Умар ибн аль-Хаттаб

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Умар ибн аль-Хаттаб
араб. عمر بن الخطاب
Амир аль-муминин и халиф Праведного халифата
 634 — 644
Предшественник:

Абу Бакр ас-Сиддик

Преемник:

Усман ибн Аффан


Личная информация
Имя при рождении:

Умар ибн аль-Хаттаб ибн Нуфайль ибн Абд аль-Узза

Прозвище:

аль-Фарук, амир аль-муминин

Профессия, род деятельности:

государственный деятель

Дата рождения:

585

Место рождения:

Мекка, Мекка (провинция), Саудовская Аравия

Дата смерти:

3 ноября 644(0644-11-03)

Место смерти:

Медина, Медина (провинция), Саудовская Аравия

Место погребения:

Масджид ан-Набави

Страна:

Black flag.svg Праведный халифат

Вероисповедание:

ислам

Отец:

аль-Хаттаб ибн Нуфайл[d]

Мать:

Хинтама бинт Хашим[d]

Супруга

Умм Кульсум бинт Асим[d], Умм Кульсум бинт Али[d] и Атика бинт Заид ибн Амр ибн Нуфаил[d]

Дети:

Ибн Умар, Асим ибн Умар[d] и Хафса бинт Умар

Сражения:

битва при Бадре, Битва при Ухуде, Битва у рва и Битва при Хайбаре

Оказал влияние:

сунниты


Дополнительная информация
Родственные проекты:

Commons-logo.svg Викисклад  

Wikidata-logo S.svg Редактирование Викиданных

Абу́ Хафс У́мар ибн аль-Хатта́б аль-Адавий (араб. أبو حفص عمر بن الخطاب العدوي القرشي‎; 585, Мекка — 3 ноября 644, Медина) — второй Праведный халиф (634644), выдающийся государственный деятель. Известен как Умар ибн аль-Хатта́б аль-Фарук (араб. عمر ابن الخطاب‎) и Омар I.

Внешность[править | править вики-текст]

Умар выделялся среди своих соплеменников высоким ростом — в любом окружении он возвышавшимся над остальными «словно верхом».. Как до принятия ислама, так и после Умар был жёстким и требовательным[1]. Источники сообщают, что он отличался светлой кожей и красивым лицом, носил длинные усы и красил бороду хной в рыжий цвет[2][3]. Походка Умара была быстрой, голос — очень громким. Он был человеком необычайно энергичным, властным и очень вспыльчивым[4]. По словам Малика ибн Анаса, когда Умара что-то раздражало, «он закручивал свои усы»[5].

Титулы[править | править вики-текст]

Аль-Фарук

Его полное имя: Абу Хафс Умар ибн аль-Хаттаб ибн Нуфайль ибн Абд аль-Узза ибн Кусай ибн Килаб ибн Мурра ибн Кааб. В день принятия ислама Умаром пророк Мухаммед прозвал его аль-Фарук, что означает «различающий истину от заблуждения»[1]. Пророку Мухаммеду были ниспосланы аяты, подтверждающие правильность мнения Умара о пленных, взятых при Бадре[6], по поводу молитвы за стоянкой Ибрахима возле Каабы, о запрете опьяняющих напитков, о ношении хиджаба и по поводу других важных вопросов. Деятельность Умара была высоко оценена Мухаммедом, так что однажды он сказал: «Если бы после меня был пророк, то им был бы Умар ибн аль-Хаттаб»[7]. В суннитской традиции Умар ибн аль-Хаттаб входит в число десяти обрадованных вестью о рае[1].

Амир аль-муминин

Будучи халифом, Умар ибн аль-Хаттаб носил титул амир аль-муминина (араб. أمير المؤمنين‎ — повелитель правоверных)[8]. Этот титул подразумевал не только политическую власть, но духовную власть халифа. По мнению шиитов, до Умара этот титул был дан Али ибн Абу Талибу ещё во время жизни пророка Мухаммеда, и принадлежит только ему[9].

Семья[править | править вики-текст]

У Умара было несколько жён и много детей. Ещё до принятия ислама у него было три жены; когда он узнал о ниспослании аята, указывающего, что не следует жениться на неверных, Умар собрал своих жён и предложил им принять ислам. Все жёны Умара отказались и он всем дал развод. Самый известный из сыновей Умара, Абдуллах, принял ислам на год раньше своего отца и стал впоследствии известным исламским богословом. Других сыновей звали Асим (дедушка Умара ибн Абдул-Азиза), а трое сыновей от разных жён носили одинаковые имена — Абдурахман. У Умара также было две дочери, Хафса и Фатима. После переселения в Медину Умар выдал Хафсу за пророка Мухаммеда. Последней женой Умара стала дочь Али ибн Абу Талиба и Фатимы — Умму Кульсум[4].

Ранняя биография[править | править вики-текст]

Умар ибн аль-Хаттаб родился приблизительно в 585 году в Мекке. Его отцом был аль-Хаттаб ибн Нуфайль из курайшитского рода аль-Ади, которое исторически выполняло роль посредников в решении конфликтных вопросов между племенами и улаживании разногласий. Сам Умар, будучи одним из влиятельных людей в Мекке, часто приглашался для разрешения различных конфликтов. Его мать звали Хинтама бинт Хашим[2]. В начале своей жизни он был пастухом, а затем занялся торговлей[10].

Принятие ислама

Умар обладал суровым характером и до 616 года был ярым противником ислама. Пророк Мухаммад(ﷺ) молился, прося: «О, Аллах, укрепи ислам Умаром ибн аль-Хаттабом»[7]. Однажды он даже решил убить пророка Мухаммада(ﷺ) за то, что тот призывал арабов отойти от религии предков и порочил поклонение идолам. По дороге к Мухаммаду(ﷺ) он встретил Нуайма ибн Абдуллаха, который рассказал ему о том, что его сестра и зять стали мусульманами. Вернувшись домой, он обнаружил свою сестру с мужем за чтением аятов из суры «Та Ха» и в ярости начал избивать своего зятя. Успокоившись, Умар ознакомился с содержанием Корана и заинтересовался исламом. После этого Умар ибн аль-Хаттаб отправился в дом аль-Аркама, где находился пророк Мухаммад(ﷺ) и другие мусульмане, и засвидетельствовал свою веру перед ним[10].

