Когнитивно-поведенческая психотерапия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Когнитивно-поведенческая психотерапия
MeSH D015928
Логотип Викисклада Медиафайлы на Викискладе

Когнити́вно-поведе́нческая психотерапи́я, или когнити́вно-бихевиора́льная психотерапи́я (англ. cognitive behavioural therapy, CBT), или когнити́вно-поведе́нческая терапи́я (КПТ), — широко распространённая комплексная форма психотерапии, сочетающая в себе когнитивную терапию с поведенческой терапией. Когнитивно-поведенческая психотерапия эффективна при самых различных психических расстройствах и представляет собой краткосрочное, сфокусированное на навыках лечение, направленное на изменение неадаптивных эмоциональных реакций при помощи изменения мыслей, изменения поведения пациента либо изменения того и другого[1]. КПТ является терапией выбора при многих психических расстройствах[2].

Когнитивный подход исходит из предположения, что психологические проблемы и нервно-психические расстройства вызваны нелогичными или нецелесообразными мыслями и убеждениями человека, а также дисфункциональными стереотипами его мышления, изменив которые, можно изменить эмоции и поведение и таким образом решить проблемы. Поведенческий подход, основанный на теории бихевиоризма, предполагает изменение поведения человека путём поощрения и подкрепления желаемых форм поведения и отсутствия подкрепления нежелательных форм, а вследствие изменения поведения — изменение эмоций и стереотипов мышления.

Когнитивно-поведенческие упражнения — это лечебно-профилактические средства психотерапии, которые являются когнитивными средствами самовоздействия.

Когнитивно-поведенческая психотерапия основана на сочетании основных принципов поведенческой и когнитивной психологии и отличается от исторических подходов к психотерапии, таких как психоаналитический подход, при котором терапевт ищет бессознательный смысл поведения, а затем на этой основе формулирует диагноз. В отличие от психоанализа, КПТ представляет собой «ориентированную на проблему» и «ориентированную на действие» форму терапии, что означает, что она используется для лечения конкретных проблем, связанных с диагностированным психическим расстройством. Роль терапевта состоит в том, чтобы помочь клиенту найти и отработать эффективные стратегии для достижения поставленных целей и облегчения симптомов расстройства. КПТ основана на убеждении, что искажения мышления и неадекватное поведение играют роль в развитии и поддержании многих психических расстройств и что симптомы и связанный с ними дистресс можно уменьшить, обучая новым навыкам обработки информации и механизмам преодоления[3][4].

Обзорные исследования показали, что по сравнению с психофармакологическими средствами только КПТ столь же эффективна для лечения нетяжёлых форм депрессии[5], тревоги, посттравматического стрессового расстройства (ПТСР), тиков[6], расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ, расстройств пищевого поведения и пограничного расстройства личности[7]. Некоторые исследования показывают, что когнитивно-поведенческая терапия наиболее эффективна в сочетании с препаратами для лечения некоторых психических расстройств, таких как большое депрессивное расстройство[8]. КПТ рекомендуется в качестве первого этапа лечения большинства психических расстройств у детей и подростков, включая агрессию и расстройства поведения. Исследователи обнаружили, что другие[какие?] добросовестные терапевтические вмешательства были столь же эффективны для лечения некоторых состояний[каких?] у взрослых[9][10]. Наряду с межличностной психотерапией (ИПТ) когнитивно-поведенческая терапия рекомендуется в качестве предпочтительного психосоциального лечения[11][12].

История[править | править код]

Философские основы[править | править код]

Предпосылки некоторых фундаментальных аспектов КПТ были обнаружены в различных древних философских учениях, особенно в стоицизме[13]. Философы-стоики, особенно Эпиктет, считали, что логику можно использовать для выявления и отбрасывания ложных убеждений, ведущих к деструктивным эмоциям, и эти убеждения стоиков повлияли на то, как современные когнитивно-поведенческие терапевты выявляют когнитивные искажения, способствующие депрессии и тревоге[14]. Например, в оригинальном руководстве по лечению депрессии Аарона Т. Бека говорится: «Философские истоки когнитивной терапии восходят к философам-стоикам»[15]. Другим примером влияния стоиков на КПТ является влияние Эпиктета на Альберта Эллиса. Ключевой философской фигурой, повлиявшей на развитие КПТ, был также Джон Стюарт Милль.

История поведенческой терапии[править | править код]

Современные корни когнитивно-поведенческой терапии можно проследить до развития поведенческой терапии в начале XX века, развития когнитивной терапии в 1960-х годах и последующего их слияния. Новаторские разработки в области бихевиоризма началась с изучения обусловленности Джоном Б. Уотсоном и Розали Рейнер в 1920 году. Поведенчески ориентированные терапевтические подходы были описаны ещё в 1924 году[16] в работе Мэри Ковер Джонс, посвящённой избавлению детей от страхов[17]. Это были предшественники поведенческой терапии Джозефа Вольпа, появившейся в 1950-х годах[18]. Именно взгляды Вольпа и Уотсона, основанные на открытиях Ивана Павлова в области условных рефлексов, повлияли на Ганса Айзенка и Арнольда Лазаруса при разработке новых методов поведенческой терапии, основанных на классическом обусловливании[18].

В 1950-х и 1960-х годах поведенческая терапия стала широко применяться исследователями в США, Великобритании и Южной Африке. Их вдохновила бихевиористская теория обучения Ивана Павлова, Джона Б. Уотсона и Кларка Л. Халла[16]. В Великобритании Джозеф Вольп, который применил результаты экспериментов на животных в рамках своего метода систематической десенсибилизации, использовал результаты поведенческих исследований при лечении невротических расстройств. Терапевтическая работа Вольпа стала предтечей нынешних методов уменьшения страха[16]. Британский психолог Ганс Айзенк представил поведенческую терапию как конструктивную альтернативу методам Вольпа[16][19].

