ВИЧ-инфекция

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Эта статья о заболевании. О возбудителе болезни — статья вирус иммунодефицита человека.
ВИЧ-инфекция
МКБ-10 B20, B21, B22, B23, B24
МКБ-10-КМ B20 и B20-B20
МКБ-9 042-044
МКБ-9-КМ 042[1] и 042-042.99[1]
DiseasesDB 5938
MedlinePlus 000594
eMedicine emerg/253 
MeSH D000163

ВИЧ-инфе́кция — медленно прогрессирующее заболевание[2], вызываемое вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ)[3][4]. Вирус поражает клетки иммунной системы, имеющие на своей поверхности рецепторы CD4: Т-хелперы, моноциты, макрофаги, клетки Лангерганса[5], дендритные клетки, клетки микроглии[6]. В результате работа иммунной системы угнетается, развивается синдром приобретённого иммунного дефицита (СПИД), организм больного теряет возможность защищаться от инфекций и опухолей, возникают оппортунистические заболевания, которые не характерны для людей с нормальным иммунным статусом[7][8][9][10][11][12].

В настоящее время благодаря доступности антиретровирусной терапии качество и продолжительность жизни ВИЧ-положительных людей не отличается от ВИЧ-отрицательных людей[13][14]. Принимая терапию, человек достигает нулевой вирусной нагрузки, вследствие чего не способен инфицировать других людей, в том числе при незащищённом половом акте[15][16][17][18].

В отсутствие приёма антиретровирусной терапии иммунная система человека постепенно ослабевает, данная стадия развития ВИЧ-инфекции называется латентной и продолжается в среднем от шести до семи лет[19][20]. В случае если человек отказывается от приёма АРВ-терапии, продолжающаяся репликация ВИЧ и истощение иммунитета приводят к стадии вторичных заболеваний[21], угрожающих жизни. Скорость развития ВИЧ-инфекции зависит от многих факторов, в том числе от статуса иммунной системы[22][23], возраста (пожилые люди имеют повышенный риск быстрого развития заболевания в сравнении с более молодыми людьми), штамма вируса, коинфекций, полноценности питания и иных[24]. Недостаточный уровень медицинского ухода и наличие сопутствующих инфекционных заболеваний, например, туберкулёза, вызывает предрасположенность к скоротечному развитию заболевания[25][26][27].

Этиология и патогенез[править | править код]

Вирус иммунодефицита человека[править | править код]

ВИЧ-инфекцию вызывает вирус иммунодефицита человека, относящийся к семейству ретровирусов[28], роду лентивирусов. Геном ВИЧ представлен рибонуклеиновой кислотой и в заражённой клетке подвергается обратной транскрипции. ВИЧ поражает клетки крови человека, имеющие на своей поверхности CD4-рецепторы: Т-лимфоциты, макрофаги и дендритные клетки[8][29][30]. Инфицированные вирусом Т-лимфоциты гибнут из-за разрушения вирусом, апоптоза или уничтожения цитотоксическими Т-лимфоцитами. После того, как число CD4+ T-лимфоцитов становится ниже 200 в одном микролитре крови, система клеточного иммунитета перестаёт защищать организм[31].

Оболочка вируса состоит из двуслойной липидной мембраны, в которую встроен ряд белков, например трансмембранный гликопротеин gp41 и поверхностный гликопротеин gp120[32]:293-294, 296. Внутри «ядра» вируса, состоящего из матричного белка p17 и капсидного белка p24, находятся две одноцепочечные молекулы геномной РНК и ряд ферментов: обратная транскриптаза, интеграза и протеаза.

Генетические факторы иммунитета к ВИЧ[править | править код]

Наследственность играет важную роль в развитии ВИЧ-инфекции, лица, гомозиготные по аллелю CCR5-Δ32, имеют генетически обусловленную устойчивость к некоторым серотипам ВИЧ[33] Мутация в гене CCR2 приводит к задержке развития СПИД[34][35]. Для ВИЧ характерно значительное генетическое разнообразие, описаны штаммы с различными скоростями развития заболевания[36][37][38].

Лица, имеющие мутации в CCR5 корецепторах М-тропных штаммов вируса, маловосприимчивы к М-тропным штаммам ВИЧ-1, но заражаются Т-тропными штаммами[39][40]. Гомозиготность по HLA-Bw4 является предохраняющим фактором от прогрессирования болезни. У гетерозигот по локусам HLA класса I иммунодефицит развивается медленнее, чем у гомозигот[41].

Исследования показали, что у носителей HLA-B14, B27, B51, B57 и C8 инфекция прогрессирует медленнее, а у носителей HLA-A23, B37 и B49 иммунодефицит развивается быстро[42][43]. У всех ВИЧ-инфицированных с HLA-B35 СПИД развивался не ранее, чем через 8 лет после заражения. У половых партнёров, несовместимых по HLA класса I, риск заражения ВИЧ при гетеросексуальных контактах ниже[44].

Изменения в иммунной системе[править | править код]

Незрелая и зрелая формы ВИЧ (стилизованное изображение)

В острой фазе ВИЧ-инфекции, в стадии виремии, происходит резкое снижение CD4+ T-лимфоцитов за счёт прямого лизирующего действия вируса и нарастание числа копий вирусной РНК в крови. После этого отмечается стабилизация процесса с некоторым увеличением числа CD4 клеток, не достигающим, однако, нормальных величин[45].

Положительная динамика обусловлена увеличением числа цитотоксических CD8+ Т-лимфоцитов. Эти лимфоциты способны уничтожать ВИЧ-инфицированные клетки напрямую путём цитолиза без ограничения по человеческому лейкоцитарному антигену класса I (англ.  Human leukocyte antigen-HLA)[46][47]. Кроме того, они секретируют подавляющие факторы (хемокины), такие как RANTES, MIP-1alpha, MIP-1beta[48], MDC, препятствующие размножению вируса путём блокировки корецепторов[49][50][51][52].

ВИЧ-специфичные CD8+ лимфоциты играют главную роль в контроле острой фазы ВИЧ-инфекции[29], однако при хроническом течении инфекции не коррелируется с виремией[53], так как пролиферация и активация лимфоцитов CD8+ зависит от антиген-специфичных T-хелперов CD4, при этом ВИЧ также заражает CD8+ лимфоциты, что может вести к снижению их числа[54]. Синдром приобретённого иммунодефицита является терминальной стадией ВИЧ-инфекции и развивается у большинства больных при падении числа CD4+ Т-лимфоцитов, крови ниже 200 клеток/мл (норма CD4+ T-лимфоцитов 500—1200 клеток/мл)[55].

Депрессию CD4+ клеток объясняют следующими теориями[56]:

  • Гибель CD4+ T-лимфоцитов в результате прямого цитопатического действия ВИЧ[57]
  • ВИЧ поражает в первую очередь активированные лимфоциты CD4, а поскольку специфичные к ВИЧ лимфоциты входят в число первых клеток, активируемых в ходе ВИЧ-инфекции, они страдают одними из первых[58].
  • Изменение вирусом клеточной мембраны CD4+ T-лимфоцитов, что ведёт их к слиянию между собой с образованием гигантских синцитиев, которое регулируется LFA-1[59][60]
  • Поражение CD4 клеток антителами, как результат антител-зависимого цитотоксического действия (англ. ADCC-antibody-dependent cellular cytotoxicity)[61][62].
  • Активация естественных клеток-киллеров[63][64].
  • Аутоиммунное поражение[65][66]
  • Связывание белка вируса gp120 с CD4-рецептором (маскировка CD4-рецептора) и как результат — невозможность опознания антигена, невозможность взаимодействия CD4 с HLA класса II[67].
  • Запрограммированной клеточной смертью[68][69].
  • Отсутствие иммунного ответа (анергия)[70].

B-лимфоциты при ВИЧ-инфекции подвергаются поликлональной активации и выделяют большое количество иммуноглобулинов, ФНОα, интерлейкин-6[71] и лектин DC-SIGN, который способствует проникновению ВИЧ в T-лимфоциты[72]. Кроме того, наблюдается значительное снижение интерлейкина-2, вырабатываемого CD4-хелперами 1 типа и имеющего критическое значение в активации цитотоксических Т-лимфоцитов (CD8+, CTL)[73][74] и подавление вирусом секреции макрофагами интерлейкина-12 — ключевого цитокина в образовании и активации T-хелперов 1 типа и NK-лимфоцитов (англ. Natural killer cells)[75].

Одним из основных факторов патогенеза ВИЧ является гиперактивация иммунной системы в ответ на инфекцию[76][77]. Одной из черт патогенеза является гибель CD4+ Т-хелперов, концентрация которых медленно, но неуклонно снижается. Особенно значительные негативные последствия имеет гибель заражённых ВИЧ CD4+ T-лимфоцитов центральной памяти и дендритных клеток. Основной причиной гибели Т-клеток при ВИЧ-инфекции является программируемая клеточная гибель (апоптоз). Даже на стадии СПИД уровень инфицированности CD4+ клеток периферической крови составляет 1:1000, что говорит о том, что вирус сам по себе не способен убить такое количество клеток, которое погибает при ВИЧ-инфекции. Также не объяснить столь массовую гибель Т-клеток и цитотоксическим действием других клеток. В то же время основным местом, где происходит репликация ВИЧ на всех стадиях ВИЧ-инфекции, является вторичная лимфоидная ткань[78]. Наиболее интенсивно репликация ВИЧ происходит в лимфоидной ткани, ассоциированной с кишечником (en:Gut-associated lymphoid tissue). Инфицированные Т-клетки памяти в этой ткани встречаются в 10—100, а иногда в почти в 1000 раз чаще, чем в периферической крови. Это объясняется, в первую очередь, высоким содержанием CD4+CCR5+ Т-клеток в этой ткани, которые являются хорошими мишенями для инфицирования ВИЧ. Для сравнения: в периферической крови таких клеток всего 11,7 %, ткани лимфоузлов 7,9 %, в то время как в лимфоидной ткани, ассоциированной с кишечником — 69,4 %[79].

Выраженное истощение СD4+ клеток, обусловленное репликацией ВИЧ в лимфоидной ткани кишечника, возникает через несколько недель после инфицирования, и сохраняется на всех стадиях ВИЧ-инфекции[80]. ВИЧ-инфекция нарушает проницаемость слизистой для веществ микробного происхождения, таких как липополисахариды грамотрицательных бактерий. Эти вещества, попадая в кровоток, являются причиной хронической неспецифической гиперактивации врождённого и адаптивного иммунитета[81]. Таким образом, ВИЧ-инфекция является, главным образом, болезнью слизистой кишечника, и желудочно-кишечный тракт является главным местом репликации ВИЧ[82].

Принципиально важную роль в снижении количества наивных лимфоцитов является изменение структуры лимфоидной ткани лимфоузлов, вызванное хронической иммунной активацией. После эмиграции из тимуса наивные Т-лимфоциты формируют запас долгоживущих клеток, которые циркулируют между тканями и вторичными лимфоидными органами. Часть из них гибнет вследствие апоптоза, а часть время от времени делится, восполняя запас погибших клеток. Во все периоды жизни число клеток, которые появляются вследствие деления, превышает экспорт из тимуса[83]. Для предотвращения апоптоза этих клеток на каждом этапе их развития им необходимы определённые сигналы выживания. Такой сигнал реализуется, когда во время контакта Т-клеточного рецептора(TCR) с комплексом собственный антиген — MHC I наивный лимфоцит получает стимуляцию интерлейкином-7. Вхождение наивных Т-клеток в лимфоидную ткань и взаимодействие с клетками микроокружения, которые синтезируют ИЛ-7 (например, стромальными клетками лимфоузлов, дендритными клетками[84]), является критическим фактором для сохранения популяции наивных Т-клеток.

Высокоорганизованная структура вторичной лимфоидной ткани чрезвычайно важна для выживания Т-клеток и обеспечения иммунного ответа через взаимодействие Т-лимфоцитов и антигенпрезентирующих клеток. Хроническая иммунная активация и репликация ВИЧ в лимфоидной ткани приводит к разрушению этой структуры и чрезмерному накоплению коллагена, а в конечном счёте — к фиброзу лимфоузлов. Избыточная продукция коллагена есть побочный эффект попытки противодействия регуляторных Т-клеток (Treg) негативным последствиям иммунной активации. Фибробласты, стимулированные цитокинами (такими как TGF-β1) регуляторных Т-клеток, производят коллаген, накопления которого разрушает структуру лимфоидной ткани и лишает наивные Т-клетки доступа к источнику ИЛ-7. Это приводит к истощению их запаса, а также к ограничению возможности его восстановления при подавлении репликации ВИЧ на ВААРТ[85].

Нарушения в работе иммунной системы со временем нарастают вплоть до полной неспособности осуществлять свою основную функцию — защиту организма от болезнетворных организмов. На фоне гиперактивации часто возникают лейкозы, что в совокупности приводит к тому, что факультативные паразиты, которые сосуществуют в здоровом организме под контролем иммунной системы, выходят из-под контроля, становясь гибельными для организма[86].

Основной резервуар ВИЧ в организме — макрофаги и моноциты. В этих клетках не происходит взрывающей репродукции, выход вирионов осуществляется через комплекс Гольджи. Система врождённого иммунитета не способна во время острой ВИЧ-инфекции эффективно распознавать вирус и стимулировать своевременный адекватный специфический Т-клеточный ответ[87].

Военный микробиолог М. В. Супотницкий как минимум с 1995 года высказывает собственные гипотезы о ВИЧ[88]. В частности, он считает, что иммунная система может плохо распознавать ВИЧ, так как до 45 % генома человека состоит из эндогенных ретровирусов и ретротранспозонов, и антитела, возникающие вследствие реакции на белок GP-120, только способствуют усилению инфекции, но не её подавлению. Из этого он делает вывод, что иммунная система человека своим ответом только способствует размножению вируса, и считает, что создание ВИЧ-вакцины, подобной вакцине от вируса оспы, невозможно[89][уточнить]. Эта точка зрения не находит поддержки у специалистов по ВИЧ[88]. Кроме того, идея Супотницкого противоречит тому факту, что принципиальная возможность создания вакцины против ВИЧ доказана, и испытание вакцины RV144 в Таиланде в 2009 году показало 31 % эффективность вакцины в предотвращении инфицирования[90][91].