Жизнь в Мекке после принятия ислама

Умар был решительным и целеустремлённым человеком. Мусульмане Мекки испытывали сопротивление язычников и не могли открыто выражать свою веру, но Умар сразу после принятия ислама отправился к самому жестокому врагу мусульман, Абу Джахлю, и сообщил ему о принятии ислама. После этого Умар сообщил по секрету о своём принятии ислама самому болтливому человеку в Мекке, и новость о поступке Умара тотчас же разлетелась по городу. Благодаря Умару, мусульмане впервые совершили коллективный намаз возле Каабы. Средневековый историк Ибн Хишам в биографии пророка Мухаммада(ﷺ) приводит слова Ибн Масуда:

«У нас не было возможности совершать молитву возле Каабы до тех пор, пока Умар не принял Ислам. А приняв Ислам, он противостоял курайшитам, чтобы можно было молиться возле Каабы, и мы совершали молитву вместе с ним»[7].

Принятие ислама Умаром благоприятно сказалось на настроениях мусульман. Находясь в Мекке, он неотлучно следовал за пророком Мухаммедом и обеспечивал его защиту[10].

Умар отличался своим бесстрашием и смелостью. Во время переселения мусульман из Мекки в Медину многие мусульмане уезжали из города втайне, опасаясь провокаций со стороны язычников, однако Умар отказался скрываться и совершил переезд публично, не боясь никого из своих врагов[10].

Жизнь в Медине[править | править вики-текст]

После переселения в Медину Умар ибн аль-Хаттаб стал одним из ближайших сподвижников пророка Мухаммеда и выдал за него свою дочь[11]. Он активно участвовал во всех важных делах молодого мусульманского государства[10].

Сражения

Умар ибн аль-Хаттаб принимал участие во всех походах мусульман, самостоятельно возглавив один рейд отряда в 30 человек[11]. Он участвовал в битвах при Бадре, Ухуде, Хандаке, Хайбаре и других сражениях. В сражениях против многобожников он показал невиданные образцы самоотверженности и героизма, заслуженно став одним из лидеров мусульманского государства[10].

Избрание Абу Бакра

В 632 году, после смерти Мухаммада(ﷺ) встал вопрос о том, кто возглавит мусульманскую умму. На место главы общины верующих претендовали Абу Бакр ас-Сиддик и Сад ибн Убада. По инициативе Умара должность халифа была дана Абу Бакру. Во время правления Абу Бакра Умар был его советчиком, удачно дополняя его своей энергией и решимостью. В конце августа 634 года умирающий Абу Бакр рекомендовал Умара ибн аль-Хаттаба в качестве своего преемника. Мусульманская община единодушно присягнула новому халифу[11].

Халифат[править | править вики-текст]

Завоевания халифата: I — территория до образования халифата; II — завоевания Абу Бакра;
III — завоевания Умара; IV — завоевания Усмана

Вступление в права[править | править вики-текст]

Вступая в права халифа, Умар был моложе Абу Бакра — ему было едва за 50. Он стал халифом на следующий же после смерти своего предшественника день, но не сохранилось никаких сведений о том, как проходила присяга. Представляется, что она прошла без каких-либо эксцессов вовсе. Не сохранилось так же никаких упоминаний о первой («тронной») речи нового халифа — приводятся лишь различные фразы, будто бы относящиеся к ней. Наиболее часто приводится следующая: «Воистину, арабы похожи на верблюда с проколотым носом, который следует за своим поводырём, а поводырь не знает, куда вести; а уж я, клянусть Господом Ка’абы, выведу их на истинную дорогу». Хотя авторство и сомнительно, средневековые арабские историки приводят это высказывание как отражение духа Умара.

Смена власти произошла в разгар военной кампании в Сирии, Палестине и Иордании, а потому крупные военачальники не присутствовали при избрании нового халифа. Так, Халид ибн аль Валид и Абу Убайда на момент получения известия о смене власти осаждали Дамаск. Но даже несмотря на внезапность произошедшего все командиры приняли верховенство Умара безропотно и продолжили вести боевые действия на прежних направлениях.

Завоевания[править | править вики-текст]

Кампании первых лет[править | править вики-текст]

Походы первых лет правления Умара фактически являлись завершением походов последних лет правления Абу Бакра — как уже было сказано, смена власти произошла в разгар войны с Римской Империей и государством Сасанидов. На тот момент мусульмане не имели необходимого опыта осадной войны, а потому кампании шли тяжело.

