Эвенкийский язык

From Wikipedia, the free encyclopedia
Jump to navigation Jump to search
Эвенкийский язык
Самоназвание Эвэды̄ турэ̄н
Страны Россия, Китай,
Регионы Восточная Сибирь, Дальний Восток России
Общее число говорящих 13 800
Классификация
Категория Языки Евразии
Тунгусо-маньчжурская семья
Письменность кириллица, старомонгольская письменность (Эвенкийская письменность)
Языковые коды
ГОСТ 7.75–97 эвк 825
ISO 639-1
ISO 639-2
ISO 639-3 evn
WALS eve
Atlas of the World’s Languages in Danger 495, 459, 674 и 2450
Ethnologue evn
Linguasphere 44-CAA-b
ELCat 1186
IETF evn
Glottolog even1259

Эвенки́йский язы́к (эве́нкский язы́к, устар.тунгусский язык[1]) — язык эвенков, один из языков тунгусо-маньчжурской семьи. Распространён в России на территории, главным образом, Восточной Сибири — от левобережья Енисея до острова Сахалин (4,8 тыс. чел. 2010), а также около 9 тыс. чел., в том числе солоны — на севере Китая (Внутренняя Монголия, Синьцзян-Уйгурский автономный район). Наряду с эвенским и негидальским языками относится к северной группе тунгусо-маньчжурских языков.

Имеет северное, южное и восточное наречия с большим количеством говоров. По фонетическим признакам выделяются «хакающие», «секающие» и «шекающие» диалекты. Солонский диалект иногда выделяют как особый язык. В основе литературного языка — непский (с 1953 года — полигусовский) говор южного наречия. В эвенкийском языке действует сложный (т. н. ступенчатый) закон качественно-количественной гармонии гласных. По грамматическому строю относится к языкам суффиксально-агглютинативного типа. Обладает развитой системой падежей, видовых и залоговых форм глагола, деепричастий. Лексика отражает следы тесных контактов с якутским и бурятским языками, есть заимствования из русского языка.

Письменность в России с 1929 года на основе латинской графики, с 1937 года — на основе русского алфавита. В Китае за отсутствием официальной письменности, эвенкийские тексты записываются старомонгольским письмом, а также пиньинем и китайскими иероглифами.

Эвенкийский язык изучается в подготовительных группах детских садов и преподаётся в качестве отдельного предмета в начальной школе, иногда как факультатив по 8-й класс. Преподаётся также в вузах в Санкт-Петербурге, Якутске, Хабаровске, Улан-Удэ и национальных педучилищах в Игарке, Николаевске-на-Амуре.

Язык используется как средство общения между эвенками старшего и среднего поколения. Издана учебная литература, образцы художественной литературы. В Туре издаётся газета «Эвенкийская жизнь» со страницами на эвенкийском языке. Также материалы на эвенкийском языке публикуются в якутской газете «Илкэн». В 2013 году на сайте Национальной библиотеки Республики Саха (Якутия) появились разделы с материалами на эвенкийском, а также на эвенском, юкагирском, долганском и чукотском языках. Медиатека проекта «Книгакан» постепенно наполняется новыми документами (отсканированными книгами, учебниками и пр.).

Современная ситуация[edit | edit source]

По данным переписи населения 1989 года, численность эвенков в России составляла 29.957 человек. Из них считали эвенкийский родным языком 26,1 % (в 1979 году — 20,7 %). Свободно владели эвенкийским языком 45,1 %, русским — 75,2 %. Число владеющих родным языком колеблется в зависимости от региона — например, в Амурской и Читинской (сейчас — Забайкальский край) областях родной язык знали 98 % эвенков, в Иркутской области — 47 %, в Бурятии и Якутии — 12—15 %.

Повсеместно наблюдается двуязычие эвенков (русский и эвенкийский), в отдельных случаях — трёхъязычие (русский, эвенкийский и дополнительно бурятский или якутский). Многие эвенки, проживающие в Якутии, восприняв якутский язык, почти полностью утратили эвенкийский. Язык эвенков, проживающих в Бурятии, испытывает значительное влияние бурятского языка. Небольшое число якутов, бурятов и русских, проживающих вместе с эвенками, знают эвенкийский язык или понимают его.

