Материализм и эмпириокритицизм

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Материализм и эмпириокритицизм. Критические заметки об одной реакционной философии» — главная работа В. И. Ленина по философии. Написана во второй половине 1908 года. Напечатана в 1909 году отдельной книгой в издательстве «Звено» под псевдонимом Вл. Ильин.

История написания[править | править код]

Книга написана в 1908 году. Поводом для её написания послужили сборник статей В. Базарова, А. Богданова, А. Луначарского, С. Суворова и др. «Очерки по философии марксизмаruen» (1908), а также книги П. Юшкевичаruen, Я. Бермана и Н. Валентинова.

По версии, бытовавшей в советской историографии, в это время большевистская фракция РСДРП защищала свою интерпретацию диалектического и исторического материализма от критики других марксистов, характеризуемых Лениным как ревизионисты[Прим. 1]. Именно с этой целью и была написана книга Ленина. В работе Ленин критикует философские течения эмпириокритицизма (махизма), неокантианства, прагматизма.

В мае 1908 года Ленин специально приезжает в Лондон для завершения книги, где работает в читальном зале Британского музея[1]. Как указывает британский биограф Ленина Р. Сервис, Ленин «слишком быстро» ознакомился с трудами философов, которыми восхищался Богданов, в частности с работами известного австрийского физика и философа Эрнста Маха[Прим. 2]. Работа над книгой также не заняла много времени[1]. На это же обстоятельство обращает внимание и Н. Валентинов[2]:

Для этой книги, составленной с невероятной быстротой в Женеве, Ленин в Лондоне, в Британском музее, привлёк груду произведений. Мы находим у него выдержки и ссылки на Маха, Авенариуса, Петцольта, Карстаньена, Беркли, Юма, Гексли, Дидро, Вилли, Пуанкаре, Дюгема, Лесевича, Эвальда, Вундта, Гартмана, Фихте, Шуппе, Шуберт-Зольдерна, Дицгена, Фейербаха, Грюна, Ремке, Пирсона, А. Рея, Каруса, Освальда, Ланге, Риккерта и на легион других. За полгода, потраченные Лениным на составление книги, и тем более за три недели визитов в Британский музей, он не был в состоянии с должным вниманием прочитать множество книг неизвестных ему философов.

По мнению Р. Сервиса, в книге явно видна обида Ленина на Богданова[3][Прим. 3].

Альтернативная версия[править | править код]

На основе архивных данных, открывшихся после падения власти КПСС в России, некоторые историки предлагает иную трактовку мотивов написания книги.

По мнению историка РСДРП Б. И. Николаевского[Прим. 4], истинной подоплёкой теоретических работ Ленина периода 1907—1910 годов была внутрипартийная борьба, в том числе за контроль над финансовыми потоками «большевистского центра»[4]:

На авансцене велись споры о «Махах и Авенариусах», печатались статьи с опровержением аргументации «бойкотистов» и «отзовистов» и т. д., а за кулисами шла ожесточенная борьба за влияние в БЦ, которая, в переводе на язык реального соотношения сил была борьбой за право распоряжаться секретными капиталами большевистской фракции. И только на фоне этой последней борьбы становятся понятными многие загадки, […] об идеологическом и политическом конфликте между Лениным и группою Богданова, Красина, Луначарского и др.

Эту же точку зрения развивает историк Ю. Г. Фельштинский. По мнению Фельштинского, книга была написана как формальный повод к разрыву Ленина с А. А. Богдановым — одним из трёх членов финансовой группы «большевистского центра»[Прим. 5]. Истинной причиной разрыва, по мнению Фельштинского, стали разногласия по поводу контроля над значительными денежными суммами (более 280 тыс. золотых рублей), поступавшими большевикам по завещанию Шмита[5].

Основное содержание[править | править код]

Ленин постулирует различие «двух основных линий в философии» материализма и идеализма. Объектом критики В. И. Ленина является второй позитивизм — эмпириокритицизм. Ленин отстаивает идею материи против учёных, которые, ссылаясь на кризис естествознания, утверждают, что «материя исчезла» (Физический идеализм). Для этого он противопоставляет «метафизический материализм» материализму диалектическому.

