Армянский ковёр

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
LeonIIQueenGueraneAndTheirFiveChildren1272.jpg
Культура Армении
Литература
Архитектура
Музыка
Театр
Танец
Одежда
Ковроделие
Миниатюра
Изобразительное
искусство
Мифология
Книгопечатание
Образование
Кино
Кулинария

Армянский ковёр — термин, определяющий ворсовые и безворсовые ковры, которые были сотканы армянами, проживающими как на территории Армянского нагорья, так и за его пределами начиная с дохристианского периода (до 301 года) до наших дней[1][2][3][4][5][6][7][8][9][10]. Ковроделие, являясь одним из видов армянского декоративно-прикладного искусства[11], неразрывно связано с другими видами декоративно-прикладного искусства армян, продолжая традиции других видов национального изобразительного искусства. Главным отличием армянских ковров от персидских, азербайджанских и других ковров является то, что в качестве орнаментальных мотивов применяются стилизованные изображения животных и людей[12]. Традиционно в Армении коврами устилают полы, покрывают внутренние стены домов, диваны, сундуки, сиденья и кровати[13][14]. До сих пор ковры часто служат завесами дверных проёмов, ризниц и алтарей в храмах, ими покрывают сами алтари в церквях. Развиваясь с древнейших времен, ковроделие Армении исстари являлось неотъемлемой частью быта, так как ковроделием занимались почти в каждой армянской семье, при том, что «ковроткачество повсеместно было древним женским занятием армян»[15].

Содержание

Этимология слов «карпет» (carpet) и «кали/хали» (kali/khali)[править | править вики-текст]

Девочки-армянки, ткущие ковры в ковроткацкой мастерской, Ван, Западная Армения, 1907 год

В армянском языке существует два слова для обозначения ковра: карпет (арм. կարպետ)[16] и горг (арм. գորգ)[17]. Хотя эти два слова в армянском языке являются синонимами, «карпетами» чаще называют безворсовые ковры, а «горгами» — ковры с ворсом[16][17].

В армянских средневековых рукописях слово «ковёр» в форме каперт (арм. կապերտ) впервые упоминается в переводе Библии еще в V веке[18]. Слово «каперт» образовано от корня «кап» (арм. կապ) — «узел»[19].

Согласно этимологическим словарям слово «карпет» появилось из средневековой латыни (лат. carpita — «толстая шерстяная ткань», carpere — «щипать», в средневековой латыни модифицированное carpire)[20][21], откуда оно переходит и в другие европейские языки (фр. carpette, англ. carpet)[22]. Так, в частности, флорентийский банкир и купец Франческо Бальдуччи Пеголотти (англ. Francesco Balducci Pegolotti), живший в начале XIV века, который в труде La pratica della mercatura (англ.) детально описал торговый путь из киликийского города Айас в Сивас, Ерзинкан и Эрзерум и далее в город Тебриз, сообщает, что с 1274 по 1330 год ковры ввозились во Флоренцию из армянских городов Айас и Сис[23]. О значении киликийского города Айас в международной торговле писал также известный путешественник Марко Поло, который в 1271 году, посетил Айас и из него отплыл домой, в Венецию, на армянском транспортном судне.

Слово горг впервые встречается в письменных источниках в виде надписи на армянском языке, датирующейся 1242—1243 годами, которая вырезана на каменной стене церкви Каптаван в Нагорном Карабахе. Арменовед Григор Капанцян склонен считать, что слово «горг» восходит к хетто-армянскому словарному фонду, где оно существовало в формах «курк», «куркас».

Арабские хроники свидетельствуют, что слово «кали» или «хали» или иначе «гали», которое во всём мусульманском мире означает «ковёр», происходит от названия ремесленного города Карина[уточнить], который арабы называли Каликала (современный Эрзурум, Турция)[24]. Абд ар-Рашид ал-Бакуви сообщает, что из знаменитого своими коврами армянского города Каликала (Карин), расположенного на стратегическом пути между Персией и Европой, «вывозят ковры и аз-залали, которые называются кали»[25]. Согласно учёному и писателю XIII века Якут аль-Хамави, ковры по сокращённому арабскому названию города Каликала — «Кали», назывались «кали»[26][27]. В своих дневниках Марко Поло восхвалял ковры из этих мест, как самые красивые в мире[28]. Востоковед, академик Иосиф Орбели прямо пишет о том, что «слово „ковёр“ армянского происхождения»[29].


История развития армянского ковроделия[править | править вики-текст]

Армянское ковроткачество, которое на начальных этапах по технике исполнения до определённой степени совпадало с ткачеством, прошло долгий путь развития[11], начиная с простых изделий, сплетённых на плетельных рамах различной формы до ворсовых узелковых ковров, ставших изысканными произведениями искусства.

По мнению доктора искусствоведения Волькмара Ганцхорна (Volkmar Gantzhorn), восточный ковёр не только не ведет свое происхождение от кочевых племён, но и районом его происхождения не является Центральная Азия. Восточный ковёр является производным древних цивилизаций Армянского Нагорья, лежащего на перекрестках древнейших торговых путей между западом, севером и югом[30].

Развитие ковроделия в Армении было насущной необходимостью, продиктованной климатическими условиями всего Армянского Нагорья, от климата также зависел тип, размер и толщина произведенного ковра[31]. Жилые дома и другие сооружения были почти исключительно построены из камня или вырублены в скале, а в них традиционно отсутствовали деревянные напольные покрытия, о чём свидетельствуют результаты археологических раскопок, проводимых в Двине, Арташате, Ани[13] и других городах. Также в Армении существовала необходимая сырьевая база (шерстяная пряжа и другие волокна, красители[32]). Наиболее распространённым сырьем использовавшемся для производства нитей для ковров была овечья шерсть, применялась также козья шерсть, шёлк, лён, хлопок и другие[33]. Как отмечает «Британская энциклопедия» в VIII—XIV вв., когда ковроделие начало развиваться на Ближнем Востоке, Армения была «одним из наиболее продуктивных регионов»[34] в этом отношении. Это было обусловлено наличием «хорошего качества шерсти, чистой воды и красителей, особенно прекрасной пурпурной краски»[35]. Одним из основных условий, способствующих развитию ковроделия было наличие городов, в которых развивались ремесла и которые служили крупными торговыми центрами, так как по территории Армянского Нагорья проходили торговые пути, включая одно из ответвлений Великого шелкового пути[36]. О ковровых тканях в древней Армении, как об одной из основных отраслей армянских художественных ремесел упоминают множество источников. Куски древних ковром были найдены при раскопках близ Еревана, а остатки шерстяных ковров местного производства были найдены при раскопках Ани в одной из гробниц ущелья Цахка-дзор[37].

Античность[править | править вики-текст]

Древнейший из обнаруженных ворсовых ковров — Пазырыкский ковёр, найденный на Алтае (около V в. до н. э.), нити красного цвета которого были окрашены червецами типа армянской кошенили[38][39]. Государственный Эрмитаж, Санкт-Петербург, Россия

Античный историк V века до н. э. Геродот (485—425 гг. до н. э.) отмечает, что жители Кавказа растениями, из которых получали краску, красили шерсть, затем вырабатывали из неё ткани, разрисовывали их. И окраска их не блекнет ни от времени, ни от воды[32]. В 1949 году академиком Руденко во время археологических раскопок, проводимых в Горном Алтае, в 5-ом пазырыкском кургане был найден ковёр V века до нашей эры[40], вопросом дебатов является происхождение ковра в Средней или Передней Азии, но в особенности Армения упоминается как возможное место происхождение ковра[41].

Из сведений античных авторов становится ясным, что среди практикуемых ремёсел древней Армении, наряду с гончарным и столярным делом, было широко распространено и ткачество. Продукты ремесленного производства активно экспортировались в близлежащие земли. Значительное развитие ткацкого ремесла в Армении наблюдается в следующий, так называемый эллинистический период, начиная с III века до н. э.. Это был период оживления международных экономических, политических и культурных связей, которые вызвали ранее невиданный подъём транзитной торговли. Последняя прокладывала свои стабильные пути и через Армению, вовлекая её в торговый обмен с соседними и отдаленными странами[42]. Развитие ремесленного производства продолжалось вплоть до IV века нашей эры, когда после насильственного переселения шахом Шапуром II населения Армении,[43] в большей массе являвшегося ремесленниками, в Персию, в Армении приходят в упадок хозяйственная жизнь, ремёсла и искусство, возрождение которых начнётся лишь два века спустя.

Средневековье[править | править вики-текст]

Армянский царь Гагик Карсский (1029—1065) с семьей (на ковре). Миниатюра в Евангелии XI век

Средневековье является золотым веком армянского ковроделия, в это время образуется определённый стиль, свойственный армянским коврам. До наших дней сохранились только небольшие фрагменты раннесредневековых армянских ковров, которые были обнаружены в переплётах армянских манускриптов во время реставрации. О том, как выглядели эти ковры можно судить также благодаря средневековым рукописям, в которых много миниатюр с изображениями ковров. Среди форм и стилей, присущих армянским коврам средних веков, различают: «драконовые» ковры (Вишапагорг) — ковры с изображением драконов, древа жизни, птицы феникс, орнаментов в форме треугольников, зубчатых ромбов и символов вечности; орлиные ковры (Арцвагорг) с символическим изображением орлов и змеиные ковры (Оцагорг) с изображениями змей и со свастикой в центре[24].

По свидетельству академика Николая Марра, проводившего раскопки средневековой столицы Армении Ани, внутри жилых домов богатых горожан

« …за исключением ниш, остальное всё было гладко, так как дом внутри увешивали или покрывали коврами и узорчатыми тканями, с которыми, конечно, трудно было с успехом соревноваться даже анийским мастерам декоративной резьбы на камне. Когда мы нападаем в Ани на следы штукатурки и росписи стен и потолка частных домов, есть основание думать, что обыкновенно это суррогат, дешёвый способ возмещения подлинного богатого убранства комнат коврами и тканями, производство которых у древних армян, судя по некоторым данным, стояло на высокой степени развития. Эта мысль давно возникла, и раскопки 1912 г. дают основание её высказать[13] »

В 645 году на земли Армении вторглись арабы, и на страну была наложена дань, в состав которой, помимо всего прочего, входили 20 штук ковров, приносимых в дар халифу каждый год[44]. Но несмотря на арабское владычество в Средние века Армения при Багратидах (885—1045) переживает период экономического подъема в первую очередь благодаря широким торговым и экономическим связям со странами, находящимися под владычеством и влиянием арабского халифата[45]. Слава об армянских коврах и паласах[46], а также изделиях ремесленников распространилась от царства камских болгар до Туркмении, от Багдада до Константинополя. Арабский географ и путешественник IX века Якуби сообщает, что по заказу халифа Хишама в Армении были изготовлены ковры и ткани[26]. В хронологии византийского писателя Симеона Магистра упоминается, что в 819 году болгары во время одного нашествия взяли у византийцев богатые трофеи, среди которых были высококачественные армянские пушистые ковры[47][48].

Армянские торговцы распространяли ковры на базарах и рынках различных стран, в самой же Армении по сообщению ряда авторов, среди которых Абу Дулафа (X век), проводятся воскресные ярмарки, где помимо других товаров продаются армянские ткани из козьей шерсти, называемой бузйун, и ковры[49][50].

Расцвету ковроделия во многом способствовали получаемые в Армении превосходные краски, придававшие ковру неповторимость и яркие цвета. Особой известностью в древнем мире пользовалась алая краска — кармин, которая производилась из армянской кошенили — насекомого, составляющего отдельный подотряд в отряде равнокрылых хоботных насекомых, которые в изобилии имелись в Армении. Арабский автор X века Ал-Истахри, повествуя о городе Арташат, который арабы называли «Гариетюль-крмиз»[51] (то есть «Город краски из красного червя» — от армянского названия краски «вордан кармир») рассказывал:

« …В этом городе выделываются шерстяные платья и ковры… и другие предметы армянского производства. У них же добывается краска, называемая „кирмиз“, и ею красят сукно. Я узнал, что это червяк, который прядет вокруг себя наподобие шелковичного червя».[52] »

Другой арабский географ X столетия Ибн Хаукаль, побывав в столице Армении городе Двине, который арабы называли Дабиль, также указывает на то, что армянские ковры окрашивают специальной краской, говоря, что «выделывают в Дабиле пуховые и шерстяные ткани для ковров, подушек, сидений, шнуров и иного рода армянских произведений, окрашенные кирмизом»[53]. Он же говоря о городах Армении, так характеризует армянские изделия и их значение на мировых рынках Востока:

« В этих городах и областях, лежащим между ними, есть товары, предметы ввоза, разные сорта необходимых животных, овец и материи, вывозимые в разные страны, известные у них пользующиеся славой, как армянские ковры и шнуры, приготовленные в Салмасе и продаваемые от одного до десяти динаров за штуку, и ничего подобного им нет в прочих землях[54] »
Прибытие братьев Поло в торговый порт Айас в 1271 году в Киликийском армянском королевстве, иллюстрация в книге Le Livre des Merveille (XV век)

В. Бартольд в своей работе отмечает, что армянские ковры пользовались огромной популярностью на востоке,[55] а жители тех лет считали, что армянские ковры обладали особыми свойствами[50]. В Хое, Беркри, Арчеше, Тебризе, Хлате, Нахичеване, Битлисе, Кейсарии, Севастии, Карабахе и в других армянских и армянонаселенных городах и общинах вырабатываются «кали-карпеты и карпеты» (ворсовые и безворсовые ковры). Историк XI века Абу Саид Гардизи, описывая прием Кадир-хана, говорит, что эмир приносит в дар хану «дорогие ковры махфури[56] армянские»[57]. Продукты производства армянских ткачей пользовались международной известностью[58] и высоко ценились при дворах различных стран. Так, придворный персидский учёный и глава архива Хилал ас-Саби, описывая одежду и окружающую утварь халифа, говорит, что подушка для трона и все другие подушки из апартаментов халифа сделаны из армянской ткани[59]. Аль-Мукаддаси (X век), восхищаясь армянскими коврами, говорит: «Нет ничего подобного выделывающимся у них шнурам и коврам»[50]. Арабский автор Абд ар-Рашид Бакуви (XIV—XV века) сообщает, что армянские ковроделы искусны в выделки ковров[25]. Согласно арабскому философу и историку XIV века Ибн Хальдуну лучшие восточные ковры произведенные армянскими ткачами входили в дань приносимую государству Абасссидов, после захвата последними Армении. По нему же список по которому Армения платила налог выглядел следующим образом:

« Тридцать миллионов дирхемов, ковры махфура- двадцать, (ткани) ракм - пятьсот восемьдесят ратл, соленая [рыба] сурмахи - десять тысяч ратл, [рыба] тиррих - десять тысяч ратл, мулы - двести, соколы - тридцать[60] »

В Средние века продукты армянского ковроделия были настолько популярны, что «армянскими тканями» называли ковёр и всё, что произведено ткачеством. Так, Ибн-Хаукаль, восхищаясь, отмечал:

« ...в Меранде, Тебризе, Дабиле и областях Армении изготовляются армянские сидения и ковры, известные под именем армянских «мехфур»; немного подобного им во всех странах, в которых выделка тканей имеет сходство с армянской выделкой... А что касается до произведений, называемых «армянскими тканями», то это «бутт», сидения, ковры, покрывала, коврики и подушки; нет им подобных среди предметов земли из конца в конец и во всех направлениях[53] »

Посол арабского халифата Ибн Фадлан, совершивший путешествие в страну волжских булгар, в своей записке свидетельствует, что ещё в 20-е годы Х века армяне, проживающие в армянской колонии на Волге, занимались ковроделием. Согласно ему же пол шатра царя камских болгар, вмещавшего тысячи человек, полностью был покрыт армянскими коврами[61]. Описывая внутреннее убранство юрты волжских булгар в Х веке, К. А. Руденко пишет: «Убранство юрты было несколько иным. Пол её застилался войлочным ковром, стены также украшались коврами, шерстяными или войлочными. Особой популярностью пользовались красные армянские ковры»[62].

Ковёр с изображением борьбы дракона и феникса, XV век[63].

Армянские ковры всегда ценились чрезвычайно высоко. Стены и полы дворца арабских халифов были покрыты армянскими коврами, любимая жена халифа Гаруна ар-Рашида восседала на «армянском ковре», все прочие жёны — на «армянских подушках»[64]. Армянские ковры были украшением дворцов, ими измерялось богатство. Ворсовые ковры входили в число приношений Армении халифам Багдада; известно, что в начале X века из Армении в Багдад были посланы 400 лошадей, 30000 динариев и семь армянских ковров; один из ковров имел размеры 60 X 60 локтей (примерно 18 X 18 м); над этим ковром работали армяне-ремесленники 10 лет[24].

В IXXI века армянские колонии возникают в Египте, на Украине, в Польше, Болгарии, Румынии и Венгрии. Здесь армяне вновь стали развивать ремесла, в том числе и ковроткачетсво. Согласно исследованиям русских историков Карамзина и Глинки, ещё в 60-е годы XI столетия в Киеве основывается армянская колония, которая в последующее столетие превращается в самостоятельное поселение. Местные армяне занимались ювелирным делом и ковроделием[65]. Впоследствии колонии армян возникли в Астрахани, Новом Нахичеване, Феодосии, Москве, а затем и в Петербурге. О тесных контактах переселенцев со своей родиной говорят находки тканей, аналогичных анийским, в погребениях на территории колонии[66].

Известный итальянский путешественник Марко Поло, побывавший в XIII веке в Западной Армении, в XXI главе своей знаменитой «Книги о разнообразии мира», повествующей о его путешествии по Азии, говоря о быте армян[67], написал:

« Выделываются тут, знайте, самые тонкие и красивые в свете ковры, а также ткутся отменные, богатые материи красного и другого цвета, много и других вещей изготовляется здесь[68] »

Сообщая о шерстяной ткани «бокаран», Марко Поло продолжает свое повествование следющим образом: «Великая Армения — страна большая; начинается она у города Арзинга, где выделывается лучший в свете бокаран. Есть тут также отличные бани и самые лучшие в мире источники. Живут там армяне, и подвластны они татарам. Много там городов и городищ.»[69].

Армянские ковры были знамениты во всем старом свете, ими широко торговали от Италии до Волги, по Средиземноморью большое распространение находили маленькие армянские ковры. Вывоз произведенных армянами ковров в страны Западной Европы в Средневековье достигал огромных размеров, в Европе они являлись необходимой принадлежностью убранства домов богатых классов[70]

Польский автор XVI века Леонардо Горецкий сообщает, что армянские купцы в числе прочих товаров завозят в Европу и ковры[71].

XVII—XIX века[править | править вики-текст]

С течением времени армянские колонии возникают в Египте, на Украине, в Польше, Болгарии, Румынии и Венгрии. Здесь армяне стали развивать ремесленное производство, в том числе и ковроткачество. Ковры в армянских общинах помимо мастерских производились при церквях и монастырях[72][73].

