Сожжение

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Сожжение Яна Гуса. Миниатюра из «Хроники Констанцского собора» Ульриха фон Рихенталя (1464)

Сожже́ние — вид смертной казни, при котором приговорённого заживо сжигают на костре.

Сожжение рыцаря Гогенберга и его пажа за гомосексуальные отношения. Илл. из «Цюрихской хроники» Диболда Шиллинга Старшего (1484)
Сожжение иудеев в Аугсбурге в 1348 г. Илл. из «Люцернской хроники» Диболда Шиллинга Младшего (1513)

Древность и средневековье[править | править код]

Сожжение людей упоминается ещё в Библии. Согласно Манефону, захвативший Египет в 710 г. до н. э. кушитский царь Шабака заживо сжёг фараона Бокхориса[1].

Сожжение на медленном огне Якоба Рорбаха, одного из предводителей Крестьянской войны в Германии, в 1525 г. Илл. из «Описания крестьянской войны» Харрера (1551)

В Византии сожжение производили, помещая человека внутрь полого медного быка и разжигая огонь снаружи; при этом вопли сжигаемого, которые слышались через ноздри медной фигуры, создавали впечатление, что бык «ревёт»[2]. Согласно Пиндару, Диодору Сицилийскому и др., подобный вид казни изобрёл в VI в. до н. э. сиракузский тиран Фаларис, который сам был свергнут и казнён точно таким же способом[3].

Казнь через сожжение изредка практиковалась и мусульманами, так, согласно сообщению анонимной «Мосарабской хроники 754 года», в 731 году по приказу вали принадлежавшего до 759 года сарацинам города Нарбона Утмана ибн Наиссы (Мунузы) в городе Льивия сожжён был за участие в подготовке мятежа епископ Уржеля Намбад[4].

Практически забытое в эпоху позднего Рима и «тёмных веков», сожжение стало применяться чаще в эпоху Средневековья, наряду с замуровыванием и заточением, так как согласно учению католической церкви, с одной стороны, оно происходило без «пролития крови», а с другой, пламя считалось средством «очищения» и могло «спасти душу». Впервые практика публичных сожжений на кострах, не применявшаяся в течение 6 столетий, возобновлена была в 1022 году во Франции в отношении еретиков, жертв Орлеанского процесса. В первой трети XIII века, в ходе Альбигойских войн, на костёр отправлено было немало катаров Лангедока и Прованса, в начале XIV столетия — рыцарей Ордена тамплиеров, а в 1348—1349 годах — иудеев Франции и Священной Римской империи, обвинённых в «отравлении колодцев» и «распространении чумы» во время «чёрной смерти».

Наибольшую распространённость сожжение приобрело в конце Средневековья и в эпоху Возрождения. Росту популярности такого вида казни в XVI—XVII вв. давали преследования еретиков и вероотступников испанской инквизицией, а также развернувшаяся в землях Священной Римской империи и др. странах «охота на ведьм».

Сожжение ведьм у замка Рейнштейн близ г. Бланкенбурга (1555)

В эпоху Просвещения количество судебных процессов, завершавшихся публичными сожжениями, уменьшилось, вместе с тем менялось и отношение к подобного рода наказанию. Этому во многом способствовала секуляризация, присущая идеологии Просвещения того времени. Хуан Антонио Льоренте в книге «История испанской инквизиции» пишет, что в Испании в 1540—1700 годах Святой инквизицией было сожжено 31 700 человек, без учёта её колоний.

Сожжению обычно подлежали еретики, вероотступники, ведьмы, а также мужчины, обвинённые в мужеложстве и женщины, обвинённые в муже- или детоубийстве[5]. Помимо них, к публичному сожжению иногда приговаривали лидеров народных восстаний и возмущений, как правило, в «назидательных» целях. Так, например, вождь пьемонтской секты «апостольских братьев» Дольчино сожжён был в 1307 году в Верчелли вместе со своей подругой Маргаритой[6], предводителя «Жакерии» Гильома Каля (1358) и вождя венгерских «куруцев» Дьёрдя Дожу (1514) заживо сожгли на раскалённом «троне», в 1525 году один из лидеров Крестьянской войны в Германии Якоб (Жаклейн) Рорбах был сожжён на «медленном огне» в Хайльбронне, а в 1758 году во французской колонии Сан-Доминго на о-ве Гаити публично был сожжён предводитель повстанцев-маронов Франсуа Макандаль.

