Чаошаньцы

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Офис Ассоциации чаошаньцев города Муар в штате Джохор

Чаошаньцы (кит. 潮州人, также известны как чаочжоусцы) — крупная этнолингвистическая и субкультурная подгруппа китайцев. Происходит из исторического региона Чаошань[en] в северо-восточной части Гуандуна (округа Чаочжоу, Шаньтоу, Цзеян и частично Шаньвэй), широко распространена среди хуацяо по всему миру. Чаошаньцы говорят на чаошаньском наречии южноминьского языка. В культурном отношении близки к хокло и кантонцам, однако имеют и свои культурно-бытовые отличия, в том числе собственную кухню и свой стиль искусства (чаошаньские разновидности китайской оперы, танцев и резьбы по дереву)[1][2][3][4].

Этимология[править | править код]

Этноним чаошаньцев произошёл от названия области Чаошань[en]. Название области, в свою очередь, возникло по первым слогам городов Чаочжоу (англ. Chaozhou, устаревшие названия Chiuchow, Chaochow или Teochew) и Шаньтоу (англ. Shantou, устаревшие названия Swatow или Santow), которые составляют ядро региона.

В западной научной литературе встречается несколько вариантов написания этнонима «чаошаньцы» (англ. Teochew people, англ. Tiê-Chiu people, англ. Teo-Swa people, англ. Chaozhou people, англ. Chiuchow people, англ. Chiushan people), возникших в связи с различными вариантами романизации с южноминьского, кантонского и путунхуа таких топонимов, как Чаочжоу, Шаньтоу и Чаошань[5][6]. В противовес титульным ханьцам, известным как «люди династии Хань» (Hang nang или Han ren), чаошаньцы и близкие к ним по культуре хокло и кантонцы за пределами материкового Китая нередко называют себя «людьми династии Тан» (Deung nang, Ting nang или Tang ren). Кроме того, внутри своего сообщества чаошаньцы называют друг друга «наши собственные люди» (Ga gi nang или Jiaji ren).

География[править | править код]

Чаошань на карте Гуандуна

Историческая культурно-языковая область Чаошань[en] (Chaoshan, Chiushan или Teoswa) расположена в восточной части китайской провинции Гуандун. Она охватывает прибрежные округа Чаочжоу, Шаньтоу и Цзеян, а также восточную часть округа Шаньвэй.

Все значительные города и посёлки Чаошани расположены или на морском побережье, или вдоль четырёх основных рек региона. Это связано с тем, что более двух третей территории Чаошани занимают волнистые горы и холмы, и до начала XX века основным видом транспорта были лодки. Сообщение между городами Чаошани и другими частями Восточной Азии велось в первую очередь морем[7].

Густонаселённая городская агломерация Чаочжоу и Шаньтоу насчитывает более 8 млн жителей, и занимает в Гуандуне 2-е место после агломерации дельты Жемчужной реки (включая Гонконг и Макао). Всего в трёх округах региона Чаошань проживает более 14 млн человек, но не все они являются носителями чаошаньского диалекта.

Диаспора[править | править код]

Чаошаньцы составляют крупнейшую группу среди китайцев Таиланда, Камбоджи и Франции, вторую по численности группу среди китайцев Гонконга и Сингапура, а также входят в тройку крупнейших групп среди китайцев Мьянмы, в пятёрку крупнейших групп среди китайцев Малайзии, Индонезии, Вьетнама и Лаоса. Кроме того, крупные общины чаошаньцев проживают на Филиппинах и Тайване, в США, Канаде, Австралии, Новой Зеландии, Великобритании, Италии, Испании, Нидерландах и Японии[8][9][10][11][12][13].

Во многих странах имеются диаспоры чаошаньцев, которые приехали не напрямую из Гуандуна, а из других стран, где они нередко проживали несколько поколений. Например, большинство чаошаньцев Франции прибыли в страну из Вьетнама и Камбоджи; в Сингапуре значительная часть чаошаньцев родом из Сиама и островов Риау. На Тайване большинство чаошаньцев ассимилированы хокло и перешли на язык хоккиен (хотя японская перепись 1926 года зафиксировала на острове почти 135 тыс. чаошаньцев)[14].

По состоянию на 2013 год более 10 млн хуацяо имели шаньтоуское происхождение, что составляло пятую часть от всех зарубежных китайцев. Только в Гонконге проживало до 1,2 млн китайцев, имевших корни из Шаньтоу[15]. Согласно оценкам, в мире насчитывается около 25 млн человек чаошаньского происхождения, из которых 60 % проживают за пределами Китая[7][16].