В 1604 году, в ходе войн между Персидской и Османскими империями, шах Персии, Аббас I Великий, чтобы удержать под своей властью Закавказье а также для развития ремесла и торговли переселяет армян вглубь Персии. В числе переселенных по приказу шаха армян были также переселены и армяне Джуги (Джульфы), которая была крупным торговым и ремесленным центром, через который проходило ответвление Великого Шелкового Пути. По свидетельству армянского историка XVII века Аракела Даврижеци, при встрече шаха Аббаса в Джульфе весь его путь был устлан коврами: «Путь царя был украшен: от берега реки до дворца ходжи Хачика дорога была устлана коврами, драгоценной, прекрасной парчой»[74]. В 1667 году между Россией и армянской торговой компанией Нор-Джуги был заключён договор, согласно которому армянским купцам даровались привилегия свободной торговли на водных путях от Астрахани до Архангельска и право транзита через Россию в Западную Европу[75]. Чешский учёный XVII века Иржи Давид в своей работе «Современное состояние Великой России, или Московии» отмечал, что среди прочего товара завозимого армянами для торговли в Россию были ковры и шёлк[76].

Известный турецкий путешественник Эвлия Челеби, побывавший в XVII веке в Святом Эчмиадзине во время миропомазания, описывая ковер, на котором разожгли костёр для варки снадобья, говорил: «Этот ковёр как будто был соткан из шёлка, но в то же время походил и на бумажный, и на шерстяной; он напоминает большой ковёр для молитв, цвета серой белки, очень тяжелый. Мне кажется, он сделан из особого камня»[77].

Челеби был поражен тем, что ковёр не пострадал от огня разожжённого на нём костра, путешественник пытался узнать секрет ковра у монахов на что те ему отвечали, что это тот самый ковер, на котором появился из утробы матери Иисус. Из страха перед израильтянами он спрятался в пещере. А потом собирал травы и оживил на нём мертвеца[77]. Очень важен тот факт, что коврам приписывались магические свойства.

Вишапагорг, XVII—XVIII век, Карабах

В XVIII веке Восточная Армения становится важным экономическим центром, через её территорию проходят торговые пути соединяющие Европу и Азию. Возрастает роль городов Армении в которых образуются склады для товаров из Европы, Китая, Индии, Ирана и Турции, сама же Армения в числе прочих товаров экспортирует ткани из Карабаха и неповторимые в цветовом и орнаментальном исполнении ковры[78]. Армянские торговые дома помимо представительств имели вне пределов Армении и собственные рынки, так испанский путешественник Дон Гонзалес, посетивший Лондон в 1730 году, свидетельствует, что армянский рынок — walk, находился между Smittin’s Street на востоке и Threadneedle Street на севере, соседствуя, с одной стороны, с голландскими ювелирами, а с другой — с португальским рынком. Эти рынки находились в Royal-Exchange, где армяне торговали драгоценными камнями и коврами[79].

Во второй половине XIX века ковроделие испытывает новый подъем. В Западной Армении (Турция) ковры ткутся в Карине, Баберде, Маназкерте, Муше, Сасуне, Ване, Ахтамаре, Норшене, Востане, Арцке, Беркри, Моксе, Шатахе, Акне и других городах и районах с армянским населением. В Восточной Армении и в городах Закавказья, где проживало много армян центрами ковроделия в те времена были Карс, Ереван, Олти, Сурмалу, Кахзван, Караклис, Карвансара, Казах, Хндзореск, Дизак (Гадрут), Джраберд (ныне в основном Мартакертский район НКР), некоторые другие области Нагорного Карабаха, а также Александрополь, Ахалкалаки, Ахалцих, Тифлис, Борчалу, Нахичеван, Агулис, Гандзак, Партав, Шуша, Лори.

В Иране армянское ковроделие испытывает недолгий кризис, это прежде всего связано с тем что Россия завоевывает у него земли с армянским населением. Однако уже во второй половине столетия в Иране проводятся реформы которые, способствуют открытию по всей стране армянских торговых домов. Армянские торговцы пользовавшиеся благосклонностью шахов наладили торговлю с Индией, Россией и Европой активно экспортируя ткани и ковры[78]. В это же время возникают новые поселения армян в Астрахани, Новом Нахичеване, Феодосии, Москве, а затем и в Петербурге, главным занятием поселенцев было ювелирное дело и ковроткачество.

XIX век положил начало изучению и собиранию восточных ковров, включая армянские. Армянские ковры, как отдельная ветвь художественного творчества, начали изучаться и привлекли к себе внимание исследователей и антикваров.

Армянский ковёр 1810 года с миндалевидным орнаментом и тканной надписью на армянском языке, Карабахская школа ковра

К концу XIX века активный европейский рынок сформировался из ковров, произведенных в Иране, на Кавказе и в Центральной Азии. Несколько дилеров открыли магазины ковров в Англии, полагаясь на закупочные и транспортировочные сети, установленные главным образом армянскими и тебризскими купцами[80]

Известные музеи хранят в своих коллекциях армянские ковры, в Лондонском музее Виктории и Альберта — ковёр XVII века, Метрополитен-музей в Нью-Йорке приобрёл ковёр XVI века, они также хранятся в Будапештском музее прикладного искусства, Лондонском музее текстиля и во множестве частных коллекций. Классические образцы ковров хранятся в Государственном историческом музее Армении, в Российском этнографическом музее[81].

XX век[править | править вики-текст]

Основной структурный принцип композиции большинства армянских ковров, сделанных в XIX—XX веках это разделение на медальоны, которые могут иметь разнообразную форму. Они могут быть ромбовидными, звездообразными, крестообразными, полностью закрытыми, или быть с силуэтом дракона. Узоры и символы ковров этого времени могли покрывать весь ковёр во множество рядов, могли быть расположены исключительно по центральной оси или разбросанно, так же могли быть узоры расположенные в одиночестве в центральной части ковра. В армянском ковре центральная часть, границы и медальоны содержат множество дополнительных стилизованных элементов: кресты, птицы и змеи в комбинациях с символами, означающими вечный круг жизни типа солнечных признаков т.е свастик, бесчисленные типы розеток, Древо Жизни, домашних животных, всадников и пеших людей[73].

В конце XIX—начале XX века в крупнейших ткацких центрах Оттоманской империи армяне имели множество мастерских по производству ковров. В начале нового века Чарльз Бэйкер имевший хорошие связи в Оттоманском суде, через него получил контроль над армянскими ткацкими производствами во множестве областей, включая Балыкисиру, Акшехиру, Конью, Нейоли — главные коммерческие текстильные центры в Османской Турции. После его смерти компанию возглавила Селиль Эдвардс, которая реорганизовала её в компанию «Восточная Ковровая Фабрика». Дела в компании сильно зависящей от армянских ткачей шли успешно, до тех пор пока не ужесточилась политика османских властей в отношении христианского нацменьшинства[82].

Армянские ковродельческие центры имелись и в соседнем с Турцией Иране. В основном они были сосредоточены в местах компактного проживания армян: городах Тегеран, Исфахан, Тебриз, Урмия, Арак, Шахиншахр, Ахваз и Лилихан, где имелись кварталы, основным населением которых были армяне. Известными армянскими ковроделами Ирана, чьи мастерские были достаточно известны в то время, были Эдвард Бенлян, С. Тайрякян и К. Таушаджян. Последние два мастера стали одними из основателей ковроткачества в США и создателями новой разновидности ковра под названием «Американский сарук»[83]. Большая короткацкая фабрика фирмы «A & M Karagheusian» была основана в 1904 году в Нью-Джерси, США, бежавшими из Турции в 1896 году братьями Аршаком и Мираном Карагусянами, семья которых занималась ковроделием в Турции, начиная с 1818 года. Фабрика действовала на протяжении 60 лет и имела до 1.700 работников. Головной офис фирмы был расположен на Манхеттене.

Ереванская ковровая фабрика 19171918 года

Первая половина XX века ознаменовалась началом Первой мировой войны и геноцидом армян, которые основательно разорили экономику Западной Армении. Спасаясь от турецкого меча, сотни тысяч армянских беженцев нашли пристанище в России, Сирии, Ливане, Египте, Греции, Франции, Италии, Иране. В Западной Армении армяне были почти поголовно истреблены или изгнаны, а их имущество разграблено. С истреблением христианского населения Турции был нанесен огромный урон традиционным армянским ремесленным производствам, от чего они почти полностью перестали существовать на территориях подвергнувшихся этническим чисткам. С уничтожением в числе прочих армян ткачей армянской национальности, показатели турецкой текстильной торговли понизились как по качеству продукта, так и по производству[82]. Вместе с тем, в сиротских домах, которые были созданы в различных районах Турции, включая Стамбул, армянские дети ткали ковры.

Вследствие войны и огромного количества беженцев, а затем наступившего голода и нищеты в Восточной Армении, армянское ковроделие, также как и в западной Армении, приходит в упадок, выйти из которого в какой-то мере удалось лишь после советизации, когда с начала 1920-х годов начали создаваться ковродельческие артели.

Типы армянских ковров
Benlian carpet.jpg Karabagh 1904 copy.jpg Taushandjian carpet.jpeg
Мастерская Э. Бенляна, Тебриз, начало XX века Карабахский ковёр с надписью на армянском языке, 1904 год Ковёр из мастерской К. Таушанджяна, Арак, начало XX века

В 1920-е годы 150 армян, спасшихся от геноцида, учиненного правительством Оттоманской империи, в предместье города Бари, Италия, на территории в 7 тыс. м² под руководством Гранта Назаряна основывают село Нор-Аракс. В деревне была открыта небольшая ковровая фабрика, на которой работали жители села. Армянские ковры, произведённые сельчанами, были очень популярны как в Италии, так и за её пределами, в числе тех, кто закупал ковры, были король Фарук, Папа римский Пий XI и королева Елена. Армянскими коврами, произведенными в деревне, были украшены полы и стены Национального Банка Италии. Деревня Нор-Аракс существует и сегодня, продолжая производить неповторимые армянские ковры, более того, после Второй мировой войны в области Калабрия образовалась вторая армянская ковродельческая деревня[84].

Армянская ковродельческая деревня Нор Аракс в пригороде Бари, Италия, Фотография 1926 года[85]

Армянские ковры, сотканные в центрах армянской диаспоры, несмотря на то, что были сотканы вдалеке от исторической родины, несли в себе многовековые традиции, которые развивались столетиями на армянской земле. Кроме того, в ковры диаспоры привносится отпечаток контакта с новой культурной средой, национальные мотивы государствообразующего народа, с коим бок о бок существует община, переплетаются с армянскими народными мотивами, что в свою очередь придает ковру определённую красоту и неповторимость[73].

С установлением советской власти в регионе наступает стабильность и возникают предпосылки для развития ковроткачества. Однако с весны 1929 года в сельской местности начала проводиться политика «активной коллективизации», направленная на увеличение числа коллективных хозяйств. Проводимые мероприятия существенно увеличили рост коллективных хозяйств. Ремесленники, в том числе и ковроделы, были объединены в артели. В производство внедрялись станки и автоматы, что, в свою очередь, способствовало упадку производства ковров ручной работы и утрате индивидуальности в коврах, вышедших с автоматической линии.

К 1958 году ковровое производство ведется в 22 районах Армянской ССР, продукты производства ковроткаческих артелей того времени неоднократно экспонировались на многочисленных международных выставках и ярмарках, где удостаивались высоких оценок и наград. Так, на Всемирной Брюссельской выставке 1958 года армянские ковры были удостоены Большой золотой медали[86], а в июне 1973 года в Ереване открылась первая выставка образцов старинных армянских ковров насчитывающая четыре сотни ковров[87]. В 1984 году в результате почти полувековой деятельности армянских ученных в Армянской ССР была официально зарегистрирована новая порода овец — Армянская полугрубошерстная овца, исключительно белую и упругую шерсть которой начали применять для выделки ковров[88].

В 2009 году в рамках программы поддержки ручного производства ковров, правительством республики Армения было принято решение об освобождении от уплаты налога на прибыль и НДС с продажи ковров ручной работы[89].

Армянский ковёр в искусстве[править | править вики-текст]

На армянской миниатюре XIV века изображены евангелисты за работой. На полу у них под ногами можно увидеть небольшие круглые коврики. Матенадаран

О том, какими были армянские ковры издревле можно судить по их изображениям, запечатленным в произведениях других видов изобразительного искусства: на барельефах Кафедральной Церкви Святого Креста на острове Ахтамар, на средневековых армянских миниатюрах. Небольшие фрагменты ковров, как и другого текстиля этого периода сохранились благодаря тому, что их использовали при переплете средневековых манускриптов. До наших дней сохранилось несколько тысяч таких фрагментов[90][91].

На армянских миниатюрах и фресках зачастую изображены стоящие во весь рост или сидящие на коврах, подушках и расшитых покрывалах Богородица, Христос, евангелисты и святые. Ризницы, заставки на полях, сложная вязь хачкаров, розетки, имеющиеся в средневковых армянских рукописях, вторят узорам карпетов и ковров. Изображения армянских ковров имеются также на церковных порталах XIII—XIV веков[92].

Многочисленны упоминания о ворсовых коврах и карпетах в армянском устном народном творчестве: в сказках, преданиях, песнях, частушках и героическом эпосе «Давид Сасунский». Так, в сказке «Анаит» героиня говорит, что согласится выйти замуж за принца лишь в том случае, если он научится какому-либо ремеслу, а лучше научится ткать ковры[73]. В этой сказке явно прослеживаются детали, свидетельствующие о глубинных истоках ковроткачества, берущего начало ещё со времен язычества[93][94]. Согласно одному армянскому народному преданию, записанному в Нагорном Карабахе, ковроткачеству людей научил чёрт, чтобы, увлекая человека красотой изделий, извести его тяжелой работой[95].

Армянские ковры присутствуют в работах Флорентийских и Венецианских художников четырнадцатых и пятнадцатых столетий[94], часто встречаются они на полотнах Джотто, Караваджо, Рубенса, Рембрандта и других художников, которые писали интерьеры с ними[81]. Согласно австрийскому искусствоведу А. Ригль , «специфический цвет армянских ковров, которые были сначала завезены в Италию, а впоследствии и в Голландию, влиял на цвет всей европейской живописи»[94].

Известный фантаст Рей Бредбери в рассказе «Земляничное окошко» упоминает армянский ковёр среди домашних вещей, которые перечисляют герои рассказа, тоскующие по дому[96].

Армянские художники часто изображают армянские ковры на своих полотнах. Особую атмосферу создает присутствие ковра на полотне С. М. Агаджаняна. Колоритны натюрморты с коврами Л. А. Бажбеук-Меликян.

Техника армянского ковра[править | править вики-текст]

Армянский ковёр из города Севан с надписью «Армин Сина». конец XIX века

Изначально распространенным видом настила в Армении были рогожа и циновка, которые плели из молодого тростника, гибких трав. По технике выделки они ничем не отличались от паласов, вытканных шерстяными и льняными нитками. Переход от одноцветного полотна рогожного переплетения к полосатому паласу, когда весь одноцветный фон покрывался чередующимися в определённом ритме полосами того или иного цвета (где краска натуральна) широкой или узкой вязки, был продиктован желанием оживить простейшими образцами геометрического орнамента эти ритмические полосы, как это наблюдалось в других видах прикладного искусства.

Первоначально сплошное полотно натурального цвета стали периодически покрывать вертикальными черточками, зигзагообразными линиями. Именно вертикальная линия рисунка создает дотоле неизвестную в ковроделии новую технику ткачества. Так были заложены основы вязки карпета. Пересечение прерывающей горизонтальную нить основы и зубчатую нить утка черточки сделало возможным появление на гладкой поверхности различных законченных геометрических фигур: треугольника, четырёхугольника, креста, окружности, ромба, звездчатых многоугольников.

С широким применением пряжи различных цветовых оттенков появляются вписанные друг в друга фигуры, „объемы“, уже известные в прикладном искусстве мотивы узоров, но в новой интерпретации или в новом прочтении. Таким образом, карпет постепенно становится сложным по композиции и исполнению произведением, отличающимся тематическим разнообразием, определённой системой идей и узоров. Существенное различие между паласом, джеджимом и карпетом объясняется техникой их вязки. Горизонтальная линия рисунка ритмически изменяет направление вверх и вниз и вводит в вязку вертикальный узор. Нити утка не сцеплены между собой, и поэтому на границах рисунка образуются просветы-элемент, который при вязке ковра отсутствует. Новая фактура зависела от техники вязания, новаторства мастеров, обусловленной необходимостью разнообразить продукцию. Новизны добивались как изменением цветовых сочетаний, так и изменением самой технологии вязания. Многообразие армянских карпетов и их совершенствование в течение времени позволяют увидеть тот переходный момент, когда в технику вязания паласа-карпета вносится одно очень существенное изменение, положившее начало зарождению новой техники-ковроткачеству. Хоть вязка карпета и позволяет создавать разнообразные сложные узоры, композиции, но вследствие этого вся поверхность испещряется вертикальными короткими или длинными просветами. Это в значительной степени снижает прочность вязки, монолитность ткани, что отличает паласы и джеджимы. Кроме того, техника вязки карпета не позволяют получать полоски, круги, зигзагообразные и вертикальные линии и полосы. Стремясь избежать этих характерных недостатков, вязальщики карпетов, в одном случае, изобрели технику тканья ковров, в другом случае- вышивки. В их основе лежит техника полотняного переплетения. При создании ковра на вертикальную каркасную нить завязываются ворсовые узлы пряжи, где на лицевую сторону выводятся два его конца, а при вышивке на канве делаются узоры. Таким образом, существенное отличие между паласом, карпетом, вышивкой и ковром заключается в том, что узоры на ковре делаются исключительно с помощью узлов. Вследствие этого они получили название узелковых ковров или узелковых карпетов.

Типы армянских ковров
Ковер Ереван 1815.jpg Armenian Carpet Tsaghkats Khach.jpg Yerevan carpet.jpg
Ковер «Звезды и кресты» 1815 года, Ереван Ковёр XIX в. с орнаментом в форме Андреевского креста из коллекции Акопа Манояна, Нью-Йорк, США Ковёр середины XIX века. Ереванская школа. музей Армении

Ковроделием в Армении преимущественно занимались женщины, не было ни одной деревни или города, где бы в огромном количестве не ткали бы джеджимы, паласы, кошму, покрывала, скатерти, занавеси, мешки (кули), попоны для лошадей (ткали до 1930-1940-х годов в сельских местностях, многие образцы которых в настоящее время хранятся в Государственном историческом музее Армении), и, наконец, карпеты и ковры. Это ремесло прочно вошло в быт народа, так как оно стало насущной потребностью каждой семьи. Карпеты и ковры в обязательном порядке входили в приданое армянских девушек: они с юных лет начинали ткать ковры и карпеты для своего приданого.

