Санитарный кордон

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Санита́рный кордо́н (фр. cordon sanitaire) — обобщающее геополитическое название группы лимитрофных государств[1], созданной под эгидой Великобритании и Франции[2] после распада Российской империи вдоль европейских границ Советской России и сдерживавшей проникновение коммунистических идей в страны Запада в 1920-е — 1930-е годы[3]. С 1990-х годов термин стал широко использоваться вновь.

В буквальном переводе понятие санитарный кордон обозначает одно из основных мероприятий, предпринимаемых в ходе карантина, — карантинную (санитарную) линию, полосу (зону) отчуждения, специально организуемый барьер для остановки распространения эпидемии заразной болезни.

История[править | править вики-текст]

Версаль[править | править вики-текст]

В первой половине XX века после краха Российской империи с образованием и упрочением на большей части её территории советской власти, а особенно с возникновением Коминтерна, понятие «санитарный кордон» стало употребляться метафорически. Первенство в этом приписывается премьер-министру Италии Витторио Орландо, заявившему 21 января 1919 года на заседании премьер-министров в рамках Версальской конференции[4]:

Обычно, чтобы остановить распространение эпидемии, устанавливают санитарный кордон. Если принять подобные же меры против распространения большевизма, он мог бы быть побеждён, ибо изолировать его — значит победить.

В дальнейшем эта идея была поддержана председателем Совета министров Франции Жоржем Клемансо: в марте 1919 года он убеждал недавно созданные пограничные с РСФСР государства сформировать антироссийский оборонительный союз с целью изоляции Европы от угрозы распространения коммунизма и экспорта революции. Основной задачей создаваемого «санитарного кордона» была полная политическая и экономическая изоляция Советской России[5], а также предотвращение сотрудничества между Германией и Россией[6][7].

У историков нет единого мнения относительно того, какие страны входили в «санитарный кордон»; в различных источниках упоминаются Финляндия[8][9], Эстония[8][9], Латвия[8][9], Литва[8][9], Польша[8], Чехословакия[10], Венгрия[11], Румыния[10], Болгария[12], Югославия[10]. Отдельные исследователи считают, что Венгрия, Финляндия и прибалтийские государства не входили в систему «кордона»[7].

Ленин называл мирный договор с Эстонией в 1920 году новым «окном в Европу», поскольку в результате его заключения в «санитарном кордоне» образовалась первая брешь[13].

Оценки[править | править вики-текст]

Концепция «санитарного кордона» стала важным элементом организации Версальско-Вашингтонской системы международных отношений. Госсекретарь США, лауреат Нобелевской премии мира Генри Киссинджер в своей книге «Дипломатия», например, отмечает, что благодаря Версалю «Россия была оторвана от Европы революционной драмой и „санитарным кордоном“ малых восточноевропейских государств»[14].

Ряд исследователей сомневается в том, что система «санитарного кордона» работала эффективно[7][15]. Некоторые историки — в частности, Андре Фонтэн (фр. André Fontaine) — видят в концепции «санитарного кордона» Клемансо реальное начало холодной войны.

Идеолог неоевразийства Александр Дугин относит разработку идеи «санитарного кордона» к концу XIX века и находит британский след: он усматривает среди её истоков стремление Великобритании предотвратить континентальный российско-германский союз с помощью организации ряда небольших пограничных подконтрольных ей буферных государств между Российской империей и Пруссией. Используемые для этого местные национально-освободительные движения и неприязнь к бывшим метрополиям должны были служить постоянным источником нестабильности в Восточной Европе. Впрочем, столь радикальные точки зрения не общеприняты.

Подписание мира в Зеркальном зале Версальского дворца 28 июня 1919 года. Подписи сторон.

Так или иначе, Версальско-Вашингтонская система международных отношений в целом оценивается историками как неустойчивая и чреватая нестабильностью, так как многие геополитические вопросы остались неразрешёнными или были зафиксированы в положении, не устраивавшем основных мировых игроков. Например, Генри Киссинджер по этому поводу пишет[14]:

Версальское… урегулирование было мертворождённым, поскольку ценности, на которых оно покоилось, не вязались со стимулами для его поддержания; большинство государств, от которых требовалось обеспечить защиту достигнутых договорённостей, в той или иной мере считали их несправедливыми.

В частности, нарком иностранных дел СССР Вячеслав Молотов в своём докладе «О внешней политике Советского Союза» на внеочередной пятой сессии Верховного Совета СССР первого созыва 31 октября 1939 года охарактеризовал Польшу как «уродливое детище Версальского договора, жившее за счёт угнетения непольских национальностей»[16]. В статье Большой советской энциклопедии о внешней политике Советского Союза отмечается, что страны «санитарного кордона» служили плацдармом для антисоветских походов[17].

Пренебрежительные высказывания о странах «санитарного кордона» можно обнаружить и у лидеров англо-французской коалиции и её сателлитов. Так, министр иностранных дел Великобритании Джордж Керзон, в своё время выдвинувший идею создания буферных государств на границах Британской Индии[18], раздосадованный чрезмерной, на его взгляд, активностью дипломатов стран Прибалтики, обмолвился: «Чего ещё хотят эти… версальские уродцы?!», а начальник польского государства маршал Юзеф Пилсудский позднее отозвался о соседней Чехословакии как об «искусственном и уродливом детище Версаля»[19].

