Корейский кедр

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Корейский кедр
Корейские сосны, Сихотэ-Алинь
Научная классификация
Международное научное название

Pinus koraiensis Siebold & Zucc., 1842

Охранный статус

Коре́йский кедр, или Маньчжурский кедр, или Сосна́ коре́йская, также Сосна́ кедро́вая коре́йская[1] (лат. Pínus koraiénsis) — хвойное дерево, один из видов рода Сосна, произрастающий в восточной Азии, на северо-востоке Китая, в Приморском и Хабаровском краях[2], на юго-востоке Амурской области, в Корее и в центральной Японии. Занесён в Красную книгу Амурской области[3].

Название[править | править код]

По аналогии с близкородственным сибирским кедром (сосной кедровой сибирской), в русском языке издавна называется кедром, хотя на самом деле оба эти дерева относятся к роду Сосна, а не Кедр, то есть являются более близкими родственниками сосны обыкновенной, чем настоящих кедров — ливанского, атласского и гималайского.

Таксономия[править | править код]

Pinus koraiensis Siebold & Zucc., Flora Japonica 2:28, t. 116. 1842

Синонимы
  • Apinus koraiensis (Siebold & Zucc.) Moldenke
  • Pinus cembra var. excelsa Maxim. ex Rupr.
  • Pinus cembra var. mandschurica (Rupr.) Carrière
  • Pinus mandschurica Rupr.
  • Pinus prokoraiensis Y.T.Zhao, J.M.Lu & A.G.Gu
  • Strobus koraiensis (Siebold & Zucc.) Moldenke

Биологическое описание[править | править код]

Хвоя сосны корейской и шишка Сосны мелкоцветковой (Pinus parviflora). Ботаническая иллюстрация из книги Flora Japonica Зибольда и Цуккарини, 1870
Кора корейского кедра

Высокое дерево до 40—50 м высотой, в диаметре может достигать 1,5—2 м, объём древесины стволовой части до 15—17 м³. Кора коричнево-серая с красноватым оттенком, шелушащаяся, довольно тонкая. Крона развитая, густая, у молодых деревьев конусовидная или округло-яйцевидная, к старости продолговато-цилиндрическая или обратноконическая, у перестойных зачастую многовершинная. Корневая система характеризуется слаборазвитым стержневым и многочисленными боковыми корнями, залегающими в почве не глубже 1 м. Деревья ветроустойчивы. С годами становится светолюбивым, нуждается в свежей, плодородной, но не переувлажнённой почве.

Молодые побеги тонкие, густо опушены рыжими волосками. Хвоя кедра сизовато-зелёная, трёхгранная, длинная (7—20 см) при ширине 1—1,5 мм, с шероховато-зазубренными рёбрами. Хвоинки собраны в пучки по пять иголок, на ветвях держатся от двух до четырёх лет (меняется каждые 4-6 лет[4]).

Растение однодомное. Мужские колоски жёлтые, женские шишки красновато-фиолетовые. «Цветёт» в мае — начале июня. Шишки созревают в конце августа — октябре на следующий год после «цветения», крупные, в длину до 17 см, в ширину — до 8 см и более, удлиненно-яйцевидные, при созревании не раскрываются. Как правило, после созревания осенью или в начале зимы опадают вместе с семенами. Каждая шишка содержит множество орешков (семян кедра); семена обратнояйцевидные, длиной по 14—18 мм при ширине 8—10 мм, с толстой деревянистой кожурой, бескрылые, различной формы и размеров. Одно дерево может дать около 500 шишек; в шишке средней величины от 130 до 150 «орешков». На молодых кедрах шишки и семена существенно более крупные, чем на старых и перестойных, в то же время количество шишек на молодых деревьях меньше, чем на старых. Отчасти это объясняется тем, что, в отличие от сибирской кедровой сосны, у корейской сосны шишки растут "пучком" только на самой макушке дерева и реже - на прилегающих к макушке самых верхних ветвях. Старые же деревья часто имеют несколько стволов и вершин.

