Западная Русь

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Images.png Внешние изображения
Image-silk.png Полит. карта Руси в начале XIV века
Image-silk.png Полит. карта Руси в конце XIV века
Image-silk.png Полит. карта Руси 1400—1462
Image-silk.png Полит. карта Руси 1462—1505
Image-silk.png Полит. карта Руси в начале XVI века
Image-silk.png Полит. карта Руси в конце XVI века
Image-silk.png Полит. карта Руси в начале XVII века
Image-silk.png Полит. карта Руси в конце XVII века

Западная Русь — исторический регион Руси, к которому относят земли, не вошедшие в XVXVI веках в состав Русского государства. Западная Русь включает Литовскую Русь, а также русские земли, принадлежавшие Польскому королевству (Польская Русь, состоявшая из Галиции, Холмщины, позже — литовско-русских земель, полученных при Люблинской унии), Молдавскому княжеству (Буковина) и Венгерскому королевству (Карпатская Русь). По культурным и политическим причинам к Западной Руси, несмотря на название, не относят Северо-Западную Русь (Новгородскую землю и Псковщину).

Терминология[править | править код]

Эндоэтнонимом жителей Западной Руси, равно как и жителей Русского государства, являлось древнерусское слово «русин». На большинстве территорий Западной Руси оно сохранялось до XVIII века, в Галиции — до начала XX века, а у карпатских русин сохранилось до наших дней. Его не следует путать с термином «литвин», употреблявшимся для подданных Великого княжества Литовского и являвшимся в отношении восточнославянского населения политонимом. В точки зрения Польского королевства единственной русской землёй в его составе долгое время оставалась Галицкая земля, выделенная в так называемое Русское воеводство. Это наименование в административном делении сохранилось и после Люблинской унии 1569 года, когда непостредственно под власть Короны Польской были переданы многие другие русские земли. По публицистической традиции, заложенной Яном Длугошем и Бернардом Ваповским, Русью было принято называть только русские земли в пределах польского и литовского государств, не относя это название к Северо-Восточной Руси. Сформировавшееся в ней единое Русское государство именовали исключительно «Московией», а её жителей за некоторыми исключениями[1] — «московитами». Подобная практика была частично перенята в XVIXVII веках западноевропейскими державами. Позже в основу отличительного обозначения великорусских и западнорусских земель были положены две латинские вариации названия Руси — Russia и Ruthenia. Такая разделительная схема употреблялась для этнографических манипуляций по отношению к восточнославянскому населению Австро-Венгрией[2] и Третьим Рейхом[3] и продолжает использоваться современной западной историографией.

Особенности исторического развития[править | править код]

Отличительной чертой исторического развития Западной Руси являлось отсутствие собственной государственности и принадлежность к инокультурным государственным образованиям, в рамках которых ей приходилось отстаивать свою восточнославянскую идентичность, в частности язык, веру, право и обычаи.

Казимир III закладывает католический собор в покорённом Львове. Картина Яна Матейко (1888)
Западнорусский письменный язык (зелёным пунктиром) в конце XIV века

В Галицкой земле, захваченной польским королём Казимиром Великим в 1349 году, началась целенаправленная политика по распространению государственной религии — католицизма. Создание католических церковных структур подкреплялось их наделением значительными земельными владениями. Значительные земельные наделы предоставлялись и пришлой польской шляхте, быстро достигшей вследствие этого господствующее положение в обществе[4]. Велась целенаправленная политика по привлечению немецких и других колонистов, призванная создать противовес традиционному русскому православному большинству населения. Уже вскоре русские жители городов столкнулись со значительной правовой дискриминацией, мотивированной их статусом «схизматиков»[5]: они не могли свободно селиться по всему городу, для них была закрыта возможность входить в состав городского совета и занимать городские должности. Дискриминация распространялась и на торгово-ремесленную сферу, где русинов не брали в ряд цехов либо не давали становиться мастерами и занимать «старшие должности». В отличие от других меньшинств, таких как армяне и евреи, русины были лишены собственных органов самоуправления и суда, подлежав юрисдикции органов, созданных польско-немецким населением без их участия[6].

