Эта статья входит в число хороших статей

Антверпенская Полиглотта

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Титульный лист первого тома. Из собрания Центра Гарри Рэнсома, Техасский университет в Остине

Би́блия Полигло́тта (лат. Biblia Polyglotta[Прим 1]), известна также под названиями Полиглотта Плантена (лат. Polyglotta Plantiniana), Антверпенская Полиглотта (исп. Políglota de Amberes) или Королевская Библия (лат. Biblia Regia), — восьмитомное издание Библии в виде полиглотты, осуществлённое Христофором Плантеном и Бенито Ариасом Монтано в Антверпене в 1568—1573 годах. Для Плантена, подозревавшегося властями и Инквизицией в симпатиях к кальвинизму, издание Библии было доказательством лояльности испанской монархии. Король Филипп II частично финансировал издание, а также направил в Антверпен научного и теологического редактора — учёного священника Бенито Ариаса Монтано; в редактуре и сверке текстов участвовали более 20 филологов, включая Гийома Постэля и Яна ван Горпа. Первые шесть томов печатались тиражом 1200 экземпляров, два тома с научными материалами вышли половинным тиражом, ещё было выпущено 13 полных комплектов на пергаменте для корола. Тексты, включённые в Полиглотту, неоднократно воспроизводились в последующих библейских изданиях. По состоянию на 2012 год, сохранилось 458 экземпляров Полиглотты, в том числе 210 полных восьмитомных комплектов.

Предыстория[править | править код]

Согласно Р. Уилкинсону, изданная в Нидерландах Библия Плантена принадлежала испанской традиции библейских изданий. Её печатание определялось опытом издания Комплютенской Полиглотты, финансировалось испанским двором, научное редактирование осуществлял испанский теолог, а испанская Инквизиция служила цензурой[1]. Побудительными причинами для публикации новой Полиглотты стали два обстоятельства: во-первых, часть тиража Комплютенского издания погибла при транспортировке в Италию[2]. Во-вторых, к середине 1550-х годов назрела необходимость публикации сирийской версии Писания, главным исследователем которой был нидерландский гебраист Андреас Мазиус[en]. В 1554 году он огласил в переписке с кардиналом Питео проект новой полиглотты, которая включала бы и сирийский текст[3]. Эта идея очень медленно реализовывалась: только в 1566 году Мазиус обратился к Христофору Плантену, который предложил снабдить таргумами с параллельным латинским переводом все книги Ветхого Завета, тогда как в Комплютенской Полиглотте таргум был напечатан только к Пятикнижию[4].

Были и соображения более общего характера: Комплютенское издание было основано на концепции первичности Вульгаты по отношению ко всем остальным языковым версиям Писания. Эта концепция, выдвинутая кардиналом Хименесом де Сиснеросом, была полностью подтверждена Тридентским собором. Вопрос о Библии разбирался на сессии 1546 года с 8 февраля по 8 апреля: в свете протестантской схизмы вопрос об авторитете Католической церкви был неотделим от вопроса об авторитете Писания[5]. Результатом стало решение об издании эталонной Библии без ошибок, равно необходимой для литургических, миссионерских и богословских нужд. Однако вновь вопрос о Писании был поднят на завершающей сессии 1562 года, когда была издана булла De delectu librorum (26 февраля) и создана специальная папская комиссия для выверки церковных книг, работа которой не была завершена к концу собора. Этой же буллой санкционировались новые издания Бревиария, миссала, катехизиса и самой Вульгаты[6]. Ещё в период работы Собора был опубликован Индекс запрещённых книг[7]; в подготовке его испанского издания был занят и Бенито Ариас Монтано[8].

Алонсо Коэльо. Портрет короля Филиппа II, около 1570

Причина обращения к Христофору Плантену — ведущему издателю Антверпена, объяснялась его успешными библейскими изданиями: в 1559 году он печатал латинскую Библию (на основе Лувенской редакции Гравиуса 1547 года), в 1564 году — греческий Новый Завет, и к 1566 году трижды печатал еврейский текст. В его библейских изданиях впервые широко применялась разбивка на стихи, предложенная в 1555 году Робером Этьенном[9]. Гийом Постэль в 1563 году предлагал ему обустроить еврейскую типографию, наподобие основанной в Венеции Даниэлем Бомбергом[9]. В те же годы он пытался реализовать многоязычную Библию на еврейском, латинском и фламандском языках; этот проект поддерживался Лувенским университетом, чьи учёные были готовы обеспечить редактирование текстов и написание научных комментариев. Однако такое издание было чрезвычайно дорогостоящим и не сулящим прибыли, поэтому после кончины одного из вдохновителей проекта Плантен отложил издание[10].

