Дядюшкин сон

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Дядюшкин сон
Издание
Первая публикация в журнале «Русское слово», 1859, № 3
Жанр:

повесть

Автор:

Фёдор Достоевский

Язык оригинала:

русский

Дата написания:

1859

Дата первой публикации:

1859

Логотип Викитеки Текст произведения в Викитеке

«Дя́дюшкин сон» — повесть Фёдора Михайловича Достоевского, написанная в 1859 году. Первое после длительной творческой паузы произведение Достоевского, с которым он вернулся к литературной деятельности. Написана во время пребывания автора в Семипалатинске. Впервые опубликована в журнале «Русское слово» (1859, № 3).

Сюжет[править | править вики-текст]

Действие повести происходит в городе Мордасове, где живёт Мария Александровна Москалёва — энергичная дама, имеющая двадцатитрёхлетнюю дочь. Мать мечтает выдать Зинаиду замуж, однако та мягко отклоняет предложения своего единственного ухажёра Павла Мозглякова; других же достойных кавалеров в их небольшом городке нет.

Однажды в доме Москалёвых останавливается князь К. — господин весьма почтенного возраста, страдающий, по мнению горожан, старческим слабоумием и внешне напоминающий «мертвеца на пружинах». Во время общения с гостем у Марии Александровны созревает план: женить его на своей дочери. Зинаида, с которой мать делится этим замыслом, сначала горячо отвергает любые разговоры о свадьбе, но Москалёва-старшая приводит весомые аргументы: согласно её доводам, девушке выпадает особая миссия — в браке она будет для мужа сестрой милосердия, а после его смерти станет богатой и свободной княгиней.

Мария Александровна прилагает немало усилий для реализации своего проекта; в итоге князь, расслабившись от напитков и пения Зинаиды, соглашается жениться. Однако наутро выясняется, что К. весьма смутно помнит о недавних событиях, и Павлу Мозглякову удаётся убедить «дядюшку», что свою грядущую свадьбу тот видел во сне. Когда обман раскрывается, Зинаида честно признаёт свою вину, а князь, тронутый её искренностью, сообщает, что для него было бы большой честью предложить руку и сердце такой девушке. Всё случившееся становится для К. сильным потрясением; через три дня он умирает в своём гостиничном номере. Раскаивается и Павел Мозгляков, понимающий, что из-за ревности он потерял любимую. Через несколько лет судьба сведёт их на балу в далёком краю; Зинаида, ставшая к тому времени женой генерал-губернатора, не узнаёт бывшего ухажёра.

История создания. Отзывы[править | править вики-текст]

Работа над повестью «Дядюшкин сон» началась у Достоевского после длительной творческой паузы, связанной с пребыванием сначала в Омском остроге, а затем в Семипалатинске. К её созданию автора подтолкнуло не только желание вернуться к литературной деятельности, но и финансовые сложности: так, в 1858 году, рассказывая в письме, адресованном публицисту Михаилу Каткову, о задумке нового произведения, Фёдор Михайлович откровенно дал понять, что испытывает острую нужду в деньгах: «Если Вам угодно будет иметь, для напечатания в этом году, мой роман, то не можете ли Вы мне выслать теперь же, вперёд за роман, недостающие мне и крайне необходимые 500 руб., серебром»[1]. Не только Катков, но и издатель журнала «Русское слово» Григорий Кушелев-Безбородко согласились сотрудничать с Достоевским по предложенной им схеме — выплата гонораров в кредит, «под честное слово»[2].

Дом Достоевского в Семипалатинске

Исследователи не смогли установить точную дату начала работы над «Дядюшкиным сном»; по их предположениям, Фёдор Михайлович собирался написать на основе придуманного им сюжета комедию, поэтому черновики были заполнены соответствующими ремарками: «Десять часов утра», «Марья Александровна сидит у камина» и так далее[3]. Несмотря на спешку, Достоевский — в нарушение предварительных договорённостей — смог отправить готовую рукопись в «Русское слово» только в январе 1859 года; в марте повесть была уже напечатана[4]. Впоследствии, вспоминая историю её создания, Достоевский признавался:

Я написал её тогда в Сибири, в первый раз после каторги единственно с целью опять начать литературное поприще, и ужасно опасаясь цензуры (как к бывшему ссыльному). А потому невольно написал вещичку голубиного незлобия и замечательной невинности[5].