Обильные урожаи семян наблюдаются раз в три — четыре года. В природных условиях кедры начинают плодоносить с 60—120 лет, а в культурах и при хорошей освещенности — с 20—30 лет. Доживает обычно до 350—400 лет, но нередко встречаются 500-летние экземпляры, а иногда и старше.

Распространение[править | править код]

На российском Дальнем Востоке, характеризующимся большим разнообразием лесов, наибольшую ценность имеют кедрово-широколиственные леса, главной породой которых является кедр корейский. Эти леса являются кормовой базой и местом обитания различных видов промысловых зверей и птиц, отличаются уникальным набором лекарственных растений, включая лимонник, женьшень, заманиху, элеутерококк и т. д. К сожалению, площадь кедровников весьма ограничена, и значительно сократилась. Чисто кедровых лесов практически не встречается, в основном кедровая сосна растёт в смешанных хвойно-лиственных лесах с разной степенью плотности. Леса с участием кедра составляют всего около 3 % площади лесов Дальнего Востока.

Хотя он и носит видовой эпитет «корейский», основной его ареал — в Приморье, Приамурье и смежных районах северо-восточного Китая. Произрастает на полуострове Корея, в Японии — в горах острова Хонсю.

Характеризуя ареал кедра корейского на территории России, следует отметить, что по побережью Японского моря и Татарского пролива он протянулся на северо-восток, при этом по восточным склонам Сихотэ-Алиня полосой шириной от 40 до 100 км он доходит до лесов Ванинского района района включительно. От южной оконечности Сихотэ-Алиня по его западным склонам ареал кедра корейского протянулся до расположенного на Амуре Софийска. В центральной, высокогорной части Сихотэ-Алиня кедр корейский не растет. От Софийска граница ареала резко поворачивает к юго-западу и достигает Буреинского хребта, западнее которого кедр корейский встречается очень редко, а в низовьях Буреи не встречается никогда.

В пределах указанного российского ареала кедр корейский растёт выборочно. В долинах Амура и Уссури и в уремах их притоков встречается редко и в незначительных количествах. Высоко в горы не поднимается — на южных склонах Сихотэ-Алиня выше 750 м над уровнем моря его не встретить, на северных склонах он не поднимается выше 600 м.

Широколиственно-кедровые леса[править | править код]

Широколиственно-кедровый лес возле Хабаровска

Растительная формация широколиственно-кедровых лесов находится в муссонной дальневосточной области умеренного климатического пояса[5]. На родине у корейской сосны морозная зима сменяется тёплым дождливым летом. Бурые почвы под кедровниками соответствуют суббореальному географическому поясу, являются зональными для широколиственнолесной ландшафтной зоны[6][7]. В подтайге корейский кедр постепенно сходит на нет, уступая место ели аянской. Что касается растительных зон, то кедровники прикреплены к неморальной лесной зоне через класс зональной растительности, названный в честь дуба монгольского (Quercetea mongolicae Song ex Krestov et al. 2006[8])[9]. Проще говоря, кедровники являются восточными заменителями европейских лесов из дуба черешчатого и липы сердцевидной[10]. Несмотря на это, жители юга Дальнего Востока России называют их уссурийской тайгой, что приводит к путанице с настоящей бореальной тайгой. Отдалёнными аналогами кедровников являются смешанные леса Америки, возглавляемые сосной Веймутова[11]. Широколиственно-кедровые леса бывают горными и долинными[12]. При близком рассмотрении они оказываются ещё разнообразнее.

На крутых солнечных склонах растут дубово-кедровые леса, в подлеске которых распространены листопадные рододендроны[8].

На склонах средней крутизны сосне корейской сопутствуют дуб монгольский, липа амурская и берёза ребристая. Ниже, под их кронами, преобладает обычно клён мелколистный при участии клёна зеленокорого, вяза разрезного и других видов. Подлесок и травяной покров весьма разнообразны[8].

