Эта статья входит в число хороших статей

Александрийская библиотека

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Александрийская библиотека
Художественное изображение Александрийской библиотеки в представлении художника XIX века, изображение создано Отто фон Корвеном, оно частично основано на археологических свидетельствах того времени[1]
Художественное изображение Александрийской библиотеки в представлении художника XIX века, изображение создано Отто фон Корвеном, оно частично основано на археологических свидетельствах того времени[1]
31°12′32″ с. ш. 29°54′33″ в. д.HGЯO
Тип национальная научная публичная библиотека
Страна  Египет
Адрес Александрия
Основана Предположительно, во время правления Птолемея II Филадельфа (285–246 годах до н. э.)[2][3]
Фонд
Состав фонда Любые письменные работы[4][5]
Объём фонда От 40 000 до 400 000 папирусных свитков[6], возможно, это эквивалентно примерно 100 000 книг[7]
Другая информация
Сотрудники По разным оценкам, в период расцвета в ней работало более 100 учёных[8][4].
Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе

Александри́йская библиоте́ка (др.-греч. Βιβλιοθήκη τῆς Ἀλεξάνδρειας, лат. Bibliotheca Alexandrina) — одна из крупнейших и наиболее значительных библиотек древнего мира. Располагалась в античной Александрии. Входила в состав исследовательского института, известного как Александрийский мусейон. Время расцвета — III-II века до нашей эры.

Идея универсальной библиотеки в Александрии, возможно, была предложена Деметрием Фалерским, изгнанным афинским государственным деятелем, жившим в Александрии, Птолемею I Сотеру, который, возможно, разработал планы библиотеки, но сама библиотека, вероятно, не была построена до правления его сына Птолемея II Филадельфа. Библиотека быстро приобрела много папирусных свитков, в основном благодаря агрессивной и хорошо финансируемой политике царей Птолемеев по приобретению текстов. Неизвестно точно, сколько таких свитков хранилось в то или иное время, но оценки варьируются от 40 000 до 400 000 во времена расцвета.

В течение всего III века до н. э. глава библиотеки по традиции был одновременно и воспитателем наследника престола[9]. После римского завоевания Египта библиотека сохранила своё высокое значение для новой администрации; по крайней мере, до начала III века н. э., её сотрудники имели привилегии птолемеевской эпохи. Александрия поддерживала статус интеллектуального и образовательного центра ещё в V веке. Многие важные и влиятельные учёные работали в библиотеке в течение III и II веков до нашей эры, в пример можно привести: Зенодота Эфесского, который работал над стандартизацией текстов гомеровских поэм; Каллимаха из Кирены, который написал Пинакес, иногда считающийся первым в мире библиотечным каталогом; Аполлония Родосского, который написал эпическую поэму «Аргонавтика»; Эратосфена Киренскиого, вычислившего окружность земли с точностью до нескольких сотен километров; Аристофана Византийского, изобрётшего систему греческой диакритики и первым разделивший поэтические тексты на строки; Аристарха Самофракийского, создавший окончательные тексты гомеровских поэм, а также обширные комментарии к ним.

Собственно, библиотечных собраний было два: главное, располагавшееся в царском дворце в квартале Брухейон (оно пострадало во время войны Юлия Цезаря в 48 году до н. э.), и вспомогательное, в храме Сераписа (Серапеум), там хранились общедоступные фонды и учебная литература.

Несмотря на распространённое мнение, что Александрийская библиотека исчезла в результате какого-то конкретного события, на самом деле библиотека постепенно приходила в упадок в течение нескольких столетий. Этот упадок начался с изгнания интеллектуалов из Александрии в 145 году до н. э. во время правления Птолемея VIII Эвергета, в результате чего Аристарх Самофракийский, главный библиотекарь, ушёл в отставку и отправился в добровольное изгнание на Кипр. Многие другие учёные, в том числе Дионисий Фракийский и Аполлодор Афинский, бежали в другие города, где продолжали преподавать и проводить научные исследования. Библиотека, или часть её коллекции, была случайно сожжена Юлием Цезарем во время гражданской войны в 48 году до н. э., но неясно, насколько велики были разрушения. Похоже, библиотека либо сохранилась, либо была восстановлена вскоре после войны: географ Страбон упоминает, что посетил мусейон примерно в 20 году до н. э., а научная работа Дидима Халкентера в Александрии этого периода указывает на то, что он имел доступ по крайней мере к некоторым ресурсам библиотеки. Библиотека сократилась в Римский период из-за отсутствия финансирования и поддержки. Работники библиотеки, по-видимому, исчезли к 260-м годам нашей эры.

Основной фонд библиотеки прекратил существование в ходе боевых действий римлян под командованием императора Аврелиана в 273 году. С XVIII века распространилась версия, хотя она не подтверждается античными источниками, что часть библиотеки, хранившаяся в Александрийском Серапеуме, была уничтожена во время столкновений 391 года между христианами и язычниками, но в то время там, по-видимому, книг уже не было, и в основном он использовался как место сбора философов-неоплатоников, следующих учению Ямвлиха. Существует также версия, что уничтожение библиотечных фондов завершилось в ходе арабского завоевания в первой половине VII векаПерейти к разделу «#Утрата библиотеки».