Согласно итогам переписи 2010 года, в России проживают 37 843 эвенка, из них владели эвенкийским языком 4802 человека. В 2002 году в Китае численность эвенкийского населения составляла 30 500 человек, но только 19 000 из них свободно говорят на родном языке. В настоящее время общее число говорящих — около 13 800 человек, численность эвенков — 80 000 человек.

Утрата эвенками родного языка отмечается повсеместно. Язык продолжает использоваться в быту лишь в некоторых районах компактного проживания эвенков представителями старшего и среднего поколений.

С 2017 года разрабатывается аннотированный «Речевой корпус эвенкийского языка»[2].

Наречия и говоры[edit | edit source]

В эвенкийском языке выделяют три наречия: северное, южное и восточное. Главным критерием для выделения наречий является фонетический: соответствие звуков с / һ:

  • для южного (сибилянтного) наречия характерен согласный с в начале и в интервокальной позиции: сулаки «лиса», аси «женщина»;
  • для северного (спирантного) наречия характерен согласный һ в тех же позициях: һулаки «лиса», аһи «женщина»;
  • в говорах восточного наречия в начальной позиции встречается с и һ, в интервокальной — только һ: сулаки, һулаки «лиса», аһи «женщина».

В отдельных говорах встречается соответствие с / ш (шулаки «лиса», аши «женщина»).

Говоры северного наречия[edit | edit source]

Говоры южного наречия[edit | edit source]

Шекающая (шипящая) подгруппа:

Секающая подгруппа:

Говоры восточного наречия[edit | edit source]

  • баргузинский,
  • каларский,
  • олёкминский,
  • тунгирский,
  • токкинский,
  • амгинский,
  • джелтулакский,
  • тимптонский,
  • томмотский — в районе города Томмота Якутии,
  • хинганский,
  • чульманский,
  • учурский,
  • зейский,
  • селемджинский,
  • буреинский — в бассейне реки Буреи, Хабаровский край, Амурская область,
  • урмийский,
  • аянский,
  • аимский,
  • майский,
  • нельканский,
  • тоттинский,
  • чумиканский,
  • тугурский,
  • сахалинский — на острове Сахалин.

Литературный язык[edit | edit source]

Процесс становления литературного эвенкийского языка начался в 1930-х годах с созданием письменности. Первоначально в его основу был положен непский говор южного наречия. В 1952 году постановлением Совещания народов Крайнего Севера было принято взять за основу говоры бассейна Подкаменной Тунгуски — в частности, полигусовский.

Однако эвенкийский литературный язык не стал наддиалектным, которым бы в равной степени владели эвенки различных регионов. Нормы литературного языка до сих пор окончательно не сформированы, сохраняется значительная диалектная раздробленность.

Но, несмотря на значительную разобщённость говоров, диалектные различия не столь велики и не препятствуют общению эвенков между собой. Потому ниже, при описании фонетики, лексики и морфологии, по умолчанию речь будет идти о литературном языке, основанном на полигусовском говоре. Диалектные особенности будут рассматриваться отдельно, где это необходимо.

Письменность[edit | edit source]

Современный эвенкийский алфавит, принятый в России:

А а Б б В в Г г Д д Е е Ё ё Ж ж З з И и Й й К к
Л л М м Н н Ӈ ӈ О о П п Р р С с Т т У у Ф ф Х х
Ц ц Ч ч Ш ш Щ щ Ъ ъ Ы ы Ь ь Э э Ю ю Я я

Встречается также другой алфавит:

А а Б б В в Г г Д д Д' д' Е е Ё ё Ж ж З з И и Й й К к
Л л М м Н н Н' н' Ҥ ҥ О о П п Р р С с Һ һ Т т У у Ф ф
Ц ц Ч ч Ш ш Щ щ Ъ ъ Ы ы Ь ь Э э Ю ю Я я

В обоих алфавитах используются гласные с макронами (а̅, е̅, ё̅ и т.д.).

Лингвистическая характеристика[edit | edit source]

Фонетика[edit | edit source]

В литературном языке 29 фонем, среди которых 11 гласных и 18 согласных.