Литературное сообщество России встретило публикацию «Дядюшкиного сна» почти демонстративным молчанием. Судя по воспоминаниям современников Достоевского, устные оценки нового произведения Фёдора Михайловича дали в частных беседах писатели Иван Тургенев и Иван Гончаров, критик Дмитрий Писарев, поэт Николай Некрасов[6]. Тепло отозвался о повести в одном из писем Алексей Плещеев, долго хлопотавший о возвращении Достоевского в литературу и выступавший в роли доверенного лица при его переговорах с издателями[7]. Однако горячих откликов и рецензий, подобных тем, что сопровождали выход романа «Бедные люди», автор не дождался[6].

Герои. Возможные прототипы[править | править вики-текст]

По замечанию литературоведа Григория Фридлендера, персонажи повести по мере развития сюжета меняются, каждый из них в очередной главе «получает новую глубину», а представление о том или ином образе, сложившееся у читателей после отдельной сцены, опровергается уже в следующем эпизоде[8].

Князь К.[править | править вики-текст]

В одном из писем брату Достоевский упоминал, что князь К. является единственным серьёзным героем «Дядюшкиного сна». Внешне он «весь искусственный», состоящий из парика, накладных бакенбардов и закрывающей значительную часть лица эспаньолки; его морщины замаскированы с помощью румян и белил — на то, чтобы «закостюмировать эту мумию в юношу», камердинер тратит ежедневно несколько часов. Как отметил критик Константин Мочульский, образ князя интересен тем, что он не только представляет собой шаржированный портрет «русского барина-европейца», но и является литературным предшественником другого персонажа Достоевского, — речь идёт о Степане Верховенском из романа «Бесы», который, подобно К., «следит за европейским просвещением» и перемежает русские и французские слова[9]. Среди характеристик, которыми исследователи наделяют князя, — «карикатура», «кукольный персонаж», «барин-простофиля», «ярмарочный шут», «балаганный паяц». В тот момент, когда К. сообщает, что он «на дружеской ноге» с Байроном, в нём проступают черты Хлестакова[6]. При этом князь способен меняться: так, в момент выявления обмана, когда гордая Зинаида берёт всю вину на себя, К. утрачивает привычную нелепость — в нём, по словам Фридлендера, обнаруживается «рыцарство, обиженная и беспомощная человечность»[8].

К числу знакомых Достоевского, напоминавших князя, относился драматург Фёдор Кокошкин: он, подобно К., до глубокой старости «разыгрывал светского селадона и дамского поклонника». Очевидцы утверждали, что с помощью грима и парика он ежедневно преображался: «Надо было видеть, какие с ним совершались овидиевские превращения»[10]. Кроме того, литературоведы называют своеобразным «родственником» князя пушкинского персонажа — графа Нулина:

Оба впервые появляются перед нами из-за одинаковой неудачи в пути: у одного опрокинулась карета, у другого — коляска… Граф Нулин, жуир и франт, промотал «в вихре моды» не только свои наличные средства, но и «грядущие доходы». Сходные обстоятельства жизни и у князя Достоевского… Князь К. — это граф Нулин в старости[11].

Зинаида Москалёва[править | править вики-текст]

М. Д. Исаева

Зинаиду Москалёву исследователи сравнивают с Татьяной Лариной — их роднит романтичное отношение к миру и склонность к жертвенности. Полюбив некогда бедного, нездорового Василия, отношения с которым вызвали в Мордасове волну слухов, Зинаида не смогла стать его женой, однако верность «уездному учитилишке» хранила до последних его минут. Позже она, как и героиня «Евгения Онегина», освободилась от юношеских грёз и вышла замуж за генерал-губернатора — «старого воина с двумя звёздами и с белым крестом на шее»[6]. Даже возможный брак с князем К. девушка рассматривала как проявление милосердия — сначала по отношению к будущему мужу, нуждающемуся в сердечном участии, затем — по отношению к умирающему от чахотки Васе, который мог бы вылечиться с помощью её денег[12].

По мнению исследователей, вероятным прототипом Зинаиды Москалёвой (а также Наташи Ихменёвой из романа «Униженные и оскорблённые») была Мария Дмитриевна Исаева — первая жена Достоевского, которая с состраданием относилась и к Фёдору Михайловичу, и к учителю Николаю Вергунову[13].

Другие персонажи[править | править вики-текст]

Мария Александровна Москалёва, которую рассказчик называет «первой дамой в городе», напоминает персонажа романа «Бесы» Варвару Петровну Ставрогину: обе героини склонны к спонтанным решениям, властны, энергичны. Если одна из них решила выдать замуж свою дочь за князя К., то другая столь же внезапно задумала устроить личную жизнь воспитанницы Дарьи[9]. По мнению Алекея Плещеева, образ провинциального «Наполеона» и одновременно «первой сплетницы в мире» является одним из самых удачных в «Дядюшкином сне»[6].

