Программа умерщвления Т-4

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Часть серии статей о Холокосте

Категории:

Холокост · Нацизм · Геноцид

Вторая мировая война

Портал Проект

п·о·р

Программа умерщвления «Т-4» («Акция Тиргартенштрассе 4») — официальное название евгенической программы немецких национал-социалистов по стерилизации, а в дальнейшем и физическому уничтожению людей с психическими расстройствами, умственно отсталых и наследственно отягощённых больных. Впоследствии в круг лиц, подвергавшихся уничтожению, были включены нетрудоспособные лица (инвалиды, а также болеющие свыше 5 лет). Сначала уничтожались только дети до трёх лет, затем все возрастные группы.

Предыстория[править | править вики-текст]

К 1921 году евгеника — учение о наследственном здоровье человека, а также о путях улучшения его наследственных свойств — стала признанной в ряде стран мира на­уч­­­ной теорией. Помимо евгеники, тесное отношение к политике уничтожения душевнобольных в Германии имели и такие предпосылки, как утверждение о необходимости активной эвтаназии и одностороннее представление о наследственной обусловленности, неизлечимости и социальной опасности психических заболеваний.[1]

К началу XX века в Германии авторы, изучавшие «расовую биологию и биологию общества», занимались модернизацией евгеники с позиции превосходства определённых рас. Распространению этого движения способствовали основанный в 1904 году журнал на тему евгеники, образованное вскоре специальное общество и проведённая в 1911 году в Дрездене конференция, посвящённая расовой гигиене. В 1921 году было основано «Международное объединение по расовой гигиене».[1]

Хотя не все учёные, чьи взгляды были близки евгеническим идеям, являлись нацистами, тем не менее представления этих учёных о естественном социальном неравенстве использовались для обоснования нацистской концепции о предназначении «арийцев» для мирового господства. Многие психические заболевания считались наследственно обусловленными, психически больные и инвалиды — «неполноценными».[1]

Вопросами социальной гигиены и евгеники занимался (в поздние годы своей деятельности) в том числе Эмиль Крепелин[2] — наиболее известный немецкий психиатр конца XIX — начала ХХ ст., автор концепции «dementia praecox» (раннего слабоумия), которая легла в основу понятия «шизофрения», впоследствии введенного Э. Блейлером. Будучи убеждённым социал-дарвинистом, Крепелин активно продвигал политику и исследовательскую программу по евгенике и расовой гигиене[2]. Поддержку Крепелином «теории дегенерации» и его политические взгляды критиковали как имевшие «оттенок профашизма»[3][4][5]; высказывалось мнение, что его взгляды явились естественно-научным оправданием действий психиатров во время программы умерщвления[6]. С другой стороны, А. Хохе, идейный вдохновитель будущей программы умерщвления, был не сторонником, а противником нозологической концепции Крепелина.[7]

В 1920 году была опубликована книга «Разрешение на уничтожение жизни, недостойной жизни». Её авторы, профессор психиатрии Альфред Хохе (Гохе) и профессор юриспруденции Карл Биндинг из Фрайбургского университета, писали, что «идиоты не имеют права на существование, их убийство — это праведный и полезный акт». Хохе, бывший физиологом, обосновывал утверждение, что некоторые люди — просто балласт, создающий неприятности для других, а также, что немаловажно, и экономические издержки. Хохе утверждал, что существование обитателей психиатрических учреждений (по его выражению, «балластных существ» и «пустоты в оболочке» — лиц, не способных к человеческим чувствам) не имеет смысла и ценности[8]. Его соавтор Карл Биндинг предлагал государству учредить специальные комиссии по умерщвлению людей, недостойных жизни.

В начале 1920-х годов А. Гитлер прочитал тексты немецких евгеников, которыми он был глубоко впечатлён. Как «Разрешение на уничтожение жизни, недостойной жизни», так и книга Альфреда Плётца «Благополучие нашей расы и защита слабого» (1905) помогли А. Гитлеру завершить осмысление теорий, в дальнейшем высказанных им в «Mein Kampf» («Моя борьба», 1925) — книге, заложившей основу для убийства миллионов. В 1923 году, находясь в тюрьме, Гитлер увлёкся руководством Е. Фишера и Ф. Ленца по вопросам наследственности человека, расовой гигиене и евгенике, идеи которой в последующем тоже были использованы в «Mein Kampf». Ф. Ленц называл национал-социализм прикладной биологией, которая должна быть направлена против «низших» рас: евреев, поляков, цыган.[9]

Немецкий психиатр Эрнст Рюдин, один из высших нацистских идеологов, был главным создателем нацистской программы расовой гигиены. Он тоже оказал влияние на А. Гитлера, представив в 1926 году свою вымышленную науку «психиатрической евгеники», согласно которой понятие выживания наиболее приспособленных тесно связывалось с искоренением «психически неполноценных».[9]

Стоит отметить, что сходные взгляды высказывались и в других странах. Например, франко-американский учёный Алексис Каррель, лауреат Нобелевской премии по физиологии и медицине в 1912 году, в книге «Человек. Неизвестное» (1935) заявил, что душевнобольных преступников необходимо «гуманно и экономически удалять в малых эвтаназиях в учреждениях путём поглощения доставляемых газов». Британский невролог и председатель отдела неврологии Корнелльского университета Роберт Фостер Кеннеди в 1942 году в статье, опубликованной в «Американском журнале психиатрии», утверждал, что «неполноценные дети», «ошибки природы» в возрасте старше 5 лет должны быть умерщвлены.[10]

Создатель концепции шизофрении, швейцарский психиатр Э. Блейлер также придерживался мнения о необходимости массовой стерилизации: «Те, кто поражены тяжёлой болезнью, не должны иметь потомства. Если мы позволим физически и психически неполноценным иметь детей, а здоровые будут ограничены в этом, поскольку необходимо многое делать ради помощи другим, если подавлять естественный отбор, то наша раса быстро выродится»[11].

Уже в 1921 году в Германии была сфор­мирована правитель­ствен­ная комиссия, призванная да­вать советы по поводу абортов и стерилизации людей с отклонениями.[12]

В 1923 году в Мюнхенском университете была создана кафедра расовой гигиены, призванной улучшить «расовую чистоту» немцев. В данном случае расовая гигиена представляла собой науку, а не комплекс политических и социальных устремлений и мер.

В 1927 году в Берлине был основан специальный институт антропологии, генетики человека и евгеники им. кайзера Вильгельма для поиска научно обоснованных идей, подобных расовой гигиене. С этим институтом был связан Йозеф Менгеле, защитивший ранее докторскую диссертацию по теме «Расовые различия структуры нижней челюсти», — врач, который во время своей службы в Освенциме будет прозван «ангелом смерти»[13].

