Полтавская битва

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Координаты: 49°37′43″ с. ш. 34°32′40″ в. д. / 49.6286111° с. ш. 34.5445833° в. д. / 49.6286111; 34.5445833 (G) (O)

Полтавская битва
Основной конфликт: Великая Северная война
«Полтавская баталия». Фрагмент мозаики М. В. Ломоносова
«Полтавская баталия».
Фрагмент мозаики М. В. Ломоносова
Дата

27 июня (8 июля1709 года

Место

близ Полтавы, Украина

Итог

Решительная победа русской армии

Противники
Флаг ШвецииШведская империя
Гетманщина Войско Запорожское
Флаг России Русское царство
Гетманщина Войско Запорожское (казаки И. Скоропадского)
Командующие
Флаг ШвецииКарл XII
Флаг ШвецииК. Г. Реншильд
Флаг ШвецииА. Л. Левенгаупт
Флаг ШвецииК. Г. Роос
ГетманщинаИ. С. Мазепа
Прапор В.З..pngК. Гордиенко
Флаг РоссииПётр I
Флаг РоссииБ. П. Шереметев
Флаг РоссииА. И. Репнин
Флаг РоссииЛ. Н. Алларт
Флаг РоссииА. Д. Меншиков
Флаг РоссииК. Э. Ренне
Флаг РоссииР. Х. Баур
Флаг РоссииЯ. В. Брюс
ГетманщинаСкоропадский, Иван Ильич
Силы сторон
Общие силы[1]:
26 000 шведов (около 11 000 кавалерии и 15 000 пехоты), 1000 валашских гусаров, 41 орудие, около 2 тыс. казаков

Всего: около 37 000. 30 тыс. шведов, 6 тыс. казаков, 1 тыс. валахов.


Силы в битве:
8270 пехоты, 7800 драгун и рейтаров, 1000 гусар, 4 орудия


Не принимали участия в сражении: казаки

Общие силы[1]:
около 37 000 пехоты (87 батальонов), 23 700 кавалерии (27 полков и 5 шквадронов), 102 орудия (по другим данным, 302 орудия[2])

Всего: около 60 000 (по современным данным, 80 000[3]). из них 8 тыс. казаков Скоропадского.


Силы в битве:
25 000 пехоты, 9000 драгун и калмыков, ещё 3000 калмыков подошло к концу битвы


Гарнизон Полтавы:
4200 пехоты, 2000 казаков, 28 орудий

Потери
6700—9234 убитых и раненых,
2874 пленных во время сражения и 15−17 тыс. у Переволочны
1345 убитых, 3290 раненых
 
Северная война (1700—1721)

Рига (1700) • Дания (Зеландия) • Нарва (1700) • Северная Двина • Западная Двина • Рауге • Эрестфер • Гуммельсгоф • Клишов • Нотебург • Салаты • Пултуск • Ниеншанц • Нева • Сестра • Познань • Дерпт • Якобштадт • Нарва (1704) • Пуниц • Шкуды • Гемауертгоф • Варшава • Митава • Фрауштадт • Гродно • Клецк • Выборг (1706) • Калиш • Вторжение в Россию • Головчин • Доброе • Раевка • Лесная • Батурин • Веприк • Красный Кут Соколка Полтава • Переволочна • Хельсингборг • Выборг (1710) • Рига (1710) • Пярну • Кексгольм • Кёге • Причерноморье (Прут) • Гадебуш • Гельсингфорс • Пялькане • Лаппола • Гангут • Фемарн • Бюлка • Штральзунд • Норвегия • Дюнекилен • Эзель • Десанты на побережье Швеции • Стакет • Гренгам
Балтийский флот во время Северной войны

Полта́вская би́тва — крупнейшее сражение Северной войны между русскими войсками под командованием Петра I и шведской армией Карла XII. Состоялась утром 27 июня (8 июля1709 года (28 июня по шведскому календарю) в 6 верстах от города Полтава на Украине (Левобережье Днепра). Разгром шведской армии привёл к перелому в Северной войне в пользу России и к концу господства Швеции в Европе.

10 июля является Днём воинской славы России — День победы русской армии под командованием Петра Первого над шведами в Полтавском сражении[4].

Предыстория[править | править вики-текст]

После поражения русской армии при Нарве в 1700 году Карл XII возобновил военные действия против саксонского курфюрста и польского короля Августа II, нанося ему одно поражение за другим.

Завоевание Ингерманландии, основание Петром I в устье Невы нового города-крепости Санкт-Петербург (1703) и успехи русских в Курляндии (1705) побудили Карла XII принять решение после разгрома Августа II вернуться к действиям против России и захватить Москву. В 1706 году Август II потерпел тяжёлое поражение и лишился короны Речи Посполитой. В июне 1708 года Карл XII начал поход против России.

Пётр I понимал неизбежность наступления шведов в глубь России. После того как русская армия избежала разгрома под Гродно в 1706 года, вскоре после приезда царя 28 декабря 1706 года в польском городке Жолкиев состоялся военный совет. На вопрос, «…давать ли с неприятелем баталии в Польше, или при своих границах» — решено не давать (если такое несчастие случится, трудно учинить ретираду), «и для того положено дать баталию при своих границах, когда того необходимая нужда будет; а в Польше на переправах, и партиями, так же оголожением провианта и фуража, томить неприятеля, к чему и польские сенаторы многие в том согласились»[5].

1708 год прошел в столкновениях шведской и русской армий на территории Великого княжества Литовского (сражения при Головчине, при Добром, Раёвке и Лесной). Шведы в полной мере ощутили «оголожение» в провианте и фураже, в чём не мало способствовало белорусское крестьянство, которое прятало хлеб, корм для лошадей, убивало фуражиров.

Осенью 1708 года гетман И. С. Мазепа изменил Петру и принял сторону Карла, заверив его в союзнических чувствах населения Украины к шведской короне. Вследствие болезней и плохого обеспечения питанием и амуницией шведской армии необходим был отдых, поэтому шведы из-под Смоленска повернули на Украину, чтобы отдохнув там, продолжить наступление на Москву с юга[5]. Однако, зима для шведской армии оказалась тяжёлой, несмотря на то, что русская армия на Украине прекратила тактику «выжженной земли»[6]. Украинские крестьяне, как и белорусы, с ненавистью встретили иноземцев. Они убегали в леса, прятали хлеб и корм для лошадей, убивали фуражиров. Шведская армия голодала.

К тому моменту, когда армия Карла подошла к Полтаве, она потеряла до трети состава и насчитывала 35 тыс. человек. Стремясь создать выгодные предпосылки для наступления, Карл решает овладеть Полтавой, которая с фортификационной точки зрения казалась «лёгкой добычей».

Союзники — Запорожские казаки[править | править вики-текст]

В октябре 1708 года Петру I стало известно об измене и переходе на сторону Карла XII гетмана Мазепы, который вёл с королём длительные переговоры, обещая ему, в случае прихода шведов на Гетманщину, до 50 тысяч казацкого войска, продовольствие и удобную зимовку[7]. 28 октября 1708 года Мазепа во главе отряда казаков прибыл в ставку Карла.