В то же время, когда проводились исследования Айзенка, Б. Ф. Скиннер и его коллеги начали разработки в области оперантного обусловливания. Метод Скиннера получил название радикального бихевиоризма[18]. Джулиан Роттер в 1954 году и Альберт Бандура в 1969 году внесли свой вклад в поведенческую терапию разработками в области теории социального обучения, продемонстрировав влияние когниций на обучение и модификацию поведения[18][20]. Работа австралийки Клэр Уикс в 1960-е годы, посвящённая тревожным расстройствам, также считается прототипом поведенческой терапии[21]. Акцент на поведенческих факторах определил «первую волну» КПТ.

Основы когнитивной терапии[править | править код]

Одним из первых терапевтов, обратившихся к когнициям в психотерапии, был Альфред Адлер. В частности, большую роль сыграло введенное им понятие базовых ошибок, которые способствуют созданию нездоровых или бесполезных поведенческих и жизненных целей. Взгляды Адлера повлияли на взгляды Альберта Эллиса, разработавшего самую раннюю разновидность когнитивно-ориентированной психотерапии, названную рационально-эмоциональной терапией (ныне известна как рационально-эмоционально-поведенческая терапия, или РЭПТ). Основателем когнитивно-поведенческой терапии Эллис также считает Авраама Лоу[22].

Примерно в то же время, когда разрабатывалась рационально-эмоционально-поведенческая терапия, Аарон Т. Бек проводил в своей психоаналитической практике сеансы свободных ассоциаций[23]. Во время этих сеансов Бек заметил, что мысли не были такими бессознательными, как ранее предполагал Фрейд, и что определённые типы мышления могут приводить к эмоциональному дистрессу[23]. Исходя из этой гипотезы, Бек разработал когнитивную терапию и назвал такие мысли «автоматическими мыслями»[23]. Бека считают «отцом когнитивно-поведенческой терапии»[24].

Именно эти две разновидности психотерапии, рационально-эмоциональная терапия и когнитивная терапия, положили начало «второй волне» когнитивно-поведенческой терапии, делавшей акцент на когнитивных факторах.

Слияние поведенческой и когнитивной терапии[править | править код]

Хотя ранние поведенческие подходы были успешны при многих невротических расстройствах, они оказались малоэффективны при лечении депрессии[16]. Бихевиоризм также стал терять популярность из-за когнитивной революции. Терапевтические подходы Альберта Эллиса и Аарона Т. Бека приобрели популярность среди поведенческих терапевтов, несмотря на более раннее неприятие бихевиористами менталистских концепций, таких как мысли[уточнить] и познания[уточнить][18]. Обе эти системы включали поведенческие элементы и вмешательства, с уделением основного внимания проблемам пациента в настоящем.

В первоначальных исследованиях когнитивную терапию часто противопоставляли поведенческим методам лечения, чтобы выяснить, какая из этих разновидностей лечения более эффективна. В 1980-х и 1990-х годах когнитивные и поведенческие методы были объединены в когнитивно-поведенческую терапию. Ключевым моментом в этом слиянии стала успешная разработка методов лечения панического расстройства Дэвидом М. Кларком в Великобритании и Дэвидом Х. Барлоу в США[16].

Со временем когнитивно-поведенческая терапия стала известна не только как конкретная разновидность психотерапии, но и как общий термин для всех видов когнитивно-ориентированной психотерапии[18]. Эти методы включают, помимо прочего, рационально-эмоционально-поведенческую терапию (РЭПТ), когнитивную терапию, терапию принятия и приверженности, диалектическую поведенческую терапию, метакогнитивную терапию, метакогнитивный тренинг, терапию реальностью / теорию выбора, когнитивную терапию обработки, EMDR и мультимодальную терапию[18]. Все эти методы лечения представляют собой смесь когнитивных и поведенческих элементов.

Объединение теоретических и практических основ поведенческой и когнитивной терапии легло в основу «третьей волны» КПТ[25]. Наиболее известными видами терапии этой третьей волны являются диалектическая поведенческая терапия и терапия принятия и приверженности (acceptance and commitment).

Несмотря на растущую популярность подходов к лечению, характерных для третьей волны, обзоры исследований показывают, что при лечении депрессии может не быть разницы в эффективности по сравнению с традиционной когнитивно-поведенческой терапией[26].

Описание[править | править код]

Обычно когнитивно-поведенческая терапия предполагает, что изменение дезадаптивного мышления приводит к изменению поведения и аффекта[27], но недавние её модификации подчёркивают изменения в отношении человека к неадаптивному мышлению, а не изменения в самом мышлении[28]. Цель когнитивно-поведенческой терапии состоит не в том, чтобы выявить у человека конкретное заболевание, а в том, чтобы рассмотреть человека в целом и сделать выводы, что именно можно в нём изменить.

Когнитивные искажения[править | править код]

Терапевты или компьютерные программы используют методы когнитивно-поведенческой терапии, чтобы помочь людям бросить вызов своим шаблонам и убеждениям и заменить ошибки мышления, известные как когнитивные искажения, то есть «чрезмерное обобщение, преувеличение негатива, минимизация позитива и катастрофизация», более реалистичными мыслями, благодаря чему уменьшить эмоциональный стресс и снизить вероятность саморазрушительного поведения[27]. Когнитивные искажения могут быть либо псевдодискриминационным убеждением, либо чрезмерным обобщением чего-либо[29]. Методы КПТ также могут использоваться, чтобы помочь людям занять более открытую и осознанную позицию по отношению к когнитивным искажениям и таким образом уменьшить их последствия[28].

Связанные методы[править | править код]

КПТ может проводиться в сочетании с различными, но родственными методами, такими как экспозиционная терапия, прививка от стресса, когнитивная обработка, когнитивная терапия, метакогнитивная терапия, метакогнитивное обучение, обучение релаксации, диалектическая поведенческая терапия, терапия принятия и приверженности[30]. Некоторые практикующие специалисты продвигают форму осознанной когнитивной терапии, которая включает больший упор на самосознание как часть терапевтического процесса[31].

