Эпидемия сибирской язвы в Свердловске

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску

Эпидемия сибирской язвы в Свердловске — вспышка заболеваний сибирской язвой, произошедшая в Свердловске в 1979 году в результате случайного выброса в атмосферу облака спор сибирской язвы из военно-биологической лаборатории военного городка № 19, расположенного в Чкаловском районе города[1]. Свердловск-19 входил в строго засекреченную систему «Биопрепарат», занимавшуюся разработкой и производством биологического оружия, запрещённого международной конвенцией, к которой в 1972 году присоединился и СССР. Советские власти скрывали истинную причину эпидемии. Согласно официальной версии, она была вызвана мясом заражённого скота. В результате погибло около 100 человек; точное количество жертв неизвестно[2].

Описание инцидента[править | править код]

В последнюю пятницу марта 1979 года, когда производство спор сибирской язвы было временно приостановлено, один из работников лаборатории снял загрязнённый фильтр, предотвращавший выброс спор в окружающее пространство. Он оставил об этом записку, однако не сделал полагающейся записи в журнале. Начальник следующей смены включил оборудование, и только через несколько часов было обнаружено, что фильтр не установлен. Канатжан Алибеков (одна из ключевых фигур в советском проекте по созданию биологического оружия) назвал имя виновника — Николай Чернышев. Чернышев не понёс никакого наказания за смерть десятков невинных людей и впоследствии работал на секретном заводе в Степногорске[3].

Облако выброса было разнесено ветром на юг и юго-восток, при этом оно прошло над территорией расположенного рядом военного городка № 32, через район «Вторчермет» и посёлок керамического завода. Сам 19-й городок под облако выброса не попал. Днём 2 апреля офицеры городка № 32 были переведены на казарменное положение[4]. 3 или 4 апреля в Свердловск прибыл начальник 15-го главного управления Генерального штаба ВС СССР генерал-полковник Е. И. Смирнов. 3-4 апреля все работники военного городка № 19 прошли поголовную диспансеризацию и вакцинацию.

Днём 4 апреля в Свердловск прилетели два специалиста из Москвы — замминистра здравоохранения, главный государственный санитарный врач СССР генерал П. Н. Бургасов, а также главный инфекционист Минздрава СССР В. Н. Никифоров. Они были командированы министром здравоохранения Б. В. Петровским для борьбы с эпидемией, о которой на тот момент (4 апреля) не подозревали даже лечащие врачи города. П. Н. Бургасов пробыл до 14 мая, В. Н. Никифоров — до конца эпидемии.

Днём и вечером 4 апреля появились первые больные и умершие гражданские лица, прежде всего среди рабочих керамического завода. Они закончили свою жизнь в 20-й больнице с диагнозом «пневмония».

В Свердловске в прессе были опубликованы рекомендации жителям остерегаться заражения сибирской язвой от мяса больных животных. В газете «Уральский рабочий» было опубликовано следующее: «В Свердловске и области участились случаи заболевания скота. В колхоз был завезён низкокачественный корм для коров. Администрация города убедительно просит всех свердловчан воздержаться от приобретения мяса „в случайных местах“ — в том числе на рынках». Это же сообщение каждые два часа транслировали по телевидению. На стенах домов появились плакаты с изображением коровы и надписью «сибирская язва».

По данным журнала «Урал», бывший начальник особого отдела Уральского военного округа Андрей Миронюк рассказал журналисту:

«В начале апреля мне стали докладывать, что умерли несколько солдат и офицеров запаса, проходивших сборы в 32-м военном городке. Недели две мы отрабатывали различные версии: скот, питание, сырье для заводов и так далее. Я попросил у начальника 19-го городка, который находится по соседству с 32-м и где имелась военная лаборатория, карту направления ветров, дувших в те дни со стороны этого объекта. Мне её дали. Я решил перепроверить данные и запросил аналогичные сведения в аэропорту „Кольцово“. Обнаружились существенные расхождения. Тогда мы создали оперативные группы и пошли следующим путём: подробно опросили родственников умерших и буквально по часам и минутам, с конкретной привязкой к местности отметили на карте те места, в которых находились погибшие. Так вот, в определённое время, где-то в 7—8 часов утра, все они оказались в зоне ветров с 19-го городка. Точки местонахождения пациентов протянулись вытянутым овалом с длинной осью примерно в 4 километра — от военного городка до южной окраины Чкаловского района, где плотность населения в 1979 году была 10 тысяч человек на один квадратный километр.