Практически все сведения о содержимом и устройстве Александрийской библиотеки содержатся в разрозненных античных источниках, которые сильно противоречат друг другу. Не известен ни один текст, вышедший непосредственно из библиотеки; археологи с большим трудом идентифицируют её местоположение.

Античные источники. Терминология[править | править код]

Александрийская библиотека скудно представлена в источниках, которые в большинстве своём восходят к римской эпохе, когда изменились принципы функционирования и комплектования библиотеки[10][11]. Древнейшим источником, содержащим сведения о библиотеке, является Письмо Аристея, датируемое ныне II или I веком до н. э. Отрывочные сведения содержатся в «Географии» Страбона, трудах Сенеки, Плутарха и Светония. Некоторые сведения анекдотического характера представлены в трудах медика II века Галена, а также у Афинея, и ряда других авторов. Ряд важных сведений представлен в схолиях византийского учёного XII века Иоанна Цецеса, но источники его информации неизвестны[12].

В античных источниках Александрийская библиотека именовалась по-разному. Достаточно часто она именуется просто «Великой библиотекой» (др.-греч. ἡ μεγάλη βιβλιοθήκη), «царской библиотекой», «библиотекой Мусейона», и т. д.[13]

Предпосылки создания[править | править код]

Эллинистический бюст с изображением Птолемея I Сотера, III век до н. э., Лувр, Париж. Римская копия оригинального греческого бюста III века до нашей эры с изображением Александра Македонского, Новая глиптотека Карлсберга, Копенгаген.

Александрийская библиотека была не первой библиотекой такого рода[14][3]. Давняя традиция библиотек существовала как в Греции, так и на древнем Ближнем Востоке[15][3]. Самый ранний зарегистрированный архив письменных материалов происходит из древнего шумерского города-государства Урук примерно в 3400 году до нашей эры, когда письменность только начинала развиваться[16]. Научное изучение литературных текстов началось примерно в 2500 году до н. э.[16]. Позднейшие царства и империи древнего Ближнего Востока имели давние традиции книжного коллекционирования[17][3]. Древние хетты и ассирийцы имели огромные архивы, содержащие записи, написанные на многих разных языках[17]. Самой известной библиотекой древнего Ближнего Востока была библиотека Ашшурбанипала в Ниневии, основанная в VII веке до нашей эры ассирийским царём Ашшурбанапалом (правил с 668 по 627 года до н. э.)[16][3]. Большая библиотека также существовала в Вавилоне во время правления Навуходоносора II (ок. 605–562 годы до н. э.)[17]. В Греции афинский тиран Писистрат, как говорят, основал первую крупную публичную библиотеку в VI веке до нашей эры[18]. Именно из этого смешанного наследия как греческих, так и ближневосточных книжных коллекций родилась идея Александрийской библиотеки[19][3].

Македонские властители, сменившие Александра Македонского на месте правителей Ближнего Востока, стремились распространять эллинистическую культуру и знания по всему известному тогда миру[20]. Историк Рой Маклеод называет это «программой культурного империализма»[4]. Таким образом, эти правители были кровно заинтересованы в сборе и обобщении информации как от греков, так и от гораздо более древних царств Ближнего Востока. Библиотеки повышали престиж города, привлекали учёных и оказывали практическую помощь в вопросах управления государством[4][21]. В конце концов, по этим причинам, каждый крупный эллинистический полис имел бы царскую библиотеку[4][22]. Александрийская библиотека, однако, была беспрецедентной из-за размаха и масштаба амбиций Птолемеев[4][23]. В отличие от своих предшественников и современников, Птолемеи хотели создать хранилище всех знаний[4][5].

Основание библиотеки[править | править код]

План античной Александрии в эпоху Птолемеев

Александрийская библиотека была основана, вероятно, по инициативе царя Птолемея I Сотера[24], что следует из «Моралий» Плутарха (Non posse suaviter vivi, 13, 3). Образцом для создания Александрийской библиотеки как государственного научного и образовательного учреждения, были, по-видимому, собрания при школах Платона и Аристотеля. Когда Платон перенёс школу из рощи Академа в собственный дом, он основал при нём Мусейон — храм муз; Теофраст построил для перипатетической школы специальные аудитории и здание библиотеки[25].

В основании Александрийской библиотеки приняли участие перипатетики Деметрий Фалерский и, возможно, Стратон из Лампсака, однако Деметрий не мог появиться в Александрии ранее 297 года до н. э. К его появлению, основа библиотеки уже сложилась, во всяком случае, Епифаний Кипрский сообщал, что однажды Птолемей Филадельф спросил Деметрия, как много книг собрано в библиотеке. Тот ответил, что собрано 54 800 свитков, но многое ещё предстоит достать и скопировать[26].

Александрийская библиотека представляла собой более академию, чем обычное собрание книг: здесь жили и работали учёные, занимавшиеся как исследованиями, так и преподаванием. При библиотеке состоял штат копиистов, переписывавших книги; был составлен каталог книг[27]. Существенной особенностью Александрийской библиотеки было то, что её фонды преимущественно пополнялись на месте: Александрия была главным центром производства папируса в античности, а политика Птолемеев была направлена на создание кадров подготовленных специалистов — писцов и грамматиков-текстологов. Впервые об этом написал Авл Геллий, он же приводил максимальную оценку размеров библиотечного фонда — 700 000 свитков («Аттические ночи», VII, 17, 1-3)[28].