Для изготовления ковров использовались вертикальный и горизонтальный ковровые станки различных размеров. Величина готового ковра, который намеревались изготовить, определяла величину станка. Для изготовления небольших ковровых изделий использовались небольшие переносные станки. А для создания больших ковров использовались стационарные станки значительных размеров. Для изготовления больших ковров требовалось приложение больших физических усилий, особенно при прибивании утка. Узоры создавались по памяти, руководствуясь опытом, передаваемым от матери к дочери во время совместной работы[95]. Характерной особенностью армянского ковроднлия является применение специфического вида вязки, особых узлов и высоты ворса. Особое внимание обращали на ровность и прочность боковых краёв, длина ковров доходила до шести метров.

Подготовка шерсти для ковроделия была довольно сложной. Шерсть до десяти раз промывали в проточной воде, чесали на сандерках, пряли на веретёнах или прялках, сматывали, окрашивали, закрепляли краску квасцами, солью и известью, для придания ей блеска ещё и отмачивали в молочной сыворотке. Красили шерсть разными красками природного происхождения. Легендарное место в ряду армянских красителей занимает «вордан кармир» — красная краска, получаемая из корневого червя — кошенили, распространённого в Араратской долине. Она вывозилась в разные страны мира, до сих пор она известна в лексиконе художников как кармин. Из хризоколлы — минерала, являющегося водным силикатом меди, получали голубоватую или синеватую минеральную краску. Синяя армянская краска — арменит/армянский камень (арабск. название «ладжвард») или иначе азурит (водный карбонат меди) описывается Плинием Старшим как «armenium»[97]. Геродот упоминает марену — красную «rubia». Растительные краски получали из шафрана, бессмертника, чернильного орешка, зелёной ореховой скорлупы. При крашении все они давали неограниченное число оттенков всех основных цветов и были чрезвычайно стойкими.

Ашхундж Погосян, автор диссертации на тему «Культура ковроткачества армян (историко-этнографическое исследование)» (2003 год), который долгие годы занимается исследованием ковроделия и производства ковров, отмечает общие особенности, характерные для армянских ковров[98]:

Ковры на Историко-культурном музее Дилижана

Искусство ковроткачества каждого народа имеет свои особенности. Как и повсюду, у нас также есть особенности двух видов — в технологическом процессе ткачества и в орнаментизации ковров. В технологическом смысле преимущество наших ковров заключается в том, что наши мастера с тех времен, как известны армянские ковры, использовали двойной узел.

При изготовлении армянских ковров используется полуторный и двойной узел. Однако в Армении более распространен двойной узел, этот элемент ковроткачества в некоторых районах Ирана его называют «Армани баф», что означает армянский узел, генеалогия которого насчитывает 2500 лет[98]. При завязывании такого узла, пряжа обвивает с разных сторон две соседние нити основы, и оба конца пряжи выходят на поверхность ковра рядом. Плетение ковров с использованием двойных узлов более прочное и долговечное.

«Следующая, по-сути, самая основная и важная особенность армянских ковров — это их орнаменты»,— продолжает Ашхундж Погосян. «Ни один из орнаментов армянских ковров не является самоцелью: каждый орнамент имеет свой смысл и свое предназначение. Сам ковёр не является обычным предметом быта. Не думаю, что 2.000-1.000 лет назад все использовали ковры. Система орнаментизации ковра должна была соответствовать смыслу ковра. Персидские ковры очень красивы, с прекрасными растительными орнаментами и тонкой вязкой. Однако их не сравнить с армянскими коврами, потому что армянские ковры заключают в себе несравненно огромное количество ритуальных, образных и идейных символов»[98].

Несмотря на то, что ковры скрупулёзно изучаются человеком, все же на сегодняшний день значение большинства узоров не известно. Согласно этнографам весь процесс ткачества — ритуал, имеющий свое символическое значение[73].

Американский коллекционер, исследователь и эксперт по восточным коврвам Джим Аллен (Jim Allen) высоко оценил значение армянского ковроделия и отметил важную роль, которую сыграли армяне в развитии культуры ковра, и, в особенности, на изготовление ковров в течение веков на Кавказе[99].

В композициях некоторых ковров важное место занимает орёл, а также крест, являющийся важнейшим элементом орнаментов армянского Средневековья.

На сегодняшний день центрами по производству армянского ковра являются Ереван, Степанаван, Иджеван, Севан, Гюмри, Ехегнадзор, Гавар, Горис, Мартуни а также в районы Нагорного-Карабаха и Зангезура.

Исследование особенностей армянских ковров[править | править вики-текст]

Ковер из села Брнакот, 1899 год, Зангезур

Большинство армянских ковров обычно рассматриваются по государственно-территориальному признаку, как восточные ковры, однако иконография и орнаментика армянских ковров имеет свои особенности, которые были отмечены различными исследователями истории изобразительного искусства. Так, ещё в 1908 году шведский учёный Ф. Р. Мартин в книге «История восточных ковров до 1800 г.», исследовав историю ковроделия, включая армянское ковроделие, пришёл к выводу, что Малая Азия, то есть историческая Армения, восточную часть которого занимает Армянское Нагорье, является родиной «драконовых» ковров[94][100].

В названной книге Ф. Р. Мартин впервые опубликовал фотографию редкой красоты ковра с драконовым орнаментом, получившего название «Гоар». Ученый обратил внимание на то, что орнаментика и стиль исполнения этого ковра с тканной надписью на армянском языке и датой совпадают с многими другими коврами с драконовым орнаментом. На основании этого Ф. Р. Мартин и определил армянское происхождение «драконовых» ковров[100]. Армению, как регион происхождения «драконовых ковров», также считают Арменаг Саркисян[101] и историк исламского искусства Ричард Эттингхаузен[102].

К выводу относительно армянского происхождения многих восточных ковров пришла преподаватель истории искусств из Университета Сан-Франциско Лорен Арнольд,[103] которая в нескольких университетах прочла лекцию о восточных коврах в изобразительном искусстве Возрождения. Так, согласно её мнению, анатолийский ковёр с изображением борьбы дракона с птицей феникс (XV век), хранящийся в Берлинском музее исламского искусства, был соткан армянами из Нахичевана. К такому заключению она пришла, сравнив узор с изображением дракона на этом ковре с мотивами драконов на фасаде флорентийской церкви Сан-Миниато-аль-Монте, которая была посвящена первому флорентийскому великомученику Святому Минасу (Минас, Миниато) (итал. Miniato, арм. Մինաս), который, согласно легенде, был армянским князем и жил в III веке[104]. Также армянским, согласно Лорен Арнольд, является другой ковёр того же периода, получивший название «Марби».

Среди немногих сохранившихся до наших дней древнейших армянских ковров так называемые «драконовые ковры» — «вишапагорги». Несколько таких ковров XVIII века можно увидеть в музеях Берлина, Лондона, Вены, Будапешта, Стамбула и Каира. Несколько великолепных образцов раннего периода можно увидеть в Музее истории Армении в Ереване и в Музее этнографии Армении в Сардарапате. Для этой группы ковров характерно несколько определённых мотивов, важнейшим из которых является изображение стилизованного дракона, охраняющего Древо Жизни[105].

В основе многих орнаментов армянских ковров лежат наскальные рисунки. Об этом свидетельствуют результаты сравнительного анализа наскальных изображений и рисунков с геометрическими узорами армянских ковров. В так называемом «змеином ковре» — «оцагорге» (форме ковра, которая часто встречаются среди карабахских ковров), в центре расположена свастика. Из неё вырастают побеги, заканчивающиеся звездами. Восемь извивающихся змей, расположенные вокруг квадрата со знаком свастики, сами образуют разноцветные свастики, при этом вся композиция символизирует мироздание, а восемь змей оберегают его.

Типы армянских ковров
Marby carpet.jpg Armenian Dragon Rug Vishapagorg Kazak 234x162 19th century Chondoresk Karabagh Kar991.jpg Armenian Dragon Rug Vishapagorg Kazak 193x122 1892 Chondoresk Karabagh Kar994.jpg Armenian Pileless Dragon carpet Teltogh (leftover thread weaving),19th century, village of Ktsaberd, province of Dizak, Artsakh, wool, cotton, red warp, 220 x 327 cm, HMA E-11178.jpg
Ковер «Марби» XV век, названый в честь шведской деревни, в церкви которой был найден. Музей Истории, Стокгольм Вишапагорг из Хндзореска, XIX век, Карабах Вишапагорг из Хндзореска, 1892 год, Карабах Вишапагорг из Хндзореска, XIX век, Карабах

Классификация армянских ковров[править | править вики-текст]

В зависимости от принципов, лежащих в основе объединения ковров в группы по отличительным характеристикам, существуют различные классификации ковров: по технике исполнения, по основной декоративной структуре и орнаментам, использованию и размеру, по географическому и климатическому фактору, по красителям и другим особенностям.

Классификация по времени создания[править | править вики-текст]

Антикварная ковровая дорожка Лилихан, (0.63 м x 7.35 м)

Старейшим из полностью сохранившихся классических армянских ковров считается арочный ковёр, датирующийся 1202 годом[106][107]. Он был соткан в селе Бананц, исторического Гардмана, провинция Утик, в районе Гандзака. На ковре изображена трехарочная абсида, идентичная абсидам многократно встречающимся на армянских миниатюрах в средневековых армянских рукописях. Базы колонн изображают пальмы, олицетворяющие древо жизни. Над капителями парных колонн-кресты, вазы, далее птицы, похожие на голубок-мотивы, которые по мнению искусствоведа В. Темурджяна, символизируют сосуды, в которых хранится мирро. Ковер имеет характерные три пояска. Широкий внешний пояс унизан четырёхлепестковыми розетками с гирляндами, на другом поясе — традиционные стилизованные узоры лилий. На более узком пояске имеется надпись:

В память Рипсиме от Киракоса Бананеци в году 651 (1202) армянского летоисчисления соткал я этот ковер.

В поясках ковра расположен наиболее распространённый символ, присущий армянским «драконовым» коврам, знак «S». Эксперт по коврам В. А. Холли считает, что «этот знак свойствен древнейшим коврам». Поле ковра соткано в характерном для классических армянских ковров тёмно-красном цвете. Контуры колонн вытканы светлыми нитками. Фон широкого пояса золотистый, ветки листьев зеленые, розетки через одну желтоватые и красноватые. Красные лилии направлены головками в центр ковра, по краям зеленые.

Из сохранившихся экземпляров армянских ковров выделяются ранние «драконовые ковры» или «вишапагорг», которые датируются XV веком веком. На коврах более раннего периода изображения драконов и борьбы зверей весьма реалистичны, но по прошествии некоторого времени они трансформируются в стилизованные орнаменты.

Стилизованные цветочные узоры в коврах нередко сочетаются с растительными и звериными мотивами. Наиболее интересны «драконовые» ковры, где среди растительных узоров изображены фигуры сказочных драконов и других зверей. Это самая древняя группа орнаментов, не имеющая аналогов в искусстве ковроделия — «вишапагорг» (драконовый ковёр). Важным звеном композиции поля ковра является сам «вишап» (дракон) — персонаж армянского фольклора, наделяемый то добрыми, то злыми качествами. Поле ковра заполнено вертикальной композицией, которая своим зеркальным отражением делит ковёр по центру на две равные части. Красочная гамма ковров яркая, но гармоничная, излюбленные цвета — красный, синий, зелёный, жёлтый[108]. Архаичным же «вишапагоргам» свойственно тёмное, почти чёрное основание. Легкие желтые цвета, голубизна и краснота используются, для того чтобы заставить элементы ковра выделиться ясно на чёрном фоне. Сравнивая композицию архаичных армянских и ковров деревенского изготовления второй половины двадцатого столетия хорошо заметен чрезвычайно стойкий характер основного мотива и цвета. Мотив дракона защищающего Древо Жизни сохранен в современном ковре, хотя он геометрически упрощен и уменьшен в размерах[94].

Позднее появляются ковры с Древом жизни, в композиции которых выделяются стройные деревья[24]. Важно не путать вишапов с изображениями другого сакрального знака — Мирового древа, которое в армянской традиции называется Древом жизни, сакрального центра мира. Мировое древо довольно распространенный сюжет в религиях разных народов: священный ясень у викингов, символ дуба у славян, мировое древо у вавилонян, ассирийцев и минора иудеев. На армянских коврах есть также множество других символов и орнаментов. Некоторые изображения эпизодичны, то есть могут «рассказать» об определённых событиях, которые имели место в прошлом — сцены охоты, сражения.

В XVII веке возникает растительно-геометрический тип ковров, центральная розетка которых украшается беспокойным и пышным растительным декором, а по свободным полям ткутся стилизованные плавающие утки, птицы со сложенными крыльями, кони.

Ковры с «восьмигранниками», также относящиеся к растительно-геометрическому типу, характерны для XVIII века. «Драконьи ковры» сменились паласами с цветочным узором, причем некоторые достигали 6 или даже 8 метров в длину. Эти узоры носили восходящий характер или были скомпонованы в виде ромбов вокруг центральной точки. В XVIII веке появилось новое направление орнаменты, растительные и животные, были стилизованы таким образом, чтобы создавалось впечатление абстрактной картины. Много внимания было уделено усилению декоративности ор-миментальной каймы, которая стала изобиловать трилистниками, листьями, цветами, усиками и прочими узорами. На старых коврах встречается красивая кайма в виде гирлянды из музыкальных инструментов, похожих на лиры.

Современные ковры-«казаки» различают по крупному смелому рисунку и единообразию цвета. Плотное плетение в сочетании с высоким ворсом обеспечивает малый износ и долговечность изделия. Основа делается из шерсти натурального цвета, обычно в три нитки. Уток шерстяной, или натурального серого цвета, или окрашенный в красное. Две нити утка обычно вводятся после каждого ряда узелков. Концы могут завершаться несколькими способами. Как объясняет Шурманн, начало ковра образует петля, так что свободные концы нитей не обрезают, но протягивают обратно к другому концу. Это делается путем наложения палки-валика поперек нитей основы, причем петля обвивается вокруг неё. Когда ковёр соткан, эту палку убирают, оставляя на конце петли. На противоположном крае в это время свободные концы либо завязывают узлами, либо выкладывают косичкой параллельно утку. Часто у этих ковров бахрома отсутствует, но у ковров-келимов, тканных с утком и основой, но без ворса, 2— 3 сантиметра подворачивают и подшивают к тыльной стороне ковра.

Длина ворса зависит от района, где был выткан ковер. Чем выше в горах живут ковроделы, тем длиннее ворс, потому что ковёр часто служит сохранению домашнего тепла в зимние холода. Армянские ковры-казаки" имеют среднюю длину ворса от 8 до 12 миллиметров. Обычно эти ковры тяжелые, с ними трудно управляться, создается впечатление, что ворочаешь неповоротливое тело.

Узоры ковров отражают растительный и жи­вотный мир этих районов. Центральное поле ар­мянских ковров орнаментируется в большинстве случаев крупными и мелкими медальонами или же сильно геометризованными условными изоб­ражениями фигур животных, птиц, деревьев, цве­тов и другими элементами, заполняющими все по­ле ковра.

Согласно классификации, бытующей среди коллекционеров, по времени создания ковры делятся на антикварные (созданные не позднее, чем 100 лет назад) и коллекционые (сотканные не ранее, чем 100 лет назад).

Классификация армянских ковров по территории изготовления[править | править вики-текст]

Традиционно до 1990-х годов все ковры, которые происходили из Закавказья, определялись как кавказские. К кавказским относили все ковры, которые в течение XIХ—начала XX веков были произведены на территориях, где в советское время располагались три закавказских республики: Азербайджанская ССР, Армянская ССР и Грузинская ССР. К кавказским коврам также относили и ковры, сотканные в Дагестане[109].

Классификация армянских ковров по ковроткацким районам. XX век[править | править вики-текст]

мини

Основными ковроткацкими районами Арме­нии в советский период XX века являлись: Ереванский, Ленинаканский, Степанованский, Иджеванский, Севанский, Баязетский и Зангезурский. Многие ковры носят назва­ние по имени мест их выработки. Армянские ковры, сотканные в советский период, изготавливались из шерстя­ной пряжи аппаратного прядения, которая упо­требляется для ворса и утка. Для основы главным образом применялась хлопчатобумажная круче­ная пряжа. Ворсовая пряжа окрашивается расти­тельными и прочными синтетическими красите­лями.

Одна из ранних классификаций армянских ковров была составлена М. Д. Исаевым и представлена в книге «Ковровое производство Закавказья», изданной в 1932 году в Тбилиси[110]. Среди закавказских ковров с тонким и коротким ворсом он выделил армянские ковры типа «Ширван»[111], которые ткали в армянских селах района Карамарья, Кирк, Калагья и Уштал. М. Д. Исаев отметил, что производство в Армении было реорганизовано так, чтобы производить ковры из более тонкой пряжи и с низким ворсом. На территории Армении он выделил следующе ковроткаческих районов[112]: Лорийский с селами Ардви, Берд, Леджан, Дсег; Памбкский с селами Шог, Узунлар, Ахпат и Дсег; Иджевано-Шамшадинский с городом Иджеван и сёлами Верин Агдан, Аштарак, Севкар, Джархеч, Таузкала, Арданиш, Джил, Агбулаг, а также села вдоль Каракоюнского ущелья — Чайкенд, Гелкенд; Зангезурский с селами Диг, Хндзорецк, город Горис, в также села рядом с Охчи-чай в Кафанском районе и село Брнакот в Сисианском районе; Даралагский; Басаргечарский; Ленинаканский.

Большее распространение получила классификация армянских ковров Закавказья, предложенная М. Тер-Микаелян. Согласно этой классификации по району изготовления, ковры, сотканные армянами Закавказья в первой четверти XX века, делились на семь подгрупп[113].

Как пишет Н. Степанян, к первой четверти ХХ века ковры прежде всего ткались в восточных районах Армянской ССР. На севере располагались два ковроткацких района. Во-первых, Лорийский, включая центры в селах Ардви, Берд, Леджан, Агарак, Урут и Чочкан, и во-вторых, Памбак, включая центры в селах Шнох, Ахпат, Узунлар, Дсех и Шагали. Между озером Севан и границей с Азербайджанской ССР располагались три ковроткацких района. Во-первых, Иджеван, включая центры в городе Иджеван, Агдан, Хаштарак, Севкар, Узунтала, Джахач и Ачаджур, во-вторых, Шамшадин, включая Тузкала, Чинчин и Навур, и в-третьих, Севан, включая центры в селах Чайкен, Гелкенд, Тахлуджа и Агбулах. К югу располагался район Даралагяз с центрами в селах Басаргечар, Агруджа, Мазра, Ярпузлу и Кейти. И седьмой район — Зангезур с центрами в городе Горис и селах Хндзореск и Диг[114].

