Добровольский, Алексей Александрович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Алексей Добровольский
Алексей Александрович Добровольский.jpg
Имя при рождении

Алексей Александрович Добровольский

Псевдонимы

«Доброслав»

Дата рождения

13 октября 1938(1938-10-13)

Место рождения

Москва

Дата смерти

19 мая 2013(2013-05-19) (74 года)

Место смерти

Весенёво, Кировская область, Россия

Гражданство

Flag of the Soviet Union.svg СССРFlag of Russia.svg Россия

Род деятельности

советский диссидент, идеолог неоязычества

Основные идеи

неоязычество, национал-социализм, анархо-социализм, антисионизм[1]

Алексе́й Алекса́ндрович Доброво́льский (известен также как Доброслав; 13 октября 1938 года, Москва — 19 мая 2013 года, Весенёво, Кировская область) — советский и российский идеолог славянского неоязычества (с 1980-х годов), национал-анархист, «волхв» «Общества охраны природы „Стрелы Ярилы“». Автор программной для многих неоязычников самиздатовской статьи «Стрелы Ярилы». Ряд брошюр, автором которых указан А. А. Добровольский, был включён в Федеральный список экстремистских материалов в 2007 году, № 6—10. Ранее, в 1950—1960-х годах, участник диссидентского движения СССР, член НТС.

Биография[править | править код]

Родился в Москве в семье служащих 13 октября 1938 года. Отец — Добровольский Александр Иванович, умер, когда сыну было 12 лет.[2]

Мать — урождённая Салова Наталья Васильевна[2],инженер по профессии, сталинистка по убеждениям. Добровольский рос в преклонении перед Сталиным, восхищался всем, что было с ним связано.[3]

Закончив среднюю школу, поступил на работу грузчиком в типографию газеты «Московская правда».

В 1956 году вышел из ВЛКСМ в знак протеста против начавшейся в стране кампании по преодолению последствий культа личности Сталина. «Из разоблачения Сталина я сделал неправильные выводы и постепенно стал противником советской Власти»[3][4] — позже признавался сам Добровольский.

В начале 1957 года под влиянием антикоммунистического восстания в Венгрии создал с группой друзей так называемую Российскую национально-социалистическую партию (РНСП). Члены группы в основном занимались распространением листовок с антисоветскими и антикоммунистическими призывами.

23 мая 1958 года был арестован вместе со своими единомышленниками и впоследствии приговорён к трём годам заключения. Освободился в 1961 году. В этом же году был крещён священником Глебом Якуниным.

В 1964 году вошёл в созданный членом НТС Борисом Евдокимовым так называемый «Союз трудового народа», но уже через несколько месяцев все четверо членов были арестованы. Добровольский и Евдокимов были признаны психически ненормальными, и Добровольский в течение года проходил психиатрическое лечение. В больнице он познакомился с диссидентами Владимиром Буковским и генералом Петром Григоренко.

25 августа 1965 года был освобождён из специальной психиатрической больницы, а уже осенью с ним установил связь НТС, который через него передал множительный аппарат поэту-диссиденту, члену НТС Юрию Галанскову. В 1966 году Добровольский вступил в НТС. Через него на Запад были переданы составленные Александром Гинзбургом «Белая книга» (сборник документов о процессе над Синявским и Даниэлем) и сборник «Феникс-66».

В 1967 году вновь был арестован. На суде, «процессе четырёх», дал показания на себя и своих товарищей, благодаря чему был осуждён лишь на 2 года (в то время как Галансков получил 7 лет и умер в лагере, а Гинзбург был осуждён на пять лет). Как написал в своих мемуарах Анатолий Краснов-Левитин, «Наиболее сенсационным известием было известие о капитуляции Алексея Добровольского. Долгое время никто этому не хотел верить. Добровольский своими манерами — не то белого офицера, не то героя-народовольца — сумел внушить к себе всеобщее доверие»[5].

В январе 1968 года Пётр Якир, Юлий Ким и Илья Габай, назвав Добровольского в своём обращении «К деятелям науки, культуры, искусства» «подлым и малодушным», заявили[6]:

Искалечена жизнь и Алексея Добровольского, сыгравшего зловещую костомаровскую роль на этом процессе. Если у него есть хоть капля совести, тридцать серебренников (всего двухлетний срок наказания) — слишком малая компенсация за презрение и отверженность, которые ожидают этого клеветника. Клеймо негодяя, погубившего своих товарищей, оболгавшего их из низменных интересов, за это нравственное уродство Добровольского в большой мере несут ответственность наши карательные органы.