Средневековое символическое сожжение «в изображении» (In effigie)[править | править код]

Аутодафе на Праса-ду-Комерсиу в Лиссабоне в XVII веке. Гравюра неизвестного художника

В конце средних веков и в начале нового времени использовалось для наказания, налагаемого не на самого виновника преступления (из-за отсутствия последнего или по другой причине), а на его изображение (портрет или куклу)[7]. Ныне иногда используется различными политическими силами при демонстрациях.

В Московском государстве и на Руси[править | править код]

Сожжение в срубе протопопа Аввакума. Старообрядческая икона

Наказания в виде сожжения заживо в срубе за богохульство имело место в Московском государстве. Английский посланник Джайлс Флетчер, проживший в Москве в XVI веке полгода, стал свидетелем одной из казней:

…муж и жена… были сожжены в Москве, в маленьком доме, который нарочно для того подожгли. Вина их осталась тайною, но вероятно, что они были наказаны за какую-нибудь религиозную истину, хотя священники и монахи уверили народ, что эти люди были злые и проклятые еретики[8].

В 1649 году на Земском соборе был принят свод законов Русского государства, «Соборное уложение 1649 года», подтвердивший сожжение как наказание за богохульство:

Будет кто иноверцы, какия ни буди веры, или и русской человек, возложит хулу на Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, или на рождьшую Его Пречистую Владычицу нашу Богородицу и Приснодеву Марию, или на честный крест, или на Святых Его угодников, и про то сыскивати всякими сыски накрепко. Да будет сыщется про то допряма, и того богохулника обличив, казнити, зжечь.[9]

Сожжениями сопровождалась церковная реформа Патриарха Никона (1650—1660).

14 (24) апреля 1682 года были сожжены старообрядцы протопоп Аввакум и три его товарища по заключению: Феодор, Епифаний и Лазарь. Кроме того, в сочинениях Аввакума сохранились сведения о сожжении ещё около ста староверов[10].

Иностранцы свидетельствовали, что на Пасху 1685 года по указанию патриарха Иоакима сожгли в срубах около девяноста раскольников[11].

Василий Татищев (1686—1750), русский историк и государственный деятель, писал в 1733 году:

Никон и его наследники над безумными раскольниками свирепость свою исполняя, многие тысячи пожгли и порубили или из государства выгнали.[12]

Последние казни через сожжение в России были приведены в исполнение в 1730-х годах — за богохульство, ересь, колдовство, или переход из христианства в ислам или иудаизм. Так, согласно документам архивов Свердловской области, за отступничество от православной веры в апреле 1738 года в Екатеринбурге был заживо сожжён башкир Тойгильдя Жуляков, а 30 апреля 1739 года там же сожжена 60-летняя башкирка Кисябика Байрясова, которая «крещеная обасурманилась».

Последний в России приговор к смертной казни через сожжение был вынесен за колдовство Андрею Козицыну в Яренске в декабре 1762 года. Однако Архангельская губернская канцелярия не утвердила приговор, поскольку указами Сената от 30 сентября 1754 года и 14 октября 1760 года был введён мораторий на смертную казнь; для Козицина смертная казнь была заменена каторгой.

Современность[править | править код]

В вооруженных конфликтах, массовых беспорядках и актах геноцида XX и XXI веков сожжение нередко применялось как способ индивидуального и массового уничтожения людей, чаще всего при этом использовалось обливание жертвы легковоспламеняющейся жидкостью или сожжение в запертых зданиях и сооружениях из горючих материалов, а также огнеметы. Так, в СССР и на постсоветском пространстве сожжение заживо осуществлялось обеими воюющими сторонами в Гражданскую войну в России, немецкими и румынскими оккупантами в Великую Отечественную войну, а также в ходе массовых беспорядков в Оше и Фергане, Первой и Второй чеченской кампаний, ряда других вооруженных конфликтов[источник не указан 1989 дней]. Также сожжение заживо (как правило, с применением легковоспламеняющейся жидкости либо путём поджога зданий, сооружений, автомобилей, в которых находится потерпевший) используется как способ криминального убийства, по российскому уголовному праву обычно квалифицируется как убийство с особой жестокостью либо общеопасным способом (п. «д», «е» ч. 2 ст. 105 УК РФ).