Эпидемиология[править | править код]

По данным на 2011 год, в мире за всё время ВИЧ-инфекцией заболели 60 миллионов человек, из них: 25 миллионов умерли, а 35 миллионов живут с ВИЧ-инфекцией[92]. В масштабе планеты эпидемическая ситуация стабилизируется, количество новых случаев ВИЧ-инфекции снизилось с 3,5 миллиона в 1997 году до 2,7 миллиона в 2007 году[93]. По данным на конец 2013 года, в России 645 тыс. человек жили с ВИЧ-инфекцией, за период с 1986 по 2013 год умерло от разных причин 153 тысячи ВИЧ-инфицированных граждан России[94]. В декабре 2016 года на заседании президиума РАН руководитель Федерального научно-методического центра по борьбе и профилактике ВИЧ-инфекции Вадим Покровский сообщил, что носителями вируса ВИЧ являются примерно 1,5 млн россиян, а 240 тыс. человек умерли от СПИДа[95].

«В России из-за смешения ранее доминировавшего в РФ штамма A1 и нового агента AG, занесённого из Средней Азии, появился новый вирус A63, который гораздо опаснее родителей», — сообщил в ходе заседания президиума РАН заведующий лабораторией иммунохимии Института вирусологии им. Д. И. Ивановского Эдуард Карамов[96].

В 2016 году в России было зарегистрировано на 5,3 % больше новых случаев ВИЧ-инфекции, чем в 2015 году — 103,4 тысячи[97]. По данным заместителя генсека ООН, исполнительного директора объединённой программы Организации Объединённых Наций по ВИЧ/СПИД (UNAIDS) Мишеля Седибе по числу новых случаев заражения ВИЧ Россия заняла третье место в мире после ЮАР и Нигерии[98].

В России на 2016 год было около миллиона ВИЧ-инфицированных (официальная статистика — меньше миллиона, оценки UNAIDS — больше миллиона), из них только около трети получали антиретровирусную терапию, которая препятствует распространению вируса его носителями. По росту заболеваемости (выявленных новых инфицированных) на 2017 год Россия в первой тройке стран, после двух африканских. По мнению специалистов, это является результатом замалчивания проблемы на государственном уровне[99].

Клиническая классификация[править | править код]

Классификация ВИЧ-инфекции и СПИДа неоднократно уточнялась и изменялась. В первой классификации ВОЗ от 1988 года выделяли 4 стадии. Эта классификация стала основой для других, которые уточняют и детализируют стадии болезни[100]:

I стадия — начальная (острая) ВИЧ-инфекция;
II стадия — персистирующая генерализованная лимфаденопатия;
III стадия — СПИД-ассоциированный комплекс (пре-СПИД);
IV стадия — развёрнутый СПИД.

Классификация CDC[править | править код]

В 1993 году[101] Центрами по контролю и профилактике заболеваний США (англ. CDC) была разработана классификация[102], оценивающая как клинические, так и лабораторные показатели (число CD4+-Т-лимфоцитов в 1 мкл крови). Согласно классификации CDC пациенту диагностируют ВИЧ-инфекцию, либо терминальную стадию СПИД, лица, которые подпадают под критерии категорий А3, В3, С1, С2 и С3 подлежат учёту, как больные СПИД.

Число (%) CD4+ Т-лимфоцитов в 1 мкл

(у человека без ВИЧ их 500—1500 на 1 мкл, или 35-55 %)

Клинические категории
А — бессимптомная острая (первичная) или ПГЛП (персистирующая генерализованная лимфаденопатия) В — Манифестная С — СПИД-индикаторные заболевания
1. > 500 (> 29 %) А1 В1 С1
2. 200—499 (> 14—28 %) А2 В2 С2
3. < 200 (< 14 %) А3 В3 С3

Симптомы клинических категорий по классификации CDC:

А: острый ретровирусный синдром: генерализованная лимфаденопатия (ГЛАП), бессимптомное течение;
В: синдромы СПИД-ассоциированного комплекса: кандидоз полости рта, дисплазия шейки матки, органические поражения, опоясывающий герпес, идиопатическая тромбоцитопения, листериоз, лейкоплакия, периферическая нейропатия;
С: собственно СПИД: кандидоз лёгких или пищевода, рак шейки матки, кокцидиоидоз, криптоспоридиоз, цитомегаловирусная инфекция, герпетический эзофагит, ВИЧ-энцефалопатия, гистоплазмоз, изоспороз, саркома Капоши, лимфома, микобактериоз, пневмоцистоз, бактериальная пневмония, прогрессирующая многоочаговая лейкоэнцефалопатия, сальмонеллёз.

Клинические стадии ВОЗ[править | править код]

Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) в 1990 году разработала клиническую классификацию ВИЧ/СПИДа, которая последний раз была значительно дополнена и обновлена в 2006 году и опубликована, для стран Европы, 1 декабря 2006 г. в «Протоколах ВОЗ по лечению и предупреждению ВИЧ/СПИД»[103].

Клинические стадии ВОЗ для взрослых и подростков старше 15 лет[104]:

* Если подкрепляются достаточными доказательствами, могут быть включены: карцинома заднепроходного отверстия и лимфома (Т-клеточная Ходжкинская лимфома)

Клиническая классификация в РФ[править | править код]

В России и странах СНГ получила распространение классификация, предложенная В. И. Покровским в 1989 году[106][107]:

I — стадия инкубации
II — стадия первичных проявлений:
А — острая лихорадочная фаза
Б — бессимптомная фаза
В — персистирующая генерализованная лимфаденопатия
III — стадия вторичных проявлений:
А — потеря массы тела менее 10 %, поверхностные грибковые, бактериальные, вирусные поражения кожи и слизистых оболочек, опоясывающий герпес, повторные фарингиты, синуситы;
Б — прогрессирующая потеря массы тела более 10 %, необъяснимая диарея или лихорадка более 1 месяца, повторные и/или стойкие бактериальные и протозойные поражения внутренних органов (без диссеминации) или глубокие поражения кожи и слизистых оболочек: повторный или диссеминированный опоясывающий лишай, локализованная саркома Капоши;
В — генерализованные бактериальные, грибковые, вирусные, протозойные и паразитарные заболевания, пневмоцистная пневмония, кандидоз пищевода, атипичный микобактериоз, внелёгочный туберкулёз, кахексия, диссеминированная саркома Капоши, поражения ЦНС различной этиологии
IV — терминальная стадия

Приложение к Инструкции по заполнению годовой формы государственного федерального статистического наблюдения № 61 «Сведения о контингентах больных ВИЧ-инфекцией»,[108] утверждённой Приказом Минздравсоцразвития России от 17 марта 2006 г. № 166 предлагает следующую классификацию стадий ВИЧ-инфекции[109]:

  1. Стадия инкубации;
  2. Стадия первичных проявлений. Варианты течения: бессимптомное, острая инфекция без вторичных заболеваний, острая инфекция со вторичными заболеваниями;
  3. Субклиническая стадия.
  4. Стадия вторичных заболеваний. Варианты течения:
    потеря массы тела менее 10 %, грибковые, вирусные, бактериальные поражения кожи и слизистых, повторные фарингиты, синуситы, опоясывающий лишай. Фазы: прогрессирование в отсутствие антиретровирусной терапии, на фоне антиретровирусной терапии; ремиссия (спонтанная, после антиретровирусной терапии, на фоне антиретровирусной терапии);
    потеря массы тела более 10 %, необъяснимая диарея или лихорадка более месяца, повторные стойкие вирусные, бактериальные, грибковые, протозойные поражения внутренних органов, локализованная саркома Капоши, повторный или диссеминированный опоясывающий лишай. Фазы: прогрессирование в отсутствие антиретровирусной терапии, на фоне антиретровирусной терапии; ремиссия (спонтанная, после антиретровирусной терапии, на фоне антиретровирусной терапии);
    кахексия, генерализованные вирусные, бактериальные, микобактериальные, грибковые, протозойные, паразитарные заболевания, в том числе: кандидоз пищевода, бронхов, трахеи, лёгких; пневмоцистная пневмония; злокачественные опухоли; поражения центральной нервной системы. Фазы: прогрессирование в отсутствие антиретровирусной терапии, на фоне антиретровирусной терапии; ремиссия (спонтанная, после антиретровирусной терапии, на фоне антиретровирусной терапии);
  5. Терминальная стадия.

Стадии инфекционного процесса[править | править код]

Количество CD4 лимфоцитов и копий РНК вируса в крови больного с момента инфицирования до терминальной стадии[110].                      Число CD4+ T лимфоцитов (клеток в 1 мм3)                      Число копий РНК вируса в 1 мл плазмы крови

Общая продолжительность ВИЧ-инфекции у пациентов, не получающих ВААРТ, составляет в среднем 10 лет. В течение всего этого времени наблюдается постоянное снижение количества CD-4 лимфоцитов в крови пациента приводящее к тяжёлому иммунодефициту, что в конечном итоге становится причиной смерти от вторичных (оппортунистических) заболеваний[24].

При этом как в присутствии АРВТ, так и в её отсутствие ВИЧ поражает ряд органов и систем (в связи со способностью присоединяться к клеткам организма человека, имеющим CD-4 комплекс — например, базальные мембраны, остеобласты и т. д.), что вызывает огрубевание (склеризацию) лимфоузлов с потерей их функциональности и лимфатической системы в целом, потерю эластичности сосудов кровеносной системы (повышаются риски ССЗ), наружные оболочки нервов (эпинервия) (развиваются неврологические заболевания и потеря когнитивных функций).

Период окна[править | править код]

Период сероконверсии — от инфицирования до появления детектируемых антител к ВИЧ — от двух до 12 недель (у людей с ослабленным иммунитетом от двенадцати недель до 6 месяцев[111])[24].

Острая фаза[править | править код]

Острая фаза длится до 1 месяца с момента инфицирования, при этом, клинические проявления виремии и инфекционного процесса могут отсутствовать. Среди частых клинических проявлений этой стадии: субфебрильная температура, крапивница, стоматит, воспаление лимфатических узлов, которые становятся увеличенными, мягкими и болезненными (симптомы проходят под маской инфекционного мононуклеоза). Максимальная концентрация вируса и антител появляется только в самом конце продромального периода.

После инфицирования ВИЧ-1 и инкубационного периода, который может длиться от нескольких дней до нескольких недель[112], в большинстве случаев развивается острый «гриппоподобный» синдром, проявление острой виремии, некоторые пациенты описывают его как «самый тяжёлый грипп» в их жизни[24]. Впервые гриппоподобный синдром был описан[113] как мононуклеозоподобный синдром с лихорадкой, пятнисто-папулёзной сыпью, язвами на слизистой полости рта, лимфаденопатией, артралгией, фарингитом, недомоганием, похудением, асептическим менингитом и миалгией[114]. Отмечается, что чем тяжелее симптомы острой фазы и чем дольше они сохраняются, тем быстрее развивается СПИД[115][116]. Наиболее чувствительными клиническими критериями острой фазы ВИЧ-инфекции признаны лихорадка (80 %) и недомогание (68 %), а наиболее специфичными— похудение (86 %) и язвы слизистой полости рта (85 %)[24][117][118].

В течение острой фазы вирус активно реплицируется и вирусная нагрузка может достигать 10 млн копий вирусной РНК в 1 мкл (вирусная нагрузка более 10 млн копий вируса на 1 мкл не может быть определена стандартными тест-системами), а число CD4+ лимфоцитов падает, иногда до уровня, при котором могут развиваться оппортунистические инфекции[24]. Затем это число CD4+ клеток повышается, но обычно не достигает первоначального уровня (норма 1200 в 1 мкл). Число CD8+ лимфоцитов увеличивается, при этом отношение CD4/CD8 может стать менее 1[119]. Показано, что чем выше вирусная нагрузка, тем более заразен больной, особенно во время острой фазы ВИЧ-инфекции[120][121].

Острая фаза ВИЧ-инфекции обычно продолжается 7—10, редко более 14 дней. Диагностика этой стадии ВИЧ-инфекции трудна из-за неспецифичности симптомов и может быть подтверждена при выявлении вирусной РНК в отсутствие антител к ВИЧ. Одним из лучших методов диагностики этой фазы служит выявление РНК ВИЧ-1 в плазме (РНК ВИЧ >10 000 копий/мл[122]) с чувствительностью и специфичностью достигающими 100 %[117]. Чувствительность определения белка p24 составляет 79 %, а специфичность — 99,5—99,96 %. Диагноз острой фазы ВИЧ-инфекции необходимо подтвердить через несколько недель выявлением антител к ВИЧ. В некоторых случаях начало комбинированной терапии именно на этой стадии может быть полезно для здоровья инфицированного[24].

Клинические симптомы острой ВИЧ-инфекции[123]: Лихорадка (96 %), лимфаденопатия (74 %), фарингит (70 %), сыпь (70 %)[124], миалгия (54 %), диарея (32 %), головная боль (32 %), тошнота и рвота (27 %), гепатоспленомегалия (14 %), потеря веса (13 %), молочница (12 %), неврологические симптомы (12 %)[125].

Бессимптомная стадия[править | править код]

После окончания острой фазы устанавливается «равновесие» между скоростью размножения вируса и иммунным ответом, и затем в течение многих месяцев и лет (до 8—10 лет), инфекция протекает бессимптомно или в форме персистирующей генерализованной лимфаденопатии (стадия 1 по классификации ВОЗ). В этот период происходит активное размножение вируса и постоянное разрушение CD4 клеток. В конце асимптоматической фазы могут появиться различные симптомы и заболевания, которые, однако, не являются критериями СПИД (стадия 2 по классификации ВОЗ). При числе CD4+ лимфоцитов более 200 клеток в 1 мкл заболевания, характерные для стадии СПИД, развиваются редко[126]. Бессимптомная стадия длится 5—10 лет, характерные симптомы этой стадии — лимфоаденопатия (увеличение лимфатических узлов). Применение ВААРТ позволяет продлить эту стадию на десятки лет[24], при этом срок жизни человека с ВИЧ и принимающего эффективную АРВТ — неопределённо долгий, то есть ограничен только биологическим возрастом человека.

Ранее ошибочно считалось, что ВИЧ-инфицированные пациенты в латентной стадии ВИЧ-инфекции могут заражать других лиц, даже в случае применения АРВТ, хотя лечение значительно снижает вероятность инфицирования[24] — именно так было до 2016 года.

Однако в 2016 году были завершены глобальные исследования HPTN 052, PARTNER и PARTNER II, доказавшие, что в случае приёма АРВТ передача ВИЧ-инфекции при незащищённом половом акте — передача вируса невозможна при соблюдении определённых критериев. Выработаны критерии U=U (undetectable=untransmittable) или Н=Н (неопределяемый = не передающий), которые фактически означают следующее: вирусная нагрузка менее 200 копий вируса на 1 мкл, которая сохраняется 6 и более месяцев, а также высокая приверженность антиретровирусной терапии (отсутствие частых пропусков и задержек приёма препаратов) — гарантирует нулевую передачу ВИЧ-инфекции половому партнёру, не инфицированному ВИЧ.

