Русско-тлинкитская война

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Русский военный шлюп «Нева», принимавший участие в Битве при Ситке
План колошской крепости Шисги-Нуву («Крепость Молодого Деревца»), составленный Юрием Лисянским после Битвы при Ситке

Русско-тлинкитская война 1802—1805 гг. (Русско-индейская война) — серия вооружённых конфликтов между русскими колонистами и индейцами-тлинкитами за контроль над островом Ситка (ныне входит в штат Аляска, США) и прибрежными водами промысла каланов.

Предыстория[править | править код]

Впервые русские промышленники столкнулись с тлинкитами в 1792 году на острове Хинчинбрук, где между ними произошёл вооружённый конфликт с неопределённым результатом: глава партии промышленников и будущий правитель Аляски Александр Баранов едва не погиб, индейцы отступили, но русские не решились закрепиться на острове и также отплыли на остров Кадьяк[1]. Тлинкитские воины были одеты в плетёные деревянные куяки, лосиные плащи и звероподобные шлемы (по-видимому, из черепов животных)[2].

Восстание тлинкитов[править | править код]

В мае 1802 года началось мощное восстание тлинкитов (русские называли их колюжами или колошами), стремившихся изгнать русских вместе с байдарочными флотилиями со своей земли и территориальных вод. Первая стычка на материке произошла 23 мая. В июне отряд в 600 индейцев под предводительством тойона (вождя) Катлиана напал на Михайловскую крепость (на острове Ситка). Они дождались, когда «ситкинская» партия отправилась на промысел, и атаковали крепость, в которой оставалось 15 человек. Через день индейцы уничтожили почти целиком маленькую партию Василия Кочесова, возвращавшуюся в крепость с промысла сивучей. «Ситкинская» партия (165 человек) была атакована тлинкитами в районе пролива Фредерик в ночь с 19 на 20 июня и полностью разгромлена. Приплывший в этот район немного позже английский бриг «Юникорн» (англ. Unicorn) капитана Генри Барбера (англ. Henry Barber) помог спастись чудом выжившим русским. Капитан Барбер потопил пушкой одно индейское каноэ и заставил вернуть оставшихся в живых пленников (ок. 20 — в основном женщин и детей). Утрата Ситки была тяжелейшим ударом для русских колоний и лично для губернатора Аляски А. А. Баранова. Общие потери Российско-американской компании составили 24 русских и 200 алеутов.

Противостояние[править | править код]

В форпост русской колонизации в Америке на острове Кадьяк в ноябре 1802 года прибыла шестипушечная бригантина «Св. Елизавета», что остановило индейцев от дальнейшего штурма русских колоний. В начале мая 1803 года Баранов послал галиот «Св. Александр Невский» в Якутат к Ивану Кускову, где находился значительный русский гарнизон. Кусков отговорил Баранова от поспешной карательной экспедиции на год.

Зимой 1803—1804 годов индейцы напали на два русских разведотряда в бассейне реки Коппер.

Битва при Ситке[править | править код]

В 1804 году Баранов двинулся из Якутата на завоевание Ситки. В его отряде было 150 русских и 500—900 алеутов на своих байдарках и с кораблями «Ермак», «Александр», «Екатерина» и «Ростислав». В сентябре А. А. Баранов достиг Ситки. Здесь он обнаружил шлюп «Нева» Лисянского, который совершал кругосветное плавание. Индейцы выстроили деревянную крепость, в которой засело около сотни бойцов. Русские, обстреляв из корабельных орудий поселение, начали штурм, который, однако, был отбит. Во время него Баранов был серьезно ранен в руку. Однако осада и артиллерийские обстрелы продолжались. Осознав бесперспективность сопротивления, индейцы покинули свою крепость. В покинутом укреплении нашли около 30 убитых индейцев. 8 октября 1804 года над туземным поселением был поднят русский флаг. Началось строительство форта и нового поселения. Вскоре здесь вырос город Ново-Архангельск. Потери русской коалиции составили около 20 человек.

