Эта статья входит в число хороших статей

Крепостные сооружения Древней Руси

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «Крепостные сооружения в Древней Руси»)
Перейти к: навигация, поиск

Крепостные сооружения Древней Руси — крепости, замки и городища, существовавшие в восточнославянских княжествах с момента зарождения Древнерусского государства в IX веке до Батыева нашествия. За время своего существования они преобразовались от небольших оград, защищавших поселения родов и племен, до мощных оборонительных сооружений в несколько линий, характерных для крупных городов.

Древнерусские укрепления в большинстве своем не дошли до нашего времени. Их исследования ведутся на основе археологических раскопок и по материалам письменных источников. В большинстве случаев укрепления строились на естественном возвышении, обычно на мысу при впадении одной реки в другую. При таком расположении крепости её строители также могли преследовать цель контроля устья важной водной артерии.

Стены как составные части укреплений имели различную конструкцию в зависимости от размера и важности укрепленного пункта. Стены укреплений усиливались башнями, которые в древнерусских летописях именуются «вежами». Их размещали над воротами либо в местах поворота стен. Обязательным элементом укрепления были ворота. Их количество зависело от размеров поселения.

Общая характеристика[править | править вики-текст]

Суздальский кремль.

Древнерусские укрепления в большинстве своем не дошли до нашего времени. Их исследования ведутся на основе археологических раскопок и по материалам письменных источников[1]. М. Н. Тихомиров писал, что наличие укреплений в древнерусских городах было одной из их отличительных черт. Город прежде всего был укрепленным пунктом. Его центральная и укрепленная часть среди населения и именовалась «городом» или «детинцем». Большинство древнерусских городов в период до монгольского нашествия имели деревянные укрепления, хотя внутри них могли быть и каменные постройки — храмы и княжеские хоромы. При отсутствии огнестрельного оружия и нечастом применении осадных машин на Руси деревянные стены, как правило, служили достаточной защитой[2].

В большинстве случаев укрепления строились на естественном возвышении, обычно на мысу при впадении одной реки в другую[3]. Н. Н. Воронин писал, что при таком расположении крепости её строители также могли преследовать цель контроля устья важной водной артерии[4]. Возвышенное местоположение было одним из наиболее важных факторов для выбора места под укрепление. Данная причина прослеживается в расположении значительного количества крепостей, замков и городищ Древней Руси, среди которых Киев, Чернигов, Полоцк, Галич, Псков, Владимир-на-Клязьме и др. Также поэтому в славянских землях многие городские замки именовали «вышгородами». Кроме того, укрепления строили близ крутых оврагов или на небольших холмах, окруженных топкими трясинами и болотами. Расположенные в таких местах крепости как правило характеризуются высокими валами[5]. В северо-западных районах Руси укрепления зачастую возводили на холмах-останцах, в районах моренных всхолмлений[6].

В VIII—X вв. наиболее распространенным типом укреплений было мысовое. Их воздвигали в месте, которое было ограничено оврагами или находилось при слиянии двух рек. Сторона, не прикрытая рекой или оврагом, окапывалась рвом, а землю из него насыпали вдоль кромки рва, создавая таким образом вал[6].

Вплоть до второй половины X века городища восточных славян оставались достаточно примитивными, и в первую очередь опирались на естественные препятствия — склоны, овраги, либо искусственные рвы. Если поселение стояло на мысу, а его склоны были недостаточно крутыми, их искусственно подправляли, с середины высоты отрывая горизонтальную террасу, благодаря чему верхняя половина склона приобретала большую крутизну[7]. П. А. Раппопорт отмечал, что так как поселения восточных славян принадлежали небольшим общинам, а государственность в период VI—IX вв. только зарождалась, строительство мощных укреплений было практически невозможно[7].

В IX веке также получили распространение округлые в плане укрепления, расположенные не на мысах, а на коренных берегах водоемов. Однако их оборонительные системы не отличались большой мощностью. В этот период основной задачей укреплений было не дать неприятелю взять поселение «изъездом» — быстрым и неожиданным нападением[8]. Именно такой способ захвата укрепленных пунктов практиковали кочевники и литовские племена, которые не умели вести осад и с которыми часто воевали восточные славяне[7].

Н. К. Рерих, «Город строят» (1902).

В отличие от большинства других древнерусских княжеств укрепления в Псковской и Новгородской землях частично строились из камня. Н. Н. Воронин писал, что это объясняется обилием известняка в этих районах и удобством его разработки. Также он предположил, что на характере укреплений псковских и новгородских крепостей могла сказаться угроза со стороны шведов, датчан и немецких крестоносцев, которые в отличие от печенегов и половцев, угрожавших южным русским княжествам, имели опыт штурма замков[9].

В X—XI вв. внешнеполитическая ситуация в Древней Руси обострилась. На западе ощущалось давление со стороны молодого польского государства, на юге все большую угрозу представляли печенеги. Эти процессы по времени совпали с ростом производительных возможностей Руси, стали воздвигаться феодальные замки, княжеские крепости и города-центры ремесленного производства, обладавшие более качественными и мощными системами укреплений[6].