Проект Антверпенской Полиглотты упоминался в письме Плантена А. Мазиусу от 26 февраля 1566 года, в котором он запросил 3000 экю на типографские работы. Вскоре власти Франкфурта предложили ему средства на реализацию Библии, но для этого печатник должен был переехать в Германию. Похожие предложения он получил и от курфюрста Саксонии, а также Гейдельбергского университета; пробные страницы были отосланы всем заинтересованным сторонам. Иными словами, работа началась ещё до прибытия в Нидерланды Бенито Ариаса Монтано[11]. Однако в том же 1566 году в Антверпене произошло антикатолическое восстание, что привело к резкому изменению политики испанских властей. Работники типографии Плантена, придерживавшиеся кальвинистских взглядов, бежали из города, но их патрон оказался заподозрен Инквизицией в симпатиях к кальвинизму, и уже 19 декабря Плантен в письме в Мадрид осведомлялся о возможности патронажа испанской монархии над библейским проектом[12].

Филипп II, ознакомившись с пробными страницами издания, был впечатлён и одобрил проект, предварительно посовещавшись с теологами из Алькала и Саламанки, в том числе А. Монтано. Представители испанских университетов высказались положительно, заявив, что повторение Комплютенского издания послужит славе католического монарха. 5 мая 1567 года было дано высочайшее разрешение, причём король не только пообещал финансировать издание (в размере 6000 эскудо)[13], но и направил главного научного редактора и цензора — Бенито Монтано. Мазиус остался главным редактором по филологии — именно он готовил словари и грамматики, включённые в состав издания[14]. Плантен потребовал солидный по тем временам гонорар: 1000 дукатов аванса, а также по 500 дукатов за каждые три месяца работы, но ожидание ответа чрезмерно затянулось[15]. За изданием наблюдали и весьма высокопоставленные лица: кардинал Гранвела и Маргарита Пармская, вице-регент Нидерландов, — они помогли скопировать в Риме рукописи, необходимые для издания[16].

История издания[править | править код]

Бенито Монтано. Портрет работы Рубенса

Ариас Монтано получил королевские инструкции 30 марта 1568 года и уже 18 мая прибыл в Антверпен. Плантен тогда находился в деловой поездке в Париже; в его отсутствие Монтано побывал в Брюсселе и Лувене, заручившись поддержкой светских и духовных властей. Уже в тот период он столкнулся с жёсткой оппозицией Леона де Кастро, который до начала работ обвинил создателей Полиглотты в «иудаизации» и отходе от традиции Вульгаты[17]. В 1570 году Леон де Кастро начал активную кампанию против ещё не изданной книги, что привело к 1572 году к аресту его испанского оппонента — Луиса де Леона[18].

Первоначальный замысел повторить Комплютенское издание заметно преобразился после подключения к проекту Монтано, сохранившего при этом дидактические задачи первой Полиглотты. Антверпенская Полиглотта предполагалась не только как научное издание древних текстов, но и как книга для чтения[16], однако именно цензоры из Лувена настаивали на включении в Полиглотту словарей и грамматик[18]. В составе редакторской коллегии состояли французские и нидерландские учёные того времени, в том числе мистики и каббалисты: Ги Лёфевр де ла Бодри, Гийом Постэль, Ян ван Горп, Франциск Рафеленг — родственник Плантена[19]. В составе редколлегии был крещёный еврей — профессор Лувенского университета Йоханнес Исаак Левита, автор «Еврейской грамматики»[20]. Бодри писал в предисловии к шестому тому, что лёвенские учёные оказали проекту неоценимые услуги: цензор Гарлемиус в течение трёх месяцев сличал греческий и сирийский текст слово за словом[21].

Для печатания греческого текста Плантен отлил шрифт по эскизам и под наблюдением Робера Граньона[fr], он же воспроизвёл сирийский эстрангело, используемый как в библейском тексте, так и в словаре и грамматике[22]. Набор еврейского текста осуществлялся под руководством Гийома ле Бё[fr]; был использован шрифт еврейского первопечатника Даниэля Бомберга, купленный у его правнука Корнелиса ван Бомбергена[23]. Типографские работы начались 7 августа 1568 года, первый том был закончен 12 марта 1569 года, второй — уже 8 октября того же года[24]. В 1570 году встал вопрос о включении в текст грамматик сирийского и арамейского языков, за основу для которых Плантен взял грамматику Каниниуса, опубликованную в 1554 году в Париже[25]. Печатание Полиглотты заняло почти все мощности типографии Плантена: в предприятии было задействовано 18 печатных станков; при подготовке текста в общей сложности было занято 80 человек в течение четырёх лет подряд[26].