Послеверсальский мир продлился лишь два десятилетия, его несовершенство стало основной причиной Второй мировой войны. Доктор экономических наук, профессор Института Европы РАН Алексей Хайтун пишет, что система «санитарного кордона» действительно ограничила распространение коммунизма, однако она способствовала возникновению идеологии и государственности германского национал-социализма[20].

Послевоенный мир[править | править вики-текст]

В 1942—1943 годах правительство Великобритании разрабатывало планы создания различных курируемых Западом федераций малых стран Центральной, Юго-Восточной и Северной Европы, с тем чтобы образовать «санитарный кордон» против СССР. Намечалась, в частности, придунайская федерация и проч.[21][22] Доктор исторических наук В.М. Фалин приводит призыв Уинстона Черчилля отгородить Советскую Россию от Западной Европы кордоном «неистово ненавидящих большевизм государств»[23][24].

Однако после Второй мировой войны и по её итогам, как отмечает БСЭ[17], «вместо враждебного „санитарного кордона“ соседями СССР стали в большинстве своём дружественные государства», образовалась мировая система социализма. «Англо-американские планы возрождения „санитарного кордона“ рухнули», — отмечает доктор исторических наук Н.Н. Яковлев[25]. В выпущенном под эгидой ИМЭМО РАН многотомном научном издании «Системная история международных отношений 1918—2003» (глава редколлегии — академик РАН Георгий Арбатов) указан основной мотив, которым в то время руководствовался Советский Союз: это опасения повтора сценария нападения с Запада. Поэтому Москва превратила Восточную Европу в зону безопасности СССР, «санитарный кордон наоборот», задачей которого была уже не оборона Запада от коммунистического влияния, а защита Советского Союза от его потенциальной агрессии[26].

На Западе в связи с этим концепция «санитарного кордона» сменилась стратегией сдерживания авторства Джорджа Кеннана, легшей в основу доктрины Гарри Трумэна и политики «отката назад» Дуайта Эйзенхауэра. Доктор политических наук Института США и Канады РАН, профессор МГИМО Алексей Богатуров пишет[27]:

Поскольку СССР уклоняется от конфликта, то выдвигая американское присутствие к рубежам зоны советских интересов можно побудить Москву «отойти вглубь». На эту посылку опиралась доктрина «отбрасывания» (roll-back) коммунизма, которой пыталась обогатить американскую политику новая администрация [Эйзенхауэра].

В результате обозначилось и упрочилось не только мирное сосуществование, но и противостояние двух послевоенных сверхдержав, СССР и США, мир стал биполярным. Под эгидой последних были созданы военно-политические блоки — НАТО, СЕАТО, СЕНТО (см. также Теория домино), Советский Союз и социалистические страны образовали противостоящую им Организацию Варшавского договора. Утвердилось основанное на ядерном паритете состояние холодной войны.

Современность[править | править вики-текст]

Вопрос о воссоздании кордона вокруг России[править | править вики-текст]

Политика, проводимая в целом ряде сопредельных с Россией государств в конце XX — начале XXI века, вызвала — прежде всего в самой России — многочисленные сравнения и прямые сопоставления с политикой «санитарного кордона» образца 1920-х и 1930-х годов.

Так, министр иностранных дел России Сергей Лавров отмечает, что ныне «приходится сталкиваться с тем, что трудно воспринимать иначе, как воссоздание санитарного кордона к западу от границ России…»[28] Министр обороны РФ Сергей Иванов заявляет, что «не все, а некоторые восточноевропейские государства, „младоевропейцы“, сейчас по существу выполняют функцию такого кордона»[29]. Аналогичные взгляды высказывают Анатолий Чубайс[30], Павел Бородин[31] и др.

Комментаторы согласны в том, что cordon sanitaire находится в процессе активного строительства и продвижения вглубь постсоветского пространства, при этом часть из них[29][32][33][34][35][36][37][38] убеждена, что «кордон» уже создан и является реалией, остальные же полагают завершение его сооружения угрозой ближайшего будущего.

Оценки истоков и целей[править | править вики-текст]

Идею создания новой своего рода «санитарной зоны» на границах посткоммунистической России иногда приписывают[36][39][40] экс-помощнику президента США по национальной безопасности, политологу Збигневу Бжезинскому, хотя в его книге «Великая шахматная доска» такого термина не содержится (там употребляется понятие «буферные государства»), а сам он считает, что в настоящее время следует говорить о самоизоляции России[41]. Председатель Комитета Совета Федерации РФ по международным делам Михаил Маргелов в интервью «Российской газете» высказал мнение, что нынешний «санитарный кордон» из восточноевропейских государств создан по замыслам западных геополитиков рубежа XIX—XX веков[32].

