Северо-Кавказский имамат

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Историческое государство
Северо-Кавказский имамат
إِمامة القوقاز
Флаг
Флаг
Imamat 1854.png
Flag of Russia.svg 
1829 — 1859
Столица Гимры, Гоцатль, Ашильта, Чирката, Ахульго, Дарго[1], Ведено, Гуниб[2]
Язык(и) аварский, чеченский, арабский, даргинский, кумыкский, лакский, лезгинский, и др.[3]
Официальный язык арабский
Религия ислам
Площадь наибольшая до 88,0 тыс. верст квадратных (вместе с Черкесией), 40,0 тыс.верст квадратных ( отдельно Дагестанско-Чеченский имамат), наименьшая до 29 тыс. верст квадратных.
Население не превышала 400 тыс. человек
Форма правления Диван
Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе

Се́веро-Кавка́зский имама́т — теократическое исламское государство, существовавшее на части территории горного Дагестана и Чечни (историко-географическая область) в 1829—1859 годах. В ходе Кавказской войны было присоединено к Российской империи. Наибольшего развития достигло в годы правления имама Шамиля (1834—1859).

История[править | править код]

Имам Шамиль — предводитель горцев Северного Кавказа
Карта Дагестана в эпоху Ермолова 1818—1826 г.

Предпосылкой создания имамата было движение шейха Мансура 1785—1791 годах. Основными своими целями Мансур ставил борьбу с рабством, феодалами, кровной местью, и в целом, замену горских адатов на мусульманские законы шариата. Шейх Мансур и его последователи оказывали сопротивление попыткам царской России завоевать Северный Кавказ, что в конце концов вылилось в открытые войны 1785—1791 годов. В ходе первой войны царскими войсками был пленён Мансур[4][5].

После некоторого затишья, в 1817 году военные действия возобновились с новой силой. Царским наместником на Кавказе был назначен генерал Ермолов, отличавшийся жесткостью в методах войны. Своими наиболее ярыми врагами Ермолов считал чеченцев, именно в Чечне произошли крупнейшие битвы на Кавказе в период наместничества Ермолова, и первые поражения армия Ермолова потерпела на территории Чечни[6]. Объединившись в защите от России, горцы заключили сначала несколько военных союзов, а затем и вовсе создали единое государство — Имамат (встречаются также обозначения — Северо-Кавказский Имамат, Имамат Шамиля и т. д.).

Северо-Кавказский Имамат как государство появилось на арене Кавказской войны в 1840 году[7]. Имам Шамиль, а до него и другие 2 имама Дагестана так и не смогли полностью взять под свою власть территорию Аварии. Шамиль и Ташев-Хаджи который на тот момент являлся имамом Чечни с 1836 по 1837 года пытались заставить аварцев принять Шамиля, но упорство аварцев при сильной помощи со стороны России не позволили им это сделать. Имам Шамиль покинул Дагестан и ушел в Чечню после поражения в Ахульго, где на стороне Шамиля было всего 400 аварцев а на стороне России больше 3000,и поняв что в Дагестане с ним покончено Шамиль уходит в Чечню[8][9]

Конец же Имамата связывают с жестокими действиями имама Шамиля и его наибов. Так, сообщается, что жестокость Имама заставляла бояться жителей Аварии за свою жизнь, и были покорны ему лишь из чувства страха, ожидая русские войска, чтобы выступить против имама[10][11]. Сведения о мятеже против имама поступали с разных концов Имамата: «Аварцы, андийцы, частью койсубулинцы, раздраженные притеснениями Шамиля, грабежами и варварским обращением мюридов, желают покориться русским. Шубутовцы не хотят слушать Шамиля, не выдают ему аманатов и выгнали от себя мюридов»[12].

Большая советская энциклопедия, первое издание, т. 61, 1934, сс. 530—532; Наиболее активными и сильными противниками царского правительства при завоевании Северного Кавказа справедливо считаются Чеченцы. Натиск царских войск на горцев вызвал их объединение для борьбы за свою независимость, и в этой борьбе горцев Чеченцы играли выдающуюся роль, поставляя главные боевые силы и продовольствия для газавата (священной войны). Чечня была «житницей» газавата. Русские генералы после ряда поражений поняли, что путь завоевания горцев лежит через Чечню[13].

