Осетинский язык

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Осетинский язык
Самоназвание:

Ирон æвзаг

Страны:

Россия, Южная Осетия, Грузия

Официальный статус:

Южная ОсетияFlag of South Ossetia.svg Южная Осетия (частично признана)
РоссияFlag of Russia.svg Россия:

Общее число говорящих:

500 000

Классификация
Категория:

Языки Евразии

Индоевропейская семья

Индоиранская ветвь
Иранская группа
Восточно-иранская подгруппа
Письменность:

кириллица (осетинский алфавит)

Языковые коды
ГОСТ 7.75–97:

ост 524

ISO 639-1:

os

ISO 639-2:

oss

ISO 639-3:

oss

См. также: Проект:Лингвистика

Осети́нский язы́к (самоназвание Ирон æвзаг) — относится к восточной подгруппе иранской группы индоиранской ветви индоевропейских языков, сохраняет генетическую преемственность с языком аланов и скифов[1].

Распространён в Республике Северная Осетия — Алания (РСО–А) и в Республике Южная Осетия (РЮО). Число говорящих оценивается в 450—500 тыс. человек (в России 451 431 чел.[2]), из них в Северной Осетии — около 300—350 тыс. человек.

Согласно переписи 2002 года, осетинским языком в России владеют 9388 русских, 1866 армян, 1107 кабардинцев и 737 ингушей[3].

История[править | править исходный текст]

Современный осетинский язык сложился в результате внесения языка ираноязычных аланов, ушедших от нашествий татаро-монголов и Тамерлана c предгорий Северного Кавказа в горы Центрального Кавказа, в среду проживавшего в этом районе аборигенного населения (говорившего, предположительно, на языке или нескольких языках кавказской группы)[4].

Ещё первыми русскими и европейскими исследователями и путешественниками, посетившими Кавказ, было замечено явное отличие осетинского языка от языков соседних (кавказских и тюркских) народов. Долгое время вопрос о происхождении осетинского языка был дискуссионным и выдвигались самые разные гипотезы.

Долгая изоляция (осетины несколько веков были единственным индоевропейским народом в регионе) привела к тому, что осетинский язык обогатился необычными для индоевропейских языков явлениями в фонологии (абруптивные «смычно-гортанные» согласные), в морфологии (развитая агглютинативная падежная система), в лексике (слова с затемнённой этимологией, семантические параллели[5] и явные заимствования из адыгских, нахско-дагестанских и картвельских языков) и синтаксисе (групповая флексия, система послелогов вместо индоевропейской системы предлогов, безаккузативная парадигма склонения)[4].

Осетинский язык сохраняет следы древних контактов с германскими, тюркскими, славянскими и финно-угорскими языками[6].

Сравнение с другими языками[править | править исходный текст]

Хотя осетинский язык относится к иранским языкам, с другими современными иранскими языками он имеет очень мало общего. Даже родственные осетинскому по восточноиранской группе языки — ягнобский и пушту — значительно от него отличаются.

Теория скифо-сармато-аланского происхождения осетинского языка подтверждается, в частности, наличием в лексике и даже грамматике[7] следов близких и продолжительных контактов со славянскими и германскими языками.

Наиболее похожим на осетинский является язык венгерских ясов (потомки аланов, переселившихся в Венгрию в XIII веке), из-за чего в англоязычной литературе ясский язык (ныне мёртвый) часто называется диалектом осетинского языка.

Письменность[править | править исходный текст]

Первый осетинский алфавит на кириллической основе («шёгреновская азбука»). Первый номер газеты «Растдзинад», 14 марта 1923 г.
Часть страницы изданной в 1935 году в Сталинири книги с фольклорными текстами. Список пословиц

На основании большого количества памятников можно допустить, что предки осетин — кавказские аланы — имели письменность уже с III—IV вв. Ю. Н. Воронов упоминает о сердоликовой инталии в золотой оправе с изображением женщины и двух мужчин и с аланской надписью греческими буквами: «Нина есть, её семейство есть, на груди есть» из могильника Тхубун в Абхазии[8][цитата не приведена 1340 дней]. Это подтверждает и анализ известной Зеленчукской надписи (X век).