В конце 634 г. н. э. под осаждённый Дамаск прибыла крупная армия Империи и основные войска мусульман были вынуждены снять осаду, отступив по р. Иордан. Арабские источники сообщают о минимум двух версиях развития кампании, однако все они сходятся на том, что решающее сражение состоялось под Фихлем, после чего правители города заключили договор с мусульманами. По условиям договора население Фихля получало неприкосновенность жизни и имущества в обмен на выплату джизьи; румы же получали дополнительное право покинуть местность в течении года или согласиться на выплату джизьи. Непосредственно после этого договор на аналогичных условиях заключили и жители Табарии. Лишь после этого, ранней зимой 635 г. н. э., арабское войско двинулось на Дамаск и в феврале того же года приступило к осаде. Не имея достаточных навыков осадной войны, мусульмане долго (в течении полугода) морили Дамаск голодом; растягивало осаду так же то, что отдельные отряды своевольных командиров, не желающих сидеть без боя, отправлялись в рейды на прилегающие территории. Решающая битва под Дамаском в сентябре оказалась для мусульман тяжёлым испытанием, в котором крупным военачальникам пришлось координировать свои действия в городских условиях: западные ворота (Баб ал-Джабийа) города штурмовал Абу Убайда, восточные (Баб аш-Шарки) — Халид ибн аль-Валид, северные подходы блокировали Шурахбил и Амр ибн аль-Ас. а блокаду с юга осуществляли войска Йазида ибн Абу Суфьяна. Ещё через год, после поражения византийцев при р. Йармук, Сирия перешла в руки мусульман полностью. Завоевание Сирии стало возможным благодаря тому, что Византия, истощённая войной с Ираном, уже не могла содержать достаточные пограничные войска. Подписание мирного договора состоялось 3 сентября того же года и имело огромное значение дл Халифата — впервые в его истории был взят крупный, хорошо укреплённый и подготовленный к обороне город с сильным гарнизоном. Следующей целью мусульманских войск стала епархия Ливанская Финикия со столицей в Эдессе (Химс) — она была взята в декарбе того же года. После падения и этого города арабам без боя сдались Эпифания (Хама) и Ларисса (Шайзар); лишь после этого август Ираклий осознал опасность положения и начал готовить контрнаступление.

Направленная в Сирию и Палестину армия Империи насчитывала 40 тыс. бойцов, а все войска арабов в этом регионе насчитывали едва ли 15 тыс. воинов. Мусульмане начали отступление, оставляя захваченные города один за другим — так, Дамаск был оставлен 10 июня 636 г. н. э., о чём свидетельствуют новые договоры. Армия Империи, однако, удовлетворилась лишь постепенным оттеснением арабов из городов, не начиная преследование — что говорит исключительно о пренебрежении к противнику. Едва ли полководцы Ираклия, недавно одолевшие такого сильного противника как сасанидский Иран, всерьёз рассматривали аравийское ополчение, ранее считавшееся в Империи дикарями. Эта медлительность играла на руку мусульманам, позволяя собираться с силами и контратаковать.

Кампания в Иране, так же начатая Абу Бакром, после отправки аль-Валида на борьбу с Римом стала захлёбываться. Посланник ал-Мусанна прибыл в Медину с просьбой о помощи будто бы за день до смены власти, так что Умар с первых дней вынужден был решать проблемы и на этом направлении. Сбор ополчения для похода в Иран оказался трудной задачей даже для энергичного Умара — перспектива расстаться с домом не вызывала энтузиазма у мединцев, добровольцев набралось едва ли 1000. Командиром пришлось ставить наиболее решительного, но не слишком родовитого Абу Убайда ибн Мас’уда из племени сакиф, что вызвало роптания среди старых сподвижников Пророка. Лишь благодаря своему авторитету Умар смог стабилизировать положение. Пока происходили все эти внутриарабские перестановки, успела измениться ситуация в Иране: за год с момента объявленный наследником 10-летнего Йездигерда его регент Рустам (занимающий пост испехбеда Хорасана) сумел не только собрать армию, но и договориться с гарнизонами о дне общего выступления. Выступление азатов сразу во всех рустаках в сочетании с ударом регулярного войска по основным силам ал-Мусанны могло уничтожить последних. Спасло их исключительно своеволие азата по имени Джаман: он начал восстание раньше срока, к нему последовательно присоединились остальные, а ал-Мусанна успел отвести войска за Евфрат. Преследуемый регулярной армией, он вынужден был уходить ещё дальше, к Хаффану, ожидая лишь подкреплений из Медины.

С прибытием войска Абу Удайбы общая численность бойцов достигла 4-5 тысяч, что позволило совершить контратаку. Последовательно были разбиты отряды азатов Джамара и Нарсе, после чего окрылённые успехом арабы атаковали основные силы Рустама. Иранский полководец позволил арабам форсировать Евфрат, чтобы мусульмане не смогли разыграть свою коронную военную хитрость (ложное паническое отступление), после чего сразу же начал атаку. Самого Абу Убайду и всех его заместителей одного за другим передавили боевые слоны; войско дрогнуло. В этот момент некий солдат (источники называют разные имена) решил не допустить бегства мусульман и перерубил канаты, сдерживавшие наводной мост через Евфрат. Эффект, однако, оказался строго обратным — в рядах мусульман началась открытая паника. Из 4-5 тыс. бойцов погибло порядка 3-4 тысяч, среди выживших было множество раненых. Мединцы, рассчитывавшие на лёгкую победу и славную добычу, мгновенно оставили войско и повернули домой, не заботясь более о судьбе кампании. Поблекший было ореол непобедимости Сасанидов в сознании арабов расцвёл свежими, новыми красками. В течении полугода не находилось добровльцев для помощи в Иранской кампании — хотя в то же время для войны в Сирии добровольцы находились регулярно.

Лишь после полугодового перерыва из Медины в Ирак было отправлено подкрепление. в количестве 1,5 тысяч воинов. К ним присоединились местные арабы, в том числе христиане, из бану талиб и ан-намир. Против объединённой армии Рустам выслал 12 тысячное войско, встретившееся с арабами вновь на Евфрате. На этот раз арабы форсировать реку не стали, предоставив это занятие иранцам; это же и принесло им победу. Исход боя, как и прежде, решил прорыв к наводному мосту и лишение возможности отступления — однако, в отличие от арабов, иранцы не ударились в бегство, а сражались до последнего. Бежала лишь небольшая часть армии; преследование же её было недолгим — менее 50 км. Дата этой знаковой для иранской кампании битвы различна у разных историков: по ат-Табари она имело место в рамадане 13 г.х., в то время как по Халифе — в сафаре 14 г.х.; в историю она вошла как «Битва у моста» или ал-Бувайба.