Библиотека и Музей создавались одновременно и должны были дополнять друг друга. Музей был культовым учреждением, но поклонение Музам носило практический характер, в форме разнообразных научных и литературных занятий, осуществляемых штатными учёными и литераторами. Ближайшим аналогом этой деятельности была постановка трагедий в Афинах классической эпохи как акт культовой обрядности бога Диониса[29]. По сообщению Афинея, первоначальную основу библиотечного фонда составила библиотека Аристотеля, купленная Птолемеем (I, 3 b); однако этот фрагмент можно истолковать и как то, что основу фонда составили труды самого Аристотеля. Гален сообщал характерный анекдот, согласно которому все суда, посещавшие гавань Александрии, должны были отдавать свои книги и взамен получать копии. Птолемей III Эвергет взял в долг у Афин государственный экземпляр произведений афинских трагиков и вернул только копии, утратив огромный залог в 18 талантов[30].

Первым хранителем библиотеки был Зенодот Эфесский (до 234 г. до н. э.), после него Эратосфен Киренский (с 236 по 195 г. до н. э.), Аристофан Византийский (по 185—180 г. до н. э.), Аристарх Самофракийский (по 146 г. до н. э.). В библиотеке работали и другие выдающиеся учёные эпохи эллинизма, в том числе Евклид, Герон Александрийский, Архимед. Сведения об этом приводятся в византийской энциклопедии Суды. В оксиринхском папирусе 1241 приводится другой список александрийских библиотекарей, но, по словам В. Боруховича, он не может служить основанием для решения вопроса о преемственности в управлении библиотекой. Аполлоний Родосский назван здесь учителем первого царя (вместо третьего), а преемником Аполлония назван Эратосфен, за которым следуют Аристофан Византийский и Аристарх[31].

Фонды библиотеки[править | править код]

В 1819 году Ф. Осанн, изучая рукопись комедий Плавта XV века, обнаружил латинский схолий, содержащий сведения об Александрийской библиотеке, но опубликован он был намного позже[32]. Содержание его таково:

(Царь) учредил две библиотеки, одну за пределами царского дворца, другую во дворце. Во внешней библиотеке насчитывалось 42 800 свитков, а в той, что находилась во дворце, — хранилось 40 000 «смешанных свитков» (Voluminum commixtorum), «простых же и разделённых» (Simplicium autem et digestorum) 90 000, как сообщает Каллимах, придворный царский библиотекарь, который также написал титулы для каждого свитка[30].

Анонимный автор схолия ссылался при этом на византийского учёного Иоанна Цецеса. Примечательно, что греческий текст Цецеса об Александрийской библиотеке — части схолий к Аристофану — сохранился в одной из рукописей из собрания Амброзианской библиотеки в Милане. Там приведён иной порядок чисел:

Названный царь Птолемей Филадельф… когда собрал отовсюду на деньги царской казны книги в Александрию, по совету Деметрия Фалерского и других старцев, отвел им место в двух библиотеках. Во внешней библиотеке число книг равнялось 42 800. Другая библиотека, располагавшаяся внутри дворца, имела «смешанных» книг (греч. συμμίκτων) — 400 000, «простых» же и «несмешанных» — 90 000, как описал их по «Таблицам» Каллимах, являвшийся придворным царя, позже после приведения их в порядок[33].

Современные исследователи склонны доверять заниженным оценкам числа хранившихся в библиотеке сочинений[34]. Споры вызывает также понятие «простых», «смешанных» и «несмешанных» книг, хранившихся в библиотеке. По мнению В. Боруховича, «простыми» книгами в традиции александрийских учёных назывались свитки среднего размера, включавшие одно литературное произведение, тогда как «смешанные» книги представляли собой совокупность свитков, связанных или заключённых в одну коробку, как бы «перемешанными» между собой — так, что требовалось искать среди них требуемую часть памятника[31].

Текстологическая работа хранителей библиотеки была неотделима от каталогизации её содержимого. Многие книги были намеренно приписаны их авторами другим лицам (так называемые «псевдэпиграфы») или вообще не имели автора. Часто авторы носили одинаковые имена, а в процессе переписки рукописей тексты искажались, возникали пропуски и добавления. Поэтому перед александрийскими грамматиками, занимавшимися обработкой накопленных книжных фондов, вставала задача максимального приближения к авторскому оригиналу редактируемых ими копий[35]. Интересы библиотекарей включали не только греческие произведения, но и восточные. Именно при Мусейоне был осуществлён перевод Септуагинты, а египетский жрец Манефон написал по-гречески «Историю Египта». Также он, предположительно, был основателем филиала библиотеки при Серапеуме.