Гласные[edit | edit source]

Шесть гласных фонем — краткие: [a], [i], [o], [u], [e]; долгие: [a:], [е:], [i:], [o:], [u:], [je:] (фонема е̄ не имеет короткой пары). Долгота гласных имеет смыслоразличительное значение, например: /buren/ «умер» и /bu: ren/ «дал»; /ele:/ «сюда» и /ele/ «только». По способу образования гласные делятся на верхние, средние и нижние; по месту образования (ряду) — на передние, смешанные и задние:

Передние Смешанные Задние
Верхние i, i: u, u:
Средние je: e, e: о, о:
Нижние а, а:

По говорам состав гласных звуков не совпадает. Значительные расхождения имеет долгий гласный [e:], который в некоторых диалектах произносится как [o:] или [a:].

Согласные[edit | edit source]

Вместе с заимствованной лексикой из русского языка в эвенкийский литературный язык вошли также новые звуки: [ʐ], [z], [f], [ts], [ʂ], [ʃ].

Губные Переднеязычные Среднеязычные Заднеязычные
Носовые m n ɲ ŋ
Взрывные Звонкие b d g
Глухие p t k
Щелевые Звонкие v
Глухие s x
Аппроксиманты l j
Дрожащие r

В начале слова, кроме заимствований, никогда не бывает звуков [r] и [f]. Нечасто в начале слов встречаются и звуки [v] и [p]. Эвенкийские слова чаще всего оканчиваются на гласный звук или [n]. В конечной позиции не может быть звуков [b], [d], [dʒ], [tʃ], [х].

Морфология[edit | edit source]

Существительные[edit | edit source]

В эвенкийском языке имена существительные изменяются по числам, падежам и могут иметь суффиксы, обозначающие принадлежность лицу. Отсутствует категория грамматического рода и не существует деления предметов на одушевлённые и неодушевлённые, но существует разделение на предметы, обозначающие людей, и все прочие предметы.

Имеется единственное и множественное число, образующееся суффиксально. Суффикс числа предшествует остальным.

В эвенкийском языке имеются следующие 13 падежей: именительный, винительный, винительный неопределённый, дательный, направительный, местный, продольный, направительно-местный, направительно-продольный, отложительный, исходный, творительный, совместный.

В настоящее время направительно-местный и направительно-продольный почти не употребляются.

Числительные[edit | edit source]

1 умӯн
2 дю̄р
3 илан
4 дыгин
5 тунӈа
6 нюӈун
7 надан
8 дяпкун
9 егин
10 дя̄н
20 дю̄р-дя̄р
30 илан-дя̄р
40 дыгин-дя̄р
50 тунӈа-дя̄р
100 нямадӣ

Глагол[edit | edit source]

Грамматическими категориями глагола являются наклонение, время, вид, модальность, залог, лицо и число.

1-я группа личных глагольных суффиксов:

Единственное число Множественное число
1-е лицо — 1-е лицо — -вун,
2-е лицо — 2 лицо — -сун
3-е лицо — 3-е лицо — -тын

2-я группа личных глагольных суффиксов:

Единственное число Множественное число
1-е лицо — 1-е лицо — , -п
2-е лицо — -ӈи 2-е лицо —
3-е лицо — 3-е лицо — нет показателя

В эвенкийском языке имеются следующие залоги: действительный, побудительный, страдательный, взаимный и совместный.

  • Действительный залог, в отличие от всех других залогов, не имеет образующих его суффиксов.
  • Побудительный залог образуется при помощи суффиксов -вкан, -вкэн, -вкон; после основ, оканчивающихся на согласный звук «н», суффиксы побудительного залога — -мукан, -мукэн. Побудительный залог могут иметь глаголы, причастия и деепричастия. Глаголы, причастия и деепричастия в побудительном залоге имеют значение действия, которое одно лицо заставляет совершить другое лицо.
  • Страдательный залог образуется путём присоединения к основе глагола, причастия, деепричастия суффикса (после основ, оканчивающихся на звук «н», суффикс страдательного залога — -му).
  • Взаимный залог глагола, причастия и деепричастия показывает, что действие совершается несколькими лицами и направлено взаимно друг на друга.
  • Совместный залог показывает, что действие производится совместно несколькими лицами. Суффикс совместного залога — -лды.

