Постурбанизм

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Постурбанизм
Дата основания / создания / возникновения 2000
Испытал влияние от Green urbanism[d], первобытное искусство, ленд-арт и Зелёный анархизм
Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе

Постурбани́зм (англ. Posturbanism; лат. Post urban — после города) — обобщающее название для социально-философских идей и течений в мировом искусстве, архитектуре и градостроительстве, возникшее в первое десятилетие XXI века.

Происхождение термина[править | править код]

Одним из первых словосочетание Пост урбанизм (англ. Post Urbanism) использовал в своих статьях и полемических выступлениях начала 2000 годов профессор архитектуры Мичиганского университета Дуглас Келбо (англ. Douglas Kelbaugh).[1] Высказываясь, при этом, достаточно аморфно и не давая определения термину. Понимая его скорее как сумму тенденций в современной архитектуре и градостроительстве, не имеющую четко сформулированной концептуальной программы. Рассматривая её в противопоставлении таким понятиям, как: Новый урбанизм (англ. New Urbanism) и Ре урбанизм (англ. Re-Urbanism).

Из статьи Дугласа Келбо:

Помимо традиционного «рыночного» урбанизма, который волей-неволей меняет облик американских городов и пригородов, существует по крайней мере три заметные тенденций урбанизма: повседневный урбанизм, новый урбанизм и то, что я называю пост урбанизмом.[2]

Вслед за Дугласом Келбо узко-профильное (и излишне пафосное) понимаемое термина, в контексте современной городской архитектуры, предлагает и исследователь из Университета Майами Карл Джометти (англ. Carl Giometti), в своей статье «Integrating Urbanisms: Growing Places Between New Urbanism and Post-Urbanism» (2006)[3] он пишет:

Пост-урбанизм необходим для создания уникального, для отхода от банального контекста. Если новостройки урбанистов напоминают модель архитектуры Walmart, то пост-урбанисты — это Gucci архитектуры. Пост-урбанисты — законодатели моды, иконы и приверженцы авторского права. Отказ от контекста дал архитекторам невероятные возможности в создании пространств. Иными словами, отвергая идеологические архитектурные «центры», они, в конечном итоге, создают ещё более сильные.[4]

Постурбанизм в России[править | править код]

В России термин Постурбанизм появился независимо от бытования в США, и впервые был употреблён Алексеем Парыгиным в философском категорийном контексте. Благодаря чему понятие Постурбанизм обрело значительно более широкую смысловую трактовку, во многом связанную с концепцией его Проекта Постурбанизм (англ. Posturbanism project), который художник последовательно реализует с 2000 года. Впоследствии сформулировав основную идею проекта в Манифесте постурбанизма:

<...> Искусство, как и вся современная культура давно утратило четкие ценностные критерии, смысл и цель движения. Одна из основных проблем современного социума, почти полная потеря способности к самопознанию и самоидентификации. Цивилизация деградирует. Агония еще продолжается, поддерживая иллюзию жизни, но существо вопроса от этого не меняется. Перманентный экономический и социальный кризис — это, в первую очередь, кризис сознания. В недалеком будущем доминанта прямолинейного рационального мышления неизбежно приведет к полному самоуничтожению человечества. Единственный путь к спасению — это идеи и философия постурбанизма. Естественная среда, которая окружает нас везде, станет вашим домом и мастерской, вашим экспозиционным пространством и вашим музеем. Постурбанизм — это иное сознание, иные цели. Постурбанизм — это жизнь вне современной цивилизации, жизнь после цивилизации.[5]

Парыгин трактует понятие Постурбанизм, как социально-философскую идею, основа которой заключается в том, что современное общество исчерпало лимит концентрации в незначительном количестве материальных и интеллектуальных центров. Можно констатировать, что мегаполисы, как вожделенные точки схода перенасыщены, как в буквальном, так и в метафизическом смысле. Они становятся зонами, всё чаще порождающими не жизнь, но смерть. Последняя пандемия коронавирусной инфекции COVID-19 наглядное тому подтверждение. В случае достижения точки максимального сжатия, как логичное следствие, должен последовать сверхмощный взрыв, тектонический сдвиг в мироустройстве. Апокалипсис, порождённый технократизмом человека цифровой эпохи.[6][7][8]