Медицинское применение[править | править код]

Существуют доказательства, что у взрослых когнитивно-поведенческая терапия является эффективной составляющей лечения тревожных расстройств[32] [33], дисморфофобии[34], депрессии[35][36][37], расстройств пищевого поведения[38][39][37], хронической боли в пояснице[40], расстройств личности[41][37], психозов[42], шизофрении[43][37], расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ[44][37], и биполярного расстройства[37]. Метод КПТ также эффективен как составляющая лечения при адаптации[уточнить], депрессии и беспокойстве, связанных с фибромиалгией[27], и после травм спинного мозга[45].

У детей и подростков КПТ является эффективной составляющей лечения тревожных расстройств[46], телесного дисморфического расстройства[47], депрессии и суицидальных наклонностей[48], расстройств пищевого поведения[38] и ожирения[49], обсессивно-компульсивного расстройства (ОКР)[50], посттравматического стрессового расстройства (ПТСР) [51], а также тикового расстройства, трихотилломании и других повторяющихся расстройств поведения[52].

Критика когнитивно-поведенческой терапии иногда касается недостатков в её практическом применении, то есть затрагивает такую тему, как низкокачественная терапия, проводимая плохо обученными практикующими психотерапевтами[53][54]. Но это не отменяет эффективности когнитивно-поведенческой терапии при депрессии, тревожных расстройствах и ряде других психических расстройств[55].

Имеющиеся данные свидетельствуют о том, что применение гипнотерапии в качестве дополнения к когнитивно-поведенческой терапии повышает эффективность лечения различных клинических проблем[56][57][58].

Национальный институт здравоохранения и передового опыта Великобритании (NICE) рекомендует КПТ в качестве лечения ряда психических расстройств, включая посттравматическое стрессовое расстройство, обсессивно-компульсивное расстройство, нервную булимию и клиническую депрессию[59].

Имеются некоторые свидетельства того, что КПТ в долгосрочной перспективе превосходит бензодиазепины и другие препараты при лечении бессонницы[60]. Эффективность компьютеризированной когнитивно-поведенческой терапии (CCBT) в лечении бессонницы была доказана рандомизированными контролируемыми испытаниями и другими исследованиями[61]. Некоторые исследования показали аналогичную эффективность вмешательства информационных веб-сайтов[прояснить] и терапии в форме еженедельных телефонных звонков[62][63]. Было обнаружено, что КПТ[уточнить] столь же эффективна, как и КПТ лицом к лицу[уточнить] при бессоннице[61].

Биполярное расстройство[править | править код]

Многие исследования показывают, что когнитивно-поведенческая терапия в сочетании с фармакотерапией эффективна при лечении депрессивных проявлений биполярного расстройства, уменьшает тяжесть мании и улучшает психосоциальное функционирование, оказывая лёгкий или умеренный эффект, и что такое сочетание более эффективно, чем психофармакотерапия, применяемая без психотерапевтического вмешательства[64][65][66].

Психозы[править | править код]

При длительных психозах когнитивно-поведенческая терапия применяется как дополнение к лечению, и её легко адаптировать к индивидуальным потребностям пациентов. Вмешательства, связанные с этими состояниями, включают изучение реальности, изменение бреда и галлюцинаций[прояснить], изучение факторов, провоцирующих рецидив, и лечение рецидивов[42]. Наблюдения подтверждают эффективность метакогнитивного обучения (MCT) при купировании продуктивной психопатологической симптоматики (например, бреда)[67][68].

Шизофрения[править | править код]

Обзор INSERM 2004 года выявил высокую эффективность КПТ при лечении нескольких видов психических расстройств, включая шизофрению[69].

В кокрановском обзоре сообщается, что КПТ «не влияет на долгосрочный риск рецидива» и не оказывает дополнительного эффекта сверх стандартного лечения[70]. В систематическом обзоре 2015 года изучались эффекты КПТ в сравнении с другими психосоциальными методами лечения шизофрении и было установлено, что нет явных преимуществ КПТ перед другими, часто менее дорогостоящими методами[71]

Аддикции[править | править код]

Патологическая и игровая зависимость[править | править код]

КПТ используется при лечении патологической игровой зависимости. Доля людей с патологической зависимостью от азартных игр составляет 1—3%[72]. Когнитивно-поведенческая терапия развивает навыки предотвращения рецидивов, благодаря ей пациент может научиться контролировать себя и справляться с ситуациями, когда риск рецидива особенно высок[73]. Имеются доказательства эффективности КПТ при лечении патологической игровой зависимости, однако, эффективен ли этот метод при долгосрочном её лечении, в настоящий момент не выяснено[74].

Отказ от курения[править | править код]

КПТ рассматривает привычку курить как приобретённое поведение, которое позже превращается в стратегию преодоления повседневных стрессов. Поскольку курение часто легкодоступно и позволяет курильщику быстро почувствовать себя хорошо, оно часто получает приоритет перед другими копинг-стратегиями и в конечном счёте становится привычным для человека в повседневной жизни даже в отсутствие событий, вызывающих стресс. КПТ направлена функцию поведения, поскольку она может различаться у разных людей[прояснить][стиль], и позволяет заменить курение другими механизмами преодоления стресса. КПТ также помогает пациентам научиться справляться с сильной тягой к курению, которая является основной причиной рецидива во время лечения[75].

В контролируемом исследовании 2008 года, проведенном Медицинской школой Стэнфордского университета, было высказано предположение, что КПТ может быть эффективным средством, позволяющим воздерживаться от курения. Состояние 304 случайно выбранных взрослых участников отслеживалось в течение одного года. Во время этой программы некоторые участники получали лекарства, некоторые подвергались когнитивно-поведенческой терапии, некоторые получали круглосуточную поддержку по телефону, к некоторым применялась комбинация этих трёх методов. Через 20 недель участники, подвергавшиеся КПТ, имели уровень воздержания 45% по сравнению с участниками, не подвергавшимися КПТ, у которых уровень воздержания составлял 29%. В целом исследование пришло к выводу, что акцент на когнитивных и поведенческих стратегиях поддержки отказа от курения может помочь людям выработать привычку долгосрочного воздержания от курения[76].