На речных террасах и на прилегающих к ним пологих склонах древостой усложняется большим количеством ясеня маньчжурского и вяза японского. Появляются орех маньчжурский, бархат амурский и липа маньчжурская. Под их полог внедряются сирень амурская, маакия амурская и черёмуха обыкновенная. Подлесок образован лещиной, элеутерококком, чубушником тонколистным и жимолостью золотистой. Встречаются виды бересклета, рябинник рябинолистный и спирея иволистная. Деревья опутаны лозами винограда амурского, лимонника китайского и схизопепона переступенелистного. Пышное крупнотравье представлено страусником обыкновенным, чистоустником азиатским, ариземой амурской, чемерицей, крапивой, лабазником, какалией и мареной[8].

На верхней в горах и северной границе кедровников возрастает роль ели аянской, пихты белокорой и клёна жёлтого. Появляются тис остроконечный и жимолость Максимовича. С еловых веток свисают гирляндами листья актинидии коломикта[8].

Южные кедровники обогащаются калопанаксом, клёнами ложнозибольдовым и маньчжурским, ясенем носолистным, грабом сердцелистным и рябиной ольхолистной. Здесь тоже встречается тис остроконечный[8].

Хозяйственное применение[править | править код]

Орешки корейского кедра.
Вверху: в скорлупе и скорлупа; внизу: без скорлупы

Корейская сосна — популярное декоративное дерево в парках и садах в регионах с холодным климатом, таких как восточная Канада и северо-восточные штаты США, так как она выдерживает морозы до −50 °C. Это одно из красивейших деревьев юга Дальнего Востока, широко используется для искусственных насаждений. Леспромхозы выращивают саженцы, которые потом пересаживают в населённые пункты[4]. Корейский кедр рекомендуется для скверов, парков и внутриквартального озеленения. Под внутриквартальным озеленением подразумеваются, например, территории учебных заведений и больниц. Его можно использовать в групповых посадках и в качестве солитера. Корейская сосна — не самый удачный выбор для уличного озеленения, особенно туго ей придётся в рядах между автомобильными дорогами и тротуарами[13].

Ценное орехоплодное дерево: средняя урожайность 50 кг/га, максимальная — 500 кг/га, выход масла 14 %[14].

Древесина обладает полезными свойствами, в кедровом воздухе не выживают болезнетворные микроорганизмы. В шкафах из корейской сосны не заводится моль, в кринках - не скисает молоко[4].

Медицинское применение[править | править код]

В народной медицине хвою используют как витаминное и общеукрепляющее средство, как антисептическое, мочегонное, потогонное, отхаркивающее, противоцинготное средство, для восстановления сил после тяжёлых болезней и операций, при сердечно-сосудистых заболеваниях. Отвар хвои укрепляет дёсны и зубы, хвойные ванны применяют при боли в суставах и кожных заболеваниях. Отвар используют при ингаляциях при заболеваниях органов дыхания.

Ядра орехов используют в китайской медицине как укрепляющее и тонизирующее средство. Употребление ядер орехов предупреждает развитие склероза сосудов, нормализует давление, улучшает иммунитет.

В состав препаратов, применяемых при лечении печени и почек, может включаться эфирное масло, получаемое из хвои корейской сосны[4].

Экологические проблемы[править | править код]

Изучение насаждений сосны корейской специалистами университета показало, что в условиях загрязнения окружающей среды (выхлопные газы) деревья не выживают. Был сделан вывод - необходимо улучшить экологическую ситуацию (вывести транзитный поток за пределы города, строить велосипедные дорожки и т.п.); и прекратить посадки этого дерева около автодорог и других мест, где они не выживают, и где они не выполняют своё назначение - оздоровление окружающей среды.

Состояние насаждений корейской сосны может использоваться как индикатор степени загрязнения окружающей среды.