Каллимах из Кирены явился основателем научной библиографии. В энциклопедии Суды ему приписывали 800 книг сочинений, и в первую очередь аннотированный каталог Александрийской библиотеки — «Таблицы прославившихся во всех науках и искусствах, а также того, что ими сочинено», в 120 книгах. Имя каждого писателя в «Таблицах» сопровождалось краткой его биографией, в которой сообщались сведения о его учителях и образовании. Труд не сохранился, однако упоминания о нём позволяют предположить, что каталог был составлен по жанрам, среди которых были отдельно выделены эпические поэты, лирические, драматурги, философы, историки, ораторы и т. п. Есть основания полагать, что в драматургической секции, каждой отдельной пьесе был присвоен номер, при этом указывались и стихометрические данные (число строк), а также приводилась первая фраза литературного памятника, что способствовало более надёжной идентификации[36]. По Афинею, преемники Каллимаха продолжили его труд: Аристофан Византийский написал сочинение «К таблицам Каллимаха», где содержались различные дополнения и поправки к составленной Каллимахом библиографии (Athen., IX, 408).

Утрата библиотеки[править | править код]

Стела префекта Тиберия Клавдия Балбилла, в 8-й строке надписи упоминается Александрийская библиотека. Около 56 года

В 48—47 годах до н. э. Юлий Цезарь воевал в Египте, вмешавшись в династическую войну между Клеопатрой и её братом Птолемеем XIII Дионисом. В результате военных действий в городе и библиотеке случился большой пожар, и часть книг сгорела. Античные авторы, описывая эти события, сильно противоречили друг другу: по Сенеке (De tranquilitate 9, 5) погибло 40 000 книг, в то время как Павел Орозий (Oros., VI, 15, 3) приводил число в 400 000 книг, а Дион Кассий (XLII, 38) утверждал, что сгорели верфи, склады с хлебом и с книгами (вероятно, предназначенными к отправке в Рим), но не библиотека. Плутарх заявлял, что Марк Антоний пополнил пострадавшие фонды за счёт другой крупнейшей библиотеки эллинистического мира — Пергамской, желая угодить Клеопатре[37].

Далее около двух столетий Александрийская библиотека существовала в относительно спокойной обстановке. У Светония в биографии Клавдия (42, 2) содержится фрагмент, в котором тот повелел пристроить к Мусейону новое здание для переписывания и публичного чтения собственных сочинений императора. Из этого некоторые авторы делают вывод, что упадок библиотеки уже начался[38]. В то же время, у Светония сообщается, что после того, как римская императорская библиотека пострадала от пожара, Домициан отправил в Александрию специалистов для копирования и сверки утраченных текстов («Жизнь двенадцати цезарей», «Домициан», 20). Из этого Р. Бэгналл делал вывод, что в римскую эпоху библиотека утратила свой религиозный статус и была переориентирована на нужды системы образования[39].

Во II веке Александрию посетил император Адриан, назначивший в Мусейон нескольких новых членов. Есть основания полагать, что эту политику продолжили его преемники Антонин Пий и Марк Аврелий. Однако, с началом кризиса Римской империи, в 216 году император Каракалла отдал Александрию на разграбление своим солдатам, что также могло повредить сохранности книг. При нём же понизился статус хранителей Музея и библиотеки, они потеряли ряд привилегий, восходящих ещё к эпохе Александра Македонского[40].

Главная библиотека вероятнее всего погибла в 273 году, когда император Аврелиан разрушил и сжёг Брухейон при взятии Александрии[41][5][3], подавляя мятеж царицы Зенобии[41][5][3]; часть библиотеки, хранившаяся при храме Сераписа, была утрачена, вероятно, позднее. Если Мусейон и библиотека всё ещё существовали в это время, они почти наверняка были уничтожены во время нападения[41][5]. Если бы они пережили нападение, то всё, что от них осталось, вероятно было бы уничтожено во время осады Александрии императором Диоклетианом[41].

Император Диоклетиан в марте 298 года после восьмимесячной осады захватил Александрию, подавляя восстание Домиция Домициана. После захвата города Диоклетиан отдал дома и храмы на разграбление своим воинам, что привело к масштабным разрушениям и, скорее всего, неблагоприятно сказалось на сохранности музея и библиотеки. Время окончательной гибели библиотеки точно не установлено[27].

В 391 году в Александрии произошли волнения и конфликт между язычниками и христианами. Существуют различные версии возникновения и течения конфликта. В конце концов патриарх Феофил Александрийский получил от императора Феодосия I разрешение на уничтожение языческих храмов, что повлекло разрушение Серапеума. Церковный историк Сократ Схоластик описывал это так[42]:

Опираясь на такое полномочие, Феофил употребил всё, чтобы покрыть бесславием языческие таинства: он срыл капище митрийское, разрушил храм Сераписа… Видя это, александрийские язычники, а особенно люди, называвшиеся философами, не перенесли такого оскорбления и к прежним кровавым своим делам присовокупили ещё большие; воспламенённые одним чувством, все они, по сделанному условию, устремились на христиан и начали совершать убийства всякого рода. Тем же со своей стороны платили христиане…

Вероятно, во время этих событий погибли книги, находившиеся в храме[27]. О событиях писал также языческий автор Евнапий Сардийский. Оба — Сократ и Евнапий — сообщали о разрушении языческих храмов, однако упоминаний об уничтожении именно книг нет. Более того, неизвестно, сколько книг к тому моменту находилось в Серапеуме, и находились ли они там вообще. У Орозия (VI, 15, 32) сообщается, что шкафы от книг можно было видеть в разных храмах Александрии[43]. Известно, что Мусейон и библиотека в какой-то форме существовали и позднее событий 391 года; в частности, одним из последних известных интеллектуалов, работавших там, был математик и философ Теон Александрийский, скончавшийся около 405 года (сведения об этом приводятся в энциклопедии Суды)[44].

