Гомосексуальность и психическая норма

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Категоризация гомосексуальности в контексте психической нормы является спорным вопросом психологической науки и психиатрии. С самого начала развития психологии как науки вопрос существования разных форм полового поведения у человека был предметом пристального внимания многих психологов.

В Международной классификации болезней Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) до её 9 редакции включительно гомосексуальность классифицировалась как заболевание (302.0), относившееся к группе психосексуальных расстройств (psychosexual disorders) (302)[1]. 17 мая 1990 года ВОЗ исключила её из 10 пересмотра Международной классификации болезней (класс V)[2]. Диагноз эгодистонической половой ориентации в МКБ-10 сохранился, охарактеризовываясь как желание пациента изменить свою сексуальную ориентацию в силу дополнительных имеющихся психологических и поведенческих расстройств. Психическим расстройством в МКБ-10 признаётся не сама сексуальная ориентация (гомосексуальная, бисексуальная или гетеросексуальная), а связанный с нею у некоторых лиц существенный психический дискомфорт, вследствие которого может возникать стремление её изменения[3][4]. Рабочая группа по МКБ-11 рекомендовала исключить группу категорий F66 «Психологические и поведенческие расстройства, связанные с сексуальным развитием и ориентацией», включающую в себя эгодистоническую сексуальную ориентацию, ввиду отсутствия доказательств клинической полезности и возможной задержки диагностики и лечения. Проблемы этой категории могут быть решены с использованием других категорий МКБ, в соответствии с надлежащей клинической практикой, существующими принципами прав человека и миссией ВОЗ[5].

История[править | править код]

По мнению историка медицины Эдварда Шортера, изложенному в его «Историческом словаре психиатрии», если в некоторых областях науки, таких как генетика шизофрении, психиатрия стремилась быть максимально научной, то в некоторых других областях, особенно в случае гомосексуальности, дисциплина во многом была подвержена политическому и культурному влиянию и следовала конъюнктуре. В XIX веке гомосексуальность стала «предметом медицинского осуждения», с конца столетия в психиатрии закрепилось рассмотрение её как болезни. В середине XX века в ранних версиях DSM она без обсуждений была признана девиацией, в 1970-х же годах в ходе депатологизации гомосексуальности АПА подверглась давлению со стороны гей-активистов[6].

По мнению Игоря Кона, депатологизация гомосексуальности является закономерным следствием «длительного процесса перестройки медицинского мышления, отхода от жесткого нормативизма и понимания несводимости сексуальности к репродукции»; нормализация гомосексуальности связана «с общим ростом социальной терпимости, ослаблением гендерной поляризации и эмансипацией сексуальности от репродукции» и представляет собой «частный случай общего процесса демократического развития»[7].

Видная американская ЛГБТ-активистка Барбара Гиттингс[en] сказала: «Это никогда не было медицинским решением, и именно поэтому, я думаю, всё произошло так быстро. Ведь прошло всего три года со времени первой шок-акции феминисток и геев на конференции АПА и до голосования совета директоров, исключившего гомосексуальность из списка психических расстройств. Это было политическим решением… Мы были исцелены в одночасье росчерком пера»[8][источник не указан 221 день]. При этом она считала, что и решение о внесении гомосексуальности в список заболеваний основано на плохой науке[9].

По мнению участника депатологизации и её сторонника, Джадда Мармора[en], решение об исключении гомосексуальности из DSM было основано не на политическом давлении гомосексуалов, а на научной корректности, и политику в процесс привнесли как раз оппоненты депатологизации, настоявшие на голосовании членов АПА[10].

Первые исследования[править | править код]

История оценки гомосексуальности психологической наукой начинается с появлением психологии вообще[источник не указан 253 дня]. Сначала гомосексуальность диагностировалась как психическое расстройство, или перверсия (Ж. Шарко — В. Маньян, 1882)[11]. В дальнейшем этот подход внёс свой вклад в классификацию гомосексуальности как отдельной сексуальной ориентации. С этого момента и до того, как гомосексуальность перестали считать болезнью в 1970-х годах, психология нередко использовалась для криминализации гомосексуальности. Акцент при этом смещался от преследования за гомосексуальные акты на необходимость принудительного лечения в соответствии с законом.

Первые попытки классифицировать гомосексуальность как психическое расстройство были предприняты нарождающимся европейским сообществом сексологов в конце XIX столетия. В 1886 году известный психиатр Рихард Крафт-Эбинг указал гомосексуальность в числе 200 других отклоняющихся от нормы форм полового поведения в своей основополагающей работе «Половые психопатии»[12]. Крафт-Эбинг указывал, что гомосексуальность может вызываться врождёнными факторами либо быть приобретённой. С каждой новой ревизией своей работы он все больше и больше писал о врождённой гомосексуальности, но тем не менее всегда оставлял и возможность того, что гомосексуальность может быть приобретённой. Последняя вызывалась, по его мнению, сексуальной невоздержанностью — в частности, мастурбацией.

Затем британский врач Хавелок Эллис в своей работе 1897 года «Сексуальная инверсия»[13], написанной в соавторстве с Джоном Эддингтоном Саймондсом  (англ.), попытался установить источник гомосексуальности. Он предположил, что гомосексуальность, или «инверсия», является комбинацией воспитания и биологических факторов и что те, кто изначально не предрасположен к гомосексуальности, могут стать таковыми, если имеют «слабый характер» и подвергнутся соответствующему влиянию. Он также много критиковал теорию Фрейда и утверждал, что психические механизмы могут наблюдаться лишь у небольшого числа лиц, страдающих инверсией.

Эллис был пионером современной сексуальной революции, и его работы цитировались многими авторами, включая Пола Робинсона, как фундамент для современной сексуальной теории. Работа «Сексуальные инверсии» в целом преподносила гомосексуальность как безобидное отклонение от нормы и обращала внимание на положительные стороны этого для общества (например, указания на известных гомосексуальных артистов, учёных и т. п.)[источник не указан 221 день].