В 1929 году в Нюрнберге был основан «Национал-социалистический союз немецких врачей», выступивший за политический план А. Гитлера и защищавший идеи расовой гигиены. После захвата власти нацистами в 1933 году представители этого союза стали осуществлять руководящие функции в государственном здравоохранении. Те из врачей, кто выступал против нацистских идей, в большинстве своём оказались в тюрьмах, а многие известные специалисты эмигрировали.[1]

Ещё до захвата власти национал-­социалистами, происшедшего в 1933 году, некоторые из немецких учёных, деятелей в области социальной политики, врачей и учителей приступили к сбору данных о состоянии здоровья своих клиентов. Эти сведения легли в основу «картотеки архивов наследственности», позднее созданной нацистами, и создали предпосылки для принудительной стерилизации людей, отправки в концентрационные лагеря и массовых убийств.[14]

После своего прихода к власти нацисты начали систематически отбирать средства у попечительских и лечебных учреждений, в результате чего резко ухудшилось снабжение пациентов продовольствием. К примеру, в Гессене норма питания упала ниже 40 пфеннигов в день. Эта нехватка питания стала приводить к гибели пациентов.[14]

В 1935 году в Штутгарте была опубликована книга с названием «Милость или смерть?» немецкого врача Клингера, в которой автор выдвигал тезис о «жизни, недостойной самой жизни» и о необходимости принудительной эвтаназии для тяжёлых больных. Правительственный советник врач Бёме написал на книгу хвалебную рецензию с обращением к правительству изменить существующее в Германии законодательство (вплоть до 1939 года германские законы рассматривали эвтаназию как убийство). Уже в июле 1935 года в канцелярии фюрера были собраны известнейшие профессора-психиатры, которым имперский чиновник В. Брак объявил о необходимости провести эвтаназию всех душевнобольных в Германии.[9]

Цели программы[править | править вики-текст]

На национал-социалистическом плакате: Работающие люди под гнётом обузы «лишних» людей, рост доли нетрудоспособных в цифрах: если в 1925 году 4 чел. на 50 работающих, то в 1955 будет 7 чел., а к 2000 г. уже 12 человек

Программа предусматривала в рамках расовой гигиены «очищение» арийской расы от людей, существование которых, согласно господствующим представлениям, влияло на появление здорового потомства — прежде всего это коснулось пациентов психиатрических клиник, а также тех лиц с психическими расстройствами, которые выявлялись через врачей амбулаторного звена и частных психиатров[8].

По мере осуществления нацистской концепции «расовой гигиены» категории лиц и групп, считавшихся «биологически угрожающими здоровью страны», были существенно расширены, иногда в них включали даже лесбиянок, как не дающих потомства. Под прикрытием Второй мировой войны и используя войну как предлог, национал-социалисты ещё более радикализировали расовую гигиену. Вместо положительной евгеники управления воспроизводством и браком они просто устраняли лиц, которых считали биологической угрозой. Уничтожению подлежали все евреи как «загрязняющие» расу, цыгане в качестве социально опасных элементов и некоторые другие меньшинства. Даже после издания приказа по прекращению программы уничтожение продолжалось. В медицинских клиниках, ставших центрами по уничтожению людей, стали умерщвлять не только пациентов, но и направляемых туда нетрудоспособных узников концентрационных лагерей и больных представителей «низшей расы» — «остарбайтеров», то есть бесплатной рабочей силы: евреев Восточной Европы и людей, пригнанных в Германию на работу (в основном женщин и детей) из СССР[15]. Сами отделы по транспортировке из программы умерщвления Т-4 были переведены в систему концлагерей. Чиновники из Т-4, Франц Штангль и Кристиан Вирт, были назначены начальниками лагерей смерти Треблинка и Белжец, ставших образцом для остальных лагерей.

Экономические мотивы[править | править вики-текст]

Причиной массовых убийств было не только проведение расовой гигиены для уничтожения лиц, болезни которых могут передаваться потомству, но и чисто экономические мотивы. Категорию нетрудоспособных национал-социалистический режим рассматривал как лишних людей. Вопросы полезности регламентировались внутренними документами программы «T-4»: «Производить уничтожение всех, кто неспособен продуктивно работать, а не только лишённых рассудка».[16]

Для поддержки населением программы умерщвления проводились шумные пропагандистские кампании, в ходе которых людей убеждали в том, что программа экономически выгодна.[16]

На совещании 9 октября 1939 года число потенциальных жертв программы было установлено в 70 тысяч человек. Была принята пропагандистская формула 1000:10:5:1, согласно которой из каждой тысячи людей десять нетрудоспособны, 5 из 10 нужно оказывать помощь, а одного физически уничтожить. По этой формуле из 65—70 млн граждан Германии нуждалось в «дезинфекции» 70 тысяч человек.[17]

Согласно документу, найденному впоследствии в замке Хартхайм, до 1 сентября 1941 года было умерщвлено в рамках программы 70 273 человека. В документе отмечалось: «Учитывая, что данное число больных могло бы прожить 10 лет, сэкономлено в немецких марках 885 439 800,00»[18].

Консультанты, возглавлявшие учреждения смерти, зарабатывали немалые денежные суммы. Так, в октябре 1940 года психиатр-консультант по «эвтаназии» получал по 100 марок за работу с одним заполненным досье (анкетой предполагаемой жертвы) при пределе в 500 досье. В зависимости от количества обработанных анкет выплаты повышались до 200 марок за одно досье, до 300 и так далее.[16]

Люди, работавшие на фабриках смерти, получали денежных средств больше, чем они могли бы получить при любой другой работе где бы то ни было в Рейхе. В частности, они присваивали и использовали продовольственные талоны убитых ими людей. Кроме того, пациентам с золотыми зубами перед уничтожением рисовали на спине крест — это был своеобразный знак персоналу крематория. Зубы выдёргивали и отправляли их в главный офис.[16]

Ещё одну возможность для личного обогащения чиновники обнаружили в том, что между днём, когда пациенту проводилась «эвтаназия», и датой, когда родственникам посылалось известие о смерти, существовал значительный временной промежуток — соответственно, можно было выставлять счета и получать деньги за предоставление места в учреждении пациенту, якобы ещё живому. Так, ко времени передачи поста своему преемнику Ганс-Иоахим Беккер (прозванный «миллионером Беккером») смог положить на личный банковский счёт 14 миллионов марок. Впоследствии Г.-И. Беккера поймали на мошенничестве, и его деньги перевели в казначейство нацистской партии.[16]

Начало программы «эвтаназии»[править | править вики-текст]

В Берлине была создана Рабочая ассоциация санаториев и приютов республики, штаб-квартира которой располагалась в особняке Колумбус-хаус на Потсдамер-плац, однако в апреле 1940 года она переместилась в новый офис на Тиергартенштрассе, 4. Отсюда кодовое обозначение программы — «T-4».[16] Для названия программы применялось и сочетание слов «Акция — смерть из жалости» (нем. Aktion Gnadentod) или слово «эвтаназия» как более благозвучное; кроме того, в документах употреблялось также слово «дезинфекция».