В 642 году нашей эры Александрия была захвачена арабо-мусульманской армией Амра ибн аль-Ас. Несколько более поздних арабо-мусульманских источников описывают разрушение библиотеки по приказу халифа Умара[45][46]. Эта информация также присутствует в труде Chronicon Syriacum православного сиро-яковитского епископа XIII века Григория Бар-Эбрей, он также сообщает, что уцелевшие рукописи погибли в VII—VIII веках при господстве арабов-мусульман. Он описывает события следующим образом: халиф Умар ибн аль-Хаттаб в 641 году дал повеление полководцу Амру ибн аль-Асу сжечь Александрийскую библиотеку, сказав при этом: «Если в этих книгах говорится то, что есть в Коране, то они бесполезны. Если же в них говорится что-нибудь другое, то они вредны. Поэтому и в том и в другом случае их надо сжечь»[43][47]. Более поздние учёные, начиная с замечания отца Евсевия Ренодо сделанного в 1713 году в его переводе египетской Истории Александрийских патриархов, где он писал, что в этой истории «было что-то недостоверное», они скептически относятся к этим историям, учитывая промежуток времени прошедший после того, как они были записаны и политические мотивы различных авторов[48][49][50]. По словам Дианы Делии, «отказ Умара от языческой и христианской мудрости, возможно, был придуман и использован мусульманскими властями в качестве морального примера для мусульман в более поздние неопределённые времена, когда преданность правоверных вновь подвергалась испытанию близостью с неверными»[51]. Российский историк-арабист О. Г. Большаков комментировал это так[52]:

Специалисты хорошо знают, что это всего лишь благочестивая легенда, приписывающая Умару «добродетельный» поступок — уничтожение книг, противоречащих Корану, но в популярной литературе эта легенда иногда преподносится как исторический факт. Однако ни Иоанн Никиусский, немало сообщающий о погромах и грабежах во время арабского завоевания, ни какой-либо другой христианский историк, враждебный исламу, не упоминает пожара библиотеки.

Таким образом, сложно приписать утрату библиотеки конкретному событию или же обвинить в ней исключительно язычников, христиан или мусульман. Споры об этом — многовековая традиция. В частности, Плутарх винил Цезаря, Эдуард Гиббон — христиан, Григорий Бар-Эбрей — мусульман, а авторы современной Британской Энциклопедии возложили основную вину на Аврелиана[53]. C точки зрения Р. Бэгнолла, упадок и гибель Александрийской библиотеки были длительным процессом, естественным в своей основе. С упадком классической филологии и отсутствии интереса у властей, не оказывалось средств для восстановления обветшавших свитков, которые требовали постоянного обновления. В античности папирусные книги-свитки старше 200 лет считались большой редкостью[38].

Историография. Археологические свидетельства[править | править код]

Несмотря на крайне малое количество достоверной информации об Александрийской библиотеке, она с течением веков стала архетипическим символом хранилища знания и культуры, а также символом скоротечности бытия[54]. Этот образ возник в эпоху Ренессанса и в почти неизменном виде стал передаваться последующим поколениям[55]. Новое измерение тема Александрийской библиотеки приобрела в монументальном труде «История упадка и разрушения Римской империи» (1776—1789) Эдуарда Гиббона, в котором он обвинил в уничтожении библиотеки христиан, а не мусульман.

Отсчёт современной научной историографии Александрийской библиотеки ведётся с 1823 года, когда в Лейдене вышла небольшая монография Герхарда Деделя Historia critica bibliothecae Alexandrinae. В 1838 году аналогичную книгу опубликовал Ф. Ричль[56], и с тех пор публикации на тему Александрийской библиотеки стали более или менее регулярными. Существенным вкладом в исследование библиотеки стала монография американского исследователя Э. Парсонса, вышедшая в 1952 году[57]. В 1986 году было опубликовано исследование Л. Канфора «Исчезнувшая библиотека»[58], ставшее бестселлером, но его критиковали за смешение фактов с литературным вымыслом и «туманность» выводов[59]. Однако, поскольку в книге приведены почти все древние источники и описаны современные исследования, книга переводилась на многие языки и регулярно переиздаётся. В 1990 году вышло большое исследование Мустафы аль-Аббади, считающееся наиболее фундаментальным из до сих пор публиковавшихся[60].

С точки зрения археологии, Александрийская библиотека локализуется плохо. Из описания Страбона следует, что у библиотеки вообще не было отдельного здания (по крайней мере, оно не упоминается). Руководитель раскопок царского квартала древней Александрии Жан-Ив Эмперёр вообще скептически относился к возможности открытия остатков здания Библиотеки[61]. Одним из следов материального существования Библиотеки считается каменный ящик, обнаруженный в 1847 году. Предполагается, что он служил для хранения книг, ныне он находится в коллекции венского Музея истории искусств[62]. По результатам раскопок александрийского Серапеума, принято считать, что для хранения книг служила анфилада из 19 комнат размером 3 × 4 м, расположенная во дворе за южным портиком[63].

