Угон самолёта «Ландсхут»

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Рейс 181 Lufthansa
D-ABCE B737-230C Lufthansa MAN 24OCT75 (6141698947).jpg
D-ABCE «Landshut» за два года до угона
Общие сведения
Дата 1318 октября 1977 года
Характер Террористический акт
Причина Угон самолёта
Место
Погибшие 4
Воздушное судно
Модель Boeing 737-230QC
Имя самолёта Landshut (Ландсхут)
Авиакомпания Федеративная Республика Германии (1949—1990) Lufthansa
Пункт вылета Испания Пальма-де-Мальорка (Испания)
Пункт назначения Федеративная Республика Германии (1949—1990) Франкфурт-на-Майне (ФРГ)
Рейс LH-181
Бортовой номер D-ABCE
Дата выпуска январь 1970 года
Пассажиры 86 (включая 4 угонщиков)
Экипаж 5
Погибшие 4 (КВС + 3 угонщика)
Раненые 5
Выживших 91
Commons-logo.svg Медиафайлы на Викискладе
См. также: Рейс 181

Угон самолёта «Ландсхут» — один из эпизодов Немецкой осени, произошедший в четверг 13 октября 1977 года, когда террористы из Народного фронта освобождения Палестины захватили пассажирский самолёт Boeing 737-230QC «Landshut» немецкой авиакомпании Lufthansa, следовавший с Балеарских островов. Самолёт находился во власти угонщиков четверо с половиной суток, прежде чем в ночь на 18 октября, уже в Сомали, был освобождён группой западногерманского формирования антитеррористического спецназа при поддержке местных властей.

Самолёт[править | править код]

Boeing 737-230QC с регистрационным номером D-ABCE (заводской — 20254, серийный — 230) и именем Landshut (Ландсхут) свой первый полёт совершил 7 января 1970 года, а в авиакомпанию Lufthansa поступил 12 января[1]. Был оборудован двумя двухконтурными (турбовентиляторными) двигателями Pratt & Whitney JT8D-9A[значимость факта?]. На момент захвата успел налетать около 6000 миль (9700 км).

Экипаж[править | править код]

Лётный экипаж (в кабине) состоял из двух пилотов:

В салоне работали три стюардессы:

  • 33-летняя Ханнелора Пиглер (нем. Hannelore Piegler). Старшая стюардесса.
  • 28-летняя Анна-Мария Штарингер (нем. Anna-Maria Staringer)
  • 23-летняя Габриэла Дильман (нем. Gabriele Dillmann)

Хронология событий[править | править код]

Маршрут захваченного самолёта

Начало угона[править | править код]

13 октября борт D-ABCE выполнил пассажирский рейс из Франкфурта-на-Майне в Мальорку, который прошёл без отклонений. Далее предстоял обратный рейс — LH-181. В 13:00 GMT[* 1] (11:00 местного времени) лайнер с 86 пассажирами и 5 членами экипажа поднялся в воздух и направился в сторону Германии. Полёт проходил на эшелоне 340 (34 000 футов (10 400 м)), а с момента вылета прошло 40 минут и на подходе был Марсель, когда в кабину вдруг ворвался вооружённый пистолетом мужчина, который объявил пилотам, что лайнер захвачен, после чего выгнал второго пилота Юргена Фитора в салон.

Всего захватчиков было четверо — двое мужчин и две женщины, которые называли себя Диверсанты мученицы Халимы, в честь действовавшей под этим псевдонимом немецкой террористки Бригитты Кульманн, убитой годом ранее в Уганде израильским спецназом при освобождении заложников с французского Airbus A300. Их лидер называл себя Командир мучеников Махмуд, в честь псевдонима другого убитого в Уганде террориста — Вильфрида Бёзе. На самом деле за этим псевдонимом скрывался 23-летний палестинец Зохайр Юсиф Акаш (Zohair Youssif Akache) из Народного фронта освобождения Палестины (НФОП). Остальные трое захватчиков использовали псевдонимы Сорайя Ансари, Риза Аббаси, Шаназ Голун, за которыми скрывались соответственно 22-летняя палестинка Сухайла Сайех (Suhaila Sayeh) и ливанцы 23-летний Вабиль Харб (Wabil Harb) и 22-летняя Хинд Аламе (Hind Alameh). Оружие на борт было пронесено в косметических наборах, а всего у террористов имелись два пистолета, 4 ручные гранаты и пластиковая бомба с зарядом весом полкилограмма[2].