В ответ А. Д. Меншиков 2 ноября 1708 года захватил и разорил Батурин — ставку гетмана. Кроме того, Пётр I амнистировал и отозвал из ссылки обвиненного в предательстве по наветам Мазепы украинского полковника Семёна Палия, пытаясь заручиться поддержкой казачества.

6 ноября в Глухове был избран новый гетман — по настоянию Петра I им стал И. И. Скоропадский.

В марте 1709 года на сторону шведов перешли казаки Запорожской Сечи. Направленный на юг русский кавалерийский отряд полковника Кемпбелла (3000 сабель) не смог перехватить запорожских казаков. 16 марта запорожцы перебили русский отряд в Царичанке и привели к шведам 115 пленных русских драгун, однако Кемпбеллу удалось прорваться на север.

11 (22) апреля 1709 года казаки (мазепинцы и запорожские) участвовали вместе со шведами в сражении против русских у Соколки. В ответ русский отряд полковника П. И. Яковлева 16 апреля сжёг Келеберду (пощадив только церковь), 18 апреля — Переволочну, затем крепости Старый и Новый Кодак. Наконец, 10 мая он подошёл к Сечи. Первый приступ был неудачен, но 14 мая подошла помощь от генерал-майора Г. С. Волконского (полковник И. Галаган), и Сечь была взята и уничтожена.

Разгром Запорожской Сечи поднял боевитость запорожцев отстоять свою свободу, и количество запорожцев при короле стало расти. Однако дисциплина казаков, по мнению шведов, оставляла желать лучшего: как любое нерегулярное войско, они были неустойчивы под огнём ядер и гранат. В траншеях под Полтавой «ночной обстрел необычайно большими гранатами заставил разбежаться запорожцев с работ, ибо они так боялись гранат и пушек, что готовы от них бежать на край света». Шведы использовали их для охраны пленных и на землекопных работах, выдавая каждому за день работы «по полкаролина» (по 10 копеек). При традиционно высокой самооценке запорожцев такое отношение вызывало у них недовольство[8].

В итоге из многотысячного украинского казачества (реестровых казаков насчитывалось 30 тыс., запорожских казаков — 10−12 тыс.) на сторонe Карла XII перешли около 10 тысяч человек: около 3 тысяч реестровых казаков и около 7 тысяч запорожцев[1]. Но и те вскоре начали разбегаться из походного лагеря шведской армии. Таких ненадёжных союзников, которых осталось около 2 тысяч, король Карл XII не рискнул использовать в сражении и поэтому оставил их в обозе под присмотром 7 кавалерийских полков. В бою участвовал только небольшой отряд казаков-добровольцев.

Пётр I, не вполне доверяя казакам нового гетмана И. И. Скоропадского, также не использовал их в битве. Для присмотра за ними он направил 6 драгунских полков под началом генерал-майора Г. С. Волконского.

Осада Полтавы[править | править вики-текст]

Ещё находясь главными силами в Будищах, 2 (13) апреля 1709 года Карл XII произвёл рекогносцировку Полтавы, а 25 апреля (6 мая) приказал генералу А. Спарре с 8 пехотными полками, артиллерийским полком и всем обозом перейти из Будищ под Полтаву, генералу К. Г. Крейцу с кавалерией — из Решетиловки перейти к Ворскле[9]. Русский отряд К. Э. Ренне (7 тыс. кавалерии), направленный под Полтаву, принужден был отойти к главной армии[10].

27 апреля (8 мая) шведами под Полтаву направлен ещё один пехотный полк — Далекарлийский, на следующий день к Полтаве пришёл сам король. Шведское командование было настроено благодушно: Полтава не выглядела неприступной крепостью. В начале осады фельдмаршал К. Г. Реншильд отметил: «Неужели русские до такой степени безрассудны и станут защищаться?»[11] Два следующих дня (28 и 29 апреля) они пытались взять слабо укреплённый, по их мнению, город штурмом. После этих неудачных попыток 30 апреля (11 мая) (1 мая по шведскому календарю) начаты осадные работы[9].

Е. В. Тарле отсчитывает «борьбу у валов» Полтавы с 6 (17) апреля, 15 (26) апреля осада «стала крепкой», а на следующий день начался обстрел Полтавы из мортир.

Однако осада, порученная генерал-квартирмейстеру А. Гилленкроку, шла медленно и производилась небольшим числом войск (преимущественно запорожцами, что не прибавляло им энтузиазма: принуждение к лопате и кирке они сочли унижением). Кроме того, шведы не имели осадных орудий, только полевые[10]. Под руководством полковника А. С. Келина её гарнизон в составе 4,2 тыс. солдат (Тверской и Устюжский солдатские полки и по одному батальону ещё от трёх полков — Пермского, Апраксина и Фехтенгейма) и 2,6 тыс. вооружённых горожан успешно отбил ряд штурмов.

А. Гилленкрок сообщает, что один казацкий офицер, состоявший при Мазепе, рассказал ему, что подполковник Зильфергельм вел переговоры с казацким полковником Левенцом, находившимся с русскими в Полтаве. Этот полковник хотел доставить шведам случай напасть врасплох на Полтаву. Но переговоры не имели успеха. Русское командование узнало про переговоры, арестовало и выпроводило из города казацкого полковника[11]. Об измене полковника Полтавского казацкого полка Ивана Левенца сообщает и Тарле[5].

С апреля по июнь шведы предприняли 20 штурмов Полтавы и потеряли под её стенами более 6 тысяч человек[9].

Гарнизон Полтавы к началу битвы составлял 2200 человек[12].

Попытки русских снять осаду[править | править вики-текст]

В начале мая, вскоре после начала осады, к Полтаве подошёл А. Д. Меншиков с частью русской армии. Пытаясь помочь гарнизону Полтавы, он планировал атаковать окоп, прикрывающий осаждающих шведов, а с целью отвлечения противника направил против Опошни отряд генерал-лейтенанта Ф. И. Беллинга. Однако предпринятая 7 (18) мая диверсия к Опошне не удалась. Безуспешны были и другие действия по облегчению положения осаждённых (создание редута у моста через Ворсклу, строительство плотины). В то же время бригадир Алексей Головин сумел 15 (26) мая провести в крепость 2 батальона (900 человек)[9]. После этого гарнизон Полтавы стал вести себя активнее и предпринял ряд вылазок, в одной из которых А. Головин попал в плен[13].

26 мая (6 июня) под Полтаву прибыл Б. П. Шереметев с главной армией; таким образом, вся русская армия собралась у деревни Крутой берег в укреплённом лагере. Шведы противопоставили русским свою линию укреплений, усиленную на флангах редутами. Все их штурмы по-прежнему успешно отбивались осаждёнными.

