Рассказы о Ленине (сборник рассказов)

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «Рассказы о Ленине (Михаил Зощенко)»)
Перейти к: навигация, поиск

«Рассказы о Ленине» — сборник коротких рассказов Михаила Зощенко 1940 года для детей дошкольного возраста, в которых описываются различные факты из жизни Ленина, призванные в доступной форме раскрыть маленькому читателю положительные черты вождя мирового пролетариата. В советское время рассказы были включены в списки обязательного чтения для младших школьников, причём авторство Зощенко не акцентировалось. Рассказы о Ленине послужили основой для большого количества анекдотов и пародий[1].

Сюжеты[править | править вики-текст]

  • Графин[2]. Согласно этой истории, маленький Володя в течение двух месяцев испытывал угрызения совести по поводу того, что он разбил в гостях графин, но не сознался. Только честно признавшись в содеянном, Володя смог спокойно заснуть.
  • Серенький козлик[3]. История о том, как Ленин убедил младшего брата Митю, что дети должны быть храбрыми и не должны плакать и бояться.
  • Как Ленин учился. В этом рассказе утверждается, что Ленин не только обладал огромным умом и способностями, но также был чрезвычайно работоспособен, а ещё и занимался физкультурой.
  • Как Ленин бросил курить[4]. Ленин обладал железной волей. Поэтому, решив бросить курить, он сделал это в один день.
  • Как Ленин перехитрил жандармов. Когда Ленин был в ссылке в Шушенском, к нему пришли жандармы искать запрещённую литературу и документы, которые хранились на нижней полке шкафа. Когда жандарм подошёл к шкафу, находчивый Ленин подал ему стул, и жандарм начал искать сверху, а нижнюю полку просматривал уже не очень внимательно, и ничего не нашёл.
  • Чернильница из хлеба. Когда Ленин сидел в тюрьме, то, чтобы перехитрить надзирателей, он писал революционные тексты молоком, а чернильница у него была сделана из хлеба. При появлении надзирателя Ильич быстро съедал чернильницу.
  • О том, как Ленин купил одному мальчику игрушку. О том, как добрый Ленин пошёл гулять с незнакомым мальчиком и купил ему игрушку.
  • Ленин в парикмахерской. История о том, как Ильич отказывался стричься без очереди, тем самым проявляя свою великую скромность.
  • Покушение на Ленина. Согласно этой истории, Ленин, подстреленный Каплан, сам поднялся по крутой лестнице на третий этаж.
  • Ленин и часовой[5]. Ленин не обиделся на часового, потребовавшего у него пропуск, а напротив, похвалил, так как порядок един для всех.
  • Как Ленину пытались подарить рыбу[6]. Время было голодное, и Ленин, как все, питался сухарями. Когда же трудящиеся попытались подарить ему рыбу, он распорядился, чтобы рыбу отправили детям в детский дом.
  • О том, как тётушка Федосья беседовала с Лениным. Ленин проявил заботу о простой женщине, которая пришла в Смольный просить пенсию.
  • Ленин и печник. Рассказ о том, как Ленин не обиделся на грубоватого печника Бендерина и, таким образом, оставил о себе очень приятное впечатление. Не следует путать с одноименным и сходным по сюжету стихотворением Твардовского.
  • Ошибка[7]. Ленин дал неточное указание своей подчинённой, а затем признал ошибку, поскольку был справедливым человеком.
  • Ленин и пчёлы. Наблюдательный Ленин догадался, где живёт пчеловод, проанализировав направление полёта пчёл.
  • На охоте[8]. О том, как Ленин, несмотря на свою любовь к охоте, не стал стрелять в красивую лисицу, тем самым сохранив ей жизнь.

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Рассказы о Ленине
  2. Анна Ильинична Ульянова рассказывает похожую историю про графин, произошедшую с Володей у тётки в Казани. Анна Ильинична отмечает в книге «Детские и школьные годы Ильича»: «… Володя был большим шалуном и проказником, но его хорошей стороной была правдивость: нашалит и всегда признается». Также, по словам Анны Ильиничны, мать, Мария Александровна, говорила про Володю: «Хорошо, что он не делает ничего исподтишка». Но несколько раз с мальчиком «этот грех» случался. Так, Анна Ильинична пишет:

    … когда ему было восемь лет, он скрыл одну свою проделку. Он был взят отцом вместе со старшими в первый раз в Казань, чтобы ехать оттуда в деревню Коку́шкино, к тёте. В Казани, в квартире тёти, он, разбегавшись и разыгравшись с родными и двоюродными братьями и сёстрами, толкнул нечаянно маленький столик, с которого упал на пол и разбился вдребезги стеклянный графин.



    В комнату вошла тётя.



    — Кто разбил графин, дети? — спросила она.



    — Не я, не я, — говорил каждый.



    — Не я, — сказал и Володя.