Зеленчукская надпись характеризуется постоянством передачи одних и тех же осетинских звуков одними и теми же греческими знаками, что говорит о существовании в этой области известных навыков и традиций. (Гагкаев К. Е. Осетинско-русские грамматические параллели. Дзауджикау: 1953. С. 7)

До второй половины XVIII века сведений об осетинской письменности нет.

В целях распространения христианства среди осетин к концу XVIII века стали появляться осетинские переводы религиозных текстов. В 1798 году была издана первая осетинская печатная книга (катехизис), набранная кириллическим алфавитом. Другая попытка создания письменности произошла 20 лет спустя по другую сторону Кавказского хребта: Иван Ялгузидзе издал несколько церковных книг на осетинском языке, пользуясь грузинским алфавитом хуцури.

Современная осетинская письменность создана в 1844 г. российским филологом финского происхождения Андреасом Шёгреном. С некоторыми изменениями она использовалась для печати первого перевода Четвероевангелия на осетинском языке (в иронской диалектной форме) в 1861 году[9], на ней выходили первые художественные произведения и периодические издания.

В 192338 письменность была переведена на латинскую основу, с 1938 в Северной Осетии — русская графика, в Южной Осетии — грузинский алфавит (с 1954 — русская графика). При переходе на русскую графику в 1938 г. ряд символов шёгреновской азбуки был заменён диграфами (дз, дж, хъ и др.), из символов, не входящих в русский алфавит, осталась только буква æ. Буква Æ/æ является безошибочным определителем осетинских текстов: из всех кириллических алфавитов она есть только в осетинском.

Предисловие к изданной в Сталинири в 1940 году книге «Хуссар Ирыстоны фолклор» («Юго-Осетинский фольклор»). Осетинский алфавит на базе грузинского. Дополнительный символ для обозначения фонемы ы в заголовке пятый слева.

В современный осетинский алфавит входит 43 буквы[10] (буквами считаются также диграфы дз, дж, гъ и другие), причём некоторые из них (ё, щ, ь, я и др.) встречаются только в заимствованиях из (или посредством) русского языка. Существуют предложения по оптимизации орфографии, в частности, профессор Т. Т. Камболов в своём «Очерке истории осетинского языка» предлагает сократить осетинский алфавит на 16 знаков за счёт обозначения смычно-гортанных диакритическим знаком, а другие диграфы и символы в заимствованных словах «вывести из алфавита на уровень письма»[11].

Диалектное членение[править | править исходный текст]

В осетинском языке выделяют два диалекта — диго́рский (распространён на западе РСО-А и в Кабардино-Балкарии) и иро́нский (на остальной территории РСО—А и в Южной Осетии).

Классификация[править | править исходный текст]

Иронский диалект[править | править исходный текст]

В Южной Осетии иронский диалект представлен тремя говорами — кударским (основной по числу носителей), ксанским и урстуальским. Первый (называемый также кударо-джавским, джавским) характеризуется регулярными переходами согласных (дз в дж и др.) и качеством гласных переднего ряда. В южных говорах больше грузинских заимствований, в северных на месте тех же заимствований — русские корни (например, «роза» на севере называется розæ, а на юге уарди). Некоторые авторы выделяют кударский говор в качестве диалекта (в частности, на основании особой парадигмы будущего времени глагола)[12][13].

Иронский диалект, с незначительными лексическими заимствованиями из дигорского, положен в основу литературного осетинского языка. На нём вещает Северо-Осетинское радио и телевидение, выходит ежедневная республиканская газета «Рæстдзинад». Основоположником осетинской литературы считается поэт Константин Леванович Хетагуров (осет. Хетæгкаты Къоста).

Дигорский диалект[править | править исходный текст]

До 1937 года дигорский диалект осетинского языка в РСФСР считался языком, для него был разработан специальный алфавит, основана литературная традиция. Однако в 1937 году дигорский алфавит был объявлен «контрреволюционным», а дигорский язык был вновь признан диалектом осетинского языка[14].

Сегодня на дигорском диалекте существуют литературная традиция, выходит газета «Дигори хабарттæ» и литературный журнал «Ирæф», издан объёмный дигорско-русский словарь[15], работает Дигорский драматический театр. Конституция РСО-А по сути признаёт оба диалекта осетинского языка государственными языками республики, в ст. 15 говорится:

1. Государственными языками Республики Северная Осетия—Алания являются осетинский и русский. 2. Осетинский язык (иронский и дигорский диалекты) является основой национального самосознания осетинского народа. Сохранение и развитие осетинского языка являются важнейшими задачами органов государственной власти Республики Северная Осетия-Алания[16].