Питер Пауль Рубенс. Портрет Христофора Плантена, в руках у него циркуль, символ его издательского дома

Редакционная работа над текстами была завершена к маю 1570 года, однако потребовалось ещё полгода для окончательного оформления всех текстов и их вёрстки. Много времени заняли согласования предисловий Монтано с университетами Парижа и Лувена, однако проблемы ещё только начинались[27]. В мае 1572 года король изъявил желание представить новое издание Библии в Риме, что было возложено на Педро де Фуэнтидуэньяса, который действовал через испанского посла де Суньига. Коллегия кардиналов объявила, что использованные Мазиусом для комментирования арамейских и еврейских текстов Талмуд и трактаты Себастьяна Мюнстера внесены в Индекс запрещённых книг. Король Филипп после этого срочно направил в Рим Монтано, а Мазиус написал несколько оправдательных писем. Однако кончина Папы Пия V и последующие события сильно затянули дело[28]. В 1574 году, когда вопрос о выходе в свет Полиглотты повис в воздухе, ожесточённую атаку против издателей начал Леон де Кастро. В самом конце года он предстал перед королём в Мадриде и заявил о необходимости полного пересмотра шеститомного издания, поскольку его редакторы предпочитали еврейские тексты латинским, что следовало искоренить и из комментариев и научного аппарата. Король остался глух к его словам, и де Кастро обратился в Инквизицию[29]. Было принято решение, что Инквизиция будет руководствоваться решениями Рима, где всё ещё находился Монтано. В январе 1576 года конгрегация под руководством кардинала Беллармина приняла постановление о первичности латинского текста и невозможности его исправления по каким-либо другим вариантам. Папа Римский Григорий XIII, не желая ссориться с испанским королём, благожелательно настроенным к изданию, передал право окончательного решения испанским богословам[30].

В Испании главным инквизиционным цензором был назначен Хуан де Мариана (1535—1624), официально это произошло 16 августа 1577 года[31]. Ситуация с изданием Полиглотты была следующая: в отношении текстологии на Вульгату никто не покушался, в предисловиях Монтано также подчёркивался приоритет латинской Библии, но в научном аппарате, статьях и словарях число цитат из Талмуда, раввинических комментариев и прочего превышало число ссылок на Святых Отцов. Мариана пришёл к выводу, что редакционная коллегия была слишком мала, а включение в неё Мазиуса, Бодри и Постэля было ошибкой. Однако никаких доктринальных принципов и канонических постановлений нарушено не было[31]. В общем, цензурного разрешения пришлось ожидать более 10 лет[32]. В конечном счёте, Антверпенская Полиглотта была разрешена для распространения по испанским владениям, но на некоторых экземплярах помещались цензурные предупреждения о вреде изучения таргумов и некоторых других текстов[33].

Помимо богословско-политических, серьёзными проблемами Антверпенского издания были финансовые. После окончания работ Плантен был награждён королевским пенсионом в 400 флоринов в год, но это была рента с конфискованных имений. Бывший владелец этих имений оспорил конфискацию в суде, поэтому печатник так ничего и не получил[34]. Сам Плантен утверждал, что понёс существенные финансовые потери, и оценил расходы на издание в 35 175 флоринов, при том, что с 1568 года королевская казна не перечисляла никаких средств. Королевским указом Плантен получил монополию на издание богослужебной литературы в испанских владениях и титул Королевского печатника[35], что позволило ему оставить наследникам имущества на 135 718 флоринов[36].

Содержание[править | править код]

Структура текста Книги Бытия. Слева — Танах с колонкой латинского перевода, справа — Вульгата и Септуагинта. В «подвале» левой странице — Таргум Онкелоса, на правой странице — его перевод

Полный комплект издания Полиглотты включает 8 томов формата in folio (42 × 28 см)[37], в каждом из которых около 700 страниц. Первые четыре тома содержат Ветхий Завет, напечатанный следующим образом: на левой странице в две колонки текст на иврите (слева) и параллельный текст Вульгаты (справа), на правой странице в две колонки — текст Септуагинты (справа) и параллельный латинский перевод (слева). В «подвале» левой страницы печатался текст на арамейском языке (Таргум Ионафана), в «подвале» правой страницы — его латинский перевод. Еврейский текст напечатан шрифтами, полученными от наследников Даниэля Бомберга — еврейского первопечатника; там указывались огласовки. Второканонические книги печатались только в греческом и латинском варианте (включая латинский перевод Септуагинты). Сирийский текст только частично был снабжён вокализацией[22].