ПреСПИД[править | править код]

Продолжительность стадии составляет 1—2 года, начинается угнетение клеточного иммунитета. Характерными заболеваниями являются: рецидивирующий герпес (долго незаживающие изъязвления слизистой рта, половых органов, стоматит), лейкоплакия языка (разрастание сосочкового слоя), кандидоз слизистой рта и половых органов.

СПИД[править | править код]

СПИД — это терминальная (предсмертная) стадия ВИЧ-инфекции. В отсутствие лечения длится до трёх лет, в среднем 1—2 года. На стадии СПИД происходит генерализация оппортунистических инфекций и опухолей; в случае развития опасных вторичных заболеваний, продолжительность жизни в отсутствие ВААРТ составляет менее 1 года[24]. Характерными заболеваниями для этой стадии являются: туберкулёз, сальмонеллёз и его переход в генерализованную форму, энцефалит, менингит, инфекция Legionella pneumophila, грипп, герпес, криптоспоридиоз, токсоплазмоз, менингоэнцефалит, кандидоз, гистоплазмоз, криптококкоз, злокачественные опухоли (саркома Капоши, лимфомы), пневмоцистная пневмония.

Факторы, которые сокращают переход ВИЧ-инфекции в СПИД: зрелый и пожилой возраст, коинфекция другими вирусными заболеваниями, плохое питание, стресс, генетические особенности[24][127]. Факторы, которые задерживают развитие СПИД: применение высокоактивной антиретровирусной терапии, лечение сопутствующих заболеваний, следование рекомендациям лечащего врача, правильное питание, здоровый образ жизни (отказ от курения), генетические особенности[24][127].

Ключевые группы[править | править код]

К группам повышенного риска заражения ВИЧ-инфекцией относят некоторые категории людей, в ходе личной жизни или профессиональной деятельности которых вероятность прямого контакта крови, или даже неповреждённой слизистой оболочки, или повреждённой кожи с биологическими жидкостями заражённого человека (кровью, лимфой, спермой, секретом влагалища, предсеменной жидкостью, грудным молоком, отделяемым из ран, цереброспинальной жидкостью, содержимым трахеи, плевральной полости и др.) возможен с большей вероятностью, чем в среднем по популяции. Поэтому особенно опасной формой полового акта для принимающего партнёра является незащищённый анальный секс, так как при этой форме возникает наибольшее число мелких и крупных повреждений. С другой стороны, заражение возможно и в случае неповреждённой слизистой оболочки, так как слизистая содержит значительное количество дендритных клеток (в том числе, клеток Лангерганса), которые могут играть роль «переносчиков» вирусных частиц в лимфатические узлы.

Наибольшему риску с точки зрения эпидемиологии подвергаются лица, употребляющие инъекционные наркотики, использующие общую посуду для приготовления наркотика, а также их половые партнёры[128].

Лица (независимо от сексуальной ориентации), практикующие незащищённый анальный секс[129], при этом средняя вероятность заражения пассивного партнёра после одного полового контакта — 1 %, активного — 0,06 % (приводится статистика общего населения, а не среди ВИЧ-положительных). В частности, примерно 25 % случаев незащищённого анального секса среди серопозитивных геев составляют так называемые бейрбэкеры, составляющие около 14 % всех геев в исследованной выборке, это лица, сознательно избегающие использования презервативов, несмотря на свою осведомлённость о возможности заражения ВИЧ[130][131][132][133]. Небольшую долю среди barebackers составляют «bug chasers» — лица, целенаправленно стремящиеся заразиться ВИЧ и выбирающие в качестве партнёров для секса ВИЧ-позитивных или потенциально позитивных индивидуумов, называемых «gift-givers»[134][135].

Для лиц, практикующих незащищённый вагинальный секс[136] (приводится статистика общего населения, а не среди ВИЧ инфицированных), вероятность заражения женщины после одного полового контакта оставляет около 0.01—0.32 %,мужчины — 0.01—0.1 %, и может варьироваться в широких пределах, в зависимости от конкретных условий[137], в частности, этот путь заражения является преобладающим в Африке[138]. Согласно данным UNAIDS, 2007 году в Восточной Европе 42 % новых ВИЧ-инфекций было обусловлено именно гетеросексуальными контактами[139].

Лица, практикующие незащищённый оральный секс (фелляция, куннилингус и анилингус), имеют казуистический риск заражения ВИЧ[140][141]. Ранее, вероятность заражения пассивного партнёра после одного полового контакта оценивалась — 0,03 %, в среднем (приводится статистика общего населения, а не среди ВИЧ-инфицированных), и ранее считалось, что риск может изменяться в широких пределах, в зависимости от конкретных условий[94][131], однако по эпидемиологическим данным на 2019 год риск передачи ВИЧ при оральном сексе — околонулевой и считается казуистическим, в связи с отсутствием подтверждённых и зарегистрированных случаев передачи ВИЧ-инфекции этим путём[142].

Согласно эпидемиологическим данным, повышенный риск заражения имеют лица, которым делали переливание непроверенной донорской крови[143], врачи — нарушающие правила работы и ставящие себя в риск артифициального заражения [144], больные ИППП [145], коммерческие секс-работники (КСР) и их клиенты не зависимо от сексуальной или гендерной идентичности[146], мигранты[147].

Профилактика[править | править код]

Специфическая иммунопрофилактика к ВИЧ-инфекции не разработана, однако показано, что возможно создание вакцины, защищающей от ВИЧ/СПИД. Разрабатываемые вакцины находятся на ранних этапах клинических исследований. Ещё большее количество препаратов находится на стадии доклинических исследований[148][149]. В 2018 году одна из таких вакцин успешно прошла клинические испытания стадий I и IIа[150]. В 2018 году исследователи предложили комплексную вакцину для защиты от трети известных штаммов ВИЧ, основанную на искусственном белке, подобном вирионному белку Env. Во второй половине 2019 года планируется начать пилотные клинические исследования этой вакцины на людях[151]. В 2020 году российский научный центр «Вектор» Роспотребнадзора заявил о прогрессе в разработке вакцины от ВИЧ. Согласно данным Государственного реестра лекарственных средств, разрешение на клинические исследования вакцины «КомбиВИЧвак» было выдано в 2013 году, они будут продолжаться до конца 2021 года[152]. При этом каждая вакцина-кандидат должна проходить полный цикл клинических исследований, доказывающих её эффективность и безопасность. Имеется прецедент с вакциной-кандидатом (клинические исследования STEP и Phambili), не уменьшавшей, а увеличивавшей вероятность инфекции[153].

Основная стратегия профилактики ВИЧ в развитых странах[править | править код]

Эта единственная высокоэффективнная стратегия борьбы с распространением ВИЧ, применяемая в развитых странах означает, что всем ВИЧ-положительным людям (или тем у кого недавно обнаружена ВИЧ-инфекция) назначается АРВТ вне зависимости от их иммунного статуса и вирусной нагрузки как можно быстрее. Подавление вирусной нагрузки в крови ВИЧ-положительного человека делает (следуя принципам Н=Н, Неопределяемый = Не передающий) передачу вируса невозможной. Исследования PARTNER и PARTNER II показали отсутствие риска передачи ВИЧ при незащищённом половом акте: в течение 6 лет внутри исследованных 1166 гомо- и гетеросексуальных пар не было ни одного случая передачи вируса, когда вирусная нагрузка одного из партнёров была неопределяемой — это несмотря на то, что общее количество зафиксированных и проанализированных незащищённых половых актов составляло более 58000[154].

Критерии принципа Undetectable=Untransmittable

  • ВИЧ-положительный человек принимает АРВТ и привержен терапии (принимает все дозы препаратов с соблюдением условий приёма, регулярно, без пропусков и задержек в приёме более 30 минут от выбранного для приёма времени);
  • вирусная нагрузка ВИЧ ниже 200 копий/мкл крови 6 месяцев и более;
  • партнёрами не производится соупотребление ПАВ инъекционным способом.

Доконтактная профилактика (ДКП, или Pre-exposure profilaxys — PrEP)[править | править код]

Доконтактная профилактика (ДКП) — это профилактическая мера по предотвращению передачи ВИЧ-инфекции, которую проводит с собой ВИЧ-отрицательный партнёр. Она состоит в приёме неполной схемы антиретровирусной терапии, одобренной CDC и EACS. На январь 2020 года это Truvada (эмтрицитабин и тенофовир) в рабочей дозировке, на февраль 2022 года — российский аналог Доквир (эмтрицитабин и тенофовир). При этом мужчины, согласно британскому руководству по ДКП могут принимать ДКП по требованию.

Одновременно женщины, в виду биологических особенностей, должны принимать ДКП непрерывно на период половой активности (например, коммерческие секс-работники, либо женщины, которые планируют зачатие естественным способом с ВИЧ-положительным партнёром и иррационально сомневаются в принципе Н=Н).

В случае, если ВИЧ-отрицательный партнёр в дискордантной паре (пара в которой один из партнёров ВИЧ-положительный) не использует презерватив, то он может начать сплошной (непрерывный) приём ДКП, для предотвращения передачи вируса от ВИЧ-положительного партнёра на период до момента достижения им критериев принципа Н=Н.

Для получения подробной консультации можно обратиться в региональный центр по борьбе со СПИДом. Однако, следует учитывать, что ПКП для граждан региональными центрами по борьбе со СПИДом не предусмотрены в рамках медицинской помощи и необходимо приобретать ДКП самостоятельно.

Информирование[править | править код]

К просветительским профилактическим мероприятиям по эффективности воздействия относят:

  1. Настороженность врачей в части диагностики ВИЧ-инфекции и ведение ими просветительско работы среди пациентов;
  2. Полноценная санпросветработа на всех уровнях, организованная органами исполнительной власти по управлению здравоохранением;
  3. Проект «Простые правила против СПИДа»;
  4. Мероприятия для молодёжи, направленные на формирование ответственного отношения к своим поступкам в жизни (например, при поддержке Московской городской думы, Департамента семейной и молодёжной политики, а также Московского городского центра по профилактике и борьбе со СПИДом).

При этом, указанные выше профилактические меры, а также проведение агитационных мероприятий в соответствии с п.п. 4, направленных на пропаганду семейных ценностей и/или т. н. ответственного отношения к своим поступкам, как средства борьбы с распространением ВИЧ: относят к мерам по изменению полового поведения людей и они являются мерами с самой низкой эффективностью в отношении борьбы с распространением ВИЧ.

Программы по снижению вреда[править | править код]

К общественным мероприятиям относится реализация программы «Снижение вреда» (Harm Reduction), которая подразумевает работу с потребителями инъекционных наркотиков (ПИН), а именно:

  • обмен игл и шприцев в среде потребителей инъекционных наркотиков (с целью изъятия из оборота ВИЧ-контаминированных игл и шприцев);
  • обучение потребителей наркотиков навыкам менее опасного употребления инъекционных наркотиков (тренинги «Безопасная инъекция», «Дезинфекция», «Неинъекционное употребление») для потребителей инъекционных наркотиков (ПИН) со стойко сформированной наркозависимостью, которые не могут или не хотят прекратить инъекционное употребление;
  • проведение аутрич-работы (достижение во вне — метод социальной работы, направленный на установление контактов и донесение информации, консультаций, средств профилактики до закрытых социальных групп в местах привычных для них) на закрытой наркосцене с целью охвата труднодоступных ПИН[155];
  • обеспечение ПИН презервативами, средствами дезинфекции (спиртовые салфетки), средствами гигиены, витаминами и перевязочным материалом (сервис низкого порога);
  • медицинское, психологическое и юридическое консультирование ПИН;
  • мотивационное консультирование ПИН с целью изменения поведения и вовлечения их в программы реабилитации и трезвости;
  • информационно-образовательная работа среди ПИН, в том числе распространение информации о заместительной терапии (контролируемое медиками употребление метадона или бупренорфина (эднок) вместо уличного ВИЧ-рискованного употребления инъеционных наркотиков) и антиретровирусной терапии (поддерживающее лечение СПИДа);
  • социальное сопровождение и переадресация ПИН в соответствующие государственные службы (например, помощь в лечении, трудоустройстве, сопровождение ПИН, освободившихся из мест лишения свободы) и другое[156].

Подход «Снижение вреда» рассматривается специалистами как «мостик» между ПИН, находящимися в употреблении, и программами лечения и реабилитации ПИН. В системе профилактических мероприятий стратегия «Снижение вреда» относится к направлению «Вторичная профилактика». В России «Снижение вреда» практически не используется, обмен шприцев и раздача презервативов осуществляются стихийно некоммерческими организациями и зачастую вызывают сопротивления со стороны властей[157].

Программы заместительной терапии в мире показали свою неэффективность в части вовлечения ПИН в программы реабилитации и трезвости — в ЕС и США только около 10 % активных наркопотребителей, желающих прекратить приём психоактивных веществ (ПАВ) подключаются к программам заместительной терапии. Остальные 90 % желающих отказываются от приёма наркотических средств используя иные, более эффективные методы, в том числе программы психологической помощи и социальной адаптации (группы поддержки, программы 12 шагов и т. д.). Таким образом, ЛУН не отказываются от применения наркотических средств — эти средства заменяются на контролируемое потребление метадона. В отношении распространения ВИЧ-инфекции эта заместительная терапия также, зачастую не эффективна, так как в программу включаются граждане длительно употребляющее наркотики и уже являющиеся людьми живущими с ВИЧ и/или гепатитами.

Профилактические мероприятия с пациентами[править | править код]

К медицинским профилактическим мероприятиям относят:[158]

  1. Использование мужских и женских презервативов;
  2. Тестирование на ВИЧ и ИППП и консультирование о половом поведении и рисках (для женщин обязательно тестирование на ИППП из четырёх точек (зев, уретра, анус, цервикальный канал); для мужчин из трёх точек (зев, уретра, анус));
  3. Тестирование на туберкулёз (ТБ), консультирование и направление на лечение;
  4. Добровольное медицинское мужское обрезание (ДММО) (в определённых условиях снижает риск передачи ВИЧ-инфекции);
  5. Использование антиретровирусных (АРВП) препаратов в профилактических целях (широкомасштабное внедрение страегии TasP — Treatment as prevention);
  6. Уменьшение вреда для потребителей инъекционных наркотиков (разъяснительная работа о способах введения ПАВ и предоставление чистых инструментов для инъекций);
  7. Ликвидация передачи ВИЧ-инфекции от матери (ликвидация вертикальной передачи ВИЧ-инфекции от матери к ребёнку при использовании АРВТ для подавления вирусной нагрузки).