Потом люди из КГБ подключили свою технику к служебным кабинетам лаборатории, и мы узнали правду. Первая вспышка язвы произошла в результате халатности обслуживающего персонала: один из сотрудников лаборатории пришёл рано утром и, приступив к работе, не включил защитные механизмы. В результате резко повысилось давление на „рубашку“ вентиляционной системы, фильтр лопнул и выпустил на волю смертоносные споры сибирской язвы. Они разлетелись веером по территории, на которой впоследствии начали гибнуть невинные люди. Жертвами стали те, кто рано утром спешил в городок на сборы, на работу, учёбу, кто был на балконе, на улице и так далее.

Дело ученых решать: было ли то бактериологическое оружие или что-то ещё. Мы же знали точно, что источник заразы — военная лаборатория, и её руководство пыталось скрыть этот факт. Лишь после того, как их припёрли к стенке, специалисты сознались. Тогда-то и была разработана целая программа по дезинформации общественного мнения в стране и мире. Под контроль взяли почту, связь, прессу. Работали и с иностранной разведкой…»

Цитата без указания источника в статье Сергея Парфенова «Смерть из пробирки» в журнале «Урал» № 3 за 2008 год.[5]

В октябрьском номере журнала «Родина» за 1989 год, затем в августе-ноябре 1990 г. в советской печати появились первые предположения, что источником эпидемии мог стать выброс спор из лаборатории в военном городке Свердловск-19. Б. Н. Ельцин (в 1979 г. — первый секретарь Свердловского обкома партии) в своих мемуарах упоминает вспышку сибирской язвы, объясняя её «утечкой с секретного военного завода»[6]. Интересно, что и в 1990-е гг. высокопоставленные военные медики отстаивали версию «заражённого мяса» или «диверсии», в то время как президент Российской Федерации уже открыто признал факт утечки:

Когда случилась вспышка сибирской язвы, в официальном заключении говорилось, что это какая-то собака привезла. Хотя позже КГБ все-таки признал, что причиной были наши военные разработки. Андропов позвонил Устинову и приказал ликвидировать эти производства полностью. Я считал, что так и сделали. Оказывается, лаборатории просто перебазировали в другую область, и разработка этого оружия продолжалась. И я сказал об этом и Бушу, и Мейджору, и Миттерану: эта программа ведётся… Я сам подписал указ по созданию специального комитета и запрещении программы. Только после этого туда вылетели эксперты и прекратили разработки

интервью Б. Н. Ельцина газете Комсомольская правда от 27 мая 1992 г.

Советский химик Лев Фёдоров, автор книги «Советское биологическое оружие: история, экология, политика», утверждал: «Военные биологи тогда „потеряли“ сибирскую язву, и облако „ушло“ на город — погибло много людей: по официальным данным, 64 человека, по моим — порядка 500! Ветер тогда дул в конкретном направлении: на пути были зоны для заключённых, новый керамический завод с хорошей воздухозаборной системой, попались и те, кто утром шёл на работу»[7].

Официальная версия[править | править код]

Согласно официальной версии, вспышка заболевания была вызвана употреблением в пищу мяса заражённого скота. Были опубликованы данные о 27 случаях заражения скота сибирской язвой в 26 населённых пунктах вдоль трассы Свердловск-Челябинск. Позже академик Бургасов огласил эти данные во время своей поездки в США в 1988 году.

Согласно официальной хронологии, первый смертельный случай заболевания был зарегистрирован 4 апреля 1979 года. Поставлен диагноз «пневмония». Начиная с 5 апреля в течение 2—3 недель в районе эпидемии наблюдалась высокая смертность от заболевания (по данным некоторых исследователей — по 5 человек ежесуточно). Они прошли через морги 24-й, 20-й, 40-й и других больниц. 10 апреля выполнено первое вскрытие трупа в городской больнице № 40, впервые поставлен диагноз «сибирская язва», диагноз «кожная форма сибирской язвы» получил официальный статус в системе здравоохранения города. 12 апреля в 40-й городской больнице был выделен корпус для организации спецотделения на 500 коек — таково максимальное число больных, которое ожидалось в пик эпидемии. 13 апреля в газетах Свердловска появились публикации с предостережением жителей в отношении употребления мяса заражённых животных. 21 апреля были начаты вакцинация населения и обеззараживание территории Чкаловского района Свердловска. 12 июня умер последний заражённый в районе эпидемии.

По официальным данным, за всё время эпидемии погибло 64 человека.