Падение Якутата[править | править код]

20 августа 1805 года воины-эяки клана тлахаик-текуеди (тлухеди) во главе с Танухом и Лушваком и их союзники из числа тлинкитов клана куашккуан сожгли Якутат и перебили остававшихся там русских. Нападение тщательно спланировал и организовал Танух, который, пользуясь доверием, вошёл в крепость и убил начальника крепости, после чего согласно индейским преданиям по его сигналу «каждый воин убил своего русского». Из всего населения русской колонии в Якутате в 1805 г. погибло, по официальным данным, 14 русских «и с ними ещё много островитян», то есть союзных алеутов. Основная же часть партии вместе с Демяненковым, убедившись, что Якутат сожжён, отправилась в дальний морской переход и была потоплена в море налетевшей бурей. Тогда погибло около 250 человек. Спаслись только около 30 человек, которые в силу крайнего изнеможения отказались плыть в море, решили сдаться тлинкитам и двигались вдоль берега[3]. Падение Якутата и гибель партии Демяненкова стали ещё одним тяжёлым ударом для русских колоний. Была утрачена важная хозяйственная и стратегическая база на побережье Америки.

Дальнейшее противостояние[править | править код]

Лёгкая победа воодушевила и объединила тлинкитов, около 200 воинов на 8 каноэ решили по тому же плану, используя хорошую репутацию Тануха у русских, напасть на Константиновскую крепость в посёлке Нучек[4] в Чугацком заливе. 70 воинов во главе с вождём прибыли в крепость на двух каноэ якобы для торговли и плясок с чугачами. Остальные остались ждать сигнала в устье Медной реки. Начальник крепости Иван Репин приветливо принял Тануха и разрешил пляски, чему были рады даже враги тлинкитов чугачи. Однако один невольник-чугач бежал от индейцев в устье Медной реки и, добравшись до крепости, сообщил об их планах Репину. Комендант принял меры, индейцы были приглашены на праздник в соседнюю деревню, и ночью чугачи, собравшись с силами, их вырезали. Взятый в крепости под стражу вождь зарезался. Немногие выжившие сообщили о провале основным силам. Испуганные тлинкиты, опасаясь нападения и несмотря на бурную погоду, бросились плыть через буруны далеко выдававшейся в устье реки банки. Каноэ были разбиты бурунами, большинство индейцев утонуло, доплывших до берега поголовно перебили чугачи. После этой неудачи начались распри между самими тлинкитами, и ослабленный потерями клан Тануха был истреблён[3].

В дальнейшем с индейцами удалось заключить перемирие, и РАК пыталась вести промысел в водах тлинкитов большими партиями под прикрытием русских боевых кораблей. Однако тлинкиты организованно выплывали на место промысла и открывали огонь из ружей, но не по людям, а по зверю, что делало промысел практически невозможным. Также они при удобных обстоятельствах перехватывали и исподтишка убивали одиночных служащих компании так, что доказать это было невозможно[3].

Результаты[править | править код]

В результате нападений индейцев были уничтожены 2 русские крепости и селение в Юго-Восточной Аляске, погибло около 45 русских и более 230 туземцев (ещё приблизительно 250 из партии Демяненкова стали косвенными жертвами конфликта в Якутате). Всё это на несколько лет остановило продвижение русских в южном направлении вдоль северо-западного побережья Америки. Индейская угроза и в дальнейшем сковывала силы РАК в районе архипелага Александра и не позволяла приступить к систематической колонизации Юго-Восточной Аляски. Однако после прекращения промысла в угодьях индейцев отношения несколько улучшились и РАК возобновила торговлю с тлинкитами и даже позволила им восстановить родовое селение возле Новоархангельска.

Рецидивы противостояния[править | править код]

Рецидивы войны продолжались и после 1805 года.