В массовой культуре[править | править код]

С 1980-х годов судьба Александрийской библиотеки заинтересовала авторов исторической и приключенческой прозы. В свет вышли романы Стива Берри[64], Клайва Касслера[65], математика и историка науки Дени Гежа[en][66], астронома и писателя Жана-Пьера Люмине[en][67].

Александрийская библиотека играет определённую роль в сюжете, по крайней мере, двух фильмов на античную тему. В исторической драме «Клеопатра» (1963) египетская царица называет Цезаря «варваром» за погибшую в ходе боевых действий библиотеку — в фильме показан её пожар. В 2009 году вышел фильм «Агора», посвящённый судьбе Гипатии, которая по сюжету работала в Александрийской библиотеке. Этот фильм вызвал множество критических откликов в отношении корректности передачи исторической реальности, включая разбор профессионального историка — Фэйт Джастис[68].

Наследие[править | править код]

Иллюстрация Яхьи аль-Васити от 1237 года, изображающая учёных в доме мудрости в Багдаде.

Александрийская библиотека была одной из самых больших и престижных библиотек древнего мира, но далеко не единственной[7][69][70]. К концу эллинистического периода почти в каждом городе Восточного Средиземноморья имелась публичная библиотека[7][4]. В римский период число библиотек только увеличивалось[71]. К IV веку нашей эры в одном только Риме насчитывалось по меньшей мере две дюжины публичных библиотек[71]. По мере того как Александрийская библиотека приходила в упадок, центры академического мастерства возникали и в других городах. Кроме того, возможно, что большая часть материалов из Александрийской библиотеки действительно сохранилась, благодаря императорской библиотеке Константинополя, академии Гондишапура и дому мудрости в Багдаде. Этот материал был захвачен и сохранён испанцами после реконкисты, что привело к образованию первых европейских университетов и перекомпиляции древних текстов из ранее разрозненных фрагментов[72].

В конце античности, когда Римская империя стала христианской, начали основываться христианские библиотеки по образцу Александрийской библиотеки и других великих библиотек более ранних языческих времён по всей грекоязычной восточной части империи[71]. Среди крупнейших и наиболее известных из этих библиотек были библиотека Кесарии, библиотека Иерусалима и христианская библиотека в Александрии[71]. Эти библиотеки содержали одновременно языческие и христианские тексты[71], и христианские учёные применяли к иудейским и христианским писаниям те же филологические приёмы, которые учёные Александрийской библиотеки использовали для анализа греческих классиков[71]. Тем не менее изучение языческих авторов оставалось вторичным по отношению к изучению христианских писаний вплоть до эпохи Возрождения[71].

По иронии судьбы, сохранившиеся древние тексты ничем не обязаны великим библиотекам античности, а наоборот, все обязаны тому факту, что они были изнурительно скопированы и переписаны, сначала профессиональными писцами в римский период на папирус, а затем христианскими монахами в Средние века на пергамент[1][73].

Современная Александрийская библиотека[править | править код]

Идея возрождения Александрийской библиотеки в современную эпоху впервые была выдвинута в 1974 году, когда Лотфи Довидар был президентом Александрийского университета[74]. В мае 1986 года Египет обратился к исполнительному совету ЮНЕСКО с просьбой разрешить международной организации провести технико-экономическую осуществимость данного проекта[74]. Это ознаменовало начало участия ЮНЕСКО и международного сообщества в усилиях по реализации этого проекта[74]. Начиная с 1988 года ЮНЕСКО и ПРООН работали в поддержку международного архитектурного конкурса по проектированию библиотеки[74]. Египет выделил четыре гектара земли для строительства библиотеки и учредил Национальную Высшую комиссию для Александрийской библиотеки[75]. Президент Египта Хосни Мубарак проявил личный интерес к этому проекту, что в значительной степени способствовало его продвижению[76]. Завершённая в 2002 году, «Библиотека Александрина» в настоящее время функционирует как современная библиотека и культурный центр, в память о первоначальной Александрийской библиотеке[77]. В соответствии с миссией Великой Александрийской библиотеки в новой Александрийской библиотеке также находится Международная школа информационных наук (ISIS)-школа для студентов, готовящихся к получению узкоспециализированных дипломов аспирантов, целью которой является подготовка профессиональных кадров для библиотек Египта и всего Ближнего Востока[78]. Новая Александрийская библиотека призвана восстановить былое величие и обеспечить свободный доступ к знаниям для всех желающих. В результате строительства библиотеки в Египте была создана новая образовательная система и публичная образовательная организация, независимая от правительства. Во время революции 2011 года в Египте жители Александрии выстроились в живую цепь вокруг библиотеки, чтобы защитить её от толпы мародёров, которые, поджигая, крушили всё на своём пути[79].