Различными сексологами в то время также предлагались другие теории, некоторые из которых считали гомосексуальность психологическим расстройством, некоторые — «третьим полом», некоторые — психологической аберрацией. Большинство считали, что гомосексуальность можно вылечить. Предлагалось лечить гомосексуальность путём кастрации, гипноза, а также с помощью «терапии отвращения»[источник не указан 221 день].

Психоанализ[править | править код]

Взгляды Зигмунда Фрейда на сексуальность были скандально либеральными для своего времени. Он считал, что у многих гомосексуальных индивидуумов не пострадали работоспособность и интеллектуальное развитие, потому гомосексуальность не является болезнью. В известном письме к матери гомосексуала, спрашивавшей о возможности излечить её сына, он написал:

Гомосексуальность, конечно, не является преимуществом, но в ней нет ничего постыдного, нет порока, нет деградации, её нельзя классифицировать как болезнь; мы считаем, что это вариация сексуальной функции, вызванная определённой задержкой сексуального развития[14].

До этого Фрейд однажды пытался изменить ориентацию лесбиянки, которую заставили пройти лечение родители, но ему это не удалось, и он решил, что такие попытки, скорее всего, обречены на неудачу[15]. Зигмунд Фрейд поддерживал Магнуса Хиршфельда, одного из пионеров борьбы за права геев[14].

При этом, хотя Фрейд сомневался в врождённой гетеросексуальности человека, он, с другой стороны, мог считать, что репродуктивная гетеросексуальность является кульминацией психосексуального развития, что и делало гомосексуальность задержкой сексуального развития[14].

Продолжая эту линию размышлений Фрейда, многие психоаналитики пришли к выводу, что гомосексуальность является нарушением сексуального развития и даже патологией и что гомосексуальные индивидуумы, которые не считают свою гомосексуальность проблемой, просто отрицают патологичность своего влечения. Считалось, что выбор однополого объекта сексуального влечения представляет собой следствие нарциссизма и приводит к формированию неустойчивых моделей взаимоотношений. С исчезновением любой комплексности или неопределённости в теоретическом мышлении о сексуальности бессознательные предубеждения психоаналитиков могли свободно выражаться через утверждения о гомосексуалах. Так, психоаналитик Эдмунд Берглер писал:

У меня нет предубеждения против гомосексуальности… [но] гомосексуалы, по сути, неприятные люди, независимо от их приятных или неприятных манер… [которые содержат] смесь высокомерия, ложной агрессии и хныканья… [Они] подчиняются, когда сталкиваются с более сильным человеком, беспощадны, когда находятся у власти, бессовестны, когда топчут более слабого человека…[14]

В 1962 году психоаналитик Ирвинг Бибер выпустил свою монографию «Homosexuality: A Psychoanalytic Study of Male Homosexuals», посвящённую работе врачей с гомосексуальными пациентами. Она отражала стандартный психоаналитический взгляд на гомосексуальность как на патологию. В этой монографии содержится одно из первых упоминаний гипотезы, что гомосексуальность чаще возникает у детей в семьях с отстранённым отцом и близкой матерью. Все участники исследования были пациентами, 90% которых были недовольны своей гомосексуальностью, у многих были обнаружены сопутствующие заболевания, например шизофрения. Как выразился доктор Кеннет Льюис, «таким образом, начиная с предположения, что все гомосексуалы имеют нарушения, и используя предварительно отобранную выборку гомосексуалов с нарушениями, [Бибер] обнаружил, что все гомосексуалы действительно имеют нарушения»[14].

Во многом из-за таких воззрений психоаналитиков гомосексуальность была включена в DSM первого и второго пересмотра[15]. Многие психоаналитики выступили в качестве оппозиции к решению АПА об исключении гомосексуальности из списка расстройств. Так, психоаналитик Чарльз Сокарайдес продолжал считать гомосексуальность болезнью до самой смерти в 2005 году[14].

Психоаналитические теории зачастую лежат в основе репаративной терапии — псевдонаучной методики, якобы способной изменить сексуальную ориентацию человека. По данным обзора исследований от Американской психологической ассоциации, рассуждения о том, что семейные факторы могут повлиять на вероятность возникновения гомосексуальности, не подтверждаются доказательствами[15].

В конце XX — начале XXI века отношение психоаналитического сообщества к гомосексуальности стало меняться. В 1997 году Американская психоаналитическая ассоциация поддержала брачное равноправие, в 2000 году она выступила против репаративной терапии[15], а в 2019 году она принесла извинения ЛГБТ-сообществу за свои ранние взгляды, патологизировавшие гомосексуальность и трансгендерность[16]. Британский психологический совет в 2012 году признал, что гомосексуальность не является нарушением психики или развития[14].

После Второй мировой войны[править | править код]

Послевоенная эра стала началом процесса постепенного изменения взгляда на гомосексуальность и прекращения его классификации как болезни. Процесс официальной депатологизации гомосексуальности начался в США. Внимание общественности к проблеме было привлечено исследованиями Альфреда Кинси, показавшими, что гомосексуальность нередко встречается в США у психически здоровых людей, никогда не обращавшихся за психиатрической помощью[17]. Работа Альфреда Кинси «Половое поведение самца человека», опубликованная в 1948 году, показала масштабы проблемы и вызвала целый ряд других исследований.

Примерно одновременно с исследованиями Кинси американский антрополог Клеллан Форд  (англ.) и американский этнолог Фрэнк Бич  (англ.) выпустили книгу «Модели сексуального поведения  (англ.)», где осуществили исследование сексуального поведения в разных мировых культурах и показали, что из 76 изученных обществ положительно к гомосексуальности относятся свыше половины (64 % этих обществ) и что в разных сообществах гомоэротическое поведение может играть принципиально разную роль. Полученные этими авторами данные противоречили привычной модели «ненормальности» гомосексуальности и её якобы чуждости любому обществу[17][18].

