicle of Higher Education \\ An Academic Auto-da-Fé
  69. The Chronicle of Higher Education \\ U. of Texas Finds No Scientific Misconduct by Author of Gay-Parenting Study
  70. University of Texas at Austin Completes Inquiry into Allegations of Scientific Misconduct
  71. Homosexual molestation of children/sexual interaction of teacher and pupil. \\ Cameron, Paul Psychological Reports, Vol 57(3, Pt 2), Dec 1985, 1227—1236
  72. HOMOSEXUAL MOLESTATION OF CHILDREN/SEXUAL INTERACTION OF TEACHER AND PUPIL \\ PAUL CAMERON
  73. The proportions of heterosexual and homosexual pedophiles among sex offenders against children: An exploratory study, Journal of Sex & Marital Therapy Volume 18, Issue 1, 1992 \\ Kurt Freund, Robin J Wilson
  74. The proportions of heterosexual and homosexual pedophiles among sex offenders against children: An exploratory study. \\ Freund, Kurt; Watson, Robin J. Journal of Sex & Marital Therapy, Vol 18(1), 1992, 34-43
  75. The proportions of heterosexual and homosexual pedophiles among sex offenders against children: an exploratory study.
  76. Review of Medical Reports on Pedophilia \\ John R. Hughes, DM (Oxon), MD, PhD, p.671
  77. A Profile of Pedophilia: Definition, Characteristics of Offenders, Recidivism, Treatment Outcomes, and Forensic Issues \\ Ryan C.W. Hall, MD, Richard C.W. Hall, MD, PA
  78. A Profile of Pedophilia: Definition, Characteristics of Offenders, Recidivism, Treatment Outcomes, and Forensic Issues \\ Ryan C.W. Hall, MD, Richard C.W. Hall, MD, PA
  79. 1 2 3 Gregory M. Herek, Ph.D. Facts About Homosexuality and Child Molestation  (англ.)
  80. 1 2 3 Aparna Mukherjee. Impact of Sexual Abuse on Mental Health of Children
  81. Newton, David E.: Homosexuals behavior and child molestation: A review of the evidence // Adolescence 13, no. 49 (Spring, 1978): p 29-43.
  82. 1 2 Christian Müller-Götzmann. Artifizielle Reproduktion und gleichgeschlechtliche Elternschaft, с. 56-57
  83. Adult sexual orientation and attraction to underage persons
  84. Jenny, Carole; Roesler, Thomas A.; Poyer, Kimberly L, Are children at risk for sexual abuse by homosexuals? Pediatrics 94, no. 1 (1994): 41-44
  85. 1 2 Дерягин Г. Б. Лекции 14-15: Гомосексуализм и педофилия // Криминальная сексология. Курс лекций для юридических факультетов. — 2008. — С. 513. — 552 с. — ISBN 978-5-93004-274-0.
  86. 1 2 Педофилия // Психология криминального поведения. — ОЛМА Медиа Групп, 2004. — С. 251. — 352 с.
  87. Границы сексуальной нормы и современные классификации нарушений психосексуальных ориентаций // Аномальное сексуальное поведение (под ред. А. А. Ткаченко). — М., 1997
  88. Sexual Behavior: Problems and Management \\ Nathaniel McConaghy, p.130
  89. Sexually transmitted infections and risk behaviours in women who have sex with women \\ K. Fethers, C. Marks, A. Mindel, C. Estcourt
  90. Sexually transmitted infections and risk behaviours in women who have sex with women
  91. Women Who Report Having Sex With Women: British National Probability Data on Prevalence, Sexual Behaviors, and Health Outcomes \\ Catherine H. Mercer, PhD, Julia V. Bailey, MD, Anne M. Johnson, MD, Bob Erens, MA, Kaye Wellings, MSc, Kevin A. Fenton, PhD, and Andrew J. Copas, PhD
  92. Sexual and drug-use risk factors for HIV and STDs: a comparison of women with and without bisexual experiences. \\ V Gonzales, K M Washienko, M R Krone, L I Chapman, E M Arredondo, H J Huckeba, and A Downer
  93. Sex in Australia: homosexual experience and recent homosexual encounters. \\ Grulich AE, de Visser RO, Smith AM, Rissel CE, Richters J
  94. Money, Housework, Sex, and Conflict: Same-Sex Couples in Civil Unions, Those Not in Civil Unions, and Heterosexual Married Siblings \\ Sondra E. Solomon, Esther D. Rothblum, and Kimberly F. Balsam. p. 569
  95. 1 2 Erhard Köllner. Homosexualität als anthropologische Herausforderung. — Julius Klinkhardt, 2001. — С. 365—366
  96. Bäccman, C., Folkesson, P., & Norlander, T. (1999). Expectations of romantic relationships: A comparison between homosexual and heterosexual men with regard to Baxter’s criteria. Social Behavior and Personality, 27, 363—374
  97. Meike Watzlawik, Nora Heine. Sexuelle Orientierung: Weg vom Denken in Schubladen. — Vandenhoeck & Ruprecht, 2004. — С. 40-41, 45
  98. 1 2 Nathaniel McConaghy. Sexual Behavior: Problems and Management, с. 130—131
  99. 1 2 Philip Blumstein, Pepper Schwartz. American Couples: Money, Work, Sex. — New York: William Morrow & Co., 1983. — 656 p.