История[править | править код]

Керамика Шаньтоу эпохи династии Мин
Женщина из Шаньтоу. Конец XIX века
Двор традиционного особняка в Чаочжоу

Каменные орудия и керамические осколки, найденные в уезде Наньао, свидетельствуют о том, что прибрежные острова Чаошани были заселены уже в эпоху неолита; в эпоху раннего бронзового века на Наньао уже строили большие печи[7]. Предки чаошаньцев переселились в прибрежные районы нынешней провинции Фуцзянь с Центральных равнин (земли вдоль реки Хуанхэ между Лояном и Кайфыном), спасаясь от череды междоусобных войн в эпоху династии Цзинь[17]. Во времена империи Суй в 591 году была создана Чаочжоуская область, а в период империи Мин в 1369 году была учреждена Чаочжоуская управа.

В IX—XV веках часть говорившего на миньских языках населения провинции Фуцзянь мигрировала на юг, в прибрежные области восточного Гуандуна, сейчас известные как Чаошань. Первая волна переселенцев двинулась в эпоху династии Тан через приморский город Путянь. В результате обособления от основного массива хокло, говор переселенцев выделился в самостоятельный диалект. Постепенно чаошаньцы стали смешиваться с проживавшими рядом с ними гуандунцами (юэ) и хакка.

Золотой век Чаошани наступил в эпоху династии Сун, когда область была одним из самых богатых регионов Китая. Активное развитие сельского хозяйства привело к быстрому росту населения, а экспорт фарфоровой продукции по Морскому шёлковому пути способствовал превращению местных портов в ведущие торговые центры империи. Богатые чаошаньские правители и купцы поддерживали культуру, искусство и философов (особенно последователей учений Конфуция и Мэн-цзы). В Чаошани развивались местные стили архитектуры и музыки, процветали резьба по дереву, производство изящного фарфора и вышивки[7].

В 1653 году маньчжуры уничтожили около 100 тыс. жителей Чаочжоу, что вызвало первую крупную волну беженцев из региона. Во второй половине XIX — первой половине XX века многие чаошаньцы в поисках работы эмигрировали через Гонконг и Шаньтоу в Сингапур, Малайзию, Индонезию, Таиланд, Вьетнам, Камбоджу, на Филиппины, а также в США, Канаду и Австралию[18][19].

В эпоху поздней империи Цин область Чаошань делилась на восемь уездов, поэтому зарубежные организации чаошаньцев обычно назывались «ассоциациями восьми уездов» (poih ip, 八邑). В состав этих ассоциаций чаошаньских хуацяо входили более мелкие объединения уроженцев уездов, а именно Чаоань (Teo-an, 潮安, до 1914 года назывался Hai-yor, 海陽), Жаопин (Jao-peng, 饒平), Чаоян (Teo-yor, 潮陽), Чэнхай (Theng-hai, 澄海), Наньао (Hong-sun, 豐順), Цзеян (Gek-yor, 揭陽), Пунин (Pho-leng, 普寧) и Хуэйлай (Hui-lai, 惠来). После окончания Гражданской войны в Китае многие чаошаньцы, симпатизировавшие Гоминьдану, бежали на Тайвань или переселялись через Гонконг в страны Юго-Восточной Азии, Северную Америку и Австралию[20].

С началом политики реформ и открытости в Шаньтоу была создана одна из первых специальных экономических зон, что дало толчок к развитию экономики Чаошаня (сюда потекли значительные инвестиции из Гонконга, Тайваня и Сингапура). Однако в 1991 году Чаочжоу и Цзеян были отделены от Шаньтоу, что несколько замедлило экономический рост восточной части Гуандуна по сравнению с Шэньчжэнем или Чжухаем. По состоянию на 2012 год ВВП на душу населения в Шаньтоу составлял всего 25 тыс. юаней, в то время как в Гуандуне этот показатель достиг 54 тыс. юаней, а в других СЭЗ провинции — 94,5 тыс. юаней[21][15].

Язык[править | править код]

Карта южноминьских диалектов

В Южном Китае и за рубежом чаошаньцы говорят на чаошаньском диалекте южноминьского языка (миньнань). Этот диалект сохранил много древнекитайских элементов в лексике и фонетике, утраченных в ряде других современных китайских диалектов. По этой причине многие лингвисты считают чаошаньский одним из наиболее консервативных диалектов китайского языка. С точки зрения грамматики, чаошаньский диалект близок к другим южнокитайским наречиям, особенно к хакка и кантонскому[22][23][24].

Чаошаньский диалект не является взаимопонятным с другими диалектными группами китайского языка, хотя он является взаимопонятным с некоторыми другими южноминьскими диалектами, в частности, с чжанчжоуским[en] и цюаньчжоуским[en] диалектами ветви хоккиен[en].