Лимитирующие антропогенные факторы[править | править код]

Хозяйственная деятельность человека привела к сокращению численности деревьев, а в Амурской области лесовосстановительная работа не проводится[3]. Например, только в 2003 г. официально было выписано разрешение на заготовку 134,9 тысяч кубометров сосны корейской, но реально было вырублено вдвое больше[4]. В прошлом вырубленные кедры и их спутники продавались за границу, сначала преимущественно в Японию, а позднее в Китай[15]. Бригады местных жителей незаконно рубили корейские сосны и продавали кругляк в Китай или преимущественно китайским владельцам временных нелегальных лесопилок на российской территории. Оттуда пиломатериалы переправлялись через границу на китайские мебельные фабрики. Мебель и паркет поставлялись клиентам в Китае, США и Европе[16][17]. Уголовные дела возбуждались и против крупного легального экспортёра пиломатериалов — ОАО «Тернейлес», половина которого принадлежит японскому импортёру пиломатериалов — «Sumitomo Corporation»[18][19].

Безработные жители деревень и приезжие из других регионов опустошают кедровники в поисках орехов. Деревья, не желающие отдавать шишки, выпиливают или повреждают "кошками". Собранный урожай продают по дешёвке в Китай[20].

Кедровые сосны гибнут от лесных пожаров, вызванных умышленными поджогами сухой травы, которые устраивают по весне местные пироманы, фермеры и браконьеры[21].

Исчезновение корейской сосны напрямую связано с общим процессом обезлесения Дальнего Востока России, вырубки кедрово-широколиственных лесов. Основной вклад в вырубку вносят китайские компании, уже успевшие вырубить леса в КНР так, что теперь из-за неблагополучной экологической ситуации, рубка деревьев там запрещена вообще[22]. Вывозится в основном необработанная древесина[23], а заготовкой заняты граждане КНР (что не создаёт рабочие места для местных жителей; существовавшие ранее леспромхозы разорились[24]). Правительство Китая уже с 1990-х поддерживает своих предпринимателей и активно стимулирует лесозаготовки в РФ как способ вывоза рабочей силы и увеличения численности своей диаспоры, заселяющей малонаселённые и вымирающие регионы Дальнего Востока РФ.

Данных о какой-нибудь лесовосстановительной работа проводящейся китайскими компаниями - нет.

Попытки Всемирного фонда дикой природы (WWF)[16][25] и других организаций, региональных органов власти защитить леса от варварской вырубки - оказались безуспешными.

Охрана[править | править код]

Природоохранный кластер южного Сихотэ-Алиня

С 2010 года рубка корейского кедра в России запрещена. В 2013 году легальный экспорт этого вида сосны за границу полностью прекратился[15]. В Китае запрещены коммерческие рубки в натуральных лесах, в которых растёт корейский кедр[23]. В некоторых субъектах РФ на Дальнем Востоке ограничили срок сбора орехов, чтобы шишки успели опасть с деревьев на землю[20].

Корейская сосна охраняется в сети заповедников и национальных парков.

Примечания[править | править код]