В изданной в 1995 году книге «Россия и Запад: общность или отчуждение?» доктора исторических наук, одного из лидеров партии «Яблоко» Владимира Лукина, написанной им в соавторстве с доктором исторических наук, завотделом внешней политики Института США и Канады РАН Анатолием Уткиным, констатируется[42], что после распада Советского Союза

…прибавились новые проблемы. Восточноевропейские страны из союзников превратились в подозрительно (если не неприязненно) относящихся к России субъектов европейской политики, которые не только не стремились быть связующим звеном между Россией и Западом, а скорее оказались готовы играть роль очередного «санитарного кордона» в отношении России.

Говоря о «кордоне», Сергей Лавров указывает, что новые члены ЕС одержимы стремлением «сдерживать» Россию, взять некий исторический реванш[28]. О цели «санитарного кордона» — заключить Россию в геополитическую резервацию, оторвав от Европы, — пишут Модест Колеров[43], Сергей Кургинян[33], Наталья Нарочницкая[44], Сергей Марков[45], Михаил Леонтьев[34], Евгений Минченко[29], Вячеслав Игрунов[46], Михаил Маргелов,[32], Виталий Третьяков[47], Глеб Павловский[48] и другие историки, политологи и политики, в том числе и в постсоветском пространстве[49][50][51][52][53][54].

Предполагаемые мотивы[править | править вики-текст]

Российские и иностранные аналитики полагают, что вместо защиты «свободного мира» от российского коммунизма, декларировавшейся в начале века как основная цель cordon sanitaire, в 1990-х годах у «санитарного кордона» в Восточной Европе может быть экономический аспект[55]. Главный редактор газеты КоммерсантЪ Азер Мурсалиев замечает по этому поводу, что, сколько бы ни твердили на Западе и Востоке о том, что в Европе больше не должно быть разделительных барьеров, линия экономического раздела, «балто-черноморский санитарный коридор», отчётливо проглядывается и становится реальностью.[56] Доктор экономических наук Алексей Хайтун пишет об экономической подоплёке:[20]

История распорядилась так, что российский газ отделён от центров европейского потребления кольцом восточноевропейских стран, нечто вроде «санитарного кордона» в трактовке лорда Керзона 20-х годов прошлого века… Сейчас подобный кордон, если он на самом деле оформлен как идеология и государственная практика, призван защитить новые государства ЕС от российского доминирования…

Военный обозреватель РИА «Новости» Илья Крамник отмечает, что «как только в политике России стали прослеживаться намёки на самостоятельность, на Западе сразу вспомнили о политике санитарного кордона, который и был спешно воссоздан»[57].

Оценки состава и перспективы[править | править вики-текст]

В 1997 году Анатолий Чубайс заявил в интервью[30] о существовании планов создания своего рода «санитарного кордона», призванного изолировать Россию от цивилизованного мира и охватывающего пространство от Азербайджана до Прибалтики. Сходную позицию занимают многие[58] эксперты, говорящие об опасности создания «кордона». При этом полоса нового «санитарного кордона» расширилась за счёт включения в неё бывших союзных республик СССР и эта экспансия стала важным направлением евроатлантизма: «кордон» становится фронтом[43]. Доктор исторических наук, профессор МГИМО Владимир Дегоев констатирует[59]:

Элегантные ухаживания за бывшими советскими республиками постепенно переходят в жёсткое давление. Не всегда оглашаемая, но всегда подразумеваемая цель домогательств — согласие идти в фарватере американской политики, направленной на создание такого «санитарного кордона» вокруг России, который способен служить и линией обороны от неё, и плацдармом для наступления.

По словам Бориса Биккинина, руководителя Комиссии по обороне и безопасности Союзного государства, этот «санитарный кордон» развивается искусственно и союз России и Белоруссии создаёт двум последним геостратегический коридор на Запад[60]. Аналитики отмечают, что в планах новый «санитарный кордон» перестаёт быть собственно «балтийско-черноморским забором»[31][52] и не ограничивается Европой, а простирается на Кавказ[30] и даже имеет среднеазиатскую составляющую[61]. Различными, прежде всего российскими, аналитиками к уже образовавшемуся или образующемуся в последние годы антироссийскому «санитарному кордону» причисляются следующие страны:

Потенциальные кандидаты

Оценки стратегии[править | править вики-текст]

Частью стратегии окружения России новым санитарным кордоном называют организацию оранжевых революций[47][66] и формирование антироссийских постсоветских политико-экономических блоков и региональных объединений — в частности, СДВ,[31][52] ОЭС,[51] Вишеградской группы,[42] ГУАМ и Восточного партнёрства.[40][50][67] Владимир Лукин указывает на наличие вопросов к США по поводу уже существующей и планируемой ими к размещению в странах российского ближнего зарубежья сети американских военных баз и ведения в этих государствах политических интриг: несмотря на отрицание Америкой неблаговидности своих намерений, Россия склонна интерпретировать ситуацию как установление санитарного кордона «под эгидой всяческих слов и заверений». Он отмечает:[68]

Задача Соединённых Штатов состоит в том, чтобы на эти вопросы ответить убедительно для нас.