Рим[править | править код]

Махмуд потребовал лететь на Кипр, но его убедили, что запаса топлива на борту недостаточно и требуется дозаправка. Повернув на восток, в 15:45 рейс 181 приземлился в аэропорту Фьюмичино города Рим. Здесь террористы выдвинули свои требования, которые были такими же, как и при похищении немецкого промышленника Ханса Мартина Шлайера (нем.) фракцией Красной Армии (РАФ) пятью неделями ранее: освободить из немецких тюрем 10 террористов из РАФ, а также двух палестинских террористов из турецких тюрем и выкуп в 15 000 000 $. НФОП и РАФ действовали сообща.

Итальянскому министру внутренних дел Франческо Коссига позвонил его коллега из ФРГ Вернер Майхофер, который предложил расстрелять самолёту шины, чтобы террористы не смогли покинуть Рим. Однако итальянские власти после обсуждения спасовали, приняв решение не связываться с палестинцами, вместо этого дозаправив авиалайнер. Стоянка на земле продлилась пару часов, на протяжении которых Махмуд разрешил второму пилоту Фитору вернуться в кабину. Фитор взял на себя управление и по требованию захватчиков, не запрашивая разрешения у диспетчера, вырулил на полосу, а в 17:50 поднял машину в воздух.

Ларнака[править | править код]

В 20:28 «Ландсхут» приземлился на Кипре в Ларнакском аэропорту. Спустя час туда прибыл представитель от организации освобождения Палестины (ООП), который по радиосвязи стал убеждать лидера захватчиков отпустить заложников. Взбешённый таким предложением Махмуд начал в ответ кричать на арабском. Вскоре представитель ООП понял, что переговоры зашли в тупик, поэтому покинул аэропорт. Авиалайнер дозаправили, после чего командир Шуман запросил у диспетчера разрешения на полёт в Бейрут (Ливан), но ему ответили, что аэропорт Бейрута закрыт и заблокирован. Тогда экипаж передал, что если им там не дадут посадки, то они направятся в Дамаск (Сирия). В 22:50 самолёт вылетел из Ларнаки.

Манама[править | править код]

Уже в 23:01 рейс 181 подошёл к Бейруту, но тот действительно был закрыт, поэтому экипаж направился к Дамаску, к которому подошёл в 23:14, однако и тот оказался заблокирован. Отказались принимать захваченный самолёт также в Аммане (Иордания), Багдаде (Ирак) и Эль-Кувейте (Кувейт). Тогда был взят курс на Манаму (Бахрейн), по пути к которой экипаж узнал от пролетающего мимо самолёта компании Qantas, что и тот закрыт. Однако топлива на борту уже оставалось мало для ухода на другой аэродром, о чём было доложено бахрейнскому диспетчеру, но тот всё равно запретил посадку. Посадка ночью вне аэродрома на незнакомой местности могла закончиться катастрофой, поэтому, игнорируя команды диспетчера, командир Шуман включил систему автоматической посадки, и в 01:52, уже 14 октября, борт D-ABCE приземлился в бахрейнском аэропорту.

Сразу после посадки лайнер был оцеплен войсками, на что Махмуд потребовал по радиосвязи отвести армию и дозаправить самолёт, в противном случае будет убит второй пилот. Срок на отвод войск был установлен в пять минут и после переговоров с диспетчером его требования были выполнены. В 03:24 «Боинг» вылетел из Манамы.

Дубай[править | править код]

Захваченный самолёт на стоянке в Дубае

Следующей остановкой должен был быть Дубай (Объединённые Арабские Эмираты), однако там отказали в посадке, а так как к тому времени уже начало светать, то при пролёте над аэропортом было видно, что полоса заблокирована грузовыми и пожарными автомобилями. С самолёта предупредили, что запас топлива на борту небольшой, а потому рейс 181 в любом случае приземлится в Дубае. Тогда полоса была освобождена, а в 05:51 (08:51 по местному времени) лайнер совершил нормальную посадку.

Захватчики потребовали принести на борт еду, воду, прессу, лекарства и убрать мусор. Передавая их указания, командир самолёта также зашифрованной фразой сообщил диспетчеру, что захватчиков четверо: два мужчины и две женщины. Позже при общении с прессой министр обороны ОАЭ Шейх Мохаммед неосмотрительно назвал число захватчиков, сказав, что данные получены от командира экипажа. Услышав об этом, вероятно, по радио, главарь террористов Махмуд пригрозил Юргену Шуману, что убьёт его[3].