Для ослабления противника русские отряды совершали частые нападения на его расположение. Наиболее значительное произведено генерал-лейтенантом И. Гейнскином (6 драгунских полков = 2500 сабель и Астраханский пехотный полк) на деревню Старые Санжары, где содержались русские пленные, взятые в Веприке. В результате шведы были разбиты, 1200 русских пленных освобождены. У неприятеля были взяты 2 орудия и 8 знамен, потери русских — 60 убитых и 181 раненых.

Переправа русской армии через Ворсклу[править | править вики-текст]

4 (15) июня в русскую армию под Полтавой прибыл Пётр I. Вскоре на военном совете было принято решение переправляться через Ворсклу. Однако грозы и наводнение сорвали замыслы царя: попытка переправы в месте укреплённого лагеря через трудно проходимые болота 13 (24) июня не удалась.

Тогда 15 (26) июня Пётр решил перейти Ворсклу в другом месте; на военном совете решили «город Полтаву выручить без генеральной баталии (яко зело опасного дела)»[14]. Однако уже на следующий день на новом военном совете Пётр решился дать Карлу XII генеральное сражение.

Пётр I направил генерала Л. Н. Алларта подготовить переправу южнее Полтавы, а К. Э. Ренне с тремя полками пехоты и несколькими полками драгун — севернее, в район деревни Петровка, а также продолжил строительство плотины, начатой Меншиковым. Узнав о переправе русских через Ворсклу, Карл XII направил против Ренне фельдмаршала К. Г. Реншильда, а сам направился против Алларта. При рекогносцировке 16 (27) июня (17 июня по шведскому календарю), в свой день рождения, шведский король был ранен в ногу, после чего шведы возвратились в лагерь.

19 (30) июня русская армия перешла к деревне Черняковка, к месту переправы, подготовленной генералом Ренне. На следующий день она перешла Ворсклу и стала укрепленным лагерем у деревень Петровка и Семёновка (в 8 верстах севернее Полтавы).

21 июня (2 июля) шведское командование, получив ложное известие о начале русской атаки, построило свою армию в боевой порядок, а также предприняло очередной неудачный приступ к Полтаве. Вечером Карл отвёл пехоту к Крестовоздвиженскому монастырю, а фельдмаршал К. Г. Реншильд отвёл кавалерию на другую сторону Полтавы[9].

Стремясь собрать как можно больше войск, Пётр I приказал гетману И. И. Скоропадскому и калмыкам Аюка-хана присоединиться к главной армии. 24 июня (5 июля) казаки Скоропадского соединились с армией Петра; основные силы калмыков к сражению опоздали.

25 июня (6 июля) русская армия перешла ближе к Полтаве и расположилась в новом укреплённом лагере у деревни Яковцы. Идя атаковать грозного противника, Пётр I при каждой остановке окапывается: возводит тет-де-пон (предмостное укрепление) у Петровки, создает укреплённый лагерь у Семёновки, другой южнее в 3 верстах, а также велел построить 6 редутов между Яковецким и Малобудищенским лесами. Всё это должно было уравновесить тактическое превосходство неприятеля в случае неожиданного нападения ранее 29 июня[9].

В. Артамонов полагает, что ретраншемент имел форму неправильного многоугольника, как показано на первичных схемах генерала Л. Н. Алларта 1709 года и плане Я.Шварца, а не чёткой трапеции или прямоугольника, как потом вычерчивалось на всех «парадных» схемах. Он состоял, возможно, из четырёх бастионов и шести реданов, соединённых валами. Конницу расположили на открытом поле между Яковчанским и Малобудищенским лесом за шестью поперечными редутами. В лесу у Малых Будищ подрубили деревья и сделали завалы[14].

Узнав через перебежчика о подходе к русским усиления в виде калмыцкой конницы и лишившись надежды получить собственное подкрепление (отказ турецкого султана вступить в войну против России и невозможность Станислава Лещинского и корпуса Крассова прийти на помощь из Польши), Карл XII решился ещё раз атаковать Полтаву (22 июня (3 июля)), а после неудачи штурма (который стоил шведам 1676 человек, русским — 278 убитых и 603 раненых[9]) — дать русским генеральное сражение.

26 июня (7 июля) Пётр вместе с генералитетом снова осматривал поле и неприятельский лагерь и принял ещё одно решение, повлиявшее на исход битвы — построить ещё 4 продольных редута посередине прохода между лесками у д. Малые Будищи и Малые Павленки. Строить их было приказано ночью, чтобы об этом не знал противник.

План Карла XII на битву[править | править вики-текст]

На военном совете шведского командования (кроме Карла XII, участвовали фельдмаршал К. Г. Реншильд, первый министр короля К. Пипер и командир Далекарлийского полка полковник Сигрот (швед.)русск.) было решено атаковать русскую армию. План включал два этапа и строился он на внезапности атаки и на убеждении, что русская армия, также как и в битве при Головчине, будет пассивна в наступлении и в основном будет обороняться[15]:

  • Шведская пехота ранним утром под прикрытием темноты неожиданно для противника начинает атаку и прорывается в тыл русских в пространстве между их редутами, устроенными между Будыщанским и Яковецким лесами. Затем следует удар шведской кавалерии по русской коннице, сосредоточенной за редутами.
  • На втором этапе атаки шведы штурмуют русский опорный пункт (ретраншемент) и одновременно с этим их кавалерия охватывает его с севера, тем самым, обрезая пути отступления русским войскам, что в конце концов должно было привести к их полному разгрому.

Этот план короля не был сообщён даже ближайшим лицам из главного штаба армии[10]. Не все командиры уяснили его смысл: часть из них полагала, что речь идет о штурме редутов, другая — о проходе линии укреплений противника насквозь.

Положение войск в начале битвы

Силы сторон[править | править вики-текст]

Шведская армия[править | править вики-текст]

Карл XII располагал до 37 тыс. солдат (в т. ч. несколько тысяч реестровых и низовых запорожских казаков)[3]. Оставив против Полтавы 2 полка с небольшим отрядом кавалерии и отрядив 4 поста кавалерии (2 тыс.) для занятия переправ через Ворсклу от Полтавы до Переволочной, у Карла XII осталось 26 батальонов пехоты, 22 полка кавалерии; всего 25 тыс. человек[9].

Непосредственно в Полтавском сражении принимало участие около 8000 пехоты (18 батальонов), 7800 кавалерии (14 полков кавалерии и корпус драбантов = 109 эскадронов) и около тысячи нерегулярной кавалерии (валахов).

Русская армия[править | править вики-текст]

Русская армия насчитывала, по разным данным, от 60[1] до 80 тыс. солдат[3].

Непосредственно в Полтавском сражении участвовали 25 тысяч пехоты, часть из которых, даже присутствуя на поле, не принимали участие в сражении.

Русская кавалерия насчитывала около 21 тысяч человек (24 драгунских полка, 3 конно-гренадерских и 2 отдельных «шквадрона»)[16]. Кроме того, с русской стороны в бою участвовал небольшой отряд калмыков (единственные нерегулярные соединения, использованные Петром I непосредственно в сражении)[6].