Внутри самого чаошаньского диалекта существуют значительные фонетические различия между регионами в области Чаошань и между зарубежными чаошаньскими общинами. На территории Гуандуна чаошаньский диалект можно разделить на три подгруппы:

Помимо народной формы, на которой говорят в повседневной жизни, чаошаньский диалект имеет классическую литературную форму, относящуюся к эпохе династий Тан и Сун (с VII по XIII век). Услышать эту литературную форму можно на выступлениях артистов чаошаньской оперы. Около половины иероглифов китайского письма можно читать на чаошаньском диалекте и разговорным и литературным способом[7]. В Гуандуне и Гонконге многие чаошаньцы переходят на кантонский диалект и путунхуа, на Тайване — на хоккиен, в зарубежных чайнатаунах — на путунхуа или языки стран проживания (например, на тайский язык в Таиланде или кхмерский язык в Камбодже).

Религия[править | править код]

Большинство чаошаньцев как в Китае, так и за рубежом исповедуют народную религию с элементами даосизма, конфуцианства и культа предков. Родовые залы (святилища) влиятельных родов (кланов) расположены во всех деревнях и старых кварталах Чаошаня. Также в Чаошане популярны храмы богам-покровителям городов, деревень и профессий (особенно святилища Мацзу — покровительницы рыбаков и моряков). Кроме того, имеются значительные общины последователей буддизма, католицизма (епархия Шаньтоу) и протестантизма. Буддийские храмы Кайюаньсы в Чаочжоу, Шуанфэнсы[en] в Цзеяне и Линшаньсы[en] в Шаньтоу являются известными местами паломничества[25][26][27][28][29][30][31].

Культура[править | править код]

Основой традиционного чаошаньского общества является расширенная семья, ведущая свою родословную по отцовской линии. Главой патриархального домашнего хозяйства является дед, опирающийся на старших сыновей. В семье строго закреплены гендерные роли — муж отвечает за благосостояние и внешние связи, на жене лежат все домашние дела. Помимо семейного клана, чаошаньцы идентифицируют себя по месту рождения (деревня или городской район) и по месту происхождения рода (к примеру, даже если семья давно переселилась в Гонконг или Сингапур, чаошаньцы указывают уезд восточного Гуандуна, откуда происходит их клан)[7].

Чаошаньцы имеют собственную культуру, которая дала начало локальным вариантам гастрономии, архитектуры, оперы, музыки, танцев, керамики и резьбы по дереву. Несмотря на свою уникальность, чаошаньская культура впитала много элементов от культур соседей — хокло из южной Фуцзяни и гуандунцев из дельты Жемчужной реки. Кроме того, многие элементы чаошаньской культуры появились благодаря хуацяо, уехавшим в страны Юго-Восточной Азии и там соприкоснувшимся с малайской культурой.

Среди чаошаньцев большой популярностью пользуются гонки на драконьих лодках. Важным элементом местной культуры являются «чайные дома», в которых чаошаньцы не только пьют чай, общаются и играют в маджонг, но и слушают народную музыку (главным образом струнные инструменты) и смотрят уличные театральные представления. Четырьмя главными конфуцианскими ритуалами чаошаньцев являются свадьба, похороны, жертвоприношение предкам и церемония совершеннолетия.

Одной из главных культурных особенностей чаошаньцев является церемония достижения совершеннолетия чухуаюань[en] (буквально переводится как «выходя из сада» и означает, что дети выросли и больше не играют в саду у дома). Когда мальчики и девочки достигают 15-летнего возраста, родители проводят обряд поклонения богине-покровительнице детей, а также торжественные мероприятия в родовом зале клана, где почитают предков семьи. Затем подростки моют лицо (в некоторых районах — тело) водой с цветочными лепестками, чтоб избавиться от невезения, надевают красную одежду и угощают родителей чаем, таким образом благодаря за воспитание. Кульминация церемонии наступает тогда, когда подростки кусают голову парной курицы или утки, подражая поступку учёного минской эпохи Линь Дациня. В меню праздничной трапезы обязательно входят сладкий суп из свиной печени, а также блюда с луком и сельдереем, которые символизируют ум и усердие[32][33][34][35].

Время помолвки выбирается загодя, обычно за три месяца до свадьбы. Перед свадьбой чаошаньцы дарят своей избраннице четыре обручальных ювелирных изделия — золотое ожерелье, кулон, сережки и браслет. Обычно их выбирает мать жениха, после чего украшения дарят невесте во время чайной церемонии. Они символизируют четыре угла безопасного дома, увенчанного традиционной изогнутой крышей. Родственникам невесты преподносят сладкую выпечку и арахисовые конфеты[36].

Опера[править | править код]

Чаошаньская опера

Чаошаньская опера[en] является стилем китайской оперы, который зародился в эпоху династии Мин в Чаошане. У её истоков стояла старинная опера Наньси[en], которая адаптировала народные танцы и баллады восточного Гуандуна. Чаошаньская опера включает музыку, пение (в том числе хоровое сопровождение), актёрское мастерство, элементы боевых искусств, клоунады и акробатики. Спектакли ставятся преимущественно на чаошаньском диалекте и отличаются пышными костюмами и декорациями. Сегодня Чаошаньская опера популярна в восточном Гуандуне, южной Фуцзяни, а также в Шанхае, Гонконге, Макао, Таиланде, Вьетнаме, Сингапуре, Индонезии, Малайзии, Камбодже и на Тайване среди хуацяо чаошаньского происхождения[37][38][39][40][41][42].