Большу́ю известность получила и оказала значительное влияние на депатологизацию гомосексуальности работа Эвелин Хукер (1957)[19]. Эвелин Хукер провела первое исследование групп гомосексуалов, не являвшихся пациентами больниц, и выявила, что существует множество неправильно понимаемых психологическим сообществом процессов, касающихся гомосексуальности. Предыдущие исследования касались, как правило, групп гомосексуалов, находящихся в больницах или в тюрьмах. Исследования Хукер показали, что в гомосексуальности нет никакой специфической патологии и что психология гомосексуальных лиц варьируется в таких же широких пределах, как и гетеросексуальных. Так, Хукер предложила экспертам, не раскрывая им информации о сексуальной ориентации испытуемых, оценить психическое состояние двух групп мужчин (гетеросексуальных и гомосексуальных), и для обеих групп заключения экспертов оказались совершенно одинаковыми[17].

Исследования Эвелин Хукер были многократно повторены с получением идентичных результатов (не только в США, но и в других странах) с использованием других методик. Например, Фридман (Freedman, 1971) исследовал женщин, в то время как Хукер — мужчин: результаты и выводы совпали[17][20][21][22].

В публикации 1980 года Бернард Рисс[23] подверг анализу несколько десятков психологических исследований гомосексуальности, проведённых с 1960 по 1977 год, и сделал вывод, что психологические методики не обнаруживают наличия большей патологии у гомосексуальных мужчин и женщин по сравнению с гетеросексуальными и, таким образом, нет оснований считать гомосексуалов психически больными[17][24].

Сопоставляя всё новые и новые эмпирические данные и меняющиеся культурные взгляды на однополое влечение, многие психиатры и психологи радикально изменили прежнее мнение о патологичности гомосексуальности, начиная с 1970-х годов[20][25][уточнить]. Так, Джон С. Гонсиорек[26], рассмотрев опубликованные ранее исследования, констатирует: «Гомосексуальность сама по себе не имеет отношения к психологическому расстройству или социальной дезадаптации. Гомосексуалы как группа не проявляют большого психологического расстройства по поводу своей гомосексуальности» (Gonsiorek, 1982, p. 74)[20].

Социальным контекстом, на фоне которого происходил научный пересмотр, было развитие феминистского и гей-движений начиная с середины 1960-х годов. Феминистское движение опровергало концепцию традиционных гендерных отношений и ролей[источник не указан 221 день]. Одновременно и под влиянием этих идей началось оформление гей-движения, в идеологии которого гомосексуальность рассматривалась как альтернатива гетеросексуальности[27][источник не указан 221 день].

Результаты, опубликованные в «Отчетах Кинси», показали, что гомосексуальные мысли и действия распространены гораздо шире, чем принято считать. Эти результаты также показали, что люди, которые считают себя в основном гомосексуальными, в прошлом считали себя в основном гетеросексуальными[источник не указан 221 день]. Многие таким образом «меняли ориентацию» два и более раз[источник не указан 221 день].

Исследователь истории гомосексуальности Дан Хили считает, что в Советском Союзе было слабое понимание специалистами природы сексуальности и это приводило к тому, что гомосексуальность изучалась только с точки зрения патологии. В частности, женщины, вступавшие в однополые отношения, в поздний советский период подвергались дискриминации. В связи с этим он высказывает мнение, что их «могли подвергать многим воздействиям репрессивной психиатрии, практиковавшимся в отношении политических инакомыслящих». Вступавших в однополые отношения женщин направляли в психиатрические больницы, где в течение двух или трёх месяцев под постоянным наблюдением давали им психотропные препараты, а после выхода из больницы их ставили на учёт как душевнобольных и подвергали периодическим обследованиям в амбулаторных психиатрических учреждениях, назначая препараты для поддерживающей терапии. Кроме того, им запрещалось занимать определённые должности и получать водительские права[28].

Депатологизация гомосексуальности[править | править код]

Относительно предыстории депатологизации американский психоаналитик Джеффри Сатиновер  (англ.) писал, что в 1963 году Нью-Йоркская медицинская академия дала поручение своему Комитету общественного здравоохранения подготовить отчёт по вопросу о гомосексуальности, обусловленное опасением, что гомосексуальное поведение интенсивно распространяется в американском обществе. Комитет пришёл к следующим выводам: «…Гомосексуальность является заболеванием. Гомосексуал — это индивидуум с нарушениями в эмоциональной сфере, неспособный к формированию нормальных гетеросексуальных отношений. <…> Некоторые гомосексуалы выходят за рамки чисто оборонительной позиции и начинают доказывать, что такое отклонение представляет собой желательный, благородный и предпочтительный образ жизни». Сатиновер заключает, что в нормальном научном процессе подобному решению должна предшествовать многолетняя работа с проведением множества правильно подготовленных исследований. Он утверждает, что в случае гомосексуальности научный процесс начался лишь годы спустя после того, как решение было принято[29].

Д. Д. Исаев отмечает, что c конца 1960-х годов представители гей-движения вступили в прямую конфронтацию с Американской психиатрической ассоциацией (АПА), настаивая на том, чтобы она пересмотрела своё представление о гомосексуальности как разновидности психической патологии[источник не указан 221 день]. К этому времени уже существовало немало экспериментальных доказательств непатологичности гомосексуальности[17].

Ассоциация сексологов и психотерапевтов Украины указывает, что с 1971 гомосексуальное сообщество, объявившее психиатрию своим врагом, на протяжении трёх лет систематически срывает конференции АПА и выступления профессоров, которые считают гомосексуальность болезнью. Раздаются угрозы физической расправы в адрес врачей и ученых[30][источник не указан 221 день][неавторитетный источник?]. Протесты гей-активистов инициировали научную и профессиональную дискуссию противников и сторонников депатологизации, и с 1970 по 1973 год на страницах научных журналов, заседаниях и конференциях велись обширные дебаты[31]. Исаев пишет, что в том же году АПА начала организовывать встречи психиатров с гомосексуалами из числа коллег, которых оказалось в этой среде немало, о чём прежде в профессиональном сообществе не было известно[17][источник не указан 221 день]. Вероятно, что личные встречи уменьшили негативное отношение психиатров к гомосексуалам[31].