Стерилизация[править | править вики-текст]

Поначалу практиковалась стерилизация больных согласно «Закону о предотвращении рождения потомства с наследственными заболеваниями». Этот закон, введённый в действие в июле 1933 года, был основан на рекомендациях учёных, занимавшихся евгеникой. Весьма существенную роль в разработке данной политики играли психиатры. Одним из создателей данного проекта, внедрённого после ряда совещаний нескольких ведущих расовых гигиенистов Германии (включая Фрица Ленца, Альфреда Плётца и Герхарда Вагнера), являлся заслуженный и известный многими публикациями профессор психиатрии Эрнст Рюдин.[19]

Согласно закону, решение о принудительной стерилизации должно было приниматься специальным судом, состоящим из двух психиатров и одного судьи.[19] Стерилизация осуществлялась посредством вазэктомии и перевязки маточных труб.[20]

С 1934 по 1945 год было принудительно стерилизовано 300 000—400 000 человек[21] (по другим оценкам, от 200 000 до полумиллиона[14]), страдающих слабоумием, шизофренией, аффективными нарушениями, эпилепсией, наследственной глухотой и слепотой, хореей Гентингтона, тяжёлыми уродствами и тяжёлым алкоголизмом[21][22][23]. Приблизительно 60 % из подвергшихся стерилизации людей имели психиатрические диагнозы. Большинство процедур стерилизации было проведено в предвоенные годы, с 1934 по 1937 год.[19] В Австрии было стерилизовано около 60 000 человек.[14]

Около 3,5 тыс. человек (большинство из них женщины) умерли в результате операции.[24]

Под предлогом стерилизации психически больных, инвалидов и др. стерилизации подвергались также «неполноценные личности»: закон использовался в том числе и против политических врагов.[19]

Массовые убийства детей[править | править вики-текст]

Первое убийство под видом эвтаназии произошло в 1939 году. По просьбе супругов Кнауеров умертвить их малолетнего сына, являвшегося глубоким калекой, и с разрешения А. Гитлера ребёнок был усыплён в университетской клини­ке Лейпцига.[25] После этого А. Гитлер приказал своему личному врачу К. Брандту и начальнику канцелярии фюрера Ф. Бухлеру лично «заниматься делами, аналогичными делу младшего Кнауера». Программа эвтаназии юных граждан возникла в канцелярии фюрера.[16]

Уже в июле 1939 года состоялось совещание Гитлера с рейхсфюрером по делам здравоохранения, доктором Леонардо Конти, директором рейхсканцелярии Гансом Генрихом Ламмерсом и Мартином Борманом; на совещании обсуждалась возможность распространения программы детской эвтаназии на «психически неполноценных» взрослых.

18 августа 1939 года министерство внутренних дел издало распоряжение об обязательной регистрации всех детей с физической или умственной инвалидностью. Параллельно проходила акция по статистическому учёту физических инвалидов и душевнобольных, проживавших в учреждениях Германского рейха[26].

В самом начале действия программы уничтожались только неизлечимо больные дети до 3 лет, позднее мера распространилась и на подростков до 17-летнего возраста. Приговор о смерти выносился без серьёзной диагностики. До конца войны примерно в 30 специализированных детских отделениях было убито[26], по неполным данным[25], не менее 5000 детей-инвалидов[26].

Информация о детях-инвалидах отсылалась в Берлин, где её рассматривали 3 медицинских эксперта, принимавших решение, следует ли подвергать того или иного ребёнка «эвтаназии». Решение принималось без согласия родителей. Детей, отобранных для смерти, отправляли в один из назначенных центров для убийства в Германии, в то же время родителям сообщалось, что их детей переводят в другую клинику в целях добиться «лучшего и более эффективного лечения». Убийства совершались с помощью инъекций барбитуратов; в некоторых случаях детей просто переставали кормить, из-за чего они умирали от голода. Родителей погибшего ребёнка информировали в форме письма, что ребёнок умер от воспаления лёгких либо вследствие другой выдуманной причины.[20]

Хотя детская программа распространялась первоначально только на детей в возрасте до 3 лет, этот предельный возраст вскоре был увеличен. Немецкая ассоциация детской и подростковой психиатрии и смежных дисциплин была основана в 1940 году в Вене. На первой конференции было найдено решение проблемы асоциальных несовершеннолетних: врачи определяли ценность жизни каждого ребёнка в соответствии с экономическими критериями. Детей, чья ценность была определена негативным образом (например, те, кто, по-видимому, в будущем не смог бы работать, либо те, чей IQ оказался низким), считалось необходимым направлять на «эвтаназию».[20]

Кроме того, детей использовали в качестве объектов исследования, поскольку немецкие учёные были очень заинтересованы в исследованиях мозга.[20]

Организация и ход программы[править | править вики-текст]

Ответственные лица[править | править вики-текст]

Ответственными за выполнение программы умерщвления «Т-4» были назначены руководитель канцелярии Гитлера рейхсляйтер и обергруппенфюрер СС Филипп Боулер, имевший опыт работы с детской эвтаназией, и личный врач Гитлера Карл Брандт; непосредственными исполнителями — руководитель программы Т-4 гауптштурмфюрер медицинской службы СС д-р психиатрии Вернер Хайде (он же Фриц Саваде) и его заместитель д-р Пауль Ницше. Важным деятелем в законотворческой части данной программы был рейхсминистр внутренних дел Вильгельм Фрик.

Карл Брандт, рейхскомиссар здравоохранения, лейб-врач Гитлера. Военный преступник

В октябре 1939 года Гитлер официально назначил Боулера и Брандта организаторами программы эвтаназии:

« «Рейхсляйтер Боулер и доктор Брандт назначаются мной ответственными в расширении числа врачей для обеспечения „смерти из жалости“ для смертельно больных пациентов при соответствующем врачебном заключении»[27]. »

Боулер в свою очередь перепоручил выполнение программы своему заместителю Виктору Браку, впоследствии приговорённому на Нюрнбергском процессе над врачами к смертной казни.

Многие из немецких врачей-психиатров, будучи убеждёнными сторонниками воплощения в жизнь «терапевтических методов евгеники», принимали самое деятельное участие в «актах эвтаназии» (как в выявлении лиц с психическими расстройствами и составлении их списков, так и в умерщвлении) и в предшествующих программе «эвтаназии» медицинских экспериментах. Они способствовали официальному узакониванию массовых убийств; отбирали и рекомендовали палачей. Ранг психиатров и учреждений, связанных с программами стерилизации и эвтаназии, был очень высоким, причём ни один психиатр не относился к радикально настроенным представителям профессии. В программе участвовали такие именитые и уважаемые в немецком обществе специалисты, как Вернер Хайде, Карл Зенхен, Вернер Виллингер, Герман Пфаннмюллер, Паул Ницше, Макс де Кринис, Карл Шнайдер, Эрнст Рюдин, Освальд Бумке, Ганс Бургер-Принц, невропатолог Юлиус Галлерворден. Некоторые из психиатров, принимавших участие в программе «эвтаназии», продолжали свою врачебную деятельность в течение многих лет после окончания нацистского периода.[8][10]

Многие из специалистов, направлявших и вдохновлявших осуществление программ, имели широкое международное признание, как, например, Вернер Хайде, руководитель проекта по эвтаназии и профессор психиатрии Вюрцбурга. В. Хайде был подвержен значительному влиянию работ Альфреда Хохе.[8][10]

Доктор Карл Шнайдер руководил научно-исследовательским подразделением в г. Вислохе, где проводили эксперименты на психически больных с изучением анатомической структуры их головного мозга после эвтаназии. Невропатолог Юлиус Галлерворден с целью научной деятельности, по имеющимся данным, получил 697 препаратов головного мозга людей с психическими расстройствами, умерших в результате эвтаназии.[8][10]

Случаи сопротивления и отказа от сотрудничества со стороны врачей-психиатров происходили крайне редко; так, выразили протест врачи Карл Бонхёффер, Мартин Холь, Ганс-Герхард Крейцфельдт, Готфрид Эвальд.[8]

Материальная база и организационная структура[править | править вики-текст]

В подвале этого здания в местечке Зонненштайн под Пирной (Саксония) были уничтожены в газовых камерах более 13 тысяч душевнобольных и около тысячи узников концлагерей

Массовые убийства взрослых пациентов начали осуществляться с 1940 года в клиниках на территории Германии и позднее на территории оккупированной Польши. Была организована сеть учреждений, каждое из которых выполняло свою роль в осуществлении программы:

  • «Имперское общество работников лечебных и попечительских учреждений» (RAG). Было ответственно за рассылку регистрационных карт во все психиатрические клиники. По возвращении карты были заполнены информацией о содержащихся в клинике пациентах и передавались медицинским экспертам программы Т-4.
  • «Некоммерческий больничный транспорт — общество с ограниченной ответственностью». Транспортная организация, ответственная за перевозку больных из психиатрических клиник в центры умерщвления.
  • «Некоммерческая организация попечительских учреждений». Была ответственна за аренду помещений для нужд программы Т-4, установку оборудования, подбор персонала, а также за экономические задачи программы.
  • «Центральная расчётная палата лечебных и попечительских учреждений». Выполняла все финансовые расчёты программы Т-4.