Вид совершенного действия в эвенкийском языке суффиксом не выражается. Отсутствие суффикса несовершенного вида свидетельствует о совершенности действия.

Нуӈан аят дукӯ-ра-н.

Он хорошо писать-PAST-3SG

«Он написал хорошо»

Би хава̄-ви этэ-м.

Я работа-GEN кончать-1SG

«Я работу кончил»

Вид несовершенного действия образуется при помощи суффиксов -дя, -де, -дё и выражает продолженность, несовершенность действия.

Послелоги[edit | edit source]

Послелоги имеют формы только местных падежей и почти все имеют общее происхождение с наречиями места.

Предложения с неразложимыми сочетаниями[edit | edit source]

Примеры неразложимых фразеологических словосочетаний:

Нуӈан дэрэ-е ачин бэе би-чэн.

Он лицо-GEN без человек есть-PAST.3SG

«Он был бессовестный человек»

Словосочетание дэрэе ачин «бессовестный» не может быть разложено, так как дословно обозначает «без лица».

Би оӈокто-тви дюлэски суру-м.

Я нос-REFL вперед идти-1SG

«Я пошёл, куда глаза глядят».

Словосочетание «оӈоктотви дюлэски» — «куда глаза глядят» не может быть разложено, так как дословно обозначает «носом своим вперёд».

К синтаксически неразложимым словосочетаниям относятся словосочетания, в составе которых имеются служебные слова — послелоги.

Например:

Нуӈар-тын урэ хэрги-дэ-дун биде-рэ.

Он-PL гора нижний-сторона-REFL жить-PRES

«Они живут под горой».

Словосочетание урэ хэргидэдун «под горой» является синтаксически неразложимым словосочетанием; дословно обозначает «гора», «на нижней стороне её».

Синтаксис[edit | edit source]

Причастие в роли независимого сказуемого. Во многих алтайских языках причастные формы глагола могут выступать как сказуемые независимого предложения, при опущенной связке и со связкой. Эти причастия могут употребляться со связкой би «быть» с подлежащим 1-2 лица. Существует несколько мнений когда возможно независимое причастное сказуемое. Либо независимым сказуемым может быть причастие предшествования, причастие обычное и причастие безлично-долженствовательное[3], либо это причастие предшествования, одновременности и хабитуальное[4]. Скорее всего причастная форма используется вместо финитной в случае, когда предложение в тексте несёт информацию пониженной важности (пресуппозиция, а не ассерция).

Доното-си-ли-вки-л

замерзнуть-DUR-INCH-PHAB-PL

«Мерзнут»

Пэктыру-ча би-∅-мчэ-в

стрелять-PANT быть-TENSE-COND-1SG

«Я стреляла бы»

Лексика[edit | edit source]

В эвенкийском имеется общетунгусское название снега — иманна (с вариантами).

Олень занимает важное место в жизни северных народов. Эвенки различали своих оленей по их возрасту, отсутствию/наличию, по форме их рогов, по своему нраву, поведению в стаде, привычкам. В общей сложности насчитывается свыше 150 слов, описывающих оленей и их характеристику.

Подавляющее большинство лексики являются диалектными словами, вызванными многочисленностью говоров и диалектов эвенкийского языка.

Цвета[edit | edit source]

Русское название Эвенкийский Пример
Красный хулама
Розовый хуламаптыкин (букв.: «красноватый»)
Жёлтый сиӈама (также «коричневый»)
Зелёный чулама
Синий диктэмэ
Белый багдама
Чёрный коӈномо
Коричневый сиӈама (также «жёлтый»)

Система родства[edit | edit source]

«Отец» — амӣн; «мать» — энӣн; «сын», «дочь» — хутэ;
«старший брат», «дядя (младший брат отца или матери)» — акӣн; «младший брат», «младшая сестра», «внук», «внучка» — нэкӯн;
«дедушка», «дядя (старший брат отца или матери)» — ама̄ка̄; «бабушка», «тетя (младшая сестра отца или матери)» — эне̄кэ̄;
«муж» — эды; «жена» — аси; «тесть», «свёкор» — эткӣ; «тёща», «свекровь» — аткӣ; «зять» — кутэ̄; «невестка» — кукин
«шурин (брат жены)» — авус, «деверь (брат мужа)» — хаӈас.