Как отмечает Исаев, описывая историю депатологизации, в начале 1972 года члены Массачусетского регионального подразделения АПА, приняв резолюцию, что гомосексуальность не следует считать психическим расстройством, направили руководству АПА предложение исключить гомосексуальность из Диагностического и статистического руководства по психическим расстройствам (DSM-II). Резолюция рассматривалась различными комитетами в центральном аппарате АПА, и это вызвало к ней интерес в региональных организациях. В ходе публичных обсуждений психиатрами высказывались самые различные точки зрения. Осенью 1973 года Комитет АПА по номенклатуре психиатрических заболеваний, рассматривавший резолюцию, пришёл к заключению, что гомосексуальность как таковая не составляет содержания психического расстройства, и дал рекомендацию исключить этот диагноз из DSM-II. Джадд Мармор  (англ.) в ходе дебатов заявил, что «наша задача как психиатров быть целителями больных, а не цепными псами социальных нравов», а Роберт Спитцер, член комитета Американской психиатрической ассоциации по номенклатуре психиатрических заболеваний, предложил пересмотреть определение психического расстройства исходя из двух критериев: во-первых, из самого понятия расстройства вытекает, что при расстройстве человек испытывает страдание, во-вторых, при психическом расстройстве нарушается социальная адаптация[17][32][33].

В 1973 году 13 из 15 членов правления АПА в соответствии с критериями, предложенными Спитцером, проголосовали за исключение гомосексуальности как недифференцированного диагноза из второй версии списка психических расстройств DSM (DSM-II)[34][35].

Хотя гомосексуальность и была исключена из американского классификатора психических расстройств, Американская психиатрическая ассоциация в очередном издании DSM в 1973 году отметила, что данная сексуальная ориентация не является столь же «нормальной», как гетеросексуальность[36]:

«Группы гей-активистов, без сомнения, станут утверждать, что психиатрия наконец признала гомосексуальность настолько же „нормальной“, как гетеросексуальность. Они будут неправы. Убирая гомосексуальность из номенклатуры, мы только признаём, что она не соответствует критерию определения психического расстройства».

APA Document Reference No. 730008[36]

При этом Исаев отмечает следующее: «В ответ на это небольшая группа консерваторов во главе с психоаналитиками Чарльзом Сокаридесом и Ирвином Бибером собрала предусмотренные уставом 200 подписей и потребовала провести референдум с участием всех членов организации. Он состоялся весной 1974 года, 58 % психиатров поддержали решение президиума. Группа Сокаридеса пыталась оспорить результаты плебисцита, но специальный комитет не только их подтвердил, но ещё и отметил, что „референдумы по научным вопросам не имеют смысла“, и рекомендовал ассоциации соответствующим образом изменить устав»[34][17]. Незамедлительно вслед за этим Американская психологическая ассоциация поддержала решение психиатров и с тех пор ведёт активную деятельность по искоренению исторической стигматизации гомосексуалов в обществе[37].

В 1978 году был проведён опрос среди 10 000 американских психиатров, являющихся членами Американской психиатрической ассоциации. 68 % из первых 2,5 тысяч заполнивших и вернувших анкету врачей по-прежнему считали гомосексуальность патологической адаптацией, 18 % так не считали, и 13 % были не уверены[38].

В Международной классификации болезней Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) до её 9-й редакции включительно гомосексуальность классифицировалась как заболевание (302.0), относившееся к группе психосексуальных расстройств (psychosexual disorders) (302) (см. список кодов МКБ-9: Раздел V)[1]. В 1990 году гомосексуальность была исключена из Международной классификации болезней 10-го пересмотра (МКБ-10: Класс V)[39] решением общего собрания ВОЗ[17]. Диагноз «эгодистоническая половая ориентация» в МКБ-10 сохраняется, характеризуясь как желание пациента изменить свою сексуальную ориентацию в силу дополнительных имеющихся психологических и поведенческих расстройств. Психическим расстройством в современной классификации признаётся не гомосексуальность, а связанный с нею у нездоровых гомосексуалов существенный психический дискомфорт, вследствие которого может возникать стремление её изменения[3][4]. Вслед за решением ВОЗ гомосексуальность перестали считать патологией многие страны мира, в том числе и Россия.

Рабочая группа по МКБ-11 рекомендовала исключить группу категорий F66 «Психологические и поведенческие расстройства, связанные с сексуальным развитием и ориентацией», включающую в себя эгодистоническую сексуальную ориентацию, ввиду отсутствия доказательств клинической полезности и возможной задержки диагностики и лечения[5].

Грегори Херек отмечает, что впоследствии для третьего издания DSM в 1980 году был введен диагноз эгодистонической гомосексуальности, при которой больной испытывает стресс вследствие своей гомосексуальной ориентации. Она характеризовалась как: 1) систематическое отсутствие гетеросексуального возбуждения, которое пациент ощущает как мешающее совершить половой акт или продолжать гетеросексуальные отношения, и 2) систематическое беспокойство из-за продолжительного возникновения нежелательного гомосексуального возбуждения. Однако эта новая диагностическая категория подверглась критике среди специалистов в США. Одни рассматривали её как политический компромисс, призванный успокоить психоаналитиков, настаивавших на патологичности гомосексуальности, другие считали диагноз ненужным и стигматизирующим гомосексуалов, ведь проблемы, связанные с эгодистонической гомосексуальностью, можно классифицировать как другие состояния, и для многих гомосексуалов их ориентация становилась эгодистонической как раз из-за предубеждений в обществе. В 1986 году диагноз был полностью удален из DSM[20].