Ковры типа Иджеван[править | править вики-текст]

Эти ковры созданы на основе изучения орна­ментов армянских миниатюр; их художественные достоинства пользуются широкой известностью. Основным мотивом типичного армянского ковра является цветок лотоса, данный в продольном разрезе и с развернутыми лепестками. Более крупные цветочные формы расположены по сред­ней вертикальной оси ковра, а более мелкие — по бокам. От этих цветочных форм в диагональных направлениях отходят зубчатые листообразные фигуры, разделяющие поле ковра на отдельные ячейки, в которых помещены геометризованные изображения домашних животных и диких зве­рей.

Листообразные фигуры и фигуры животных заполнены рисунком стеблей и мелкими бутона­ми, листьями и цветочными розетками. Фон центрального поля — мареново-красный, гранатово-красный, розовый, зелёный, свет­ло-голубой, синий и белый.

Бордюр, окаймляющий центральное поле, в большинстве случаев состоит из ведущей широ­кой каймы и двух сопровождающих кайм, отде­ленных от ведущей каймы узкими узорчатыми полосками. Орнамент ведущей каймы состоит из цветов в продольном разрезе, листьев и бутонов, как бы нанизанных на один общий, идущий кру­гом всей каймы стебель.

Сопровождающие каймы заполнены непре­рывным гребенчатым орнаментом, разнообразны­ми мелкими цветочными розетками, треугольны­ми и квадратными фигурами и имеют более тем­ную расцветку.

Фон ведущей каймы — кремовый или крас­ный, в зависимости от цветового тона центрально­го поля ковра.

Гамма цветов — та же, что в центральном поле.

Центральное поле ковра типа «Иджеван» за­полнено удлиненным медальоном шестиугольной формы со ступенчатыми краями. На синем фоне медальона расположен растительный орнамент из крупных цветов лотоса, изогнутых зубчатых лис­тьев и мелких цветочных форм. Медальон окру­жен широким бордюром ярко-красного цвета с тёмно-красным рисунком по нему.

Гамма цветов центрального поля — синий, яр­ко-красный, бордо, тёмно-красный, розовый, зо­лотисто-жёлтый, зелёный, белый. Бордюр ковра типа «Иджеван» состоит из ведущей широкой каймы и двух более узких сопровождающих кайм, разделенных узорчатыми полосками.

Орнамент ведущей каймы на синем фоне подо­бен орнаменту центрального медальона и состав­лен из таких же цветов лотоса и изогнутых зубча­тых листьев.

Сопровождающие каймы на светлом фоне име­ют рисунок из четырёхлепестковых цветовых ро­зеток, соединённых стеблями и данных в волнооб­разном движении. Цветовая гамма бордюра — та же, что и центрального поля. Примерное соотно­шение ширины бордюра данной группы ковров к ширине ковра 1:3, 1:4.

Ширина паласной части в каждом конце ковра 3-4 сантиметра. Длина бахромы 6-10 сантимет­ров. Плотность ковров этой группы 160—250 узлов на 1 квадратном дециметре, высота ворса 4-6 миллиметров. Размеры ковров 2-10 квадратных метров.

Армянские ковры из других районов Закавказья[править | править вики-текст]

Менее популярный по сравнению с другими типами армянского ковра, в основном ткался в армянонаселенных ткацких селениях (Кирк, Калагья, Уштал и др) района Ширван Азербайджана[110].

Центральное поле ковра орнаментирова­но геометризованными фигурами, основу кото­рых составляют образцы животного и раститель­ного мира. В других случаях оно орнаментирова­но квадратными или уступчатыми медальонами. В медальон нередко вписывается ромб с крючко­образным орнаментом, а в ромб — звезда-розетка. Все поле заполнено мелкими ромбовидными фи­гурами, составленными из Т-образных форм, и цветочными розетками. Ковры часто имеют христианские крестообразные мотивы, множество армянских ковров этого типа подписаны и содержат надписи на армянском языке.

Фон центрального поля ковров типа «Ширван» в основном бывает мареново-красный, тёмно-синий и голубой.

Бордюр ковра, окаймляющий центральное поле, состоит из широкой ведущей каймы и более узких сопровождающих кайм.

Орнамент бордюра состоит большей частью из геометризованных розеток и линейных форм. Цветовая гамма ковра — мареново-красный, ро­зовый, золотисто-жёлтый, зелёный, голубой, синий, белый и чёрный. Примерное соотношение ширины бордюра к ширине ковра 1:3, 1:4. Ши­рина паласной части в каждом конце ковра 3-4 сантиметра. Длина бахромы 6-10 сантиметров. Высота ворса 4-6 миллиметра. Плотность ковров этой группы 160—250 узлов на 1 квадратном дециметре. Размеры ковров 2-2,5 квадратных мет­ра.

Ковры типа «Гандзак» и «Казак» отличаются своеобразием композиционного построения. Центральное поле этих ковров орнаментирова­но двумя-тремя крупными медальонами. Часто медальоны имеют двойной контур, обведенный крючкообразным орнаментом. Фон центрального поля заполнен вытянутыми шестиугольниками, звездообразными, круглыми и многоугольными розетками, геометризованными растительным ор­наментом.

Фон центрального поля в основном — тёмно-красный, синий, золотисто-жёлтый, белый. Бор­дюр ковра, обрамляющий центральное поле, со­стоит из ведущей широкой каймы и сопровождающих её узких кайм.

Орнамент ведущей каймы составлен из так называемых «бараньих рогов», геометризованных розеток и других форм.

Гамма цветов — белый, красный, синий, голубой, зелёный, жёлтый, кремовый и их оттенки.

Примерное соотношение ширины бордюра к ширине ковра составляет 1:4, 1:6.

Ширина паласной части в каждом конце ковра 3-4 сантиметра, плотность ковров типа «Гандзак» и «Казак» 90-140 узлов на 1 квадратном дециме­тре, высота ворса 6-8 миллиметров. Длина 6-10 сантиметров. Размеры ковров 3,5-4 квадратных метра.

Среди семейства ковров-«казаков» в торговле различают следующие региональные типы.

  1. Ламбало. Это название деревни в Гянджинском регионе, где производят ковры с низким ворсом, тонкие и шелковистые на ощупь. Шерсть для них красиво окрашена, рисунок включает в себя геометрические цветы на бордюре. Поле часто вовсе не заполнено орнаментом. По размеру «ламбало» редко превосходят 130 х 210 см.
  2. Шулавери. Место в Южной Грузии, где ткут ковры из тонкой шерсти, окрашенной великолепными красителями. Любопытный экземпляр, приведённый в иллюстрациях доктором Шурманном, имеет необычные медальоны, состоящие из множества узких каемок и разноцветных угловых мотивов. Жёлтый узор стана окружает медальоны, напоминающие узоры ранних анатолийских ковров, особенно «ушаков».
  3. Ворчало. Этот район на армяно-грузинской границе знаменит своей шелковистой шерстью и смелым рисунком, обычно сплошным узором из встречных шестиугольников, с каймой из трилистника, выполненной белой шерстью на чёрном или коричневом фоне. Иногда узор состоит из восьмиугольных, шарообразных или шестиугольных орнаментов, заполненных крестообразными цветами. Лучшие образцы подобных ковров датируются XIX веком.
  4. Горный район Лори-Памбак характеризуется длинноворсовыми «казаками», которых узнают по их смелому впечатляющему рисунку. Массивный центральный медальон часто окружен большим полем основного цвета.
  5. В городе Караклис, по линии Еревано-Тбилисской железной дороги, делаются ковры с чёрно-коричневым фоном, украшенные богатым узором, предпочтительно из птиц и цветов.
  6. Город Иджеван, к северу от озера Севан, славится изготовлением ковров, подобных лори-памбакским строгостью рисунка и сумрачным колоритом.
  7. Из Фахрало, расположенного к западу от Шулавери, пришли неплотно сотканные ковры, часто с узором in многоугольников посередине, окаймленным молитвенными арками (мирабами). У них внешняя кайма из листьев и цветочных чашечек, в то время как гирлянды илизованных тюльпанов окружают центр.
  8. Селение Карчахпюр близ озера Севан отличается особенно великолепными большими квадратными «кашками». Для поля используется чудесный зелёный цвет. На ощупь эти ковры шелковистые и сотканы очень плотно. У них часто маленькие квадратики узора заполнены звездочками на светлом поле. Эти квадратики сгруппированы вокруг центрального квадрата или восьмиугольника. На обоих краях коврового поля вытканы молитвенные арки.[115][116]

Изготовление ковров типа «казак» сосредоточено к северу и северо-западу от озера Севан[117].

Ковры типа «Карабах»[править | править вики-текст]

Другим большим центром армянского ковроткачества является Карабах, расположенный на востоке и юго-востоке от озера Севан.


Ковёр «Гоар»[править | править вики-текст]
Армянский ковёр из Карабаха «Гоар» с тканной надписью на армянском, 1700 год

Одной из особенностей армянских ковров из Карабаха является наличие на них тканных надписей. Большинство из сохранившихся до наших дней армянских ковров с надписями — карабахские. Самый ранний из сохранившихся армянских ковров Карабаха — знаменитый безворсовый ковёр «Гоар», датируемый 1700 год.[118] В надписи ткачиха ковра называет себя и указывает год завершения работы:

Я, Гоар, грешная и слабая духом, собственными недавно научившимися руками соткала этот ковер. Тот, кто прочтет эту надпись, пусть замолвит слово Господу обо мне. В 1149 (1700) г.

[119],[120]. Ковер «Гоар» был впервые замечен в 1899 г., когда он был выставлен в Лондоне в Музее Виктории и Альберта, где и был сфотографирован. В 1908 г. фотография была опубликована Ф. Р. Мартином (F.R. Martin). Текст на ковре «Гоар» был переведен в 1908 г. выдающимся лингвистом Норайром де Бизансом (фр. Norayr de Byzance. В 1977 г. ковёр «Гоар» был продан на аукционе в Лондоне LeFevre and Partners. В 2004 г. ковёр был вновь продан и находится в частной коллекции.

По мнению Питера Папа, ковёр был предназначен для церкви, прихожанкой которой являлась ткачиха, и вероятно использовался в церемониях в церкви, чем объясняется его исключительно хорошая сохранность[121].[122].

Особенности армянских ковров из Карабаха[править | править вики-текст]

Армянские ковры из Карабаха — ковры сотканные армянами. Большинство из сохранившихся армянских ковров из Карабаха содержат надписи на армянском языке. До последних лет при описании армянских ковров типа «Карабах», Карабах указывался как регион в составе Азербайджана. Так, известный коносьер восточных ковров Питер Пап (Peter Pap)[123] при оценке ковра, который он датировал примерно 1880 г., на момент проведения оценки описал как ковер, ведущий происхождение из Карабаха, являющегося частью Азербайджана. В феврале 2009 г. Питер Пап дополнил текст описания ковра, указав, что «Карабах исторически и культурно отличается от Азербайджана. На сегодняшний день Карабах (или Нагорный Карабах) остается спорным регионом, чьи границы лежат внутри территории Азербайджана, а население которого почти исключительно составляют армяне». Далее Питер Пап пишет: «Карабахские ковры ведут свое наименование прежде всего по географическому местонахождению, где они были сотканы». О ковре, который Питер Пап оценил ранее, он пишет следующее: «Этот пример (ковер) может считаться армянским ковром, но среди ткачей могли быть представлены и другие этнические группы, так как эти ковры обычно изготовлялись в небольших мастерских в различных деревнях. В этих деревнях могли быть курды и азербайджанские тюрки, конечно мусульмане, также как и армяне-христиане. В конечном счете, сложно определить этническое происхождение отдельного ковра, так как все подобные текстильные изделия в торговле обозначены как „Карабах“» [124].

Изображение Армянского ковра Оцагорг и его узоров на Карабахской валюте

Армянские ковры из Карабаха, то есть ковры, сотканные армянами из Карабаха (при том, что большинство из них содержит надписи на армянском языке), отличаются тем, что ворс у них плотнее и стежки мельче. Шерсть для основы обычно берется коричневая. «Карабахские ковры разнообразием цветочных мотивов, густо насыщающих центральное поле и бордюр, богатством красочной гаммы рождают образ цветущего сада. На глубокого тона тёмно-синем, тёмно-красном или зеленом фоне центрального поля в спокойном ритме повторяются разноцветные крупные и мелкие цветочные розетки, сплетённые между собой тонкими стеблями». Поскольку этот район находится почти на границе с Персией, орнаменты выдают персидские влияния. Композиции не такие стилизованные и менее геометрические, чем у ковров-«казаков», и обычно используются более размашистые цветочные орнаменты. Кроме кавказских мотивов, часто воспроизводится типично персидский, гератский, узор.

Улрих Шурманн подразделил ковры типа «Карабах» на несколько типов:

  1. Ковры из армянского селения Джраберд (Челаберд или иначе Чораберд), которое является малой родиной знаменитых «казаков с орлами», названных так по радиальному рисунку, исходящему из центрального медальона, с выступающими отростками наподобие крыльев и перьев большой птицы. Такие ковры хорошо известны коллекционерам и высоко ценятся.
  2. Ковры из армянского селения Хндзореск ((арм. Խնձորեսկ), расположенного в восточной части марза Сюник Армении) — «облачно-полосатые» ковры-«казаки», названные так из-за повторяющихся по всему полю беловатых извилистых мотивов. Средняя часть ковра занята квадратными медальонами, в каждом из которых помещена свастика.
  3. Ковры из города Шуша с разнообразными филигранными орнаментами, полными творческой выдумки. Одноцветные поля этих ковров чаще всего карабахского кошенильно-красного цвета, хотя встречаются и ковры с полем цвета слоновой кости. С расчетом на продажу русским офицерам и чиновникам шушинские армяне ткали ковры, медальоны которых заполнены букетами роз. Это подходило к западноевропейской мебели, привозимой на Кавказ русскими и европейскими поселенцами.
  4. Ковры из села Горадиз, расположенного на самом юге Карабаха с хлопчатобумажной нитью в утке. У них бывает необычный рисунок: стилизованные скорпионы белого и красного цвета на тёмно-синем фоне, окаймленном хорошо проработанным лиственным бордюром бирюзового и серого цвета на кошенильно-красном фоне.
  5. Другие замечательные типы карабахских ковров — это так называемый «лампа-карабахский» или «кара-дех», который несколько напоминает персидские ковры; «хан-Карабах», являющийся в основном молитвенным ковриком; «казим ушаг» с растительными и геометрическими многоцветными узорами, который ткут курды; и ковры «шаник», у которых часто сине-чёрный фон и тонкие стежки[115].
Фрагмент карабахского ковра с надписью на армянском языке и датой, 1888 год

Центральное поле ковров типа «Карабах» обычно за­полнено орнаментом, состоящим из многолепестковых цветочных розеток, связанных между собой стеблями. Часто на нём изображены дикие и домашние животные. Фон центрального поля бывает тёмно-крас­ным или тёмно-синим. Бордюр, обрамляющий центральное по­ле ковра, состоит из одной широкой и нескольких сопровождающих узких кайм. Орнамент кайм — цветочный. Гамма ковра состоит из белого, красного, сине­го, розового, голубого, золотисто-жёлтого, кремо­вого цветов и их оттенков. Примерное соотношение ширины бордюра к ширине ковра составляет 1:4, 1:5. Размеры ковров 2-10 квадратных метров. Ко­вры этой группы имеют продолговатую форму, плотность их 110—160 узлов на 1 квадратном дециметре, высота ворса 6-8 миллиметров. Ширина паласной части в каждом конце ковра 2-4 сантиметра. Длина бахромы 6-10 сантимет­ров.

Ковроткачество в Карабахе до начала ХVII-го века не носило коммерческого характера. Ковры ткались для дома и редко продавались. Более того, считалось, что вынос ковра из дома может подвергнуть семью несчастью. Семейный ковёр был чем-то вроде оберега, рисунки же его содержали в себе орнаменты, символизирующие плодородие и продолжение рода. Коврам отводилась главная стена дома, на которую вешалось также оружие. Каждая невеста брала с собой в приданое ковер. Прототипами ковров были старинные ковры, передающиеся в семье из поколения в поколение. Со временем композиция обновлялась и видоизменялась, формировались новые и новые варианты старых рисунков. Карабахские ковры в группе восточных ковров выделяются рядом технических, цветовых и стилистических особенностей, одной из которых является использование естественных красителей, в частности органического красителя «вордан кармир». Типовой ассортимент ковров чрезвычайно богат — медальонные, растительно-цветочные, сюжетные композиции. Ковры с орнаментикой, похожей на драконов, имеют одно общее наименование — «дзыкнавор», то есть ковры с изображением рыб. Традиция изображения рыб восходит к рисункам, выбитым на каменных монументах, символизирующих вишапов (драконов), которые по форме напоминали рыб. Основной культовой целью драконьего ковра (вишапагорга) была, вероятнее всего, защита дома и отпугивание злых сил. Семантический характер орнаментов карабахских ковров — отличительная их черта. Символика подтверждает архаичность, древность карабахского коврового искусства. Весьма распространены ковры с так называемым, щитовым (медальонным) рисунком. Существует мнение, что основной орнамент композиции — щит — являлся фамильным гербом. Многочисленные орнаментальные рисунки с разнообразной орлиной символикой отображали символ власти, устремленности в божественные небеса. Часто использовалась также «солнечная» символика (так называемые «Ламба-Карабах»), сохранившаяся на самых архаичных образцах — на безворсовых коврах (карпетах).

Искусство ковроткачества достигло промышленных масштабов только в XIХ веке, когда в Шуше стали действовать несколько ковроткацких мастерских, продукция которых вывозилась на экспорт. В советские времена традиции ковроткачества в Карабахе продолжали развиваться как в частных хозяйствах, так и на государственном предприятии «Степанакертская ковроткацкая фабрика». В настоящее время ковроткачество переживает свое второе рождение. В Степанакерте и Шуше действуют ковроткацкие фабрики, на которых ковры ткутся вручную с соблюдением традиционных технологий. Ковроткацкие мастерские действуют также в некоторых селах. Специально для туристов ткутся сувенирные коврики маленьких размеров, удобные для транспортировки, с традиционными узорами или символикой Карабаха. Такие коврики можно приобрести в магазинах, торгующих сувенирными изделиями.

Классификация армянских ковров по технике исполнения[править | править вики-текст]

По технике исполнения все армянские ковры можно разделить на две основные группы: ворсовые и безворсовые. Также армянские ремесленники изготавливали войлочные ковры, но они всегда ценились менее тканных.

Классификация безворсовых ковров — карпетов по технике исполнения[править | править вики-текст]

Армянский ковёр из Хндзореска, Сюник, 19 в.

Исходя из технических, орнаментальных, цветовых и многих других особенностей, а также с учетом распространения местных названий и сферы бытавания армянские карпеты классифицируются по семи группам: мезар, джеджим, двусторонний карпет, шулал-карпет, карпет в прямую обкрутку, карпет в косую обкрутку и карпет с частичным ворсом[125].

