Абрек

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Абрек (вероятно[источник не указан 537 дней], от карачаевского абрекъ, ингушского эбарг, чеченского обург или черкесского абрэдж — «молодец, удалец», от осетинского abræg — «скиталец, разбойник»; считается, что корни слова абрек ведут в иранское слово, обозначавшее «бродяга, грабитель») — человек, ушедший в горы, живущий вне власти и закона, ведущий партизанско-разбойничий образ жизни; первоначально — кавказский горец, изгнанный родом из своей среды за преступление, обычно убийство[1]. Термин был распространён на Северном Кавказе, в Грузии также абраг.

Абрек принимал на себя обет избегать всяких жизненных удовольствий и быть неустрашимым во всех боях и столкновениях с людьми. Срок обета иногда бывал довольно долгим — до пяти лет[источник не указан 537 дней], в течение которого абрек отказывается от всех прежних связей. Вернуться к обычной жизни абреку мог помочь кунак — защитник из другого рода[1].

В Кавказскую войну[править | править вики-текст]

Во время завоевания Кавказа Российской империей русские называли абреками любых недружественных горцев, которые в одиночку или небольшими группами вели партизанскую войну с завоевателями[2]. Горцы, посвятившие себя войне с русскими, носили черкесское название гаджерет[3].

В это время абречество стало массовым; прославились абреки-чеченцы Назир-абрек и Вара, а также Атабай Карачаевский. Абреки создавали отряды с десятками или сотнями человек, которые занимались грабежом, разбоем и похищениями людей, особенно из селений, где проживали их кровные враги.

В Русско-японскую войну[править | править вики-текст]

В 1880-1900-е годы абречество временно затихло, но возобновилось во время Русско-японской войны и революции 1905—1907 годов. Общую ситуацию того времени обрисовал генерал-майор Полозов, служивший в жандармерии Елисаветпольской губернии: «Революция 1905—1907 годов на Кавказе протекала не повсюду одинаково. Здесь она имела иной характер, нежели в других частях Империи… Чечня, Ингушетия, Кабарда, Дагестан и остальные мусульманские области оказались чужды политическим требованиям русских революционных партий. Они охотно вступали в ряды формировавшейся тогда в центральных губерниях белогвардейской конной стражи из добровольцев. Правда, в Терской области, где оперировал неуловимый Зелимхан, число абреков несколько увеличилось». В Грузии и Азербайджане экспроприации, похищения с выдачей пленников за выкуп и террористические акты продолжались дольше всего.

Абреки занимались набегами и вымогательством. Владельцы нефтяных промыслов, расположенных вокруг Баку, ежегодно платили за «охрану» до 200 тысяч рублей[источник не указан 537 дней]; люди, занимавшиеся рыбной ловлей у Каспийского моря выплачивали абрекам 100 и более рублей каждый; владельцы больших рыбных промыслов платили до 1000 и более рублей в год. Город Хасавюрт, в котором проживал начальник округа, прокурор и другие должностные лица и дислоцировался полк, платил двоим абрекам две тысячи рублей в год за охрану. Деньги для этого собирались с населения, а по документам данная статья расхода оформлялась как «жалованье сторожам»[источник не указан 537 дней]. В южном Дагестане в 1905—1913 гг. Абрек Буба из лезгинского селения Икра с шайкой из 20 человек терроризировал все побережье Каспия от Баку до Петровска (современная Махачкала). Благодаря поддержке местных жителей численность его отряда могла быть быстро увеличена до 200 человек. Он обложил данью рыбные промыслы, крупных садовладельцев и богатых купцов Дербента. Из городов он получал оружие и амуницию[4].