После ал-Бувайбы араба вновь подчинили себе ранее захваченные районы Вавилонии и даже заняли Анбар, откуда совершали набеги на базары ал-Ханафис и Багдад. Лишь после этого Умар принял решение перейти к активным боевым действиям в низовьях Тигра и Евфрата, которые после перемещения ал-Валида на другой фронт вновь вернулись под контроль Ирана. В мае (по другим источникам — в июле) 636 г. н. э. из Медины был выслан небольшой (300 чел.) отряд под командованием старейшего из сподвижников Пророка — Утбы б. Газвана, по дороге собравший ещё 200 бедуинов и присоединивший отряды Кутбы б. Катара и Муджаши' б. Масу’да, численность которых не установлена. С том же месяце состоялась битва около крепостицы Убуллы, где этот небольшой отряд разгромил гарнизон в поле. Успех привлёк новых бойцов, и уже в конце лета под Мазаром был разбит отряд марзбана Майсана. Перечисляемые арабскими историками города, покорившиеся Утбе после этой победы, не дают никакого представления о границах завоеваний — так, например, Майсан и Каскар могут означать и отельные города, и регионы Нижней Мессопотамии вообще. В конце года Утба отправился в хадж, но скончался в дороге; новым командиром был назначен Мугира ибн. Шу'ба. Представляется, что наличие двух волевых полководцев — ал-Мусанны и Джарира — не позволяло мусульманским войскам действовать скоординировано и эффективно контролировать захваченные территории. В последние месяцы 635 г. н. э. они были выбиты с них, однако арабские историки обходят молчанием причины этих поражений. Наиболее многословные источники объясняют проигрыши тем, что Йездигерд достиг совершеннолетия и смог созвать полноценную армию, однако подобное объяснение не выдерживает никакой критики.

Под впечатлением от произошедшего Умар собрался было возглавить войско лично, однако совертини отговорили халифа от такого шага. Командиром был назначен Са’д б. Абу Вакас, один из первых десяти последователей Пророка. Несмотря на наличие видного полководца, мусульмане вновь не хотели идти в Иран, где поражения были часты — всем хотелось в Сирию, более надёжную для добычи воинской славы. Под командованием Са’да набралось едва 1000 воинов из Медины, 3000 из ас-Сарата и Йемена; лишь зимой 635—636 г. н. э. на полпути между Зарудом и Са’лабией к армии Са’да присоединилось ещё 2000 йеменцев, 2000 гатафанцев, 4000 тамимитов и 3000 асадитов. Таким образом под началом Са’да оказалось минимум 12 000 воинов; к границам Ирака армия должна была выступить никак не позже апреля (когда выгорает трава) — то есть, ровно тогда, когда сирийская армия мусульман под давлением превосходящих сил Империи отступала от Дамаска и оставляла его.

Основные кампании[править | править вики-текст]

С ведением боевых действий против регулярных армий и с практикой осад войско мусульман отточило новые навыки. После 636 г. н. э. на всех фронтах наметился коренной перелом.

Оставление Дамаска ударило не только по престижу мусульман, но и подстегнуло сопротивление населения Палестины и Иордании. Римляне сохраняли тактику оттеснения арабов от прибрежья в степь, обходя их с запада на Тивериадское озеро. К этому времени разрозненные отряды арабов смогли объединиться, сформировав на берегу р. Йармук объединённое войско численностью 27 тыс. бойцов. Здесь летом 636 г. н. э. и состоялась многодневная битва при Йармуке, ознавеновавшая перелом во всей сирийско-палестинской кампании. Победа эта, однако, дорого стоила мусульманам: мёртвыми было потеряно порядка 4 тыс. бойцов и примерно втрое большее число людей понесло ранения различной степени тяжести. Боеспособных, таким образом, осталось порядка 10-12 тысяч. Разгром же Имперских войск был полным; остатки войска покинули Азию вовсе. Арабские полководцы практически без боёв заняли: Амр — Палестину, Шурахбил — Иорданию, Абу Убайда и ал-Валид — северные города, сданные год назад. Дальнейшая хронология войны в Сирии неясна — историки просто не приводят никаких дат — однако провинции вскоре покорились мусульманам полностью.

Раздираемое внутренними конфликтами государство Сасанидов против 25-30 тысячной армии арабов смогло выставить едва ли 40 тысяч воинов и 30-33 боевых слона. Сражение состоялось 2 декабря 636 г. н. э. после долгих переговоров, инициированных иранской стороной. Это сражение при Кадисии приобрело для мусульман знаковый характер: иранские войска Рустама были побеждены. Позднее пал Мадаин (совр. Ктесифон в Ираке), летняя резиденция персидского царя. Эти победы предрешили окончательное завоевание Ирана. Тогда же арабы захватили район Мосула. В этот момент Умар приостановил походы арабских воинов на Восток, считая, что время для завоевания восточных провинций Ирана ещё не пришло. Впоследствии персы назвали халифа Умара узурпатором, а день его смерти стали отмечать как праздник.

Спустя два года после завоевания Верхней Месопотамии, которое было осуществлено из Сирии, арабы вторглись в Персию и одержали победу при Нехавенде (642). Йездигерд III, последний государь династии Сасанидов, отступил на северо-восток, но был убит в Мерве (651). Попытки его наследника возродить империю не увенчались успехом.

В 639 арабские войска под командованием арабского военачальника Амра ибн аль-Аса перешли египетскую границу. Момент был выбран подходящий: страну раздирала религиозная борьба, население ненавидело византийских правителей. Ибн аль-Ас дошёл до стен Вавилона (крепость в предместье Каира), а в 642 в руки мусульман перешла Александрия, ключевой пункт Византии в Египте. Правда, спустя четыре года византийцы попытались отвоевать её, но арабы удержали город. Сожжение александрийской библиотеки, якобы осуществлённое тогда же по приказу халифа Умара, скорее всего, легенда.