Музыка[править | править код]

Тиху

Чаошаньская струнная музыка[en], также известная как Чаочжоу сяньши и «музыка для струн и поэм», относится к типу сычжу (камерная музыка для струнных и деревянных духовых музыкальных инструментов). Она зародилась в результате слияния нескольких элементов — старинных мелодий, популярных песен, арий китайской оперы и буддийской музыки. Чаошаньская музыка подразделяется на два стиля: жуцзяюэ (элегантная музыка конфуцианской школы, которую исполняют на выступлениях или свадебных церемониях) и пэндинъюэ (музыка деревенского стиля, которую исполняют главным образом в театре)[43][44].

Наиболее часто в чаошаньской музыке используют различные разновидности двухструнных смычковых инструментов семейства хуцинь, в том числе тиху[en], эрсянь[en] и еху[en]. Также широко распространены струнные щипковые музыкальные инструменты, в том числе пипа, жуань, саньсянь и циньцинь[en]. Кроме того, чаошаньские музыканты используют янцинь и различные варианты китайской цитры (главным образом гучжэн и цисяньцинь); благодаря западному влиянию в городе Шаньтоу нередко используют виолончель. Струнную музыку нередко сопровождают игрой на китайской флейте ди и китайских барабанах[45].

Чаошаньская струнная музыка распространена в восточном Гуандуне и южной Фуцзяни, а также среди чаошаньцев Таиланда, Малайзии, Сингапура и США. Кроме того, в восточной части Гуандуна известна чаошаньская барабанная музыка, использующая такие ударные инструменты, как большие и малые барабаны и гонги (в том числе различные разновидности баньгу, тангу и пайгу). Она ведёт своё происхождение от религиозной барабанной и духовой музыки эпохи династий Хань и Тан[46][47].

Танец[править | править код]

Танец ингэ в уезде Пунин

Самым знаменитым чаошаньским народным танцем является ингэ[en] («песня героя»), который зародился ещё в эпоху династии Мин. Этот костюмированный танец с элементами боевых искусств и театрального искусства посвящён 108 героям[en] из романа «Речные заводи», в которых переодеваются и гримируются танцоры. Также артисты используют в танце две деревянные палочки, бубны и тарелки[48][49].

Керамика[править | править код]

Шаньтоуская керамика из коллекции музея Принсессехоф
Глиняные скульптуры Дау

В эпоху династии Мин область Чаошань славилась на весь Китай своим расписным фарфором, а Шаньтоу и соседний Лунхай являлись крупнейшими портами по экспорту посуды в страны Юго-Восточной Азии. Хотя эта керамическая посуда производилась и в других приморских областях южного Китая, на Западе она стала известна как Шаньтоуская посуда[en] (Swatow ware)[50][51][52][53].

Основные центры производства глазурованной керамики располагались вокруг Шаньтоу, в том числе в соседних Чжанчжоу и Дэхуа. Изделия (преимущественно тарелки, вазы, горшки и чайники, реже статуэтки божеств) обжигали в печах, затем разрисовывали узорами и покрывали полупрозрачной эмалью. Преобладала бело-голубая керамика с кобальтовой росписью, но также сохранились полихромные изделия, в которых использовались красные, зелёные, бирюзовые, чёрные и жёлтые эмали[54][55][56][57].

В Чаочжоу существует народное искусство изготовления миниатюрных глиняных скульптур Дау[en] (на чаошаньском диалекте Tu Ang Zai). Этот стиль, расцвет которого пришёлся на период династии Цин, входит в тройку наиболее известных китайских школ глиняной миниатюры. Фигурки изображают различные бытовые сцены, а также популярные сюжеты из чаошаньской оперы[58].

Вышивка[править | править код]

Чаошаньская вышивка является ветвью кантонской вышивки[en] (она же «вышивка юэ»). Для неё характерны яркие образы и цвета, гладкость и ровность. Основной темой композиции является природа, в том числе животные и растения. Чаошаньцы расшивают шерстяные гобелены, висячие и раздвижные шёлковые ширмы, одежду и обувь, используя для этого бисер, золотые и серебряные нити[59][60][61][62].

Резьба по дереву[править | править код]

Элемент резьбы из Чаочжоу

Чаошаньская резьба по дереву[en] (также известна как резьба Чаочжоу) зародилась ещё в эпоху династии Тан и получила своё дальнейшее развитие в эпоху династий Сун, Мин и Цин. Богатые чаошаньцы издревле украшали свои храмы, родовые залы и дома в восточной Гуандуне, Гонконге и странах Юго-Восточной Азии изящной резьбой на религиозные, мифические, исторические и бытовые мотивы. Особенно часто украшались горизонтальные перемычки дверей и окон; арки, колонны, капители и потолки внутренних галерей и парадных коридоров. Также тонкой резьбой украшали бытовые изделия — ставни, напольные ширмы, чайные шкафы, домашние алтари, столы, кровати и светильники. Для внутренних интерьеров чаошаньские мастера как правило использовали пихту, а для мебели — камфору; нередко элементы гравировки покрывались лаком, краской или сусальным золотом[63][64][65].