Расстройства, связанные с употреблением психоактивных веществ[править | править код]

Исследования показали, что когнитивно-поведенческая терапия является эффективным средством лечения расстройств, связанных с употреблением психоактивных веществ[77][78][79]. В этих случаях КПТ нацелена на то, чтобы корректировать неадекватные мысли с помощью более здоровых нарративов[прояснить][80]. Конкретные техники включают выявление потенциальных триггеров и разработку стратегий преодоления ситуаций высокого риска рецидива. Исследования показали, что когнитивно-поведенческая терапия особенно эффективна в сочетании с другими психотерапевтическими методами и лекарствами[81].

Интернет-зависимость[править | править код]

В исследованиях интернет-зависимость характеризуется как новое клиническое расстройство, вызывающее проблемы в межличностных отношениях, проблемы на работе и проблемы социального характера. КПТ была предложена в качестве предпочтительного метода лечения интернет-зависимости[82].

Расстройства пищевого поведения[править | править код]

Хотя существует множество видов лечения, которые могут облегчить состояние людей с расстройствами пищевого поведения, однако доказано, что когнитивно-поведенческая терапия является более эффективным методом лечения, чем препараты и межличностная психотерапия[39][38]. КПТ нацелена на борьбу с основными причинами дистресса, такими как негативные представления пациентов о массе тела, его форме и размере. КПТ-терапевты также обучают пациентов регулированию сильных эмоций и мыслей, приводящих к опасному компенсаторному поведению. КПТ является терапией первой линии при нервной булимии и неспецифическом расстройстве пищевого поведения[83], однако данные относительно её эффективности при этих двух расстройствах неоднозначны и ограничиваются небольшими размерами исследований[84]. В частности, обзор INSERM 2004 года показал, что КПТ является эффективным лечением при некоторых психических расстройствах, включая булимию и нервную анорексию.

Другое применение[править | править код]

Имеющиеся данные свидетельствуют о возможной роли КПТ в лечении синдрома дефицита внимания и гиперактивности (СДВГ)[85], ипохондрии[86] и биполярного расстройства[64], но необходимы дополнительные исследования, и результаты следует интерпретировать с осторожностью. КПТ может способствовать ослаблению симптомов тревоги и депрессии у людей с болезнью Альцгеймера[87]. КПТ исследовалась как вспомогательное средство при лечении беспокойства, связанного с заиканием. Первоначальные исследования показали, что когнитивно-поведенческая терапия снижает социальную тревожность у заикающихся взрослых[88], но не снижает частоту заикания[89] [90].

Кокрановские обзоры не нашли убедительных доказательств того, что обучение когнитивно-поведенческой терапии помогает приёмным родителям справляться с проблемным поведением у находящихся под их опекой детей и подростков[91], а также что КПТ полезна в лечении людей, жестоко обращающихся со своими сексуальными партнёрами[92].

КПТ применяется для лечения расстройств личности и поведенческих проблем[93][37].

Способы доступа[править | править код]

Типичная программа когнитивно-поведенческой терапии состоит из 6—18 индивидуальных сеансов продолжительностью около часа каждый с перерывами между сеансами в 1—3 недели. За этой первоначальной программой могут последовать несколько дополнительных сессий — например, через один или три месяца. Также было обнаружено, что когнитивно-поведенческая терапия эффективна, если пациент и терапевт в режиме реального времени общаются друг с другом посредством интернет-связи[94][95].

Могут применяться и мобильные приложения для самопомощи или управляемой когнитивно-поведенческой терапии. Технологические компании разрабатывают приложения для мобильных чат-ботов с искусственным интеллектом, что позволяет применять КПТ для поддержания психического здоровья, повышения психологической устойчивости и повышения эмоционального благополучия.

Типы[править | править код]

РЭПТ[править | править код]

РЭПТ — это жёстко структурированная и ориентированная на достижение целей форма психотерапии, направленная на избавление от неприятных мыслей о той или иной конкретной ситуации и замену их более безопасными и полезными альтернативами[96].

Моральная восстановительная терапия[править | править код]

Доказано, что терапия морального возмещения, тип когнитивно-поведенческой терапии, используемый для помощи преступникам в преодолении проявлений антисоциального расстройства личности, немного снижает риск дальнейших правонарушений[97]. Обычно реализуется в групповом формате из-за риска того, что у правонарушителей с антисоциальным расстройством личности индивидуальная терапия может усилить нарциссические тенденции. Группы обычно встречаются еженедельно в течение двух — шести месяцев[98].

Позиция в отношении КПТ государственных структур и медицинских организаций[править | править код]

Национальная служба здравоохранения Великобритании объявила в 2008 году, что количество терапевтов, обучаемых методам КПТ за государственный счёт, будет увеличено[99][100]. В NICE заявили, что КПТ станет основой лечения нетяжёлой депрессии, а медикаменты будут использоваться только в тех случаях, когда успеха достичь не удалось[99] .

NICE также рекомендует предлагать когнитивно-поведенческую терапию людям, страдающим шизофренией, и тем, кто когда-либо испытал психотический эпизод[101][102].

Примечания[править | править код]