1910-е годы[править | править вики-текст]

На 1910-е годы приходится деятельность самых известных кавказских абреков. Область их действия сместилась к городам и крупным переселенческим аулам на равнине и в предгорьях, но укрывались они по-прежнему в горах. В это время абреки начали вмешиваться в экономические и религиозные дела горского общества. Сельским и окружным властям приходилось выполнять их требования об уменьшении налогового обложения горцев. Буба запретил горянкам-сунниткам идти осенью на обычные промыслы к шиитам Дербента. О росте влияния абречества на народное сознание свидетельствует стихийная канонизация в это время ряда погибших абреков, объявленных святыми (шейхами), например азербайджанского абрека Ших-Заде[источник не указан 537 дней]. Их могилы стали объектом поклонения в Азербайджане, Дагестане, Чечне и Кабарде. Самыми хитрыми и увилистыми всегда считались осетинские разбойники, которые сразу после своих набегов скрывались глубоко в горах, достигнуть которых человеку не выросшему в тех местах было практически невозможно[источник не указан 537 дней]. Тяжёлые условия жизни высоко в горах вынуждали горцев грабить, используя один и тот же путь по узкому ущелью, которое всегда охраняется. Однако карательные экспедиции, вырубка леса во всех ущельях, постройка русскими солдатами дорог постепенно заставили горцев выйти на равнину.

Ночью шайка абреков, ворвавшись в один из домов на окраине города, обстреляла жилые помещения, угнала лошадей и скрылась, на рассвете нападение было повторено в другом пункте. После перестрелки с сторожами абреки скрылись.
Владикавказ. 23 января (5 февраля1911 года, газета «Русское слово».[5]

Основным методом борьбы российских властей с абречеством в это время, как и в эпоху Кавказской войны, были военные рейды и карательные экспедиции. В 1908—1913 годах власти Дагестанской и Терской областей вынуждены были держать в районах действия абреков, в частности в Кайтаго-Табасаранском и Темирханшуринском округах, значительные отряды регулярных войск и местной милиции. Абреки Ших-Заде и Зелимхан Гушмазукаев погибли в боях с горской милицией, Буба Икринский и Саламбек Гараводжев из Сагойша сдались властям и по приговору военно-полевого суда были повешены в 1913 г.

Гражданская война[править | править вики-текст]

В годы Гражданской войны Нагорный Дагестан, Чечня, Карачай, Ингушетия, Кабарда и Ставрополье стали ареной действия бандитских шаек и партизанских отрядов горцев. Некоторые небольшие города, как Хасавюрт, были дотла разорены ими и к 1921 году перестали существовать. Большинство бандитских шаек сражались в 1918—1920 годах на стороне шейха Али-Хаджи из даргинского с. Акуша и большевиков. Но некоторые поддержали аварских шейхов Узун Хаджи из аварского села Салта и Нажмутдина Гоцинского.

В 1920 году большевики добились установления на Северном Кавказе советской власти, склонив на свою сторону главарей этих шаек из числа бывших абреков, таких как дагестанские «красные партизаны» Кара Караев и Гирей Куппинский. В 1921—1925 годах при поддержке абреков Гоцинский вел антисоветскую партизанскую борьбу в горах Дагестана и Чечни. Банды действовали в горах ещё в начале 1930-х годов, а в Чечне — до самого начала Великой Отечественной войны.

Две банды абреков продержались в Чечне длительное время после окончания войны и были уничтожены в 1968—1970-х годах. Последний чеченский абрек Хасуха Магомадов был убит в 1976 году[6].

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 Л. П. Семенов. «Лермонтов и фольклор Кавказа», Пятигорск, 1941, с.30
  2. Малая Советская Энциклопедия. Том первый. Аа—Ваниль. — М.: Акционерное об-во "Советская Энциклопедия", 1928.— С. 36.
  3. Торнау Ф. Ф. Воспоминания кавказского офицера. Часть вторая. 1835, 36, 37, 38 гг.
  4. С. Невский. ОРГАНИЗОВАННАЯ ПРЕСТУПНОСТЬ НА КАВКАЗЕ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX — НАЧАЛЕ XX В. «История государства и права», 2008, № 18
  5. «Газетные старости» — газета «Русское слово»,5 февраля (23 января) 1911 года
  6. Хасуха Магомадов — Последний чеченский абрек

Ссылки[править | править вики-текст]

Литература[править | править вики-текст]

При написании этой статьи использовался материал из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона (1890—1907).