Артиллерия[править | править вики-текст]

Карл XII располагал 41 орудием (30 пушек, 2 гаубицы, 8 мортир и 1 дробовик)[1], однако в сражении с шведской стороны участвовали только 4 орудия. Полагают, что шведы растратили все заряды при осаде Полтавы и остались без зарядов и пороха[5].

Энглунд пишет, что на вооружении артиллерийского полка под началом полковника Рудольфа фон Бюнова имелось 28 орудий: 16 3-фунтовых, 5 6-фунтовых, 2 16-фунтовые гаубицы и 5 6-фунтовых мортир. Однако план короля, предусматривающий скрытный подход и неожиданную атаку русского лагеря, исключал использование тяжёлой артиллерии, именно поэтому шведская артиллерия практически не использовалась в битве[15].

Кроме того, для шведской армии того времени характерна недооценка артиллерии в бою; весь упор делался на мощную атаку каролинов сомкнутым строем.

Напротив, Пётр I уделял огромное внимание артиллерии. В итоге в Полтавской битве превосходство русских в материальной части стало подавляющим. Энглунд описывает участие в бою 102 русских орудий; согласно исследованию П. А. Кротова, орудий в битве было 302[2].

Часть русских орудий находилась в распоряжении воинских частей; артиллерийский полк (32 орудия) был рассредоточен между полками. Всей русской артиллерией командовал генерал-поручик Я. В. Брюс.

Накануне[править | править вики-текст]

Накануне сражения Пётр I объехал все полки. Его краткие патриотические обращения к солдатам и офицерам легли в основу знаменитого приказа, требовавшего от воинов биться не за Петра, а за «Россию и российское благочестие…»

В свою очередь, воодушевляя солдат, Карл XII объявил, что завтра они будут обедать в русском обозе, где их ожидает большая добыча.

Ход битвы[править | править вики-текст]

Выдвижение шведской армии[править | править вики-текст]

Около 23.00 накануне битвы спящих шведов разбудили и приказали строиться в колонны. Шведская пехота (18 батальонов под командованием генерала инфантерии А. Л. Левенгаупта) построилась в 4 колонны: генерал-майоров А. Спарре, Б. О. Стакельберга, К. Г. Рооса и А. Лагеркроны.

Шведская кавалерия построилась в 6 колонн; правым её флангом командовал генерал-майор К. Г. Крейц, левым — генерал-майор Х. Ю. Гамильтон. Генерал-майор В. А. Шлиппенбах возглавил передовой кавалерийский отряд (12 эскадронов). Кавалерией командовал фельдмаршал К. Г. Реншильд; ему же раненый король вверил общее командование на поле боя. Ещё 3 кавалерийских и 4 драгунских полка и 3 тыс. казаков оставлены для охраны лагеря и обоза[15].

Однако шведы задержались с построением в колонны и выходом на исходные позиции. Только около 2 ч утра 27 июня (8 июля) (28 июня по шведскому календарю) шведская армия двинулась вперёд. В итоге внезапность была утрачена.

Атака шведов на редуты[править | править вики-текст]

Шведы вышли на поле перед русскими редутами к рассвету. Шведская пехота атаковала русские редуты, а шведская кавалерия, проскакав между ними — русскую кавалерию, стоявшую лагерем на поле за редутами.

Существуют разногласия относительно численности оборонявшихся в редутах русской пехоты: энциклопедии сообщают о двух батальонах Белгородского полка бригадира С. В. Айгустова[10]. Энглунд сообщает, что в редутах находились Белгородский, Нечаевский и Неклюдовский пехотные полки (около 4000 человек, 14—16 3-фунтовых пушек и несколько более мощных орудий)[15], В. Артамонов — о шести пехотных полках (4730 чел.)[14].

Шведам удалось быстро захватить два первых недостроенных редута. Пленных не брали. Однако третий редут взять с ходу не удалось.

Тем временем русские драгуны, выстроившись в боевой порядок, под командованием А. Д. Меншикова (в команде были также К. Э. Ренне и Р. Х. Баур) двинулись навстречу шведам. Общепринято, что в первой фазе битвы с русской стороны участвовало 17 драгунских полков (10 тыс. человек при 13 орудиях); П. А. Кротов считает, что здесь сражалась вся русская кавалерия (21 тыс.)[16].

В. А. Молтусов подчёркивает, что кавалерийский бой произошёл на линии поперечных русских редутов, и что именно поддержка кавалерии позволила русским редутам выполнить своё предназначение[17]. Русская конница несколько раз отбила атаки шведской кавалерии, которая потеряла к концу боя 14 знамён и штандартов[9]. Тогда Карл XII приказал шведской пехоте двинуться на помощь кавалерии сквозь линию редутов.

Около 4 ч утра Пётр I приказал своей кавалерии отойти на главную позицию возле укреплённого лагеря. Однако Меншиков не подчинился приказу царя и, желая покончить с шведами у редутов, продолжил бой. Князь извещал, что разворачивать эскадроны, когда шведская конница находится рядом — опасно. Выдержать медленный темп отхода можно было только при поддержке пехоты. Пётр отказал в присылке пехоты, отозвал Меншикова и вручил командование Р. Х. Бауру (Ренне к этому времени уже был ранен), который стал повёртывать конницу. Случилось то, чего опасался Меншиков: всадникам пришлось почти 3 км отрываться полным галопом и проскочить мимо ретраншемента. Сложилось впечатление, что русская кавалерия побежала[14]. Шведская кавалерия организовала преследование, однако К. Г. Реншильд вернул кавалерию назад, боясь оставить пехоту на поле боя без прикрытия.

А шведская пехота (10 батальонов), пройдя линию редутов, оказалась прямо перед русским укреплённым лагерем, при этом Гренадёрский батальон лейб-гвардии понёс большие потери от огня русской артиллерии[15]. Левенгаупт уже собирался начать атаку, но был остановлен приказом отойти к Будищенскому лесу и ожидать возвращения кавалерии и отставшей пехоты.

В это время ядро из русского ретраншемента разбило носилки Карла XII, но сам король не пострадал.

Таким образом, в битве наступила пауза. В шведском лагере царило приподнятое настроение, приближённые поздравляли короля с победой. Шведы полагали, что осталось только добить русскую армию. Часть казаков гетмана И. И. Скоропадского собрались перейти на сторону шведов, но принц Максимилиан Вюртембергский (нем.)русск. счёл не вправе решать этот вопрос без короля[15].

Разгром Рооса[править | править вики-текст]

Проход линии редутов привёл в расстройство шведскую пехоту. Особенно это касалось колонны генерал-майора К. Г. Рооса: часть батальонов прошла линию русских укреплений вместе с остальной пехотой Левенгаупта, другая часть осталась штурмовать 3-й русский редут. К штурмующим присоединились батальоны соседних колонн. Всего в отряде Рооса оказалось 6 батальонов.