На аэродроме самолёт простоял весь день и всю ночь, после чего уже в субботу захватчики стали требовать выполнения их требований, или дозаправить самолёт, в противном случае начнётся расстрел заложников. Но немецкие власти отказывались выполнять требования террористов, вместо этого намереваясь освободить самолёт, для чего в Дубай даже прибыла специальная группа GSG 9, которую возглавлял полковник Ульрих Вегенер (нем.). Ответственным по вопросам с рейсом 181 был министр Ганс-Юрген Вишневский (нем.), который запросил у властей ОАЭ разрешение на задействование немецкого спецназа, с чем те согласились. Но затем руководители специальных войск попросили дать время на дополнительную подготовку, что грозило затягиванием пребывания лайнера в аэропорту. В свою очередь, власти Объединённых Арабских Эмиратов приняли решение всё же пойти на уступки захватчикам, так как боялись, что за помощь с освобождением заложников, РАФ и НФОП в ответ могут провести серию терактов, что в относительно небольшой стране будет иметь большой резонанс[3].

После дозаправки, в 12:19 (15:19) 16 октября борт D-ABCE вылетел из Дубая, направившись в Маскат (Оман). Стоянка в Дубае продлилась более 54 часов.

Аден[править | править код]

Однако, как и в предыдущих случаях, Маскат отказался принимать захваченный борт. Также запретили посадку у себя Эль-Мукалла и Аден (Южный Йемен), но при подходе к последнему в условиях сумерек запас топлива был уже очень мал. Обе полосы при этом были заблокированы техникой, а руководство Аденского аэропорта (англ.) отказывалось их освобождать. Не имея выбора, экипаж в сложившейся ситуации в 15:55 выполнил посадку прямо на песок между двух полос[4].

Йеменские власти потребовали у экипажа как можно быстрее вылететь из Адена, на что экипаж высказал озабоченность техническим состоянием машины после посадки на грунт. Шуман объяснил Махмуду, что требуется осмотр шасси и двигателей, после чего вышел из самолёта. Осмотр затянулся, а к лайнеру в это время подъехал грузовик с военными, так как на тот момент вопрос о продолжении полёта ещё был достаточно актуальным. Вышел и командующий йеменских ВВС генерал Ахмед Мансура, который, встав в 20 шагах от командира самолёта, похвалил его за успешную посадку. Шуман попросил его выполнить требования террористов и уже наконец прекратить этот затянувшийся рейс. Однако Мансура ответил, что власти запретили, чтобы пассажиры сходили с самолёта вместе с террористами. Побеседовав так несколько минут, Юрген Шуман сказал: Пойду вернусь. Я уверен, что они меня сейчас убьют. Его последние слова оказались пророческими. Едва он поднялся на борт, как взбешённый Махмуд, не давая ему объясниться, заставил встать на колени в проходе салона, после чего выстрелил в голову[4].

После дозаправки, в 02:02 17 октября самолёт пилотируемый вторым пилотом Юргеном Фитором вылетел из Адена и направился к последней остановке — Могадишо (Сомали).

Могадишо[править | править код]

На сей раз полёт прошёл на удивление гладко, а в 04:34 (06:34 местного времени) «Боинг» выполнил нормальную посадку в аэропорту Могадишо (англ.). После посадки второму пилоту было сказано, что он выполнил поистине титаническую, по сути, сверхчеловеческую работу, и что может покинуть самолёт, так как террористы больше никуда лететь не планировали. Однако Фитор отказался уходить, предпочтя остаться на борту вместе с пассажирами и стюардессами. Далее захватчики выбросили из самолёта на аэродром тело убитого командира и выдвинули ультиматум: до 16:00 местного времени (14:00 GMT) освободить из тюрем участников Фракции Красной Армии, в противном случае авиалайнер будет взорван. То, что «Ландсхут» будет уничтожен, уже было понятно, ведь раз он больше никуда не должен был лететь, то и надобности в нём не было. Все радиопереговоры с землёй от лица экипажа теперь осуществляла стюардесса Габриэла Дильман[5].

Время ультиматума уже подходило к концу, когда террористы сообщили, что самолёт подготовлен к взрыву, а пассажирский салон облит спиртными напитками, то есть при взрыве все люди на борту также сгорят заживо, в чём будет виновато немецкое правительство. В ответ сомалийские представители передали, что представителей РАФ уже освободили и направляют в Сомали, но это потребует некоторое время. На это обрадованный такой новостью Махмуд согласился подождать, установив крайним сроком 02:30 18 октября.