  1. Kaczkurkin A. N., Foa E. B. Cognitive-behavioral therapy for anxiety disorders: an update on the empirical evidence. (англ.) // Dialogues In Clinical Neuroscience. — 2015. — September (vol. 17, no. 3). — P. 337—346. — PMID 26487814. [исправить]
  2. Waller G. Evidence-based treatment and therapist drift. (англ.) // Behaviour Research And Therapy. — 2009. — February (vol. 47, no. 2). — P. 119—127. — doi:10.1016/j.brat.2008.10.018. — PMID 19036354. [исправить]
  3. Psychology (2nd ed.), New York: Worth Pub, 2010, с. 600 
  4. “Theoretical foundations of cognitive-behavior therapy for anxiety and depression”. Annual Review of Psychology. 47: 33—57. 1996. DOI:10.1146/annurev.psych.47.1.33. PMID 8624137.
  5. Gartlehner, Gerald (June 2017). “Pharmacological and non-pharmacological treatments for major depressive disorder: review of systematic reviews”. BMJ Open. 7 (6): e014912. DOI:10.1136/bmjopen-2016-014912. PMID 28615268.
  6. McGuire, Joseph F. (2014). “A meta-analysis of behavior therapy for Tourette Syndrome”. Journal of Psychiatric Research. 50: 106—12. DOI:10.1016/j.jpsychires.2013.12.009. PMID 24398255.
  7. Davidson, Kate (2006). “A Randomized Controlled Trial of Cognitive Behavior Therapy for Borderline Personality Disorder: Rationale for Trial, Method, and Description of Sample”. Journal of Personality Disorders. 20 (5): 431—49. DOI:10.1521/pedi.2006.20.5.431. ISSN 0885-579X. PMID 17032157.
  8. Treatment for Adolescents With Depression Study (TADS) Team. Fluoxetine, Cognitive-Behavioral Therapy, and Their Combination for Adolescents With Depression: Treatment for Adolescents With Depression Study (TADS) Randomized Controlled Trial. JAMA. 2004; 292(7):807–20. doi:10.1001/jama.292.7.807
  9. “Cognitive-behavioral therapy versus other therapies: redux”. Clinical Psychology Review. 33 (3): 395—405. April 2013. DOI:10.1016/j.cpr.2013.01.004. PMID 23416876.
  10. “The efficacy of psychodynamic psychotherapy” (PDF). The American Psychologist. 65 (2): 98—109. 2010. DOI:10.1037/a0018378. PMID 20141265. Архивировано (PDF) из оригинала 2017-08-09. Дата обращения 2017-10-26. Используется устаревший параметр |deadlink= (справка)
  11. Bergin and Garfield's Handbook of Psychotherapy.
  12. “Comparative efficacy of seven psychotherapeutic interventions for patients with depression: a network meta-analysis”. PLOS Medicine. 10 (5): e1001454. 2013. DOI:10.1371/journal.pmed.1001454. PMID 23723742.
  13. Donald Robertson. The Philosophy of Cognitive-Behavioural Therapy: Stoicism as Rational and Cognitive Psychotherapy. — London : Karnac, 2010. — P. xix. — ISBN 978-1-85575-756-1. Архивная копия от 17 декабря 2020 на Wayback Machine
  14. Mathews. Stoicism and CBT: Is Therapy A Philosophical Pursuit?. Virginia Counseling. Virginia Counseling (2015). Дата обращения: 13 марта 2022. Архивировано 17 декабря 2020 года.
  15. Cognitive Therapy of Depression. — New York : Guilford Press, 1979. — P. 8. — ISBN 978-0-89862-000-9.
  16. 1 2 3 4 5 6 The evolution of cognitive behaviour therapy // Science and practice of cognitive behaviour therapy. — Oxford : Oxford University Press, 1997. — P. 1–26. — ISBN 978-0-19-262726-1.
  17. “The Elimination of Children's Fears”. Journal of Experimental Psychology. 7 (5): 382—390. 1924. DOI:10.1037/h0072283.
  18. 1 2 3 4 5 6 7 Clinical psychology. — 7th. — Belmont, CA : Thomson/Wadsworth, 2007.
  19. “The effects of psychotherapy: an evaluation”. Journal of Consulting Psychology. 16 (5): 319—24. October 1952. DOI:10.1037/h0063633. PMID 13000035.
  20. Current psychotherapies. — 8th. — Belmont, CA : Thomson Brooks/Cole, 2008.
  21. Kelly. Desperately Seeking Hope and Help for Your Nerves? Try Reading 'Hope and Help for Your Nerves', The New York Times (26 March 2020). Архивировано 13 марта 2022 года. Дата обращения 21 января 2021.
  22. The truth is indeed sobering A Response to Dr. Lance Dodes (Part Two) > Detroit Legal News. legalnews.com. Дата обращения: 16 мая 2020. Архивировано 17 декабря 2020 года.
  23. 1 2 3 Emotions: A brief history. — Malden, MA : Blackwell Publishing, 2004. — P. 53.
  24. Folsom, Timothy D., et al. "Profiles in history of neuroscience and psychiatry." The Medical Basis of Psychiatry. Springer, New York, NY, 2016. 925-1007.
  25. “The third wave of cognitive behavioral therapy and the rise of process-based care”. World Psychiatry. 16 (3): 245—246. October 2017. DOI:10.1002/wps.20442. PMID 28941087.
  26. 'Third wave' cognitive and behavioural therapies versus other psychological therapies for depression”. The Cochrane Database of Systematic Reviews (10): CD008704. October 2013. DOI:10.1002/14651858.CD008704.pub2. PMID 24142844.
  27. 1 2 3 “Nonpharmacologic treatment for fibromyalgia: patient education, cognitive-behavioral therapy, relaxation techniques, and complementary and alternative medicine”. Rheumatic Disease Clinics of North America. 35 (2): 393—407. May 2009. DOI:10.1016/j.rdc.2009.05.003. PMID 19647150.
  28. 1 2 “Open, aware, and active: contextual approaches as an emerging trend in the behavioral and cognitive therapies”. Annual Review of Clinical Psychology. 7 (1): 141—68. 2011. DOI:10.1146/annurev-clinpsy-032210-104449. PMID 21219193.
  29. “COGNITIVE DISTORTION Monograph Supplement 4-V14”. Psychological Reports. 14 (2): 443—459. April 1964. DOI:10.2466/pr0.1964.14.2.443.