  1. Русское название таксона — согласно следующему изданию:
    Шрётер А. И., Панасюк В. А. Словарь названий растений = Dictionary of Plant Names / Межд. союз биол. наук, Нац. к-т биологов России, Всерос. ин-т лек. и ароматич. растений Рос. сельскохоз. академии; Под ред. проф. В. А. Быкова. — Koenigstein: Koeltz Scientific Books, 1999. — С. 574. — 1033 с. — ISBN 3-87429-398-X.
  2. Кедровая сосна / Баландин С. А. // Канцелярия конфискации — Киргизы [Электронный ресурс]. — 2009. — С. 504. — (Большая российская энциклопедия : [в 35 т.] / гл. ред. Ю. С. Осипов ; 2004—2017, т. 13). — ISBN 978-5-85270-344-6.
  3. 1 2 Составитель Дарман Г.Ф. Сосна корейская, кедр корейский. Растения Красной книги www.cicon.ru (20.10.2015). Дата обращения 23 октября 2018.
  4. 1 2 3 4 5 Мельникова А.А., Пискунов Ю.Г. Состояние сосны корейской в городе Артёме как индикатор состояния окружающей среды (рус.) // Материалы 14-й Международной научно-практической конференции по проблемам экологии и безопасности (г. Комсомольск-на-Амуре, Россия, 28 апреля 2016 г.) : Материалы конференции / Степанова И.П., Никифорова Г.Е. (ред). — Комсомольск-на-Амуре: ФБГУ Комсомольский-на-Амуре государственный технический университет, 2016. — С. 316-318. — ISBN 978-5-7765-1104-2.
  5. Климатическое районирование // Природа. Экология / сост. и подгот. к изд. ПКО «Картография» ; гл. ред. В. М. Котляков ; отв. ред. Г. Ф. Кравченко. — М. : Роскартография, 2007. — С. 146—150. — (Национальный атлас России : в 4 т. ; 2004—2008, т. 2). — ISBN 5-85120-250-5.
  6. Почвы // Природа. Экология / сост. и подгот. к изд. ПКО «Картография» ; гл. ред. В. М. Котляков ; отв. ред. Г. Ф. Кравченко. — М. : Роскартография, 2007. — С. 298-301. — (Национальный атлас России : в 4 т. ; 2004—2008, т. 2). — ISBN 5-85120-250-5.
  7. Исаченко А.Г. Ландшафтоведение и физико-географическое районирование. — Москва: Высшая школа, 1991. — С. 366 (249). — ISBN 5-06-001731-1.
  8. 1 2 3 4 5 6 Krestov Pavel V., Song Jong-Suk, Nakamura Yukito, Verkholat Valentina P. A phytosociological survey of the deciduous temperate forests of mainland Northeast Asia. (англ.) // Phytocoenologia. — 2006. — Vol. 36, no. 1. — P. 77-150. — ISSN 0340-269X.
  9. Растительность // Природа. Экология / сост. и подгот. к изд. ПКО «Картография» ; гл. ред. В. М. Котляков ; отв. ред. Г. Ф. Кравченко. — М. : Роскартография, 2007. — С. 328-330. — (Национальный атлас России : в 4 т. ; 2004—2008, т. 2). — ISBN 5-85120-250-5.
  10. Ladislav Mucina, Helga Bültmann, Klaus Dierßen, Jean‐Paul Theurillat, Thomas Raus, Andraž Čarni, Kateřina Šumberová, Wolfgang Willner, Jürgen Dengler, Rosario Gavilán García, Milan Chytrý, Michal Hájek, Romeo Di Pietro, Dmytro Iakushenko, Jens Pallas, Fred J.A. Daniëls, Erwin Bergmeier, Arnoldo Santos Guerra, Nikolai Ermakov, Milan Valachovič, Joop H.J. Schaminée, Tatiana Lysenko, Yakiv P. Didukh, Sandro Pignatti, John S. Rodwell, Jorge Capelo, Heinrich E. Weber, Ayzik Solomeshch, Panayotis Dimopoulos, Carlos Aguiar, Stephan M. Hennekens, Lubomír Tichý. Vegetation of Europe: hierarchical floristic classification system of vascular plant, bryophyte, lichen, and algal communities (англ.) // Applied Vegetation Science. — 2016. — Vol. 19 (S1). — P. 3—264. — ISSN 1402-2001.
  11. Elgene O. Box & Kazue Fujiwara. A Comparative Look at Bioclimatic Zonation, Vegetation Types, Tree Taxa and Species Richness in Northeast Asia. (англ.) // Botanica Pacifica. — 2012. — Vol. 1, no. 1. — P. 5—20 (Table 3). — ISSN 2226-4701.
  12. Широколиственно-кедровые леса (Pinus koraiensis). // ДВГИ ДВО РАН.
  13. Горнова, М. И. Ландшафтное проектирование в условиях Дальнего Востока : учеб, пособие. — Хабаровск: Изд-во Тихоокеан. гос. ун-та, 2017. — С. 206 (Таблица 1). — ISBN 978-5-7389-1437-9.
  14. Губанов, 1976.
  15. 1 2 Б.Д. Милаковский, Е.А. Федичкина. Экспорт древесины с Дальнего Востока России в 2004—2014 гг. — Всемирный фонд дикой  природы (WWF). — Владивосток, 2015. — С. 24. — 36 с.
  16. 1 2 под ред. Д. Ю. Смирнова. Незаконные рубки на Дальнем Востоке: мировой спрос на древесину и уничтожение Уссурийской тайги: обзор. — Всемирный фонд дикой природы (WWF). — Москва: Полиграф Медиа Групп, 2013. — 40 с. — 1000 экз.
  17. Рубки и посадки. В Приморье появилось новое «лесное» дело, полное странностей и несправедливостей. // Комсомольская правда.
  18. По материалам прокурорской проверки возбуждены уголовные дела по фактам незаконных рубок лесных насаждений в восточной части Приморья. // Прокуратура Приморского края.
  19. Силовики не пускают японцев в приморский лес. // «Золотой Рог».
  20. 1 2 С "кедровым беспределом" в Приморье покончено. // Еженедельник "Аргументы и Факты". — № 45.
  21. Горький дым травы отечества. // Газета.Ru.
  22. Александр Храмчихин. Глава VIII. Отношения между Китаем и постсоветской Россией // Дракон проснулся? : внутренние проблемы Китая как источник китайской угрозы для России. — 2 изд. — Москва: Издательство "Ключ-С", 2015. — С. 125. — 192 с. — 500 экз. — ISBN 978-5-906751-22-5.
  23. 1 2 Елена Александровна Федичкина, Алексей Сергеевич Ланкин. Анализ экспорта древесной продукции с Дальнего Востока России в 2015 г. — Всемирный фонд дикой природы (WWF). — Владивосток: Апельсин, 2016. — 50 с. — 200 экз. — ISBN 978-5-98137-045-8.
  24. Валентин Распутин, Виктор Кожемяко. Глава II. А век двадцатый близится к закату // Эти двадцать убийственных лет. — Москва: Алгоритм, Эксмо, 2012. — 320 с. — (Политические тайны XXI в.). — ISBN 978-5-699-53513-2.
  25. А.Г. Кабанец, Е.В. Чувасов, А.В. Сычиков, Б.Д. Милаковский. Практика рубок ухода и санитарных рубок на Дальнем Востоке России. — Всемирный фонд дикой природы (WWF). — Владивосток: Всемирный фонд дикой природы, 2016. — С. 4,17. — 32 с. — 500 экз. — ISBN 978-5-91849-115-7.