Операция «Огненная магия»[править | править код]

Сомали была лояльной к Палестине и к тому же её руководство достаточно долго дружило с Советским Союзом, то есть с режимом, враждебным к Западу. Потому неслучайно, что последней своей остановкой арабские захватчики выбрали именно эту страну. Но они не знали, что уже длительное время немецкий канцлер Гельмут Шмидт вёл переговоры с сомалийским президентом Мохамедом Сиадом Барре об освобождении самолёта. Также в Могадишо уже прибыли министр Ганс-Юрген Вишневский и начальник группы GSG 9 Ульрих Вегенер. В то время из-за войны с Эфиопией отношения между Сомали и СССР оказались разорваны и теперь Барре надеялся получить поддержку у другого режима, а потому обратил внимание на Западную Европу. Сомалийское правительство решило помочь освободить немецких заложников. В обмен на содействие Сомали были обещаны поставки оружия. Правительство Сомали было дезинформировано относительно национальности захватчиков, и считало, что это один палестинец и три немца.

Сама группа GSG 9 состояла из 30 бойцов, которые прибыли из аэропорта Кёльн—Бонн. Согласно первоначальному плану, спецназовцы должны были сперва на самолёте прибыть в соседнюю страну — Джибути, а после получения одобрения от сомалийских властей на машинах добраться до Могадишо. Для полёта был задействован Boeing 707 авиакомпании Lufthansa, который утром 17 октября вылетел из Джидды (Саудовская Аравия), где совершал промежуточную посадку, и направился в сторону Джибути. Примечательно, что его вторым пилотом был Рюдигер фон Лутцау (нем. Rüdiger von Lutzau) — жених стюардессы Дилльманн с захваченного самолёта. Однако когда 707-й пролетал Эфиопию, немецкие и сомалийские власти уже сумели договориться, а потому самолёт с группой захвата был направлен прямо в Могадишо, где он и приземлился в 20:00 местного времени. Сразу после остановки спецназовцы с оборудованием быстро покинули борт, стараясь не быть обнаруженными.

Встреча освобождённых пассажиров «Ландсхута» в аэропорту Кёльн—Бонн

Хотя прибытие немецких спецназовцев в Сомали должно было быть тайным, но оказалось, что радиопереговоры немецкой стороны уже достаточно долго прослушивал израильский радио-«слухач» и тележурналист Михаэль Гурдус (Michael Gurdus), однако Михаэль неправильно понял время начала штурма самолёта, потому передал данную информацию преждевременно, из-за чего уже в 21:00 новостные агентства сообщили, что в аэропорт направляется антитеррористическая группа. Когда канцлер Шмидт узнал об этом, то сказал, что Гурдус просто «гигантская задница» (нем. Riesenarschloch). На последующие события это не повлияло, так как захватчики в это время не слушали радио[3].

Далее началась подготовка к операции под кодовым названием «Огненная магия» (нем. Feuerzauber), на что ушло четыре часа, а её начало было назначено на 02:00 местного времени. 18 октября в назначенное время по радиосвязи Махмуду было передано, что самолёт с освобождёнными РАФ-овцами уже вылетел из Каира после дозаправки и скоро прибудет в Сомали. Также за несколько минут до этого сомалийские военные с целью диверсии разожгли в 60 м от самолёта костёр, который должен был отвлечь террористов. В это время под покровом ночи с задней стороны к «Боингу» подошли три группы спецназовцев GSG 9, одетые в чёрное и с покрашенными в чёрный цвет лицами и алюминиевыми лестницами. Первая группа, которую возглавил сам Ульрих Вегенер, подошла к передней левой двери, а две другие, которые возглавляли майор Дитер Фокс (нем. Dieter Fox) и сержант Иоахим Хюммер (нем. Joachim Huemmer), забрались на крылья и заняли позиции у аварийных выходов.

Министр внутренних дел Вернер Майхофер встречает Ганса-Юргена Вишневского.