«Шамиль, — писал Воронцов, — проявляет большую активность в этом году и он вынужден к этому, так как мы… принимаем меры, которые должны рано или поздно… разрушить его влияние и оторвать от него чеченцев, без которых он ничего не будет значить»[14].

В общей сложности Кавказский Имамат просуществовал 30 лет, с 1829 по 1859 год.

В состав Кавказского Имамата входила часть Аварии (некоторые источники утверждают, что вся), Чечня (с 1840 г.) (некоторые горные общества не признавали Имамат и власть Шамиля[15]), а после 1841—1842 гг. и Черкесии. Численность населения Имамата не превышала 400 тыс. человек[16].

В 1877—1878 гг., во время русско-турецкой войны, в Чечне и Дагестане возникло восстание с целью восстановить Имамат. В Чечне новым имамом был объявлен Алибек-Хаджи, в Дагестане имамом был избран Мухаммед-Хаджи — сын известного шейха Абдурахман-хаджи из аварского селения Согратль. Восстание было подавлено, и все руководители восстания были казнены[17].

В 1917 пятым имамом Северного Кавказа был провозглашён Нажмудин Гоцинский из аварского селения Гоцо. Он поднял контрреволюционное восстание в горах Дагестана. После его подавления (в марте 1921) Нажмудин Гоцинский бежал в Чечню. В 1925 арестован и расстрелян.

Территория и национальный состав[править | править код]

Наибы Шамиля, рисунок Георга Корродини, XIX век.

Имамат включал в себя территорию Чечни и, по одним данным, часть Аварии, по другим — всю[18][19][20][21][22]. Непостоянность границ Имамата была связана с негативным отношением местного населения (а также местных ханов и князей) к власти Шамиля, усталостью горцев от войны (к примеру, капитан Прушановский сообщал, что «жители Аварии покорны Шамилю только из одного страха. Они давно готовы покориться русским. Ждут удобного случая, когда вступим в их земли, чтобы явно восстать против имама»)[10]. Недовольство имамом (в частности, проводимой политикой централизации, злоупотребление властью, чрезмерное количество тавлинцев в Чечне) также зрело и в Чечне, вследствие чего отдельные территории поднимали мятеж, выходя из под контроля, как например, область Шатой (Шубут), в результате которого шатойские чеченцы «устремились с ожесточением на всех и всё, что олицетворяло в их глазах мюридизм», в ходе мятежа чеченцы «вырезали начальников, поставленных от Шамиля, а также кадиев и мулл, присланных из Тавлии».[23]

Вся территория Имамата была поделена на 33 наибства (округа). Наибства условно можно было разделить на аварские и чеченские по национальному или языковому принципу:

  • 9 наибств чеченских: Наибства Большой Чечни Гехи, Шали, Мичик, Аух, Нашах, Шубут, Шарой, Чарби, Ичкери в 1856 году, однако в 1845 г чеченские наибства насчитывали числом 12, однако к 1856 г. от имамата отпали наибства Малой Чечни (завоеваны Российской империей). Они вместе выставляли 3200 конных, 7400 пеших — итого: 10600 воинов.
  • 24 наибства дагестанские: Салатав, Ункратль, Чамалал, Технуцал, Анди, Гунбет, Цунта, Антратль, Анцух, Тинди, Карата, Турутмух, Хунзах, Арадерих, Гоцатль, Унцукуль, Аракани, Карах, Гидатль, Телетль, Корода, Тленсер, Согратль, Чох. Наибства охватывали почти всю территорию проживания аварцев и андо-дидойских народов (за исключением Цора (впоследствии Закатальский округ), некоторых аварских населённых пунктов на Левашинском плато, в пределах Мехтулинского ханства, у Гимринского хребта и в Салатавии. При этом в состав Имамата входило несколько селений, для которых родным был лакский и даргинский языки) и выставляли 5000 конных, 17200 пеших — итого: 22200 воинов.[24]. Кроме того в Имамате было много мухаджиров из числа даргинцев, лакцев, кумыков и лезгин.