Профилактика инфицирования в медицинских учреждениях[править | править код]

Медперсонал и врачи в соответствии с установленными правилами должны относиться к каждому пациенту как к потенциально опасному по любым инфекционным заболеваниям и избегать возможного артифициального пути передачи ВИЧ.

В этой связи необходимо соблюдать установленный СП 3.1.5.2826-10 порядок работы медперсонала. Одновременно, каждый главный врач обязан обеспечить наличие соответствующих антиретровирусных препаратов для проведения постконтаной профилактики (ПКП), в соответствии с рекомендациями Минздрава РФ. Каждая аварийная ситуация должна фиксироваться в соответствующем журнале и документироваться. Главный врач несёт ответственность, в том числе уголовную, при негативном исходе аварийной ситуации.

Наибольшую опасность распространения ВИЧ представляет кровь (однако, вирус содержится во всех биологических жидкостях и биоптатах). Необходимо тщательно избегать случайных повреждений кожных покровов острыми инструментами (проколы кожных покровов загрязнённым инструментом являются более опасными, чем рассечения). Все манипуляции с больными, а также работу с биологическими материалами от больного медицинские работники проводят в резиновых перчатках и масках. Кроме того, необходимо соблюдать все меры предосторожности, предусмотренные при работе с больными вирусным гепатитом B. Если все же произошёл контакт слизистой оболочки или повреждённой кожи медицинского работника с биологической жидкостью, потенциально содержащей ВИЧ, следует незамедлительно (желательно в первые три часа, но не позднее 72 часов с момента контакта с заражённым вирусом материалом) начать курс постконтактной профилактики антиретровирусными препаратами, что позволит при соблюдении приверженности избежать инфицирования. При этом, участник аварийной ситуации должен внепланово сдать тест на ВИЧ — это необходимо для понимания эффективности ПКП.

Обязательно тщательное мытьё рук после снятия перчаток и индивидуальной одежды перед тем, как покинуть помещение, где проводится работа с потенциально инфицированным материалом. Госпитализация ВИЧ-положительных пациентов, принимащих АРВТ на регулярной основе, должна осуществляться на общих основаниях. При лечении любых пациентов, в том числе с ВИЧ-инфекцией или не уточнённым ВИЧ-статусом пациента необходимо применять инструментарий и шприцы одноразового использования, а также в обязательном порядке осуществлять проверку совместимости препаратов антиретровирусной терапии с назначаемыми или используемыми препаратами и медикаментами. При соблюдении правил предосторожности с биологическими жидкостями общение с пациентами является полностью безопасным[159].

Презервативы (мужские и женские)[править | править код]

Согласно рекомендациям CDC, супруги и половые партнёры должны знать о наличии ВИЧ-инфекции у партнёра. Вирус иммунодефицита обычно передаётся от ВИЧ-положительного партнёра не принимающего эффективную АРВТ при незащищённом проникновении (анальном или вагинальном), презерватив является лучшим средством защиты при любых формах сексуальной активности. Оральный секс в числе путей передачи ВИЧ-инфекции несёт казуистический риск (Hivbook-2019). Вирусная нагрузка может варьироваться от определяемого уровня на грани чувствительности применяемой для подсчёта тест-системы до 27-30 миллионов в 1 мкл крови (зависит от длительности подсчёта тест-системой). Чем выше концентрация вирусной РНК в крови, тем больше вероятность передачи ВИЧ, так как существует понятие инфицирующей дозы (для ВИЧ она составляет порядка 10 000 копий на 1 мкл). Одновременно, наличие любых инфекций, передающихся половым путём или гепатита увеличивает вероятность передачи ВИЧ в несколько раз.

Следует однократно использовать мужской или женский презерватив при любой форме полового акта[127], при этом при смене сексуальной активности (переход от вагинального секса к анальному) презерватив должен меняться на новый. То же правило касается и совместного использования сексуальных игрушек, применяемых с проникновением — презерватив всегда должен сменяться при передаче игрушки от одного партнёра к другому.

Диагностика[править | править код]

Забор небольшого количества крови на анализы от донора

Для диагностики ВИЧ используются два метода:

  • предварительный (скрининговый) тест (ИФА или ИХЛА определение антиген/антитело к ВИЧ). Они обладают высокой чувствительностью (до 99 %) и специфичностью (до 99,5 %). Используемые в тесте антигены соответствуют антителам, которые могли выработаться в организме пациента к ВИЧ определённого типа (ВИЧ-1, ВИЧ-2, ВИЧ-1-N, ВИЧ-1-O, ВИЧ-1-M).
  • подтверждающий тест (иммоноблоттинг, вестерн-блот — определение наличия специфических белков ВИЧ в пробе крови, что говорит об окончательном подтверждении диагноза у пациента). Иммуноблоттинг проводится только при получении положительного результата скринингового теста и только после положительных результатов. полученных в референ-лабораториях. Таким образом пробы крови до подтверждающего теста проверяются скрининговыми тестами не менее 5 раз[160] .

Отрицательный результат скринингового обследования не гарантирует отсутствия в организме ВИЧ-инфекции, так как в течение нескольких недель и месяцев после заражения антитела не могут быть обнаружены (т. н. «период окна») — это зависит от активности иммунной системы человека. Обычно скрининговые тесты 4 поколения, применяемые повсеместно в России, могут достоверно определить наличие антител к ВИЧ с 21-го дня после опасной ситуации.

Скрининговые тесты[править | править код]

Антитела к ВИЧ-1 и ВИЧ-2 в сыворотке крови в норме отсутствуют.

Определение антител к ВИЧ является основным методом лабораторной диагностики ВИЧ-инфекции. В основе метода лежит иммуноферментный анализ (ИФА) — чувствительность более 99,5 %, специфичность — более 99,8 %. Антитела к ВИЧ появляются у 90-95 % инфицированных в течение 1 месяца после заражения, у 5-9 % — через 6 месяцев, у 0,5-1 % — в более поздние сроки. В стадии СПИДа число антител может снижаться вплоть до полного исчезновения.

Спустя 3 мес. после заражения антитела к ВИЧ выявляются у 96—97 % пациентов, спустя 6 мес. — у остальных 2—3 %, а в более поздние сроки — только у 0,5—1 %,по другим данным спустя 3 мес. после заражения антитела к ВИЧ выявляются у 90—95 % пациентов, спустя 6 мес. — 5—9 %, у 0,5—1 % — в более поздние сроки. В стадии СПИД регистрируют существенное снижение содержания антител в крови. Первые недели и месяцы после инфицирования представляют собой «период серонегативного окна», когда антитела к ВИЧ не выявляются. Поэтому отрицательный результат тестирования на ВИЧ в этот период не означает, что человек не инфицирован ВИЧ и не может заразить других[160].

Результат исследования выражается качественно: положительный или отрицательный.

Отрицательный результат исследования указывает на отсутствие антител к ВИЧ-1 и ВИЧ-2 в сыворотке крови. Отрицательный результат лаборатория выдаёт сразу по его готовности. При получении положительного результата — выявлении антител к ВИЧ — во избежание ложноположительных результатов в референс-лаборатории анализ повторяют ещё 3 раза.

Вне зависимости от полученных результатов исследования проба крови пациента и результаты 5 исследований направляются лабораторией в региональный центр СПИДа для подтверждения положительного результата или верификации неопределённого результата. В таких случаях окончательный ответ по данному исследованию выдаёт региональный центр СПИДа, по итогам которого в соответствии со стандартами пациенту сообщается результат теста в запечатанном конверте.

В случае положительного результата проводится послетестовое консультирование, в ходе которого пациенту сообщают положительный результат, дальнейший алгоритм получения психологической помощи и диспансерного наблюдения (лечения).

В случае отрицательного результата проводится послетестовое консультирование, в ходе которого пациенту сообщают о методах профилактики ВИЧ-инфекции (доконтактной профилактике) и способах изменения полового поведения.

Подтверждающие тесты (иммуноблотинг)[править | править код]

Антитела к вирусным белкам ВИЧ в сыворотке крови в норме отсутствуют.

Метод ИФА по определению антител к ВИЧ является скрининговым. При получении положительного результата в лаборатории и/или в референс-лаборатории для подтверждения его специфичности используется метод иммуноблоттинга — Western-blot — встречная преципитация в геле антител в сыворотке крови больного с различными вирусными белками, подвергнутыми разделению по молекулярной массе с помощью электрофореза и нанесёнными на нитроцеллюлозу. Определяются антитела к вирусным белкам gp41, gp120, gp160, р24, p18, р17 и др.

Согласно рекомендациям Российского центра по профилактике и борьбе со СПИДом обнаружение антител к одному из гликопротеидов gp41, gp120, gp160 — следует считать положительным результатом. В случае выявления антител к другим белкам вируса результат считается сомнительным, такого пациента следует обследовать дважды — через 3 и 6 месяцев.

Отсутствие антител к специфическим белкам ВИЧ означает, что иммуноферментный метод дал ложноположительный результат. Вместе с тем, в практической работе при оценке результатов метода иммуноблоттинга необходимо руководствоваться инструкцией, прилагаемой фирмой к используемому «Набору для иммуноблоттинга». Метод иммуноблоттинга применяется для лабораторной диагностики ВИЧ-инфекции и подтверждения наличия ВИЧ в организме пациента.

Экспресс-тесты[править | править код]

Методы экспресс-анализа основаны на методах реакция агглютинации, ИФА на полимерных мембранах (тест-полоски), иммунологическом фильтрационном анализе и иммунохроматографии. Экспресс-тесты дают результат в течение 15—30 минут (имеется в виду срок обработки анализа, а не период необходимого выжидания перед сдачей анализа после предполагаемого заражения) и удобны, когда результат необходимо получить быстро, например при срочном хирургическом вмешательстве[161][162]. В России применялись экспресс-тесты на ВИЧ по околодесневой жидкости (OraQuick, Ретрочек), однако, в сентябре 2020 года по инициативе Росздравнадзора[163] их продажи были остановлены. По состоянию на конец 2021 года единственным доступным в продаже остаётся экспресс-тест по сыворотке крови (плазме) «ИммуноХром-антиВИЧ-1/2-Экспресс».

Полимеразная цепная реакция (ПЦР) РНК или ДНК ВИЧ[править | править код]

Методы выявления генетического материала ВИЧ (РНК вируса) ПЦР-методами обычно не используют в качестве первичных скрининговых тестов. Их применяют при необходимости в дополнение к исследованию наличия антител/антигена, а также для прогноза, мониторинга течения и контроля лечения ВИЧ-инфекции.

Качественная[править | править код]

Тест способен находить генетический материал ВИЧ (ДНК/РНК), то есть проверяет, есть ли непосредственно вирус в крови. Нуклеиновые кислоты могут обнаруживаться уже на 7-й день после инфицирования (по данным CDC — c 10 по 33 день).

У детей, рождённых от ВИЧ-положительной матери, до 12—15 месяцев жизни в крови определяются пассивно приобретённые антитела, проникшие через плацентарный барьер от матери, таким образом тест на антитела будет положительным. В настоящее время ранний диагноз, у детей до 18 месяцев, может быть установлен обнаружением нуклеиновых кислот ВИЧ с помощью полимеразной цепной реакции (ПЦР). Исключить ВИЧ-инфекцию у новорождённого, в данных случаях, позволяют лишь два отрицательных результата ПЦР: один должен быть получен в возрасте от 1 до 4 месяцев, другой — в возрасте старше 4 месяцев[164][165].

Количественная[править | править код]

Определение РНК ВИЧ типа 1 в плазме крови методом ПЦР с детекцией в режиме реального времени. Исследование выполняется на специальном оборудовании по стандартизованной технологии с автоматизированной пробоподготовкой.

Исследование концентрации в крови РНК ВИЧ применяют для прогноза и мониторинга эффективности антиретровирусной терапии, то есть измеряется вирусная нагрузка в крови. Клиническая специфичность теста: 100 %, при доверительном интервале 99,6-100 %. Чувствительность теста бывает разной: ультрачувствительный от 1 до 20 копий/мл., стандартный от 40 копий/мл, устаревший и практически не применяемый от 200 или 500 копий/мл.

Проводится регулярно в рамках диспансерного наблюдения ВИЧ-положительных пациентов, но не реже чем 1 раз в 6 месяцев в соответствии с рекомендациями Минздрава России. При этом проводится регулярное обследование в состав которого входит общий анализ крови с липидным профилем и лейкоциатрной формулой, анализ на количество вируса в крови (вирусную нагрузку) и иммунограмма (имунный статус или относительное и абсолютное содержание СД4/СД8 лимфоцитов в пробе крови), однако по рекомендациям CDC иммунограмма может назначаться пациенту 1 раз в 12 месяцев, если пациент со стабильно подваленной вирусной нагручкой три и более лет, так как имунный статус в этом случае не имеет диагностического значения. При этом следует учитывать, что согласно европейским и североамериканским стандартам при ИС более 200 СД4 для оценки состочния имунной системы наиболее показательно относительное содержание СД4 лимфоцитов в пробе крови, выражаемое в % отношении к общему количеству лимфоцитов в крови.

Лечение[править | править код]

На 2022 год при лечении ВИЧ-инфекции применяется около 35 различных препаратов трёх групп ингибирования, что позволяет подобрать оптимальную терапию для каждого пациента[99]. При этом ВОЗ в своих информационных материалах отмечает, что АРВТ не должна снижать/ухудшать качество жизни пациента, что при наличии такого количества АРВП делает задачу подбора оптимальной схемы АРВТ достижимой.

Не разработано метода излечения ВИЧ-инфекции, которое могло бы полностью устранить вирус иммунодефицита человека из организма. Это происходит в виду особенностей самого вируса, который формирует резервуары (санктуарии) в организме человека[166].

Ранее для обозначения применяемых схем лечения ВИЧ применялся термин ВААРТ или высокоактивная антиретровирусная терапия. В настоящее время это определение утратило актуальность, так как ввиду развития медицинской науки — любая антиретровирусная терапия предполагает комплекс лекарственных компонентов (от 2 до 4 в одной схеме лечения), является высокоактивной и чаще используется аббревиатура АРВТ или АРТ.