В ходе Боснийской войны, в июне 1992 года, боснийские сербы живьём сожгли 119 босняков в Вишеграде (на Пионерской улице и в Бикаваце), жертвами стали женщины, дети и старики[13][14].

Сожжение с помощью «ожерелья» (англ. necklacing) применяется для линчевания в современной Южной Африке. На тело жертвы надевают автопокрышку, залитую бензином, и поджигают. Мучительная смерть наступает через несколько десятков минут. Первый зарегистрированный случай произошёл в 1985 году, когда сторонники Африканского национального конгресса сожгли подозреваемого коллаборациониста. В Южной Африке часто использовалось в 2008 году в ходе антииммиграционных волнений, также встречалось в других странах Африки и на Гаити[источник не указан 1989 дней].

В январе 2015 года боевиками террористической организации «Исламское государство» был сожжён заключённый в клетку пленный иорданский военный летчик Муаз аль-Касасиба. Видео казни было опубликовано на Youtube.

Процедура[править | править код]

К сожжению приговаривались как отдельные осуждённые, так и целые их группы, как правило, арестованные или схваченные в рамках одного судебного процесса. Число сжигаемых обычно не превышало нескольких десятков, однако истории известны случаи гибели на костре намного большего числа людей. Так, в мае 1211 года в окситанском городе Лаворе крестоносцами Симона де Монфора единовременно были сожжены 400 захваченных там катаров[15], а в захваченном в марте 1244 года Монсегюре, по словам хрониста Гийома Пюилоранского, на костёр было отправлено около 200 еретиков, которых не привязывали к столбам по одному, а просто загнали в сооружённый специально для этого из кольев и соломы палисад[16].

Изначально процедура сожжения строго не регламентировалась, а техническая сторона зависела от местных особенностей, включая наличие дров и пр. горючих материалов. В эпоху Позднего Средневековья появились специальные руководства, подробно описывающих подготовку и проведение подобного вида казни. Порою принимались во внимание климатические и природные условия, отсюда распространившийся в Московской Руси обычай сожжения в срубе. В «Дневнике парижского горожанина» сообщается, что перед сожжением в 1431 году в Руане Жанны д'Арк поленница её костра была оштукатурена[17]. По свидетельствам современников, приговорённых жгли в основном на «большом» огне, сила которого, однако, могла зависеть как от объёма поленьев или хвороста, так и от степени их просушки. В отдельных случаях употреблялось сожжение на огне «медленном», с очевидной целью продлить мучения жертвы, произвести определённое впечатление на зрителей, а также, по возможности, устрашить сторонников осуждённых. С этой целью дрова костра заранее смачивали водой, чтобы они дольше горели, или же приговорённого намеренно помещали подальше от пламени, приковав к столбу длинной цепью, укрепив на высоком столбе или даже коромысле.

Раскаявшиеся еретики, а также женщины, старики и подростки, перед разжиганием костра могли подвергаться удушению, в Испании — традиционному гарротированию; после коронования в 1509 году Екатерины Арагонской подобный обычай применялся и в Англии. Однако упорствующих осуждённых лишали подобной милости, после чего те сгорали живьём. Так поступили в июле 1546 года с известной протестантской проповедницей Анной Аскью, отказавшейся, несмотря на пытки, отречься от своих убеждений. По свидетельствам очевидцев, Анна Аскью мучилась на костре в течение 15 минут, пока не потеряла сознание, закричав лишь тогда, когда пламя дошло до её груди.

В Севилье XVI—XVII веков на кемадеро вместо дровяных костров употреблялись уже специальные печи, напоминающие полые эшафоты из камня и кирпича. Над каждой из них возвышалась полая статуя, изображающая одного из четырех библейских пророков. Приговорённого заводили внутрь статуи, после чего в печи под ним разжигали костер, который медленно убивал осуждённого, оказавшегося в подобной топке[18].

По окончании процедуры захоранивать останки, как правило, не дозволялось, и их уничтожали, сбрасывая в реку и т. п. Очевидец казни Яна Гуса в Констанце Пётр из Младеновиц сообщает, что после сожжения магистра его череп раздробили на куски кольями и забросали их головёшками, обуглившееся тело разорвали клещами, а найденное во внутренностях сердце проткнули острой палкой и старательно сожгли в пламени вместе с вещами покойного. После чего тщательно собранный пепел бросили в воды Рейна[19].