Вызывает беспокойство у российских аналитиков и объявленная Западом «Война против терроризма». Андрей Фурсов, директор Института русской истории РГГУ, завотделом Азии и Африки ИНИОН РАН, говоря о современном санитарном кордоне, например, считает:[61]

Вытеснение России из бывших советских среднеазиатских республик… — это тихая, ползучая политико-экономическая война за русское наследство, и так называемая «антитеррористическая операция», по сути, служит если не началом её, то прологом к ней, и главный противник в этой войне — Россия.

Некоторые политики и политологи считают, что, как и в 1920—1930-е годы, входящие в санитарный кордон страны являются так называемыми государствами-лимитрофами.[32][37][69][70] Доцент кафедры мировой политики ГУ-ВШЭ, кандидат исторических наук Андрей Суздальцев в рецензии на статью Юлии Тимошенко выделяет «родимые пятна» лимитрофии:[71]

  • паразитирование на геополитическом соперничестве внешних сил;
  • разогрев их противоречий;
  • продажа любой из них своей геополитической ориентации, предложение своих услуг;
  • втягивание внешних сил в собственные нерешённые проблемы с Россией, использование их как арбитров;
  • попытки создания альтернативных Москве центров политического влияния;
  • антироссийские информационные кампании.

Директор Центра анализа стратегии и технологии, издатель журнала «Moscow Defense Brief» Руслан Пухов полагает, что правящие элиты восточноевропейских стран считают своё положение санитарного кордона главным политическим ресурсом и активно это эксплуатируют.[72] В предисловии к вышедшему в 2005 году сборнику статей аналитиков информационного агентства REGNUM «Россия и „санитарный кордон“» политолог Глеб Павловский пишет, что формирование санитарного кордона это европейский бизнес на отбрасывании России, в котором «наши союзники — разносчики опасного вируса, Евровосток — зона заражения».[48]

Критика политики России[править | править вики-текст]

Доктор исторических наук Лилия Шевцова из московского Центра Карнеги указывает в Der Spiegel, что выстраивание вокруг России cordon sanitaire подпитано непрофессионализмом внешней политики РФ.[73] Андрей Колесников, журналист и руководитель Центра политической философии, считает взгляды на посткоммунистические государства как на санитарный кордон частью «не до конца оформившейся государственной идеологии Российской Федерации»[74].

Оппозиционный политик Григорий Явлинский убеждён, что «российское авторитарное государство само создает вокруг себя санитарный кордон»[75]. Его однопартиец по «Яблоку» Алексей Арбатов, доктор исторических наук, зампред комитета Госдумы по обороне, указывает, что России следует предотвратить возникновение враждебного санитарного кордона из постсоветских государств и их превращение в сферу влияния других держав путём отказа от применения вооружённой силы и учёта различий в отношениях с этими государствами.[76]

Информационное агентство Рейтер в аналитической статье Олега Щедрова описывает попытки Запада окружить Россию новым санитарным кордоном как горький взгляд на вещи из Москвы — и приводит слова неназванного кремлёвского чиновника о военном ответе России Грузии в августе 2008 года:[77]

Это могла быть Грузия или что-то ещё, но что-то должно было стать «последней соломинкой». Мы не можем бесконечно отступать с улыбчивым лицом.

Точки зрения на Западе[править | править вики-текст]

Министр обороны США Роберт Гейтс заявил, что, хотя у России есть законные интересы в области безопасности, утверждения о санитарном кордоне «отдают старым советским агитпропом», а политика продиктована желанием доминировать в ближнем зарубежье[78].

О санитарном кордоне высказываются западные комментаторы. Старший репортёр Le Figaro Лор Мандевиль (фр. Laure Mandeville) пишет, что желание Запада видеть в своих рядах прибалтийские страны и даже Украину не имеет ничего общего с геополитическим заговором.[79] Противоположной точки зрения придерживается Дэниел Шорр (англ. Daniel Schorr), старший аналитик новостей National Public Radio и лауреат трёх «Эмми». В своей статье в Christian Science Monitor он пишет, что администрация Джорджа Буша с бывшими советскими республиками и сателлитами пытаются воссоздать санитарный кордон сдерживания в духе Джорджа Кеннана, и недоумевает, зачем США нужна новая маленькая холодная война.[80] Николас Уапшотт (Nicholas Wapshott), New York Sun, констатирует, что президент Буш полностью осознал безотлагательность установки санитарного кордона вокруг России, обратившись к лидерам НАТО с призывом предоставить досрочное членство Украине и Грузии, но Франция и Германия наложили вето на эту идею.[81] Другие источники также отмечают нежелание Германии и Франции присоединяться к созданию кордона против России[82].