Современная АРВТ позволяет длительно контролировать ВИЧ-инфекцию неопределённо долго и исключает наступления у пациента стадии СПИДа, при условии её вирусологической эффективности и соблюдения регулярного приёма препаратов (приверженности лечению), позволяя ВИЧ-инфицированному человеку жить полноценной жизнью неопределённо долго. При использовании лечения и при условии, что эффективность лекарств сохраняется, продолжительность жизни человека ограничивается не ВИЧ, а лишь естественными процессами старения. Однако при многократном нарушении времени приёма препарата (пропуски приёма таблеток) и/или несогласованное с лечащим врачом снижение доз, либо самостоятельного применения несовместимых компонентов терапии — в короткие сроки, вирус может мутировать, приобретая резистентность (устойчивость) к применяемым препаратам. В этом случае для дальнейшего контроля над ВИЧ-инфекцией применяют новые схемы лечения с другими препаратами. Именно поэтому важно, чтобы любая существующая на сегодняшний день схема терапии ВИЧ-инфекции проводилась с высоким или 100%-ным показателем приверженности пациента к лечению. В противном случае терапия становится неэффективной. Также, во многих случаях, пациент не может принимать отдельные препараты по причине индивидуальной непереносимости её компонентов — как правило это ингибиторы протеазы и ингибиторы обратной транскриптазы. Наиболее инертные в части возникновения побочных эффектов — препараты группы ингибиторов интегразы. Это связано с тем, что фермент интеграза, который вирус приносит в организм человека с собой — отсутствует в организме человека в норме и её блокировка не оказывает негативного влияния или аллергических реакций[167].

Применение терапии откладывает развитие СПИД на неопределённое время, а появление новых классов препаратов в основном нацелено на уменьшение побочных эффектов от приёма терапии, поскольку продолжительность жизни ВИЧ-положительных людей, принимающих терапию, практически сравнялась с продолжительностью жизни ВИЧ-отрицательного населения. В период более позднего развития ВААРТ (2000—2005 гг.) выживаемость ВИЧ-инфицированных больных при исключении больных с гепатитом C достигает 38,9 лет (37,8 — для мужчин и 40,1 — для женщин)[168]. При этом с 2017 по текущий 2022 годы в мире активно развивается направление медико-социального сопровождения в части старения людей с ВИЧ, что свидетельствует о том, что длительность жизни ВИЧ-положительных людей принимающих АРВТ — неопределённо долгая.

Важное значение придаётся поддержанию здоровья ВИЧ-положительного немедикаментозными средствами (правильное питание, здоровый сон, избегание сильных стрессов и длительного нахождения на солнце, здоровый образ жизни), а также регулярный (2—4 раза в год) мониторинг состояния здоровья у врачей-специалистов по ВИЧ-инфекции. Одновременно, применение методов нетрадиционной медицины и вообще методов лечения вне поля доказательной медицины взамен медикаментозного лечения АРВП вызывает 100 % смертность этих пациентов от оппортунистических заболеваний вследствие развития СПИДа.

В настоящее время первым человеком, излечившимся от ВИЧ, считается американец Тимоти Рэй Браун, получивший прозвище «берлинский пациент»[169][170]. Однако многие исследователи считают, что метод лечения, благодаря которому у Брауна удалось исключить вирус из организма, не может считаться панацеей от ВИЧ[171], поскольку используется только для одновременно больных раком. Однако в 2020 году первый человек излечившийся от ВИЧ-инфекции Тимоти Рэй Браун умер от рецидива онкологического заболевания 29 сентября 2020 года в 15:10 в хосписе в городе Палм-Спрингс в возрасте 54 лет.

5 марта 2019 г. на международной конференции в Сиэтле, посвящённой ретровирусам и оппортунистическим инфекциям, учёные сообщили о двух обнадёживающих результатах: ещё два человека, «лондонский пациент» и «дюссельдорфский пациент» программы IciStem[172], находятся в ремиссии после пересадки костного мозга. Врачи намеренно используют слово «ремиссия», имея в виду, что у обоих людей нет признаков ВИЧ, но говорить о полном излечении рано.

Как и Браун, «лондонский пациент» (Adam Castillejo) был болен раком, но не лейкемией, а лимфомой Ходжкина. Ему тоже требовалась пересадка костного мозга, и донора ему нашли с такой же мутацией, как для Брауна. Разница в том, что «лондонскому пациенту» предварительно не проводили курсы лучевой и химиотерапии, а пересадку костного мозга сделали лишь однажды.

Третий человек, «дюссельдорфский пациент», 50-летний мужчина, тоже болел лимфомой, не проходил лучевую терапию, и пересадку костного мозга ему сделали один раз, а не два. В течение 14 месяцев (на март 2020) после этого, несмотря на прекращение противовирусной терапии, у пациента не определяется ВИЧ-инфекция[173][174].

В 2021 году подтвердились 2 случая (Loreen Willenberg или «San Francisco Patient», «Esperanza patient» 30-летняя женщина) излечения без пересадки костного мозга[175][176][177].

В 2018 году в России начался эксперимент по медикаментозной очистке вирусных резервуаров у пациентов, начавших лечение сразу после завершения острой стадии или в острую стадию ВИЧ-инфекции. В 2021 участники эксперимента прекратили приём АРВТ и подтверждают посттерапевтический контроль и снижение объёмов вирусных резервуаров (по данным на 2022 год)[источник не указан 186 дней].

CRISP — надежда на излечение[править | править код]

Мутация CCR5Δ32 делает Т-клетки человека устойчивыми к заражению ВИЧ. Пересадка клеток крови от донора с мутацией может спасти больного от инфекции — как это было в случае с «берлинским пациентом», а потом с «лондонским» и, возможно, «дюссельдорфским». Однако в Европе носителей этой мутации всего несколько процентов от населения и подобрать полностью совместимого донора довольно сложно. А в некоторых странах (например, в Китае), где носителей практически нет, это и вовсе превращается в невыполнимую задачу.

Современные технологии редактирования генома позволяют обойтись и без донора. Для этого нужно взять собственные клетки пациента и ввести в них необходимую мутацию или просто разрушить соответствующий ген. Впервые на это решилась компания Sangamo Therapeutics: в 2014 году они отчитались о первом клиническом испытании. Для редактирования генома исследователи использовали нуклеазу «цинковые пальцы». Это фермент, в составе которого есть участки — собственно, «пальцы» — способные распознать определённую последовательность в ДНК, и участок, способный внести разрыв в нить ДНК рядом с этой последовательностью. У 12 пациентов забрали Т-клетки крови, внесли в их геном изменение и вернули в организм. В этот момент испытуемых перестали лечить от ВИЧ. Отредактированные клетки прижились в теле пациентов, однако сделать их полностью устойчивыми не смогли — всем, кроме одного, пришлось вернуться к антиретровирусной терапии. После этого Sangamo Therapeutics прекратила свои разработки лекарства от ВИЧ и переключилась на борьбу с другими болезнями.

С тех пор на смену «цинковым пальцам» пришла новая технология редактирования генома — система CRISPR/Cas9. Она выгодно отличается тем, что за распознавание ДНК в ней отвечают не белки, а молекула РНК, которую быстрее синтезировать и проще сделать специфичной к той или иной последовательности.

Люди, живущие с ВИЧ[править | править код]

Красная лента — символ солидарности с ВИЧ-инфицированными людьми

Аббревиатура «Люди, живущие с ВИЧ» (ЛЖВ, либо «Люди, живущие с ВИЧ/СПИД» — ЛЖВС) рекомендуется ВОЗ использовать в отношении человека или группы людей, имеющих ВИЧ-положительный статус, так как он отражает тот факт, что люди могут жить с ВИЧ десятилетиями, ведя активный и продуктивный образ жизни.

Крайне некорректными признаются выражения «жертвы СПИДа», «больные вирусом СПИДа» (это подразумевает беспомощность, отсутствие контроля и достаточных знаний о ВИЧ-инфекции), в том числе некорректно называть детей с ВИЧ «невинными жертвами СПИДа» (это подразумевает, что кто-то из ЛЖВ «сам виноват» в своём ВИЧ-статусе или «заслужил» его). Выражение «больной СПИДом» допустимо только в медицинском контексте, поскольку ЛЖВ не проводят свою жизнь на больничной койке[178][179].

Права ВИЧ-инфицированных ничем не отличаются от прав иных категорий граждан: они так же имеют право на оказание медицинской помощи, на свободу труда, на получение образования, на личную и семейную тайну и так далее[180].

«Вирус СПИДа» — выражение используемое в СМИ и ИКС Интернет, характеризует отстранённость и отсутствие знаний о ВИЧ-инфекции. Вируса СПИДа не существует, есть ВИЧ-инфекция или вирус иммунодефицита человека (ВИЧ) который приводит к синдрому приобретённого иммунодефицита (СПИДу). ВИЧ — вирус, СПИД — последствия бесконтрольного воздействия вируса на организм человека.

Люди, живущие с ВИЧ в России[править | править код]

В российском обществе ВИЧ является причиной стигматизации: заразившись ВИЧ-инфекцией, человек может оказаться в социальной изоляции, что приводит к разрыву социальных связей, а это делает человека не здоровым в соответствии с определением здоровья ВОЗ. В России 2022 года среди медицинского персонала есть работники, не обладающие достаточным уровнем знаний об эпидемиологии, течении и последствиях заражения ВИЧ-инфекцией.

Красная лента, как знак солидарности с ВИЧ-положительными людьми сама по себе является стигмой и отметкой сродни номеру на руке (именно так красная лента воспринимается ЛЖВ, и они избегают её использовать). В настоящее время, в условиях необходимости декриминализации ВИЧ в России сообществами ЛЖВ красная лента практически не используется. Её используют государственные ЛПУ, организации, ведомства и НКО, даже в своих логотипах, забывая о том, что красная лента это первое проявление негативной социальной стигматизации ЛЖВ.