Также были организованы и очищены от прежних стационарных больных семь главных центров, каждый из которых располагал отдельной сетью психиатрических клиник (в скобках указан период времени, в течение которого над пациентами проводились медицинские эксперименты и их умерщвление):

В восточных провинциях Германского рейха, не охваченных программой, умерщвление больных производилось СС и оперативными группами; пациентов расстреливали и умерщвляли в передвижных газовых камерах, работавших на окиси углерода[26].

Отбор жертв[править | править вики-текст]

В ходе одного из совещаний были установлены принципы, по которым следовало проводить отбор жертв убийств. Были разработаны анкеты, где выяснялось, является ли пациент работоспособным и каким заболеванием он страдает. В приложении к анкете перечислялись критерии отбора «неполноценных людей»:

Отбором жертв в рамках программы занимались 42 так называемых «эксперта»[26]. Отбор проходил по анкетам; врачи, решавшие участь человека, не имели возможности ознакомиться с его состоянием лично. «Экспертам», ставившим подписи под смертным приговором, посылались анкеты больных, и те ставили пометку «красный плюс», что означало необходимость умерщвления, либо «синий минус» — решение оставить в живых. Окончательное решение принимали главные эксперты: Герберт Линден, Вернер Хайде и Карл Шнайдер[26]. Родственники обречённых нацистами к смерти не могли повлиять на решение, во многих случаях они не знали, где находятся их родные.

Персоналу психиатрических клиник, где проводился сбор информации о больных для анкет, не было ничего известно об истинной причине сбора данных. В распоряжении Министерства здравоохранения указывалось лишь, что информация собирается для планирования расходов.[16]

Особенно часто жертвами программы умерщвления (как и стерилизации) становились лица с диагнозом «шизофрения»[28]. Во время проведения кампании по эвтаназии трое из каждых четырёх пациентов, имеющих этот диагноз, приговаривались к смерти, невзирая на тот факт, что определение данного термина было тогда очень расплывчатым. Фигурировавшее в регистрационных досье слово «шизофреник», по-видимому, являлось всеобъемлющим условным обозначением «неугодного пациента». Частыми жертвами оказывались также пациенты, проживающие в приютах при церквях.[16]

Технология умерщвления[править | править вики-текст]

Выбор способа «эвтаназии» был предметом дискуссий[28]. Вначале предполагалось использовать внутривенные инъекции специальных медицинских препаратов или воздушную эмболию, вводя шприцем воздушную пробку прямо в вену. Врачи, участвовавшие в программе, пришли к решению о нецелесообразности такого метода по чисто техническим соображениям, и было решено изыскать новые способы. Ответственным за выбор наиболее эффективного метода умерщвления жертв нацистов был назначен группенфюрер СС Артур Небе. Его подчинённый и директор физико-химического отдела института криминологии Альберт Видман предложил для этих целей использовать угарный газ. Первое умерщвление газом пациентов состоялось в Бранденбурге в январе 1940 года[28][14].

Убийство больных в заведениях «эвтаназии» осуществляли сразу после их прибытия. Специальный обслуживающий персонал раздевал и фотографировал больных, предназначенных для умерщвления, и после беглого осмотра врачом доставлял их в газовую камеру. После этого врач открывал газовые баллоны, пуская в камеру газ; наблюдал за его действием и через 10—15 минут прекращал подачу газа. Приблизительно через час трупы отвозили к печам и сжигали. Пепел, который даже не старались сохранять в отдельности, собирали в урны и впоследствии доставляли родственникам вместе с сопроводительным письмом, в котором сообщалось о смерти пациента якобы от той или иной болезни.[29]

Таким образом, именно в рамках программы Т-4 впервые (ещё до применения в концентрационных лагерях) нацистами были использованы газовые камеры[28], в том числе и передвижные (внутрь камеры подавались выхлопные газы двигателя внутреннего сгорания автомобиля).

В некоторых случаях убийства в психиатрических клиниках совершались с помощью постепенной передозировки препаратов или медленного истощения голодом. Так, в 1939 году в психиатрической клинике города Эльфинг-Хааре по приказу директора учреждения Г. Пфанмюллера морили голодом детей; количество пищи уменьшалось постепенно.[10]

Дымит труба Хадамара — центра «смерти из милосердия», расположившегося в тихом и живописном месте

Попытки сокрытия актов насилия посредством транспортировки[править | править вики-текст]

Процесс транспортировки больных выглядел следующим образом:

  1. Регистрация и отбор жертв в клиниках и интернатах, подтверждение о необходимости умерщвления через медиков-«экспертов» (врачей извне). После этого учреждение получало списки с точной датой отъезда и перечнем необходимых документов.
  2. Жертвы перевозились в другой лагерь — пункт сбора, где они оставались на продолжительное время в случае переполнения лагеря смерти. Перевозки совершались в автобусах, согласно приказам сверху, и лишь в единичных случаях в общественном транспорте. Сопровождающие лица на этом этапе возвращались назад и не знали о конечном пункте назначения пациентов. До лета 1940 года система промежуточных, транзитных заведений отсутствовала: автобусы сразу перевозили людей в одно из заведений для умерщвления[26].
  3. Перевозка людей из сборного лагеря в лагерь смерти. Массовые убийства посредством введения отравляющих веществ, ядов, отравления газом, расстрелов, а также смерть от истощения, холода, издевательств.
  4. Сжигание тела, выдача фальсифицированных свидетельств о смерти бюро гражданских записей при лагере.

Перед тем, как попасть в лагерь смерти, большинство жертв перевозились из одного лагеря в другой (до 4 лагерей). Целью таких перевозок была попытка сокрытия преступлений по отношению к жертвам.

Реакция немецкого общества[править | править вики-текст]

Несмотря на все усилия скрыть от населения массовые убийства, в народе возрастало беспокойство и возмущение фактами массового умерщвления. Эти факты побудили выдающихся представителей церкви протестовать против убийств перед высшими инстанциями государства, а порой и публично.[29]

Так, участник программы эвтаназии, психиатр Фридрих Меннеке (Friedrich Mennecke) писал о массовом недовольстве программой следующее[16]:

« Однажды Гитлер ехал специальным поездом из Мюнхена в Берлин. Поезду пришлось остановиться в Хофе. Пытаясь понять причину остановки, Гитлер подошёл к окну вагона и был замечен столпившимися снаружи людьми. Эти люди ранее видели, как перевозят душевнобольных пациентов, и знали, куда их везут. Увидев Гитлера, толпа разъярилась… »

В 1940 году против программы выступил немецкий судья Лотар Крейссиг (также видный деятель Евангелической церкви и пацифист), за что он был лишён судейской должности. Впоследствии возникли массовые протесты со стороны родственников больных и священников католической церкви, в том числе влиятельного епископа города Мюнстер — Клеменса фон Галена[8]. 3 августа 1941 года епископ фон Гален выступил в Мюнстере с несколькими получившими широкую известность проповедями, в которых он осудил «эвтаназию»[14].