  30. “Cognitive-behavioral therapy for anxiety disorders: an update on the empirical evidence”. Dialogues in Clinical Neuroscience. 17 (3): 337—46. September 2015. DOI:10.31887/DCNS.2015.17.3/akaczkurkin. PMID 26487814.
  31. Graham, Michael C. Facts of Life: ten issues of contentment. — Outskirts Press, 2014. — ISBN 978-1-4787-2259-5.
  32. “Cognitive behavioral therapy in anxiety disorders: current state of the evidence”. Dialogues in Clinical Neuroscience. 13 (4): 413—21. 2011. DOI:10.31887/DCNS.2011.13.4/cotte. PMID 22275847.
  33. “Internet treatment for generalized anxiety disorder: a randomized controlled trial comparing clinician vs. technician assistance”. PLOS ONE. 5 (6): e10942. June 2010. Bibcode:2010PLoSO...510942R. DOI:10.1371/journal.pone.0010942. PMID 20532167.
  34. “Cognitive-behavioral therapy for body dysmorphic disorder: A systematic review and meta-analysis of randomized controlled trials”. Clinical Psychology Review. 48: 43—51. August 2016. DOI:10.1016/j.cpr.2016.05.007. PMID 27393916. Архивировано из оригинала 2020-07-28. Дата обращения 2022-03-13. Используется устаревший параметр |deadlink= (справка)
  35. “Cognitive behavioral therapy for mood disorders: efficacy, moderators and mediators”. The Psychiatric Clinics of North America. 33 (3): 537—55. September 2010. DOI:10.1016/j.psc.2010.04.005. PMID 20599132.
  36. “Meta-review of the effectiveness of computerised CBT in treating depression”. BMC Psychiatry. 11 (1): 131. August 2011. DOI:10.1186/1471-244X-11-131. PMID 21838902.
  37. 1 2 3 4 5 6 7 Psychotherapy: Three approaches evaluated, 2000, PMID 21348158. 
  38. 1 2 3 Agras, W. Stewart (7 May 2021). “Cognitive Behavioral Therapy for the Eating Disorders”. Annual Review of Clinical Psychology. 17 (1): 417—438. DOI:10.1146/annurev-clinpsy-081219-110907. ISSN 1548-5943. PMID 33962536. Дата обращения 23 December 2021.
  39. 1 2 “Cognitive behavioral therapy for eating disorders”. The Psychiatric Clinics of North America. 33 (3): 611—27. September 2010. DOI:10.1016/j.psc.2010.04.004. PMID 20599136.
  40. “Evidence-informed management of chronic low back pain with cognitive behavioral therapy”. The Spine Journal. 8 (1): 40—4. 2008. DOI:10.1016/j.spinee.2007.10.007. PMID 18164452.
  41. “The effectiveness of cognitive behavioral therapy for personality disorders”. The Psychiatric Clinics of North America. 33 (3): 657—85. September 2010. DOI:10.1016/j.psc.2010.04.007. PMID 20599139.
  42. 1 2 “Cognitive-behavioral therapy for chronic psychosis” (PDF). Actas Espanolas de Psiquiatria. 37 (2): 106—14. 2009. PMID 19401859. Архивировано (PDF) из оригинала 2020-09-24. Дата обращения 2022-03-13. Используется устаревший параметр |deadlink= (справка)
  43. “Cognitive behavioral therapy for schizophrenia”. The Psychiatric Clinics of North America. 33 (3): 527—36. September 2010. DOI:10.1016/j.psc.2010.04.009. PMID 20599131.
  44. “Cognitive behavioral therapy for substance use disorders”. The Psychiatric Clinics of North America. 33 (3): 511—25. September 2010. DOI:10.1016/j.psc.2010.04.012. PMID 20599130.
  45. “An evidence-based review of the effectiveness of cognitive behavioral therapy for psychosocial issues post-spinal cord injury”. Rehabilitation Psychology. 56 (1): 15—25. February 2011. DOI:10.1037/a0022743. PMID 21401282.
  46. “Cognitive-behavioral therapy for anxiety disorders in youth”. Child and Adolescent Psychiatric Clinics of North America. 20 (2): 217—38. April 2011. DOI:10.1016/j.chc.2011.01.003. PMID 21440852.
  47. “Cognitive-behavioral therapy for youth with body dysmorphic disorder: current status and future directions”. Child and Adolescent Psychiatric Clinics of North America. 20 (2): 287—304. April 2011. DOI:10.1016/j.chc.2011.01.004. PMID 21440856.
  48. “Cognitive-behavioral therapy for adolescent depression and suicidality”. Child and Adolescent Psychiatric Clinics of North America. 20 (2): 191—204. April 2011. DOI:10.1016/j.chc.2011.01.012. PMID 21440850.
  49. “Cognitive-behavioral therapy for weight management and eating disorders in children and adolescents”. Child and Adolescent Psychiatric Clinics of North America. 20 (2): 271—85. April 2011. DOI:10.1016/j.chc.2011.01.002. PMID 21440855.
  50. “A review of obsessive-compulsive disorder in children and adolescents”. Dialogues in Clinical Neuroscience. 13 (4): 401—11. 2011. DOI:10.31887/DCNS.2011.13.4/bboileau. PMID 22275846.
  51. “Cognitive behavioral therapy for the treatment of pediatric posttraumatic stress disorder: a review and meta-analysis”. Journal of Behavior Therapy and Experimental Psychiatry. 42 (3): 405—13. September 2011. DOI:10.1016/j.jbtep.2011.02.002. PMID 21458405.
  52. “Cognitive-behavioral therapy for childhood repetitive behavior disorders: tic disorders and trichotillomania”. Child and Adolescent Psychiatric Clinics of North America. 20 (2): 319—28. April 2011. DOI:10.1016/j.chc.2011.01.007. PMID 21440858.
  53. UKCP response to Andy Burnham's speech on mental health. Пресс-релиз.
  54. Leahy. Cognitive-Behavioral Therapy: Proven Effectiveness. Psychology Today (November 23, 2011).
  55. “Computer-delivered cognitive behavioural therapy: effective and getting ready for dissemination”. F1000 Medicine Reports. 2: 49. July 2010. DOI:10.3410/M2-49. PMID 20948835.