В начале 1969 года Добровольский был освобождён. Жил в Угличе и Александрове, пока вновь не получил в 1972 году прописку в Москве. Уже тогда увлёкся оккультизмом и славянским язычеством.

С началом перестройки, во второй половине 1980-х, примкнул к объединению «Память». Разойдясь во взглядах с руководителем объединения Дмитрием Васильевым, в конце 1987 года перешёл с группой последователей неоязычества во «Всемирный антисионистский и антимасонский фронт „Память“», который возглавил Валерий Емельянов («Велемир»).

В 1989 году принял участие в создании «Московской славянской языческой общины», которую возглавил Александр Белов («Селидор»). Принял языческое имя «Доброслав».

С начала 1990-х удалился в деревню Весенёво Ленинского городского поселения Шабалинского района Кировской области, откуда вёл «просветительскую» работу: производил обряд имянаречения, устраивал «языческие» праздники. Во время последних часто происходило обильное употребление алкоголя, показательное уничтожение икон[7].

Взгляды[править | править код]

Уже в своей ранней работе «Стрелы Ярилы» (1989) Добровольский заявляет о приверженности теории заговоров, самый значительный из которых принадлежит «иудео-масонской мафии» («плутократическому кагалу»). Этой силе противостоит Россия как единство Нации и Природы, сохранение которых является по мнению Добровольского высшей ценностью.

Противостояние «тёмным силам» именуется «национально-освободительным движением». Оно консолидируется вокруг русской идеи («уверенность в особой миссии России в мире»). Русская идея доступна только тем, кто русский «по духу» (самосознанию) и «по крови» (происхождению), ибо кровь есть «субстанция мистическая». Добровольский отождествляет бессознательное и «сверхсознание»

«Русская идея» по Добровольскому подразумевает «языческое мировосприятие» и противостоит «технократическому безумию». Смысл Язычества усматривается в идее гармонии Человека и Природы («духовное начало имманентно природе»), которое было осуществлено в первобытном состоянии («золотом веке»). Проводниками язычества были «хранители культурных традиций» («святоотеческих преданий»): волхвы, ведуньи и вещие девы. Местом поклонения был лес или домашний очаг. Сами божества представляли собой либо «творческие принципы Природы», либо обожествленных предков, «пращуров-героев».

Из языческих праздников Добровольский особо выделяет весенние Радуницу и Навий день, летние Русалии (почитание русалок — берегинь, нимф и светлых фей — в Троицын день), и зимний Солнцеворот (Рождество).

«Руссов» и славян Добровольский возводит к «индоевропейской расе», прародина которой находилась к «северу от Чёрного моря». Одним из значительных славянских храмов он называет святилище Свентовита на острове Рюген. Врагами славян названы «иудео-хазары» и «иудействующая Византия». Христианизация Руси воспринята как национальная трагедия, а князь Владимир упомянут как «сын хазарской наложницы».

Тем не менее, христианство не убило язычество. Добровольский полагает, что пантеон князя Владимира был во многом чужеземным: Перун был заимствован от балтов, а Мокошь и Велес — от финнов. Лишь в образе Богоматери почитается древняя Матерь-Земля, а в образе Георгия-Победоносца сам солярный Ярило.

Примечания[править | править код]

  1. см. работу «Государство — враг народа»
  2. 1 2 Волхв Доброслав Добровольский.
  3. 1 2 Каминская Д.И. "Записки адвоката". — М.: Новое издательство, . — (Свободный человек), 2009. — С. стр. 315. — 412 с. с.
  4. том 4, лист дела 195
  5. Левитин-Краснов А. Э. Родной простор : Демократ. движение : Воспоминания. Ч. 4. — Frankfurt/M : Посев, 1981. стр. 114—115
  6. Илья Габай, Юлий Ким, Пётр Якир. К деятелям науки, культуры, искусства
  7. Булдакова В. Доброслав, Светобор, Любомир, Твердолик ... (неоязычники на перепутье веков) // Бинокль. Вятский культурный журнал. 2000. № 7..

Литература[править | править код]

Ссылки[править | править код]