Президент парижской Réseau Voltaire Тьерри Мейсан (фр. Thierry Meyssan) считает, что Вашингтон взял под контроль Украину и изолировал Белоруссию именно для того, чтобы предотвратить нормальную транспортировку российского газа, — и Германия пытается обойти этот новый санитарный кордон.[38] Жак Сапир, специалист по России французской Высшей школы социальных наук, в интервью Radio France Internationale полагает, что если НАТО нацелен на создание санитарного кордона, то любая страна, вступающая в альянс, совершает акт агрессии по отношению к России и наносит ущерб её национальным интересам.[83]

Размышляя в Junge Welt о роли Польши, австрийский публицист Вернер Пиркер (Werner Pirker) видит одержимую честолюбием Варшаву в центре антироссийского заговора по созданию санитарного кордона от московитов.[84] Историк и колумнист Le Nouvel Observateur Жак Жюлиар (Jacques Julliard) думает, что санитарный кордон вокруг России создаёт такой акт возврата к холодной войне как принятие в НАТО Украины и Грузии.[85]

Точки зрения в Восточной Европе[править | править вики-текст]

Руководители ряда восточноевропейских стран и России неоднократно заявляли об отсутствии проблем в отношениях[86][87], стремлении к дружбе[88], о нежелании их стран быть «новым санитарным кордоном».[89]

Премьер-министр Латвии Айгар Калвитис в интервью газете Berliner Zeitung, отвечая на вопрос «как он определяет роль своей страны в отношении России, как мост или как часть нового санитарного кордона», сказал, что Латвия всегда была историческим мостом между Востоком и Западом, а сегодня, обладая развитой транспортной инфраструктурой, является идеальным «трамплином» между развитым потребительским рынком ЕС и развивающимися рынками России и СНГ[90].

Бывший президент Польши Александр Квасьневский убеждён, что Западу следует со временем предложить России полноправное членство в атлантических структурах.[91] Президент соседней Литвы Валдас Адамкус заявляет, что «опасность возникновения новых „железных занавесов“ остается по сей день, и в ближайшем соседстве с Литвой есть страны, избегающие демократических изменений», однако, по его словам, нет таких стен и таких дверей, которые демократия не смогла бы преодолеть, поэтому следует создать единую и свободную Европу «от Адриатики до Каспия».[92]


Лидер Партии регионов Украины Виктор Янукович, слова которого цитирует газета telegraph.co.uk, сообщает, что его политические оппоненты видят Украину ключевым элементом санитарного кордона против России, и выражает сомнения в том, что такая конфронтация в интересах Европы.[93] В современной украинской публицистике понятие «санитарный кордон» используется и для описания процессов, связанных с серьёзным усилением визового режима между Украиной и её центральноевропейскими соседями, которое происходит несмотря на заверения европейских политиков в симпатиях к Украине[94][95]. Так, Юрий Андрухович пишет[96]:

Европейская сторона не предложила ничего нового, только идею «буферной зоны», которой уже сто лет, такой серой территории между Россией и Западом, единственное назначение которой — не мешать их, то есть России и Запада, партнёрству. В этой связи начинаешь совсем по-другому понимать эвфемизм «новые соседи», который звучит оптимистично. «Новые соседи» — это те, кто на всякий случай ограждают Европу от не совсем удобной России.

Идея санитарного кордона порой находит и популяризаторов. Йерун Бюлт (нидерл. Jeroen Bult), эстонский аналитик Института международных и социологических исследований, пишет в Postimees, что Россия должна ответить за свои преступления, однако Эстония в одиночку не сможет создать новый санитарный кордон, поэтому ей следует убедить в этом колеблющуюся старую Европу.[97] Депутат парламента Словакии, член ПАСЕ Сергей Хелемендик констатирует, что обсуждение темы возможных и тем более будущих войн в Европе для старой Европы неполиткорректно, а для младоевропейцев недопустимо, и с иронией добавляет:[98]

Подспудно в странах 'новой' Европы живет исторически правильный страх — не сделают ли из них в очередной раз разменную монету 'большой политики'. Новый 'санитарный кордон' против иранских ракет, подлетающих со стороны Белоруссии.

Широкая трактовка[править | править вики-текст]

Понятие санитарного кордона в настоящее время порой получает и более широкую трактовку — так характеризуют ряд любых буферных государств, формирующих барьер против большего и идеологически чуждого государства, а также используют как метафору предотвращения распространения идеологии или деятельности, которую считают нежелательной, опасной (например, международного терроризма).

Это касается как реалий настоящего, так и прошлого. Так, политолог Владимир Букарский, например, говорит о санитарном кордоне поляков, шведов, турок и крымских татар вокруг Русского царства, который разорвал Пётр I,[99] а «Международный исторический журнал» пишет о санитарном кордоне, созданном в 1989 году ГДР, СРР и ЧССР вокруг Венгрии после «европейского пикника».[100]

В беседе историка Дженнаро Каротенуто (итал. Gennaro Carotenuto) с Джульетто Кьеза, депутатом Европарламента и, как его аттестует редакция, «одним из самых авторитетных советологов в мире», отмечается, что США вместе с сильной Россией могли бы создать санитарный кордон вокруг Китая, однако на сегодняшний день Америке нужны не союзники, а холопы и подчинённые, и в Европе происходит необратимое расползание трансатлантических отношений.[101]

Глава российского МИД Игорь Иванов во время Второй чеченской войны заявлял о процессе строительства санитарного кордона на Северном Кавказе[102]. Некоторые аналитики также говорили о необходимости возведения кордона на севере Афганистана для предотвращения соприкосновения стран СНГ с Талибаном.[103] Аналогично и в Европе подумывали о создании санитарного кордона вокруг Австрии после победы там в 2000 году праворадикальной коалиции, включавшей ультранационалистическую «Партию свободы» Йорга Хайдера,[104] а США популяризировали идеи создания санитарных кордонов вокруг враждебного Белому дому Судана,[105] Ирака времён Саддама Хусейна,[106] вокруг руководимой Уго Чавесом Венесуэлы[107] и т. д.