  100. Marcel T. Saghir und Eli Robins: Male and Female Homosexuality: A Comprehensive Investigation // Williams & Wilkins, Baltimore, 1973
  101. Robert J. Kus. Addiction and Recovery in Gay and Lesbian Persons. — Routledge, 2014. — С. 11
  102. Amsterdam cohort study among homosexual men  (англ.)
  103. Martin Dannecker, Reimut Reiche. Der gewöhnliche Homosexuelle. Eine soziologische Untersuchung über männliche Homosexuelle in der Bundesrepublik, Frankfurt/M. 1974
  104. David P. McWhirter, Andrew M. Mattison. The Male Couple: How Relationships Develop, 1984
  105. Erhard Köllner. Homosexuelle Sozialisation und Gay Counseling. Coming out und Homosexuelle Sozialisation bei männlichen Homosexuellen. — Münster, 1990
  106. Thomas Hertling. Homosexuelle Männlichkeit zwischen Diskriminierung und Emanzipation. — LIT Verlag, Berlin/Münster/Wien/Zürich/London 2011, ISBN 978-3-643-11355-9. — с. 262
  107. Кон И. С.. Однополые пары // Лунный свет на заре. Лики и маски однополой любви. — 2-е изд., перераб. и доп. — М.: Олимп, ACT, 2003. — С. 422-423. — 576 с. — ISBN 5-17-015194-2, ISBN 5-8195-0836-X.
  108. Ошибка в сносках?: Неверный тег <ref>; для сносок Hertling_.D1.81.D1.82.D1.80169 не указан текст
  109. Lettie L. Lockhart et al., "Letting out the Secret:Violence in Lesbian Relationships, " Journal of Interpersonal Violence 9 (1994): 469—492.
  110. Gwat Yong Lie and Sabrina Gentlewarrier, "Intimate Violence in Lesbian Relationships: Discussion of Survey Findings and Practice Implications, " Journal of Social Service Research 15 (1991): 46.
  111. William C. Nichols, et al, editors, Handbook of Family Development and Intervention (New York:John Wiley and Sons, Inc., 2000): 393.
  112. D. Island and P. Letellier, Men Who Beat the Men Who Love Them: Battered Gay Men and Domestic Violence (New York: Haworth Press, 1991): 14.
  113. Extent, Nature, and Consequences of Intimate Partner Violence. Patricia Tjaden, Nancy Thoennes, July 2000. NCJ 181867. Findings From the National Violence Against Women Survey, pp.29-31
  114. "Intimate Partner Violence, " Bureau of Justice Statistics Special Report (U.S. Department of Justice, May, 2000): 11.
  115. Intimate Partner Violence among Men Who Have Sex with Men: A Systematic Review \\ Catherine Finneran, MPH and Rob Stephenson, Ph.D.1
  116. Глобальные и региональные оценки насилия в отношении женщин (резюме)
  117. National Intimate Partner and Sexual Violence Survey: 2010 Summary Report, с. 2  (англ.)
  118. Senatsverwaltung für Arbeit, Integration und Frauen: Häusliche Gewalt
  119. Gewalt gegen Frauen im häuslichen Bereich
  120. BKA-Studie zu Feminiziden: Jeder zweite Frauenmord wird vom Partner verübt
  121. Эксперты рассказали, как помочь пострадавшим от насилия в семье
  122. Умерла от любви: Как найти управу на домашнего тирана?
  123. Joanna Bunker Rohrbaugh. SAME-GENDER DOMESTIC VIOLENCE FAMILY COURT REVIEW, Association of Family and Conciliation Courts, 2006, с. 287—288
  124. Sexuelle Orientierung: in Psychotherapie und Beratung
  125. Diana van Oort. Sexuelle Gewalt gegen Lesben und bisexuelle Frauen aller Altersgruppen // Gewaltgegen Schwule — Gewalt gegen Lesben. Band 6
  126. Gewalt gegen Lesben — Gewalt gegen Schwule, с. 10

Ссылки[править | править вики-текст]