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 Garland, 2008, с. 61
  2. Tracy 2000, pp. 343–344.
  3. 1 2 3 4 5 6 7 8 Phillips 2010.
  4. 1 2 3 4 5 6 7 8 MacLeod, 2000, с. 3
  5. 1 2 3 4 5 Casson, 2001, p. 47.
  6. Wiegand & Davis 2015, p. 20.
  7. 1 2 3 Garland, 2008, с. 60
  8. Haughton 2011.
  9. Борухович, 1976, с. 152.
  10. Mostafa El-Abbadi. The life and fate of the ancient Library of Alexandria. — 1990. — P. 78.
  11. Angelika Zdiarsky. Bibliothekarische Überlegungen zur Bibliothek von Alexandria. — 2011. — S. 162, 166.
  12. Rudolf Blum. Kallimachos. The Alexandrian Library and the Origins of Bibliography. — University of Wisconsin Press, 1991. — P. 104—105.
  13. Uwe Jochum. Kleine Bibliotheksgeschichte. — 2007. — S. 34.
  14. MacLeod 2000, pp. 1–2, 10–11.
  15. MacLeod 2000, pp. 13.
  16. 1 2 3 MacLeod 2000, p. 11.
  17. 1 2 3 MacLeod 2000, p. 2.
  18. MacLeod 2000, p. 1.
  19. MacLeod 2000, p. 1–2.
  20. MacLeod 2000, p. 2–3.
  21. Fox 1986, p. 341.
  22. MacLeod 2000, pp. 340.
  23. Fox 1986, p. 340–341.
  24. Elgood P. G. Les Ptolémées d’Egypte. — P., 1943. — P. 7.
  25. Борухович, 1976, с. 153—154.
  26. Борухович, 1976, с. 153.
  27. 1 2 3 Александрийская библиотека // Большая российская энциклопедия / С. Л. Кравец. — М.: Большая Российская энциклопедия, 2005. — Т. 1. — С. 447. — 768 с. — 65 000 экз. — ISBN 5-85270-329-X.
  28. Борухович, 1976, с. 154.
  29. Борухович, 1976, с. 157.
  30. 1 2 Борухович, 1976, с. 159.
  31. 1 2 Борухович, 1976, с. 161.
  32. Ritschl F. Die alexandrinischen Bibliotheken. — Breslau, 1838. — S. 3.
  33. Keil H. Ioannis Tzetzae scholiorum in Aristophanem Prolegomena // Rheinisches Museum. — 1847. — № VI. — P. 108.
  34. In Our Time: The Library at Nineveh. BBC iPlayer. Дата обращения: 19 августа 2014.
  35. Борухович, 1976, с. 161—162.
  36. Борухович, 1976, с. 166—167.
  37. Борухович, 1976, с. 169.
  38. 1 2 Roger S. Bagnall. Alexandria. Library of Dreams. — 2002. — P. 359.
  39. Roger S. Bagnall. Alexandria. Library of Dreams. — 2002. — P. 357.
  40. Heinz-Günther Nesselrath. Das Museion und die Große Bibliothek von Alexandria. — 2013. — S. 86—88.
  41. 1 2 3 4 Watts, 2008, p. 150.
  42. Сократ Схоластик. Книга V. Глава 16
  43. 1 2 Борухович, 1976, с. 170.
  44. J. J. O'Connor and E. F. Robertson. Theon of Alexandria (англ.). School of Mathematics and Statistics University of St Andrews, Scotland. Дата обращения: 23 августа 2014.
  45. De Sacy, Relation de l’Egypte par Abd al-Latif, Paris, 1810: «Над колонной колонн находится купол, поддерживаемый этой колонной. Я думаю, что это здание было портиком, где учил Аристотель, а после него его ученики; и что это была академия, которую построил Александр, когда он построил этот город, и где была помещена библиотека, которую Амр ибн аль-Ас увы сжёг с разрешения Умара.» Google книги здесь на английском [1]. Перевод De Sacy на английском здесь [2] Архивировано 11 мая 2011 года.. Другие версии Abd-el-Latif на английском здесь [3] Архивировано 15 сентября 2010 года..
  46. Samir Khalil, «L’utilisation d’al-Qifṭī par la Chronique arabe d’Ibn al-'Ibrī († 1286)», in: Samir Khalil Samir (Éd.), Actes du IIe symposium syro-arabicum (Sayyidat al-Bīr, septembre 1998). Études arabes chrétiennes, = Parole de l'Orient 28 (2003) 551–598. An English translation of the passage in Al-Qifti by Emily Cottrell of Leiden University is at the Roger Pearse blog here [4] Архивировано 11 мая 2011 года.
  47. Ed. Pococke, p. 181, translation on p. 114. Online Latin text and English translation here [5] Архивировано 15 сентября 2010 года.. Latin: "Quod ad libros quorum mentionem fecisti: si in illis contineatur, quod cum libro Dei conveniat, in libro Dei [est] quod sufficiat absque illo; quod si in illis fuerit quod libro Dei repugnet, neutiquam est eo [nobis] opus, jube igitur e medio tolli". Jussit ergo Amrus Ebno’lAs dispergi eos per balnea Alexandriae, atque illis calefaciendis comburi; ita spatio semestri consumpti sunt. Audi quid factum fuerit et mirare."
  48. E. Gibbon, Decline and Fall, chapter 51: "It would be endless to enumerate the moderns who have wondered and believed, but I may distinguish with honour the rational scepticism of Renaudot, (Hist. Alex. Patriarch, p. 170: ) historia ... habet aliquid ut απιστον ut Arabibus familiare est." However Butler says: "Renaudot thinks the story has an element of untrustworthiness: Gibbon discusses it rather briefly and disbelieves it." (ch. 25, p. 401)