Простые по технике тканья[править | править вики-текст]
  • Джеджимы

Самым примитивным и древним способом ткались джеджимы, которые в Васпуракане назывались «тчимтчим». Основа натягивалась на колья параллельно земле на веранде дома или под открытым небом. Основа у джеджима разноцветная, натягивается полосами. Цветные полосы имеют разделительные узенькие полосы в несколько черных и белых ниток. Ширина джеджима 40-5- см. Пришивая вытканные полосы друг к другу, получают желаемой ширины покрывало или коврик; под джеджим подкладывают войлок и край джеджима вместе с войлоком подшивается вместе с вытканной лентой в 10 см пёстрым зубчатым узором. Изготавливаются джеджимы из тонкой шерстяной пряжи и из шёлковых нитей. Тёмно-синий и тёмно-коричневый, туго скрученный уток проходит между разноцветными нитями основы, плотно прибивается и в ткани не виден. Джеджимы бывают гладко-полосатые и узорно-полосатые. Узоры рельефно поднимаются над фоном, или же вместе с фотоном составляют ровную поверхность. Среди узоров джеджима много геометрических, зубчатых, ромбовидных, в виде гребешков, звезд, крестов. В джеджиме растительные, птичьи и животные узоры стилизованы и геометризованы. В Матенадаране — Институте древних рукописей им. Маштоца, под переплетами средневековых рукописей обычно расположены прокладки из тканей типа джеджима светлых, нежных тонов.[125]

  • Мезар

Из всех карпетных тканей самая простая — мезар. Цветные нити основы мезара, переплетаясь с иного цвета нитями утка, образуют узоры так, что в ткани становятся видны как нити основы, так и нити утка. Для мезара обычно берутся нити натуральной расцветки шерсти — белая, серая, золотисто-коричневая. На нарядных мезарах, предназначенных в приданое девушке, оживляют узоры красными, синими и зелёными нитями. Узоры составляются из квадратов, прямоугольников, полосок и линий, так что получается оригинальнгая игра цветов и узорных форм. Мезары заканчиваются с двух сторон длинной бахромой и плетенными косичками с узелками на онце. Мезары одинаково чисто оформляются и с лицевой стороны и с изнанки.[125]

  • Двусторонний карпет

Третий и основной вид карпетов — двусторонний карпет, у которого одноцветные нити основы закрываются нитями утка. Фон у таких карпетов обычно тёмно-красный или же тёмно-синий, на котором располагаются большие медальоны. Эти медальоны в горных районах имеют названия, совпадающие с названиями орнаментов, которые наносятся деревянными формочками на праздничный хлеб: «кркени», «гата», «бахарч». Медальоны на двусторонних карпетах обычно ромбовидные с крючками на краях, реже — шестиугоьные в виде ячеек пчелиных сот, внутри шестиугольника узор составлен из треугольников или ромбов, также имеющих крючки по краям. На противоположных углах ромбов обычно располагаются пары крючков, которые называются «бараньими рогами». Между рогами и внутри ромба обычно расположен крест. В таких карпетах узоры крупные. Поверхность двустороннего карпета покрыта разнообразной композицией, имеющей некоторое сходство с композицией армянских «хачкаров» (каменных крестов или как ещё их называют «крест-камней»). Двусторонний карпет в смысле техники тканья очень легок и доступен и является самым распространенным видом карпетов. Работа над ним облегчается тем, что вначале можно соткать основной узор — медальоны, а затем уже ткать фон. По бокам крупных медальонов расставляются мелкие узоры: восьмиконечные звезды, крестовые узоры, треугольники, абстрагированные фигурки зверей, птиц и людей.

В двусторонних карпетах цветные нити, оформляющие каждый узор, проходят между нитями основы справа налево и возвращаются обратно слева направо, пока не заполнится весь узор. Между узором и фоном, а также между смежными узорами остаются линейные просветы — зазоры. Как считает известный эксперт по армянским коврам Серик Давтян, «в урартских настенных росписях, обнаруженных в различных районах Армянского Нагорья, встречаются мотивы и узоры, сходные с карпетными и ковровыми. Похожа и расцветка: красные и синие цвета, немного охристых, немного белого и тонкая окантовка чёрным. Эта цветовая гамма стойко сохраняется, лишь изредка добавляется какой-либо цвет»

Самые богатые и разнообразные узоры и орнаменты, среди которых много архаичных, сохранились на двусторонних карпетах. В быту эти карпеты имеют различное назначение, с чем связаны их названия. Из карпетной ткани изготовляются дорожные перемётные сумы (хурджины), постельники (мафраши), узорные мешки для соли и зерна, занавесы. Карпеты стелились на пол, ими покрывали тахту и украшали стены. «При всех случаях карпеты, являясь повсеместно бытующим и традиционно декоративным изделием в жизни народа, придавали сугубо национальный характер интерьеру его жилья»[125]

Сложные по технике тканья[править | править вики-текст]

Остальные группы карпетов отличаются более сложной техникой тканья.

  • Шулал

Шулал стелится только лицевой стороной, так как на изнаночную выходят концы рабочих нитей. В Закавказье этот тип карпета называется сумах изили от названия современного города Шемаха. В карпете типа шулал и основа, и уточная нить такие же, как и в двустороннес карпете, но для тканья узора берутся нити мягкие, как для ворса ковра. Ткань шулала напоминает вышивку вперёд иголкой, набором. Как пишет С. Давтян, однако «никакой вышивки поверх карпета не производится, не говоря уж о том, что для покрытия большой поверхности карпета вышивкой потребовался бы огромный и долгий труд. В действительности жа в карпете шулал фон и узоры ткут одновременно. Узоры ткут с помощью палочек, на которые по счёту набирают нити основы. Затем они перекрываются цветной нтиью и в следующем ряду на палочку набирают новое количество нитей, согласно с требованием узора. Для такнья шулала требуется точный счёт нитей и напряжённое внимание при работе. Узоры шулала более мелкие, ромбы его с внешней стороны имеют добавления в виде рогов или клювов. Благодаря мягким нитям, узоры рельефно выделяются над основным фоном карпета. Иногда узоры занимают такое большое местно, что фон как бы является тоже узором более тёмного цвета, объединяющим цветные рельефные медальоны в единую крепко спаянную композицию. В середине ромбов вписываются треугольники, древо жизни, кресты, жуки».[125]

Ввиду плотности ткани карпетов типа шулал из неё изготовляют хурджины, постельники, узорные мешки для соли и зерна, ложкарницы и др.

  • Карпеты в обкрутку

При сходстве техники тканья карпеты в обкрутку отличаются друг от друга рядом характерных рпизнаков. В них рабочая нить обвивается вокруг одной или двух нитей основы по всемй ряду. Узорная нить как бы обнимает нить основы своей петлёй: и разноцветная нить узора, и тёмная нить фона одинаково обвивается вокруг нитей основы, так что плотная поверхность карпета повсюду имеет одинаковую высоту. В карпете шулал узорная нить движется вперед прямо и стежками, нити выглядят как бы наложенными на поверхность шулала, при обкрутке же нить движется медленно, обвиваясь при этом вокруг каждой или парной нити основы. При таком способе тканья каждый стежок ложится прямо или косо.[125]

При прямой обкрутке стежки ложатся прямо и в двух рядах ложась друг над другом, образуют крохотные квадратики. При косой обкрутке стежки накладываются косо, при движении справа налево имеют одно направление, при движении слева направо — противоположное. При желании сохранить единое направление стежков по всей поверхности карпета ткут всегда в одном направлении. При прямой обкрутке на изнанке стежки ложатся косо, а при косой прямо.

Ткань карпетов в обкрутку очень плотная, работа над ней трудоёмкая, так как после каждого ряда обкрутки проходит дополнительная нитка утка, прибиваемая колотушкой, но в ткани дополнительная нить утка не видна, как при ворсовом ковре. На изготовление карпетов в обкрутку идет столько же шерстяного волокна, сколько на ворсовый ковёр того же размера.

Способом тканья в обкрутку изготовляли ковры-постельники, хурджины, конские попоны и покрывала. С первой четверти ХХ века этот способ стал забываться. Сохранившиеся образцы карпетов в обкрутку глубокого, насыщенного красного или малинового цвета в сочетании с тёмно-синим, тёмно-зелёным, золотистым и бежево-орехово-коричневым.

Особую группу карпетов в косую обкрутку составляют «одзакарпеты» — «змеиные карпеты» (в армянском ковроделии известны средневековые «вишапагорги» — «драконовые ковры с ворсом»).

  • Карпеты с частичным ворсом

В армянском ковроделии известны карпеты с частичным ворсом, когда на ровной поверхности двустороннего карпета в некоторых частях выткан ворсовый узор, при этом нити ворса или разрезаются, как при тканье ворсового ковра, или весят петлями, как при тканье махровых тканей. Узоры на гладком фоне выступают как редьефный разноцветный ковровый узор.

На основании анализа техники тканья армянских карпетов С. Давтян предположила, что джеджимы и мезары являются переходом от тканей к карпетам, а карпеты с частичным ворсом — переходом от безворсового карпета к ворсовому ковру.

Классификация армянских ковров по предназначению[править | править вики-текст]

Ковер XVIII века с церковными крестами, музей Филадельфии
Фрагмент ковра с крестами

По предназначению армянские ковровые изделия делятся на ковры, которые вешались на стены, стелились на пол, использовались, как завесы в храмах, в дверных проемах, а также как сумки и седла, элементы национального костюма и в других целях.

Издревле считалось, что, висевший на стене в доме ковёр с сакральными знаками, защищал семью, даровал успех и благоденствие. Разумеется, что такие ковры не стелились на пол или на стол. Напольные ковры и ковры-скатерти, хотя и могли иметь некоторые защитные и удачливые знаки, но не имели символов Бога, предков, света и т. п., поскольку по таким символам ходить или есть с них было бы святотатством. Важно отметить, что ковры вешались не на всякую стену, а на «главную», на которую в древности вешалось также оружие, а позже — портреты и фотографии предков.

Ковры широко использовались в качестве убранства армянских церквей, а также их применяли во время богослужений для оформления алтарей. Леонард Хелфготт (Leonard Helfgott) приводит свидетельство Роберта Мэрдока Смита (Robert Murdoch Smith), который в 1873-1883 годах по поручению Лондонского Музея Виктории и Альберта собирал в Иране произведения искусства для пополнения коллекции музея. Р. М. Смит писал, что как-то при осмотре армянского Собора Св. Всеспасителя в Новой Джульфе (в окрестностях современного Исфахана) под современными коврами он увидел старинные ковры, возраст которых, по свидетельству монахов, был равен возрасту церкви, построенной в 1603-1605 годах. Понимая высокую ценность этих ковров, Роберт Смит несколько раз пытался начать разговор об их приобретении, но ему это так и не удалось. Не желая оскорблять религиозных чувств служителей церкви, Роберт Смит прекратил эти попытки, так как эти ковры воспринимались как священные предметы (sacred objects)[126].

Классификация на основе наличия или отсутствия надписей[править | править вики-текст]

Карабахский ковёр с надписью-завещанием на армянском языке, 1896 г.
Франгмент карабахского ковра с надписью-завещанием на армянском языке, 1896 г.

Существует довольно многочисленная группа армянских ковров, с тканными надписями на армянском языке, что отличало армянские ковры от ковров, сотканных ковроделами-мусульманами. Предположительно данный тип ковра появился в семнадцатом веке, а самый ранний из сохранившихся ковров с надписью — ковер, условно названный «Гоар». Датирование ковров и размещение надписей является аномальным согласно исламским традициям, однако для армянина идентифицироваться в огромном мире было делом первостепенным[127]. Надписи ткали непосредственно в центральную часть или по краям ковра. Среди надписей на коврах встречаются: указание даты (часто указанному армянскими буквами согласно армянскому летоисчислению), имена соткавшего ковер, дарителя или того кому был подарен ковер. Также с помощью надписей увековечивалась память о каком либо человеке или важное семейное событие, нередкими были ковры надпись которых повторяла молитву[73]. Наличие армянских надписей на коврах значительно облегчает их идентификацию. Долгое время даже считалось, что не существует армянских ковров без таких надписей.

Армянские надписи расположены на типичных анатолийских кожаных heybe, на коврах и килимах, которые несмотря на существование на них армянских надписей идентифицированы, как Ширван, Куба, Сивас, Эреке, Бахтиари, курдские, Шакар Махал, Лилихан и даже фрагмент ковра XVI века, названный Ладик. Однако, по мнению Тома Купера, производством большинства ковров этих типов занимались армяне[128].

Являясь христианами, армяне иногда включали и до сих пор включают в узор ковра какой-либо религиозный символ, например армянскую букву арм. Տ (Т), означающую арм. ՏԵՐ — Тер, то есть Господь, изображения различного размера крестов, а также короткие фразы из Евангелия.

На некоторых армянских коврах с надписями, которые ткались в подарок, помещались своеобразные «дарственные надписи», свидетельствующие, что такой ковёр — подарок был преподнесен другу, или ковёр был соткан по случаю свадьбы, рождения или в память об умершем.

По мнению профессора арменоведения из Национального института восточных языков и цивилизаций (INALCO — Institut national des langues et civilisations orientales), Париж, Франция, Тиграна Куймджяна[129], включение тканных надписей в поле или обрамление ковров объясняется армянской традицией, которая существует почти во всех видах армянского прикладного искусства. Различного содержания надписи (посвящения или колофоны) можно увидеть на миниатюрах в раннесредневековых армянских манускриптах, на окладах рукописей, на изделиях из дерева или металла, на керамических или текстильных изделиях. Этой традиции особенно строго придерживались армяне, в отличие от других народов Востока[130].

Вместе с тем, существует довольно много армянских ковров без надписей, так как часто ковры ткались на продажу.

Классификация на основе орнаментики и орнаментальной композиции[править | править вики-текст]

Узоры и символы армянских ковров[править | править вики-текст]

Армянский ковёр с женской фигуркой в левой средней части поля ковра

Орнаментика и стилистика армянских ковров теснейшим образом переплетена с армянской дохристианской верой и, наверное, восходит своими корнями ещё к древнейшим верованиям, когда люди впервые начали изображать символы Бога, защиты, удачи, славы, жертвы, предков и т. п. на своих одеяниях из шкур диких животных. С изобретением ткачества, это все плавно перешло на ткани. Сакральные (божественные, солярные, астральные и другие) символы и орнаменты изображались в равной степени как на одежде, так и на коврах, но все же ковры отличались особой святостью. В основе большинства мотивов армянского орнамента лежат конкретные материальные первопричины — природные и социальные силы. На ранних этапах развития армянского прикладного искусства они имели определённый смысл и практическую значимость, но с течением времени в процессе постепенной переработки орнаменты отошли от своей материальной основы — первоначального вида, становясь основой новых разнообразных орнаментальных украшений. Зарождение и формирование основных мотивов армянского орнаментального искусства своими корнями уходит в языческий период. На начальной стадии в нём преобладали геометрические, растительные, животные и другие узоры и символы (небесные тела, архитектурные строения и др.), столь характерные для орнаментальной культуры и других народов, особенно для коренного населения Древнего Востока[131].

Наиболее распространенными символами, изображенными на армянских коврах являются символы Бога, который в древнеармянской вере часто отождествлялся со светом, а потом и с солнцем и звездами. Эти символы — крест и крестообразные знаки (включая свастику и многоконечные звезды). Другим распространенным символом является вишап — дракон. Вишап далеко не всегда считается символом зла и злых сил. В армянской дохристианской вере вообще не было понятия абсолютного зла. Вишап воплощал лишь стихию, которая могла быть злой, но могла и оказаться доброй. Есть отдельный подвид армянских ковров — вишапагорг, то есть «драконовые ковры», ковры с изображением драконов. Разумеется, дракон изображался символически — в виде своеобразных многоножек. Основной культовой целью вишапагорга была, вероятнее всего, защита дома и отпугивание злонамеренных сил. Сравнение армянских ковров восемнадцатых и девятнадцатых столетий, армянского книгопечатания, резьбы по камню и другого декоративного-прикладного искусства с «драконовыми коврами» пятнадцатого и шестнадцатого столетия, позволило ученым установить их место изготовления как Армения[94].

Армянский советский этнограф В. С. Темурджян в книге «Ковроделие в Армении», остающейся до сегодняшнего дня одним из лучших исследований армянского ковроделия, пишет:

« Мотивы, отражающие начальные представления: орлов, как символ солнца, дракона, связанного с культом воды, хотя и в качестве орнаментов,до сих пор продолжают существовать, в армянских коврах, в стиле, характерном армянскому национальному искусству[132]. »
Фрагмент того же ковра с небольшим крестом на голове женской фигурки

С принятием в 301 г. христианства в Армении декоративно-прикладное искусство сразу обратилось к применению древних узоров-символов и орнаментов. Культовые сооружения, священные сосуды, ковры, занавеси, одеяния священнослужителей, посохи и другие предметы, а также рукописи, в частности Евангелие, Библия, Служебник, Требник и другие, украшались старинными орнаментальными узорами, их переработанными новыми формами и миниатюрами. По мнению коносьера Джима Аллена, «пришло время расширить определение армянских ковров, чтобы включить те изделия, которые имеют символические, технические или географические связи с Арменией или армянами-беженцами и иммигрантами. Я вижу символическую связь между некоторыми кавказскими коврами, содержащими небольшие христианские кресты, мастерски введенными в их дизайн, и их армянским происхождением. Я уверен, что в некоторых областях производства ковров, к примеру в Карабахе, армянские ковроделы часто идентифицировали свою принадлежность к христианской вере и свое армянское происхождение с крошечными христианскими крестами. Также, часто в дизайн включались звезды, животные и человеческие фигурки». [133] Одной из отличительных особенностей армянских ковров является изображение на них фигур людей различного размера (в полный рост, в фас, профиль). Если на ковре из Южного Кавказа изображены фигурки людей, то более вероятно, что этот ковёр был соткан армянским ткачем, чем консервативным мусульманским сельским жителем [134].

Фрагмент армянского ковра из Лори-Памбака с небольшими крестами

Джим Аллен предполагает, что следует выделить новый тип армянских ковров, в которых минималистические кресты включены в дизайн ковра. «Минималистический христианский крест — это такой крест, который дополнительным узлом удлинен в сторону к нижней части изделия (началу), метафористически в сторону земли, подобно настоящему кресту. Многие из таких ковров являлись продукцией армянских ковроделов, и их необходимо идентифицировать, внести в каталоги и сохранять»[135]

«В этом контексте существует большое количество кавказских ковров с небольшими крестами из шести узлов, которые иллюстрируют данное предположение. Эти кресты такие маленькие, что только намерения самого ковродела придают им значимость. Нельзя сказать, что все карабахские ковры с крестами из шести узлов являются армянскими, но можно предположить, что большинство из них такими являются» [136]. «Недавно Мюррей Эйлэнд опубликовал демографические данные по Кавказским горам конца 19-ого века в книге „Пути: Надписанные армянские ковры“. Данные Мюррея показывают, что армян в Карабахе в конце 19-ого века было намного больше, чем любой другой группы».[137] Другой формой изображения креста, как символа христианской веры, которую исповедовал ковродел, является включение изображения креста в орнамент звезды, круга и других элементов.