Надо отметить, что Умар отозвал из армии и завоёванных провинций наиболее популярных мусульманских лидеров: Халида ибн Валида и Са’ада ибн Абу Ваккаса. Дошедшие до нас причины этих отставок выглядят довольно неубедительно и заставляют предположить политические мотивы.

Неоднократно Умар конфисковывал в общественную пользу от половины до двух третей огромных состояний, составленных наместниками провинций. Нам известно о таких санкциях в отношении Халида ибн Валида, Саада ибн Абу Ваккаса, Амра ибн аль-Аса, наместников Бахрейна, Йемена, Мекки и других.

На завоёванных землях Умар стал организовывать военные лагеря (амсары). В разных частях халифата возникли городские поселения нового типа, где квартал занимали воины одного отряда (как правило, выходцы из одного племени). Такие гарнизоны были в Фустате (ныне район Каира), Куфе, Мосуле. После завоевания Египта, Сирии, Ирака и Персии халифат превратился из мононационального государства в многонациональное с преобладающим иноверческим населением[11].

Отношения с соратниками[править | править вики-текст]

Умар ибн аль-Хаттаб пользовался у сахабов непререкаемым авторитетом. За всё время его правления не зафиксировано ни одного случая неповиновения наместников. Он предоставлял своим соратникам большую свободу действий, а в некоторых случаях даже покрывал их проступки[11].

Реформы[править | править вики-текст]

Государственное управление[править | править вики-текст]

Сложившаяся ситуация потребовала от Умара принятия ряда мер по организации административно-фискального аппарата и принципов распределения огромных доходов. Важнейшей из них была выплата жалованья (ата) и продуктового пайка (ризк) всем асхабам вместо раздела завоеванных земель. Окончательно оформить эту систему удалось только в 640 году. Одновременно с этим были установлены размеры хараджа и джизьи. При нём стали формироваться земельные кадастры, которые предусматривали различные виды собственности на землю: общинную и частную. После завоевания Египта в Мекку и Медину стала поступать оттуда пшеница[11]. Это сыграло особенно важную роль во время голода, обрушившегося в 639 г. на Палестину, Сирию и Ирак.

Благодаря Умару были заложены основы юридической системы, в ряде городов действовали судьи — кади, которые на основе Корана (шариата) разрешали конфликты и споры.

В апреле 637 года халиф Умар ввёл новую систему летоисчисления[11]. Новая эра начиналась с года переселения (хиджра) пророка Мухаммеда из Мекки в Медину.

По предложению халифа, городское строительство осуществлялось по византийским принципам: ширина главных улиц должна была быть равна 40 локтям (локоть — 38-46 см), а второстепенных — 20-30 локтям. Халиф уделял много внимания развитию ремесла и торговли. Он считал, что ремесло торговца не менее сложно, чем военное дело, ибо «шайтан старается соблазнить честного купца лёгкой прибылью путём обмана покупателя».

Когда был завоеван Египет, Умару доложили, что эта область может снабжать пшеницей другие области халифата. Но надо было решить проблему транспортировки зерна. Халифу напомнили, что во времена императора Траяна (на рубеже I—II вв. н. э.) был построен канал, соединивший Нил и Красное море. Впоследствии канал был заброшен и засыпан. Умар распорядился очистить русло канала, и хлеб нильской житницы хлынул в Аравию по кратчайшему пути.

Управление новыми территориями[править | править вики-текст]

Когда Халифат увеличился настолько, что часть армии пришлось оставлять для гарнизонной службы и тем самым лишать её части военной добычи, встал вопрос о пересмотре прежних устоев.

К разделу добычи стали допускаться подразделения, способствовавшие победе, но непосредственно в бою не участвовавшие: дальняя разведка, фланговые подкрепления и даже подкрепления, не успевшие прийти к исходу сражения, но прибывшие до погребения убитых. Так же при Усмане зародилась практика платить регулярное воинское жалование.

Среди верхушки мусульманкой общины стали возникать вопросы о том, как поступать с завоёванными землями и как осваивать их. Участники завоевания Са’ада, Сирии и Египта настаивали на разделении завоёванных территорий, однако Умар запретил это ссылкой на Коран и пояснением: «Аллах сделал тех, кто придёт после вас, совладельцами этой земли (фай'), а если я разделю её [между вами], то не достанется ничего тем, кто [придёт] после вас». Умар запретил воинам заниматься земледелем с целью сохранения постоянной боеготовности, заложив тем самым основы регулярной армии взамен традиционного ополчения. Отказ от земледения, однако, не означал отказа от землевладения — победители становились управляющими. Будучи верховным собственником общины, Умар мог распоряжаться общинноё землёй и выделять её части в качестве дара — однако о подобюных поступках халифа не известно ничего достоверного.

Вопросы налогообложения[править | править вики-текст]

Завоеватели стремились распределить между собой не только земли, но и их население — так, после завоевания ал-Мадаина победители собирались закрепить за собой по 3 крестьянские семьи, то есть около 30 тыс. семей. Умар в письме Са’ду запретил и это: «Оставь крестьян как есть, кроме тех, кто воевал или бежал от тебя ко врагам, а ты его захватил». Умар пояснял, что в размел могут поступать только земли бежавших крестьян, а пленных мирных жителей необходимо возаращать на родину . Так были возвращены из плена жители Белхиба и Султайса; так же был отменён раздел Ахваза[12]. Таким образом при Умаре началось зарождении теории фискального права, оформившееся лишь к VIII в. н. э. и обосновавшую право государства взывать налог с земли. Известный мусульманский правовед VIII в. н. э. Абу Йусуф объяснял ар-Рашиду: «А что касается фай’а, о повелитель верующих, то это по-нашему — харадж, харадж с земли». Во времена Умара, однако, не ставился знак равенства между фай' и землями, с которых платят харадж — так, в письме к Амру б. ал-Асу Умар требовал вернуть земли контам, пленённым под Александрией, со словами «Не следует превращать их земли в фай', а их жителей обращать в рабов». Во времена Умара разница между взыванием дани с завоёванных областей и получением дохода с земельной собственности (коллективной ли частной) была ещё очевидна. Точно так же, несколько поколений спустя, было увязано право собственности на землю и налоговая ставка, в свою очередь зависела от завоевания силой (анватан) или переходом по договору (сулхан).