Кухня[править | править код]

Чаошаньский хого
Лапша с тушеной горчицей, грибами и устрицами

Чаошаньская кухня[en] имеет много общих черт с южнофуцзяньской, тайваньской и кантонской кухнями. Основными ингредиентами являются морепродукты, птица, рис и овощи. Чаошаньцы используют не так много приправ, специй и масла, как в других региональных кухнях Китая. Среди методов приготовления преобладают медленная варка при средней температуре, готовка на пару, тушение и стир-фрай. У чаошаньцев особой популярностью пользуется ночной приём пищи, известный как мэсяо[66][67][68][69].

Основными гарнирами являются рисовая каша, парной рис и лапша, широко используются соевый и рыбный соусы. В ресторанах чаошаньской кухни до и после еды подают маленькие чашечки горьковатого чая улун (самым известным сортом является тегуаньинь). Кроме того, в Чаошани популярна чайная церемония, известная как гунфу[en] («изготовление чая с умением»)[70][71][72].

Самым популярным чаошаньским острым соусом является шача[en]. Его готовят из соевого масла, чеснока, лука-шалота, перца чили, камбалы и сушеных креветок. Пасту шача используют в качестве основы для дипов (особенно во время приготовления в хого), её добавляют в супы, лапшу быстрого приготовления и блюда стир-фрай, ею натирают мясо перед жаркой[73][74][75].

На торжественных банкетах подают суп из акульих плавников, суп из птичьих гнёзд, омаров, парную рыбу, жаренных молочных поросят, тушеных гусей, красиво нарезанные овощи и десерты. Среди классических блюд чаошаньской кухни выделяются лапша ми-пок[en] (в том числе суп с лапшой, лапша со свиным фаршем и рыбными шариками)[76]; свиные рёбра в бульоне ба-кук-тэ[en][77]; димсам из обжаренных кубиков редьки и рисовой муки чай-тоу-квай[en]; парные рисовые тарталетки с маринованной редькой чуй-куэ[en][78]; ролы с овощами, колбасой и тофу попия[en]; устричный омлет[en] и жареная курица с сычуаньским перцем[en][79].

Близость к морю способствовала тому, что среди чаошаньцев очень популярны цветочные крабы (Portunus pelagicus), маринованные в уксусе и соли с добавлением перца чили и кориандра; «пьяные крабы»; сушёные водоросли и тонко нарезанная сырая рыба (наподобие сашими), которую иногда добавляют в салат юйшэн[en]. Традиции чаошаньской кухни оказали заметное влияние на гастрономию китайцев Тайваня, Гонконга, Сингапура, Малайзии, Индонезии, Таиланда, Камбоджи, Вьетнама, Франции и США.

Видные чаошаньцы[править | править код]

Чаошаньский дом в Сингапуре

К видным чаошаньцам (уроженцам исторической области Чаошань или тем хуацяо, у кого родители имели чаошаньское происхождение) относятся[80][81][82][83][84][85][86][87][88][89][90][91]:

В искусстве[править | править код]

В 1995 году вышел сингапурский драматический сериал Чаошаньская семья[en], повествующий о судьбе нескольких поколений вымышленной чаошаньской семьи Цай. Главную роль в нём исполнил гонконгский актёр Кеннет Цан. В 2019 году компания Netflix выпустила первый сезон документального сериала Ароматные истоки[en], посвящённого чаошаньской кухне.

См. также[править | править код]