Таким образом, на момент создания карты из общего количества в 32800 воинов 31 % войск Имамата приходилось на чеченцев, 69 % на дагестанцев, согласно записям секретаря имама Шамиля, Мухаммеда Тахира аль-Карахи. Данная карта, составленная Йусуфом-хаджжи, интересна не только как образец восточной картографии, но и как ценный источник, где отражены границы наибств, имена наибов, статистические сведения о количестве конных и пеших воинов каждого наибства и в целом численности войск Имамата по состоянию на осень 1856 года, когда уже большая часть чеченских областей была завоевана империей.[24].

Государственный язык[править | править код]

Государственным языком имамата был арабский язык. На нем велась переписка, работала канцелярия, Госсовет, военный аппарат. Кроме этого, активно применялись в делопроизводстве и переписке ещё 3 языка: чеченский, аварский, кумыкский[25][26].

Низам Шамиля[править | править код]

Низам (от араб. — дисциплина) — свод законов в Северо-Кавказском Имамате, регулировавших практически все сферы общественной жизни: военную, административную, судебную, финансовую. Низам основывался на мусульманском праве — шариате, отдельные неясные положения которого Шамиль развил и уточнил применительно к потребностям государства и его граждан. Все остальные законы и адаты, противоречившие низаму, были упразднены.

Низам был кодифицирован и утверждён в качестве основного закона Северо-Кавказского Имамата при имаме Шамиле в 1839—1841 гг. До того времени все судебные и административные решения принимались местными судьями непосредственно на основании Корана и Сунны, однако населению некоторых наибств чеченских областей была дана некоторая свобода действий, как преференции от имамата ввиду того, что они являлись главными поставщиками продовольствия в стране.

Управление имаматом[править | править код]

Мюрид с наибским знаменем, рисунок Теодора Горшельта, периода 1858—1861 годов.

Во главе государства стоял имам — духовный глава общины, амир аль-муминин («правитель правоверных»), главнокомандующий войском, верховный судья. Важнейшие дела государства обсуждал учреждённый Шамилем в 1841 году Диван-хана (Государственный совет). «Почтенными членами» совета были муллы, алимы (знатоки ислама), авторитетные наибы. Число постоянных членов составляло 6 (по другим данным 2) человека. Максимальное — 32.

Имам управлял государством при помощи наибов (наместников). Их функции состояли в мобилизации войск, организации военных походов, в строительстве и содержании оборонительных сооружений и дорог, в судебном разбирательстве важных дел (однако смертные приговоры наибов подлежали утверждению самим имамом). Разбор дел, связанных с шариатом, осуществлялся муфтиями и подчинёнными им кадиями. Муфтии, в свою очередь, подчинялись главному кадию, который был первым после имама религиозным авторитетом.

Наибства пользовались широкой автономией, а сами наибы обладали огромной властью. Однако она не была безграничной: если люди были не довольны поставленным над ними наибом или, если наиб терпел серьёзное поражение в битве, то имам обычно смещал его с поста. Под началом наибов находились пятисотенные, сотенные и десятские — командиры в военное время и низовые администраторы в мирное. Наиболее авторитетные наибы имели звание мудир и управляли другими наибами. Мудирами были такие известные наибы, как Хаджи-Мурат, Мухаммад Амин , Уди-Мулла, Ахбердил Мухаммед, Даниял-бек, Абакар-Хаджи Акушинский, Бук-Мухаммад Газикумухский, Осман Мичикский, Атабай Атаев, Ташев-Хаджи, Талхиг Шалинский, Кибит-Мухаммед и др. Особое место в Имамате занимал наиб Шуайб-мулла Цонтароевский который был не только мудиром, но и являлся председателем Мехк-Кхэла и «Мехкан Кхеташо» («Совет судей» и «Совет Страны») Чечни, который являлся институтом общественного управления чеченского народа на протяжении нескольких веков.

Со временем власть наибов усилилась. Порядки, заведенные в имамате практически не давали населению возможности оспорить действия наибов, и в этой связи среди наибов нередко встречались различные злоупотребления.