Несмотря на то, что в Великом княжестве Литовском древнерусское культурное наследие, в том числе западнорусский письменный язык, на определённом этапе играло значительную роль, по мере усиления государственных связей с Польским королевством оно было вытеснено польско-католической культурой по образцу того, как это ранее происходило в Галицкой Руси[7]. Похожая ситуация имело место с русским правом. На протяжении XV—XVI веков литовские правящие круги, принявшие католицизм по условиям Кревской унии в качестве государственной религии, не оставляли попыток привести православных к унии с Римом[8]. Положение православных усугубилось после провозглашения Речи Посполитой и переподчинения обширных южнорусских земель непосредственно Короне Польской, когда и на них началась широкомасштабная раздача земель польской шляхте.

Огромное значение в истории Западной Руси сыграла Брестская уния 1596 года, повлекшая за собой раскол православного сообщества и переход значительной его части в униатство, сопровождаемый межконфессиональной борьбой. Правовая дискриминация некатолического населения (диссидентский вопрос) привела к упадку православного просвещения и ассимиляции подавляющей части западнорусской знати, в результате чего широкие слои восточнославянского населения остались без политического влияния и национально ориентированных верхов общества. Роль защитников интересов восточнославянского населения частично взяло на себя запорожское казачество, однако после вхождения Левобережной Украины и Запорожья в состав России по итогам Андрусовского перемирия 1667 года, оставшиеся в составе Речи Посполитой земли Западной Руси подверглись уже почти ничем не сдерживаемому ассимиляционному давлению. До конца XVII века был упразднён гетманский устрой на Правобережной Украине, в 1696 году был издан запрет на использование западнорусского письменного языка, успешно осуществлялось насаждение униатства. Результаты этих процессов ещё долго ощущались на землях Западной Руси даже после их вхождения в состав Российской империи по итогам разделов Речи Посполитой. Сопротивление ассимиляционному давлению, особенно после Брестской унии, сопровождалось многочисленными восстаниями восточнославянского населения.

Объект борьбы[править | править код]

Борьба за западнорусские земли между Русским госудаством и Великим княжеством Литовским (позже Речью Посполитой) была лейтмотивом истории Восточной Европы в XV—XVIII веках. В Русском государстве начиная с XV века ставилась задача объединения всех русских земель вокруг Москвы и восстановление Древнерусского государства в его прежних границах[9][10][11]. При разделах Речи Посполитой Екатерина II официально указывала, что желает «избавить земли и грады, некогда России принадлежавшие, единоплеменниками её населенные и созданные и единую веру с нами исповедующие»[12]. Присоединение древних русских земель шло в Российской империи под лозунгом «Отторженная возвратих».

В составе Российской империи[править | править код]

Титульная страница «Вестника Западной России» (1866)

В течение XIX века по отношению к Западной Руси употреблялся вариант Западная Россия, которую выделяли в Западный край, делившийся, в свою очередь Северо-Западный и Юго-Западный край. На белорусских землях эти термины дали название историко-идеологическому и общественно-политическому движению западнорусизма как национальной идентичности на основе представлений об общерусском народе и о белорусах как одной из его ветвей. Михаил Коялович накануне Польского восстания 1863 года отмечал в «Западной России» «господство польского элемента», которые не являлись здесь «самобытным племенем». В результате коренных реформ, начатых гродненским, виленским и минским генерал-губернатором Михаилом Муравьёвым-Виленским после подавления восстания, традиционное влияние польского меньшинства в общественной жизни было в значительной мере снижено. Политика русификации, проводившаяся в Северо-Западной крае, согласно терминологии того времени, означала укрепление локальной культуры всех трёх ветвей «общерусского народа», при этом основным литературным стандартом считался русский язык, тогда как белорусский и малороссийский язык рассматривались как его наречия, на которых также издавалась литература[13].