И. С. Кон отмечает, что многие другие ассоциации психиатров и психологов в мире вскоре последовали примеру американской ассоциации: в 1992 году гомосексуальность перестала считать болезнью и Всемирная организация здравоохранения, в 1994 году — правительство Великобритании, в 1995 году — правительство Японии, в 1999 году — Министерство здравоохранения Российской Федерации, а в 2001 году — Китайская психиатрическая ассоциация[7]. Из китайской классификации психических расстройств гомосексуальность была исключена в 2001 году[40].

На рубеже ХХ и XXI веков Б. Кохлер  (англ.) и Р. Галатцер-Леви осуществили обзор многочисленных сравнительных исследований и на основе этого обзора сделали вывод, согласно которому «мало фактов свидетельствуют о какой-либо внутренней связи между сексуальной ориентацией и неблагоприятными для психического здоровья проявлениями, определяемыми в ходе измерения личностных черт либо психиатрического обследования»[17][41].

Исаев отмечает, что в 2000-е годы Американская психоаналитическая ассоциация  (англ.) пришла к заключению, что «сексуальная ориентация и психическое здоровье являются независимыми параметрами личности и что гомосексуальная ориентация сама по себе не является признаком патологии. Знание о сексуальной ориентации человека ничего не говорит о его психологическом здоровье и зрелости, его характере, его внутренних конфликтах, его объектных отношениях или о его целостности»[17].

В декабре 2002 года Американская психиатрическая ассоциация объявила, что «поддерживает инициативы, которые позволяют однополым парам усыновлять и совместно выращивать детей», и что, согласно исследованиям последних 30 лет, дети, выросшие в семье родителей-геев или лесбиянок, так же благополучны в эмоциональном, когнитивном, социальном и сексуальном смысле, как и дети, выращенные гетеросексуальными родителями. Сходной позиции придерживается Американская психоаналитическая ассоциация, Американская ассоциация детских и подростковых психиатров, Американская ассоциация семейных врачей[7].

Американская психологическая ассоциация опубликовала на своем сайте документы, где утверждается, что в мире существует консенсус специалистов в области медицины и психиатрии о том, что гомосексуальность является нормальной и позитивной разновидностью сексуальных ориентаций человека[42][43]. По утверждению Американской психологической ассоциации, «несмотря на устойчивость стереотипов, которые изображают лесбиянок, геев и бисексуалов как людей с нарушениями, несколько десятилетий исследований и клинического опыта ведущих медицинских и психиатрических организаций США показали, что эти виды сексуальной ориентации представляют собой нормальные формы человеческого поведения»[44].

Психологические исследования гомосексуалов показывают[45], что они отличаются по характеристикам личности от гетеросексуальных людей. Вместе с тем в ряде проведённых научных исследований[46] показано, что у гомосексуалов нет патологических психоневрологических отличий от людей с традиционной сексуальной ориентацией.

Часто отмечается связь людей, объясняющих депатологизацию гомосексуальности влиянием «гей-лобби», с религиозными и консервативными взглядами[47]. Игорь Кон в 2003 году писал:

«С подачи американских фундаменталистов депатологизацию гомосексуальности иногда изображают изолированным актом, продиктованным политическими мотивами и давлением гомосексуального лобби. На самом деле ультраправое лобби в США всегда было значительно сильнее гомосексуального (особенно сейчас[48]). За отменой диагноза стоят не только и не столько политические соображения, сколько глубокие изменения в понимании природы сексуальности, сексуального здоровья и самой философии медицины»[7].

По мнению исследователей, изучивших сходства и различия в процессах депатологизации гомосексуальности и лишения Плутона статуса планеты, в любой научной дисциплине, где используются абстрактные конструкции, которые классифицируют гетерогенную группу как нечто единое, проблемы классификации имеют психологическое, социальное или экономическое значение, и, если текущая классификация неудовлетворительно учитывает все данные, могут возникать сложные конфликты, вроде конфликта, сопровождавшего депатологизацию гомосексуальности [31].

В конце концов, депатологизация гомосексуальности привела к существенным изменениям культурных представлений о гомосексуальности и росту толерантности. Со временем во многих странах были приняты законы, защищающие права ЛГБТ. В медицине и психиатрии произошёл переход от поисков причин и способов излечения гомосексуальности к сосредоточению внимания на здоровье и психических потребностях ЛГБТ-пациентов[49].

Критика депатологизации[править | править код]

Психиатр, сексолог, сексопатолог и терапевт гомосексуальности Г. С. Кочарян  (укр.) отмечает, что существует бурная полемика по поводу причины принятия решения АПА о депатологизации гомосексуальности. Хотя к 1973 году существовали конкретные научные работы, демонстрирующие отсутствие внутренней связи гомосексуальности с патологией (например, исследование Эвелин Хукер), тем не менее критики утверждают, что исключение гомосексуальности из списка болезней явилось результатом политического давления активистов гей-групп, а не результатом научных исследований. Они указывают на серию инцидентов, связанных с этим. Например, в 1970 году гей-активисты проникли на ежегодную встречу АПА и сорвали выступление психоаналитика и сторонника патологизации гомосексуальности Ирвинга Бибера, назвав его «сукиным сыном»[50]. С другой стороны, гей-активисты встретили жёсткий отпор и оскорбления: так, когда один из протестующих попытался зачитать список требований геев, его осудили как «маньяка». Союзницу-феминистку называли «параноидальной дурой» и «сукой». Один врач призвал полицию стрелять в протестующих[51].