"Наибы потворствовали такому беспорядку, потому что имели случаи пользоваться чужим имением, наказывая виновных и невиновных по разным несправедливым доносам. Часто из корыстных видов они приказывали умерщвлять людей. Поэтому очень много челобитников стало приходить к Шамилю, жалуясь на несправедливость наибов. Но наибы со своей стороны употребили хитрость: они упросили Шамиля, чтобы для поддержания уважения к наибам, он не принимал жалоб от тех, у которых не будет бумаги от наиба. И Шамиль поддался их гнусному обману. Наибы стали после того походить на голодных волков, которые с жадностью растерзывают детей своих. Народ прибегал с жалобами к Шамилю, но он выслушивал только тех, которые имели бумаги от наибов. Понятно, что наиб никогда не давал бумаги тому, кого он сам притеснял. Горцы с каждым днем слабели и беднели, им уже надоело сражаться; и они говорили: «Для нас все равно, что бы ни происходило на свете»

Сказание очевидца о Шамиле (см. раздел причины падения Шамиля). www.vostlit.info. Дата обращения: 18 октября 2020.

Войско Имамата[править | править код]

При Шамиле было создано подобие регулярной армии — муртазеки (конница) и низами (пехота). Муртазеки (или иначе муртазагеты) являлись личной гвардией имама, состоявшей из самых отборных воинов[27], по одной из версий, большинство в войсках муртазакетов составляли кумыки[28], по другой — людей в гвардию набирали только в Чечне[29].

Чеченец, рисунок Теодора Горшельта, периода 1858—1861 годов.

Армия Шамиля была многонациональной. В ней служили чеченцы, дагестанцы, кумыки, ингуши, ногайцы, татары, арабы, турки, осетины, черкесы, поляки, русские, украинцы, казаки, грузины, армяне. Из русских у Шамиля был составлен целый пеший батальон, до 700 человек, несколько артиллерийских команд, саперные и строительные отряды. Русские офицеры, служившие не у Шамиля, выступали на конях. Жили они в столице Имамата Ведено. Казаки служили в кавалерии Шамиля среди чеченцев. Особенно прославились своей отвагой в Кавказскую войну командир диверсионного чеченского отряда казак из станицы Наурской Алпатов (в честь Алпатова названо селение в Наурском районе), гребенской казак Карчагин и беглый солдат Беглов.[30].

Примерная численность подданных Российской империи, перешедших на сторону горцев, по данным исследователей, составляет 20 тысяч человек. Это были не только беглые военнослужащие и пленные, но и переселенцы, которые искали свободной жизни без притеснений, в том числе казаки и старообрядцы. По указанию имама Шамиля в местах компактного проживания переселенцев были построены церкви, костелы и скиты.[31]

Внутренняя политика[править | править код]

Знамя. Трёхконцовое, зелёное. Надпись на знамени гласит. «Среди ужасов битвы не слабей духом ни одной минуты. Будь твёрд перед опасностями, смерть не приходит раньше часа, назначенного волей Всевышнего»[32].

Шамиль признавался, что для поддержания порядка и дисциплины среди подданных в имамате, он употреблял жёсткие меры[33]:

Я употреблял против горцев жестокие меры, много людей убито по моему приказанию. Бил я и шатоевцев, и андийцев, и тадбуртинцев, и их бил не за преданность русским (вы знаете, что тогда они её ещё не выказывали), а за их скверную натуру, склонность к грабительству и разбоям. Правду ли я говорю, вы можете убедиться теперь сами, потому что и вы их будете теперь бить за все ту же склонность, которую трудно оставить.