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. См. Яценко, Н. Толковый словарь обществоведческих терминов. — Серия: Учебники для вузов. Специальная литература. — М.: Лань, 1999. — С. 528. ISBN 5-8114-0167-1
  2. Версаль. 1918—1919 годы. — Знание — сила, № 5—6. — 1999.
  3. См. Яценко, Н. Толковый словарь обществоведческих терминов. — Серия: Учебники для вузов. Специальная литература. — М.: Лань, 1999. — С. 528. ISBN 5-8114-0167-1
  4. Цит. по: Минц И. Предисловие // Черчиль В. Мировой кризис. — М.; Л.: Государственное военное издательство, 1932. — С. III—XVII.
  5. The British army and the crisis of empire, 1918-22 By Keith Jeffery p. 42
  6. Eberhard Kolb, P. S. Falla. The Weimar Republic. P.24
  7. 1 2 3 The Baltic question during the Cold War By John Hiden, Vahur Made, David J. Smith p.13-14
  8. 1 2 3 4 5 См. о санитарном кордоне в энциклопедии Кругосвет.
  9. 1 2 3 4 См. Яценко, Н. Толковый словарь обществоведческих терминов. — 1999.
  10. 1 2 3 Махун, С. «Мир» через уничтожение союзного государства. — Зеркало недели, № 36 (715) 27 сентября — 3 октября 2008 года.
  11. Советское Информационное Бюро при Совете Министров СССР Фальсификаторы истории (историческая справка). — М.: ОГИЗ, Главполитиздат, 1948.
  12. Безыменский, Л. Гитлер и Сталин перед схваткой. Глава двадцать первая. После визита. — М.: Вече, 2000. — С. 512.
  13. В. Абаринов «Путин и восточный вопрос Европы»
  14. 1 2 Киссинджер, Г. Дипломатия. Глава девятая. Новое лицо дипломатии: Вильсон и Версальский договор. — М.: Ладомир, 1997. ISBN 5-86218-260-8
  15. Europe: a history By Norman Davies p. 997
  16. О внешней политике Советского Союза. Доклад Председателя Совета Народных Комиссаров и Народного Комиссара Иностранных Дел тов. В. М. Молотова на заседании Верховного Совета Союза ССР 31 октября 1939 г.
  17. 1 2 О санитарном кордоне в БСЭ.
  18. Впервые основные положения теории буферных государств (buffer-states) были высказаны Керзоном ещё в 1893 году в статье India between two fires («Nineteenth Century», 1893).
  19. Корявцев, П. Прибалтийский гамбит. — СПб., 2005.
  20. 1 2 Хайтун, А. Пробивая «санитарный кордон». — Независимая газета, 9 декабря 2008 года.
  21. Религии мира. История и современность. Ватикан и гитлеровская Германия. // Перевод с немецкого и подготовка к публикации Н. С. Лебедевой. — 1984. — С. 190—213.
  22. Бердник, М. «Гиена Восточной Европы». — 2000, № 24 (322), 16—22 июня 2006 года.
  23. Фалин, В. [www.rags.ru/files/doc12.doc Роль внешних факторов в формировании внешней политики СССР]. Февраль 2007 года.
  24. Литовкин, В. Потсдам — прощальный салют сотрудничеству. — РИА «Новости», 27 июня 2005 года.
  25. Яковлев, Н. США и Англия во второй мировой войне. — М.: Учпедгиз, 1961.
  26. Системная история международных отношений 1918—2003. Том третий. События 1945—2003 // Отв. ред. доктор политических наук, профессор А. Д. Богатуров. — М.: Московский рабочий, 2003. ISBN 5-901981-06-5
  27. Богатуров А. Великие державы на Тихом океане. История и теория международных отношений в Восточной Азии после второй мировой войны (1945—1995)
  28. 1 2 Проблемы ЕС не могут быть разрешены вне отношений с Россией, что будет отвечать и интересам США — С.Лавров. — Прайм-ТАСС, 15 августа 2007 года.
  29. 1 2 3 Латвия попросилась в «санитарный кордон». — Росбалт, 7 июня 2007.
  30. 1 2 3 Staar, R. The Bear Sharpens Its Claws. — Hoover Digest, № 4, 1997.
  31. 1 2 3 Павел Бородин: Союзное государство Белоруссии и России — новая геополитическая реальность. — Regions.ru, 22 марта 2006 года.
  32. 1 2 3 4 Маргелов, М. По всем азимутам. — Российская газета, № 3376, 30 декабря 2003 года.
  33. 1 2 Кургинян, С. Программа «Визави с миром» на радио «Голос России», 18 октября 2007 года.
  34. 1 2 Леонтьев, М. Выпуск программы «Однако» на Первом канале от 15 января 2009 года.