Галерея[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Брук, 1981, с. 520.
  2. Иванов, 1990, с. 9.
  3. Rongxing Guo, Hao Gui, Luc Changlei Guo. Multiregional Economic Development in China. — Springer, 2015. — С. 30. — ISBN 9783662466209.
  4. Richard T. Schaefer. Encyclopedia of Race, Ethnicity, and Society. — SAGE, 2008. — Т. 1. — С. 648. — ISBN 9781412926942.
  5. Gia Lim Tan. An Introduction to the Culture and History of the Teochews in Singapore (англ.). World Scientific (2018).
  6. Kingsley Bolton, Christopher Hutton. Triad Societies: Western Accounts of the History, Sociology and Linguistics of Chinese Secret Societies. — Taylor & Francis, 2000. — P. 93. — ISBN 9780415243971.
  7. 1 2 3 4 5 6 10 Things You Must Know As A Teochew (англ.). The Teochew Store.
  8. Chris Baker, Pasuk Phongpaichit. A History of Thailand. — 2. — Cambridge University Press, 2009. — P. 93. — ISBN 9780521759151.
  9. Mingwen Xu, Jianhua Shen. The Teochews in Cambodia. — 2005. — P. 10—13. — ISBN 978-988-98421-8-5.
  10. Li Wei. Multilingualism in the Chinese Diaspora Worldwide: Transnational Connections and Local Social Realities. — Routledge, 2015. — P. 198—199. — ISBN 9781317638988.
  11. Song Cheng Miang. Chapter 1 // Teochew Red Hokkien Green: A Story of Early Singapore. — Partridge Publishing, 2014. — ISBN 9781482827729.
  12. Yew-Foong Hui. Strangers at Home: History and Subjectivity Among the Chinese Communities of West Kalimantan, Indonesia. — BRILL, 2011. — P. 20—22. — ISBN 9789004173408.
  13. Mathews Mathew. Singapore Ethnic Mosaic: Many Cultures, One People. — World Scientific, 2017. — P. 14—16. — ISBN 9789813234758.
  14. 台灣在籍漢民族鄉貫別調查 (Investigation of the regions of origin of Han people in Taiwan). — Taihoku-shi (Taipei): Taiwan Sotoku Kanbo Chosaka, 1928.
  15. 1 2 Calls for creation of new SEZ in Shantou (англ.). China Daily.
  16. Jenny Banh, Haiming Liu. A Diasporic people // American Chinese Restaurants: Society, Culture and Consumption. — Routledge, 2019. — ISBN 9780429938894.
  17. Genetic background associated with related populations at high risk for esophageal cancer between Chaoshan and Taihang Mountain areas in China // ScienceDirect. — 2007. — № стр. 474–480.
  18. Khoon Choy Lee. Pioneers of Modern China: Understanding the Inscrutable Chinese. — World Scientific, 2005. — P. 89—90. — ISBN 9789812566188.
  19. Derek Thiam Soon Heng, Syed Muhd Khairudin Aljunied. Singapore in Global History. — Amsterdam University Press, 2011. — P. 116—117. — ISBN 9789048514373.
  20. Shawn Li Song Seah. My Father's Kampung: A History Of Aukang And Punggol. — World Scientific, 2020. — P. 17—19. — ISBN 9789811226700.
  21. Soft Power and Shantou Economic Special Zone Construction: A New Breakthrough Point for Development (англ.). Journal of Applied Business and Economics.
  22. James Stuart Olson. An Ethnohistorical Dictionary of China. — Greenwood Publishing Group, 1998. — P. 42. — ISBN 9780313288531.
  23. Foong Ha Yap, Karen Grunow-Hårsta, Janick Wrona. Nominalization in Asian Languages: Diachronic and typological perspectives. — John Benjamins Publishing, 2011. — P. 111—112. — ISBN 9789027206770.
  24. Sihua Liang. Language Attitudes and Identities in Multilingual China: A Linguistic Ethnography. — Springer, 2014. — P. 93—94. — ISBN 9783319126197.
  25. Joseph Tse-Hei Lee. Christianizing South China: Mission, Development, and Identity in Modern Chaoshan. — Springer, 2018. — P. 3—6. — ISBN 9783319722665.
  26. Chee-Beng Tan. Chinese Religion in Malaysia: Temples and Communities. — BRILL, 2018. — P. 4—5. — ISBN 9789004357877.
  27. Tope Omoniyi, Joshua A. Fishman. Explorations in the Sociology of Language and Religion. — John Benjamins Publishing, 2006. — P. 230—231. — ISBN 9789027227102.
  28. Bernard Formoso. De Jiao - A Religious Movement in Contemporary China and Overseas: Purple Qi from the East. — NUS Press, 2010. — P. 65—71. — ISBN 9789971694920.
  29. Chee Kiong Tong. Rationalizing Religion: Religious Conversion, Revivalism and Competition in Singapore Society. — BRILL, 2007. — P. 226—227. — ISBN 9789004156944.
  30. Yeo Kang Shua. Divine Custody: A History of Singapore's Oldest Teochew Temple. — NUS Press, 2021. — ISBN 9789813251441.
  31. Chong Guan Kwa, Bak Lim Kua. A General History Of The Chinese In Singapore. — World Scientific, 2019. — P. 494. — ISBN 9789813277656.