Наиболее полное воплощение «мордасовской мудрости», бестиальная Москалева обращает свою жизнь в сплошное противостояние всему и всем, даже, по её словам, «дураку» Шекспиру, олицетворяющему недоступные «первой даме» высокие и светлые начала бытия. В Марье Александровне сосредоточена энергия дьявольского зла, прикрытого маской псевдохристианского приличия и своекорыстной материнской лжедобродетели[6].

Двадцатипятилетний Павел Александрович Мозгляков, называющий себя племянником князя К., смешон и жалок одновременно. Он тщетно пытается добиться благосклонности Зинаиды Москалёвой, обвиняет девушку то в холодности, то в легкомыслии и в итоге расстраивает её свадьбу. Литературоведы видят в нём представителя галереи «маленьких людей» и считают, что авторское сочувствие даёт ему шанс на лучшую судьбу: в финале повести Мозгляков, испытав горечь от встречи с аристократкой Зинаидой на балу, «свежий и здоровый» движется к новой жизни[6].

Помимо героев, непосредственно участвующих в сюжете, в «Дядюшкином сне» есть рассказчик, задача которого — представлять персонажей, а затем отходить в сторону, давая им возможность действовать самостоятельно[14]. Его образ, с одной стороны, близок Макару Девушкину из романа «Бедные люди», с другой — хроникёру из «Бесов». Рассказчика отличает умение подмечать детали и «бесхитростно выворачивать наизнанку затемнённую жизнь глубинной провинции»[6].

Художественные особенности[править | править вики-текст]

Исследователи дают разные определения жанру «Дядюшкиного сна». По мнению литературоведа Николая Чиркова, в этом произведении Достоевский впервые в своей литературной практике обратился к форме «драматизированного романа»[15]. Константин Мочульский писал, что изначальный замысел автора был связан с пьесой; в силу разных причин эта идея осталась нереализованной, однако следы некой театральности сохранились: «„Дядюшкин сон“ — это водевиль, наскоро переделанный в повесть». Свидетельством того, что Фёдор Михайлович планировал создать произведение для сцены, являются не только диалоги и ремарки, но и композиция, при которой развязка сюжета выглядит «театрально-выразительной»[16]. Григорий Фридлендер, отмечая близость произведения к провинциальной хронике, наполненной повседневными проблемами, в то же время находит в повести черты и комедии, и трагедии[8].

Омск XIX века — один из прообразов города Мордасова

Судя по воспоминаниям современников, в 1850—1860-х годах Достоевский с большой заинтересованностью относился к водевилю; в одном из писем он сообщал, что хотел бы «написать комедийку». Водевильное влияние просматривается даже в названии повести: «Дядюшкин сон» соотносится, по мнению Моисея Альтмана, с такими произведениями, как «Дядюшка на трёх ногах» Петра Каратыгина, «Дядюшкина тайна» Дмитрия Ленского, «Комедия с дядюшкой» Петра Григорьева и некоторыми другими[17].

В «Дядюшкином сне» отразились впечатления, полученные Достоевским во время пребывания в Сибири; Мордасов в его повести — это «царство сплетен, слухов, интриг, дамских войн за первенство в обществе»[18]; это город, в котором большим, долго обсуждаемым событием становится любой эксцентричный поступок[19].

Этнопсихологической основой разработки служат ему [Достоевскому] реальные наблюдения над омскими, семипалатинскими и барнаульскими обывательскими типами и нравами 1850-х годов.

Гоголевские традиции[править | править вики-текст]

«Дядюшкин сон» создан в гоголевских традициях. Исследователи считают, что непосредственное влияние Николая Васильевича обнаруживается как при выборе общей темы (повседневный уклад жизни в дореформенной провинциальной России)[8], так и в стилистике (произведение Достоевского иронично «перекликается» с «Повестью о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем»)[16]. Анекдотичный сюжет повести, рассказывающей о том, что появление утратившего память старика внесло много суматохи в жизнь маленького городка, также восходит к гоголевским комедиям — «Женитьбе» и «Ревизору»[6].

Литературная перекличка наблюдается и при выборе Достоевским фамилий для персонажей «Дядюшкиного сна» — почти все они «по-гоголевски говорящие»[6]. К примеру, дальней родственнице Марии Александровны, проживающей в её доме, автор дал не только фамилию Зяблова, но и имя героини «Мёртвых душ» Коробочки — Настасья Петровна[20]. Из гоголевского арсенала «позаимствованы» и фамилии других действующих лиц: Паскудина, Мозгляков, Фарпухины, Залихватский, Бородуев, Заушин[6].