Типологическая характеристика[edit | edit source]

Тип (степень свободы) выражения грамматических значений[edit | edit source]

По типу выражения грамматических значений эвенкийский язык относится к синтетическим языкам. Грамматические значения у имен выражаются при помощи падежей.

Би улгур-вэ улгу-чэ-ни-м

Я рассказ-ACC рассказать-PAST-RES-1SG

«Я рассказал рассказ»

Характер границы между морфемами[edit | edit source]

Агглютинация суффиксального типа. Словообразование также возможно чередованием гласных звуков в слове:

Му «вода», му-мэ «водяной», му-ды «водный», му-нги «принадлежащий воде», му-чи «содержащий в себе воду», му-лэ-син-мукэн «заставлять идти за водою».

му-лэ-син-де-м

вода-нести-отправиться-FUT-1.SG

«Я отправляюсь за водою»

Образование новых значений слов путём чередования звуков в эвенкийском языке встречается значительно реже, нежели словообразование и словоизменение путём присоединения суффиксов

Тип маркирования в именной группе и в предикации[edit | edit source]

В именной группе[edit | edit source]

Тип маркирования — вершинный.

таткӣт дю̄-н

школа дом- REFL

«дом школы»

дэг дэктылэ̄-ли-н

птица крыло-PL-REFL

«крылья птицы»

В предикации[edit | edit source]

Тип маркирования — зависимостный. Глагольное сказуемое согласуется в лице и числе всегда с подлежащим.

Би город-ту би-чэ-в.

Я город-DAT быть-PAST-1SG

«Я был в городе»

Нунган дукувун-ма дуку-ра-н

Он письмо-Acc писать-PRES-1SG.

Он пишет письмо.

Нунган гирки-нун-ми улгучэмэтчэ-чэ-в.

Он товарищ-COM-POSS.1SG разговаривать

«Он разговаривал с моим товарищем»

Тип ролевой кодировки[edit | edit source]

Тип ролевой кодировки в эвенкийском языке — аккузативность. Подлежащее маркируется как слово в Номинативе, дополнение — как Аккузатив. Косвенное дополнение предшествует прямому дополнению.

Ag одноместного глагола:

Би туксадя-ча-в.

Я бежать-PAST-1SG

«Я бегал»

Двухместный глагол:

Би бэе-вэ ичэ-чэ-в.

Я человек-ACC видеть-PAST-1SG

«Я видел человека»

Pt одноместного глагола:

Би мел-ча-в

Я проснуться-PAST-1SG

«Я проснулся»

Базовый порядок слов[edit | edit source]

Порядок слов SOV (субъект-объект-предикат):

Би дукувунма дукудя-нга-в.

Я письмо писать-FUT-1.SG

«Я напишу письмо»

Яркие особенности[edit | edit source]

Фонетика[edit | edit source]

В эвенкийском языке действует ступенчатый закон качественно-количественной гармонии гласных, в отличие от сингармонизма, распространяющегося на целое слово.

Морфосинтаксис[edit | edit source]

Ограничительное значение «только», употребляемое при существительных и числительных, передаётся аффиксом -рикта:

Нунан-риктэ-л-тин

он-LIM-PL-PS3PL

«Только они (говорили)»

Ограничительный словообразовательный аффикс выражается во многих языках частицей со значение ограничительности или отдельным словом. Отсюда следует, что словоизменительный аффикс -рикта — яркая особенность эвинкийского языка.

Аффикс -рикта в имени стоит в той же позиции, что аффиксы -танэ и -тыкин с кванторным значением «каждый». Такая позиций для квантора зафиксирована только в эвенкийском языке.

Эвенкийская топонимика[edit | edit source]

Эвенкийская топонимика распространена на обширной территории: от Енисея в зоне тундры и лесотундры, далее на восток и юго-восток до территории Иркутской области, части Бурятии, Забайкальского края и до северных берегов реки Аргунь.