Последствия[править | править код]

История Свердловска стала решающей при возобновлении научной программы по совершенствованию биологического оружия в США. Ассигнования на эти цели за первые 5 лет после 1979 года увеличились в 5 раз[8].

4 апреля 1992 года Б. Н. Ельцин подписал Закон «Об улучшении пенсионного обеспечения семей граждан, умерших вследствие заболевания сибирской язвой в городе Свердловске в 1979 году»[9], «приравняв Свердловскую аварию к Чернобыльской и фактически признав ответственность военных бактериологов за гибель невинных людей»[10].

3 февраля 2015 года пострадавшая от сибирской язвы подала заявление в Чкаловский районный суд Екатеринбурга, потребовав компенсацию за вред, причинённый здоровью, в размере 6 миллионов рублей[11].

Научный анализ[править | править код]

В Большой медицинской энциклопедии отмечается, что у большинства умерших была выявлена редчайшая (и наиболее опасная) форма сибирской язвы — лёгочная, и это свидетельствует о том, что местом попадания инфекции были дыхательные пути и возбудитель находился в виде аэрозоля, откуда следует, что официальная версия возникновения массовых случаев лёгочной формы сибирской язвы при употреблении внутрь заражённого мяса или при разделке животных является маловероятной, так как в таких случаях, исходя из патогенеза заболевания, возникали бы кишечные или кожные формы болезни[12].

В 1994 году профессор Мэтью Мезельсон (англ. Matthew Meselson) в статье «Вспышка сибирской язвы в Свердловске в 1979 г.», опубликованной в журнале Science[13], предложил математическую модель, которая дала однозначный результат: все погибшие жили или работали в очень узком секторе, направленном к юго-юго-востоку от 19-го военного городка. Направление ветра на ЮЮВ фиксировалось 2 апреля (но не 3—4 апреля), что позволяет говорить об утечке либо утром 2 апреля, либо в ночь на 2 апреля. Здесь отмечается временное совпадение с переводом 32-го городка (расположенного к югу от Свердловска-19) на казарменное положение.

Конспирологические версии[править | править код]

М. В. Супотницким[14] на основании анализа Мезельсона эпидемиологии вспышки заболевания делается вывод о диверсионно-террористическом характере инцидента с целью компрометации Свердловска-19 и СССР в целом перед проведением Олимпийских игр. Версию Супотницкого поддерживал академик П. Н. Бургасов[15], отрицавший причастие Свердловска-19 к эпидемии[16].

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Сибирская язва. Свидетельства очевидца
  2. Ken Alibek and Stephen Handelman. Biohazard: The chilling true story of the largest covert biological weapons program in the world — Told from inside by the man who ran it. 1999. Delta (2000) ISBN 0-385-33496-6.
  3. К. Алибеков. Осторожно! Биологическое оружие! М., 2003
  4. Согласно сообщению генерал-майора В. П. Сидорова, тогдашнего командира 34-й мотострелковой дивизии, дислоцированной в военном городке № 32, перевод офицеров на казарменное положение якобы был запланирован в связи с начавшимися 2 апреля месячными сборами солдат и офицеров запаса, призванных из Свердловска и области: Виктор Сидоров. «Сибирская язва»: забытая трагедия Архивная копия от 8 ноября 2012 на Wayback Machine. — «Зеркало недели. Украина» № 39 (02.11.2012).
  5. Сергей Парфенов. Смерть из пробирки. Что случилось в Свердловске в апреле 1979 года? (рус.) // Урал : Ежемесячный литературно-художественный и публицистический журнал. — Екатеринбург, 2008. — № 3. — ISSN 0130-5409.
  6. Ельцин Б. Н. Исповедь на заданную тему. М., 1990.
  7. ОПАСНО ДЛЯ ЖИЗНИ (недоступная ссылка). Дата обращения: 18 апреля 2013. Архивировано 4 марта 2016 года.
  8. Берстейн Б. Рождение программы разработки бактериологического оружия в США // В мире науки. 1987. № 8. С. 54-65.
  9. Об улучшении пенсионного обеспечения семей граждан, умерших вследствие заболевания сибирской язвой в городе Свердловске в 1979 году, Закон РФ от 04 апреля 1992 года №2667-1. docs.cntd.ru. Дата обращения: 7 января 2019.
  10. Слава Копысов. «Биологический Чернобыль»: хронология эпидемии сибирской язвы 1979 года в Свердловске. TJ (24 янв 2020).
  11. Анастасия Караваева. Жертвы сибирской язвы в Екатеринбурге: пострадавшая подала иск в суд (рус.), Новостной портал Екатеринбурга — NGZT.ru (3 февраля 2015 года). Дата обращения 12 ноября 2015.
  12. Бургасов П. Н., Зиновьев А. С., Никифоров В. Н., Шляхов Э. Н. Сибирская язва // Большая медицинская энциклопедия, 3-е изд. — М.: Советская энциклопедия. — Т. 23.
  13. Meselson M., Gillemin J., Hugh-Jones M. et al. The Sverdlovsk anthrax outbreak of 1979 // Science. 1994. Vol. 209, № 12. P. 1202—1208.
  14. Супотницкий М. В. Микроорганизмы, токсины и эпидемии. М.: Вузовская книга, 2000.
  15. ИСТОРИК СМЕРТИ (недоступная ссылка). Дата обращения: 14 декабря 2012. Архивировано 4 марта 2016 года.
  16. А. Пашков, В. Быкодоров «Генералы и эпидемия», телефильм