Различия между диалектами[править | править исходный текст]

Дигорский и иронский диалекты осетинского языка различаются, в основном, в фонетике и лексике, в меньшей степени в морфологии (в частности, расхождения в системе падежей и несовпадающий набор продуктивных словообразовательных суффиксов).

В дигорском, например, нет гласного /ы/ — иронскому /ы/ в дигорском диалекте соответствуют /у/ или /и/: мыд — муд «мёд», сырх — сурх «красный», цыхт — цихт «сыр». В дигорском не произошла палатализация заднеязычных к, г, къ с переходом в ч, дж, чъ соответственно; отсюда: ирон. чызг (из *кызг) — диг. кизгæ «девушка», карчы (из карк-ы) — карки «курицы» (родительный падеж) и т. д.

Между диалектами есть большое число лексических расхождений. Это слова, которые в обоих диалектах абсолютно различны, слова созвучные, но с выходом за рамки обычных фонетических соответствий и слова, различающиеся употреблением. Среди совершенно различных в двух диалектах слов можно назвать гæды — тикис «кошка», тæбæгъ — тефсег «тарелка», æвзæр — лæгъуз «плохой», рудзынг — къæразгæ «окно», æмбарын — лæдæрун «понимать» и другие. По данным М. И. Исаева, в дигорском диалекте до 2500 слов, которых нет в иронском[17].

Грамматические различия сводятся к отсутствию в дигорском комитатива (совместного падежа): ирон. æмбалимæ — диг. æмбали хæццæ «с другом» (где -имæ падежное окончание, а хæццæ — послелог). В остальном набор грамматических категорий совпадает, хотя во многом различны падежные и временные показатели (например, местный внешний падеж на -ыл в иронском и на -бæл в дигорском: æвзагыл — æвзагбæл «на языке»).

Во многих дигорских словах сохранился показатель именительного падежа -æ, утраченный в иронском диалекте: чызг — кизгæ «девушка», мыст — мистæ «мышь», мад — мадæ «мать». В дигорском диалекте есть ряд суффиксов, которые не представлены в иронском — например, -гон (дон «вода», донгон «у воды»)[18].

Оба осетинских диалекта, в свою очередь, делятся на говоры (см., например, кударо-джавское наречие осетинского языка).

Некоторые примеры соответствий между иронским и дигорским диалектами представлены в таблице:

Иронский диалект[19] Дигорский диалект[19] Перевод
Салам! Салам! Привет!
Куыд у? Куд æй? Как дела?
Хорз. Хуарз. Хорошо.
Чи дæ уарзы? Ка дæ уарзуй? Кто тебя любит?
Дæ фыд кæм и? Дæ фидæ кæми ’й? Где твой отец?
Цы кæныс? Ци кæнис? [chi kænis] Что с тобой?
Ме ’мбалимæ рацу-бацу кæнын. Ме ’нбали хæццæ рацо-бацо кæнун. [ц = «ц»] C другом (подругой) прогуливаюсь.
Стыр Хуыцауы хорзæх нæ уæд! Устур Хуцауи хуæрзæнхæ нæ уæд! Пусть нашей будет благодать Великого Бога!

Язык анатолийских осетин[править | править исходный текст]

В 60-х годах XIX века значительная группа осетин-мусульман, вместе с представителями других кавказских народов, переселилась в Оттоманскую империю. Потомки переселенцев и сегодня проживают в крупных турецких городах и в сельских районах у городов Карс, Муш, Эрзурум и др. По сведениям Ф. Тордарсона, численность анатолийских осетин в 70-х годах XX века составляла 4—5 тысяч человек[20].

В условиях оторванности от основного ареала языка осетинский язык в Турции приобрёл ряд интересных особенностей. Так, синтетическое будущее время с суффиксом -дзы- стало использоваться, как турецкий аорист II, а в качестве будущего времени используются сложные конструкции вида фенинаг дæн «увижу» (вместо фендзынæн). Существительные при числительных выступают в именительном падеже (как в турецком): фондз бон (вместо фондз боны, как в кавказском осетинском).