Эвенкийские топонимы чаще всего связаны с географическими характеристиками местности — в частности, с её орографическими, гидрологическими, а также биологическими особенностями. Распространены такие суффиксы, как уменьшительный суффикс -кан; суффиксы прилагательных -нга и -ма; суффикс -кит, обозначающий место действия; гидронимический (обозначающий названия рек) суффикс -гли; суффикс -кта, показывающий многократность определённого действия или признака в отношении места; суффиксы увеличительной формы почтительного отношения -нда, -ндя; суффиксы пренебрежения -чон, -чан, -чен. В родовых именах встречается суффикс -гир[5][6][7].

Примечания[edit | edit source]

  1. Тунгусский язык // Телевизионная башня — Улан-Батор. — М. : Большая российская энциклопедия, 2016. — С. 500. — (Большая российская энциклопедия : [в 35 т.] / гл. ред. Ю. С. Осипов ; 2004—2017, т. 32). — ISBN 978-5-85270-369-9.
  2. Морозова О.Н., Булатова Н.Я., Андросова С.В., Процукович Е.А., Кравец Т.В., Артемчук М.В. Речевой корпус эвенкийского языка (аннотированный). Речевой корпус эвенкийского языка (аннотированный). Амурский государственный университет (06.03.2019).
  3. Константинова, 1963, с.140-146
  4. Bulatova, Grenoble, 1999, p.43
  5. Главный редактор - Научно-методический журнал - стр. 2
  6. Топонимы — «язык земли» (топонимика Иркутской области) Методическое пособие. Тунгусоязычный пласт (недоступная ссылка)
  7. «Географические названия Восточной Сибири» // Мельхеев М. Н. (1969)

Литература[edit | edit source]

на русском языке
  • Болдырев Б. В. Эвенкийско-русский словарь (Эвэды-лучады турэрук). — Новосибирск: Изд-во СО РАН, филиал «Гео», 2000. — Ч. 2: Р—Я. — 484 с.
  • Бродская Л. М. Сложноподчиненное предложение в эвенкийском языке. Новосибирск, 1988;
  • Булатова Н. Я. Эвенкийский язык // Языки Российской Федерации и соседних государств: Энциклопедия. М., 2005. Т. 3.
  • Василевич Г. М. Очерк грамматики эвенкийского (тунгусского) языка. — Л.: Изд-во Наркомпроса РСФСР, 1940.
  • Василевич Г. М. Очерки диалектов эвенкийского (тунгусского) языка. Л., 1948;
  • Василевич Г. М. Эвенкийско-русский словарь. М., 1958
  • Колесникова В. Д., Константинова О. А. Русско-эвенкийский словарь. Л., 1960
  • Колесникова В. Д. Синтаксис эвенкийского языка. М.; Л., 1966;
  • Константинова О. А. Эвенкийский язык. М.; Л., 1964;
  • Мыреева А. Н. Лексика эвенкийского языка. Растительный и животный мир. — Новосибирск: Наука, 2001. — 104 с.
  • Мыреева А. Н. Материалы конференции, посвященной 100-летию со дня рождения профессора Веры Ивановны Цинциус. — СПб.: Изд-во «Наука», 2003. — С. 134-138
  • Мыреева А. Н. Эвенкийско-русский словарь. Новосибирск, 2004.
  • Эвенкийский язык / Певнов А. М. // Шервуд — Яя. — М. : Большая российская энциклопедия, 2017. — С. 203-204. — (Большая российская энциклопедия : [в 35 т.] / гл. ред. Ю. С. Осипов ; 2004—2017, т. 35). — ISBN 978-5-85270-373-6.
  • Поппе Н. Н. Материалы для исследования тунгусского языка. Л., 1927
  • Рудницкая Е. Л. Грамматические характеристики устных рассказов 2005—2011 гг. как свидетельство намечающихся тенденций изменения в разговорном эвенкийском языке (Морфосинтаксис устных рассказов на эвенкийском языке 2005—2011 гг.), Институт востоковедения РАН.
  • Цинциус В. И. Эвенкийский язык // Языки мира: Монгольские языки. Тунгусо-маньчжурские языки. Японский язык. Корейский язык. М., 1997;
на других языках
  • Castrén M. A. Grundzüge einer tungusischen Sprachlehre nebst kurzem Wörterverzeichniss. St.-Petersburg, 1856

Ссылки[edit | edit source]