Литература[править | править код]

  • Фёдоров, Л. А. Эпидемия Свердловск-1979 // Советское биологическое оружие : история, экология, политика. — 2-е изд. — М. : МСоЭС, 2006. — 200 экз. — ISBN 5-88587-247-7.
  • Фёдоров Л. А. 3.2. Эпидемия «Свердловск-1979» : [арх. 22 марта 2009] // Советское биологическое оружие : история, экология, политика : [арх. 24 января 2007] / Лев Александрович Фёдоров ; Международный социально-экологический союз ; Союз «За химическую безопасность». — М. : Международный Социально-экологический союз (МСоЭС), 2005. — Гл 3. : Экология биологической войны. — 302 с. — УДК 623.45(G). — ISBN 5-88587-243-0.
  • Фёдоров, Л. Эпидемия Свердловск-79 = Гл. из кн., с сокр.: Фёдоров Л. Советское биологическое оружие : история, экология, политика / Лев Фёдоров. — М. : МСоЭС, 2006. — 200 экз. — ISBN 5-88587-247-7. // Независимый бостонский альманах «Лебедь». — 2006. — 21 июня.
  • Федоров Л. А. Война из пробирки. — Новое время : журн. — 2 августа 1998 г.
    Lev Fedorov. Death from the test-tub. — New Times, September 1998.
  • Парфенов С. Смерть из пробирки : Что случилось в Свердловске в апреле 1979 года? : [арх. 15 октября 2013] / Сергей Парфенов // Урал : журн. — 2008. — № 3.
  • Плужников, С. Убийца из пробирки : Страшные тайны «хозяйства Огаркова» / С. Плужников, А. Шведов // Совершенно секретно : газ. — 1998. — № 4 (110).
  • Супотницкий М. В. Биологическая диверсия на Урале / Супотницкий М. В., Петров С. В. // НГ-Наука : прил. к «Независимая газета». — 2001. — 23 мая.
  • Супотницкий М. В. Биологическая диверсия на Урале : [арх. 29 декабря 2007] / М. В. Супотницкий (канд. биол. н.) в соавт. с докт. техн. наук С. В. Петровым // Сайт Супотницкого Михаила Васильевича.
  • Супотницкий М. В. Свердловские двойники американского «белого порошка» : [арх. 3 сентября 2012] / Супотницкий М. В., Петров С. В. // Независимое военное обозрение : журн. — 2009. — 17 июля.
  • Хоффман, Дэвид. «Мёртвая рука». Неизвестная история холодной войны и её опасное наследие. — М.: Астрель, 2011. — 5000 экз. — ISBN 978-5-271-36946-9.
  • Волков С. Н. Екатеринбург — человек и город. Опыт социальной экологии и практической геоурбанистики. — Екатеринбург, 1996. — 130 с.
  • Волков С. Н. У Екатеринбурга был свой «Чернобыль». — «Уральский рабочий», 11 апреля 1998 года.
  • Евтушенко А., Авдеев С. Свердловск заразили «сибирской язвой». — «Комсомольская правда», 30 апреля 1998 года.
  • Алибек К. Осторожно! Биологическое оружие! — М.: ООО «Городец-издат», 2003. — 347 с. = Пер. с англ. Alibek K., Handelmann S. Biohazard. N. Y.: Random house, 1999. 319 pp.
  • Alibek K., Handelmann S. Biohazard. — N.Y.: Random house, 1999. — 319 pp.
  • Miller J. Poison island: a special report. At bleak Asian site, killer germs survive. — New York Times. — June 2, 1999.

Ссылки[править | править код]