Свидетельства современников[править | править код]

Описание смерти на костре Иеронима Пражского в Констанце 30 мая 1416 года:

«А когда его обложили дровами до верха головы и положили на те дрова всю его одежду, то поднесли горящий факел и подожгли дрова. И когда дрова занялись, то он громко запел "В Твои руки, Господи, отдаю душу свою!" Когда окончил и был уже сильно охвачен огнем, то произнес по-чешски такие слова: "Госпожи Боже, Отче всемогущий, смилуйся надо мною и отпусти мне грехи мои, ибо Ты видишь, что любил я Твою истину искренне!" И тут сильный огонь удушил его голос, так что дольше уж не было его слышно, но он еще быстро шевелил губами, как будто быстро что-то говорил или молился. Когда огонь охватил все тело вместе с бородой, то на нем появились от ожогов крупные волдыри величиною с яйцо. Но он все еще энергично двигал головой и губами около четверти часа. Так и горел он, а поскольку был весьма крепкого телосложения, то и оставался живым в огне, неся великие муки так долго, что всякий мог бы свободно за это время дойти от костела Св. Климента по мосту до костела Девы Марии. Как только он среди бушующего пламени испустил последний вздох, принесли из тюрьмы его одеяло, шубу, башмаки, берет и другие его вещи и сожгли все это в том же огне, обратив в пепел. А после того, как огонь погас, положили тот пепел на воз и с него сбросили в воду реки Рейн, что протекает по соседству…»[20]

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. История Древнего Востока / Под ред. В. И. Кузищина. — 2-е изд. — М.: Высшая школа, 1988. — С. 66.
  2. Фролов Э. Д. Бык Фалариса: миф и реальность в предании об акрагантском тиране VI в. до н. э. // Античное государство. Политические отношения и государственные формы в античном мире: Сб. ст. — СПб.: Изд-во СПбГУ, 2002. — С. 12.
  3. Диодор Сицилийский. Историческая библиотека. — Кн. VIII—X. Архаическая Греция. Рим эпохи царей. — СПб.: Алетейя, 2017. — С. 57-58.
  4. Мосарабская хроника 754 года (глава 101). Восточная литература. Дата обращения: 6 апреля 2012.
  5. Макглинн Шон. Узаконенная жестокость: правда о средневековой войне / Пер. В. В. Найденова. — Смоленск: Русич, 2011. — С. 46, 53, 64.
  6. Григулевич И. Р. История инквизиции. — М.: Наука, 1970. — С. 154.
  7. In effigie // Малый энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 4 т. — СПб., 1907—1909.
  8. Флетчер Дж. О государстве Русском / Пер. М. А. Оболенского. — М.: Захаров, 2002. — С. 142.
  9. Соборное уложение 1649 года/Глава I
  10. Аввакум. Письмо к Симеону
  11. Лилеев М. И. Из истории раскола на Вятке и в Стародубье XVII—XVIII вв. — Казань, 1895. — С. 8
  12. Татищев В. Н. Разговор двух приятелей о пользе науки и училищах // Жажда познания. — М.: Молодая гвардия, 1986. — С. 356‑357.
  13. Milan Lukić and Sredoje Lukić Convicted of War Crimes in Višegrad, ICTY (20 июля 2009). Дата обращения 9 мая 2017.
  14. ICTY: Milan Lukić and Sredoje Lukić judgement.
  15. Ольденбург З. С. История альбигойских крестовых походов. — 2-е изд. — СПб.: Алетейя, 2017. — C. 136.
  16. Там же. — С. 337-338.
  17. Carlin Martha. Extracts from A Parisian Journal, 1405—1449, trans. by Janet Shirley. — Oxford: Clarendon Press, 1968. — p. 262.
  18. Сожжение заживо // Tortures.ru. 11.08.2012.
  19. Григулевич И. Р. Указ. соч. — С. 203.
  20. Пётр из Младонёвиц. Повествование о магистре Иерониме Пражском, сожженном в Констанце во имя Христа // Гуситское движение в освещении современников / Сост. Л. П. Лаптевой. — М.: Изд-во МГУ, 1992. — С. 73.

Ссылки[править | править код]