Из раздела Умар выделил «неотчуждаемые» (саваф) территории — домен Сасанидов и заповедованные ими земли, владения их родственников, земли убитых в боях с мусульманами и беглецов, почтовые станции, зароси и территории, залитые сбросовыми водами каналов[12]. Фактически саваф являлся государственной собственностью, хотя мусульманское прав не знало этой категории. Подобная форма коллективной собственности уже была знакома арабам — в виде родовой и племенной собственности на пастбища и заповедных земель (хима). Новшеством было лишь то, что в саваф включались обрабатываемые земли, в традиционной Аравии находившиеся в частной собственности.

При Умаре была создана система налогообложения, подразумевавшая поземельный и подушный налоги. По замерам 642 г. н. э. в Халифате имелось 3157-3794 тыс. га. пригодной для обработки земли и 0,5-0,6 млн налогоплательщиков. Указанные данные хорошо согласуются друг с другом: одна крестьянская семья в состоянии обрабатывать до 12 га. посевных земель, так что для обработки 3,5 млн га. требуется около 3 млн семей; с учётом трудоёмкости огородных культур эта цифра возрастает в полтора раза. Точного указания на размер хараджа, однако, не даётся — тем более трудно установить соотношение подушного и поземельного налогов. Данные сохранились только для Ирака — джериб финиковых пальм, виноградников и фруктовых дереьев облагался налогом в 10 дирхемм, кунжута — в 8, сахарного тростника — 6, хлопка — 4. С джериба пшеницы — 1 дирхем и 1 кафиз (13 кг.) зерна. При том, что в лучших условиях гектар земли давал 13 ц. пшеницы или 20 ц. ячменя, высшая ставка хараджа для лучшей земли составляла 25 % урожая. В ряде случаев — при джерибе в 0,1 га. — она возрастала до 5,2 ц. с га. и достигала, таким образом, 40 %[12].

Для иноверцев существовал отдельный налог, максимальная ставка по которому составляла 4 динара. Для оценки количества налогоплательщиков за основу была взята практика сасанидского Ирана — практика навешивания бирок на шеи. Отдельно стоит упомянуть об отмене мусульманами автопрагии (фискального иммунитета крупных поместий), что так же способствовало наполнению казны.

Религия[править | править вики-текст]

При халифе Умаре был окончательно признан ритуал хаджа. Ежегодное паломничество Умар возглавлял сам. По поручению халифа бывший секретарь пророка Зайд ибн Сабит начал сбор разрозненных текстов откровений, записанных со слов Мухаммада(ﷺ). Окончательно текст Корана был собран уже после смерти Умара.

Умар добавил к званию халифа титул амир аль-муаминин (повелитель правоверных). Таким образом, систему власти, которую создал Умар, можно охарактеризовать как арабо-мусульманскую теократию. Население было разделено на два класса — на правящих мусульман и на подчиненные народы, придерживающиеся иной веры. Методы управления аргументировались божественным откровением или основывались на прецеденте. Все это должно было обеспечивать религиозную целостность уммы (мусульманской общины).

Экономическая ситуация в Халифате[править | править вики-текст]

В раннем Халифате не существовало своей валютной системы, в ходу были две внешние: византийская (основанная на золоте, где серебро было разменной монетой) и сасанидская (где основным металлом было серебро, а золото в обращении не участвовало, хотя чеканка золотых монет наградного и велась). Подобный дуализм порождал затруднения при любых денежных операциях.

Основной денежной единицей Византии являлась номисма, однако в повседневной торговле основной разменной единицей являлась медная монета; промежуточная же серебряная монета занимала небольшой объём. В связи с незначительностью серебра и большим весом номисмы приходилось секанить монеты в половину (семиссы) и треть (тримиссы) достоинства номисмы. Курс медной разменной моенты устанавливался декретами местного правителства и часто колебался — как правило, в сторону удорожания медной монеты, от чеканки которой государство, вероятно, получало большую прибыль, чем от чеканки номисм. При расчётах употреблялась ещё и дробная единица — карат, равная 1/24 монеты. Так, если из фунта (лиры) золота (327 г.) чеканилось 72 номисмы, а остаток в 7-8 г. шёл на оплату чеканки, то номисма в 4,45 г. составляла 21,5 карата. Чеканка монет в 22 (4,17 г.) и 20 (3,79г.) карат ещё более затрудняла обмен.

Основной денежной единицей сасанидского Ирана являлась драхма, стандартный вес которой до сих пор не установлен. Известно, что максимальный вес её составлял 4,25 г., а наиболее распространены были монеты в 4 г., однако кратных соотношений драхм разного веса не обнаружено. Существовала так же практика обрезания монет (драхма тонка и может быть обрезана ножницами), что порождало необходимость взвешивать крупные суммы денег. Поштучно принимались только полноценные монеты — для них существовал даже специальный термин «счётные»

Большая часть Аравии находилась в «драхмовой» зоне и лишь северо-западный участок её аходился в «золотой»; граница между этими двумя зонами проходила по мерединау Мекки. Мекканские торговцы, закупая товар в Наджране или Джураше и доставляя его в Сирию (и наоборот) всё время переходили из одной зоны в другую. Исходя из того, что Мухаммад(ﷺ) установил виру за предумышленное убийство в 10000 дирхемов или 1000 динаров, проистекает предположение о соотношении динара к дирхеме как 1:10. Драхма в 4г., таким образом, менялась по 14,4-16,7 шт. за номисму. Однако после завоевания Ирана и увеличения притока серебра курс сменился к 1:13. На основании всех вышеперечисленных соотношений были установлены средние цены: 10 динаров за взрослую верблюдицу, 6 за корову и 1 за овцу; 3-4 за плащ и 1-2 за рубаху. В Византийском Египте ситуация была иной: за 1 динар продавали 250—350 кг пеницы или 2 полугодовалые овцы; за корову давали 2-3 динара, а комплект простейшей одежды стоил пол-динара. Заработок ремесленника составлял 1-2 динара в месяц, чернорабочего — пол-динара; чтобы не умереть с голода одному человеку требовалось 1/3 динара в месяц, а 1 динар в месяц позволял обеспечивать существование семьи с 2-3 детьми. Эти цифры важны для понимания внутренних процессов Халифата.