    Он испугался признаться перед малознакомой тётей, в чужой квартире; ему, самому младшему из нас, трудно было сказать «я», когда все остальные говорили лёгкое «не я». Вышло, таким образом, что графин сам разбился. Прошло два или три месяца. Володя давно уже уехал из Кокушкина и жил опять в Симбирске. И вот раз вечером, когда дети уже улеглись, мать, обходя на ночь их кроватки, подошла и к Володиной. Он вдруг расплакался.



    — Я тётю Аню обманул, — сказал он, всхлипывая, — я сказал, что не я разбил графин, а ведь это я его разбил.



    Мать утешила его, сказав, что напишет тёте Ане и что она, наверное, простит его.



    А Володя показал этим, что ложь ему противна, что хотя он солгал, испугавшись признаться в чужом доме, но не мог успокоиться, пока не сознался. (Цит. по: А. И. Ульянова. Детские и школьные годы Ильича. — М.: Издательство «Детская литература», 1966. — Глава вторая)

  3. Анна Ильинична Ульянова по-другому приводит историю с «Козликом», относящуюся к гимназическим годам Володи Ульянова. В гимназии Володя учился легко и охотно, способности у него были хорошие, — рассказывает Анна Ильинична о своём младшем брате, — но был он очень шаловливый и любил дразнить до слёз своего младшего брата:

    При своих прекрасных способностях, — пишет Анна Ильинична, — он запоминал обыкновенно в классе новый урок, и дома ему приходилось лишь немного повторить его. Поэтому, только, бывало, начнётся вечер и мы, старшие, разложимся со своими работами в столовой, у большого стола, за общей лампой, как оказывается, что Володя уже выучил уроки и болтает, шалит, поддразнивает меньших и мешает нам.



    А в старших классах в те годы много уроков задавали. «Володя, перестань!», «Мамочка, Володя заниматься не даёт!» Но Володе надоело сидеть смирно, и он шалит, ходит колесом. Иногда мать забирала меньших в залу, где они пели под её аккомпанемент на рояле детские песенки.



    Володя любил петь: слух и способности к музыке у него были хорошие. Но и тут он не всегда утихомиривался. Меньшо́й братишка Митя в возрасте трёх — пяти лет был очень жалостливый и никак не мог допеть без слёз «Козлика». Его старались приучить, уговаривали. Но только он наберётся мужества и старается пропеть, не моргнув глазом, все грустные места, как Володя поворачивается к нему и с особым ударением, делая страшное лицо, поёт: «Напа-али на ко-озлика серые волки…»



    Митя крепится изо всех сил.



    Но шалун не унимается и с ещё более трагическим видом, испытывая брата, поёт: «Оста-авили ба-абушке ро-ожки да но-ожки», пока малыш, не выдержав, не заливается в три ручья. Помню, что я ссорилась из-за этого с Володей, возмущаясь, что он дразнит маленького.
    (Цит. по: А. И. Ульянова. Детские и школьные годы Ильича. — М.: Издательство «Детская литература», 1966. — Глава третья)

  4. О том как Ленин Бросил курить, повествуется также в детской книжке «Детям о Владимире Ильиче Ленине» в рассказе «На субботнике» за авторством Ф. Солодова, курсанта Первых Кремлёвских пулемётных курсов. По рассказу, во время Всероссийского субботника 1 мая 1920 года, в котором принимал участие Владимир Ильич, во время отдыха, присев передохнуть с курсантами на бревно, Ленин объяснил курсантам, как курение вредно для здоровья и рассказал им о том, как сам когда-то бросил курить:

    Как-то во время отдыха все сели на бревно. Сел с нами и Владимир Ильич. Мы закурили. Ильич посмотрел на нас и сказал:

    — Ну, что вы в этом куреве находите хорошего? Ведь табак — это яд. Он разрушает ваше здоровье.

    А мы в свою очередь спросили его:

    — А вы, Владимир Ильич, когда-нибудь курили?

    — Да, в юношеские годы как-то закурил, но бросил и больше этим не занимался.
    (Ф. Солодов, курсант Первых Кремлёвских пулемётных курсов. На субботнике // Детям о Владимире Ильиче Ленине: Сборник/Рис. Е. Мешкова. — Переизд. — М.: Дет. лит., 1984. — 60 с., ил.)

  5. Комендант Кремля П. Д. Мальков вспоминал:

    Часовые хорошо знали Владимира Ильича в лицо, и он обычно входил и въезжал в Кремль, не предъявляя пропуска. Нередко поэтому Ильич, уезжая из Кремля, не захватывал с собой кремлевского пропуска. Как-то он уехал из Кремля, а за время его отсутствия караул сменился, и на пост к Спасским воротам, которые были тогда уже открыты для транспорта, встал часовой, не знавший Ильича в лицо. Он и задержал Ленина. Шоферу разрешил ехать — у того пропуск был, а Ильичу говорит: не пропущу!

    Еле уговорил его Ильич позвонить начальнику караула. Он вначале и этого не хотел делать; я, мол, на посту, не мое дело звонить по телефону. Тебе нужно, ты и звони. Иди в Троицкую будку и звони, (возле Спасских ворот будки не было, разовые пропуска выдавали о Троицкой будке, там же был и телефон.)