Грамматика[править | править исходный текст]

Осетинский язык — один из немногих индоевропейских языков, издавна бытующих на Кавказе. Испытав влияние кавказских и тюркских языков, он обогатился интересными явлениями, которых нет, например, в русском языке. Среди таких особенностей:

и другие.

Фонология[править | править исходный текст]

Общее количество фонем в современном осетинском языке — 35: 7 гласных, 2 полугласных, остальные согласные.

Не имеют соответствия в иранских языках осетинские смычно-гортанные согласные (обозначаются на письме как къ, пъ, тъ, цъ и чъ). Особенно часто эти согласные встречаются в кавказских заимствованиях и в словах с затемнённой этимологией (предположительно субстратных): къуыри «неделя», чъири «пирог», чъыр «известь», битъына «мята» и др.

Ударение фразовое (синтагматическое), падает на первый или второй слог синтагмы, в зависимости от качества слогообразующей гласной в первом слоге.

Морфология[править | править исходный текст]

Агглютинативное склонение имён (выделяют 9 или 8 падежей, в зависимости от критериев; богатая падежная система — предположительно кавказское влияние) и флективное спряжение глагола.

Множественное число образуется регулярно при помощи суффикса -т- (в именительном падеже с окончанием -æ): лæг «мужчина» — лæгтæ «мужчины», дур «камень» — дуртæ «камни». При образовании множественного числа возможны чередования в основе: чиныг «книга» — чингуытæ «книги», æвзаг «язык» — æвзæгтæ «языки», зарæг «песня» — зарджытæ «песни».

Самым распространённым грамматическим средством, как и в русском языке, является аффиксация (суффиксация в большей степени, чем префиксация).

Система глагола сохранила иранский характер. В частности, в системе времён существуют две основы — настоящего и прошедшего времени — восходящие к древнеиранской основе настоящего времени и к древнеиранскому прошедшему причастию пассивного залога соответственно. Сохранены четыре наклонения: изъявительное, повелительное, желательное и условное. Старый каузатив проявляется в некоторых парных глаголах с подъёмом гласного (æ —> а): мæлын «умирать», марын «убивать»; кæлын «литься, течь», калын «лить». Сохранилась также основная часть иранских глагольных приставок (превербов), которые приобрели дополнительное пространственное значение[23].

Исследователи[править | править исходный текст]

и др.

История исследований[править | править исходный текст]

Фундамент осетиноведческих исследований заложили воспоминания и дневники путешественников XVIII века, которые посетили Осетию в то время. Среди них труды Н. Витсена, И. А. Гюльденштедта, Я. Рейнеггса. Наиболее значительным вкладом в создание как источниковой, так и теоретической базы для осетиноведческой науки стал труд «Путешествие на Кавказ и в Грузию» известного немецкого ориенталиста Ю. фон Клапрота, изданный в 1812 году. Фон Клапрот впервые выдвинул предположение о преемственности осетинского и аланского языков и определил дигорский тип речи как диалект осетинского языка, а не как отдельный язык.

Работы фон Клапрота заинтересовали других исследователей. Так, российский исследователь финского происхождения Андреас Шёгрен решает отправиться в Осетию, чтобы на месте приложить «всевозможное старание о самом точнейшем и подробнейшем узнании внутреннего духа и устройства языка во всем его грамматическом составе и объеме с самых первых звучных элементов до высшего настоящего развития в синтаксическом употреблении»[24]. Шёгрен находился на Кавказе в 1835—1836 годах. За это время он побывал в разных районах Осетии, ознакомился с различными сторонами жизни и быта осетин. Он глубоко изучил осетинский язык в его «тагаурской» форме (иронский диалект), он придавал большое значение изучению дигорского диалекта, архаичность форм которого Шёгрен впервые установил. Основные результаты исследований Шёгрена были опубликованы в Санкт-Петербурге в 1844 году.

Следующий этап развития осетинских исследований связан с именем В. Ф. Миллера (1848—1913). В трудах Миллера («Осетинские этюды»: 1881, 1882, 1887) окончательно установлен иранский характер осетинского языка и его место среди индоевропейских языков. Им заложены научные основы истории осетинского языка и создана база изучения осетинского фольклора.