  32. Bite a chicken in rite of passage (англ.). The Straits Times.
  33. Teochew community revives age-old rite of passage. The Star.
  34. 15-year-old Teochews undergo traditional adulthood ceremony (англ.). The Star.
  35. Teochews observe ancient ritual ‘Chu Hua Yuan’ (англ.). The Borneo Post.
  36. Charlene Gia Lim Tan. An Introduction To The Culture And History Of The Teochews In Singapore. — World Scientific, 2018. — P. 108—109. — ISBN 9789813239371.
  37. Helga Werle. Notes on Chiuchow Opera // Journal of the Hong Kong Branch of the Royal Asiatic Society. — 1975. — № 15 (стр. 71–87).
  38. A Study on the Spread of Chaozhou Opera in Thailand under the Strategy of Maritime Silk Road (англ.). Journal of Language Teaching and Research (2018).
  39. Caroline Chia. Hokkien Theatre Across The Seas: A Socio-Cultural Study. — Springer, 2018. — P. 56. — ISBN 9789811318344.
  40. Lim SK. Origins of Chinese Opera. — Asiapac Books, 2018. — P. 34. — ISBN 9789812299888.
  41. Yasushi Nagata, Ravi Chaturvedi. Modernization of Asian Theatres: Process and Tradition. — Springer, 2019. — P. 104—105. — ISBN 9789811360466.
  42. Jennifer Lindsay. Between Tongues: Translation And/of/in Performance in Asia. — NUS Press, 2006. — P. 178—180. — ISBN 9789971693398.
  43. Charlene Gia Lim Tan. An Introduction To The Culture And History Of The Teochews In Singapore. — World Scientific, 2018. — P. 135. — ISBN 9789813239371.
  44. Pamela Burnard, Elizabeth Mackinlay, Kimberly Powell. The Routledge International Handbook of Intercultural Arts Research. — Routledge, 2016. — P. 348—349. — ISBN 9781317437260.
  45. Chenwei Wang, Jun Yi Chow, Samuel Wong. The Teng Guide To The Chinese Orchestra. — World Scientific, 2019. — P. 325—327. — ISBN 9789813233669.
  46. Sizhu yue : musique poétique à cordes de Chaozhou (фр.). China Internet Information Center.
  47. Mercedes M. Dujunco. The Birth of a New Mode? Modal Entities in the Chaozhou Xianshi String Ensemble Music Tradition of Guangdong, South China (англ.). University of Maryland.
  48. 王曾婉. 中國民族民間文藝集成志書概覧. — 中國青年出版社. — 2004. — P. 138. — 9787500660224 p.
  49. The Yearbook of China's Cities. — Yearbook of China's Cities Publishing House, 2005. — P. 325.
  50. S. J. Vainker. Chinese Pottery and Porcelain. — British Museum Press, 1991. — P. 145–146. — ISBN 9780714114705.
  51. Eva Ströber. The Collection of Zhangzhou Ware at the Princessehof Museum, Leeuwarden, Netherlands // Princessehof Museum. — № стр. 12—13.
  52. John N. Miksic. Southeast Asian Ceramics: New Light on Old Pottery. — Editions Didier Millet, 2009. — P. 85. — ISBN 9789814260138.
  53. Margaret Medley. The Chinese Potter: A Practical History of Chinese Ceramics. — 3. — Phaidon Press, 1989. — P. 234. — ISBN 071482593X.
  54. Eva Ströber. The Collection of Zhangzhou Ware at the Princessehof Museum, Leeuwarden, Netherlands // Princessehof Museum. — № стр. 23—24, 25–26.
  55. S. J. Vainker. Chinese Pottery and Porcelain. — British Museum Press, 1991. — P. 146. — ISBN 9780714114705.
  56. Margaret Medley. The Chinese Potter: A Practical History of Chinese Ceramics. — 3. — Phaidon Press, 1989. — P. 235. — ISBN 071482593X.
  57. Rita C. Tan. Zhangzhou Ware Found in the Philippines : "Swatow" Export Ceramics from Fujian 16th-17th Century. — Yuchengco Museum, the Oriental Ceramic Society of the Philippines, 2007. — P. 13. — ISBN 9789719389606.
  58. Dawu Clay Sculpture (англ.). Chaoshan Travel.
  59. Daiyu Chen. Chinese goldwork embroidery // Goldwork Embroidery Chinese Style: An Illustrated Stitch Guide. — Shanghai Press, 2022. — ISBN 9781938368660.
  60. Pei-Luen Patrick Rau. Cross-Cultural Design. Applications in Cultural Heritage, Tourism, Autonomous Vehicles, and Intelligent Agents: 13th International Conference. — Springer Nature, 2021. — P. 157. — ISBN 9783030770808.
  61. Chinese Clothing. — Cambridge University Press, 2011. — P. 81—82. — ISBN 9780521186896.
  62. Shaorong Yang. Traditional Chinese Clothing: Costumes, Adornments & Culture. — Long River Press, 2004. — P. 69—70. — ISBN 9781592650194.
  63. Charlene Gia Lim Tan. An Introduction To The Culture And History Of The Teochews In Singapore. — World Scientific, 2018. — P. 143. — ISBN 9789813239371.