Сохранность древнерусского наследия[править | править код]

Западная Русь, за исключением Киева, в значительно меньшей степени сохранила памятники древнерусского зодчества, чем земли Московской Руси. До Нового времени дошли лишь единичные образцы каменной архитектуры эпохи Галицкого, Волынского, Городенского и Полоцкого княжеств. В ряде случаев имела место перестройка древнерусских храмов в костёлы или униатские соборы с их полным видоизменением на основе польско-литовского барокко. Примечательно, что в Западной Руси не сохранилось былин киевского цикла. Русское право относительно быстро было вытеснено на территориях, подконтрольных Польше, будучи заменённым польским и немецким правом. В Литовской Руси влияние русского права оказалось более глубоким и длительным.

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Польский историк Матвей Меховский в своём «Трактате о двух Сарматиях» (1517) писал, что жители Московии Rutheni sunt et Ruthenicum loquuntur (то есть являются русинами и говорят по-русски). Такие же высказывания встречаются у Михалона Литвина, Александра Гваньини, Матвея Стрыйковского и других писателей XVI века. См. Флоря Б. Н. О некоторых особенностях развития этнического самосознания восточных славян в эпоху Средневековья — Раннего Нового времени // Россия-Украина: история взаимоотношений / Отв. ред. А. И. Миллер, В. Ф. Репринцев, М., 1997. С. 9-27
  2. Меркулов, В. И. Об одном из названий Руси и русских в источниках. Русин, № 4 (6), 2006. Стр. 118—122
  3. Alexander Brakel: Unter Rotem Stern und Hakenkreuz. Baranowicze 1939 bis 1944. Das westliche Weißrussland unter sowjetischer und deutscher Besatzung. (= Zeitalter der Weltkriege. Band 5). Ferdinand Schöningh Verlag, Paderborn u. a. 2009, ISBN 978-3-506-76784-4, S. 31.
  4. Флоря Б.Н. Православный мир восточной Европы перед историческим выбором (XIV–XV вв.). // Исследования по истории Церкви. Древнерусское и славянское средневековье: Сборник. М.: ЦНЦ «ПЭ», 2007
  5. Флоря Б.Н. У истоков польско-украинского конфликта // Славяноведение. 2004. № 4. С. 29
  6. Флоря Б.Н. У истоков польско-украинского конфликта // Славяноведение. 2004. № 4. С. 28
  7. Флоря Б.Н. Православный мир восточной Европы перед историческим выбором (XIV–XV вв.). // Исследования по истории Церкви. Древнерусское и славянское средневековье: Сборник. М.: ЦНЦ «ПЭ», 2007
  8. Флоря Б.Н. Исследования по истории Церкви. Древнерусское и славянское средневековье. Сборник. М.: ЦНЦ «ПЭ», 2007
  9. Флоря, 2010, с. 43: «Под властью русских правителей в той или иной форме оказались к концу 1655 года почти все белорусские и бóльшая часть украинских земель. Как никогда раньше, русские политики были близки к решению задачи, которую они поставили перед собой в последние десятилетия XV века, — объединение всех восточнославянских земель в едином Русском государстве».
  10. Флоря, 2010, с. 10: «Религиозная цель войны тесно связывалась с национально-политической. Военные действия не должны были ограничиваться защитой Запорожского Войска от польско-литовской армии и возвращением земель, утраченных Русским государством в годы Смуты. Уже вскоре после начала военных действий из военного лагеря под Смоленском в сентябре 1654 года вышли грамоты, обращённые к православным епископам Львова и Перемышля, населению Волыни, Подолии и других земель, с призывом подчиниться власти царя. Все это показывает, что, начиная войну, русская власть поставила своей целью добиться решения давно стоявшей перед ней задачи — объединения всех восточнославянских земель вокруг Москвы, восстановления Древнерусского государства в его прежних границах».
  11. John P. LeDonne. The Grand Strategy of the Russian Empire, 1650–1831. — Oxford University Press, 2004. — P. 3. — 288 p. — ISBN -19-516100-9.
  12. Соловьёв, С. М. История падения Польши. Москва, 1863
  13. Бендин А. Ю. Возвращение Белой Руси. Журнал «Москва» (апрель 2013).

Литература[править | править код]