Массовые убийства в рамках программы Т-4 вызвали резкое неприятие в том числе и у отдельных функционеров НСДАП. Так, руководитель Национал-социалистической женской организации района Бёблинген, представитель аристократической фамилии Эльза фон Лёвис-оф-Менар (Else von Löwis of Menar) писала в частном письме жене председателя Высшего партийного суда НСДАП Вальтера Буха 25 ноября 1940 года[30][31]:

« Моя вера в победоносное преодоление всех трудностей и опасностей, которые стоят на пути Великой Германии, до сих пор была непоколебимой. Свято доверяя фюреру, я безоглядно продиралась через политические дебри. Но при том, что сейчас надвинулось на нас, у человека, как выразилась одна юная национал-социалистка, работающая в расово-политическом ведомстве, земля уходит из-под ног…

…крестьяне на Альбе, обрабатывающие свои поля и видящие эти фургоны, тоже знают, куда они направляются, более того, у них перед глазами труба крематория, из которой день и ночь валит дым. Нам известно, что среди неизлечимых душевнобольных есть много высокоинтеллектуальных людей, часть из них только относительно нездорова, а часть страдает временными расстройствами психики и в промежутках между припадками обладает абсолютно ясным рассудком и даже повышенным интеллектом. Неужели мало того, что их перед этим стерилизовали?..

Дело должно быть доведено до уха фюрера, пока не стало слишком поздно, и должен же быть способ, чтобы голос немецкого народа достиг уха своего фюрера!

»

7 декабря Вальтер Бух переслал письмо Гиммлеру. 19 декабря Гиммлер ответил Буху, сообщив, что он может уверить его в том, что на происходящее имеется разрешение Гитлера. В тот же день Гиммлер написал руководителю программы Виктору Браку, что учреждение Графенек необходимо закрыть, так как секрет стал известен публике. Хотя Бранденбург и Графенек были закрыты, массовые убийства продолжались.[32]

Продолжение программы[править | править вики-текст]

В августе 1941 года Гитлер отдал приказ об официальном закрытии программы Т-4.[16] К этому моменту количество жертв Т-4 превысило 70 тыс. человек, что соответствовало запланированному числу; также были убиты тысячи детей с соматическими и неврологическими заболеваниями[8].

Официальное закрытие программы оказалось лишь тактическим ходом; после официального закрытия организационная структура главного бюро T-4 сохранялась[26]. Продолжались эвтаназия детей и умерщвления взрослых больных пациентов лечебниц[26]. Массовые убийства людей с психическими расстройствами продолжались вплоть до падения гитлеровского режима, и к концу войны количество убитых превысило 200 тыс. человек (по данным Нюрнбергского процесса — до 275 тыс. человек)[25].

На втором этапе программы был принят новый план действий, разработанный в психиатрических больницах[33]. Пациенты умерщвлялись теперь не в центральных учреждениях посредством газа, а в психиатрических клиниках по решению их директоров. Стали использоваться различные методы убийства: введение медикаментов, смерть от голода или отсутствия ухода[26], добавление отравляющих средств в пищу[10]. Так, в период с 1942 по 1945 год около 1 миллиона пациентов были замучены голодом в немецких психиатрических больницах[8][10].

В ноябре 1942 года в департаменте здравоохранения министерства внутренних дел Мюнхена были собраны директора всех клиник Баварии. Им было настоятельно рекомендовано содействовать смерти больных, так как «в психиатрических больницах умирает слишком мало пациентов»[33]. После этого директор психиатрической клиники Кауфбойрена рассказал о своей практике: тех пациентов, которых раньше отобрали бы для эвтаназии, он держал на абсолютно безжировой диете, что приводило к мучительной смерти в течение 3 месяцев. Вслед за этим председатель приказал ввести такую же диету во всех психиатрических больницах и отметил, что приказа в письменной форме не будет, но все психиатрические больницы будут проверяться на предмет исполнения данного приказа.[33]

В 1943 году в Кауфбойрене была введена так называемая диета-Е (состоявшая из чёрного кофе или чая на завтрак и варёных овощей на обед и на ужин), в результате которой пациенты умирали не только от недоедания, но и от неправильного питания. Диета-Е существенно увеличила уровень смертности в больницах. В 1944 году ввели новую форму эвтаназии: больным давали люминал (фенобарбитал) или веронал (барбитал); иногда трионал в таблетках, а также люминал и морфин-скополамин в жидкой форме. Пациенты погружались в глубокий сон и умирали чаще всего на второй или на третий день.[33]

Другой пример: из 3950 лиц с психическими расстройствами, пребывавших в психиатрической лечебнице Мезеритц-Обравальде в 1944 году, 3814 человек умерло перед окончанием войны, при этом многие — в первые недели после своего поступления в клинику, будучи умерщвлены посредством введения скополамина. Общее количество отобранных пациентов, которые не могли работать или нуждались в обширной помощи и были умерщвлены медсёстрами путём применения летальных доз седативных препаратов в этой психиатрической клинике, и составило 10 000 убийств.[10]

Продолжали свою деятельность на втором этапе программы и учреждения по отравлению газом в Бернбурге и Хартхайме, вплоть до конца 1944 года работавшие над умерщвлением неработоспособных и больных узников концлагерей[26]. В ходе так называемой «акции 14f13» (номер дела) в концлагерях осуществляли отбор инвалидов, которых затем убивали[14].

Возвращавшихся в Германию солдат с тяжелыми увечьями тоже стали подвергать «эвтаназии». Бывали также случаи, когда эсэсовцы и члены оперативных отрядов, не выдержав убийств, которыми они сами занимались, заболевали психическими расстройствами. Их исключали из рядов войск СС (Waffen-SS), направляли в психиатрические больницы и убивали.[14]

Начиная с 1944 года[26] остарбайтеров, страдавших психическими расстройствами (обычно они заболевали во время своего пребывания в трудовых лагерях[33]), направляли в специальные учреждения и, если их работоспособность не подлежала восстановлению, систематически убивали[26].