    Только после долгих уговоров часовой уступил и вызвал начальника караула. Тот, конечно, сразу узнал Ильича и страшно разволновался. Ленина велел пропустить, а сам звонит мне и докладывает: так и так, скандал! Только я положил трубку, снова звонок. Ильич.

    — Товарищ Мальков, прошу отметить часового, который сейчас стоит на посту возле Спасских ворот. Хороший товарищ. Прекрасно знает свои обязанности и превосходно несет службу.

    (П. Д. Мальков. Записки коменданта Кремля. — М.: Воениздат, 1987. - С. 189)

    Курсант Ф. Шаргородский вспоминал похожий эпизод:

    Я стоял на посту у входа в Совнарком. В школе был недавно. Ильича видел один раз, да и то ночью...

    Помню, мимо меня сновали по коридору служащие СНК и ВЦИК'а показывали пропуска и быстро проходили вечно занятые.

    Солнечный луч проник через окно и играл, поблескивал на штыке. Был обеденный перерыв. Улеглась деловая сумятица.

    Вдруг мое внимание было привлечено чьими-то быстрыми шагами, гулко раздававшимися по коридору. Вот из-за угла коридора показался широкоплечий человек и быстро прошел мимо меня. Лишь когда он отошел от меня на порядочное расстояние я вспомнил, что не спросил пропуска. Я крикнул вслед уходившему: «Эй, товарищ, вернитесь!» Погруженный в думы широкоплечий человек продолжал удаляться, очевидно, не расслышав моих слов. Я повторил снова более громко. Тогда он повернулся в мою сторону и, приблизившись, спросил:

    — Вы разве меня не знаете?

    — А кто вас знает. Тут за день сотни проходят,— ответил я с сердцем.

    Он подал мне книжку. Читаю и глазам не верю... Предсовнаркома и т.д. и т.д. Я страшно смутился. Владимир Ильич, видя мое смущение, весело рассмеялся.

    — Ничего, ничего, товарищ, вы правы,— сказал он и удалился.

    (Ф. Шаргородский. Незабываемое // Меч и Молот. - 1925. - №1, январь - С. 27)
  6. Максим Горький в очерке «В. И. Ленин» описывает другое обстоятельство, относящееся к 1919 году, когда Ленин пригласил его обедать в свой кабинет в Кремле. Описанное М. Горьким, возможно, и послужило основой детского рассказа:

    В тяжёлом, голодном 19 году Ленин стыдился есть продукты, которые присылали ему товарищи, солдаты и крестьяне из провинции. Когда в его неуютную квартиру приносили посылки, он морщился, конфузился и спешил раздать муку, сахар, масло больным или ослабевшим от недоедания товарищам. Приглашая меня обедать к себе, он сказал:



    — Копчёной рыбой угощу — прислали из Астрахани.



    И, нахмурив сократовский лоб, скосив в сторону всевидящие глаза, добавил:



    — Присылают, точно барину! Как от этого отвадишь? Отказаться, не принять — обидишь. А кругом все голодают.
    (Максим Горький. В. И. Ленин. Июль 1930 г. — Цит. по: Коммунисты: Рассказы; Очерки / Сост. Л. Асанов. — М.: Худож. лит., 1985. —590 с.)

  7. Л. А. Фотиева вспоминала:

    Мне вспоминается один комический эпизод, как раз связанный с тем, что одна из сотрудниц постаралась выполнить поручение Владимира Ильича с буквальной точностью. Однажды вечером (если не ошибаюсь, в 1920 году) Владимир Ильич сказал дежурной сотруднице секретариата: «Дайте мне весь состав коллегии Наркомзема». Он имел в виду список членов коллегии, а дежурная поняла буквально и стала спешно по телефону вызывать к Владимиру Ильичу всю коллегию Наркомзема. Можно себе представить, какой поднялся переполох! Свидания у Владимира Ильича добивались и ждали, как события, а тут вдруг он зовет сам, да еще всю коллегию! Через несколько времени Владимир Ильич, потеряв терпение в ожидании списка, снова затребовал его. Тогда только выяснилось недоразумение, и стали бить отбой. Когда Владимиру Ильичу рассказали о происшедшей ошибке и о том, что ее причиной было отчасти его неточное выражение, он со смущением спросил: «Неужели я так сказал?» (Л. А. Фотиева. Как работал Владимир Ильич Ленин. - М.: Знание, 1956. - С. 39)

  8. Н. К. Крупская вспоминала:

    Устроили раз охоту на лис, с флажками. Все предприятие очень заинтересовало Владимира Ильича. «Хитро придумано»,- говорил он. Устроили охотники так, что лиса выбежала прямо на Владимира Ильича, а он схватился за ружье, когда лиса, постояв с минуту и поглядев на него, быстро повернула в лес. «Что же ты не стрелял?» — «Знаешь, уж очень красива она была». (Н. К. Крупская. Воспоминания о Ленине. - М., 1932. - С. 31-32)

См. также[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]