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 база данных Disease ontology (англ.) — 2016.
  2. Медпортал. ВИЧ-инфекция и СПИД. Дата обращения: 28 апреля 2020. Архивировано 24 сентября 2020 года.
  3. Weiss R.A. How does HIV cause AIDS? (англ.) // Science. — 1993. — May (vol. 260, no. 5112). — P. 1273—1279. — doi:10.1126/science.8493571. — Bibcode1993Sci...260.1273W. — PMID 8493571.
  4. Douek D.C., Roederer M., Koup R.A. Emerging Concepts in the Immunopathogenesis of AIDS (англ.) // Annu. Rev. Med. : journal. — 2009. — Vol. 60. — P. 471—484. — doi:10.1146/annurev.med.60.041807.123549. — PMID 18947296.
  5. Kawamura T., Kurtz S. E., Blauvelt A., Shimada S. The role of Langerhans cells in the sexual transmission of HIV. (англ.) // Journal of dermatological science. — 2005. — Vol. 40, no. 3. — P. 147—155. — doi:10.1016/j.jdermsci.2005.08.009. — PMID 16226431. [исправить]
  6. Kramer-Hämmerle S., Rothenaigner I., Wolff H., Bell J. E., Brack-Werner R. Cells of the central nervous system as targets and reservoirs of the human immunodeficiency virus. (англ.) // Virus research. — 2005. — Vol. 111, no. 2. — P. 194—213. — doi:10.1016/j.virusres.2005.04.009. — PMID 15885841. [исправить]
  7. NIAID/NIH: The Relationship Between the Human Immunodeficiency Virus and the Acquired Immunodeficiency Syndrome. Дата обращения: 27 января 2015. Архивировано 10 сентября 2016 года.
  8. 1 2 Alimonti J.B., Ball T.B., Fowke K.R. Mechanisms of CD4+ T lymphocyte cell death in human immunodeficiency virus infection and AIDS (англ.) // Journal of General Virology  (англ.) : journal. — Microbiology Society  (англ.), 2003. — Vol. 84, no. 7. — P. 1649—1661. — doi:10.1099/vir.0.19110-0. — PMID 12810858.
  9. AIDS epidemic update : December 2007 : [англ.] / UNAIDS, WHO. — 2007. — December. — P. 10. — 50 [2] p. — UNAIDS/07.27E / JC1322E. — ISBN 978-92-9-173621-8 — NLM WC 503.41.
  10. Holmes C.B., Losina E., Walensky R.P., Yazdanpanah Y., Freedberg K.A. Review of human immunodeficiency virus type 1-related opportunistic infections in sub-Saharan Africa (англ.) // Clin. Infect. Dis. : journal. — 2003. — Vol. 36, no. 5. — P. 656—662. — doi:10.1086/367655. — PMID 12594648.
  11. Guss D.A. The acquired immune deficiency syndrome: an overview for the emergency physician, Part 1 (англ.) // J. Emerg. Med. : journal. — 1994. — Vol. 12, no. 3. — P. 375—384. — doi:10.1016/0736-4679(94)90281-X. — PMID 8040596.
  12. Guss D.A. The acquired immune deficiency syndrome: an overview for the emergency physician, Part 2 (англ.) // J. Emerg. Med. : journal. — 1994. — Vol. 12, no. 4. — P. 491—497. — doi:10.1016/0736-4679(94)90346-8. — PMID 7963396.
  13. Роксби, Филиппа. Почему сейчас люди с ВИЧ живут столько же, сколько и здоровые (англ.) (11 May 2017). Архивировано 13 апреля 2019 года. Дата обращения: 14 апреля 2019.
  14. ВИЧ больше не убивает. Газета.Ru. Дата обращения: 14 апреля 2019. Архивировано 13 апреля 2019 года.
  15. «Неопределяемый = не передающий». SpidCenter. Дата обращения: 14 апреля 2019. Архивировано 13 апреля 2019 года.
  16. Главная. NO STIGMA. Дата обращения: 14 апреля 2019. Архивировано 13 апреля 2019 года.
  17. Медработники должны рассказывать о тезисе «U = U» всем ВИЧ+. life4me.plus. Дата обращения: 14 апреля 2019. Архивировано 13 апреля 2019 года.
  18. Почему незначительный риск передачи ВИЧ n. www.apvienibahiv.lv. Дата обращения: 31 октября 2019. Архивировано 31 октября 2019 года.
  19. Пояснения к клинической классификации ВИЧ-инфекции. Дата обращения: 28 марта 2021. Архивировано 17 июня 2021 года.
  20. Развитие и течение ВИЧ-инфекции. aids-tula.ru. Дата обращения: 28 марта 2021. Архивировано 18 апреля 2021 года.
  21. Перечень состояний, свидетельствующих о развитии у пациента синдрома приобретенного иммунодефицита. Дата обращения: 28 марта 2021. Архивировано 10 июня 2018 года.
  22. Clerici M., Balotta C., Meroni L., et al. Type 1 cytokine production and low prevalence of viral isolation correlate with long-term non progression in HIV infection (англ.) // AIDS Research and Human Retroviruses. : j. — 1996. — Vol. 12, no. 11. — P. 1053—1061. — doi:10.1089/aid.1996.12.1053. — PMID 8827221.
  23. Morgan D., Mahe C., Mayanja B., Whitworth J.A. Progression to symptomatic disease in people infected with HIV-1 in rural Uganda: prospective cohort study (англ.) // BMJ : journal. — 2002. — Vol. 324, no. 7331. — P. 193—196. — doi:10.1136/bmj.324.7331.193. — PMID 11809639.
  24. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 AIDS.gov. STAGES OF HIV INFECTION. U.S. Department of Health & Human Services. Дата обращения: 21 июля 2014. Архивировано 20 июля 2014 года.
  25. Morgan, D. HIV-1 infection in rural Africa : is there a difference in median time to AIDS and survival compared with that in industrialized countries? : [англ.] / D. Morgan, C. Mahe, B. Mayanja … [et al.] // AIDS : j. — 2002. — Vol. 16, no. 4. — P. 597—632. — doi:10.1097/00002030-200203080-00011. — PMID 11873003.
  26. Gendelman H.E., Phelps W., Feigenbaum L., et al. Transactivation of the human immunodeficiency virus long terminal repeat sequences by DNA viruses (англ.) // Proc. Natl. Acad. Sci. U. S. A. : journal. — 1986. — Vol. 83, no. 24. — P. 9759—9763. — doi:10.1073/pnas.83.24.9759. — PMID 2432602.
  27. Bentwich Z., Kalinkovich, A., Weisman Z. Immune activation is a dominant factor in the pathogenesis of African AIDS (англ.) // Immunol. Today : journal. — 1995. — Vol. 16, no. 4. — P. 187—191. — doi:10.1016/0167-5699(95)80119-7. — PMID 7734046.
  28. Ретровирусы: общие сведения. База знаний по молекулярной и общей биологии человека (HUMBIO). Дата обращения: 28 июля 2014.
  29. 1 2 Johns Hopkins AIDS Servise Архивная копия от 8 июля 2007 на Wayback Machine
  30. What is HIV. Дата обращения: 5 июля 2014. Архивировано 29 января 2009 года.
  31. M.C.I. Lipman, R. W. Baker and M.A. Johnson ; with a foreword by P.A. Volberding. An Atlas of Differential Diagnosis in HIV Disease, Second Edition (англ.). — CRC Press-Parthenon Publishers, 2003. — P. 22—27. — ISBN 1-84214-026-4.
  32. Белозеров, Е. С., Змушко, Е. И. ВИЧ-инфекция. — второе, переработанное и дополненное. — Санкт-Петербург: Питер, 2003. — С. 368. — 3000 экз. — ISBN 5272003748.
  33. Tang J., Kaslow R.A. The impact of host genetics on HIV infection and disease progression in the era of highly active antiretroviral therapy (англ.) // AIDS : journal. — 2003. — Vol. 17, no. Suppl 4. — P. S51—S60. — doi:10.1097/00002030-200317004-00006. — PMID 15080180.
  34. Smith M. W., Dean M., Carrington M., Winkler C., Huttley G. A., Lomb D. A., Goedert J. J., O'Brien T. R., Jacobson L. P., Kaslow R., Buchbinder S., Vittinghoff E., Vlahov D., Hoots K., Hilgartner M. W., O'Brien S. J. Contrasting genetic influence of CCR2 and CCR5 variants on HIV-1 infection and disease progression. Hemophilia Growth and Development Study (HGDS), Multicenter AIDS Cohort Study (MACS), Multicenter Hemophilia Cohort Study (MHCS), San Francisco City Cohort (SFCC), ALIVE Study. (англ.) // Science (New York, N.Y.). — 1997. — Vol. 277, no. 5328. — P. 959—965. — PMID 9252328. [исправить]
  35. Кофиади И. А. Генетическая устойчивость к заражению ВИЧ и развитию СПИД в популяциях России и сопредельных государств : Автореферат. — Москва, 2008.
  36. Quiñones-Mateu M.E., Mas A., Lain de Lera T., Soriano V., Alcami J., Lederman M.M., Domingo E. LTR and tat variability of HIV-1 isolates from patients with divergent rates of disease progression (англ.) // Virus Research : journal. — 1998. — Vol. 57, no. 1. — P. 11—20. — doi:10.1016/S0168-1702(98)00082-3. — PMID 9833881.
  37. Campbell G.R., Pasquier E., Watkins J., et al. The glutamine-rich region of the HIV-1 Tat protein is involved in T-cell apoptosis (англ.) // J. Biol. Chem. : journal. — 2004. — Vol. 279, no. 46. — P. 48197—48204. — doi:10.1074/jbc.M406195200. — PMID 15331610.
  38. Kaleebu P., French N., Mahe C., et al. Effect of human immunodeficiency virus (HIV) type 1 envelope subtypes A and D on disease progression in a large cohort of HIV-1-positive persons in Uganda (англ.) // J. Infect. Dis. : journal. — 2002. — Vol. 185, no. 9. — P. 1244—1250. — doi:10.1086/340130. — PMID 12001041.
  39. Liu R., Paxton W. A., Choe S., Ceradini D., Martin S. R., Horuk R., MacDonald M. E., Stuhlmann H., Koup R. A., Landau N. R. Homozygous defect in HIV-1 coreceptor accounts for resistance of some multiply-exposed individuals to HIV-1 infection. (англ.) // Cell. — 1996. — Vol. 86, no. 3. — P. 367—377. — PMID 8756719. [исправить]
  40. Biti R., Ffrench R., Young J., Bennetts B., Stewart G., Liang T. HIV-1 infection in an individual homozygous for the CCR5 deletion allele. (англ.) // Nature medicine. — 1997. — Vol. 3, no. 3. — P. 252—253. — PMID 9055842. [исправить]
  41. Carrington M., Nelson G. W., Martin M. P., Kissner T., Vlahov D., Goedert J. J., Kaslow R., Buchbinder S., Hoots K., O'Brien S. J. HLA and HIV-1: heterozygote advantage and B*35-Cw*04 disadvantage. (англ.) // Science (New York, N.Y.). — 1999. — Vol. 283, no. 5408. — P. 1748—1752. — PMID 10073943. [исправить]
  42. Genetic Markers May Influence Disease-Free Interval in HIV-Infected People. National Institute of Allergy and Infectious Diseases (NIAID). Дата обращения: 28 июля 2014. Архивировано 29 июля 2014 года.
  43. A Review of the Role of the Human Leukocyte Antigen (HLA) System as a Host Immunogenetic Factor Influencing HIV Transmission and Progression to AIDS. Los Alamos National Laboratory. Дата обращения: 28 июля 2014. Архивировано 24 сентября 2015 года.
  44. Lockett S. F., Robertson J. R., Brettle R. P., Yap P. L., Middleton D., Leigh Brown A. J. Mismatched human leukocyte antigen alleles protect against heterosexual HIV transmission. (англ.) // Journal of acquired immune deficiency syndromes (1999). — 2001. — Vol. 27, no. 3. — P. 277—280. — PMID 11464148. [исправить]
  45. Острая фаза ВИЧ-инфекции. Архивная копия от 24 сентября 2015 на Wayback Machine
  46. Dalod M., Dupuis M., Deschemin J. C., Goujard C., Deveau C., Meyer L., Ngo N., Rouzioux C., Guillet J. G., Delfraissy J. F., Sinet M., Venet A. Weak anti-HIV CD8(+) T-cell effector activity in HIV primary infection. (англ.) // The Journal of clinical investigation. — 1999. — Vol. 104, no. 10. — P. 1431—1439. — doi:10.1172/JCI7162. — PMID 10562305. [исправить]
  47. Betts M. R., Casazza J. P., Koup R. A. Monitoring HIV-specific CD8+ T cell responses by intracellular cytokine production. (англ.) // Immunology letters. — 2001. — Vol. 79, no. 1-2. — P. 117—125. — PMID 11595298. [исправить]
  48. Paliard X., Lee A. Y., Walker C. M. RANTES, MIP-1 alpha and MIP-1 beta are not involved in the inhibition of HIV-1SF33 replication mediated by CD8+ T-cell clones. (англ.) // AIDS (London, England). — 1996. — Vol. 10, no. 12. — P. 1317—1321. — PMID 8902059. [исправить]
  49. Cocchi F., DeVico A. L., Garzino-Demo A., Arya S. K., Gallo R. C., Lusso P. Identification of RANTES, MIP-1 alpha, and MIP-1 beta as the major HIV-suppressive factors produced by CD8+ T cells. (англ.) // Science (New York, N.Y.). — 1995. — Vol. 270, no. 5243. — P. 1811—1815. — PMID 8525373. [исправить]
  50. Valerio A., Ferrario M., Martinez F. O., Locati M., Ghisi V., Bresciani L. G., Mantovani A., Spano P. Gene expression profile activated by the chemokine CCL5/RANTES in human neuronal cells. (англ.) // Journal of neuroscience research. — 2004. — Vol. 78, no. 3. — P. 371—382. — doi:10.1002/jnr.20250. — PMID 15389840. [исправить]
  51. Hadida F., Vieillard V., Mollet L., Clark-Lewis I., Baggiolini M., Debré P. Cutting edge: RANTES regulates Fas ligand expression and killing by HIV-specific CD8 cytotoxic T cells. (англ.) // Journal of immunology (Baltimore, Md. : 1950). — 1999. — Vol. 163, no. 3. — P. 1105—1109. — PMID 10415001. [исправить]
  52. Struyf S., Proost P., Sozzani S., Mantovani A., Wuyts A., De Clercq E., Schols D., Van Damme J. Enhanced anti-HIV-1 activity and altered chemotactic potency of NH2-terminally processed macrophage-derived chemokine (MDC) imply an additional MDC receptor. (англ.) // Journal of immunology (Baltimore, Md. : 1950). — 1998. — Vol. 161, no. 6. — P. 2672—2675. — PMID 9743322. [исправить]
  53. Lichterfeld M., Kaufmann D. E., Yu X. G., Mui S. K., Addo M. M., Johnston M. N., Cohen D., Robbins G. K., Pae E., Alter G., Wurcel A., Stone D., Rosenberg E. S., Walker B. D., Altfeld M. Loss of HIV-1-specific CD8+ T cell proliferation after acute HIV-1 infection and restoration by vaccine-induced HIV-1-specific CD4+ T cells. (англ.) // The Journal of experimental medicine. — 2004. — Vol. 200, no. 6. — P. 701—712. — doi:10.1084/jem.20041270. — PMID 15381726. [исправить]
  54. Saha K., Zhang J., Gupta A., Dave R., Yimen M., Zerhouni B. Isolation of primary HIV-1 that target CD8+ T lymphocytes using CD8 as a receptor. (англ.) // Nature medicine. — 2001. — Vol. 7, no. 1. — P. 65—72. — doi:10.1038/83365. — PMID 11135618. [исправить]
  55. CD4 Count. Дата обращения: 31 августа 2021. Архивировано 15 августа 2021 года.
  56. Theories of Immune System Cell Loss in HIV Infection. Bloodindex. Дата обращения: 28 июля 2014. Архивировано 28 июня 2014 года.
  57. Mechanism of CD4+ T cell depletion Direct HIV-mediated cytopathic effec Архивная копия от 9 мая 2008 на Wayback Machine