Ленин клеймит философию Маха и Авенариуса как «буквальное повторение» и «сплошной плагиат» Беркли. Особенность «махизма», по мнению Ленина, заключается в попытке смешать идеализм и естествознание, прикрыв это софизмами, «учёно-философской тарабарщиной» и «профессорской галиматьёй». Позитивистский взгляд, утверждающий первичность опыта, отождествляется с идеалистическим подходом, в котором мысль, мыслимое, предшествует органу мышления, мозгу. Это учение трактуется им как субъективный идеализм (солипсизм) и противопоставляется материализму Энгельса.

Ленин определяет опытное ощущение как «превращение энергии внешнего раздражения в факт сознания». По мнению Ленина, «махизм» разбивается об один вопрос: существовала ли природа до человека? Согласно мысли Ленина, если опыт первичен, то неорганическая материя должна быть вторичной, что является абсурдом. Суть же материализма, как считает Ленин, сводится к признанию материи первичной, а сознания и ощущения вторичными. Второй позитивизм, таким образом, не может быть совместим с материализмом и диалектическим материализмом в частности.

Вслед за эмпириокритицистами Ленин критикует и их русских последователей (Богданова, Базарова и Чернова). Ленин заявляет о принципиальной партийности философии, называя попытки согласовать позиции шарлатанством или тупостью.

Значение[править | править код]

В философии[править | править код]

Представитель неопозитивизма (третьего позитивизма) К. Поппер, один из влиятельных философов науки XX века, был знаком с работой «Материализм и эмпириокритицизм» уже в юности, участвуя в её переводе на немецкий язык. К. Поппер, а особенно И. Лакатос и П. Фейерабенд, считали Ленина одним из предтеч фаллибилизма благодаря его интерпретации в «Материализме и эмпириокритицизме» идей П. Дюгема. И. Лакатос, ученик К. Поппера и выдающийся философ науки, развивал фаллибилизм в форме, близкой по духу ленинской трактовке соотношения объективной, абсолютной и относительной истины. Если К. Поппер фактически ограничивал фаллибилизм сферой нематематического знания, то И. Лакатос решительно распространял его и на область логико-математического знания. Ещё в своих ранних работах И. Лакатос рассуждает, упоминая иногда В. И. Ленина, о возможности бесконечного приближения разума к объективной реальности, её неисчерпаемости, о достижениях физики, связанных с признанием принципа историзма, о его ассимиляции в естественных науках в целом и т. п.[6]

В важной для спекулятивного реализма работе французского философа Квентина Мейясу «После конечности: эссе о необходимости контингентности», как пишет британский философ Рэй Брасье (наряду с К. Мейясу, один из докладчиков на семинаре 2007 г. в лондонском колледже Голдсмитс, положившем начало «спекулятивному реализму»), «необходимо отметить поразительное сходство между атакой Мейясу на корреляционистский фидеизм в „Apres la finitude“ и критикой Лениным клерикального идеализма в работе „Материализм и эмпириокритицизм“ (1908, tr. A. Fineberg, Peking: Foreign Languages Press, 1972); особенно в Главе 1, разделы 2 и 3, где Ленин разносит ‘коррелятивистскую’ теорию субъекта и объекта, которую он прямо объединяет с ‘фидеизмом’… Хотя он и не упоминает его, ленинский трактат вполне мог быть источником вдохновения для книги Мейясу. То, что ‘коррелятивизм’, подвергнутый разгромной критике Лениным в 1908 г., пребывает в полной силе и спустя сто лет, является как свидетельством сохраняющейся актуальности вмешательства Ленина, так и гнетущим напоминанием о господствующем направлении в академической философии — на вид невозмутимом идеализме»[7].

К. Мейясу, в частности, указывает, что граница между корреляционизмом (учтивым и разумным идеализмом, будь то трансцедентальный идеализм, феноменология, философия Хайдеггера или постмодернизм) и субъективным идеализмом (диким и грубым), граница, разделяющая Канта и Беркли — граница эта стирается в рассмотрении вопроса об ископаемой материи; исключение рационального основания метафизики (особенно в вариантах сильного корреляционизма Хайдеггера и Витгенштейна) оборачивается господствующей ролью фидеизма в современной мысли, а философия становится добровольной служанкой любой теологии[8].

В СССР[править | править код]

Как и другие труды Ленина, книга занимала важное место в советском идеологическом дискурсе[Прим. 6]. Её изучение входило в программы всех ВУЗов СССР по общественным предметам. От всех публикуемых научных работ требовалось соблюдение основных определений книги, что делало её, в ряду других трудов классиков марксизма, одним из инструментов идеологического контроля со стороны КПСС.