Существует одно, пожалуй самое фундаментальное отличие армянских (и некоторых других исконно кавказских ковров) от арабо-тюркских: на армянских коврах практически не было конкретных изображений чего-либо, а были лишь символы. Все — Бог, свет, солнце, звезды, драконы, люди, растения — изображалось в символической форме. Символика подтверждает архаичность, древность армянского коврового искусства. А на исконно исламских (арабских, тюркских) коврах изображения деревьев, листьев, цветов, хлопка, фруктов — все это не отличалось особой символичностью и изображалось в более бытовом виде.

Распространенными узорами на карпетах являются изображения растений и животных, которых ткачи видели в окружающей их родной природе. Особенно любимыми узорами являются изображения плодов гранатов, яблок, различных листьев и цветов. На карпетах часто можно увидеть изображения оленей, косуль, коней, орлов, павлинов, голубей, скорпионов, жуков. Часто изображали часть животного — его рог, когти, клюв, ноги и т. д. Изображение человека обычно абстрагировано. Подробные изображения космических тел часто подменяются их символическим изображением: круг с вписанным крестом, линии вечного движения, свастики и т. д. В основе большинства узоров армянских карпетов лежит крест или свастика. Древо жизни избражается различно, соответственно технике тканья. Из отдельных элементов узоров создаются сложные композиции, созвучные и повторяющие композиции хачкаров — «крест-камней». В основе композиций всех карпетов лежит принцип симметрии.

Вопрос национальной орнаментики и традиционных узоров тесно связан с вопросом цветового решения. У армянских карпетов мягкая, глубокая гамма расцветок. Красный и синий цвета являются основным полем, на котором мягко играют более светлые цвета узора. Коричневый (от бежевого до тёмного) преобладает, любимыми цветами являются также зелёный и жёлтый, в меньшей мере встречается чёрный и белый.

Узоры и символы на армянских коврах и произведениях других видов армянского прикладного искусства[править | править вики-текст]

Для определения принадлежности каждого конкретного ковра к определённой национальной культуре различные исследователи рассматривают ряд признаков, которые характерны для традиций каждого отдельного этноса. Так, по мнению Давида Цицишвили, анализ однотипных образцов, при условии, что они будут расположены в хронологическом порядке, может привести к определённым выводам. Следовательно орнаментальная композиция любого ковра, независимо от того, будет ли он рассмотрен в его целостности или с точки зрения его различных компонентов, должна быть исследована с точки зрения его происхождения. Более того, как считает Д. Цицишвили, желательно найти для каждого типа орнамента аналог в других видах искусства. В случае безворсового или ворсового ковра можно использовать в целях сравненияминиатюры в древних рукописях, декоративную отделку резных памятных стел, серебряные ювелирные украшения, вышивку или текстиль, эволюция которых может быть отслежена в течение длительного времени с X по XVI век. В заключение, следует рассчитать частоту, с которой каждый тип коврового узора воспроизводился в той или иной местности, что часто трудно выполнить[138].

Следующие далее две классификации на основе орнаментики и орнаментальной композиции, характерных для армянских ковров (безворсовых и ворсовых) разработаны главным экспертом Управления охраны культурных ценностей Республики Армения и заведующим Отделом художественного текстиля Государственного музея этнографии Республики Армения Ашхунджем Погосяным[139][140].

Краткое объяснение основных использованных понятий

  • Пальметта (сосна, кипарис) — узор, изображающий «Древо жизни», который дополняется также и другими растительно-цветочными узорами. Может быть геометризованным.
  • Система орнаментирования — Упорядоченное единство орнаментирования поверхности ковра.
  • Поле ковра — Орнаментированная поверхность ковра с одним или несколькими поясами окаймления, которые могут быть внутренними, внешними или центральными.
  • Классическое изображение драконов — характерная для 15-18-ого вв. форма изображения легендарных драконов, расположенных прямолинейно, с головой с подчеркнутыми рогами и хвостом.
  • Кайма — Поностью окаймляющая поверхность ковра орнаментальная рамка, которая может быть внутренней, внешней и расположенной в центре.
  • Геометризация — упрощение естественных форм узора и образа (наклонное, ромбовидное, волнообразное и др.).
  • Украшение — геометрические формы, символизирующие четыре элемента стихии: квадрат, треугольник, а также узор из их соединения.
  • Композиция — единое целое из узора, украшения, орнамента и образа или узоров, цкрашений, орнаментов и образов.
  • Узор — орнаментальный элемент, представляющий растительный мир: ветка, лист, цветок и т. д.
  • Розетка — геометризованное круглое или овальное изображение открывшегося цветка со множеством лепестков.
  • Образ — графическое или цветовое реалистическое или стилизованное воспроизведение живого организма.

Классификация безворсовых ковров (карпетов) на основе орнаментики и орнаментальной композиции[править | править вики-текст]

  1. С миндалевидными узорами — основным элементом орнаментального оформления является миндалевидный узор. Миндалевидные узоры могут располагаться рядами, а также могут быть обрамлены прямоугольниками или ромбами.
  2. Древо жизни — основным элементом является изображение Древа жизни, символизм которого восходит к языческому Мировому древу, которое олицетворяет в себе единство всего мира. Эти узоры могут располагаться в форме регулярных рядов и покрывать все поле ковра, которые также могут находиться внутри прямоугольников или ромбов. Узор может быть в графической форме. Распространен во всех армянских ковроткаческих центрах.
  3. Варанда — основная композиция сформирована в форме креста из четырёх ромбовидных узоров с «Древом жизни». Обычно изображается из нескольких рядов, расположенных в крупных ромбовидных рамках. Эта композиция характерна для ковроткаческих районов Карабаха, Зангезура, в частности Гарадага, армянских ковроткаческих центров Ирана, северно-восточной части Васпуракана. Особенно распространена в районе Варанда, чем и обусловлено предлагаемое наименование этой композиции.
  4. С крестовидным узором — основным элементом орнамента является крест: один или несколько, размещенный в рамке или без рамки. В случае множественных крестов, они располагаются рядами. Рспространен во всех армянских ковроткаческих центрах.
  5. Джраберд — основной элемент орнамента — геометризированная композиция, характерная для ворсовых ковров типа «Джраберд» (Члаберд). В центре медальона обычно расположен крестовидный узор. Характерен для ковроткаческих районов Гардмана, Карабаха, Ширвана и Шаки.
  6. Гуар (Гоар) — основным орнаментальным элементом является композиция, составленная из стилизации дракона (Вишап), характерная для ворсовых ковров типа «Гуар» (Гоар). Характерна в основном для ковроткаческих центров Дизака.
  7. Воротан — основным элементом орнамента является композиция, характерная для ворсовых ковров типа «Воротан», которая представляет собой шестилучевую звезду, на средней части лучей которой иногда находится стрельчатый узор. В орнаменте может быть одна или несколько звёзд. Эта композиция особенно характерна для ковроткаческих центров Гардмана, Тавуша, Шаки и Шемахи.
  8. Сисакан — данная композиция составлена из нескольких имеющих общий центр ромбовидных рамок с зубчатыми краями. Рамок может быть одна или несколько, расположенных рядами. Рамки могут изображаться на частях поля ковра между основной композицией и крайними частями поля ковра. Эта композиция характерна для Сисакана, Вайка и Васпуракана, а также армянских ковродельческих центров Ирана. Однако чаще всего данная композиция встречается на коврах из Сисакана.
  9. С многослойно-цветовой композицией — в эту группу объединены ковры, поле которых разделено на горизонтально расположенные цветные слои. Эти слои разделяются орнаметальными слоями. На таких коврах располагается только геометрический или растительный орнамент. Ширина полос различна, Узоры также могу быть различными. Ковры этой группы распространены по всем армянским ковроткаческим районам.
  10. С узором в виде стилизованных женских фигур — основным композиционным элементом является стилизованная женская фигурка. Этот тип ковров, распространеный в ковроткаческих районах Вайка, Сисакана, Лори и Тавуша, известен под названием «тикин» — «госпожа». Узор может располагаться регулярными рядами. В Карабахе и Зангезуре эти узоры могут располагаться на всем поле ковра в ромбовидных рамках. Также этот тип ковра широко распространен в Багреванде, Вананде, Шираке, Мокке и Харке.
  11. Гладзор — характерным элементом этого типа ковров является ромбовидный узор, на вершинах которого располагаются цветочные узоры. Ромбовидный узор может располагаться регулярными рядами. Эта композиция характерна как для безворсовых, так и для ворсовых ковров, которые в кругах экспертов известны как «Фергана», «Менех», «Герат» и под другими названиями. Этот тип ковров распространен во всех армянских ковроткаческих районах. Композиция этого типа восходит к средневековых армянских миниатюрах, созданных в различных школах армянской миниатюры. Самые ранние из известных миниатюр украшают Евангелие 1066 г., созданное в Себастии. Эта композиция есть и в Гладзорской школе миниатюры XIII—XIV вв. на миниатюрах, созданных Торосом Таронеци и Момиком, на основании чего этот тип композиции и ковров получил название «Гладзор». Распространение этой композиции в армянских ковроткаческих центрах в Персии объясняется насильственным массовым переселением армян, осуществленным Шахом Аббасом I Великим в Фергану, Шираз, Испаган, Луристан.
  12. Голбейн — крупная композиция, характерная для ковров типа «Голбейн», широко известных по плотнам эпохи позднего Возрождения. В основе композиции расходящиеся из единого центра четыре крупных листообразных ромбовидных элемента с включениями растительных узоров и геометрических украшений. Обычно изображается регулярными рядами. Распространен в армянских ковроткаческих центрах юго-запада Васпуракана, Агдзника, Цопка, а также частично Киликии и Малой Армении.
  13. С узором в виде алтаря — ковры с данным видом орнаментики характеризуются полем в форме очертания алтаря. Эта композиция может дополнятся растительными или геометрическими орнаментами (в основном изображением Древа жизни или лампады). Изображений алтаря может быть несколько. Эта комопзиция особенно распространена в ковроткаческих центрах Высокой Армении и близлежащих районов.
  14. Шулал кар (от арм. «շուլալ կար» — «намётка») — тип ковров, сотканных в технике «шулал кар». Ковер этого типа может быть двусторонним. Для таких ковров характерны геометрические орнаменты. Ковры этого типа распространены во всех армянских ковродельческих центрах.
  15. С ромбовидным узором — для ковров этого типа характерен зубчатый узор. В центре обычно расположен крестовидный орнамент. Узоры располагаются часто в несколько рядов. Решулярные ряды могут отделяться друг от друга другими узорами или полосами иного цвета. В некоторых квродельческих центрах этот тип известен как «дарахлу». Характрен для ковродельческих центров восточных гаваров Арцаха, Сюника, Лори, Тавуша, Васпуракана, а также армянских ковродельческих центров Шемахи, Шаки и Персии.
  16. Армани — основным элементом композиции ковров этого типа является ромбовидный, зубцевидный узор. В композиции может несколько ромбовидных элементов, расположенных в один или несколько рядов. Обычно они отделяются друг от друга цветными полосами. Характерен для ковродельческих центров провинций Тарон, Багреванд, Ширак, Арагацотн и Севан. Широко распространен в курдских ковродельческих рйонах, где называется «армани», то есть — «армянским».
  17. Вананд — в композиционной системе этого типа ковра основным элементом узора являются изображения цветочных букетов и птиц, которые составляют единую композицию. Бцкеты цветов составлены из небольших веточек и изображаются регулярными рядами. Изображения птиц носят в основном линейный характер. Этот тип характерен для ковроткаческих центров Вананда, Басена, Джавахети и Ширака.
  18. Карин — в композиционной системе этого типа в основном дежит композиция из стилизованных изображений 4 птиц, расположенных попарно и с распростёртыми крыльями. Четко обозначены контуры перьев на крыльях их хвостах птиц. Асимметрично расположенные друг относительно друга птицы в парах изображаются соприкасающимися клювами и фронтальной частью, все вместе вписываясь в ромбовидный контур. Изображения птиц расположены косыми рядами. В центре формируется ромбовидный медальон, в котором изображен крест. Этот тип ковра особенно распространен в Высокой Армении.
  19. С коньковидным узором — основным в композиционной системе является ромбовидная композиция из гребневидного узора, дополненного звездоподобными узорами. Их может быть несколько и располагаются они по всей длине поля ковра. Части поля ковра, расположенные по углам, украшаются фрагментами той же композиции. Этот тип ковра характерен для таких ковродельческих центров исторической Армении, как Акна, Харберд, Акгьяц, Деджан, Дерсим и прилегающие районы.
  20. С гребневидным узором — основным элементом композиции является гребневидый узор. Этот узор бывает равномерным и разноцветным. Гребневидый узор располагается регулярными рядами, часто с другими узорами. Этот узор часто используется для украшения хурджинов в армянских ковроткаческих центрах в таких областях, как Тавуш, Гардман и Карабах, а в целом распространен во всех армянских ковроткаческих центрах, хотя более характерен для ковродельческих центров восточного Васпуракана — Акбак и Артаз, а также Вайка и армянонаселенных центров Ирана.
  21. Баберд — характеризуется полем ковра с узором в форме одного или нескольких алтарей, расположенных по длине поля. Нижний бывает более крупным, другие — более мелкими. Могут располагаться в удлиненной многослойной рамке с зубчатым узором. Рамки и узоры обычно подчеркиваются краями, выполненными в технике «шулал». Характерен в основном для ковродельческих центров Тайка и Высокого Айка, а в большей степени для известного центра средневековой Армении города Баберда и его окрестностей.
  22. Вишапакарпет — в системе орнаментики этого типа ковра центральное место занимает стилизованное изображение легендарного дракона с подчеркнутыми рогами и хвостом. В общем изображение дракона имеет форму заглавной буквы «Տ» («Т») армянского алфавита. Вокруг этой фигуры изображаются геометрические и растительные узоры и зооморфные стилизованные фигуры. Стилизованные изображения драконов размещаются в 3-4 ряда. Бывают выполнены в технике двустороннего безворсового ковра или мезара с промежуточной нитью. Характерен для ковроткаческих центров Арцаха, Сюника, а также частично западных районов Васпуракана и Персидской Армении. Ковры этого типа, по данным арменолога А. Алпочяна, в XVII—XVIII вв. ткали также в городе Зиле и его окрестностях в Малом Айке. Известен под названиями «Верни», «Зиле», «драконовый ковёр», «змеиный ковёр» и другими.
  23. Сумах — группа безворсовых ковров, сотканных в особой «кольцевой» технике. Наиболее известны крупные геометрические и растительные узоры. Распространены в ковродельческих центрах Гардмана, Арцаха, восточных гаварах Васпуракана, Карадага, иранской диаспоры, Ширвана и Дербента.

1[править | править вики-текст]

  1. Мегри
  2. Салмаст
  3. Зооморфный
  4. Цветочный
  5. Харберд
  6. Рштуник
  7. Беркри
  8. Смешанная техника
  9. Ташир
  10. Кагзван
  11. Игдир
  12. Тарон
  13. Багеш
  14. Зангезур
  15. Ширак
  16. Татев
  17. Иджеван
  18. Дилиджан

Классификация ворсовых ковров (горгов) на основе орнаментики и орнаментальной композиции[править | править вики-текст]

  1. Растительно-цветочный
  2. С крестовидным узором и перекрестной композицией
  3. С крупным орнаментом
  4. С ромбовидным узором
  5. С звездным узором
  6. Алтарный
  7. С узорами внутри одной общей рамки
  8. С многослойным узором
  9. С изображением дракона
  10. Джраберд
  11. Тематически-образный

Армянские ковры в коллекциях музеев и частных лиц[править | править вики-текст]

Армянские ковры хранятся и выставляются как в известных музеях, так и в частных коллекциях.

Метрополитен-музей в Нью-Йорке приобрёл ковёр XVI века. Армянские ковры также хранятся в коллекциях Будапештского музея прикладного искусства, Лондонского музея текстиля. Среди частных коллекций: Bode and Williams collections, Классические образцы ковров хранятся в Государственном историческом музее Армении, в этнографическом музее.

До недавнего времени было распространено мнение, что на всех армянских коврах обязательно должна быть тканная надпись, составленная буквами армянского алфавита. В этой связи все ковры с тканными надписями на армянском считались армянскими. Однако, как было установлено в последние годы, до наших дней сохранилась значительная группа ковров, которые являются армянскими, но надписей не имеют.

Множество старинных армянских ковров хранятся в музеях Берлина, Лондона, Вены, Будапешта, Стамбула и Каира, а также в других известных музеях. Есть также великолепные экземпляры ковров, хранящихся в музее Истории и музее Этнографии Армении в Ереване[24].

Общество ценителей армянских ковров[править | править вики-текст]

Ковер, сотканный девочками-сиротами из Американского Миссионерского приюта в Агине (Акн) в 1898 г.

Общество ценителей армянских ковров (The Armenian Rugs Society), являющееся некоммерческой организацией, было организовано в 1980 г. в Вашингтоне[141]. Общество объединяет коллекционеров и иных ценителей армянских ковров. Деятельность общества направлена на их идентификацию и сохранение, а также распространение знаний об армянских коврах. Для выполнения этих целей Общество организует выставки и симпозиумы в различных городах, включая Вашингтон (2001), Нью-Йорк, Сан-Франциско, Филадельфию (1988), Ричмонд, Мемфис (совместно с Memphis Brooks Museum of Art — 2000), Фт. Уорт (совместно с Kimbell Art Museum of Ft. Worth, Dallas, Texas — 1984), Фрезно, Бостон, Уорчестер, Ст. Петербург (1986), Монреаль, Лондон и Женеву (1988 г.). Также Обществом создана база данных ворсовых и безворсовых ковров ручной работы, содержащих надписи, сделанные буквами армянского алфавита. Регулярно Общество выпускает Бюллетени, в которых рассказывает о проведённых мероприятиях[142].

Согласно подходу Общества ценителей армянских ковров, армянскими являются все ковры, которые были сотканы армянами, и на которых присутствуют являющиеся частью оформления ковра тканные надписи на армянском языке, включая имена, буквы и даты, независимо от регионального происхождения орнамента[143].