Так, 4 (16) февраля 1851 индейский военный отряд с реки Коюкук напал на селение индейцев, живших у русской одиночки (фактории) Нулато на Юконе. Атаке подверглась и сама одиночка. Однако нападавшие были с уроном отбиты. Потери были и у русских: погиб начальник фактории Василий Дерябин и были смертельно ранены служащий компании (алеут) и английский лейтенант Бернард, прибывший в Нулато с британского военного шлюпа «Энтерпрайз» для поисков пропавших участников третьей полярной экспедиции Франклина. Той же зимой тлинкиты (ситкинские колоши) устроили несколько ссор и драк с русскими на рынке и в лесу близ Ново-Архангельска. В ответ на эти провокации главный правитель Н. Я. Розенберг объявил индейцам, что в случае продолжения беспорядков он распорядится вообще закрыть «колошенский рынок» и прервёт с ними всякую торговлю. Реакция индейцев на этот ультиматум носила беспрецедентный характер: утром следующего дня они предприняли попытку захватить Ново-Архангельск. Часть из них, вооружившись ружьями, засела в кустах у крепостной стены; другая, приставив заранее заготовленные лестницы к деревянной башне с пушками, так называемой «Колошенской батарее», едва не овладела ею. К счастью для русских, часовые были начеку и вовремя подняли тревогу. Подоспевший на помощь вооружённый отряд сбросил вниз трёх уже влезших на батарею индейцев, а остальных остановил.

В ноябре 1855 произошёл ещё один инцидент, когда несколько туземцев захватили Андреевскую одиночку в нижнем течении Юкона. В это время здесь находились её управляющий — харьковский мещанин Александр Щербаков и двое служивших в РАК работников-финнов. В результате внезапного нападения байдарщик Щербаков и один рабочий были убиты, а одиночка разграблена. Оставшемуся в живых служащему РАК Лаврентию Керянину удалось бежать и благополучно добраться до Михайловского редута. Немедленно была снаряжена карательная экспедиция, которая разыскала скрывавшихся в тундре туземцев, разоривших Андреевскую одиночку. Они засели в бараборе (эскимосской полуземлянке) и отказывались сдаваться. Русские вынуждены были открыть огонь. В результате перестрелки пятеро туземцев были убиты, а одному удалось бежать[5].

«Заключение мира»[править | править код]

Спустя двести лет после сражения у крепости Шисги-Нуву, 2-3 октября 2004 г. была проведена и официальная[источник не указан 733 дня] церемония заключения мира между кланом киксади и Россией (перемирие 1805 г., заключённое между Катлианом и Барановым без соблюдения тонкостей «индейского протокола», тлинкитами не признавалось). В церемонии, согласно требованию клана киксади и благодаря сотрудничеству Службы Национальных Парков, Библиотеки Конгресса, российских историков и Культурного Центра Индейцев Юго-Востока Аляски, принимала участие проживающая в Москве И. О. Афросина — прямой потомок главного правителя колоний Баранова. Официальная церемония проводилась на поляне, рядом с тотемным столбом военного вождя киксади Катлиана, установленным в 1999 году. Под историей давней вражды была подведена последняя черта[3].

Примечания[править | править код]

  1. Гринёв А. В. Американская эпопея Александра Баранова (рус.) // Вопросы истории. — 2000. — № 8.
  2. Болховитинов, 1997, Глава 5. Русские промышленники на Аляске в конце XVIII в. Начало деятельности А.А. Баранова..
  3. 1 2 3 4 Зорин А. В. Индейская война в русской Америке: русско-тлинкитское военное противоборство. — Курск: историко-культурный центр «Индейцы Северной Америки», Курский государственный медицинский университет, 2002. — 419 с.
  4. Nuchek
  5. Болховитинов, 1997, Глава 8. Русская Америка в 1850-е гг. РАК и Крымская война..

Литература[править | править код]