Неподготовленный штурм 3-го редута шведами (не собираясь штурмовать укрепления, они не заготовили лестницы, фашины, канаты и другое необходимое снаряжение) привёл к большим потерям, особенно в офицерах. Погибли командир Далекарлийского полка полковник Сигрот (швед.)русск. и командир Йончёпигского полка полковник фон Бухвальд, ранен командир Вестерботтенского полка полковник Гидеон Фок. Из 2600 человек в начале боя в отряде Рооса осталось к этому времени около 1500. Отказавшись от штурма редута, Роос приказал отойти к Яковецкому лесу, при этом он потерял из виду главные силы.

Пётр I увидел отрыв части шведской пехоты от основных сил и отправил против неё 5 пехотных батальонов под началом генерал-лейтенанта С. Ренцеля (Тобольский и Копорские полки двухбатальонного состава, а также батальон полка Феленгейма) и 5 драгунских полков генерал-лейтенанта И. Гейнскина.

К отряду Рооса присоединилась кавалерия генерал-майора В. А. Шлиппенбаха, игравшая в начале битвы роль передового отряда. Шлиппенбах отправился на поиск главной армии, но натолкнулся на русскую кавалерию и попал в плен. Это был первый пленный генерал шведской армии в Полтавской битве.

Вскоре и Роос увидел перед собой окружавших его русских. После короткого, но жаркого боя остатки отряда Рооса (к этому времени 300—400 человек) бежали на юг через лес к шведским укреплениям у Полтавы. Здесь отряд укрылся в так называемом «Гвардейском шанце» и вскоре сдался на капитуляцию перед С. Ренцелем.

Решающий бой[править | править вики-текст]

Личный штандарт Карла XII, захваченный во время Полтавской битвы (Петропавловская крепость, Комендантский дом, экспозиция «История Санкт-Петербурга — Петрограда. 1703—1918»)

После преодоления линии русских редутов в сражении наступила пауза. Шведская армия приводила себя в порядок; её командование ожидало возвращения своей кавалерии и пехоты и ничего не знало о судьбе отряда Рооса.

Царь Пётр, потеряв шведскую армию из виду и не зная замыслов шведов, начал выводить свои войска из ретраншемента: сначала для удержания линии обороны справа от укрепления (севернее) были поставлены в две линии 13 батальонов, слева (южнее) — 10 батальонов, также в 2 линии.

Около шести часов утра Пётр вывел всю армию из лагеря и построил её в две линии, имея в центре пехоту под командованием генерал-фельдмаршала Б. П. Шереметева и генерала А. И. Репнина, на левом фланге кавалерию генерала А. Д. Меншикова, кавалерией правого фланга командовал Р. Х. Баур (до его прибытия кавалерией командовал бригадир И. Б. Вейсбах). Русской артиллерией командовал генерал-поручик Я. В. Брюс. В лагере был оставлен резерв из девяти пехотных батальонов (генерал-майор И. Я. Гинтер).

И. Ф. Павловский представил следующий боевой порядок противоборствующих войск в решающей фазе сражения:

« Боевую часть составили 40 батальонов пехоты, 17 полков кавалерии и вся артиллерия, расположенные впереди и по флангам редута в следующем порядке: дивизия генерал-лейтенанта князя Голицына, в числе 12 батальонов и в составе пехотных полков преображенского, семёновского, ингерманландского и астраханского, расположились на правом фланге боевого порядка под прикрытием 11 полков кавалерии генерал-лейтенанта Бауера; в числе этих частей находился и самый старейший, ныне драгунский, полк, доблестный нижегородский. Начальником правого фланга позиции был назначен генерал-фельдмаршал Шереметев. Генералы Вейсбах, Шомбург и Бем и полковник кн. Долгоруков командовали различными частями боевой линии.

В центре, в две линии, расположились 16 батальонов дивизии кн. Репнина. В составе первой линии вошли 2 батальона гренадер, два батальона киевского полка, два батальона нарвского, один шлиссельбургского, один новгородского и один бутырского. В состав второй линии вошли два батальона белгородского полка и по одному батальону киевского, нарвского, шлиссельбургского, новгородского и бутырского пехотных полков. Начальником первой линии был назначен бригадир Августов, второй — бригадир Феленгейм. Участки позиции, распределенные между бригадирами Нечаевым, Левом и Полонским, находились под командой начальника центра — самого царя, объединявшего в то же время начальство над всеми войсками, находящимися на поле сражения.

Кн. Репнин, оставаясь на позиции и руководя непосредственно действиями своей дивизии, получил еще назначение заменять Петра в случае его отсутствия и принять начальство над всей боевой линией, если бы Шереметев был убит.

Левый фланг составили 12 батальонов дивизии генерала Алларта из полков гренадерского, псковского, сибирского, нижегородского, московского и фон Дельдина, под прикрытием 6 полков конницы генералов князя Волконского и Беллинга и бригадира Бема, под общим начальством над всем левым флангом генерала от кавалерии князя Меншикова. Артиллерия расположилась между полками под общим начальством генерал-лейтенанта от артиллерии Брюса.

Из 9 батальонов, оставленных в лагере, три и части сборных команд, под начальством полковника Головина, направлены были для занятия полтавского Крестовоздвиженского монастыря с назначением войти в связь с гарнизоном крепости Полтавы[18].

»

В решающей стадии битвы численность русской кавалерии составила 7709 «нижних чинов» на правом фланге и 4459 на левом (итого 12,168 человек)[16].

Фельдмаршал К. Г. Реншильд не поверил, что русские выстроились для боя, и лично выехал чтобы удостовериться[15]. Однако факт оставался фактом: русские изменили своей «пассивной тактике», стоившей им так дорого при Головчине.

Не дождавшись подхода отряда Рооса, шведская пехота (10 батальонов пехоты; около 4000 человек) под началом генерала А. Л. Левенгаупта выстроились в одну линию (справа налево):

  • 1-й батальон лейб-гвардии
  • Гренадерский батальон лейб-гвардии
  • Батальон Скараборгского полка
  • батальон Кальмарского полка
  • 2-й батальон лейб-гвардии
  • 3-й батальон лейб-гвардии
  • два батальона Уппландского полка
  • батальон Эстгётского полка
  • 2-й батальон Нерке-Вермландского полка

Ещё два батальона Вестманландского полка под началом генерал-майора А. Спарре при поддержке драгун Нильса Ельма (Hielm) были направлены на поиск отряда Росса; позже они вернулись на поле боя.

Кавалерия правого фланга (генерал-майор К. Г. Крейц; 52 эскадрона) из-за тесноты на поле боя стала не на фланге, а позади шведской пехоты.

Кавалерией левого фланга по-прежнему командовал генерал-майор Х. Ю. Гамильтон.