Психиатр и сексолог А. А. Ткаченко считает, что решение Американской психиатрической ассоциации по данной вопросу «было инспирировано давлением воинствующего гомофильного движения», а «выработанное в этих, экстремальных по сути, условиях, определение (кстати, в значительной степени воспроизведённое в МКБ-10) отчасти противоречит принципам медицинской диагностики в целом уже хотя бы потому, что исключает из разряда психических страданий случаи, сопровождающиеся анозогнозией». Кроме того, Ткаченко отметил, что «решение это, беспрецедентная процедура которого получила название „эпистемологического скандала“, … оказалось невозможным без пересмотра основополагающих понятий психиатрии, в частности, — дефиниции „психического расстройства“ как такового», а названное решение расценил, как категорическим утверждение о заведомой «нормальности» гомосексуального поведения[50][52].

Президент Независимой психиатрической ассоциации России Ю. С. Савенко решение правления Американской психиатрической ассоциации 1999 года о единодушном обращении к Всемирной психиатрической ассоциации убрать из руководств по психиатрии любое упоминание определения гомосексуальности не только как психической болезни, но и как психического расстройства, расценил следующим образом: «Мы усматриваем здесь извращение представления как о науке, так и о правах человека. Для нас это смешение совершенно различных аспектов (научного и социологизированно-прагматичного) и лоббирование интересов одной группы за счёт других. Ведь большинство расстройств сексуальных предпочтений (фетишизм, эксгибиционизм, вуайеризм) „ничем не хуже“. Между тем исключение из МКБ-10 гомосексуализма не сопровождалось исключением ни других перверзий, ни других форм психической патологии»[53]. А проводя анализ проблемы «норма — патология» Савенко отмечает: «Нормы или стандарты могут задаваться директивно и закрепляться законодательным образом… Современная нам действительность продемонстрировала, пожалуй, с предельной выразительностью социологический характер патологического». И подчеркнув, что в течение 1970—1990-х гг. большой путь (от преступной сущности и расстройства до признания в качестве нормы) проделали представления о гомосексуальности, Савенко указал, что «тем не менее из этого не следует, что „патологическое“ ограничивается социокультуральным и не имеет биологического основания, и что человеческое общество может произвольно и беспредельно диктовать природе свои „нормы“», поскольку считает, что «за такого рода произвол общество неизбежно расплачивается, подчас неуследимо и самым неожиданным образом»[54][50]. А на I Межконфессиональной конференции «За нравственность в современном мире» отметил, что всего лишь за одно десятилетие претерпело огромную эволюцию отношение власти и общества к содомии, поскольку «из преступления она стала болезнью, из болезни — патологией, из патологии — нормой», что он объяснил мощным влиянием "«очень богатого и сильного гомосексуального лобби», а то, что психиатры «смирились» с этим Савенко расценил как признак «отступления научной истины под напором социальной пользы». Кроме того, он высказал мнение, что современная психиатрия гомосексуальности «попустительствует», а «попустительство и преследование — две стороны одной медали», что в итоге приводит к «превращению психиатра в полицейского»[55].

Несмотря на исключение гомосексуальности из медицинских классификаторов, значительная часть сексологов и психиатров продолжает считать гомосексуальность патологией. Среди них профессора Г. С. Васильченко, В. В. Кришталь, А. М. Свядощ, С. С. Либих[50]. Непризнание гомосексуальности как сексуальной нормы отражено и в клиническом руководстве «Модели диагностики и лечения психических и поведенческих расстройств» под редакцией В. Н. Краснова и И. Я. Гуровича, которое было утверждено в 1999 году приказом Министерства здравоохранения РФ[56]. В разделе F65 «Расстройства сексуального предпочтения» критерием сексуальной нормы названа гетеросексуальность[57]. Однако приказом № 1042 от 13 декабря 2012 года Министерство здравоохранения РФ признало утратившим силу приказ № 311 от 6 августа 1999 года об утверждении клинического руководства «Модели диагностики и лечения психических и поведенческих расстройств» в связи с потерей им актуальности[58].

Данные опросов психиатров[править | править код]

Опрос рандомной выборки из 100 психиатров и 93 стажёров-психиатров в Новом Южном Уэльсе в 1974 году показал, что из ответивших 87 психиатров 35% считали гомосексуальность невротическим заболеванием, 52% считали её аномалией развития, не обязательно ассоциированной с невротическими симптомами, 13% считали её нормальной, как леворукость. Из ответивших 69 стажёров 19% считали гомосексуальность невротическим расстройством, 60% считали её аномалией развития, не обязательно ассоциированной с невротическими симптомами, 21% считал её нормальной, как леворукость[59].

В Великобритании в 1973 году был проведён ещё один опрос 300 психиатров. Из 210 ответивших лишь 5,7% считали гомосексуальность болезнью, 34,8% считали её нормальной, как леворукость, 70,9% считали гомосексуальность отклоняющимся поведением. Большинство психиатров считали гомосексуальность врождённой или развивающейся до подросткового периода. Большинство психиатров также не считали нужным менять ориентацию пациента и прибегать к аверсивной терапии и считали необходимым либо вылечить вторичные симптомы, такие как тревожность, либо помочь гомосексуалу приспособиться к своему состоянию[60].

В 1989 году был проведён опрос в Великобритании. Только 8 из 193 респондентов считали гомосексуальность болезнью. Подавляющее большинство психиатров не считало гомосексуалов невротиками, не считало, что они не должны работать в школах, не считало их опасными для детей. Авторы предупреждают, что их выборка нерепрезентативна, а уровень ответа ниже, чем ожидалось[61].

Исаев указывает, что в середине 1990-х годов опрос среди американских психиатров-преподавателей показал, что лишь трое из 198 респондентов относят гомосексуальность к патологическим явлениям. Примерно в то же время по данным опроса 82 психоаналитиков выяснилось, что большинство из них склоняется к тому, чтобы считать гомосексуальность нормальным, а не патологическим явлением (хотя в 1970-е годы психоаналитики являлись главными противниками депатологизации гомосексуальности)[17].

Директор Управления международных связей Американской ассоциации психиатров Эллен Мерсер утверждала в 2003 году, что по данным проведённого[где?][когда?] неформального опроса подавляющее большинство[сколько?] психиатров продолжают рассматривать гомосексуальность как девиантное поведение[62].