Из всех восточных горцев Чеченцы больше всех сохранили личную и общественную самостоятельность и заставили Шамиля, властвовавшего в Дагестане деспотически, сделать им тысячу уступок в образе правления, в народных повинностях, в обрядовой строгости веры.[34]

Государство Шамиля — это первый пример, когда на Северо-Восточном Кавказе появляются новые поселения, в которых межнациональные браки между представителями разных религий не только стали реальностью, но и охранялись законом. При диван-хане (одном из главных органов управления имаматом) было создано министерство по делам христианства и веротерпимости. Каждый иноверец имел возможность создать семью на территории Имамата. С конца 1840 года количество русских перебежчиков к Шамилю возросло в десятки раз. В рапорте начальника левого фланга Кавказской линии генерал-майора Ольшевского генералу-лейтенанту Граббе о мерах предотвращения дезертирства нижних чинов от 9 января 1842 года под грифом «Весьма секретно» отмечается:[35]

«Вашему превосходительству известно, что до сих пор наши военные дезертиры считались у чеченцев ясырами и принуждены были исполнять самые трудные работы. Каждый военный дезертир составлял собственность того чеченца, которым был пойман. Ныне Шамиль изменил этот народный обычай и постановил давать свободу всем военным дезертирам. Он собрал уже до 800 человек беглецов, из коих некоторых, если они находились у сильных людей, купил, а остальных насильно отобрал. Шамиль составил при себе из этих людей стражу, дал им оружие и отвел им землю в Даргах для поселения, но пока они выстроят себе дома, Шамиль дозволил им жить у кунаков. Дурное обращение чеченцев с нашими военными дезертирами удерживало многих неблагонадежных солдат и в особенности поляков от побегов; но если теперь они узнают, что Шамиль дает свободу дезертирам, то я боюсь, что побеги увеличатся. … я полагал бы для удержания солдат от побегов первых пойманных дезертиров расстрелять. …я с сим вместе предписал всем частным начальникам усугубить надзор за ненадежными солдатами и доложить мне тотчас о тех, кои учинят побег».[35]

Один из известных специалистов по истории имамата Шамиля, доктор исторических наук Юсуп Дадаев говорит:[35]

«Имам распоряжался строить церкви. В одной из столиц его государства селении Ведено было построено две церкви и рядом костел для поляков, которых было много среди перебежчиков. Для горских евреев, которые занимались торговлей, поставили синагогу. Гребенские казаки испокон веков были старообрядцами, они обратились к русскому генерал-майору с просьбой разрешить переселиться к Шамилю, так как крестьяне их притесняли. И 30 семей со своими семьями, скотом и скарбом переселились к Шамилю, который выделил им землю, лес, поля для пашни и сенокоса и сказал: «Живите, как хотите». Зять Шамиля Абдурахман описывает, как мальчишкой ходил к старообрядцам, которые жили по своим правилам, даже варили самогон. Имам помогал им строить скит. В строительстве старообрядческого монастыря участвовали и чеченцы. Более того, Шамиль дал деньги, чтобы купить необходимую утварь».[35]