После окончания войны с Германией умерщвление людей, тем не менее, продолжалось. 29 мая 1945 года в Кауфбойрене был убит четырёхлетний мальчик с умственной отсталостью. 2 июля 1945 года в больнице округа Кауфбойрен обнаружили повесившегося врача, который по своему рангу стоял вслед за директором. За двенадцать часов до того в этой больнице умертвили последнего взрослого пациента. В Ирсе солдаты наткнулись на тела мужчин и женщин, умерших незадолго до этого; большинство из них погибли от истощения.[10]

Опыт программы Т-4 и массовые убийства евреев[править | править вики-текст]

С лета 1940 года пациентов-евреев ссылали в определённые заведения-сборники и затем уничтожали в газовых камерах программы Т-4 исключительно на основании их происхождения. После августа 1941 года еврейские пациенты, которые проживали в единственной на тот момент разрешённой клинике Бенторф-Сайн под г. Нойвид, были отправлены на восток в лагеря смерти.[26]

Систематическое убийство в психиатрических клиниках еврейских пациентов явилось первым решающим шагом к геноциду европейских евреев.[26] Уже в начале 1941 года зародился план использования опыта программы T-4 для разгрузки переполненных концлагерей от тех, кого нацисты считали балластом; этот план получил кодовое название «14f13». В действительности он оказался лишь подготовительным этапом новой программы «Окончательное решение», предусматривающей уничтожение евреев.[10]

Врач-психиатр Ф. Вертхам в своей книге «Печать Каина: исследование человеческого насилия» впоследствии писал[10]:

« К середине 1941 года по крайней мере четыре клиники смерти в Германии и Австрии не только умерщвляли пациентов, но и регулярно проводили уроки смерти… Они разработали всеобъемлющий курс по летальной больничной психиатрии. Персонал проходил обучение методам поставленного на конвейер убийства. Их знакомили со способами массового убийства, например, удушением газом, технологией кремации и так далее. Это называлось обучением основам «милосердного убийства». «Наглядными пособиями» во время этих уроков были душевнобольные люди. На них опробовались и проверялись методы, позже применявшиеся к евреям и другому гражданскому населению оккупированных стран. »

Однако первые из заключённых Освенцима, погибших в газовой камере, были убиты не в лагере, но отправлены в Германию, где их умертвили в газовой камеры психиатрической больницы Зонненштайна. Принципом отбора жертв при этом явилась не национальная принадлежность, а неспособность работать из-за болезней[34].

Опыт массовых умерщвлений, накопленный в ходе программы Т-4, во время Холокоста сыграл решающую роль, и часть исполнителей программы была задействована в лагерях смерти на востоке[26][10]. С 10 декабря 1941 года в администрацию 8 концлагерей поступило распоряжение о проведении комиссиями врачей СС проверок, отбора заключённых и умерщвления газом. Для умерщвления стал применяться «Циклон Б»[25]. Испытанные в ходе программы Т-4 газовые камеры, замаскированные под душевые кабины, были повторно установлены в лагерях Аушвиц (Освенцим), Белжец, Майданек, Собибор, Треблинка[8][10].

В 1942 при открытии лагеря смерти в Треблинке его комендантом был назначен врач-психиатр Ирмфрид Эберл, прежде являвшийся клиническим руководителем одного из психиатрических учреждений недалеко от Магдебурга (Бернбург), где ранее осуществлялись убийства психически больных. И. Эберл способствовал внедрению отравляющего газа в качестве высокоэффективного метода уничтожения в многочисленных лагерях смерти.[10]

Массовые убийства больных на оккупированных территориях[править | править вики-текст]

С самого начала мероприятия программы «T-4» осуществлялись не только на всей территории Германии, но и на оккупированных территориях[10]: на территории Польши, затем и СССР. Согласно плану «Ост», захваченная немцами территория до Урала должна была быть очищена от «нежелательных элементов», к которым относились и душевнобольные.[35]

Польша[править | править вики-текст]

Вскоре после начала Второй мировой войны в оккупированной Польше спецкоманды СС в массовом порядке расстреливали польских пациентов психиатрических клиник; при этом учреждения освобождались для надобностей СС и вермахта.[26]

27 сентября 1939 года, ещё до капитуляции Польши, были убиты пациенты клиник в Вейхерово (Нойштадт) под Гдыней (Гдинген) в Западной Пруссии (территория Польши). Затем их судьбу разделили пациенты крупнейшей клиники Польши в Коцборово (Конрадштайн), рассчитанной на две тысячи сто коек. В Шпегавском лесу эсэсовцами были расстреляны больные и психиатр Йозеф Копич. Были умерщвлены и более тысячи пациентов из Свеце (Швец) вместе с директором их больницы доктором Йозефом Беднарцем. Эсэсовским отрядам помогали немецкие отряды самообороны, а вермахт предоставлял транспортные средства.[14]

Осенью 1939 г. из клиник в Померании (на территории Германии) директорами лечебных учреждений был осуществлён отбор пациентов, которых отправили на расстрел в Западную Пруссию, оккупированную немцами. В лесу под Пьяшницем в Нойштадтском округе отряды СС расстреляли больных из Лауэнбурга, Обравальде, Трептова, Укермюнде, Штральзунда и Кюкенмюле под Щецином. Согласно документам немецких нацистов, убито было более 2 тысяч 300 пациентов психиатрических клиник.[14]

С 9 февраля до середины марта 1940 года в лесах под Косцяном в Вартегау было умерщвлено посредством газа не менее 1 тысячи 200 пациентов из Лауэнбурга, Обравальде, Трептова и Укермюнде. Больных убивали в мобильных газовых фургонах, на кузовах которых значилась надпись «Имперский кофейный гешефт».[14]

В созданном немецкими нацистами рейхсгау Вартеланд газом были убиты пациенты следующих клиник:[14]

  • Овинска (Трескау): 1000 пациентов с середины октября до середины ноября 1939 г.
  • Дзеканка (Тигенхоф): 1043 пациента с декабря 1939 по январь 1940 г.
  • Косцян (Koстен): 534 пациента, январь 1940 г.
  • Кохановка под Лодзью: 692 пациента, март 1940 г.
  • Варта: 499 пациента со 2 по 4 апреля 1940 г.
  • Гостынин и Срем.

СССР[править | править вики-текст]

Во время Великой Отечественной войны в тылу немецких войск были созданы оперативные группы «А», «В», «С» и «D», подчинявшиеся войскам вермахта и занимавшиеся «чисткой» оккупированных территорий — массовыми убийствами евреев, партийных работников, партизан, цыган и пациентов психиатрических больниц. Эти группы имели организационную связь с главным бюро эвтаназии T-4. Основными методами убийства были массовые расстрелы, отравление газом в машинах-душегубках или газовых камерах, отравление медикаментами, взрывы, голодная смерть и замерзание.[26]

Во многих клиниках было два этапа убийств, в некоторых — ещё больше. На первом этапе многие пациенты умирали от голода, так как оккупанты стали сокращать выдачу продуктов питания либо полностью их конфисковали[14].

Осенью 1941 года были отравлены газом и расстреляны 632 пациента Минской психиатрической больницы; «особой обработке» также подверглись 836 психически больных в Могилёве. В ноябре и декабре были увезены и расстреляны 400 пациентов 2-го клинического поселка Минской психиатрической больницы; 300 пациентов убиты взрывами[26].

В Лотошино, неподалёку от Москвы, посредством окиси углерода, медикаментов, голода, холода и расстрелов были умерщвлены пациенты психиатрической больницы. На тех из них, кто не погиб от холода, офицеры и солдаты устроили охоту на лошадях[26].

На территории Прибалтики только в период с октября 1941 по январь 1942 года были умерщвлены 1644 лиц с психическими расстройствами, в том числе душевнобольных инвалидов[26]. В 1942 году в бюро гражданских записей Риги поступали сведения об умерщвлении сначала 362, затем 243 и 98 душевнобольных пациентов[25].