Разворот страниц 232—233 пятого тома с зачином Евангелия от Луки

Пятый том содержит греческий Новый Завет, Пешитту и их латинский перевод, в «подвале» помещён перевод сирийского текста Нового Завета на иврит. Они построены следующим образом: левая колонка левой страницы — сирийский текст, сопровождаемый его латинским переводом, на правой странице Вульгата и греческий текст. Как и в Комплютенском издании, они были снабжены перекрёстными ссылками и — в спорных моментах — комментариями и вариантами (как в Деян. 9:14). Главы сирийского текста обозначались сирийской записью, но стихи нумеровались арабскими цифрами. Лакуны в сирийском тексте обозначались на латинском языке по схеме: «отсутствует 25 стихов» (в главе 25 «Деяний апостолов»)[22]. Если соответствующая книга вообще отсутствовала в сирийском тексте, на страницах шли только колонки с латинским переводом и греческим оригиналом[38]. Новый Завет открывался посланием Иеронима Папе Дамасию, каждая библейская книга сопровождалась его прологами и комментариями. Это было крайне необходимо для обоснования ценности еврейского текста, поскольку именно в Прологе к Евангелию от Матфея утверждалось, что первоначально оно было написано на еврейском языке. Этот момент требовали убрать цензоры, но отстоял Б. Монтано[39].

Том 6 (в двух частях) содержит полный текст Библии (Ветхий Завет — на иврите, Новый Завет — на греческом) с латинским подстрочным переводом. Латинские переводы были сделаны Альфонсо Самора и отредактированы Ариасом Монтано. Греческий текст печатался с четвёртого издания Библии Эразма Роттердамского. Седьмой том содержал словари и грамматики всех языков, на которых Библия издавалась: вначале греческая грамматика и словарь, далее «Еврейский тезаурус» и «Халдейская грамматика» Рафеленга, сиро-арамейский словарь Бодри; сирийская грамматика Мазиуса[40]. Последнюю Р. Уилкинсон называл одним из величайших достижений филологии XVI века[41]. Восьмой том содержал богословский комментарий, информацию об истории библейских текстов и библейских реалий (всего 18 статей)[16]. Каждый том имел роскошно оформленный титульный лист, гравированный на меди. Первый том содержит три иллюстрации и оформленный фронтиспис — гравированные по меди, третий и четвёртый тома имеют ксилографические фронтисписы. Кроме того, Библия была снабжена картой полушарий, на которой было изображено странствие колен Израилевых, от которых, по мнению издателей, произошли индейцы Испанской Америки[42].

Иллюстрации и карты в Антверпенской Полиглотте
Орнаментация титульного листа со сценами Ветхого Завета  
Карта мира  
Карта библейского Ханаана  

Тираж. Судьба издания[править | править код]

Первый том Антверпенской Полиглотты, выставленный в Перте. Фото 2009 года

Было отпечатано 1200 комплектов Полиглотты стоимостью в 300 гульденов каждый. 13 комплектов были отпечатаны специально для королевской библиотеки на пергаменте; королю для представительских подарков было передано ещё 129 восьмитомников[43]. 960 комплектов было отпечатано на французской бумаге из Труа; 200 комплектов — на тонкой бумаге из Лиона форматом фр. raisin (50 × 65 см); 30 комплектов — на бумаге формата «имперского фолио» (50 × 33,8 см); 10 комплектов — имперского фолио из тонкой итальянской бумаги[13][44]. Отдельный экземпляр имперского фолио с художественно раскрашенными гравюрами и картами, переплетённый в тёмно-багровую кожу, был подарен Плантеном лично Ариасу Монтано, о чём свидетельствует посвящение[45]. Всего, по подсчётам Т. Дункельгрюна, сохранилось 458 экземпляров Полиглотты, в том числе полных 210 комплектов, из них не менее пяти — на пергаменте (из королевских экземпляров в Испании осталось 3 полных комплекта)[46]. Три полных комплекта Полиглотты экспонируется в Музее Плантена-Моретуса[47][48].