Галерея[править | править вики-текст]

Типы армянских ковров
Carpet SYUNIK, XIX.jpg Carpet etchmiadzin.JPG
Ковёр «Сюник» XIX век,музей Армении. Ковёр из Эчмиадзина, 1904 год
Armenian carpet agstafa.JPG Lilihan carpet.JPG
Ковер из Акстафы, 1902 год Ковер из Лилихана, XIX век

Ссылки[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Темурджян Б. «Ковроделие в Армении». — Ереван: Институт истории, АН Армянской ССР.
  2. Давтян С. "Армянский карпет". — Ереван: АН Армянской ССР.
  3. Kouymjian Dickran "Les tapis à inscriptions arméniennes", in "Tapis et textiles arméniens". — Marseilles. — P. 247-253.
  4. Azatian V.G. Armenian Rugs. — Yerevan. — P. 286.
  5. Der Manuelian Lucy Weavers, Merchants and Kings: The Inscribed Rugs of Armenia.
  6. Eiland Emmett Armenian Immigrant Rugs of the Caucasus. — Berkeley, California, USA. — P. 8.
  7. Eiland Murray Passages: Celebrating Rites of Passage in Inscribed Armenian Rugs. — San Francisco. — P. 155.
  8. Ghazarian Manya Armenian Carpet. — Los Angeles. — P. 288.
  9. Ghazaryan Mania Armenian Carpets. — Moscow. — P. 111.
  10. Poghosyan Ashkhunj "Carpets" in "Armenian Folk Arts, Culture and Identity". — Bloomington and Indianapolis: Bloomington and Indianapolis. — P. 150-165.
  11. 1 2 Kouymjian Dickran "Armenia Textiles: An Overview" в "Trames d’Arménie : tapis et broderies sur les chemins de l’exil (1900-1940)". — Arles: Muséon Arlaten.

    The complex history of Armenian weaving and needlework was acted out in the Near East, a vast, ancient, and ethnically diverse region. Few are the people who, like the Armenians, can boast of a continuous and consistent record of fine textile production from the first millenium B.C. to the present.

  12. Сергей Токарев «Этнография народов ССР: Исторические основы быта и культуры» Изд-во Московского университета, 1958 стр 295(всего 615)

    Армянские ковры отличаются от персидских, азербайджанских и других тем, что в качестве орнаментальных мотивов приминаются стилизованные изображения животных и людей и т.д, что не допускается мусульманским законом

  13. 1 2 3 Н. Я. Марр, Армгиз, 1939, Ереван, стр. 197
  14. Гадло А. Этнография народов Средней Азии и Закавказья: традиционная культура
  15. «Армяне. Конец XIX — начало XX в.» в экспозиции Российского Этнографического музея
  16. 1 2 Армянско-русский словарь. Ереван: Издательство АН Армянской ССР, 1987. С. 345
  17. 1 2 Армянско-русский словарь. Ереван: Издательство АН Армянской ССР, 1987. С. 167
  18. Ոշ ոք արկանէ կապերտ անթափ `ի վերայ հնացեակ ձորձոյ

    — Евангелие от Матвея 9:16

    Ոշ ոք կապերտ նոր անթափ արկանէ…

    — Евангелие от Марка 2:21

    Hovhann Zohrapian, Scriptures of the Old and New Testments (critical edition in Armenian), Venice, 1805, pp. 654, 671

  19. Армянско-русский словарь. Ереван: Издательство АН Армянской ССР, 1987. С. 337
  20. Etymology: Middle English, from Middle French carpite, from Old Italian carpita, from carpire to pluck, modification of Latin carpere to pluck — more at harvest; Date: 15th century

    http://www.merriam-webster.com/dictionary/carpet Merriam Webster

  21. carpet — late 13c., «coarse cloth;» mid-14c., «tablecloth, bedspread;» from O.Fr. carpite «heavy decorated cloth», from M.L. carpita «thick woolen cloth», pp. of L. carpere «to card, pluck», probably so called because it was made from unraveled, shreded, «plucked» fabric; from PIE *kerp- «to gather, pluck, harvest» (see harvest). Meaning shifted 15c. to floor coverings. From 16c.-19c. often with a tinge of contempt, when used of men (e.g. carpet-knight, 1570s) by association with luxury, ladies' boudoirs, and drawing rooms. On the carpet «summoned for reprimand» is 1900, U.S. colloquial (but cf. carpet (v.) «call (someone) to be reprimanded», 1823, British servants' slang). To sweep (something) under the carpet in the figurative sense is first recorded 1963. The verb meaning «to cover with a carpet» is from 1620s. Related: Carpeted; carpeting.

  22. The Concise Oxford Dictionary of English Etymology
  23. Pegoletti. La pratica della mercatura / edited by Allan Evans. Cambridge, Mass.: Mediaeval Academy of America, 1936
  24. 1 2 3 4 5 David Tsitsishvili «Rugs and Carpets from the Caucasus» изд-во Авровра Ленинград 1984 № 672(7-20); стр 100(всего 151)
  25. 1 2 Абд ар-Рашид ал-Бакуви «Книги о памятниках и чудеса царя могучего» Пятый климат

    КАЛИКАЛА — город в Арминии. Оттуда вывозят ковры и аз-залали, которые называются кали. Жители искусны в их выделке. Там находится христианский храм Пальмовой Ветви. В нем большое помещение, в котором хранятся их свитки и кресты. Когда наступает ночь. на вербное воскресенье, то открывается дверь в этом помещении и оттуда выносят белую пыль и бросают людям, и её свойство — защита от скорпионов и змей.

  26. 1 2

    У Йакуби упоминаются армянские шелковые ткани, изготовленные по заказу халифа Хишама. Как центр ковроделия в Армении был известен Феодосиополь, который так славился на Востоке, что даже восточное слово «хали» — ковер, по свидетельству Йакута происходит от названия Каликала.

    — А. Н. Тер-Гевондян. Армения и Арабский Халифат. Ереван: Издательство АН Армянской ССР, 1977. 326 с. С. 205—206

  27. Kali, a term for carpet, especially for a knotted pile carpet. This expression is used, for instance, in an inscription on a large 17 century carpet in the Kunstgewerbe Museum, Leipzig. According to Yakut, the word kali is derived from Kalikala (Erzerum) where large carpets were made, but on account of this long name, they were referred to by the shorter…

    — Deutscher Kaliverein. Kali. Brill Archive, 1907. P. 109

  28. In his chronicle abu-Avn, another Arab historian, relates that the very word kali or khali, which all Moslems understand as «carpet», is derived from the name of the Armenian town of Karin or Erzrum, highly respected in the Middle Ages as a centre of arts and crafts. The name of the town of Karin-Kaak, which means the town of Karin, was mispronounced as Kalikala or el Kali (of, or from Karin), and became synonymous with the word khali. In his diaries the twelfth-century traveller Marco Polo praised the carpets from these places as the most beautiful in the world.

    David Tsitsishvili. Rugs and Carpets from the Caucasus / N. Stepanyan. — Ленинград: Аврора, 1984. — С. 100. — 151 с.

  29. Что касается ковроткачества в Армении, то оно имеет столь же древнее происхождение, как резьба по камню и керамика. По определению академика И. А. Орбели, самое слово «ковёр» — армянского происхождения. О ковровых тканях в древней Армении, как об одной из основных отраслей армянских художественных ремесел, упоминают многие армянские и иностранные источники. Фрагменты древних ковров были обнаружены в раскопках близ Еревана, а остатки шерстяных ковров местного производства найдены при раскопках Ани в одной из гробниц ущелья Цахка-Дзор

    — М. В. Бабеников. Народное декоративное искусство Закавказья и его мастера. Госархитектуриздательство, 1948. 173 с. С. 67

  30. Volkmar Gantzhorn, «Oriental Carpets», 1998, ISBN 3-8228-0545-9,

    «The oriental carpet is neither of nomadic origin, nor do its origins lie in central Asia; it is a product of ancient oriental civilizations in the Armenian uplands at the crossroads of the oldest trade routes between west, north and south».

  31. David Tsitsishvili «Rugs and Carpets from the Caucasus» изд-во Авровра Ленинград 1984 № 672(7-20); стр 7-8(всего 151)
  32. 1 2 Геродот, Книга 1, глава 203, русский перевод Мищенко, Москва, 1888, т. 1, стр. 106
  33. Е.И Ларина // «Ковроткачество народов Российской империи» // Изд-во «Восточнаиа литература РАН», 2007. стр 55 — Всего страниц: 222; ISBN 5-02-018553-1, 9785020185531

    Ковроделы Армении использовали главным образом овечью шерсть. Дополнительным сырьем служили мягкий козий волос, шелк, позднее стали употреблять хлопок и лет

  34. Encyclopaedia Britannica: a new survey of universal knowledge, том 19 Авторы: Walter Yust, 1953, стр. 623

    … information about carpet weaving in the near east from the 8th to the 14th century. Armenia was certainly one of the most productive districts. Here were found good wool, clear water and fine dies…

  35. Encyclopaedia Britannica: a new survey of universal knowledge, том 19 Авторы: Walter Yust, 1953, стр. 623
  36. en:Silk Road#Medieval age

    The Silk Road represents an early phenomenon of political and cultural integration due to inter-regional trade. In its heyday, the Silk Road sustained an international culture that strung together groups as diverse as the Magyars, Armenians, and Chinese

  37. М. В. Бабенчиков // Народное декоративное искусство Закавказья и его мастера // Гос. архитектурное изд-во, 1948 стр 67 (173)

    О ковровых тканях в древней Армении, как об одной из основных отраслей армянских художественных ремесел упоминают армянские и иностранные источники. Куски древних ковров были обнаружены при раскопках близ Еревана, а остатки шерстяных ковров местного производства были найдены при раскопках Ани в одной из гробниц ущелья Цахка-дзор

  38. Л.С. Гавриленко, Р.Б. Румянцева, Д.Н. Глебовская, Применение тонкослойной хромотографии и электронной спектроскопии для анализа красителей древних тканей. Исследование, консервация и реставрация этнографических предметов. Тезисы докладов, СССР, Рига, 1987, стр. 17-18. (PDF)

    В ковре нити темно-синего и голубого цвета окрашены индиго по карминоносным червецам, нити красного цвета - аналогичными червецами типа араратской кошенили.

  39. Ашхундж Погосян, О происхождении ковра "Пазырык", Ереван, 2013 (PDF) стр. 1-21  (арм.), pp. 22-37  (англ.)
  40. С. И. Руденко, По следам древних культур. Москва, 1951, стр.126
  41. Barbara Brend"Islamic art" Harvard University Press, 1991 p240 ISBN067446866X, 9780674468665 p 43 Textiles and carpets [1]

    The earliest surviving carpet, now in the Hermitage, was found among frozen grave goods at Pazyryk in Siberia, and is dated approximately to the fifth century bc. It has a field of squared rosettes, and borders with clk lede horses. Whether the Pazyryk carpet was made Central or Western Asia is a matter of debate, but Armenia in particular has been mentioned as a possible place of origin.

  42. Манандян Я. А. «О торговле и городах Армении в связи с мировой торговлей древних времен (V ка. до н. э.—XV в, н. э.)». Ер., 1954
  43. Фавстос Бузанд, История Армении, стр 133; книга 4.
  44. Всемирная история. Армения. Между арабами и Византией
  45. «Повествование вардапета Аристакэса Ластиверци» М. 1968.Юзбашян К. Н. предисловие
  46. Аджаиб ад-дунья. (Чудеса мира). Москва Наука. 1993 Раздел «мим»
  47. Аракелян Б. Н. «Города и ремесла Армении в IX—XIII вв.», Ереван: Изд-во АН АрмССР. 1964; стр 146
  48. А.Н Тер-Гевондян «Армения и Арабский Халифат» Издательство АН Армянской ССР, Ереван 1977 год; стр 206(всего 326)
  49. см комментарий 138—139 к тексту Абу Дулаф «Вторая записка» Булгаков П. Г.; Халидов. А. Б. Москва Наука.1960 страница 41
  50. 1 2 3 Сведения арабских писателей о Кавказе, Армении и Адербейджане: VII. Ал-Мукаддасий // Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа. Вып. 38. Тифлис. 1908
  51. Баладзори. Книга завоевания стран. Текст и перевод профессора П. К. Жузе, Баку, 1927, стр. 10
  52. КАРАУЛОВ Н. А. «Сведения арабских писателей X и XI веков по Р. Хр. о Кавказе, Армении и Адербейджане»
  53. 1 2 Сведения арабских писателей о Кавказе, Армении и Адербейджане: IX. Ибн-Хаукаль // Сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа. Вып. 38. Тифлис. 1908
  54. А.Н Тер-Гевондян «Армения и Арабский Халифат» Издательство АН Армянской ССР, Ереван 1977 год; стр 250(всего 326)
  55. Бартольд В."Историко-географический обзор Ирана". СПб. 1903.стр150
  56. от арабского «машхур» — что означае «признанный высококачественным»
  57. Абу Саид Гардизи «Украшение известий» глава LXVIII Описания собрания и приема гостя
  58. БСЭ.Ремесло (ручное произ-во)
  59. Хилал ас-Саби «Установления и обычаи двора халифов» перевод И. Б. Михайловой. Моск Наука. 1983 глава 6 стр 66
  60. А.Н Тер-Гевондян «Армения и Арабский Халифат» Издательство АН Армянской ССР, Ереван 1977 год; стр 200(всего 326)
  61. Книга Ахмеда Ибн-Фадлана о его путешествии на Волгу в 921—922 гг. / пер. А. П. Ковалевского. — Харьков, 1956.
  62. К. А. Руденко, «Материальная культура булгарских селищ X—XII вв.» на сайте Национального Музея Республики Татарстан
  63. Robert Pinner, Walter B.DENNY // Oriental Carpet & Textile Studies: OCTS., Том 2. Hali magazine, 1986 p.97
  64. Masʻūdī, Paul Lunde, Caroline Stone «The meadows of gold: the Abbasids» p469 Издатель Taylor & Francis, 1989 ISBN 0-7103-0246-0, 9780710302465.p 40 Khaizuran, the mother of Hadi and Rashid, was sitting one day in her palace- todey known as the palace of Ashnas — among the mother of the Caliph’s children and the young women of the House of Hasim. Khaizuran reclined on an Armenian carpet and the princesses on Armenian cushions.
  65. Древнее золото Крыма. Армяне
  66. «Древняя Русь. Город, замок, село» Издательство «Наука», 1985 стр-ца 391 В XI—XIII вв. при сохранении прежних связей с Мазандараном, Хорасаном и Хорезмом важными поставщиками импорта стали некоторые области Закавказья и Восточного Средиземноморья. Серебряные и бронзовые изделия Армении, Киликии и Малой Азии (конец XII—XIII в.) найдены в Херсонесе, Приазовье, Сахновке, Киеве, Прикамье. Их появление было обусловлено расцветом черноморской торговли через сельджукскую Малую Азию с начала XIII в. и интенсивным развитием городов Армении, связанных с Трапезунтом . Активное участие в торговле принимали армяне, колонии которых появились в Крыму, Киеве, Волжской Булгарии. В Прикамье малоазийские вещи могли доставлять через армянскую колонию в Булгаре. О тесных контактах переселенцев со своей родиной говорят находки тканей, аналогичных анийским, в погребениях на территории колонии. Тем же путем на Приполярный Урал попала армянская сабля с именем мастера Хачатура. Богатое армянское купечество Киликии сносилось с коренной Арменией и арабскими странами, Западной Европой и Причерноморьем (комплекс киликийских вещей из Бердянска)
  67. Henry Yule / The Travels Of Marco Polo / Plain Label Books, p.515 — ISBN 1-60303-615-6, 9781603036153
  68. Марко Поло «Книга о разнообразии мира» глава XXI
  69. Марко Поло «Книга о разнообразии мира» глава XXII
  70. Институт этнографии им. Н. Н. Миклухо-Маклая. Изд-во Академии наук СССР, 1955 «Кавказский этнографический сборник» том 1 страница 191
  71. Леонардо Горецкий «Описание войны ивонии, господоря волошского» стр. 99, Мемуары, относящиеся к истории южной Руси. Выпуск I (XVI ст.). Киев, 1890
  72. Armenians in Romania(на англ.)
  73. 1 2 3 4 5 6 David Tsitsishvili «Rugs and Carpets from the Caucasus» изд-во Авровра Ленинград 1984 № 672(7-20); стр 103—104(всего 151)
  74. Аракел Даврижеци. Книга историй
  75. Российская Федерация. Этнография
  76. Иржи Давид."Современное состояние Великой России, или Московии" Вопросы истории. № 4, Москва 1968.

    Здесь обращаются всякого рода товары, которые привозят из разных частей света как иностранцы, так и сами москвитяне. Сюда прибывают персы, армяне, греки…..привозят ковры, шелк, хлопчатник, жемчуг, драгоценные камни и этим торгуют.