И. М. Абаев опубликовал несколько работ об ударении в осетинском языке и статью о «Едином литературном языке для всех диалектических ветвей осетинского народа». Абаев в этой статье высказывается за признание единого литературного языка для всех осетин.

Большой вклад в современное осетиноведение внёс его сын В. И. Абаев (1900—2001). Диапазон его исследований охватывает практически все стороны языковой структуры, в каждой из которых ему удалось выйти на новый уровень описания и систематизации. Абаевым было предложено разделение осетинских гласных на «сильные» и «слабые». Абаев установил двоякую ирано-кавказскую природу осетинского языка, выдвинул теорию «кавказского субстрата». Главным трудом учёного признаётся «Историко-этимологический словарь осетинского языка» (издан в четырёх томах, с 1958 по 1989 год). Об этом словаре пишет известный иранист М. И. Исаев: «Венцом всестороннего изучения осетин, основным итогом глубокого исследования вопросов фонетики и морфологии, лексики и лексикографии, диалектологии и контактов, субстрата, изоглосс и истории… явился основной труд всей его жизни — „Историко-этимологический словарь осетинского языка“…»[25]. Современный исследователь осетинского языка Т. Т. Камболов так оценивает значение словаря Абаева: «Значение этой работы выходит далеко за рамки не только осетиноведения и иранистики, но даже индоевропейского языкознания, открывая новые страницы истории тюркских, кавказских, финно-угорских и других языков»[26].

В настоящее время исследование осетинского языка продолжается на базе Северо-Осетинского института гуманитарных и социальных исследований (СОИГСИ) и Юго-Осетинского научно-исследовательского института, а также в профильных учебных заведениях (факультет осетинской филологии СОГУ и другие).

Книгоиздательство на осетинском языке[править | править исходный текст]

Первая печатная книга на осетинском языке — «Начальное учение человеком, хотящим учитися книг божественного писания» — была издана московской типографией Синода в 1798 году. Подготовленная епископом Моздокским и Мажарским Гаем Токаовым с помощью священника-осетина Павла Генцаурова (Кесаева), книга представляла собой сборник религиозных текстов на осетинском языке с параллельным русским переводом (катехизис).

В 1844 году была опубликована «Осетинская грамматика» Андреаса Шёгрена[27], в которой был представлен проект осетинского алфавита на основе гражданской кириллической азбуки. Эта азбука использовалась в осетинском книгоиздательстве вплоть до перевода на латинский алфавит в советское время (1923).

За весь XIX век на осетинском языке были изданы 43 книги, из них религиозного содержания (переводных) — 24, учебных — 13, этнографических — 3, художественных — 3 (А. Кубалов «Æфхæрдты Хæсана», Б. Гуржибеков «Сахи рæсугъд», К. Хетагуров «Ирон фæндыр»)[28].

С 1901 по 1917 год вышло 41 издание на осетинском языке. При этом отмечается расширение тематики: наука, фольклор, религия, драматургия, поэзия, медицина, учебная литература по осетинскому языку, проза, детская литература, филология, этнография, экономика, история. Появились первые периодические издания: газеты и журналы.

После революции и гражданской войны книгоиздательство возобновилось в 1921 году. Уже с 1931 года на осетинском языке выходило около 30 наименований книг в год. Однако уже в конце 1940-х намечается постепенное сокращение тематических сфер. С 1960-х годов издавались только проза, учебная литература по осетинскому языку, поэзия, публицистика, партийные документы, фольклор. Этот тематический спектр сохраняется до настоящего времени, за исключением партийных документов, их сменили другие официальные публикации[29].

21 августа 2010 года был представлен перевод Библии на осетинский (иронский) язык, осущественный Свидетелями Иеговы[30][31]. Сейчас группой из нескольких человек, в числе которых осетинские поэты Казбек Мамукаев, Лиза Кочиева, под патронажем Российского Библейского Общества, готовится новый перевод Библии[32]. К настоящему времени уже переведён и издан Новый завет[33].

В 2007 году филологом и фольклористом Федаром Таказовым был закончен полный перевод Корана на осетинский (дигорский) язык[34].