  56. “Hypnosis as an adjunct to cognitive-behavioral psychotherapy: a meta-analysis”. Journal of Consulting and Clinical Psychology. 63 (2): 214—20. April 1995. DOI:10.1037/0022-006X.63.2.214. PMID 7751482.
  57. “Cognitive hypnotherapy for depression: an empirical investigation”. The International Journal of Clinical and Experimental Hypnosis. 55 (2): 147—66. April 2007. DOI:10.1080/00207140601177897. PMID 17365072.
  58. “Cognitive hypnotherapy for pain management”. The American Journal of Clinical Hypnosis. 54 (4): 294—310. April 2012. DOI:10.1080/00029157.2011.654284. PMID 22655332.
  59. Cognitive behavioural therapy for the management of common mental health problems. National Institute for Health and Clinical Excellence (April 2008). Дата обращения: 4 ноября 2013. Архивировано 5 ноября 2013 года.
  60. “Comparative effectiveness of cognitive behavioral therapy for insomnia: a systematic review”. BMC Family Practice. 13 (1): 40. May 2012. DOI:10.1186/1471-2296-13-40. PMID 22631616.
  61. 1 2 “A randomized, placebo-controlled trial of online cognitive behavioral therapy for chronic insomnia disorder delivered via an automated media-rich web application”. Sleep. 35 (6): 769—81. June 2012. DOI:10.5665/sleep.1872. PMID 22654196.
  62. Schneider. Computerised CBT for Common Mental Disorders: RCT of a Workplace Intervention. Дата обращения: 29 января 2013. Архивировано 3 декабря 2013 года.
  63. MoodGym no better than informational websites, according to new workplace RCT (20 сентября 2012). Дата обращения: 29 января 2013. Архивировано 16 ноября 2012 года.
  64. 1 2 “Cognitive-behavioral therapy for bipolar disorder”. Expert Review of Neurotherapeutics. 10 (7): 1089—99. July 2010. DOI:10.1586/ern.10.75. PMID 20586690.
  65. “Efficacy of cognitive-behavioral therapy in patients with bipolar disorder: A meta-analysis of randomized controlled trials”. PLOS ONE. 12 (5): e0176849. 2017-05-04. Bibcode:2017PLoSO..1276849C. DOI:10.1371/journal.pone.0176849. PMID 28472082.
  66. Kingdon, David (April 17, 2009). “Cognitive-behavioral Therapy in Severe Mental Illness”. Psychiatric Times. 26 (5). Архивировано из оригинала 2020-09-21. Дата обращения 2022-03-13. Используется устаревший параметр |deadlink= (справка)
  67. Liu, Yu‐Chen (2018). “The Efficacy of Metacognitive Training for Delusions in Patients With Schizophrenia: A Meta‐Analysis of Randomized Controlled Trials Informs Evidence‐Based Practice”. Worldviews on Evidence-Based Nursing [англ.]. 15 (2): 130—139. DOI:10.1111/wvn.12282. ISSN 1545-102X. PMID 29489070.
  68. Sauvé, Geneviève (2020). “Efficacy of psychological interventions targeting cognitive biases in schizophrenia: A systematic review and meta-analysis”. Clinical Psychology Review [англ.]. 78: 101854. DOI:10.1016/j.cpr.2020.101854. PMID 32361339. Архивировано из оригинала 2022-03-24. Дата обращения 2022-03-13. Используется устаревший параметр |deadlink= (справка)
  69. INSERM Collective Expertise Centre (2000), Psychotherapy: Three approaches evaluated, Paris, France: Institut national de la santé et de la recherche médicale, NCBI bookshelf NBK7123, PMID 21348158, <https://www.ncbi.nlm.nih.gov/books/NBK7123/>. Проверено 13 марта 2022.. 
  70. “Cognitive behavioural therapy plus standard care versus standard care for people with schizophrenia”. The Cochrane Database of Systematic Reviews. 2018 (12): CD007964. December 2018. DOI:10.1002/14651858.CD007964.pub2. PMID 30572373.
  71. Jones, Christopher (15 November 2018). “Cognitive behavioural therapy plus standard care versus standard care plus other psychosocial treatments for people with schizophrenia”. The Cochrane Database of Systematic Reviews. 11 (6): CD008712. DOI:10.1002/14651858.CD008712.pub3. ISSN 1469-493X. PMID 30480760.
  72. “Cognitive-behavioral therapy for pathological gambling: cultural considerations”. The American Journal of Psychiatry. 166 (12): 1325—30. December 2009. DOI:10.1176/appi.ajp.2009.08081235. PMID 19952084.
  73. Cognitive–Behavioral Therapy for Pathological Gamblers. Архивировано 19 сентября 2016 года.
  74. “Psychological therapies for pathological and problem gambling”. The Cochrane Database of Systematic Reviews. 11: CD008937. November 2012. DOI:10.1002/14651858.CD008937.pub2. PMID 23152266.
  75. Association for Behavioral and Cognitive Therapies; Tobacco Dependence. Association for Behavioral and Cognitive Therapies (11 March 2021). Дата обращения: 13 марта 2022. Архивировано 27 сентября 2020 года.
  76. “Extended cognitive behavior therapy for cigarette smoking cessation”. Addiction. 103 (8): 1381—90. August 2008. DOI:10.1111/j.1360-0443.2008.02273.x. PMID 18855829.
  77. McHugh, R. Kathryn (September 2010). “Cognitive-Behavioral Therapy for Substance Use Disorders”. The Psychiatric Clinics of North America. 33 (3): 511—525. DOI:10.1016/j.psc.2010.04.012. ISSN 0193-953X. PMID 20599130.
  78. Magill, Molly (July 2009). “Cognitive-Behavioral Treatment With Adult Alcohol and Illicit Drug Users: A Meta-Analysis of Randomized Controlled Trials”. Journal of Studies on Alcohol and Drugs. 70 (4): 516—527. DOI:10.15288/jsad.2009.70.516. ISSN 1937-1888. PMID 19515291.
  79. Perry, Amanda E. (13 December 2019). “Interventions for female drug-using offenders”. The Cochrane Database of Systematic Reviews. 2019 (12): CD010910. DOI:10.1002/14651858.CD010910.pub3. ISSN 1469-493X. PMID 31834635.