Русские стояли так плотно, что разрывы между батальонами составляли около 10 м, причём в эти промежутки выкатывали выдвинутые в боевые порядки орудия. Стараясь построить собственную линию не меньше линии противника, шведы сделали разрывы между батальонами около 50 м. И всё равно русская линия (около 2 км) превосходила по длине шведскую (1,4—1,5 км).

Однако шведское командование не смущало численное превосходство русских: оно делало упор на стремительную атаку каролинов, которая должна была опрокинуть армию противника и обратить в бегство. Кроме того, разница в широте линии могла компенсироваться преимуществом шведов в кавалерии.

В 9 часов утра линия шведской пехоты атаковала русскую пехоту. Шведы были встречены сначала артиллерийским огнём, затем противники обменялись ружейным огнём, после чего начали рукопашную схватку.

Шведская кавалерия К. Г. Крейца поддержала атаку своей пехоты; 4 левофланговых русских батальона (Нижегородский и Гренадёрский полки бригадира де Бука) вынуждены были стать в каре, но кавалерия А. Д. Меншикова атаковала шведов во фланг, расстроив их атаку.

Воодушевляемое присутствием короля, правое крыло шведской пехоты яростно атаковало левый фланг русской армии. Под натиском шведов первая линия русских войск стала отступать. Напору противника поддались Казанский, Псковский, Сибирский, Московский (дивизии Л. Н. Алларта), а также Бутырский и Новгородский полки левого фланга дивизии А. И. Репнина[15]. В передней линии русской пехоты образовался опасный разрыв боевого порядка: шведы штыковой атакой «опрокинули» 1-й батальон Новгородского полка, захватили свыше десятка русских орудий, некоторые из них они обратили против противника. Российская историография описывает подвиг царя Петра I, который вовремя заметил это, взял 2-й батальон Новгородского полка и во главе его бросился в опасное место. Прибытие царя положило конец успехам шведов и порядок на левом фланге был восстановлен.

Пока правый фланг шведской пехоты прорывал фронт русской армии, её левый фланг даже не вступил в соприкосновение с русскими. Напротив, русская пехота правого фланга генерал-лейтенанта М. М. Голицына (самые опытные, в том числе гвардейские полки) атаковала шведскую пехоту и обратила её в бегство. Кавалерия шведского левого фланга не успела поддержать собственную пехоту и вскоре сама была обращена в бегство, при этом командир Нюландского кавалерийского полка полковник Андерс Торстенссон погиб, а генерал-майор Х. Ю. Гамильтон попал в плен.

Бегство пехоты шведского левого фланга обнажило центр боевых порядков. Русская пехота усилила напор на противника, а таявшая тонкая линия шведов сломалась, разрывы между батальонами достигли 100—150 м. Фланги русской армии охватили боевой порядок шведов. Шведы уже устали от напряжённого боя. Оба стоявших в центре батальона Уппландского полка были окружены и полностью уничтожены (из 700 человек к своим вышли только 14; погибли полковник Густав Шернхёк (Stiernhook) и подполковник Арендт фон Пост)[15]. В бою погибли также полковники Карл Густав Ульфспарре (командир Скараборгского полка), Густав Ранк (командир Кальмарского полка) и Георг Юхан Врангель (командир 2-го батальона Нерке-Вермландского полка). Под натиском русских сил потерявшие строй шведы начали беспорядочное отступление, превратившееся к 11 часам в настоящее бегство.

Разгром[править | править вики-текст]

Осознав неизбежность поражения, король под охраной драбантов и кавалерии генерал-майора К. Г. Крейца покинул поле боя, при этом проходя назад через линию русских редутов (которые опять заняли русские) охрана короля понесла большие потери. Здесь погиб историограф короля Густав Адлерфельт.

Добравшись до обоза в Пушкарёвке (где находились около 7000 кавалерии и верные Карлу XII казаки), шведская армия начала приводить себя в порядок. Здесь к армии присоединились два полка, которые вели осаду Полтавы (при вылазке А. С. Келина против шведов убит командир Зёдерманландского полка полковник Габриэль фон Вайденхайм).

Вечером шведская армия с королём направилась на юг, к переправе через Днепр. К Днепру был послан генерал-квартирмейстер А. Гилленкрок. В арьергарде следовал отряд генерал-майора К. Г. Крузе.

На поле боя были взяты в плен (кроме генералов Шлиппенбаха, Рооса и Гамильтона) фельдмаршал К. Г. Реншильд, генерал-майор Б. О. Стакельберг, принц Вюртембергский (нем.)русск., командир Северо-Сконского драгунского полка полковник Густав Горн, командир Эстгётского полка полковник Андерс Аппельгрен, командир собственного драгунского полка полковник Нильс Юлленштерна. В руках русских оказались 137 знамён и штандартов. 1-й министр короля Карл Пипер с двумя государственными секретарями были взяты вылазкой Полтавского гарнизона.

Одна дивизия Алларта захватила 22 стяга, в том числе 6 знамён лейб-гвардии и 2 штандарта конногвардейцев и драгунов Ельма[15].

Ещё звучали звуки боя, а Пётр I вновь построил свою армию и начал праздновать победу. Пленные шведские генералы были приглашены в праздничный шатёр; фельдмаршалу Реншильду и принцу Вюртембергскому были возвращены шпаги. За столом Пётр пил за верность и храбрость шведов и за здоровье своих учителей в ратном деле.

Преследование[править | править вики-текст]

Уже вечером в день баталии царь Пётр отрядил в погоню 10 драгунских полков Р. Х. Баура и Семёновский лейб-гвардии полк М. М. Голицына, посаженный на лошадей. На следующий день в преследование включился А. Д. Меншиков с ротой лейб-шквадрона.

Карл XII, пытаясь выиграть время, направил навстречу русским генерал-майора Ю. А. Мейерфельдта с посланием: министр Пипер наделялся правом вести переговоры о мире и об обмене военнопленными. Однако эта уловка задержала русских только на 2 часа.

Вскоре остатки шведской армии были настигнуты русскими и блокированы у Переволочной. Здесь на капитуляцию сдались 16 тысяч человек, в их числе 3 генерала (Левенгаупт, Крейц и Крузе), 11 полковников, 16 подполковников, 23 майора, 1 фельдцейхмейстер, 12 575 унтер-офицеров и рядовых, а также большое количество некомбатантов.

Карл XII с Мазепой сумели бежать. Шведский король скрылся на территории Османской империи в Бендерах. Однако его отряд, направленный для установления связи со шведскими войсками в Польше генерала Крассова, был разгромлен под Черновцами русским отрядом, а генерал-квартирмейстер А. Гилленкрок попал в плен[19].

Вскоре после битвы начались многочисленные казни изменников-казаков[20].

Потери сторон[править | править вики-текст]

Церковь на месте битвы

Потери шведов в битве составили 9224 человека, в плен попали 2973 чел. (итого 12 197 чел.).