В области градостроительства идеальным постурбанистическим жильём станут постройки, которые будут полностью интегрированы в естественный ландшафт: дома-гнёзда, подземные города и дома-землянки, дома и города-пещеры. Дома растворившиеся в окружающей среде, ставшие её неотъемлемой частью, физически поросшие мхом и кустарниками, или созданные посредством использования стеклянных и зеркальных панелей, естественных материалов.[9]

Говоря о том, что маркером постурбанистических тенденций в современном социуме, в значительной мере, является постоянно увеличивающийся интерес к архаичным практикам кланово-племенной идентификации: татуировки, скарификация, пирсинг, различные виды деформации тела, вживление имплантатов и клеймение. Современные субкультуры уже не ограничиваются исключительно сленгом, граффити или внешним имиджем. Такой социальный вектор не является случайным и временным явлением. Скорее наоборот, природа человека, его спрессованное искусственными границами архетипическое начало ищет выход.[10]

Близкую точку зрения, но с позиции архитектура, высказывает в своих заметках «Архитектура постурбанизма», доктор искусствоведения Александр Раппапорт: Начало 21 века и третьего тысячелетия довольно ясно показывает, что городам подходит конец. "Планиты для землянитов", снившиеся Малевичу, нам уже надоели. Понятна еще не достигшая своего акме инертная задача — превратить город в более человеческое место для жизни. Но все же это похоже на попытки организовать для безногих забег с препятствиями. Урбанизм асфальта и рельсов в следующем тысячелетии уступит место речной цивилизации с небольшими поселениями, в которых все возможности современной коммуникации и культуры будут доступны в уютных коттеджах или небольших городках. Постурбанизм и постархитектура могли бы стать своего рода интегративной платформой для такого рода мышления и смогли бы сформировать новый тип проектно-философской школы постгородской цивилизации. Людям не нужно перенаселение своей уникальной планеты — человечеству достаточно сохранить некий оптимум, поддающийся сознанию и сохраняющий свое невиданное очарование.[11]

Библиография[править | править код]

Статьи[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. См. напр.: Douglas Kelbaugh (University of Michigan) Three Urbanisms and the Public Realm. 2005. — P. 525-526 Архивная копия от 9 декабря 2021 на Wayback Machine
  2. Kelbaugh D. Three Urbanisms and the Public Realm. 2005. — P. 525
  3. Getting real : design ethos now / Renee Cheng and Patrick J. Tripeny, editors. Washington, DC : Association of Collegiate Schools of Architecture, [2006] vi, 500 p. : ill.
  4. Giometti C. Integrating Urbanisms: Growing Places Between New Urbanism and Post-Urbanism. — 2006. — P. 269. Дата обращения: 9 декабря 2021. Архивировано 9 декабря 2021 года.
  5. Парыгин А. Манифест постурбанизма Архивная копия от 28 ноября 2021 на Wayback Machine. — СПб. — 2010.
  6. Парыгин А. Б. Постурбанизм как гипотеза. — ПИТ, выпуск 68, СПб: АИС, 2022. — С. 256
  7. Парыгин А. Постурбанизм — точка невозврата. — СПб. — 2021.
  8. Парыгин А. Б., Раткявичюте К. Постурбанизм как неофутуризм. — ПИТ, выпуск 58, СПб: АИС, 2020. — С. 103-104.
  9. Парыгин А. Б. Постурбанизм как гипотеза. — ПИТ, выпуск 68, СПб: АИС, 2022. — С. 258
  10. Парыгин А. Б. Постурбанизм как гипотеза. — Петербургские искусствоведческие тетради, выпуск 68, СПб: АИС, 2022. — С. 257.
  11. Раппапорт А. Архитектура "постурбанизма" Архивная копия от 9 декабря 2021 на Wayback Machine. 24th August 2019
  12. Постурбанизм и холод: геокультурные образы и репрезентации культурных ландшафтов северных и арктических городов Архивная копия от 18 июня 2022 на Wayback Machine. ПДФ


Ссылки[править | править код]