В психиатрической больнице в Черняковичах под Псковом пациентов под руководством немецкого врача Кольде отравили напитками и инъекциями.[35] В ноябре 1941 года было убито около 900 пациентов психиатрической больницы им. Кащенко, расположенной в пос. Никольское Гатчинского района Ленинградской области[25]. До 1943 года нацистами были умерщвлены 1300 больных из психиатрической больницы им. Кащенко.[1]

Оперативной группой «С», ответственной за истребление еврейского населения Украины, были расстреляны не менее 785 пациентов киевской психиатрической больницы; убиты 599 душевнобольных в Полтаве[26]; 1300 людей с психическими расстройствами убиты под Днепропетровском (Игрень)[36]; умерщвлены были свыше полутора тысяч человек в Виннице; почти все пациенты психиатрической больницы в Харькове и в Сапогово под Курском. В приютах расстреливали детей-инвалидов: например, в Приславле под Днепропетровском погибло 158 человек[26].

В Виннице в хорошо оборудованной больнице, имевшей пахотную землю, огороды, свиную и молочную ферму и запасы продуктов, которых должно было хватить на шесть месяцев, находилось свыше 1800 пациентов. Немцы всё конфисковали, установив суточную норму: 100 г хлеба на одного больного. Вслед за этим профессор Ган обратился с просьбой об увеличении суточной нормы, так как пациентам грозила голодная смерть, и получил ответ от коменданта области Маргенфельда: «Психически больным много даже 70 г хлеба». Большинство пациентов винницкой больницы умерли от голода, остальные были расстреляны и отравлены путём вливания яда. Здания больницы были превращены в немецкий санаторий и в казино «Вальдхоф» для офицеров из ставки Гитлера.[14]

В Симферополе 850 пациентов психиатрической больницы были отравлены газом и умерли от голода. Под Карасубазаром (Белогорск) в Крыму были умерщвлены 810 «асоциальных типов, цыган, душевнобольных и саботажников»; в Ставрополе — 632 пациента психиатрической больницы[26]. В середине октября 1942 года под руководством оберштурмфюрера К. Тримборна и врача Г. Герца были уничтожены 210 больных детей из детского санатория Ейска для детей с физическими и психическими отклонениями[25].

В целом на территории СССР в десятках психиатрических больниц были умерщвлены все пациенты, разграблено имущество, разрушены здания и сооружения. В ряде случаев врачи больниц, представители среднего и младшего медицинского персонала тоже становились жертвами нацистов, вели мужественную борьбу за сохранение жизни пациентов.[1]

Процессы над преступниками[править | править вики-текст]

Судебные процессы над преступниками, замешанными в умерщвлении людей, проходили медленно, многие из них были оправданы или избежали суда по состоянию здоровья[25]. На конференции по «эвтаназии» в июле 1939 года в Берлине участников заверили в безнаказанности, и после 1945 года старые нацисты — выступавшие в качестве свидетелей врачи или юристы — приложили усилия к тому, чтобы их сотоварищи не были осуждены. Как в Западной, так и в Восточной Германии большая часть судов над виновниками «эвтаназии» состоялась до 1952 года, и многие осуждённые уже в середине 1950-­х годов были амнистированы. В целом были осуждены 90 человек. На Нюрнбергском процессе по делу врачей, который проводился американцами с декабря 1946 по август 1947 года, Карл Брандт и Виктор Брак были признаны виновными в «эвтаназии», приговорены к смерти и казнены[14].

Некоторые из преступников продолжали свою деятельность в качестве психиатров на протяжении многих лет после завершения нацистского периода.[10]

Так, бывшему нацистскому врачу X. Шуману, действовавшему в концлаге­рях Бухенвальд, Освенцим, Графенек, Зонненштайн, лишь через 25 лет после окончания Второй мировой войны было предъявлено обвинение в убийстве более 15 300 узников. Под руководством Шумана уничтожались не только физически и умственно неполноценные люди, но и противники диктатуры. Ф. Гатель, по инициативе которого и с разрешения Гитлера был усыплён в 1939 году ребёнок-инвалид, сын супругов Кнауеров, что явилось первым эпизодом массового уничтожения больных детей, после нацистского периода долгое время являлся директором детской клиники в Киле и в 1962 году выпустил книгу «Пограничные состояния жизни. Исследо­вание проблемы ограниченной эвтаназии» с попыткой оправдать такого рода акции[25].

Работа Э. Рюдина, посвящённая генетике шизофрении и послужившая теоретическим обоснованием его действий как сторонника евгеники, продолжает цитироваться в трудах по психиатрической генетике без указаний его роли в нацистской евгенической программе. Фамилия «Галлерворден» стала эпонимом: в честь Юлиуса Галлервордена получила своё название болезнь Галлервордена — Шпатца. Ни против Рюдина, умершего в 1952 году, ни против Галлервордена, умершего в 1965, никогда не возбуждалось уголовное дело[37].

Руководитель гитлеровского проекта эвтаназии В. Хайде продолжал после войны практиковать в качестве психиатра, однако он покончил жизнь самоубийством во время пребывания в тюремной камере, куда был помещён в 1961 году.[10]

Известный охотник за нацистами, прокурор Фриц Бауэр в 1960-е гг. начал расследование в отношении виновников эвтаназии, но после его смерти дело было прекращено.

Компенсация и память о жертвах[править | править вики-текст]

В одном из комментариев к Федеральному закону о выплате компенсаций от 1965 года (ФРГ) сказано:[14]

« Умерщвление душевнобольных (т. н. «эвтаназия») не является, как правило, преследованием по причинам § 1 и потому не может служить основанием для требования компенсации со стороны родственников умерших. Здесь может быть предоставлено разовое пособие как лицу, оказавшемуся в тяжелом материальном положении, если бы родственники получали содержание со стороны убитого. Это предполагает, что психическое заболевание было излечимым и убитый был бы в состоянии своей трудовой деятельностью в дальнейшем зарабатывать средства на содержание своих родственников. Уже с одной только медицинской точки зрения вряд ли будет возможно это доказать. »

В 2010 году президент Германского общества психиатрии, психотерапии и невропатологии (DGPPN) сделал следующее заявление:[14]

« От имени Германского общества психиатрии, психотерапии и невропатологии прошу у вас, жертв и их родственников, прощения за причиненные вам страдания и произвол, которому в годы национал-социализма вы были подвергнуты от имени германской психиатрии со стороны немецких психиатров, и за это слишком долгое молчание, недооценку и вытеснение произошедшего из сознания и памяти немецкой психиатрии в последовавшие за этим годы. »

В шести бывших учреждениях T-4 были созданы памятные места. В здании на улице Тиергартенштрассе, 4, перед нынешней берлинской филармонией, стоит памятник, невзрачный и мало обращающий на себя внимание. Памятник в Могилёве был торжественно открыт в 2009 году при участии пациентов местной психиатрической клиники. Его создание состоялось благодаря совместной инициативе белорусских и немецких психиатров, сотрудничающих в профессиональных вопросах в рамках партнёрства Могилёва с Гейдельбергом. Ещё один памятник установлен в Харькове, открытие его состоялось в 1945 году.[14]