Потери русских составили 1345 человек убитыми и 3290 ранеными. В братской могиле под Полтавой «Погребены бригадир Феленгейм, полковники Нечаев и Лов, подполковник Козлов, майоры Кропотов, Эрнст и Гельд, обер-офицеров 45, капралов и рядовых 1293, всего погребено 1345 человек».

Ранение получили генерал-лейтенант К. Э. Ренне, бригадир Я. Полонский, 5 полковников, 11 штаб- и 94 обер-офицеров[10].

Итоги[править | править вики-текст]

В результате Полтавской битвы армия короля Карла XII была настолько обескровлена, что уже не могла вести активных наступательных действий. Военное могущество Швеции было подорвано, и в Северной войне произошёл перелом в пользу России. На встрече с саксонским курфюрстом Августом II в Торуни был вновь заключен военный союз Саксонии с Россией. Датский король также вновь выступил против Швеции, причём теперь, благодаря приобретенному авторитету, России это не стоило ни денежных субсидий, ни посылки воинского контингента.

Награждения[править | править вики-текст]

За одержанную победу были награждены не только военные, но и гражданские лица[13]:

В честь битвы были выбиты медали для всех офицеров и солдат, участвовавших в ней.

Триумф[править | править вики-текст]

Пленные вначале содержались в крепости Ораниенбаум, затем перевезены в Москву, где 21 декабря 1709 года (1 января 1710 года) прошли по улицам столицы при торжественном въезде Петра I. В этот день по русской столице провели огромное количество военнопленных — 22 085 шведов, финнов, немцев и других, взятых за 9 лет войны[21].

Интересные факты[править | править вики-текст]

  • На поле битвы остались 22 представителя рода Врангелей.
  • 8 июля всех пленных шведов опрашивали на предмет поступления на службу царю. В русской армии сформировали два пехотных полка из шведских военнопленных (стояли в Астрахани и Казани). Драгунский полк из шведов участвовал в экспедици Бековича в Хиву в 1717 году.
  • Из 23 тысяч шведских военнопленных, взятых под Полтавой и Переволочной, лишь около 4000 снова увидели родину. В некоторых полках, которые начали военную кампанию с тысячным составом, возвратились домой около десятка человек. Ещё в 1729 году, через восемь лет после окончания войны и через двадцать лет после Полтавы, в Швецию продолжали приезжать бывшие пленные. Едва ли не самым последним среди них стал гвардеец Ханс Аппельман: он вернулся в 1745 году, после 36 лет плена[15].

Мифы Полтавской битвы[править | править вики-текст]

Мифотворчество вокруг Полтавской битвы началось вскоре после её окончания. Литературной обработке подверглась речь Петра перед баталией. Так, известный текст: «Воины! Вот пришёл час, который решит судьбу Отечества. Итак, не должны помышлять, что сражаетесь за Петра, но за государство, Петру вручённое, за род свой, за Отечество. А о Петре ведайте, что ему жизнь не дорога, только бы жила Россия, благочестие, слава и благосостояние её», — скорее всего, имеет более позднее происхождение (возможно, обработан Феофаном Прокоповичем). Реальная речь была иной и более обыденной: «Делайте, братия, так, как я буду делать, и всё, помощию Всевышнего, будет добро. За победою, после трудов, воспоследует покой»[22].

Пуля, попавшая Петру в шляпу, в мифе превратились в три пули, попавшие в шляпу, седло и нательный крест Петра (последнее призвано сакрализировать участие Петра в битве).

Некоторые мифы были сотворены литератором середины XVIII века П. Н. Крёкшиным, который при описании истории Петра I дополнил известные факты собственными домыслами. Сочинения Крекшина были использованы И. И. Голиковым в своей истории Петра, откуда вымыслы перекочевали в научную историческую литературу, включая произведения Е. В. Тарле и современных историков. В числе мифов, созданных Крекшиным[23]:

  • Про переодевание солдат Новгородского полка: будто бы Пётр I использовал тактическую уловку и незадолго до битвы переодел опытных солдат Новгородского пехотного полка в неокрашенную форму молодых. Карл XII, зная от перебежчика о том, что форма опытных бойцов отличается от формы молодых, повёл своё войско на молодых бойцов и попал в ловушку.
  • Про прорыв линии 1-го батальона Новгородского полка и спасение Петром баталии за счёт ввода в бой 2-го батальона. — В походном журнале Петра I указано, что вторая линия русской пехоты в бой не вступала.
  • Про торжественный въезд Петра I в Полтаву на следующий день после битвы и отдание им чести коменданту А. С. Келину. — Согласно походного журнала, царь въехал в Полтаву только в ночь на 30 июня, а наутро отбыл к Переволочной.
  • Участие 2,6 тысяч вооружённых горожан Полтавы в отражении осады не подтверждается ни русскими, ни шведскими источниками и также, скорее всего, является плодом фантазии Крекшина.

Карты[править | править вики-текст]

Images.png Внешние изображения
Image-silk.png Схема Полтавской битвы из БСЭ Показаны действия русских войск с момента попытки освобождения Полтавы из-за Ворсклы и до окончания Полтавского сражения.

Память о событии[править | править вики-текст]

Музей-заповедник «Поле Полтавской битвы»

Вскоре после победы, в декабре 1709 года, Пётр I заложил в Санкт-Петербурге линейный корабль «Полтава» (позже имя «Полтава» носили ещё несколько боевых кораблей русского флота); в 1710 году там же в Санкт-Петербурге в честь битвы, состоявшейся в день святого Сампсония Странноприимца, построена Сампсониевская церковь (позже перестроена в Сампсониевский собор).

К 25-летнему юбилею битвы в 1735 году в Петергофе была установлена скульптурная группа «Самсон, разрывающий пасть льву», созданная по проекту Карло Растрелли. Лев ассоциировался со Швецией, герб которой содержит этого геральдического зверя.

Само поле Полтавской битвы длительное время никак не отмечалось. Хотя Пётр распорядился построить на месте сражения мужской монастырь и воздвигнуть каменную пирамиду, однако в условиях военного времени ограничились деревянным крестом. Первый памятник на поле битвы построен частным лицом в 1778 году на месте гибели его отца[22]. И только в 1852 году там же заложена Сампсониевская церковь.

Накануне войны с Турцией в 1787 году Г. А. Потёмкин устроил для Екатерины II грандиозные манёвры на Полтавском поле, воспроизводя события битвы. Следующие «мемориальные манёвры» провёл император Александр I в 1817 году[24].

Крупное празднование было организовано к 200-летию Полтавской битвы в 1909 году: учреждена медаль «В память 200-летия Полтавской битвы», на месте битвы основан музей-заповедник «Поле Полтавской битвы» (ныне Национальный музей-заповедник), на территории которого построен музей, установлены памятники Петру I, русским и шведским воинам, на месте лагеря Петра I и другие.

При Советской власти о Полтаве надолго забыли. В 1939 году попытка отметить 230-летний юбилей ограничилась ремонтом памятников на поле битвы. Только в 1950 году был открыт музей истории Полтавской битвы; в 1981 году, при подготовке к 275-тилетию битвы, Полтавское поле объявлено государственным историко-культурным заповедником.