  64. Chaozhou Woodcarving (англ.). Ministry of Culture.
  65. Asia Conserved: Lessons Learned from the UNESCO Asia-Pacific Awards for Cultural Heritage Conservation (2005-2009). — UNESCO, 2013. — P. 162. — ISBN 9789231042294.
  66. Eric Low. The Little Teochew Cookbook. — Marshall Cavendish, 2015. — P. 4—5. — ISBN 9789814677387.
  67. Eric Low. Teochew Heritage Cooking: A treasury of recipes for Chinese comfort food. — Marshall Cavendish, 2015. — P. 11—13. — ISBN 9789814677356.
  68. Chaoshan Cuisine / Teochew Cuisine – Popular in Chaozhou & Shantou in South China (англ.). Travel China Guide.
  69. Chaoshan cuisine gets the spotlight on Netflix’s new show, ‘Flavorful Origins’ (англ.). Los Angeles Times.
  70. Lisa Boalt Richardson. The world in your teacup: Celebrating tea traditions, near and far. — Harvest House Publishers, 2010. — P. 12. — ISBN 9780736925808.
  71. Joseph Needham. Science and Civilization of China. — 6. — Cambridge University Press. — P. 561. — ISBN 0-521-65270-7.
  72. Peilin Li. Urban Village Renovation: The Stories of Yangcheng Village. — Springer Nature, 2020. — P. 223—224. — ISBN 9789811589713.
  73. Gary Allen. Sauces Reconsidered: Après Escoffier. — Rowman & Littlefield, 2019. — P. 102. — ISBN 9781538115145.
  74. Chefs Swear By These Under-the-Radar Asian Ingredients for Game-Changing Flavor (англ.). Parade.
  75. How To Shop A Chinese Supermarket Like A Pro (англ.). Southern California Public Radio.
  76. 5 best bak chor mee in town, picked by ST's food critics (англ.). The Straits Times.
  77. Temasek Polytechnic. Singapore Hawker Classics Unveiled: Decoding 25 Favourite Dishes. — Marshall Cavendish International, 2015. — P. 93–96. — ISBN 9789814677868.
  78. Christopher Tan. Chinese heritage cooking. — Marshall Cavendish, 2013. — P. 150. — ISBN 978-981-4346-44-3.
  79. How to make Sichuan pepper chicken, a Chiu Chow classic (англ.). South China Morning Post.
  80. Ching-Hwang Yen. Ethnicities, Personalities and Politics in the Ethnic Chinese Worlds. — Singapore: World Scientific, 2016. — P. 120. — ISBN 9789814603034.
  81. Chee Kiong Tong, Kwok B. Chan. Alternate Identities: The Chinese of Contemporary Thailand. — BRILL, 2001. — P. 67—68, 85—87. — ISBN 9789812101426.
  82. Charlene Gia Lim Tan. An Introduction To The Culture And History Of The Teochews In Singapore. — World Scientific, 2018. — P. 86—99. — ISBN 9789813239371.
  83. Khoon Choy Lee. Pioneers of Modern China: Understanding the Inscrutable Chinese. — World Scientific, 2005. — P. 90. — ISBN 9789812566188.
  84. Singapore Federation of Chinese Clan Associations. A General History of the Chinese in Singapore. — 2015. — P. 750.
  85. Singapore Chinese Chamber of Commerce and Industry. Elements of Enterprise: 100 Years of the Singapore Chinese Chamber of Commerce and Industry. — Singapore: SNP International Publishing, 2007. — P. 39.
  86. Nanyang Confucian Association. Nanyang Confucian Association: A Centennial Publication. — Singapore: Wincraft, 2014. — P. 44.
  87. Carl A. Trocki. Opium and Empire: Chinese Society in Colonial Singapore, 1800-1910. — Cornell University Press, 2019. — P. 7—28. — ISBN 9781501746352.
  88. Melanie Chew. Leaders of Singapore. — World Scientific, 2015. — P. 44. — ISBN 9789814719452.
  89. Leo-Paul Dana. . — Entrepreneurship In Pacific Asia: Past, Present And Future. — World Scientific Publishing, 1999. — P. 53—54, 110—112, 123—124, 179—181. — ISBN 9789813102804.
  90. Ching-Hwang Yen. Ethnic Chinese Business In Asia: History, Culture And Business Enterprise. — World Scientific, 2013. — P. 109—110, 269, 443. — ISBN 9789814578448.
  91. Terence E. Gomez, Hsin-Huang Michael Hsiao. Chinese Business in Southeast Asia: Contesting Cultural Explanations, Researching Entrepreneurship. — Routledge, 2013. — P. 7—10. — ISBN 9781136849428.

Литература[править | править код]

  • Брук С. И. Население мира. Этно-демографический справочник. — Москва: Наука, 1981.
  • Иванов П. М. Гонконг. История и современность. — Москва: «Наука», Главная редакция восточной литературы, 1990. — ISBN 5-02-016958-7.
  • Marjorie Topley, Jean DeBernardi. Cantonese Society in Hong Kong and Singapore: Gender, Religion, Medicine and Money. — Hong Kong: Hong Kong University Press, 2011. — ISBN 9789888028146.

Ссылки[править | править код]