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. Народно-освободительная война имама Шамиля в XIX веке. www.gazavat.ru. Дата обращения: 18 октября 2020.
  2. Российские реформаторы: XIX-начало XX в - Google Книги
  3. Газават.ру :: Журнал - Журнал №4 - ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЯЗЫК ИМАМАТА
  4. Алаев Л. Б., Козлова М. П. и др. (отв. ред.) История Востока. Т. 4. Восток в новое время (кон. XVIII-нач. XX в.). Кн. 1. — М.: Восточная литература, 2004. — С. 412.
  5. Рощин М. Ю. Ислам в Чечне // Россия и мусульманский мир. — 2004. — № 1. — С 34.
  6. Потто В. А. Кавказская война. Том 2: Ермоловское Время. — Ставрополь: Кавказский Край
  7. Чичагова М. Н. Шамиль на Кавказе и в России: Биографический очерк. — СПб.: Тип. и литогр. С. Муллер и И. Богельман, 1889.
  8. Мухаммад Тахир аль-Карахи «Три имама». Перевод с арабского. — Махачкала: Дагучпедгиз, 1990. — С. 45—46.
  9. Милютин Д. А. Описание военных действий 1839 года в Северном Дагестане. — СПб.: тип. военно-учебных заведений, 1850.
  10. 1 2 Хашаев Х. М. Общественный строй Дагестана в XIX веке. — Изд-во Академии наук СССР, 1961.
  11. Баддели Д. Завоевание Кавказа русскими. 1720—1860. — Litres, 2017.
  12. Цагарейшвили Ш. В. (ред.). Шамиль--ставленник султанской Турции и английских колонизаторов: сборник документальных материалов. — Госиздат Грузинской ССР, 1953.
  13. А. Авторханов. Из биографии моего народа Кавказская война и имам Шамиль Кавказское абречество и абрек Зелимхан. Посев.
  14. AIF.RU. Полтора века назад Чечню удалось победить «системой просек». aif.ru (1 апреля 2009). Дата обращения: 2 декабря 2019.
  15. Шамиль и чеченцы (Неизвестный ещё эпизод из завоевания Кавказа) // Русский архив, № 6. 1913
  16. Хабибов, Шамиль Государственное устройство Имамата Шамиля. islamdag.ru (19 февраля 2011). Дата обращения: 9 января 2014.
  17. М. Абдулаев. Имам Мухаммед-Хаджи (недоступная ссылка). fatiha.ru. Дата обращения: 9 января 2014. Архивировано 9 января 2014 года.
  18. Залевский М. Н. Император Николай Павлович и его эпоха: по воспоминаниям современников. — Possev, 1981. — с. 176
  19. Хашаев Х. М. Общественный строй Дагестана в XIX веке. — Изд-во Академии наук СССР, 1961. — с. 59
  20. В. В. Фортунатов — «Российская история в лицах», 2009, СПб, с. 295
  21. Атаев Б. М. Аварцы: язык, история, письменность. books.google.ru. Дата обращения: 18 октября 2020.. — Махачкала, 2005. — С. 21. — ISBN 5-94434-055-X
  22. История Дагестана / сост. В. Г. Гаджиев, гл. ред. Г. Д. Даниялов. — М.: Наука, 1967. — Т. 1. — С. 103. — 433 с.
  23. Ибрагимова З. Царское прошлое чеченцев. Политика и экономика. — Litres, 2017.
  24. 1 2 Юсуф-хаджи Сафаров. Карта страны Шамиля. www.vostlit.info. Дата обращения: 18 октября 2020.: расшифровка и описание. — Сборник сведений о кавказских горцах. — Тифлис, 1872. Вып. 6. Отд. 1. Раздел 2. С. 1—4.
  25. ГОСУДАРСТВЕННЫЙ ЯЗЫК ИМАМАТА. www.gazavat.ru. Дата обращения: 18 октября 2020.
  26. М. Гасаналиев. Первая Кавказская война 1817—1864 гг. Мх., 2006.
  27. Г. З. Анчабадзе — «Вайнахи (чеченцы и ингуши)», Тбилиси, 2001, с. 45
  28. Газимухаммед и начальный этап антифеодальной и антиколониальной борьбы народов Дагестана и Чечни. материалы Международной научной конференции, 13-14 октября 1993, редакция В. Гаджиева, Российская академия наук. Дагестанский научный центр, 1997
  29. Далхан Хожаев, по. Чеченцы в Русско-Кавказской войне. (недоступная ссылка). zhaina.com. Дата обращения: 22 декабря 2014. Архивировано 22 декабря 2014 года. Издательство «СЕДА», 1998
  30. Д. Хожаев: Чеченцы в Русско-Кавказской войне. / Науч. ред. Т. Мазаева. — Грозный—СПб.: «СЕДА».
  31. Наима Нефляшева. «Русские в имамате Шамиля».
  32. Х. Мусаясула, М. Коркмасов, Г. Балиев, З. Арухов на основании материалов Дагестанского краеведческого музея «Знамёна горских воинов» // Родина, М., 1994, № 3-4. С. 76.
  33. Дневник полковника Руновского, состоящего приставом при Шамиле во время его пребывания в городе Калуге с 1859 по 1862 год // Акты Кавказской археографической комиссии. Т. XII. Тифлис, 1904. С. 1422
  34. Р.А.Фадеев. "Шестьдесят лет Кавказской войны". — Тифлис, 1860.
  35. 1 2 3 4 Русские в имамате Шамиля. Кавказский узел. Дата обращения: 21 августа 2019. Архивировано 25 марта 2013 года.

Литература[править | править код]

Ссылки[править | править код]