Памятники в Полтаве:

На монетах В честь 300-летия Полтавской битвы Банк России 1 июня 2009 выпустил следующие памятные монеты из серебра (приведены только реверсы):

  • В художественной литературе
  • В музыке
    • Шведская хеви-пауэр метал группа Sabaton посвятила Полтавскому сражению свою песню «Poltava» с альбома Carolus Rex. Песня была записана в двух вариантах: на английском и шведском языках.
  • Изображения
  • В филателии

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 3 4 5 А. А. Васильев. О составе русской и шведской армий в Полтавском сражении. Военно-исторический журнал. 1989. № 7.]
  2. 1 2 П. А. Кротов. Битва при Полтаве: к 300-летней годовщине. СПб., 2009.
  3. 1 2 3 Все войны мировой истории, по Харперской энциклопедии военной истории Р. Дюпюи и Т. Дюпюи с комментариями Н. Волковского и Д. Волковского. С-Петербург, 2004, книга 3, с.499
  4. Согласно закона о днях воинской славы России день победы над шведами в Полтавском сражении празднуется не 8, а 10 июля. Дата битвы выпала на день памяти преподобного Сампсония странноприимца, который считается небесным покровителем Полтавской битвы; в память чего сооружены Сампсониевская церковь под Полтавой и Сампсониевский собор в Санкт-Петербурге. День памяти Сампсония странноприимца Православная церковь чтит не 8, а 10 июля.
  5. 1 2 3 4 Е. В. Тарле. Северная война и шведское нашествие на Россию (1958).
  6. 1 2 В. А. Артамонов Полтавская битва и Восточная Европа, Журнал «Золотой Лев» № 213—214 — издание русской консервативной мысли.
  7. Документальных свидетельств о деталях предварительных предложений Мазепы Карлу не сохранилось. Однако известно, что переговоры велись и довольно долго. Как сообщает в своей изобилующей описками и неточностями книге «Мазепа» Т. Г. Таирова-Яковлева, он открылся своим приближённым 17 сентября 1707 года. В своей книге Таирова-Яковлевна приводит высказывание Мазепы, записанное его верным последователем писарем Орликом: «Я не желал и не хотел христианского кровопролития, но намеревался, придя в Батурин с шведским королём, писать к царскому величеству благодарственное за протекцию письмо, в нём описав все наши обиды…». Тем самым, планы привести Карла в Батурин существовали. Кроме того, в подписанном позднее договоре с Карлом Мазепа обязуется отдать ему как базу на время войны, помимо прочих городов, Батурин (который уже полностью сожжён и не подходит для этих целей). По всей видимости, само соглашение готовилось до сожжения Батурина.
  8. В. А. Артамонов. Осада Полтавы в 1709 году (по шведским источникам), Вопросы Истории, 2004-11-30VPI — № 11.
  9. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 Энциклопедия военных и морских наук под ред. Леера. Том 6. СПб. 1893.
  10. 1 2 3 4 5 Военный энциклопедический лексикон. Часть 10. СПб. 1846.
  11. 1 2 А. Гилленкрок. Сказание о выступлении его величества короля Карла XII из Саксонии и о том, что во время похода к Полтаве, при осаде её и после случилось / Пер. с нем., введ. и примеч. Я. Турунова // Военный журнал, 1844. — № 6. — С. 1—105.
  12. П. А. Кротов. Оборона Полтавской крепости. // ВИЖ и Цейхгауз. Спецвыпуск «300 лет Полтавской битве». 2009.
  13. 1 2 Б. И. Куракин. Русско-шведская война. Записки. 1700—1710 // Архив кн. Ф. А. Куракина. — Кн. 1. — СПб., 1890 — с. 291—328.
  14. 1 2 3 4 В. Артамонов. Два полководца в Полтавской битве.
  15. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Энглунд П. Полтава: Рассказ о гибели одной армии. — М: Новое книжное обозрение, 1995. — 288 с. ISBN 5-86793-005-X
  16. 1 2 3 П. А. Кротов. Численность русской кавалерии в Полтавской битве.
  17. В. А. Молтусов. Полтавская битва. Новые факты и интерпретация. — Автореф. дисс. ... канд. наук. — М. 2002.
  18. И. Ф. Павловский. Полтавская битва 27 июня 1709 года // Типография И. А. Дохмана. Полтава. 1908.
  19. Полтавская битва. Аксель Юлленкрук.
  20. П. Энглунд. Полтава: Рассказ о гибели одной армии. — М: Новое книжное обозрение, 1995. Глава 28. «Невозможно было взирать без слез»
  21. В. Шестаков. «Полтавский парад» в Москве.
  22. 1 2 Е. Анисимов. Миф Великой Виктории. // Родина. № 7. 2009.
  23. П. А. Кротов Сотворение Полтавской легенды // Родина. № 7. 2009.
  24. В. Е. Бучневич. Записки о Полтаве и её памятниках. — Полтава. 1902.

Литература[править | править вики-текст]

  • Кротов П. А. Битва при Полтаве: к 300-летней годовщине. — СПб.: Историческая иллюстрация, 2009. — 416 с.
  • Кротов П. А. Пётр I и Карл XII на полях под Полтавой (сравнительный анализ полководческого искусства) // Проблемы войны и мира в эпоху Нового и Новейшего времени (к 200-летию подписания Тильзитского договора): Материалы международной научной конференции. С.-Петербург, декабрь 2007 г. — СПб.: Издательский дом СПбГУ, 2008. — С. 48-57.
  • Кротов П. А. Полководческое искусство Петра I и А. Д. Меншикова в Полтавской битве (К 300-летию Полтавской победы) // Меншиковские чтения — 2007 / Отв. ред. П. А. Кротов. — СПб.: Историческая иллюстрация, 2007. — С. 37-92.
  • Молтусов В. А. Полтавская битва: Уроки военной истории. — М.: ОР МВД РФ; Кучково поле, 2009. — 512 с. ISBN 978-5-9950-0054-9
  • Полтава: К 300-летию Полтавского сражения. Сборник статей. — М.: Кучково поле, 2009. — 400 с. ISBN 978-5-9950-0055-6
  • Павленко Н. И., Артамонов В. А. 27 июня 1709. — М.: Молодая гвардия, 1989. — 272 с. — (Памятные даты истории). — 100 000 экз. — ISBN 5-235-00325-X. (обл.)
  • Энглунд Петер. Полтава: Рассказ о гибели одной армии = Englund P. Poltava. Berattelsen om en armés undergång. — Stockholm: Atlantis, 1989. — М.: Новое книжное обозрение, 1995. — ISBN 5-86793-005-X.
  • Тарле, Евгений Викторович Северная война и шведское нашествие на Россию // Сочинения.. — М.: Издательство Академии Наук СССР, 1959. — Т. 10. — 841 с.

См. также[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]