Адаптации[править | править вики-текст]

Разговоры о возможной инсценировке «Дядюшкиного сна» начались ещё при жизни Достоевского. Однако автор реагировал на них без энтузиазма. В одном из писем, датированных 1873 годом, он пояснял, почему не видит необходимости в создании сценической версии своего произведения: «Я не решаюсь и не могу приняться за поправки. 15 лет я не перечитывал свою повесть „Дядюшкин сон“. Теперь же, перечитав, нахожу её плохою»[21].

Дядюшкин сон. Радиоспектакль МХАТ, 1938

«Дядюшкин сон» появился в репертуарах театров спустя десятилетия. Так, в январе 1927 году к постановке спектакля по произведению Достоевского приступила труппа Московского художественного театра. Режиссёр Немирович-Данченко писал Станиславскому, что спектакль «получился недурной», отмечал, что Книппер-Чехова, игравшая Марию Александровну Москалёву, была «иногда блестяща», Мозгляков в исполнении Владимира Андреевича Синицына получился «великолепным», а Николай Хмелёв, несмотря на проблемы во время репетиций, в конце концов «сложился в хорошего Князя»[22][23].

В 1964 году образ Москалёвой воплотила на сцене театра имени Моссовета Фаина Раневская. По воспоминаниям Константина Михайлова, наблюдавшего, как актриса работала над ролью «провинциального Наполеона в кринолине», Раневская сумела создать образ напористо-обольстительной героини, в характере которой дерзость сочеталась с изяществом[24]. Среди постановок XXI века рецензенты выделяют спектакль «Дядюшкин сон» в театре имени Маяковского (режиссёр Екатерина Гранитова, в роли Москалёвой-старшей — Ольга Прокофьева)[25], а также сценическую версию в Большом драматическом театре имени Г. А. Товстоногова (режиссёр Темур Чхеидзе, Москалёва — Алиса Фрейндлих, Князь — Олег Басилашвили)[26].

Повесть неоднократно экранизировалась. В 1966 году вышел фильм Константина Воинова «Дядюшкин сон», в котором роль Князя исполнил Сергей Мартинсон, образ Москалёвой создала Лидия Смирнова, Зинаиду сыграла Жанна Прохоренко[27]. По мнению киноведа Петра Багрова, картина, несмотря на мастерство актёров, не вошла в число творческих удач Воинова: «Театр можно „адаптировать“ для кино, литературу же „адаптировать“ нельзя: здесь уже нужно искать кинематографический эквивалент»[28].

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Сараскина, 2013, с. 322—323.
  2. Сараскина, 2013, с. 323.
  3. Розенблюм, 1956, с. 653—654.
  4. Сараскина, 2013, с. 324.
  5. Сараскина, 2013, с. 327—328.
  6. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Владимирцев В. П. Дядюшкин сон // Достоевский: Сочинения, письма, документы: Словарь-справочник. — СПб: Пушкинский дом, 2008. — С. 64—67.
  7. Сараскина, 2013, с. 320.
  8. 1 2 3 4 Фридлендер, 1982, с. 436.
  9. 1 2 Мочульский, 1980, с. 141.
  10. Альтман, 1976, с. 32.
  11. Альтман, 1976, с. 34—35.
  12. Кэнноскэ, 2011, с. 95.
  13. Кэнноскэ, 2011, с. 114.
  14. Кэнноскэ, 2011, с. 104.
  15. Чирков Н. М. О стиле Достоевского. — М.: Наука, 1967.
  16. 1 2 Мочульский, 1980, с. 140.
  17. Альтман, 1976, с. 166.
  18. Сараскина, 2013, с. 328.
  19. Розенблюм, 1956, с. 654.
  20. Альтман, 1976, с. 146.
  21. Розенблюм, 1956, с. 654—655.
  22. Немирович-Данченко В. И. Избранные письма. — М.: Искусство, 1979. — Т. 2.
  23. Немирович-Данченко В. И. Избранные письма. — М.: Искусство, 1979. — Т. 2.
  24. Гейзер М. М. Фаина Раневская. — М.: Молодая гвардия, 2012. — ISBN 978-5-235-03490-7.
  25. Ольга Егошина Наполеон из Мордасова // Новые Известия. — 2012. — № 12 сентября.
  26. Роман Должанский Спектакль ручной сборки // Коммерсантъ. — 2009. — № 4 апреля.
  27. Дядюшкин сон. Энциклопедия отечественного кино. Проверено 7 декабря 2015.
  28. Пётр Багров. Воинов Константин Николаевич. Энциклопедия отечественного кино. Проверено 7 декабря 2015.

Литература[править | править вики-текст]