В конце XI — начале XII вв. черты укрепленных пунктов получили также замки-усадьбы крупных землевладельцев и монастыри. Усадьбы, как правило, огораживались тыном, помимо него они могли иметь валы и башни. Многие монастыри также были укреплены, их защищали деревянные или каменные стены. В некоторых случаях монастырские укрепления, расположенные в городе, дополняли его оборонительную систему[10].

Среди городских ремесленников довольно рано выделились «городники» — специалисты по постройке городских укреплений. На оплату их работы и обновление укреплений население платило пошлину — «городное»[11]. Либо само участвовало в строительстве укреплений — «городном деле». Порой, князья могли освободить зависимых крестьян от повинностей в свою пользу, но обязанность чинить крепости сохранялась. Аналогичной была ситуация и в отношении горожан[6].

Строительство укреплений требовало больших усилий. По подсчетам П. А. Раппопорта, укрепления «города Ярослава» в Киеве строили около 1000 человек на протяжении пяти лет. Крепость Мстиславль (неподалеку от Юрьев-Польского) во Владимиро-Суздальском княжестве была воздвигнута примерно 180 рабочими за один строительный сезон[6].

Элементы крепостных сооружений[править | править вики-текст]

Валы и стены[править | править вики-текст]

Остатки валов в Звенигороде.

Стены как составные части укреплений имели различную конструкцию в зависимости от размера и важности укрепленного пункта[4].

Наиболее простым вариантом был тын, вертикальный либо под некоторым наклоном. Он состоял из плотно пригнанных друг к другу заостренных бревен. Также вместо тына иногда использовалась стена, сделанная из горизонтальных бревен в стояках. Тын был довольно простым по своему устройству, его ставили в случае неожиданной опасности. Тыном также могли огораживаться военные лагеря. В летописях его именуют «огородом» либо «столпием»[12].

Более сложной конструкцией была стена из «городней» — поставленных рядом срубов, которые внутри засыпались землей[2]. Иногда такие срубы оставлялись пустыми и были приспособлены для жилья или хозяйственных нужд. Срубы, как правило, ставились вплотную друг к другу, но из-за выступавших концов бревен между ними оставался промежуток. Такая конструкция придавала валу прочность и определенную крутизну, предохраняла его от оползания. Срубы ставили в один, а иногда и в два или три ряда. Их использование в основании валов получило широкое распространение на Руси в XIXIII вв.[13][3].

В начале XII столетия срубная конструкция была несколько улучшена: вместо стоящих рядом срубов использовалась сплошная линия. Бревна лицевых стенок рубились «внахлестку» в поперечные стенки, которые разделяли соседние помещения. Образованные таким образом помещения могли быть квадратной, прямоугольной или трапециевидной формы[13].

Остатки валов Суздальского кремля.

Поверх стены делался помост, огражденный с внешней стороны «заборолами» — бруствером. Иногда «заборолом» именовали и всю стену[2]. В них были устроены щели — «скважни», для стрельбы по осаждающим. При этом без постоянного надзора и обновления срубы, не связанные между собой, давали разную осадку, их стыки загнивали, и вся стена постепенно начинала ветшать[12]. Высота стен могла варьироваться, в некоторых случаях они были небольшими. В летописях сохранилось упоминание, что во время осады галичского города Ушицы Иваном Берладником смерды перескакивали через заборола, что, по мнению М. Н. Тихомирова было бы невозможно в случае высоких стен[5].

Перед валом и стеной сооружался ров. Между ним и основанием вала существовала горизонтальная площадка берега шириной около 1 метра. Она предохраняла основание вала от постепенного сползания в ров. В некоторых случаях передний край рва укреплялся частоколом, наклоненным во внешнюю сторону[13].

Башни[править | править вики-текст]

Стены укреплений усиливались башнями, которые в древнерусских летописях именуются «вежами». Их размещали над воротами либо в местах поворота стен[8]. В ряде случаев башни могли строиться на каменном фундаменте[3]. Зачастую они несколько выступали за линию стен, что позволяло держать под перекрестным обстрелом идущего на штурм неприятеля[14].

П. А. Раппопорт писал, что до XII вв. многие крепости имели минимальное количество башен. Как правило, была только надвратная башня. Остальные башни строились как смотровые вышки в возвышенной части укреплений[6].

Ворота[править | править вики-текст]

Золотые ворота Киева.

Обязательным элементом укрепления были ворота. Их количество зависело от размеров поселения. Например, в Киеве было не менее четырёх ворот — Золотые, Жидовские (позднее Львовские), Лядские и Угорские. Во Владимире-на-Клязьме во время правления Андрея Боголюбского в городе имелось семь входных ворот: Волжские, Золотые, Иринины (или Оринины), Медяные, Серебряные, Ивановские и Торговые. В маленьких крепостях и замках, как правило, довольствовались одними воротами. Как писал М. Н. Тихомиров, значение ворот для города подчеркивается тем, что термин «отворити ворота» обозначал сдачу города[15].