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 2009 ICD-9-CM Diagnosis Code 302.0 Ego-dystonic sexual orientation
  2. Stop discrimination against homosexual men and women // Всемирная организация здравоохранения
  3. 1 2 Ю. В. Попов, В. Д. Вид. Современная клиническая психиатрия. Речь, 2002, с. 209
  4. 1 2 ICD-10 Version: 2019. F66.1 Egodystonic sexual orientation. World Health Organization. Дата обращения: 4 июня 2021.
  5. 1 2 Susan D Cochran, Jack Drescher, Eszter Kismödi, Alain Giami, Claudia García-Moreno. Proposed declassification of disease categories related to sexual orientation in the International Statistical Classification of Diseases and Related Health Problems (ICD-11) // Bulletin of the World Health Organization. — 2014-09-01. — Т. 92, вып. 9. — С. 672–679. — ISSN 0042-9686. — doi:10.2471/BLT.14.135541.
  6. Homosexuality, gender identity disorder, and psychiatry // A Historical Dictionary of Psychiatry / Edward Shorter  (нем.). — Oxford University Press, 2005. — P. 127. — 337 p.
  7. 1 2 3 4 Игорь Кон О нормализации гомосексуальности Архивная копия от 29 января 2011 на Wayback Machine / Журнал «Сексология и сексопатология» , 2003, № 2
  8. Marcus, Eric[en]. The Old Timers — Barbara Gittings and Kay Lahusen // Making History: The Struggle for Gay and Lesbian Equal Rights, 1945—1990: An Oral History. — New York: HarperPerennial, 1992. — P. 224. — 532 p. — ISBN 0-06-092222-2.
  9. B. Gittings Ms. Barbara. Kameny Gay, Proud, And Healthy ( 1972). — 1972.
  10. Vernon A. Rosario. An Interview with Judd Marmor, MD (англ.) // Journal of Gay & Lesbian Psychotherapy. — 2003. — Vol. 7, no. 4. — P. 27.
  11. Charcot J.-M. et Magnan V. Inversion du sens génital. Inversion du sens génital et autres perversions sexuelles (рус. Превращение полового чувства и другие сексуальные извращения) // Archives de neurologie. 1882. 3 et 4, 53-60 et 296—322.
  12. Крафт-Эбинг Р. Половая психопатия. — М.: Книжный Клуб Книговек, 2013.
  13. Ellis H., Symonds J. A.  (англ.). Das konträre Geschlechtsgefühl : [нем.]. — Leipzig : Wigand, 1896. — P. 1.
  14. 1 2 3 4 5 6 7 Juliet Newbigin. Psychoanalysis And Homosexuality: Keeping The Discussion Moving (англ.) // British Journal of Psychotherapy. — 2013. — Vol. 29, iss. 3. — P. 276–291. — ISSN 1752-0118. — doi:10.1111/bjp.12035.
  15. 1 2 3 4 Report of the American Psychological Association Task Force on Appropriate Therapeutic Responses to Sexual Orientation (англ.). American Psychological Association.
  16. News: APsaA Issues Overdue Apology to LGBTQ Community | APsaA. apsa.org. Дата обращения: 1 сентября 2021.
  17. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 Исаев Д. Д. Демонизированная гомосексуальность // Отечественные записки. — 2013. — № 1 (52).
  18. Ford C. S.  (англ.), Beach F. A.  (англ.) Patterns of Sexual Behavior  (англ.). N.Y.: Harper & Row, 1951.
  19. Hooker E. "The adjustment of the male overt homosexual // Journal of Projective Techniques  (англ.), vol. 21 (1957), pp. 18-31
  20. 1 2 3 4 Herek G. M. Facts About Homosexuality and Mental Health // Sexual Orientation: Science. Education> and Policy
  21. Freedman, M. Homosexuality and psychological functioning. Belmont, CA: Brooks/Cole, 1971
  22. Jeff Lutes Архивная копия от 28 июля 2011 на Wayback Machine. What the Science Says — And Doesn’t Say — About Homosexuality Архивная копия от 8 июля 2011 на Wayback Machine
  23. McFadden R. D.  (англ.)Dr. Bernard F. Riess, 87, Who Lost Teaching Post in McCarthy Era // The New York Times. — 10.07.1995. — P. 11
  24. Reiss B. F. Psychological tests in homosexuality // J. Marmor  (англ.) (ed.). Homosexual behavior: A modern reappraisal. New York: Basic Books, 1980. P. 296—311.
  25. Gonsiorek, 1982; Gonsiorek, 1991; Hart, Roback, Tittler, Weitz, Walston & McKee, 1978; Reiss, 1980
  26. Engelhardt, Hugo Tristram; Arthur L. Caplan. Scientific controversies: case studies in the resolution and closure of disputes in science and technology (англ.). — Cambridge University Press, 1987. — ISBN 9780521275606.
  27. Хили Д. Гомосексуальное влечение в революционной России: регулирование сексуально-гендерного диссидентства = Homosexual Desire in Revolutionary Russia: The Regulation of Sexual and Gender Dissent / науч. ред. Л. В. Бессмертных, Ю. А. Михайлов, пер. с англ. Т. Ю. Логачёва. В. И. Новиков. — М.: НИЦ «Ладомир», 2008. — С. 294. — 624 с. — (Русская потаённая литература). — 1000 экз. — ISBN 978-5-86218-470-9.
  28. Satinover J.  (англ.). Neither Scientific nor Democratic (англ.) // The Linacre Quarterly  (англ.). — 1999. — Vol. 66, no. 2. — P. 80—89. — ISSN 0024-3639. — doi:10.1080/20508549.1999.11877541.
  29. История депатологизации гомосексуализма. Ассоциация психологов и психотерапевтов Украины