  58. Douek D. C., Brenchley J. M., Betts M. R., Ambrozak D. R., Hill B. J., Okamoto Y., Casazza J. P., Kuruppu J., Kunstman K., Wolinsky S., Grossman Z., Dybul M., Oxenius A., Price D. A., Connors M., Koup R. A. HIV preferentially infects HIV-specific CD4+ T cells. (англ.) // Nature. — 2002. — Vol. 417, no. 6884. — P. 95—98. — doi:10.1038/417095a. — PMID 11986671. [исправить]
  59. Hioe C. E., Bastiani L., Hildreth J. E., Zolla-Pazner S. Role of cellular adhesion molecules in HIV type 1 infection and their impact on virus neutralization. (англ.) // AIDS research and human retroviruses. — 1998. — Vol. 14 Suppl 3. — P. 247—254. — PMID 9814951. [исправить]
  60. Barbeau B., Fortin J. F., Genois N., Tremblay M. J. Modulation of human immunodeficiency virus type 1-induced syncytium formation by the conformational state of LFA-1 determined by a new luciferase-based syncytium quantitative assay. (англ.) // Journal of virology. — 1998. — Vol. 72, no. 9. — P. 7125—7136. — PMID 9696806. [исправить]
  61. Weinhold K. J., Tyler D. S., Lyerly H. K. Measurement of direct and indirect forms of anti-HIV-1 ADCC: implications for other retroviral disease. (англ.) // Developments in biological standardization. — 1990. — Vol. 72. — P. 343—348. — PMID 2282991. [исправить]
  62. Ljunggren K., Biberfeld G., Jondal M., Fenyö E. M. Antibody-dependent cellular cytotoxicity detects type- and strain-specific antigens among human immunodeficiency virus types 1 and 2 and simian immunodeficiency virus SIVmac isolates. (англ.) // Journal of virology. — 1989. — Vol. 63, no. 8. — P. 3376—3381. — PMID 2746734. [исправить]
  63. Eger K. A., Unutmaz D. Perturbation of natural killer cell function and receptors during HIV infection. (англ.) // Trends in microbiology. — 2004. — Vol. 12, no. 7. — P. 301—303. — doi:10.1016/j.tim.2004.05.006. — PMID 15223055. [исправить]
  64. Nunes D. F., Carvalho A., Duarte A. J. Activity of natural killer cells during HIV-1 infection in Brazilian patients. (англ.) // Revista do Hospital das Clinicas. — 2001. — Vol. 56, no. 3. — P. 75—78. — PMID 11514907. [исправить]
  65. Dalgleish A. G. Autoimmune mechanisms of depletion of CD4 cells in HIV infection. (англ.) // British journal of haematology. — 1995. — Vol. 91, no. 3. — P. 525—534. — PMID 8555050. [исправить]
  66. Weyand C. M., Goronzy J. J. HIV infection and rheumatic diseases--autoimmune mechanisms in immunodeficient hosts. (англ.) // Zeitschrift fur Rheumatologie. — 1992. — Vol. 51, no. 2. — P. 55—64. — PMID 1535472. [исправить]
  67. Immunopathogenic Mechanisms of HIV Infection. [1]. — Cold Spring Harbor Laboratory Press..
  68. Yue F. Y., Kovacs C. M., Dimayuga R. C., Gu X. X., Parks P., Kaul R., Ostrowski M. A. Preferential apoptosis of HIV-1-specific CD4+ T cells. (англ.) // Journal of immunology (Baltimore, Md. : 1950). — 2005. — Vol. 174, no. 4. — P. 2196—2204. — PMID 15699152. [исправить]
  69. How HIV Causes AIDS Apoptosis Архивная копия от 16 ноября 2008 на Wayback Machine
  70. Smith Rogers A., Ellenberg J. H., Douglas S. D., Henry-Reid L., Peralta L., Wilson C. M. The prevalence of anergy in human immunodeficiency virus-infected adolescents and the association of delayed-type hypersensitivity with subject characteristics. (англ.) // The Journal of adolescent health : official publication of the Society for Adolescent Medicine. — 2000. — Vol. 27, no. 6. — P. 384—390. — PMID 11090740. [исправить]
  71. Rieckmann P., Poli G., Kehrl J. H., Fauci A. S. Activated B lymphocytes from human immunodeficiency virus-infected individuals induce virus expression in infected T cells and a promonocytic cell line, U1. (англ.) // The Journal of experimental medicine. — 1991. — Vol. 173, no. 1. — P. 1—5. — PMID 1985116. [исправить]
  72. Rappocciolo G., Piazza P., Fuller C. L., Reinhart T. A., Watkins S. C., Rowe D. T., Jais M., Gupta P., Rinaldo C. R. DC-SIGN on B lymphocytes is required for transmission of HIV-1 to T lymphocytes. (англ.) // PLoS pathogens. — 2006. — Vol. 2, no. 7. — P. e70. — doi:10.1371/journal.ppat.0020070. — PMID 16839201. [исправить]
  73. Sereti I., Anthony K. B., Martinez-Wilson H., Lempicki R., Adelsberger J., Metcalf J. A., Hallahan C. W., Follmann D., Davey R. T., Kovacs J. A., Lane H. C. IL-2-induced CD4+ T-cell expansion in HIV-infected patients is associated with long-term decreases in T-cell proliferation. (англ.) // Blood. — 2004. — Vol. 104, no. 3. — P. 775—780. — doi:10.1182/blood-2003-12-4355. — PMID 15090457. [исправить]
  74. Nomura L. E., Emu B., Hoh R., Haaland P., Deeks S. G., Martin J. N., McCune J. M., Nixon D. F., Maecker H. T. IL-2 production correlates with effector cell differentiation in HIV-specific CD8+ T cells. (англ.) // AIDS research and therapy. — 2006. — Vol. 3. — P. 18. — doi:10.1186/1742-6405-3-18. — PMID 16859558. [исправить]
  75. Mirani M., Elenkov I., Volpi S., Hiroi N., Chrousos G. P., Kino T. HIV-1 protein Vpr suppresses IL-12 production from human monocytes by enhancing glucocorticoid action: potential implications of Vpr coactivator activity for the innate and cellular immunity deficits observed in HIV-1 infection. (англ.) // Journal of immunology (Baltimore, Md. : 1950). — 2002. — Vol. 169, no. 11. — P. 6361—6368. — PMID 12444143. [исправить]
  76. Lawn D. S., Butera S. T., and Folks T. M. Contribution of Immune Activation to the Pathogenesis and Transmission of Human Immunodeficiency Virus Type 1 Infection (англ.) // Clinical microbiology reviews : journal. — 2001. — Vol. 14, no. 4. — P. 753—777. — doi:10.1128/CMR.14.4.753-777.2001. — PMID 11585784.
  77. Appay V., Sauce D. Immune activation and inflammation in HIV-1 infection: causes and consequences (англ.) // The Journal of Pathology : journal. — 2008. — Vol. 214, no. 2. — P. 231—241. — doi:10.1002/path.2276. — PMID 18161758.
  78. Pantaleo G., Graziosi C., Demarest J. F. HIV infection is active and progressive in lymphoid tissue during the clinically latent stage of disease (англ.) // Nature : journal. — 1993. — Vol. 362. — P. 355—358. — doi:10.1038/362355a0. — PMID 8455722.
  79. Douek D. HIV disease progression: immune activation, microbes, and a leaky gut (англ.) // Topics in HIV Medicine : journal. — 2007. — Vol. 15, no. 4. — P. 114—117. — PMID 17720995.
  80. Brenchley J. M., Schacker T. W., Ruff L. E. at al. CD4+ T cell depletion during all stages of HIV disease occurs predominantly in the gastrointestinal tract (англ.) // Journal of Experimental Medicine  (англ.) : journal. — Rockefeller University Press  (англ.), 2004. — Vol. 200, no. 6. — P. 749—759. — doi:10.1084/jem.20040874. — PMID 15365096.
  81. Brenchley J. M., Price D. A., Schacker T. W. at al. Microbial translocation is a cause of systemic immune activation in chronic HIV infection (англ.) // Nature Medicine : journal. — 2006. — Vol. 12. — P. 1365—1371. — doi:10.1038/nm1511. — PMID 17115046.
  82. Février M., Dorgham K., Rebollo A. CD4+ T cell depletion in human immunodeficiency virus (HIV) infection: role of apoptosis (англ.) // Viruses : journal. — 2011. — Vol. 3, no. 5. — P. 586—612. — doi:10.3390/v3050586. — PMID 21994747.
  83. Borghans J. A., Tesselaar K. Be fruitful, multiply, and replenish (англ.) // Blood  (англ.). — American Society of Hematology  (англ.), 2009. — Vol. 113, no. 22. — P. 5369—5370. — doi:10.1182/blood-2009-03-207266. — PMID 19478047.
  84. Fry T. J., Mackall C. L. Interleukin-7: from bench to clinic (англ.) // Trends in Immunology. — Cell Press, 2002. — Vol. 99, no. 11. — P. 3892—3904. — doi:10.1182/blood.V99.11.3892. — PMID 12010786.
  85. Zeng M., Haase A. T., Schacker T. W. Lymphoid tissue structure and HIV-1 infection: life or death for T cells (англ.) // Trends in Immunology : journal. — Cell Press, 2012. — Vol. 33, no. 6. — P. 306—314. — doi:10.1016/j.it.2012.04.002. — PMID 22613276.
  86. Davis I. C., Girard M., Fultz P. N. Loss of CD4+ T cells in human immunodeficiency virus type 1-infected chimpanzees is associated with increased lymphocyte apoptosis. (англ.) // Journal of virology. — 1998. — Vol. 72, no. 6. — P. 4623—4632. — PMID 9573225. [исправить]
  87. Luban J. Innate immune sensing of HIV-1 by dendritic cells // Cell Host Microbe.. — 2012. — Т. 12, № 4. — С. 408—418,. — doi:10.1016/j.chom.2012.10.002. — PMID 23084911.
  88. 1 2 Николаенко, Д. В. Исследования М.В. Супотницкого и их значение для объяснения пандемии ВИЧ/СПИД // Эпидемия ВИЧ/СПИД в Украине : журн. — 2006. — № 3.
  89. Супотницкий М. В. Эволюционная патология. К вопросу о месте ВИЧ-инфекции и ВИЧ/СПИД-пандемии среди других инфекционных, эпидемических и пандемических процессов. — М.: Вузовская книга, 2009. — 400 с. — ISBN 978-5-9502-0378-7.
  90. Rerks-Ngarm S., Pitisuttithum P., Nitayaphan S et al. Vaccination with ALVAC and AIDSVAX to Prevent HIV-1 Infection in Thailand (англ.) // New England Journal of Medicine, : journal. — 2009. — Vol. 361, no. 23. — P. 2209—2220. — doi:10.1056/NEJMoa0908492. — PMID 19843557.
  91. Шаинян, К. Прививка ВИЧ: лучше плохо, чем никак : [арх. 31 мая 2012] // Вокруг света : журн. — 2012. — № 6 (июнь).
  92. Борьба со СПИД в России: как остановить болезнь?. РИА Новости (30 ноября 2011). Дата обращения: 16 июня 2013. Архивировано 16 июня 2013 года.
  93. UNAIDS World AIDS Day Report 2011. UNAIDS World AIDS (2011). Дата обращения: 16 июня 2013. Архивировано 16 июня 2013 года.
  94. 1 2 Федеральный центр СПИД: Справка ВИЧ-инфекция в Российской Федерации в 2013 г. (недоступная ссылка). Дата обращения: 28 июля 2014. Архивировано 13 июля 2014 года.
  95. В РАН назвали число носителей вируса ВИЧ в России Архивная копия от 1 февраля 2017 на Wayback Machine, 27.12.2016
  96. В России появилась более опасная версия ВИЧ Архивная копия от 1 февраля 2017 на Wayback Machine, 28 декабря 2016
  97. Госдеп: самые высокие темпы роста числа новых случаев ВИЧ зафиксированы в РФ Архивная копия от 4 декабря 2017 на Wayback Machine, 01 декабря 2017
  98. «Чтобы остановить эпидемию, нужна политическая воля» Архивная копия от 1 декабря 2017 на Wayback Machine, 01.12.2017
  99. 1 2 Нехезин, 2017.
  100. Возианова Ж. И. ВИЧ-инфекция и СПИД // Инфекционные и паразитарные заболевания: В 3 т. — К.:: Здоров'я, 2001. — Т. 2. — С. 510. — 696 с. — 3000 экз. — ISBN 5-311-01249-8.
  101. Возианова, 2001, с. 511.
  102. HIV Classification: CDC and WHO Staging Systems (англ.). сайт www.aids-ed.org. Дата обращения: 29 декабря 2011. Архивировано 3 февраля 2012 года.
  103. Всемирная Организация Здравоохранения, Европа. HIV/AIDS Protocols on Treatment and Care Архивная копия от 15 февраля 2010 на Wayback Machine  (недоступная ссылка с 21-05-2013 [3474 дня] — историякопия)
  104. ВОЗ, Европа. Patient Evaluation and Antiretroviral Treatment for Adults and Adolescents (недоступная ссылка)  (недоступная ссылка с 21-05-2013 [3474 дня] — историякопия)
  105. Глоссарий терминов по ВИЧ/СПИДу (издание первое, октябрь 2003) Архивная копия от 24 ноября 2017 на Wayback Machine  (недоступная ссылка с 21-05-2013 [3474 дня] — историякопия)
  106. 6.4. КЛАССИФИКАЦИЯ И КЛИНИЧЕСКАЯ КАРТИНА ВИЧ-ИНФЕКЦИИ. Саратовский государственный медицинский университет Федерального агентства по здравоохранению и социальному развитию (2006). Дата обращения: 25 декабря 2011. Архивировано 8 ноября 2011 года.
  107. Возианова, 2001, с. 510—511.
  108. Инструкции по заполнению годовой формы государственного федерального статистического наблюдения № 61 «Сведения о контингентах больных ВИЧ-инфекцией» (недоступная ссылка). Дата обращения: 21 июля 2014. Архивировано 8 августа 2014 года.
  109. МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВООХРАНЕНИЯ И СОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИПРИКАЗот 17 марта 2006 г. N 166 ОБ УТВЕРЖДЕНИИ ИНСТРУКЦИИ ПО ЗАПОЛНЕНИЮ ГОДОВОЙ ФОРМЫ ФЕДЕРАЛЬНОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО СТАТИСТИЧЕСКОГО НАБЛЮДЕНИЯ N 61 "СВЕДЕНИЯ О КОНТИНГЕНТАХ БОЛЬНЫХ ВИЧ-ИНФЕКЦИЕЙ". КонсультантПлюс. Дата обращения: 21 июля 2014. Архивировано 28 июля 2014 года.
  110. Based on Figure 1 in Pantaleo, G et al. New concepts in the immunopathogenesis of human immunodeficiency virus infection (англ.) // New England Journal of Medicine : journal. — 1993. — February (vol. 328, no. 5). — P. 327—335. — PMID 8093551. Also available via Figure 4 in The relationship between the human immunodeficiency virus and the acquired immunodeficiency syndrome (недоступная ссылка). US National Institute of Allergy and Infectious Diseases. Дата обращения: 3 ноября 2009. Архивировано 30 ноября 2009 года. Supporting data for this disease course is available in Piutak, M et al. High levels of HIV-1 in plasma during all stages of infection determined by competitive PCR (англ.) // Science : journal. — 1993. — March (vol. 259, no. 510). — P. 1749—1754. — PMID 8096089.
  111. «Сроки сероконверсии ВИЧ». Дата обращения: 26 августа 2018. Архивировано 26 августа 2018 года.
  112. HIV Medicine 14th Edition, 2006 Acute HIV-1 Infection Архивная копия от 24 сентября 2015 на Wayback Machine
  113. Cooper D. A., Gold J., Maclean P., Donovan B., Finlayson R., Barnes T. G., Michelmore H. M., Brooke P., Penny R. Acute AIDS retrovirus infection. Definition of a clinical illness associated with seroconversion. (англ.) // Lancet. — 1985. — Vol. 1, no. 8428. — P. 537—540. — PMID 2857899. [исправить]