Литература[править | править код]

  • Колесников Б. П. Кедровые леса Дальнего Востока. — М.: Издательство АН СССР, 1956.
  • Солодухин Е. Д. Деревья, кустарники и лианы советского Дальнего Востока. — Уссурийск, 1962.
  • Воробьев Д. П. Дикорастущие деревья и кустарники Дальнего Востока. — М.: Наука, 1968.
  • Губанов И. А. и др. Дикорастущие полезные растения СССР / отв. ред. Т. А. Работнов. — М.: Мысль, 1976. — 360 с. — (Справочники-определители географа и путешественника).
  • Кабанов Н. Е. Хвойные деревья и кустарники Дальнего Востока. — М.: Наука, 1977.
  • Бобров Е. Г. Лесообразующие хвойные СССР. — Л.: Наука, 1978.
  • Усенко Н. В. Деревья, кустарники и лианы Дальнего Востока. — Хабаровск: Книжное издательство, 1984.
  • Pinus koraiensis // Flora of China : [англ.] = 中国植物志 : in 25 vol. / ed. by Z. Wu, P. H. Raven, D. Hong[d]. — Beijing : Science Press ; St. Louis : Missouri Botanical Garden Press, 1999. — Vol. 4 : Cycadaceae through Fagaceae. — P. 22. — 453 p. — ISBN 978-0-915279-34-0. — ISBN 978-0-915279-70-8 (vol. 4).
  • Коропачинский И. Ю., Встовская Т. Н. Древесные растения Азиатской России. — Новосибирск: Издательство СО РАН, 2002. — С. 58. — ISBN 5-7692-0561-X.


Ссылки[править | править код]