  30. 1 2 3 Peter Zachar, Kenneth S Kendler. The removal of pluto from the class of planets and homosexuality from the class of psychiatric disorders: a comparison // Philosophy, Ethics, and Humanities in Medicine : PEHM. — 2012-01-13. — Т. 7. — С. 4. — ISSN 1747-5341. — doi:10.1186/1747-5341-7-4.
  31. Marmor J.  (англ.) Epilogue: Homosexuality and the Issue of Mental Illness // Homosexual Behavior: A modern reappraisal. New York: Basic Books, 1980. Р. 391—401.
  32. Spitzer R. L. The diagnostic status of homosexuality in DSM-III: A reformulation of the issues // Scientific Controversies: Case studies in the Resolution and Closure of Disputes in Science and Technology. Cambridge: Cambridge University Press, 1987. Р. 401—415.
  33. 1 2 Mendelson, George. Homosexuality and psychiatric nosology (англ.) // Australian and New Zealand Journal of Psychiatry  (англ.) : journal. — 2003. — Vol. 37, no. 6. — P. 678—683. — doi:10.1111/j.1440-1614.2003.01273.x.
  34. Психотерапия гомосексуалов, отвергающих свою сексуальную ориентацию: современный анализ проблемы // Психиатрия и медицинская психология. — Донецк: Донецкий национальный медицинский университет имени М. Горького, 2010. — № 1–2 (24–25). — С. 131–141.
  35. 1 2 American Psychiatric Association. Homosexuality and sexuality orientation disturbance: Proposed change in DSM-II, 6th printing. APA Document Reference No. 730008. — «American Psychiatric Publishing», 1973. — ISBN 978-0-89042-036-2.
  36. APA policy statements on lesbian, gay, bisexual and transgender concerns
  37. Sexes: Sick Again? (англ.) // Time : magazine. — 1978-02-20. — ISSN 0040-781X.
  38. Переходная таблица: от МКБ-9 к МКБ-10 (недоступная ссылка)
  39. The New York Times: Homosexuality Not an Illness, Chinese Say (англ.)
  40. Cohler B. J.  (англ.), Galatzer-Levy R. M. The course of gay and lesbian lives: Social and psychoanalytic perspectives. Chicago: University of Chicago Press, 2000. P. 311.
  41. American Psychological Association: Appropriate Therapeutic Responses to Sexual Orientation
  42. Resolution on Appropriate Affirmative Responses to Sexual Orientation Distress and Change Efforts // American Psychological Association
  43. Американская психологическая ассоциация (American Psychological Association). (2008). Answers to your questions: For a better understanding of sexual orientation and homosexuality. (Ответы на ваши вопросы: Для лучшего понимания сексуальной ориентации и гомосексуальности.)
  44. Sexual orientation and personality. [Annu Rev Sex Res. 2005] — PubMed result
  45. hooker.htm
  46. Just the Facts about Sexual Orientation. Efforts to Change Sexual Orientation Through Therapy
  47. Статья датируется 2003 годом.
  48. Jack Drescher. Out of DSM: Depathologizing Homosexuality // Behavioral Sciences. — 2015-12-04. — Т. 5, вып. 4. — С. 565–575. — ISSN 2076-328X. — doi:10.3390/bs5040565.
  49. 1 2 3 4 Кочарян Г. С.  (укр.) Нормализация гомосексуализма как медико-социальная проблема // Независимый психиатрический журнал. — 2006. — Вып. 4.
  50. Ronald Bayer. Homosexuality and American Psychiatry. — 1987-10-21. — С. 103. — ISBN 978-0-691-02837-8.
  51. Ткаченко А. А. Сексуальные извращения — парафилии. — М.: Триада-Х, 1999. — С. 354—355. — 461 с.
  52. Савенко Ю. С. Переболеть Фуко // Новое литературное обозрение. — 2001. — № 3.
  53. Савенко Ю. С. О предмете психиатрии // Независимый психиатрический журнал. — 2003. — № 2.
  54. «Богородичный центр» предлагает бороться с гомосексуализмом обливаниями // NEWSru.com, 13.05.2002 г.
  55. Приказ Минздрава России от 06.08.99 № 311 «Об утверждении клинического руководства „Модели диагностики и лечения психических и поведенческих расстройств“»
  56. Модели диагностики и лечения психических и поведенческих расстройств / Под ред. В. Н. Краснова и И. Я. Гуровича. — М., 1999.
  57. Приказ Минздрава РФ от 13 декабря 2012 г. № 1042 О признании утратившим силу приказа Министерства здравоохранения Российской Федерации от 6 августа 1999 г. № 311 Об утверждении клинического руководства Модели диагностики и лечения психических и поведенческих расстройств. www.garant.ru. Дата обращения: 13 марта 2019.
  58. R. F. Barr M. D. M.A.N.A.C.P, S. V. Catts M. B. B.S. Psychiatric Opinion And Homosexuality: // Journal of Homosexuality. — 1976-03-03. — Т. 1, вып. 2. — С. 213–215. — ISSN 0091-8369. — doi:10.1300/J082v01n02_05.
  59. Philip A. Morris. Doctors' Attitudes to Homosexuality (англ.) // The British Journal of Psychiatry. — 1973-04. — Vol. 122, iss. 569. — P. 435–436. — ISSN 1472-1465 0007-1250, 1472-1465. — doi:10.1192/bjp.122.4.435.
  60. Dinesh Bhugra. Doctors' attitudes to male homosexuality: a survey (англ.) // Psychiatric Bulletin. — 1989-08. — Vol. 13, iss. 8. — P. 426–428. — ISSN 1472-1473 0955-6036, 1472-1473. — doi:10.1192/pb.13.8.426.
  61. Мерсер Э. Терпимость: единство среди различий. Роль психиатров // Обозрение психиатрии и медицинской психологии имени В. М. Бехтерева  (англ.), 11.02.2003

Ссылки[править | править код]