  80. What Is Cognitive Behavioral Therapy? Expert Dr. Mendonsa Explains (англ.) ?. Sprout Health Group (21 октября 2019). Дата обращения: 15 ноября 2019. Архивировано 11 ноября 2020 года.
  81. Abuse. Cognitive-Behavioral Therapy (Alcohol, Marijuana, Cocaine, Methamphetamine, Nicotine) (англ.). drugabuse.gov. Дата обращения: 15 ноября 2019. Архивировано 4 июня 2020 года.
  82. Young, Kimberly (2011). “CBT-IA: The First Treatment Model for Internet Addiction” (PDF). Journal of Cognitive Psychotherapy. 25 (4): 304—310. DOI:10.1891/0889-8391.25.4.304. Архивировано (PDF) из оригинала 2020-06-03. Дата обращения 2022-03-13. Используется устаревший параметр |deadlink= (справка)
  83. “The efficacy of cognitive-behavioral therapy for eating disorders: A systematic review and meta-analysis”. Journal of Consulting and Clinical Psychology. 85 (11): 1080—1094. November 2017. DOI:10.1037/ccp0000245. PMID 29083223.
  84. Hay, Phillipa PJ (2009-10-07). “Psychological treatments for bulimia nervosa and binging”. Cochrane Database of Systematic Reviews (4): CD000562. DOI:10.1002/14651858.CD000562.pub3. PMID 19821271.
  85. “Current status of cognitive behavioral therapy for adult attention-deficit hyperactivity disorder”. The Psychiatric Clinics of North America. 33 (3): 497—509. September 2010. DOI:10.1016/j.psc.2010.04.001. PMID 20599129.
  86. “Psychotherapies for hypochondriasis”. The Cochrane Database of Systematic Reviews (4): CD006520. October 2007. DOI:10.1002/14651858.CD006520.pub2. PMID 17943915.
  87. “Psychological treatments for depression and anxiety in dementia and mild cognitive impairment”. The Cochrane Database of Systematic Reviews. 1 (1): CD009125. January 2014. DOI:10.1002/14651858.CD009125.pub2. PMID 24449085. Архивировано из оригинала 2020-09-28. Дата обращения 2022-03-13. Используется устаревший параметр |deadlink= (справка)
  88. “Clinical management of stuttering in children and adults”. BMJ. 342: d3742. June 2011. DOI:10.1136/bmj.d3742. PMID 21705407.
  89. “Anxiety and stuttering: continuing to explore a complex relationship”. American Journal of Speech-Language Pathology. 20 (3): 221—32. August 2011. DOI:10.1044/1058-0360(2011/10-0091). PMID 21478283.
  90. “Cognitive behavior therapy for adults who stutter: a tutorial for speech-language pathologists”. Journal of Fluency Disorders. 34 (3): 187—200. September 2009. DOI:10.1016/j.jfludis.2009.09.002. PMID 19948272.
  91. “Cognitive-behavioural training interventions for assisting foster carers in the management of difficult behaviour”. The Cochrane Database of Systematic Reviews (1): CD003760. January 2007. DOI:10.1002/14651858.CD003760.pub3. PMID 17253496.
  92. “Cognitive behavioural therapy for men who physically abuse their female partner”. The Cochrane Database of Systematic Reviews (3): CD006048. July 2007. DOI:10.1002/14651858.CD006048.pub2. PMID 17636823.
  93. “The empirical status of cognitive-behavioral therapy: a review of meta-analyses” (PDF). Clinical Psychology Review. 26 (1): 17—31. January 2006. DOI:10.1016/j.cpr.2005.07.003. PMID 16199119. Архивировано (PDF) из оригинала 2020-07-28. Дата обращения 2022-03-13. Используется устаревший параметр |deadlink= (справка)
  94. “Therapist-delivered Internet psychotherapy for depression in primary care: a randomised controlled trial”. Lancet. 374 (9690): 628—34. August 2009. DOI:10.1016/S0140-6736(09)61257-5. PMID 19700005.
  95. “Cost-effectiveness of therapist-delivered online cognitive-behavioural therapy for depression: randomised controlled trial”. The British Journal of Psychiatry. 197 (4): 297—304. October 2010. DOI:10.1192/bjp.bp.109.073080. PMID 20884953.
  96. Фрайер, 2022, с. 8.
  97. “A meta-analysis of moral reconation therapy”. International Journal of Offender Therapy and Comparative Criminology. 57 (9): 1076—106. September 2013. DOI:10.1177/0306624x12447771. PMID 22744908.
  98. SAMHSA. Moral Reconation Therapy. Дата обращения: 22 февраля 2015. Архивировано 29 июня 2017 года.
  99. 1 2 Laurance J. The big question: can cognitive behavioral therapy help people with eating disorders?, The Independent (December 16, 2008). Архивировано 19 декабря 2020 года. Дата обращения 22 апреля 2012.
  100. Leader D. A quick fix for the soul, The Guardian (September 8, 2008). Архивировано 12 ноября 2020 года. Дата обращения 22 апреля 2012.
  101. Psychosis and schizophrenia in adults: treatment and management. Clinical guideline [CG178]. The National Institute for Health and Care Excellence (NICE) (February 2014). Дата обращения: 13 марта 2022. Архивировано 25 октября 2020 года.
  102. “Management of psychosis and schizophrenia in adults: summary of updated NICE guidance”. BMJ (Clinical Research Ed.). 348: g1173. February 2014. DOI:10.1136/bmj.g1173. PMID 24523363. Архивировано из оригинала 2021-01-24. Дата обращения 2022-03-13. Используется устаревший параметр |deadlink= (справка)

Литература[править | править код]

  • Дэвид Бернс. Терапия настроения. Клинически доказанный способ победить депрессию без таблеток. = Burns, David. Feeling Good: The New Mood Therapy. — М.: Альпина Паблишер, 2021. — ISBN 978-5-9614-1819-4.
  • Дэниел Фрайер. Вредные мысли. Четыре психологические установки, которые мешают нам жить = The Four Thoughts That F*ck You Up and How to Fix Them: Rewire How You Think in Six Weeks With REBT. — М.: Альпина Паблишер , 2022. — 324 с. — ISBN 978-5-9614-4045-4.