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 3 4 5 6 Петрюк П. Т., Петрюк А. П. Психиатрия при нацизме: последствия дегуманизации психиатрической практики на временно оккупированных территориях СССР. Сообщение 7 // Психічне здоров’я. — 2012. — № 2. — С. 77–89.
  2. 1 2 Engstrom EJ, Weber MM, Burgmair W Emil Wilhelm Magnus Georg Kraepelin (1856-1926) // The American Journal of Psychiatry. — 2006 Oct. — Т. 163. — № 10. — С. 1710. — DOI:10.1176/appi.ajp.163.10.1710 — PMID 17012678.
  3. Shepherd M. Two faces of Emil Kraepelin (англ.) // British Journal of Psychiatry. — 1995. — Т. 167. — № 2. — С. 174—183.
  4. Hoff P. Kraepelin and degeneration theory (англ.) // European Archives of Psychiatry and Clinical Neuroscience. — June 2008. — Т. 258 Suppl 2. — С. 12—17. — DOI:10.1007/s00406-008-2002-5
  5. Shepherd M. Kraepelin and modern psychiatry // European Archives of Psychiatry and Clinical Neuroscience. — July 1995. — Т. 245. — № 4—5. — С. 189—195.
  6. Dörner K. Bürger und Irre: zur Sozialgeschichte und Wissenschaftssoziologie der Psychiatrie. — zweite, verbesserte und ergänzte Auflage. — Hamburg: Europäische Verlagsanstalt, 1995. — 362 p. — ISBN 3434462279. На русском: Дёрнер К. Гражданин и безумие. К социальной истории и научной социологии психиатрии. — Мoсква: Алетейа, 2006. — С. 25—26. — 544 с. — (Гуманистическая психиатрия). — ISBN 5986390083.
  7. Савенко Ю.С. Наследие Крепелина и Фрейда в современной психиатрии: приобретения и издержки // Независимый психиатрический журнал. — 2006. — № 2.
  8. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Strous R.D. (Май 2006). «Психиатры Гитлера: целители и научные исследователи, превратившиеся в палачей, и их роль в наши дни (расширенный реферат) Врачи и их преступления против человечества в нацистской Германии». Психиатрия и психофармакотерапия 8 (5).
  9. 1 2 3 Петрюк П. Т. Психиатрия при нацизме: характеристика некоторых трагических особенностей. Сообщение 1 // Психічне здоров’я. — 2010. — № 3. — С. 71–80.
  10. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 Петрюк П. Т., Петрюк А. П. Психиатрия при нацизме: проведение «Акции T-4» с массовым участием психиатров. Сообщение 4 // Психічне здоров’я. — 2011. — № 3. — С. 69–77.
  11. Bleuler E. Textbook of Psychiatry. — New York: Macmillan, 1924. — P. 272. Цит. по: Read J., Masson J. Genetics, eugenics and mass murder // Models of Madness: Psychological, Social and Biological Approaches to Schizophrenia / Edited by J. Read, R.L. Mosher, R.P. Bentall. — Hove, East Sussex: Brunner-Routledge, 2004. — P. 36. — 373 p. — ISBN 1583919058. На русском: Рид Дж., Массон Дж. Генетика, евгеника и массовые убийства // Модели безумия: Психологические, социальные и биологические подходы к пониманию шизофрении / Под ред. Дж. Рида, Л.Р. Мошера, Р.П. Бенталла. — Ставрополь: Возрождение, 2008. — С. 64. — 412 с. — ISBN 9785903998012.
  12. Ганс-Ульрих фон Кранц Дети Фюрера. Клоны Третьего рейха. — 2010. — ISBN 978-5-9684-1458-8.
  13. Зафиксировано в дневниках Анной Франк
  14. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 Герлант У. Эвтаназия — преступление национал-социалистов // Вестник Ассоциации психиатров Украины. — 2013. — № 2.
  15. Краткий обзор истории Холокоста. Устранение бесполезных
  16. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Петрюк П. Т., Петрюк А.П. Психиатрия при нацизме: проведение «Акции T-4» с активным участием психиатров. Сообщение 3 // Психічне здоров’я. — 2011. — № 2. — С. 53–63.
  17. Useless eaters: disability as genocidal marker in nazi Germany
  18. Ibid, с.200
  19. 1 2 3 4 Петрюк П. Т., Петрюк А. П. Психиатрия при нацизме: насильственная стерилизация душевнобольных и других лиц. Сообщение 2 // Психічне здоров’я. — 2011. — № 1. — С. 54–62.
  20. 1 2 3 4 Seeman MV Psychiatry in the Nazi Era // The Canadian Journal of Psychiatry. — March 2005. — Т. 50. — № 4. — С. 218–225. — PMID 15898461.
  21. 1 2 Bach O (2005). «Euthanasie im Dritten Reich — psychiatriegeschichtliches Inferno (недоступная ссылка с 26-05-2013 (540 дней))» (German). Ärzteblatt Sachsen (4): 146—152.
  22. Bach O. Zur Zwangssterilisierungspraxis in der Zeit des Faschismus im Bereich der Gesundheitsämter Leipzig und Grimma // Medizin im Faschismus. — Berlin, 1983. — P. 188—194.
  23. Иванюшкин А. Я. Профессиональная этика в медицине (философские очерки) / АМН СССР. — Москва: Медицина, 1990. — С. 197. — 224 с. — ISBN 5-225-00661-2.
  24. Мюллер-Хилл Б., профессор Института генетики Кельнского университета Генетика человека и массовые убийства // Человек. — 1997. — № 4.
  25. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 F. Kaul. Nazimordaktion, T. 4. Ein Bericht uber die erste industrimabig durchfuhrte Mordaktion des Naziregimes. Berlin. VEB Verlag Volk und Gesundheit, 1973.:(Рецензия) / Н. С. Алексеев. //Правоведение. — 1977. — № 1. — С. 122—124
  26. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 Хандорф Г. Убийства под знаком эвтаназии при нацистском режиме // Новости медицины и фармации. — 2010. — № 329.
  27. факсимиле документа
  28. 1 2 3 4 Torrey E.F., Yolken R.H. (September 16 2009). «Psychiatric Genocide: Nazi Attempts to Eradicate Schizophrenia». Schizophrenia Bulletin: 1—7. DOI:10.1093/schbul/sbp097.
  29. 1 2 СС в действии. Документы о преступлениях СС. — Москва: Издательство иностранной литературы, 1960. Оригинал: SS im Einsatz. Eine Dokumentation ϋber die Verbrechen der SS. — Berlin: Kongress Verlag, 1958.
  30. Д.Мельников, Л.Черная. Конвейер смерти. М.: Вече, 2005, с. 196—198. ISBN 5-9533-0309-2
  31. Euthanasie im NS-Staat: Grafeneck im Jahr 1940 - Baustein
  32. Friedlander H The origins of Nazi genocide: from euthanasia to the final solution. — 1995. — ISBN 0-8078-2208-6, 0-8078-4675-9.
  33. 1 2 3 4 5 Кранах М. Уничтожение психически больных в нацистской Германии в 1939-1945 гг // Независимый психиатрический журнал. — 2006. — № 3.
  34. Рис Лоуренс Освенцим: Нацисты и «окончательное решение еврейского вопроса» / Пер. с англ. Антонины Ивахненко. — Москва: КоЛибри, Азбука-Аттикус, 2014. — ISBN 978-5-389-07971-7.
  35. 1 2 Петрюк П. Т., Петрюк А. П. Психиатрия при нацизме: убийства душевнобольных на временно оккупированных территориях СССР. Сообщение 6 // Психічне здоров’я. — 2012. — № 1. — С. 88–92.
  36. Хохолевы В. и К. Психбольница на Игрени: как все начиналось.
  37. Seidelman W (September 2012). «Nuremberg lamentation: for the forgotten victims of medical science». British Medical Journal 313 (7070): 1463–1467. DOI:10.1136/bmj.313.7070.1463. ISSN 0959-8138. PMID 8973236.

Ссылки[править | править вики-текст]