  77. 1 2 «Эвлия Челеби. Книга путешествия. Вып. 3 Земли Закавказья и сопредельных областей Малой Азии и Ирана.» пер. под ред. А. Д. Желтякова Москва Наука. 1983 глава VI. Чудеса Уч-килисе
  78. 1 2 Armenians in Iran (ca. 1500—1994)
  79. Хачатур Дадаян «Торгово-экономическое присутствие армян в мире»
  80. Leonard Helfgott, Carpet Collecting in Iran, 1873—1883: Robert Murdoch Smith and the Formation of the Modern Persian Carpet Industry, стр.177. "By 1880, an active European market had developed for carpets produced in Iran, the Caucasus, and Central Asia. Several dealers had established outlets in England relying on purchasing and transportation networks established primarily by Armenian and Tabriz merchants
  81. 1 2 РИА Новости: Армянские ткачи ковров освобождаются от уплаты налогов
  82. 1 2 Arak Rugs: Guide to Sarouk/Sarough Rugs and Carpets
  83. P.R.J Ford «Oriental Carpet Design» London:Thames and Hudson, 1981 стр-ца 281 the American Sarouk was originally produced by Mr. S. Tyriakian, the Arak representative of K. S. Taushandjian of New York in the early 1920s
  84. Marco Brando."Gli Armeni e la Puglia. Una storia millenaria
  85. Марко Брандо, фотография была опубликована в «Corriere della sera» — Corriere del Mezzogiorno(Marco Brando; articolo pubblicato su «Corriere della sera — Corriere del Mezzogiorno») del 22/10/2003
  86. Л.С Хачатурян, "Армянская ССР: рассказы о семилетке. «Профтехиздат, 1960, страница 41(всего 67)
  87. „Вокруг Света“ № 12 (2638) Декабрь 1978.
  88. „Вестник высшей школы“ выпуски 1-5 // Министерство высшего и среднего специального образования, 1984
  89. Деловой экспресс // Ковроделие в тупике // № 09 (811) от 17 марта 2009
  90. Woven and Stamped Textiles:"Our knowledge of pre-seventeenth century woven textiles stems mainly from their representation in art, sculptured reliefs such as those of Aght’amar and especially Armenian miniature painting, but also from actual fragments preserved on the insides of the covers of manuscript bindings. These textile fragments are made of various types of cotton, silk, linen and other fabrics and have both woven and stamped patterns. A large number of them are from cloth fashioned outside Armenia: Iran, India, even Byzantium and the west. Because nearly every manuscript up through the seventeenth century used such cloth pieces to hide the unattractive exposed wood on the inside of bindings, there are thousands of these textile samples preserved. Fewer than a hundred have been published. Once available, they will serve as the major resource in reconstructing the history of textiles used in Armenia from the thirteenth to the seventeenth centuries."
  91. Armenia Textiles: An Overview
  92. Ш. Азатян, Армянские порталы, Ереван, 1987
  93. Армянский фольклор. Сказка „Анаит“
  94. 1 2 3 4 5 6 David Tsitsishvili «Rugs and Carpets from the Caucasus» изд-во Авровра Ленинград 1984 № 672(7-20); стр 101(всего 151)
  95. 1 2 Российский Этнографический Музей. Армяне конец. XIX — начало XX в.
  96. Ray Bradbury, „The Strawberry Window“ — Рей Брэдбери, „Земляничное окошко“, Перевод с английского — Москва: Молодая гвардия, Н.Галь, 1965. — (Библ. совр. фант., т. 3)
  97. Плиний Старший, „Естественная история“, кн. XXXV, 30.
  98. 1 2 3 В составе краски дошедшего до нас ковра 5-го века обнаружен араратский кошениль — 3 Октября 2009 — Аналитика
  99. «the important role Armenians have played in rug culture and more specifically in Caucasian rug weaving through the ages». Jim Allen, Armenian Rugs Without Inscriptions, http://www.kunstpedia.com/articles/66/1/Armenian-Rugs-Without-Inscriptions/Page1.html
  100. 1 2 F. R. Marin, A History of Oriental Carpets before 1800, Wien, 1908
  101. Armenag Sarkisian, «Les tapis а dragon et leur origine armеnienne», Syria, vol. IX (1928), pp. 238—256
  102. Richard Ettinghausen, «Kali», Supplеment de l’Encyclopеdia de l’Islam, 1938, p. 115
  103. 2009 Conference Keynote Speaker Lauren Arnold
  104. often called 'dragon carpets' or even ';Chinese-inspired phoenix-and-dragon' carpets, these rugs more likely had Christian symbolic and relic significance both in Armenia and in the West (see the dragon motifs on the facade of San Miniato al Monte in Florence, a church dedicated to an Armenian prince).
  105. Some eighteenth-century vishapagorgs may be seen today in the museums of Berlin, London, Vienna, Budapest, Istanbul and Cairo. There are also some magnificent early specimens in the Museum of the History of Armenia in Yerevan and in the Museum of Ethnography of Armenia in Sardarapat. Characteristic of this group are certain definite motifs, paramount among which is that of a stylized dragon guarding the Tree of Life.

  106. Le tapis chez les Arméniens (en arménien), Venise, Saint-Lazare, 1947, p.64
  107. Les tapis à inscriptions arméniennes | Armenian Studies Program | California State University, Fresno
  108. Фокина Л.В «Орнамент» изд-во Феникс 2006, стр-ца 106 ISBN 5-222-09063-9
  109. Tsitsishvili, David Rugs and Carpets from the Caucasus. — Leningrad: Avrora, 1984. — С. 6-7.

    The universally accepted name of Caucasian rugs and carpets integrates pieces produced for the most part during the nineteenth and early twentieth centuries in the territories of what are now the three Soviet Republics of Azerbaijan, Armenia and Georgia, situated between the Greater Caucasian Range and the Soviet borders with Iran and Turkey.

  110. 1 2 Исаев М. Д. Ковровое производство Закавказья. Научно-исследовательский институт кавказоведения Академии наук СССР. И Управление народно-хозяйственного учета ЗСФСР, Тифлис, 1932 г.
  111. [2]

    One can read for details — the appearance of the misnomer, Marazali, (for Maraza) and the use of Gabistan as an area term. What is important, however, is the identification of Armenian weaving villages in Shirvan, and, the conversion under government sponsorship of the technics of pile rug construction in western Azerbaijan and in Armenia from traditional coarse weave to the finer more supple weave of eastern Azerbaijan, making it possible to identify examples of this type. (The Textile Museum has a couple of the latter, but doesn’t know it.)

  112. [3] a. Lori in the villages: Ardvi, Bert, Ledzhan, Agarak; . Bambaki in the villages: Shokh, Uzunlyar, Akhpat, Dseg; c. Idzhevano-Shamshadin: Idzhvan (Karavansarai) and the villages Verkhnii Agdan, Khashtarak, Sevkar, Dzharkhech, Tauzkala, Ardanysh, Dzhil, Agbulakh, and also the villages in the direction of Karakoin gorge (Chalkend, Gel’kend); d. Zangezur, in the villages: Dyg, Khdozoresk, Goris city (Gerinsin center), next to a village along the river Okhchi-chai (Kafan center) and the hamlet Brnagod (Sisian center); e. Daralag, Basargechar and New Leninikan center, not including other subareas;
  113. David Tsitsishvili «Rugs and Carpets from the Caucasus» / N. Stepanyan. — Ленинград: Авровра, 1984. — С. 104. — 151 с.

    Along with the carpets of Azerbaijan and Daghestan those of Armenia comprise a definite group which may be divided into seven sub-groups. … This classification was evolved in the first quarter of the twentieth century by M. Ter-Mikayelian, a major authority on carpet weaving in the Caucasus.

  114. David Tsitsishvili «Rugs and Carpets from the Caucasus» / N. Stepanyan. — Ленинград: Авровра, 1984. — С. 104. — 151 с.

    The carpets were woven for the most part along the Republic’s eastern borders. Thus, in the north we find two kindred sub-groups, the Lori and Pambak; the first includes the Ardvi, Bert, Legan, Agarak, Urut and Chochkan carpets; the second, the Shnokh, Akhpat, Uzunlar, Dzeg and Shagali carpets. Woven between Lake Sevan and the Azerbaijanian border are the carpets of the three sub-groups: the Ijevan, the Shamshadin and the Sevan; the first includes the Ijevan, Agdan, Khashtarak, Sevkar, Uzuntala, Jarkhach and Achajur carpets; the second, the Touzkala, Chinchin and Navur carpets; and the third, the Chaiken, Giolkend, Takhluja and Agbulakh carpets. Still further south we find the Daralagiaz sub-group with centres in the villages of Basargechar, Ogruja, Mazra, Yarpuzlu and Keiti, and the Zangezur sub-group with centres in the town of Goris (Gheriusy) and the villages of Khndzoresk and Dig.

  115. 1 2 Дэвид Лэнг «Армяне-народ созидатель» (из цикла Загадки древних цивилизаций)Центрполиграф, 2004, Москва, всего страниц 348, глава 10 — Христианская архитектура и искусство. стр. 295—294, ISBN 5-9524-0954-7
  116. M. D. Isaev
  117. David Tsitsishvili «Rugs and Carpets from the Caucasus» изд-во Авровра Ленинград 1984 № 672(7-20); стр 102(всего 151)
  118. Lucy Der Manuelian, Murray L. Eiland, «Weavers, merchants, and kings: the inscribed rugs of Armenia», Kimbell Art Museum, Fort Worth, 1984, p. 72
  119. Volkmar Gantzhorn, "Oriental carpets: their iconology and iconography, from earliest times to the 18th Century, 1969, p. 350
  120. Gordon Campbell, The Grove encyclopedia of decorative arts, том 2, 2006, p. 195
  121. Peter Pap. "Gohar Carpet" (англ.). Antiques and Fine Art. — The Armenian religious text inscribed in this carpet was translated in 1908 by the eminent linguist Norayr de Byzance as: “I the sinful Gouhar have made this with my own hands, may anyone reading this pray for my obtaining grace. In the year 1129.” The Armenian calendar date is equivalent to 1679–1680 A.D. Later scholars determined that the carpet actually reads 1149. The date appears as a chronogram containing four letters separated by dots representing the millennium, century, decade, and year. The “Gohar Carpet” is unusual in that it records the maker’s name. (Gohar or Kohar remains a popular girl’s name in Armenia). The carpet was made for the woman’s church and was probably used only for ceremonial occasions as it remains in an exceptional state of preservation.. Проверено 23 февраля 2010. Архивировано из первоисточника 8 апреля 2012.
  122. KARABAGH RUG, THE GOHAR CARPET Caucasian, 18th century; Inscription: I, Gohar, full of sin and weak of soul, with my newly learned hands wove this rug. whosoever reads this say a word of mercy to God for me. In the year 1149 (1700 A.D). "This famous rug, called the «Gohar carpet» after the name of the weaver, is an extremely important historical document with a colorful history. The rug was noticed first when it appeared in 1899 in London where it was photographed at the Victoria and Albert Museum, and it was subsequently published by F. R. Martin in 1908. Afterwards, however, it dropped from sight and did not resurface until 1977, when it was sold at auction in London by LeFevre and Partners. During the time when the carpet’s whereabouts were unknown, it continued to elicit comment from historians of the art, particularly since the inscription seemed to provide an early date. The design of the Gohar Carpet with large elaborate palmettes and medallions relates it to the Kasim Ushag tradition, which, in turn, places it in the context of an extensive series of Caucasian rugs with similar designs that probably began to be made in the seventeenth century and extended into the early nineteenth century. The large palmette designs at each end of the vertical axis are characteristic of these rugs, as are the yellow-field bands at their sides. The central medallion, the four smaller palmettes in the fields at the sides, and the border on the Gohar are all consistent with design elements found in rugs of the seventeenth or eighteenth century. The same border appears on a Dragon rug in the collection of the Fine Arts Museums of San Francisco. Certainly there is no question of its success as a work of art. In balance of design, color, texture and composition, the Gohar must be ranked as an extremely successful and appealing carpet. The Armenian provenance — which can hardly be questioned given the inscription — would seem to help relate a much larger group of rugs to the Armenian weaving tradition.

  123. Appraisers - Peter Pap (англ.). ANTIQUES ROADSHOW (01.25.2010). — Peter Pap established his business dealing in antique oriental rugs in 1976 in Boston. He now has galleries in Dublin, New Hampshire, and San Francisco, California. Over the last 25 years Mr. Pap has exhibited extensively at antiques shows throughout the country. He has lectured throughout the country to rug societies, the Textile Museum, and at antiques shows, as well as regional museums. He has been featured in articles in the Wall Street Journal, the Boston Globe, the San Francisco Chronicle, Elle Decor, and House Beautiful.. Проверено 23 февраля 2010. Архивировано из первоисточника 8 апреля 2012.
  124. Karabagh Rug, ca. 1880, Appraised By: Peter Pap - Peter Pap Oriental Rugs of San Francisco, Inc.. Karabagh Rug, ca. 1880, Appraised By: Peter Pap. Antique Roadshow (Appraised on: June 7, 2008; Originally Aired: January 19, 2009). — The design is a cloud band design, and that refers to these motifs that you see in the center, which are derived from ancient Chinese art. It's actually a Karabagh, which is a closely related rug woven in the Caucasus. The Caucasus Mountains are in southwestern Russia, and Karabagh is part of Azerbaijan. These were village rugs, and they were made in small workshops or even individual homes, and they were made by women for the marketplace in the late 19th century, so I would call this about an 1870-1880 rug. ... It has all natural dyes. And shortly after this rug was made, they started introducing synthetic dyes, and the colors were much less beautiful, and you start to have problems with fading and bleeding and things like that. So we have a rug that has beautiful spacing of design, and you have beautiful folk art. You see the little animals. And you have very realistic people that are woven into the rug. All this spacing and naiveté and charm that you have in this rug contributes to the collectibility that the rug has. If you look down here, you have a long line of crease wear. ... And that's usually a result of an uneven floorboard or an actual pucker in the weave. And it's worn right down to the foundation, and that's something that can be restored. You also have some small holes-- if we look up in the corner-- and other areas that could be restored. Update 2.2.2009: In this segment appraiser Peter Pap discusses a ca. 1880 Karabagh rug, mentioning that Karabagh is part of Azerbaijan, a country in the South Caucasus. After the appraisal aired, a viewer wrote to point out that Karabagh is historically and culturally distinct from Azerbaijan. As of today Karabagh (or Nagorno-Karabakh) remains a disputed region whose borders lie within Azerbaijan and whose population is almost entirely Armenian. Karabagh rugs derive their name primarily from the geographical location in which they are woven; this example might be considered an Armenian rug, but other ethnic groups could also have been represented among the weavers, as these rugs were typically made in small workshops in various villages. In these villages would be Kurds and Azeri Turks, certainly Muslim and Christian Armenians as well. Ultimately, it is difficult to determine the ethnic origin of a particular rug because all such weavings are given the designation "Karabagh" in the trade.. Проверено 23 февраля 2010. Архивировано из первоисточника 8 апреля 2012.
  125. 1 2 3 4 5 6 Давтян С., Армянский карпет. АН Армянской ССР, Ереван, 1975 (на арм. яз.; резюме на рус. и англ. яз), стр. 53
  126. Leonard Helfgott, Carpet Collecting in Iran, 1873—1883: Robert Murdoch Smith and the Formation of the Modern Persian Carpet Industry, стр.178. «Smith had also seen a number of old carpets hidden under modern rugs in the Armenian church in New Julfa, the Armenian suburb of Isfahan. One of the Armenian monks told him that the carpets were as old as the church itself, dating to about 1600, and Murdoch Smith commented that since they were not attached to the floor in any way, perhaps they could be purchased for the museum as nonconsecrated property. He did not succeed in buying any of these carpets, although he attempted to do so through an Armenian friend. The wording of the correspondence hints that Murdoch Smith was somewhat more willing to respect Christian Armenian sensibilities regarding the sacred objects than he was the sensibilities of the Iranian ulema, when they singled out certain Islamic objects as sacred and therefore beyond reach of the marketplace»
  127. Raymond Bernardout: The dating of rugs and their inscriptions is anomalous in Islamic terms, but for the Armenian it was paramount in identifying himself with the wider world.
  128. Armenian inscriptions appear on a typical Anatolian leather-bound heybe, and on rugs and kilims that, despite their Armenian inscriptions, are identified as Shirvan, Kuba, Sivas, Hereke, Bakhtiari, Kurdish, Chahar Mahal, Lilihan — even a «Ladik 16th century fragment». No one, I think, argues that Armenians were responsible for most of the production of rugs of those types. Tom Cooper (Hali Magazine Issue 125 p. 114)
  129. Dr. Dickran Kouymjian's biography (англ.). Armenian Studies Program, California State University, Fresno, USA. Архивировано из первоисточника 8 апреля 2012.
  130. Тигран Куймджян, «Армянские ковры с надписями» (Dickran Kouymjian, «Les tapis à inscriptions arméniennes», R. H. Kévorkian and Berdj Achdjian, Tapis et textiles arméniens (Marseille, 1991), pp. 67-72), на сайте Университета штата Калифорния, Фрезно, США (California State University, Fresno, USA
  131. Орнаментика армянских средневековых рукописей | Март 2009 - Статьи - Архив материалов - Газета «Армянская Церковь»
  132. В. С. Темурджян, "Ковроделие в Армении", Институт Истории, Академия Наук Армянской ССР, Ереван, 1955
  133. Jim Allen, Armenian Rugs Without InscriptionsIt is definitely time to expand the definition of Armenian rugs to include those weavings that have symbolic, technical, or geographical associations with Armenia or expatriated Armenians. I see a symbolic association between some Caucasian weavings containing small Christian crosses worked skillfully into their designs and an Armenian provenance. I believe that in some areas of rug production, Karabagh for instance, Armenian weavers frequently identified their Christian faith and thus their Armenian identity with tiny Christian crosses. Also, often included are stars, animals and human figures
  134. Tom Cooper Hali Magazine Issue 125 p. 114 It is reasonable to say, of course, that a Chondzoresk or Chelaberd rug with no inscription may well have been made by an Armenian, and if a south Caucasus rug has small human figures in the field, they are more likely to have been put there by an Armenian weaver than by a conservative Muslim villager
  135. «With this paper I am suggesting a new genre of collectable Armenian rugs, those incorporating minimalist crosses into their designs. A minimalist Christian cross is one that is elongated by a single additional knot towards the weaving’s bottom (origin), metaphorically towards the Earth, like the true cross. Many such weavings were the products of Armenian weavers and need to be identified, cataloged, and preserved». Jim Allen, Armenian Rugs Without Inscriptions, http://www.kunstpedia.com/articles/66/1/Armenian-Rugs-Without-Inscriptions/Page1.html
  136. «In this context there are a large number of Caucasian examples with small six knot crosses, still only the weaver’s intentions make these crosses significant. One cannot say that all Karabagh rugs with six knot crosses are Armenian but one can suspect that most of them were». Jim Allen, Armenian Rugs Without Inscriptions, http://www.kunstpedia.com/articles/66/1/Armenian-Rugs-Without-Inscriptions/Page1.html
  137. Murray Eiland recently published the demographic data for the later 19th century Caucasus Mountains in the book, «Passages: Inscribed Armenian Rugs». Murray’s data shows that there were far more Armenians in the Karabagh region in the later 19th century than any other group. Jim Allen, Armenian Rugs Without Inscriptions, http://www.kunstpedia.com/articles/66/1/Armenian-Rugs-Without-Inscriptions/Page1.html
  138. The analysis of one-type specimens, provided they are arranged in proper chronological order, may yield definite conclusions. Therefore the ornamental composition of any carpet, whether it be considered in its entirety or from the angle of its various components, should be examined from the aspect of its origin. It is, furthermore, desirable to find for each type of ornament an analogy in other arts. In the case of the rug and carpet we may use for purposes of comparison the illuminations in old manuscripts, the decoration of carved memorial stellae, silver jewellery, embroidery, or block-printed textiles, whose evolution may be continuously traced from the tenth up to the sixteenth century. Finally, we must calculate the frequency with which each type of carpet design was reproduced in one or another definite locality—which is often difficult to do

  139. Культура ковроткачества армян (историко-этнографическое исследование), Ереван, 2003
  140. Poghosyan Ashkhunj, Carpets. — Armenian Folk Arts, Culture and Identity, Ed. by L.Abrahamian and N.Sweezy, Bloomington and Indianapolis, 2001, стр. 150—165
  141. The Armenian Rugs Society
  142. The Armenian Rugs Society/выставки/
  143. «Armenian Rugs: Fabric of a Culture. An Exhibition at the Balch Institute for Ethnic Studies», Roger F. Gardiner, Philadelphia: Balch Institutefor Ethnic Studies, 1988. «A working definition of Armenian rugse merges from this narrative: rugs with Armenian inscriptions, names or letters woven into them, whatever the regional provenance of their designs, are assuredly to be classed as Armenian. Rugs from the Middle East, apredominantly Muslim region, which have inwoven Christian dates, whethere xpressed in Armenian or Westem formats, are candidates to be classed as Armenian»