После завоеваний 641—642 г. н. э. налоги с новых территорий составили 100 тыс. динаров с Дамаска, Антиохии и Манбиджа и 170 тыс. с Химса. Поскольку эти земли охватывают примерно 1/3 Сирии, то совокупно эта провинция приносила Халифату 2 млн динаров ежегодно. Палестина и Иордания платили по 180 ыс. дирхемов в год. Покорённые провинции Ирана обеспечивали: Ахваз — до 10,4 млн, Джтбал — 0,8 млн; в сумме все они поставляли не менее 15 млн. Так же несколько миллионов поступало из Йемена. Таким образом, после завоеваний 641—642 г. н. э. в казну Халифата помимо садаки стало поступать порядка 180 млн дирхемов, что вскоре и породило проблему их распределения, подстегнуло социальное расслоение и экономическое неравенство.

Обострение социального расслоения и экономического неравенства[править | править вики-текст]

Система распределения благ, установленная Умаром, основывалась не только и не столько на месте человека в военно-административной иерархии, но на близости к Пророку лично, времени принятия ислама и участии в ключевых событиях истории Халифата. На это основании наибольшее жалование поучали не сам глава общины и его наместники-полководцы, а восемь вдов Пророка, что было странно даже с позиции мусульманского права (женщина получает наследство вдвое меньшее, чем мужчина). Так, Аиша как любимая жена и дочь Абу Бакра получала 12 тыс. дирхемов в год; Джувайрийа и Сафия как бывшие невольницы получали 6 тыс. дирхемов в год; остальные 5 вдов получали по 10 тыс. годовых. При этом даже самые преданные сподвижники Пророка, участвовавшие в битве при Бадре, получали куда меньшие деньги — только 5 тыс. в год; это на 1/6 меньше, чем выкупленная и взятая в жёны Мухаммадом(ﷺ) наложница. Принявшие ислам после клятвы у Худайбии, участники подавления ридды и первых походов доя Йармука и Кадасии получали 3 тыс. дирхемов. Участники сражений при Йармуке, Кадасии, Джалула и Нихавенде получали 2 тыс. дирхемов, и лишь наиболее отличившиеся — 2,5 тыс. дирхемов в год. Включившиеся в поход после Кадисии (т. н. «первое пополнение») получали по 1 ты. дирхемов, «второе пополнение» — под 500 дирхеом, «третье пополнение» — по 300 дирхемов, «четвёртое пополнение» — по 250 дирхемов. Те, кто присоединился к войскам после 20 г.х. (641 г. н. э.) — только 200 дирхемов в год.

Привилегии знати не ограничивались разрывом с рядовыми воинами в 20 раз. Жёны муххаджиров и других заслуженных лиц так же получали жалование. Так, жёны участников сражения при Бадре получали 500 дирхемов, от Бадры до Худайбии — по 400, от Худайбии до Кадисии — по 300, жёны сражавшихся при Кадисии — 200 дирхемов в год. Более того, поименно раздавались особые пенсионы: тётя Мухаммада(ﷺ), Сафийа бт. Абдалмутталиб, мать аз-Зубайра б ал-Аввама, получала 6 тыс. дирхемов; ещё несколько видных муххаджирок получали оп 3 тыс. дирхемов ежегодно. Усама б. Зайд получал дполнительно 4 тыс., а сын халифа — 3 тыс.; сам Умар отвечал на вопросы так: «Я прибавил ему потому, что Посланник Аллаха любил его больше, чем тебя, и любил его отца больше, чем твоего отца»[12]. Постоянное жалование, наконец, получили даже бедуины Хиджаза и все мекканцы, принявшие ислам после завоевания Мекки, однако точных цифр на этот счёт не сохранилось. Сам Умар никак не выделил себя из круга ветеранов ислама — он, несомненно, хранил верность традициям племенному равенству — однако именно в указанной реформе кроются истоки социального и экономического неравенства, которое в градущем и стало критичным для Халифата.

Смерть[править | править вики-текст]

Надгробная плита Умара в Масджид ан-Набави, Медина

По наиболее распространённой версии в ноябре 644 во время обхода базара к Умару подошёл кузнец Файруз (араб. Абу Лу’лу’а) и попросил халифа о заступничестве. Взятый в плен в битве при Нихавенде и ставший добычей Мугиры ибн Шу’бы, Файруз сохранил возможность заработка — но хозяин поставил ему требование платить по 2 дирхема в день. Эта сумма вплотную приближалась к тому, что мог заработать даже очень хороший кузнец, а у Файруза была ещё и семья. Умар отказал Файрузу в довольно резкой манере. Через некоторое время состоялась вторая их встреча, где состоялся диалог: «Я слышал, что ты говорил, что если захочешь, то сделаешь мельницу, которая мелет ветром?» — «Да» — «Так сделай мне мельницу» — «Жив буду, сделаю такую мельницу». Умар воспринял это, как угрозу: «Никак, раб мне угрожал сейчас»[12]. По воспоминаниям мединцев, напуганный реакцией халифа и доведённый до отчаяния Файруз ушёл в слезах[13][12]. В среду, 3 ноярбя, раздобыв обоюдоострый кинжал, Файруз раньше всех пришёл в мечеть и, закутав лицо, притаился около минбара. Едва Умар начал молитву, Файруз нанёс ему три ножевых ранения в живот и бросился к выходу; пробиваясь, он ранил ещё 20-30 мусульман. Поняв, что скрыться не удастся, Файруз заколол себя[12]. После этого Абдуррахман ибн Ауф быстро закончил утреннюю молитву, а истекающего кровью Умара перенесли в его дом[1]. Умар скончался через три дня, 7 ноября 644 года.