Отзывы и рецензии[править | править код]

Карл Поппер, упоминая данную работу В. И. Ленина, охарактеризовал её как превосходную[9]:

«Я антимарксист и либерал. Но, тем не менее, я признаю, что и Маркс, и Ленин писали одинаково просто и прямо. Что бы они сказали о напыщенности нео-диалектиков? Они бы нашли слово пожёстче, чем „напыщенность“. (На мой взгляд, книга Ленина против эмпириокритицизма — превосходнейшая)».

А. А. Богданов ответил на «Материализм и эмпириокритицизм» статьёй «Вера и наука», в которой указывал на религиозный характер мышления Ленина.

Примечания[править | править код]

  1. В 1906 году коллега Ленина по ЦК большевистской фракции РСДРП А. А. Богданов издал философский труд «Эмпириомонизм», основные положения которого и послужили мишенью критики Ленина.
  2. Альберт Эйнштейн почерпнул первые сведения о принципе относительности именно из работ Маха (Б. Болотовский. «Эйнштейн и современная картина мира». Эйнштейн писал в своей автобиографии: «Эрнст Мах в своей истории механики потряс эту догматическую веру […] доверие к механике как основе основ всего физического мышления… На меня — студента — эта книга оказала глубокое влияние именно в этом отношении… в мои молодые годы на меня произвела сильное впечатление также и гносеологическая установка Маха…» (Д. Холтон. «Эйнштейн о физической реальности», Эйнштейновский сборник 1969—1970. М.: Наука, 1970. С. 207—229).
  3. Как указывает Р. Сервис, после 1908 года Ленин не сказал о Богданове ни одного доброго слова, забыв о помощи, которую ему оказывал Богданов ранее, о дружбе семьями и совместной жизни на даче в Куоккале. Ленин даже обиделся на сестру Анну, которая считала, что брат перегнул с критикой старого друга в полемическом запале (Р. Сервис. «Ленин. Биография», С. 220).
  4. Сведения Николаевского опираются на не публиковавшиеся ранее документы и материалы его личного архива, хранящиеся в Гуверовском институте, США. Исследования Николаевского опубликованы в монографии «Тайные страницы истории» (Ред.-сост. доктор исторических наук Ю. Г. Фельштинский)
  5. «Большевистский центр» (БЦ) — орган управления, созданный большевистской фракцией, возглавляемой Лениным, на Пятом съезде РСДРП в 1907 году. Частью БЦ была «финансовая группа» (Ленин, Красин, Богданов). Группа распоряжалась денежными суммами, поступавшими большевикам из различных источников. Осенью 1908 года, в результате сложной интриги, включавшей и написание книги «Материализм и эмпириокритицизм», Ленину удалось сменить состав финансовой группы, удалив из неё Красина и Богданова. В новый состав вошли безусловные сторонники Ленина: Г. Е. Зиновьев, Н. К. Крупская (жена Ленина), Д. М. Котляренко и В. К. Таратута. Пятым в комиссию был введен Я. А. Житомирский, оказавшийся впоследствии агентом Охранного отделения. (Фельштинский, «Вожди в законе», С. 29—30).
  6. По мнению Р. Сервиса, книга стала «библией советских официальных интеллектуалов» (Р.Сервис «Ленин. Биография», стр.220)

Источники[править | править код]

  1. 1 2 Сервис, 2002, с. 219.
  2. Н. В. Валентинов «Встречи с Лениным»
  3. Сервис, 2002, с. 220.
  4. Николаевский, 1995, К истории «Большевистского центра».
  5. Фельштинский, 2008, с. 29.
  6. Бажанов В. А. Книга В. И. Ленина «Материализм и эмпириокритицизм» // Русский марксизм: Георгий Валентинович Плеханов, Владимир Ильич Ульянов (Ленин). М.: РОССПЭН, 2013. С. 295—297.
  7. Brassier R. Nihil Unbound: Enlightenment and Extinction. London: Palgrave Macmillan, 2007. P. 246.
  8. Мейясу К. После конечности: Эссе о необходимости контингентности. Екатеринбург; М.: Кабинетный ученый, 2015. С. 31, 58-67.
  9. Popper K. In Search of a Better World: Lectures and Essays from Thirty Years. London & New York: Routledge, 1992. P. 83.

Литература[править | править код]

Ссылки[править | править код]