См. также[править | править исходный текст]

Примечания[править | править исходный текст]

  1. Осетинский язык — БСЭ
  2. Информационные материалы об окончательных итогах Всероссийской переписи населения 2010 года
  3. Там же
  4. 1 2 Теория языкового субстрата. См., например, работу «Типология армянского и осетинского языка и кавказский субстрат» // В. И. Абаев. Избранные труды. Том II. Владикавказ, 1995. С. 481.
  5. В. И. Абаев. Некоторые осетино-грузинские семантические параллели. В кн.: В. И. Абаев. Избранные труды. Том II. Общее и сравнительное языкознание. Владикавказ, 1995.
  6. В. И. Абаев. Скифо-уральские изоглоссы. В кн.: В. И. Абаев. Избранные труды. Том II. Общее и сравнительное языкознание. Владикавказ, 1995.
  7. Например, видовое значение глагольных приставок, как в русском.
  8. Воронов Ю. Н. Древняя Апсилия. Сухум, 1998. С. 267
  9. История перевода Нового Завета на осетинский язык и полный текст издания 1902 года.
  10. Таблица соответствий между различными системами письма, которые использовались для записи осетинских текстов
  11. Камболов Т. Т. Очерк истории осетинского языка. Владикавказ, 2006. С. 394—396.
  12. Ахвледиани [Ахвледиани Г. С. Сборник избранных работ по осетинскому языку. Тбилиси, 1960, 116], Калоев [Калоев Б. А. Осетины. М., 1967, 48] и Гершевич [Gershevitch I. Fossilized imperatival morphemes in Ossetic // Studia Iranica et Alanica. Festschrift for Prof. Vasilij Ivanovin Abaev on the Occasion of His 95th Birthday. Rome, 1998, p. 141—159].
  13. Камболов Т. Т. Современная диалектная структура осетинского языка (в книге «Очерк истории осетинского языка», 2006).
  14. Журнал «Революция и национальности», 1937, № 5, с. 81—82
  15. Электронная версия этого словаря доступна для оболочки ABBYY Lingvo
  16. Полный текст конституции РСО—А
  17. Исаев М. И. Становление и развитие осетинского литературного языка. Автореф. дисс. … канд. филол. наук. М., 1972. С. 20.
  18. Камболов Т. Т. Очерк истории осетинского языка. Владикавказ, 2006. С. 425.
  19. 1 2 Ironau.ru Осетинский язык. Общая справка
  20. Тордарсон Ф. Несколько слов о языке анатолийских осетин. // Известия ЮОНИИ. Вып. 17. Цхинвали, 1972. С. 96.
  21. Грамматический очерк осетинского языка. Морфология
  22. Грамматический очерк осетинского языка. Числительные. С. 457, 458
  23. Камболов Т. Т. Очерк истории осетинского языка. Владикавказ, 2006. С. 349 и далее.
  24. Шёгрен А. М. Осетинская грамматика, с кратким словарем осетинско-российским и российско-осетинским. — СПб, 1844. С. X.
  25. Исаев М. И. Васо Абаев. — Орджоникидзе: Ир, 1980.
  26. Камболов Т. Т. Языковая ситуация и языковая политика в Северной Осетии: история, современность, перспективы. Владикавказ, 2007. Введение.
  27. Осетинская грамматика с кратким словарём осетино-российским и российско-осетинским сочинения Андрея Шёгрена
  28. Цабаев В. Г., Течиты Р. Д. Осетинская книга. Библиография. — Орджоникидзе, 1977.
  29. Камболов Т. Т. Языковая ситуация и языковая политика в Северной Осетии: история, современность, перспективы. Владикавказ, 2007. Глава I: Историческая динамика языковой ситуации в Северной Осетии
  30. Свидетели Иеговы выпустили первую в истории полную Библию на осетинском языке
  31. Библи — Ног дунейы тæлмац
  32. Перевод Ветхого Завета на осетинский язык
  33. Новый Завет на осетинском языке (в формате PDF), аудио-версия
  34. Коран на осетинском (дигорском) языке

Ссылки[править | править исходный текст]

Логотип «Википедии»

«Википедия» содержит раздел
на осетинском языке
«Сæйраг фарс»

Логотип «Викисловаря»
В Викисловаре список слов осетинского языка содержится в категории «Осетинский язык»