В 02:05 местного времени (00:05 GMT) снаружи самолёта были взорваны световые гранаты, что позволило ввести террористов в замешательство. Затем бойцы ворвались внутрь и крикнули на немецком «Мы вас спасаем. Ложись.», после чего открыли огонь по захватчикам. Пулей в живот была нейтрализована находившаяся в салоне Сухэйла Сейех. Вабиль Харб начал вести со спецназом перестрелку, но довольно быстро был смертельно ранен. Далее бойцы GSG 9 устремились в сторону кабины и расстреляли находящегося там Акаша. Хинд Аламе в это время находилась в туалете, поэтому её не могли найти, пока она не начала стрелять через дверь. Тогда спецназ расстрелял снаружи дверь, тем самым убив террористку. Затем были развёрнуты аварийные трапы и началась эвакуация заложников, когда всё ещё живой Харб попытался бросить гранату, но обронил её на пол, где она и взорвалась, при этом ранив несколько человек. В 02:12, спустя всего 7 минут после начала, начальник группы по рации объявил кодовое «Весна, весна», после чего канцлеру Шмидту была отправлена телеграмма, что все заложники на борту эвакуированы. Из террористов на месте были убиты оба ливанца и ранены оба палестинца, однако позже Акаш (Махмуд) умер от полученных травм; выжила лишь 23-летняя Сейех. Также в ходе штурма один спецназовец получил ранение в шею, а одна из пассажирок была ранена в ногу, но никто не погиб.

Всего самолёт с пассажирами и экипажем находился в плену пять дней и ночей или 106 с небольшим часов.

Последствия[править | править код]

Командир судна Юрген Шуман был посмертно награждён орденом «За заслуги перед Федеративной Республикой Германия» 1-й степени. Этим же орденом был награждён и второй пилот Юрген Фитор, но в 2008 году последний вернул награду в знак протеста против освобождения после испытательного срока Кристиана Клара (нем. Christian Klar) — одного из террористов из Фракции Красной Армии, который принимал участие в похищении и убийстве Ганса Мартина Шлейера.

Дальнейшая судьба самолёта[править | править код]

Самолёт в 2007 году в период работы в TAF Linhas Aéreas (англ.)

Борт D-ABCE через несколько недель вернулся на пассажирские маршруты и эксплуатировался в авиакомпании Lufthansa ещё без малого семь лет, пока 5 сентября 1985 года не был продан американской авиакомпании Presidential Airways (англ.), где получил бортовой номер N302XV, а с 13 декабря 1987 года эксплуатировался уже в гондурасской TAN Airlines (англ.). С 28 сентября 1988 года под бортовым F-GFVJ эксплуатировался в INTERCARGO (англ.), а с 23 ноября 1990 года — в L'Aeropostale (англ.). С 24 февраля 1995 года уже под бортовым 9M-PMQ данный «Боинг» начал выполнять полёты в малайзийской Transmile Air Services (англ.), при этом с 4 апреля по 24 мая 1997 года сдавался в лизинг индонезийской Garuda Indonesia. 1 августа 2002 года самолёт приобрёл последний собственник — TAF Linhas Aéreas (англ.), при этом после перерегистрации бортовой номер самолёта сменился на PT-MTB[1]. В 2008 году был отставлен от эксплуатации из-за серьёзных повреждений. В 2017 году министр Зигмар Габриель сообщил, что самолёт будет перевезён обратно в Германию, в музей «Дорнье» в городе Фридрихсхафен. Для этого самолёт будет полностью разобран.[6]. 22 сентября 2017 самолет был перевезен из Форталезы (Бразилия) в Фридрихсхафен (Германия) двумя рейсами, на Ан-124 и Ил-76, авиакомпании «Волга-Днепр»[7].

Культурные аспекты[править | править код]

Примечания[править | править код]

Комментарии[править | править код]

  1. Здесь и далее по умолчанию указано Среднее время по Гринвичу (GMT).

Источники[править | править код]

  1. 1 2 Registration Details For D-ABCE (Lufthansa) 737-230QC (англ.). Plane Logger. Дата обращения 28 июня 2015.
  2. Robert Probst. Die "Landshut" wird entführt (нем.). Süddeutsche Zeitung (17. Mai 2010). Дата обращения 28 июня 2015.
  3. 1 2 3 Lügen unter Freunden (нем.). Der Spiegel (29. September 2008). Дата обращения 28 июня 2015.
  4. 1 2 RAF-MordDie letzten Minuten des „Landshut“-Kapitäns (нем.). FOCUS Online (27. August 2007). Дата обращения 28 июня 2015.
  5. von Andrea Hünniger. Die zweigeteilte Frau. FAZ (27 ноября 2008). Дата обращения 23 июня 2016. (нем.)
  6. RAF-Terror: Die "Landshut" kommt zurück nach Deutschland (нем.), Die Zeit (14. August 2017). Дата обращения 22 сентября 2017.
  7. Die «Landshut» landet im Museum.

Ссылки[править | править код]