  114. Kahn J. O., Walker B. D. Acute human immunodeficiency virus type 1 infection. (англ.) // The New England journal of medicine. — 1998. — Vol. 339, no. 1. — P. 33—39. — doi:10.1056/NEJM199807023390107. — PMID 9647878. [исправить]
  115. Vanhems P., Hirschel B., Phillips A. N., Cooper D. A., Vizzard J., Brassard J., Perrin L. Incubation time of acute human immunodeficiency virus (HIV) infection and duration of acute HIV infection are independent prognostic factors of progression to AIDS. (англ.) // The Journal of infectious diseases. — 2000. — Vol. 182, no. 1. — P. 334—337. — doi:10.1086/315687. — PMID 10882619. [исправить]
  116. Lindbäck S., Broström C., Karlsson A., Gaines H. Does symptomatic primary HIV-1 infection accelerate progression to CDC stage IV disease, CD4 count below 200 x 10(6)/l, AIDS, and death from AIDS? (англ.) // BMJ (Clinical research ed.). — 1994. — Vol. 309, no. 6968. — P. 1535—1537. — PMID 7819891. [исправить]
  117. 1 2 Hecht F. M., Busch M. P., Rawal B., Webb M., Rosenberg E., Swanson M., Chesney M., Anderson J., Levy J., Kahn J. O. Use of laboratory tests and clinical symptoms for identification of primary HIV infection. (англ.) // AIDS (London, England). — 2002. — Vol. 16, no. 8. — P. 1119—1129. — PMID 12004270. [исправить]
  118. Acute HIV-1 Infection. HIV Medicine 14th Edition Table 1: Main symptoms of acute HIV-1 infection Архивная копия от 24 сентября 2015 на Wayback Machine
  119. Pantaleo G., Demarest J. F., Soudeyns H., Graziosi C., Denis F., Adelsberger J. W., Borrow P., Saag M. S., Shaw G. M., Sekaly R. P. Major expansion of CD8+ T cells with a predominant V beta usage during the primary immune response to HIV. (англ.) // Nature. — 1994. — Vol. 370, no. 6489. — P. 463—467. — doi:10.1038/370463a0. — PMID 8047166. [исправить]
  120. Quinn T. C., Wawer M. J., Sewankambo N., Serwadda D., Li C., Wabwire-Mangen F., Meehan M. O., Lutalo T., Gray R. H. Viral load and heterosexual transmission of human immunodeficiency virus type 1. Rakai Project Study Group. (англ.) // The New England journal of medicine. — 2000. — Vol. 342, no. 13. — P. 921—929. — doi:10.1056/NEJM200003303421303. — PMID 10738050. [исправить]
  121. Gray R. H., Kiwanuka N., Quinn T. C., Sewankambo N. K., Serwadda D., Mangen F. W., Lutalo T., Nalugoda F., Kelly R., Meehan M., Chen M. Z., Li C., Wawer M. J. Male circumcision and HIV acquisition and transmission: cohort studies in Rakai, Uganda. Rakai Project Team. (англ.) // AIDS (London, England). — 2000. — Vol. 14, no. 15. — P. 2371—2381. — PMID 11089626. [исправить]
  122. Джон Бартлетт Клиническое течение и стадии ВИЧ-инфекции Архивная копия от 27 сентября 2007 на Wayback Machine
  123. Dybul M., Fauci A. S., Bartlett J. G., Kaplan J. E., Pau A. K. Guidelines for using antiretroviral agents among HIV-infected adults and adolescents. (англ.) // Annals of internal medicine. — 2002. — Vol. 137, no. 5 Pt 2. — P. 381—433. — PMID 12617573. [исправить]
  124. эритематозные макулопапулезные высыпания на лице и туловище, иногда на конечностях, в том числе на ладонях и подошвах. Реже встречаются изъязвления кожи и слизистых оболочек рта, пищевода и наружных половых органов
  125. Асептический менингит, менингоэнцефалит, периферическая нейропатия, паралич лицевого нерва, синдром Гийена-Барре, неврит плечевого сплетения, когнитивные нарушения или психоз
  126. Interium proposal for a WHO Staging System for HIV Infection and Disease WHO AIDS 1990 (недоступная ссылка)
  127. 1 2 3 Living With HIV. Centers for Disease Control and Prevention. Дата обращения: 21 июля 2014. Архивировано 10 июля 2014 года.
  128. Малый В. П., 2009, с. 39—40.
  129. Levy J. A., 2007, p. 37, 40-49.
  130. Berg Rigmor C. Barebacking: A Review of the Literature (англ.) // Archives of Sexual Behavior. — 2009. — 22 January (vol. 38, no. 5). — P. 754—764. — ISSN 0004-0002. — doi:10.1007/s10508-008-9462-6. — PMID 19160033. [исправить]
  131. 1 2 Bauermeister José A., Carballo-Diéguez Alex, Ventuneac Ana, Dolezal Curtis. Assessing Motivations to Engage in Intentional Condomless Anal Intercourse in HIV Risk Contexts (“Bareback Sex”) among Men Who Have Sex With Men (англ.) // AIDS Education and Prevention. — 2009. — April (vol. 21, no. 2). — P. 156—168. — ISSN 0899-9546. — doi:10.1521/aeap.2009.21.2.156. — PMID 19397437. [исправить]
  132. Blackwell Christopher W. Men Who Have Sex With Men and Recruit Bareback Sex Partners on the Internet: Implications for STI and HIV Prevention and Client Education (англ.) // American Journal of Men's Health. — 2007. — 14 September (vol. 2, no. 4). — P. 306—313. — ISSN 1557-9883. — doi:10.1177/1557988307306045. — PMID 19477794. [исправить]
  133. Gonzalez Octavio R. Unlimited Intimacy: Reflections on the Subculture of Barebacking (review) (англ.) // Cultural Critique. — 2012. — Vol. 81, no. 1. — P. 125—132. — ISSN 1534-5203. — doi:10.1353/cul.2012.0018. [исправить]
  134. Moskowitz David A., Roloff Michael E. The existence of a bug chasing subculture (англ.) // Culture, Health & Sexuality. — 2007. — July (vol. 9, no. 4). — P. 347—357. — ISSN 1369-1058. — doi:10.1080/13691050600976296. — PMID 17612955. [исправить]
  135. Moskowitz David A., Roloff Michael E. The Ultimate High: Sexual Addiction and the Bug Chasing Phenomenon (англ.) // Sexual Addiction & Compulsivity. — 2007. — 2 April (vol. 14, no. 1). — P. 21—40. — ISSN 1072-0162. — doi:10.1080/10720160601150121. [исправить]
  136. Малый В. П., 2009, с. 32—33.
  137. Данные по России Архивная копия от 7 июля 2012 на Wayback Machine // UNAIDS
  138. Малый В. П., 2009, с. 44.
  139. UNAIDS: The Joint United Nations Programme on HIV/AIDS (недоступная ссылка). Дата обращения: 5 июля 2014. Архивировано 9 ноября 2011 года.
  140. Oral Sex and HIV Risk (англ.). CDC Home. Дата обращения: 20 августа 2013. Архивировано 24 августа 2013 года.
  141. D. Hawkins. Oral sex and HIV transmission (англ.) // Sex Transm Infect.. — 2001. — Iss. 77, no. 5. — P. 307—308. — doi:10.1136/sti.77.5.307.
  142. Catarina Queirós, João Borges da Costa. Oral Transmission of Sexually Transmissable Infections: A Narrative Review // Acta Medica Portuguesa. — 2019-12-02. — Т. 32, вып. 12. — С. 776–781. — ISSN 1646-0758. — doi:10.20344/amp.12191. Архивировано 2 марта 2022 года.
  143. Малый В. П., 2009, с. 40—42.
  144. Малый В. П., 2009, с. 43.
  145. Малый В. П., 2009, с. 77—83.
  146. Малый В. П., 2009, с. 42—43.
  147. Алексей Живов. Анализ: мигранты — новое население РФ, или угроза национальной безопасности. www.ridus.ru. Ридус Агентство гражданской журналистики. (16 марта 2016). Дата обращения: 4 сентября 2017. Архивировано 4 сентября 2017 года.
  148. HIV Vaccine Research. National Institute of Allergy and Infectious Diseases (NIAID). Дата обращения: 3 июля 2015. Архивировано 4 июля 2015 года.
  149. HIV Vaccines : [англ.] // HIV.gov. — U.S. Department of Health & Human Services.
  150. Barouch, Dan H. Evaluation of a mosaic HIV-1 vaccine in a multicentre, randomised, double-blind, placebo-controlled, phase 1/2a clinical trial (APPROACH) and in rhesus monkeys (NHP 13-19) : [англ.] / Dan H. Barouch, Frank L. Tomaka, Frank Wegmann … [et al.] // The Lancet. — Vol. 392, no. 10143. — P. 232−243. — doi:10.1016/S0140-6736(18)31364-3. — PMID 30047376. — PMC 6192527.
  151. Кузнецов, Д. Прививка или смерть : [арх. 20 декабря 2018] // Популярная механика : журн. — 2018. — № 9.
  152. «Вектор» заявил об эффективности российской вакцины от ВИЧ // Интерфакс. — 2020. — 18 декабря.
  153. Sekaly, R.-P. The failed HIV Merck vaccine study: a step back or a launching point for future vaccine development? // The Journal of Experimental Medicine. — 2008. — Vol. 205, no. 1. — P. 7–12. — ISSN 0022-1007. — doi:10.1084/jem.20072681. — PMID 18195078. — PMC 2234358.
  154. Татьяна Хан. Исследование PARTNER: НОЛЬ случаев передачи ВИЧ на 58 000 половых актов без использования презерватива. ITPCru (12 июля 2016). Дата обращения: 12 июня 2019. Архивировано 24 декабря 2018 года.
  155. АУТРИЧ-РАБОТА СРЕДИ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ ИНЪЕКЦИОННЫХ НАРКОТИКОВ // МБФ «Международный Альянс по ВИЧ/СПИД в Украине». Архивировано 14 июля 2014 года.
  156. Руководство по осуществлению программ игл и шприцев Архивная копия от 14 июля 2014 на Wayback Machine // ВОЗ
  157. Gregory Gilderman. Death by Indifference: AIDS and Heroin Addiction in Russia (англ.). — The Pulitzer Center on Crisis Reporting, 2012.
  158. Вич/Спид Архивная копия от 19 апреля 2018 на Wayback Machine // ВОЗ
  159. «Профилактика профессионального заражения ВИЧ-инфекцией медицинского персонала. Москва, 2003 г.». Дата обращения: 6 июля 2014. Архивировано 14 июля 2014 года.
  160. 1 2 Тестирование на ВИЧ-инфекцию. Диагностика ВИЧ. (недоступная ссылка). Свердловский областной центр по профилактике и борьбе со СПИД и инфекционными заболеваниями. Дата обращения: 28 июля 2014. Архивировано 6 июля 2014 года.
  161. Myers J. E., El-Sadr W. M., Zerbe A., Branson B. M. Rapid HIV self-testing: long in coming but opportunities beckon. (англ.) // AIDS (London, England). — 2013. — Vol. 27, no. 11. — P. 1687—1695. — doi:10.1097/QAD.0b013e32835fd7a0. — PMID 23807269. [исправить]
  162. Home Tests (недоступная ссылка). CDC. Дата обращения: 28 июля 2014. Архивировано 10 июля 2014 года.
  163. Федеральная служба по надзору в сфере здравоохранения. roszdravnadzor.gov.ru. Дата обращения: 29 ноября 2021. Архивировано 14 июня 2021 года.
  164. Хоффман Ч., Кампс Б. С., Рокштро Ю. Тестирование на ВИЧ Архивная копия от 24 сентября 2015 на Wayback Machine
  165. Стив Зайхнер и Дженифер Рид Диагностика ВИЧ-инфекции у детей Архивная копия от 24 сентября 2015 на Wayback Machine
  166. Sergio Castro-Gonzalez, Marta Colomer-Lluch, Ruth Serra-Moreno. Barriers for HIV Cure: The Latent Reservoir // AIDS research and human retroviruses. — 2018-09. — Т. 34, вып. 9. — С. 739–759. — ISSN 1931-8405. — doi:10.1089/AID.2018.0118. Архивировано 2 марта 2022 года.
  167. D. Esposito, R. Craigie. HIV integrase structure and function // Advances in Virus Research. — 1999. — Т. 52. — С. 319–333. — ISSN 0065-3527. — doi:10.1016/s0065-3527(08)60304-8. Архивировано 2 марта 2022 года.
  168. Gypsyamber D'Souza, Elizabeth T. Golub, Stephen J. Gange. The Changing Science of HIV Epidemiology in the United States // American Journal of Epidemiology. — 2019-12-31. — Т. 188, вып. 12. — С. 2061–2068. — ISSN 1476-6256. — doi:10.1093/aje/kwz211. Архивировано 2 марта 2022 года.
  169. ADULT Stem Cell Transplant Cures HIV-Positive Man, Say Docs (недоступная ссылка). Fox Nation. Дата обращения: 20 января 2015. Архивировано 21 января 2015 года.
  170. Trudy Ring. Is Anyone Immune to HIV?. HIVPlusMag (7 сентября 2012). Дата обращения: 20 января 2015. Архивировано 9 марта 2016 года.
  171. Transplanting Hope: Stem Cell Experiment Raises Eyebrows at CROI — POZ (недоступная ссылка). Дата обращения: 18 января 2018. Архивировано 26 января 2016 года.
  172. Analytic treatment interruption (ATI) after allogeneic CCR5-d32 HSCT for AML in 2013.. Дата обращения: 2 декабря 2021. Архивировано 2 декабря 2021 года.
  173. Двух человек, похоже, вылечили от ВИЧ. Вирус наконец-то побеждён?. ТАСС. Дата обращения: 8 марта 2019. Архивировано 7 марта 2019 года.
  174. Evidence for HIV-1 cure after CCR5Δ32/Δ32 allogeneic haemopoietic stem-cell transplantation 30 months post analytical treatment interruption: a case report.. Дата обращения: 2 декабря 2021. Архивировано 1 ноября 2021 года.
  175. How ‘elite controllers' tame HIV without drugs.. Дата обращения: 2 декабря 2021. Архивировано 2 декабря 2021 года.
  176. Elite controllers may self-vaccinate against active HIV infection, gene study suggests.. Дата обращения: 2 декабря 2021. Архивировано 2 декабря 2021 года.
  177. Has another woman naturally cleared HIV?.. Дата обращения: 2 декабря 2021. Архивировано 2 декабря 2021 года.
  178. OPRC — Glossary // hivpolicy.ru Архивная копия от 14 июля 2014 на Wayback Machine
  179. Архивированная копия. Дата обращения: 6 июля 2014. Архивировано 24 сентября 2015 года.
  180. О действующих нормативно-правовых и ведомственных документах по ВИЧ-инфекции у матерей и детей. Федеральный научно-методический Центр по профилактике и борьбе со СПИДом. Дата обращения: 20 августа 2012. Архивировано 26 мая 2012 года.

Литература[править | править код]


  • Bushman F.D., Nabel G.J., Swanstrom R. (Editors). HIV: From biology to prevention and treatment. — Cold Spring Harbor, New York, USA: Cold Spring Harbor Laboratory Press, 2012. — 572 с. — ISBN 978-193611340-8.
  • Levy J.A. HIV and the pathogenesis of AIDS. — Third edition. — ASM Press, 2007. — 644 с. — ISBN 978-1-55581-393-2.
  • Morse S.A., Ballard R.C., Holmes K.K., Moreland A.A. (Editors). Atlas of sexually transmitted diseases and AIDS. — Saunders Elsevier, 2010. — 374 с. — ISBN 978-0-7020-4060-3.
  • Prasad V.R., Kalpana G.V. (Editors). HIV protocols. — Humana Press, 2009. — 457 с. — ISBN 978-1-58829-859-1.
  • Spearman P., Freed E.O. (Editors). HIV interactions with host cell proteins. — Springer, 2009. — 204 с. — ISBN 978-3-642-02174-9.

Ссылки[править | править код]