  35. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 Колеров, М. Империализм и «ближнее зарубежье»: Россия, Польша, Литва. — REGNUM, 6 февраля 2008 года.
  36. 1 2 Черемных, К. «Южный поток» прорывает санитарный кордон. Кони и слоны «бжезинской школы» оказались слабыми фигурами на шахматной доске. — worldcrisis.ru, 17 мая 2009 года.
  37. 1 2 Бутаков, Я. Легитимность от противного. Россия и государства-лимитрофы: история вопроса. — Русский журнал, 31 марта 2005 года.
  38. 1 2 Мейсан, Т. Саммит 'Большой восьмерки': момент истины для Соединённых Штатов. — Reseau Voltaire, 11 июля 2006 года.
  39. Паршев, А. Почему Россия не Америка. — М.: АСТ, 1999. — С. 416. ISBN 5-89747-017-0
  40. 1 2 3 4 5 6 7 8 Шакарянц, С. Санитарный кордон против России. — «Северный Кавказ», 29 июня 2007 года.
  41. Spiegel Online International 14/2005, Revolutions Speed Russia’s Disintegration By Uwe Klussmann and Christian Neef (англ.)
  42. 1 2 3 4 Лукин, В.; Уткин, А. Россия и Запад: общность или отчуждение?. — М.: САМПО, 1995. — С. 148.
  43. 1 2 Колеров, М. Фронт против России: «санитарный кордон» и «внешнее управление». — REGNUM, 18 марта 2005 года.
  44. Нарочницкая, Н. Россия и русские в мировой истории. Глава XIII. — М.: Международные отношения, 2005. — С. 536. ISBN 5-7133-1132-5
  45. Марков, С. Белоруссия политически разрывает «санитарный кордон» вокруг России. — Лентаком, 14 июня 2006 года.
  46. 1 2 Игрунов, В. программа «Визави с миром» на радио «Голос России», 27 января 2006 года.
  47. 1 2 3 4 5 6 7 Третьяков, В. Гривна на ребре. — Российская газета, № 3644, 2 декабря 2004 года.
  48. 1 2 Г. Павловский, Д. Юрьев Россия и «санитарный кордон». Сборник. — М.: Европа, 2005. — С. 216. ISBN 5-902048-23-0
  49. Юрий Бойко: «Если в Евросоюзе и НАТО Украину не ждут, так зачем же туда ломиться?» — Новый регион, 01 апреля 2008 года.
  50. 1 2 Окара, А. Украинские дискурсы и российская парадигма. — Политический класс, 21 июня 2007 года/
  51. 1 2 Лаумулин, М. Политика против географии: Евразия на геополитическом переломе. — КонтиненТ (Алма-Ата), № 8 (70), 17-30 апреля 2002 года.
  52. 1 2 3 Михеев, С. Новый «санитарный кордон» вокруг России: хлипкий, но забор. — ЦентрАзия.ру, 06 мая 2006 года.
  53. Класковский, А. Беларусь — санитарный кордон от непредсказуемой России. — Белорусские новости, 15 октября 2008 года.
  54. Министр госбезопасности Приднестровья: вокруг России спешно формируется санитарный кордон. — REGNUM, 18 мая 2006 года.
  55. The EU-Russian energy dialogue: Europe’s future energy security By Pami Aalto, p. 167
  56. Мурсалиев, А. Хельсинкский мир-2: предчувствие холодной войны. — КоммерсантЪ-Власть, № 12 (218), 01 апреля 1997 года.
  57. Крамник, И. Итоги первой мировой: сеанс повторного фильма? — РИА «Новости», 11 ноября 2008 года.
  58. Aksenyonok, A. Paradigm Change in Russian Foreign Policy. — Russia in Global Affairs, № 4, октябрь—декабрь 2008 года.
  59. Дегоев, В. Горе победителям. Во что может обойтись Западу и миру поражение СССР в «холодной войне». — «Дружба Народов», № 5. — 2000.
  60. Goble, P. Russia: Analysis From Washington — Avoiding Another Cordon Sanitaire. — Radio Free Europe/Radio Liberty, 9 сентября 2000 года.
  61. 1 2 Крылов, И. Андрей Фурсов: Война за русское наследство. — Культура (Алма-Ата), 27 марта 2002 года.
  62. 1 2 3 4 5 6 7 Панфилова, В. Неслучайный дрейф к НАТО. — Независимая газета, 1 декабря 2006 года.
  63. 1 2 3 4 5 Дугин, А. Ющенко: сценарий катастрофы. — Российская газета, № 3655, 16 декабря 2004 года.
  64. Бельчук, А. Уместен ли торг? — Российская Федерация сегодня, № 5, 2007.
  65. Шимов, Я. Самоизоляция с позиции силы. — Газета.ру, 13 августа 2008 года.
  66. Уолкер, М. Кто выражает взгляды Москвы? — United Press International, 20 июня 2006.
  67. Бутаков, Я. Санитарный кордон. Что выберет президент Белоруссии? — Столетие, 26 февраля 2009 года.
  68. Пресс-конференция Владимира Лукина в РИА «Новости»: Перспективы российско-американских отношений. — РИА «Новости», 29 января 2004 года.