  49. The civilisation of Arabs, Book no III, 1884, reedition of 1980, p. 468
  50. Lewis, Bernard; Lloyd-Jones, Hugh (27 September 1990). “The Vanished Library by Bernard Lewis”. nybooks.com. Архивировано из оригинала 16 November 2006. Дата обращения 26 November 2006. Используется устаревший параметр |url-status= (справка)
  51. Diana, Delia (Dec 1992). “From Romance to Rhetoric: The Alexandrian Library in Classical and Islamic Traditions”. The American Historical Review. 97 (5): 1449—1467. DOI:10.2307/2165947. JSTOR 2165947.
  52. Большаков О. Г. История Халифата. — М.: Вост. лит., 2000. — Т. 2. — С. 122.
  53. Library of Alexandria (англ.). Encyclopædia Britannica. Encyclopædia Britannica Online Academic Edition. Encyclopædia Britannica Inc., 2012 (Web. 04 Mar. 2012). Дата обращения: 19 августа 2014. «Музей и библиотека сумели уцелеть в течение многих веков, но были уничтожены в гражданской войне при римском императоре Аврелиане» («The museum and library survived for many centuries but were destroyed in the civil war that occurred under the Roman emperor Aurelian»)
  54. Monica Berti, Virgilio Costa. The Ancient Library of Alexandria. A Model for Classical Scholarship in the Age of Million Book Libraries. — 2009. — P. 1.
  55. Roger S. Bagnall. Alexandria. Library of Dreams. — 2002. — P. 361.
  56. Ritschl F. Die alexandrinischen Bibliotheken. — Breslau, 1838.
  57. Edward A. Parsons. The Alexandrian Library. — London, 1952.
  58. Luciano Canfora. La biblioteca scomparsa. — Palermo, 1986.
  59. Поластрон, 2007, с. 30.
  60. Mostafa El-Abbadi. The life and fate of the ancient Library of Alexandria. — 1990.
  61. Jean-Yves Empereur. The Destruction of the Library of Alexandria. An Archaeological Viewpoint // What Happened to the Ancient Library of Alexandria?. — 2008. — P. 77—80, 88.
  62. Roger S. Bagnall. Alexandria. Library of Dreams. — 2002. — P. 353.
  63. Robert Barnes. Cloistered Bookworms in the Chicken-Coop of the Muses. The Ancient Library of Alexandria. — 2010. — P. 68.
  64. Steve Berry. The Alexandria link: a novel. — New York, 2007.
  65. Clive Cussler. Treasure: a novel. — New York, 1988.
  66. Denis Guedj. Les Cheveux de Bérénice. — Paris, 2003.
  67. Jean-Pierre Luminet. Le Bâton d’Euclide: le roman de la bibliothèque d’Alexandrie. — Paris, 2002.
  68. Faith L. Justice. Agora: the «Reel» vs. the «Real» Hypatia (англ.). Historian's Notebook Author Faith L. Justice's blog (01.06.2010). Дата обращения: 25 августа 2014.
  69. MacLeod, 2000, сс. 3, 10–11
  70. Casson, 2001, с. 48
  71. 1 2 3 4 5 6 7 Nelles, 2010, с. 533
  72. Melvin Bragg: BBC UK radio program In Our Time: The Library of Alexandria (12 March 2013). Дата обращения: 15 октября 2013. Архивировано 4 июля 2013 года.
  73. Nelles, 2010, сс. 533–534
  74. 1 2 3 4 Tocatlian, 1991, с. 265
  75. Tocatlian, 1991, с. 265–266
  76. Tocatlian, 1991, с. 266
  77. Thomas Fagernes. Snøhetta. Архитектурное бюро, Норвегия. Лекция Томаса Фагернеса, партнёра бюро и Senior Architect в Snøhetta. BLUEjeansWITHblueCORNFLOWERS.blogspot.com (November 28, 2012). Дата обращения: 10 апреля 2013.
  78. About the BA – Bibliotheca Alexandrina (англ.). www.bibalex.org. Дата обращения: 16 февраля 2017. Архивировано 29 января 2017 года.
  79. Электронные рукописи не горят. Восточный фарватер (16 сентября 2015). Дата обращения: 21 сентября 2020.

Библиография[править | править код]

  • Борухович, В. Г. В мире античных свитков. — Саратов: Изд-во Саратовского университета, 1976. — 224 с.
  • Браво, Б.; Випшицкая-Браво, Е. Судьбы античной литературы // Античные писатели. Словарь. — СПб.: Лань, 1999. — С. 7—20.
  • Мецгер, Б. Текстология Нового Завета: Рукописная традиция, возникновение искажений и реконструкция оригинала. — М.: Библейско-богословский ин-т св. апостола Андрея, 1996. — 334 с.
  • Поластрон, Л. Книги в огне: история бесконечного уничтожения библиотек / Пер. с фр. Н. Васильковой, Е. Клоковой, Е. Мурашкинцевой, А. Пазельской. — М.: Текст, 2007. — 397 с. — ISBN 978-5-7516-0653-1.
  • Сулиман Л. Александрийская библиотека // Курьер ЮНЕСКО. 1988. № 12. С. 8-11.

Источники на английском языке[править | править код]

Ссылки[править | править код]