По другой версии, причиной была решительная политика Умара в отношении Персии, которая была полностью разгромлена армиями арабского халифата. Когда Умару сказали, что ранения нанёс огнепоклонник Абу Лула, Умар сказал: «Хвала Аллаху, который сделал мою смерть не от рук человека, исповедующего ислам!».

Умирая, Умар назначил совет, который должен был избрать нового халифа. Одним из его последних указаний было наставление будущему халифу не смещать назначенных им наместников провинций в течение года[11]. На совете (шура) из шести старейших сподвижников Мухаммада(ﷺ), в составе: Усмана ибн Аффана, Али ибн Абу Талиба, Тальхи ибн Убайдуллы, аз-Зубайра ибн аль-Аввама, Абдуррахмана ибн Ауфа и Саада ибн Абу Ваккаса третьим праведным халифом был избран Усман ибн Аффан[10].

Поездка в Иерусалим[править | править вики-текст]

При халифе Умаре мусульманские войска овладели Иерусалимом. После битвы у реки Ярмук в военном лагере Аль-Джабия на Голанских высотах византийцы уступили арабам Иерусалим. Праведный халиф Умар ибн аль-Хаттаб вошёл в город один, при этом одетый в простой плащ. Местное население было изумлено такому виду их завоевателя — оно было приучено к пышным и роскошным нарядам византийских и персидских правителей. Умар лично получил ключи от города из рук греческого православного патриарха Софрония и сказал: «Во имя Аллаха… ваши церкви будут сохранены в целости и сохранности, не будут захвачены мусульманами и не будут разрушены». Софроний, по просьбе халифа, показал ему местонахождения храма Гроба Господня, где благочестивый мусульманский правитель помолился за пророка. Затем Умар спросил Софрония о том, где находится та самая гора, откуда Мухаммад(ﷺ) вознесся (мирадж) на небо к Аллаху. Софроний не хотел сразу показывать то место, на котором раньше стояли величественные Иерусалимские храмы (первый и второй), а ныне находилась мусорная свалка. После долгого упорства патриарх привел Умара на эту гору и рассказал о её истории. Халиф упал на колени, расчистив груды мусора, и вновь помолился. И тут спросил он Софрония о том, где находился тот самый храм. Патриарх решил обмануть Умара и сказал, что в северной части горы. Но рассудительный халиф не поверил словам Софрония, и приказал поставить мечеть в южной части горы, где она по сей день и находится.

«Когда Иерусалим был завоёван арабами, халиф Омар первым делом восстановил „Храм Господень“. С помощью своих главных военачальников предводитель правоверных совершил благочестивые деяния: он расчистил землю собственными руками и наметил основания величественной мечети, чей тёмный и высокий купол венчает вершину горы Мориа».

— из «История рыцарей-тамплиеров, церкви Темпла и Темпла», написанная Ч. Дж. Аддисоном, эксквайром из Внутреннего Темпла

Другой вариант легенды о том, как 'Умар ибн аль-Хаттаб нашёл храм и совершил намаз на его месте, содержится в сборнике хадисов имама Ахмада ибн Ханбаля (начало и середина 9 ст.). «Убейд ибн Адам рассказывал, что слышал, как ‘Умар ибн аль-Хаттаб спросил Ка‘ба аль-Ахбара: „Где мне лучше совершить намаз?“ Ка‘б ответил: „По-моему, тебе следует совершить намаз позади скалы, чтобы весь Кудс был перед тобой, как на ладони“. ‘Умар возразил: „Ты уподобляешься иудеям. Я не стану делать этого. Я совершу намаз там, где это сделал Посланник Аллаха“. Он обратился лицом к кибле, совершил намаз, а затем отошел в сторону, расстелил свой плащ и начал собирать в него сор, и люди стали делать то же самое»[14].

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 3 4 DUMSO.Ru.
  2. 1 2 Islam Na Neve.
  3. ас-Салляби, 2011, «У него были длинные усы...», с. 18.
  4. 1 2 Его семья / Повелитель правоверных Умар ибн аль Хаттаб. Проверено 20 апреля 2013. Архивировано из первоисточника 28 апреля 2013.
  5. Вопрос алиму. ТРК «Путь». Проверено 15 июня 2015.
  6. Аль-Анфаль 8:67
  7. 1 2 3 Assalam.ru.
  8. «Со смертью Умара (да будет доволен им Аллах) Ислам заплачет» islamdag.ru 3 Декабрь 2011
  9. Али-заде, А. А., 2007, Али ибн Абу Талиб.
  10. 1 2 3 4 5 6 7 Али-заде, А. А., 2007.
  11. 1 2 3 4 5 6 7 8 Ислам: ЭС, 1991, с. 241.
  12. 1 2 3 4 5 6 7 О.Г. Большаков. История Халифата, т.2: Эпоха великих завоеваний. — Москва: "Восточная литература" РАН, 2000.
  13. ат-Табари. История царей и их жизнь, рождение пророков и известия о них, и того, что случилось во времена каждого из них. — 914. — С. 2632.
  14. Пророчества о приближении Конца света согласно Корану и Сунне / Э. Кулиев. — М.: Умма, 2006. — 112 с. ISBN 5-94824-076-2

Литература[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]