  69. Петров, А. Михаил Леонтьев: «Саммит в Вильнюсе — кукольный театр лимитрофов». — Правда.ру, 06 мая 2006 года.
  70. Митрофанов, А. Шаги новой геополитики, публикация на авторском сайте alexeymitrofanov.ru
  71. Суздальцев, А. Манифест лимитрофной политики. — Expertbyorg, 14 траўня 2007 года.
  72. Пухов, Р. Измерение отношений РФ-НАТО. — РИА «Новости», 21 ноября 2008 года.
  73. Klussmann, U.; Neef, C. Revolutions Speed Russia’s Disintegration. — Der Spiegel, 4 апреля 2005 года.
  74. Пограничное состояние, газета.ru 5.04.05
  75. Григорий Явлинский о правах человека и двойных стандартах власти 13 сентября 2006
  76. Арбатов, А. Близкое окружение России. Глава из книги «Российская национальная идея (мифы и реальности)». — М.: Московский общественный научный фонд, 1998 год. — С. 28—35.
  77. Shchedrov, O. Georgia was the «last straw» for Russia. — Reuters, 29 августа 2008 года.
  78. Речь министра обороны Гейтса о глобальной безопасности 23 сентября 2008 года
  79. Мандевиль, Л. Посол российской 'демократии'. — Le Figaro, 29 мая 2008 года.
  80. Шорр, Д. Начало малой «холодной войны» с Россией. — Christian Science Monitor, 12 мая 2006 года.
  81. Wapshott, N. Obama’s Biden Factor. — New York Sun, 20 августа 2008 года.
  82. Will Russia Be Isolated? October 3, 2008
  83. Адам, П. Стремясь в НАТО, Грузия совершает акт агрессии в отношении России. — Radio France Internationale, 6 октября 2006 года.
  84. Пиркер, В. Санитарный кордон. — Junge Welt, 26 августа 2005 года.
  85. Жюлиар, Ж. Цена обещаниям Буша. — Le Nouvel Observateur, 21 августа 2008 года.
  86. Klaus says no problems in Czech-Russian relations, Radio Praha, 22.05.2009 (англ.)
  87. Gyurcsány, Putin hail Hungarian-Russian relations at Moscow meeting, Politics.hy March 11, 2009 (англ.)
  88. Заявления для прессы по окончании Российско-Чешских переговоров, Официальный сайт Президента России (англ.)
  89. Putin’s Russia, the Berlin Republic, and East Central Europe: A New Symbiosis? by Ilya Prizel (англ.)
  90. Interview «Berliner Zeitung» 2007 Latvia’s Prime Minister on Relations EU-Russia
  91. Former Polish President: Keep the Door Open to Russia International Center for Journalists  (англ.)
  92. Президент Литвы: Создадим единую и свободную Европу от Адриатики до Каспия. — REGNUM, 4 мая 2006 года.
  93. Bell, S. Yanukovich: I support a pro-Western course. — telegraph.co.uk, 22 апреля 2007 года.
  94. «Санітарний кордон» посилюється, «Gazeta.ua», № 382 (07.06.2007)
  95. Санітарний кордон, «Львівська газета», 11.12.2007 13:20
  96. Санітарний кордон, Юрій Андрухович, «Украинская правда», оригинал публикации — в «Berliner Zeitung», 2.05.2004, 20:39
  97. Булт, Д. Российский комплекс Эстонии. — Postimees, 1 октября 2007 года.
  98. Хелемендик, С. Стратегические заметки о будущих войнах в Европе. — ИноСМИ.ру, 5 февраля 2009 года.
  99. Букарский, В. Петр Великий и Цветущая Сложность. — Русский журнал, 8 февраля 2005 года.
  100. Желицки, Б. Новая эра центральноевропейского сближения: Вишеградская идея. — Международный исторический журнал, № 11, сентябрь-октябрь 2000 года.
  101. Каротенуто, Дж. Запад уже был. — Réseau Voltaire, 28 января 2005 года.
  102. Пресс-конференция Министра иностранных дел России И. Иванова
  103. Попов, В. Уходить из Таджикистана нельзя. — Независимое военное обозрение, 11 февраля 2000 года.
  104. Сабов, А. Полёт валькирий над Альпами. Европа в раздумье: строить ли вокруг Австрии санитарный кордон? — Российская газета, 2000.
  105. Андреев, А. Вода и политика. Египет теряет монополию на ресурсы Нила. — Независимая газета, 7 сентября 2001 года.
  106. Андреев, А. Вашингтон все ещё «наказывает» Ирак. — Независимая газета, 26 октября 2001 года.
  107. Дабагян, Э. Чавес раздражает Вашингтон. — Независимая газета, 29 марта 2006 года.

Литература[править | править вики-текст]