Тексты Королевской Библии без изменений воспроизводились в последующих многоязычных изданиях — Гейдельбергской Полиглотте Бонавентуры Бертрама (1586—1599), и Парижской Полиглотте (1628—1645)[49]. Есть основания полагать, что текст Полиглотты использовался и при подготовке Сиксто-Клементинского издания Вульгаты. Во всяком случае, Мишелю де Монтеню, посетившему в 1581 году Ватиканскую библиотеку, продемонстрировали Полиглотту с посвящением Папе Григорию от короля Филиппа[50]. Миссионеры-иезуиты преподнесли комплект (неполный, в 7 томах) Королевской Библии в 1580 году индийскому падишаху Акбару и использовали научные материалы для полемики с индусами и мусульманами, о чём свидетельствовал Антонио Монсеррате[51]. По-видимому, стиль гравюр Полиглотты в определённой степени воздействовал на придворное искусство Великих Моголов[52]. Антверпенская Полиглотта была среди даров, поднесённых Маттео Риччи китайскому императору в августе 1604 года, причём факт, что она была спасена во время кораблекрушения на день Успения Богородицы, был использован иезуитами для проповеди[53].

Комментарии[править | править код]

  1. Оригинальное название: лат.  Biblia sacra hebraice, chaldaice, græce et latine, Philippi II Regis Catholici pietate et studio ad Sacrosanctæ Ecclesiæ usum, — «Священная Библия еврейская, халдейская, греческая и латинская, Филиппа II католического короля благочестием и преданностью для употребления Святейшей Церковью»

Примечания[править | править код]

  1. Wilkinson, 2007, p. 1.
  2. Aramaic Bible, 1994, p. 83.
  3. Wilkinson, 2007, p. 45.
  4. Wilkinson, 2007, p. 47.
  5. Wilkinson, 2007, p. 12.
  6. Wilkinson, 2007, p. 13.
  7. Wilkinson, 2007, p. 14.
  8. Wilkinson, 2007, p. 15.
  9. 1 2 Wilkinson, 2007, p. 67.
  10. Hendricks, 1967, p. 104—105.
  11. Wilkinson, 2007, p. 67—68.
  12. Wilkinson, 2007, p. 69.
  13. 1 2 Hendricks, 1967, p. 106.
  14. Wilkinson, 2007, p. 48.
  15. Hendricks, 1967, p. 105.
  16. 1 2 3 Hebrew Bible, 2008, p. 777.
  17. Wilkinson, 2007, p. 71—72.
  18. 1 2 Wilkinson, 2007, p. 73.
  19. Brekka, 2012, p. 14.
  20. Brekka, 2012, p. 40.
  21. Wilkinson, 2007, p. 74.
  22. 1 2 3 Wilkinson, 2007, p. 90.
  23. Becares Botas, 1999, p. 84.
  24. Moll, 2000, p. 319.
  25. Wilkinson, 2007, p. 75.
  26. Becares Botas, 1999, p. 130—132.
  27. Wilkinson, 2007, p. 93.
  28. Wilkinson, 2007, p. 93—94.
  29. Wilkinson, 2007, p. 94.
  30. Wilkinson, 2007, p. 95.
  31. 1 2 Wilkinson, 2007, p. 96.
  32. Dunkelgrun, 2012, p. 452.
  33. Dunkelgrun, 2012, p. 471.
  34. Hendricks, 1967, p. 107.
  35. Brekka, 2012, p. 13.
  36. Hendricks, 1967, p. 108.
  37. Brekka, 2012, p. 11.
  38. Wilkinson, 2007, p. 91.
  39. Wilkinson, 2007, p. 89.
  40. Wilkinson, 2007, p. 78.
  41. Wilkinson, 2007, p. 80.
  42. Brekka, 2012, p. 9.
  43. Brekka, 2012, p. 12, 16.
  44. Becares Botas, 1999, p. 94.
  45. Dunkelgrun, 2012, p. 455, 499.
  46. Dunkelgrun, 2012, p. 472, 499.
  47. Dunkelgrun, 2012, p. 473.
  48. The Plantin-Moretus Printing Museum, Antwerp. Дата обращения 3 января 2016.
  49. E. Nestle. Bibles, Polyglot (англ.). The New Schaff-Herzog Encyclopedia of Religious Knowledge, Vol. II. Christian Classics Ethereal Library. Дата обращения 21 сентября 2015.
  50. Rigolot F. Curiosity, Contingency, and Cultural Diversity: Montaigne's Readings at the Vatican Library // Renaissance Quarterly. — 2011. — Vol. 64, no. 3. — P. 860—862. — 847—874 p. — DOI:10.1086/662851.
  51. Dunkelgrun, 2012, p. 457.
  52. Dunkelgrun, 2012, p. 458.
  53. Dunkelgrun, 2012, p. 459.

Источники[править | править код]

Ссылки[править | править код]