Ворота, как правило, представляли собой проездную башню, от которой через ров шел мост. Напротив них на противоположном берегу близ рва ставились короткие бревна, вкопанные на близком друг от друга расстоянии, что затрудняло подход противника ко рву. Если в городе или крепости не было глубоких колодцев либо других источников воды, в основании стен делались небольшие «водяные» ворота, через которые носили воду[16].

Н. Н. Воронин так описывал Золотые ворота в Киеве[17]:

« Золотые ворота представляли собой две параллельных каменных стены, соединенные между собой сводом. На его верхней площадке, несомненно, имевшей оборонительное боевое назначение, находилась небольшая церковь Благовещения. Огромная высота арочного пролета, который было немыслимо закрыть воротами на всю вышину, заставляет предполагать внутри его дополнительную арку, к которой и примыкали воротные полотнища. Вероятно также, что в арках ворот на балке, закрепленных в боковых стенах, устраивался деревянный боевой настил, который позволял защищать подступ к воротам. Воротные полотнища были окованы вызолоченной медью, что, вероятно, и дало повод к их названию «золотыми». Насыпь вала примыкала непосредственно к боковым фасадам ворот. »

Осада и оборона укреплений[править | править вики-текст]

Взятие Владимира монголами. Миниатюра из русской летописи.

Основным методом овладения крепостью в Древней Руси было внезапное нападение. Оно именовалось «изгоном» или «изъездом», стремительность атаки должна была захватить обороняющихся врасплох, не дать им времени организовать защиту укрепления. Однако если атака была отбита или ее считали заранее бесперспективной, тогда поселение подвергалось осаде. В древнерусских летописях ее именуют «облежанием»[6].

Осада города в Древней Руси представляла собой его длительную блокаду. Расчет делался на нехватку пищи и капитуляцию гарнизона. Осаждающие стремились изолировать его от внешнего мира, лишить источников воды, предотвратить возможные вылазки[10]. Оборонительная тактика довольно подробно описана в летописях в связи с монголо-татарским нашествием на Русь. Они же сообщают данные о методах осады, ставших новшеством для русских защитников крепостей, которые во многом повлияли на быстрое падение практически всех осажденных монголо-татарами городов[18].

Штурм крепости в Древней Руси, как правило, был связан со значительными людскими потерями. На него решались только если гарнизон был слаб или укрепления были недостаточно крепкими. Стенобитные машины («пороки») не были широко распространены, поэтому осаждающим приходилось форсировать ров и по приставным лестницам или валам штурмовать стены[18]. Защитники, в свою очередь, вели стрельбу из луков и самострелов по атакующим[6].

Если враг прорывался внутрь города либо крепости, защитники обороняли каждый дом, а опорными пунктами становились крупные сооружения, в том числе церкви[19].

На рубеже XIIXIII вв. пассивная осада все чаще уступает место штурму крепости. Рвы забрасывали вязанками хвороста, все большее распространение получали камнеметные машины[6].

Монголо-татарское нашествие прервало развитие древнерусской фортификации. Армия Батыя имела строгую тактику осады городов, которой подавляющее большинство русских крепостей и укреплений не смогли противостоять. Осаждая город, монголо-татары окружали его частоколом, чтобы прервать его связи с внешним миром и прикрыть своих стрелков. Камнеметные машины, располагавшиеся на предельной дистанции выстрела из лука, разрушали стены и ворота. Если не удавалось разрушить саму стену, они старались сбить брустверы, за которыми укрывались осажденные. Лишаясь прикрытия, те не могли стрелять по противнику, в то время как монгольские лучники, по свидетельству летописей, массово обстреливали именно этот участок укреплений, после чего в этом месте следовал штурм[6].

После монгольского нашествия в землях Северо-Восточной Руси строительство крепостей возобновилось в середине XIV века. В Среднем Поднепровье крепости вновь стали строиться только спустя несколько веков[6].

Примечания[править | править вики-текст]

Литература[править | править вики-текст]

  • Древняя Русь. Город, замок, село. — Москва: Наука, 1985. — 429 с.
  • История культуры Древней Руси / Греков Б. Д., Артамонов М. И.. — М.: Издательство Академии наук СССР, 1951. — 483 с.
  • Кирпичников А. Н. Военное дело на Руси в XIII—XV вв.. — Ленинград: Наука, 1966.
  • Косточкин В. В. Крепостное зодчество Древней Руси. — Москва: Изобразительное искусство, 1969.
  • Раппопорт П. А. Древние русские крепости. — Москва: Наука, 1965. — 87 с. — (Из истории мировой культуры).
  • Тихомиров М. Н. Древнерусские города. — Москва: Государственное издательство политической литературы, 1956. — 477 с.
  • Konstantin S. Nossov, Peter Dennis. Medieval Russian Fortress AD 862—1480. — Osprey Publishing, 2007. — 64 p.

Ссылки[править | править вики-текст]