Культ личности Сталина

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Азербайджанский плакат с изображением Сталина, 1938 год

Культ личности Сталина — возвеличивание личности И. В. Сталина средствами массовой пропаганды, произведениями культуры и искусства, государственными документами. Культ личности Сталина начался в 1929 году после формирования соответствующих предпосылок в середине 1920-х годов и празднования 50-летнего юбилея вождя, продолжаясь вплоть до 1956 года, когда на XX съезде КПСС произошло его официальное развенчание. Период 1956—1961 гг. характеризовался всеобщим избавлением от наследия культа личности, символической точкой завершения которого стал вынос тела Сталина из Мавзолея и его захоронение у Кремлёвской стены в ночь с 30 на 31 октября 1961 года.

Аналогичные по характеру, но меньшие по масштабу явления наблюдались и в отношении других государственных руководителей времён правления Ленина и Сталина — Я. М. Свердлова, Ф. Э. Дзержинского, Г. К. Орджоникидзе, В. В. Куйбышева, М. И. Калинина, А. В. Луначарского, В. М. Молотова, А. А. Жданова, Л. П. Берия и др. Однако сопоставимым с культом И. В. Сталина был только культ В. И. Ленина.

История термина[править | править код]

Уже в первые сто дней после смерти И. В. Сталина произошел отказ от линии чрезмерной пропаганды культа, который, однако, не подразумевал сомнений в величии и авторитете Сталина — это произошло только в 1956 году[1].

Выражение «культ личности» впервые употребил председатель Совета Министров СССР Г. М. Маленков вскоре после смерти Сталина. Уже 10 марта 1953 года при обсуждении на закрытом заседании Президиума ЦК КПСС публикации газеты «Правда» по поводу похорон Сталина, в которой некоторые члены Президиума ЦК были названы «верными соратниками», а другие упомянуты без эпитетов, Маленков заявил, что «в прошлом у нас были крупные ненормальности, многое шло по линии культа личности. И сейчас надо сразу поправить тенденцию, идущую в этом направлении… Считаем обязательным прекратить политику культа личности! Было бы неправильным, скажем, цитировать выступление (на траурном митинге) одного. Мы не можем цитировать одного, потому что это, во-первых, незаслуженно, а во-вторых, неправильно с точки зрения культа личности. Считаем обязательно прекратить политику культа личности. Цитаты (только) одного человека нельзя публиковать»[1]. Вскоре Маленков предложил созвать в апреле 1953 года внеочередной пленум ЦК КПСС для обсуждения этой темы. Внося это предложение на обсуждение, он заранее подготовил тезисы доклада, а также постановления ЦК по данному вопросу[2]. Историк А. П. Куропаткин считает, что в документах Маленкова главный акцент был сделан не на обсуждении личных качеств покойного, а на необходимости сохранения и укрепления «коллективного руководства»[1]. Ю. Н. Жуков полагает, что изначально речь пошла об осуждении именно культа, что вызвало двоякую реакцию членов Президиума ЦК. К сторонникам Маленкова он относит М. Г. Первухина, М. З. Сабурова, П. Н. Поспелова и Н. Н. Шаталина, а к противникам — «тяжеловесов» партии В. М. Молотова, К. Е. Ворошилова, Н. А. Булганина, Л. М. Кагановича, А. И. Микояна, а также в тот момент и Н. С. Хрущёва и М. А. Суслова. Поскольку вторые в тот момент были в большинстве, «мягкая десталинизация» была отвергнута, и предлагавшийся Маленковым пленум так и не состоялся[2].

Тем не менее, летом 1953 года советское руководство начало политику т. н. «мягкой десталинизации», предусматривающую частичный пересмотр сталинской политики без её публичной критики. В этот политический курс укладывалась и мягкая критика культа личности. Например, в тезисах отдела пропаганды и агитации ЦК КПСС и Института Маркса—Энгельса—Ленина—Сталина при ЦК КПСС к 50-летию КПСС говорилось: «Культ личности противоречит принципу коллективного руководства, ведёт к снижению творческой активности партийных масс и советского народа и не имеет ничего общего с марксистско-ленинским пониманием высокого значения направляющей деятельности руководящих органов и руководящих деятелей…»[3]. Однако это была критика культа личности без указания конкретной личности, что подразумевало не критические высказывания в адрес культа Сталина (чей авторитет ни в коей мере не подвергался сомнению), а излишнее возвеличивание роли личности в обществе[4]. Более того, для осуждения культа личности цитировали классиков марксизма-ленинизма — Карла Маркса, Фридриха Энгельса, Владимира Ленина и Иосифа Сталина. В 1953—1956 годах Сталин продолжал официально почитаться в СССР как великий лидер; в тот период на портретах он часто изображался вместе с Лениным.

Впервые же термин «культ личности Сталина» появился только в 1956 году, когда на XX съезде КПСС Н. С. Хрущёв в своём докладе «О культе личности и его последствиях» осудил возвеличивание Сталина, что было закреплено постановлением ЦК КПСС «О преодолении культа личности и его последствий».

Причины возникновения, культ личности вождей в 1917—1922 годах[править | править код]

Марксизм-ленинизм — идеологическая основа Советской власти, исходя из марксистского положения о равенстве, теоретически отвергает вождизм, ограничивая «роль личности в истории». В то же время некоторые учёные считают вождизм естественным следствием практического социализма. Например, русский философ Н. А. Бердяев считал, что «Ленинизм есть вождизм нового типа, он выдвигает вождя масс, наделённого диктаторской властью».

Истоки культа личности Сталина можно усмотреть ещё в отношении большевиков к В. И. Ленину задолго до революции, когда в 1903 году была фактически основана большевистская партия. Ричард Пайпс подчёркивает, что партия, как творение Ленина, была неотделима от его личности. С момента основания партии Ленин имел огромный авторитет среди большевиков, как основатель РСДРП(б) и основной её идеолог. Американский историк Нина Тумаркин в работе «Ленин жив! Культ Ленина в Советской России» отмечает, что большевики уже начиная с 1903 года начали попадать под «гипнотическое воздействие» Ленина; Ричард Пайпс утверждает, что Ленин был несомненно харизматичным лидером. Николай Валентинов обнаружил, что уже в 1904 году в Женеве вокруг Ленина возникла атмосфера «обожания». Николай Суханов описывает большевиков весной 1917 года как людей, поклоняющихся своему идеологическому центру во главе с Лениным, как «Святому Граалю», а самого Ленина воспринимающих как «прославляемого великого магистра ордена». Луначарский и Потресов в своих мемуарах описывают подобное почитание большевиками Ленина как неизбежное, вследствие его харизматичности. Однако долгое время положение Ленина в партии не только не означало ничего похожего на славословия позднесоветского периода; власть самого Ленина в РСДРП(б) также отнюдь не была абсолютной. Целый ряд ключевых решений 1917 года был принят простым большинством ЦК, иногда даже вразрез с явно выраженной волей Ленина. Так, ЦК отказался исключать из партии Зиновьева и Каменева, выступавших против подготовки Октябрьской революции, а Брест-Литовский мирный договор был одобрен ЦК только после того, как Ленин пригрозил своей отставкой.

Также «вождизм» можно усмотреть в предреволюционный период, когда в атаман Каледин в августе 1917 года именовал себя «вождём армии», а одним из явных проявлений «вождизма» был ярко выраженный культ популярного среди солдат великого князя Николая Николаевича, распространившийся по крайней мере с 1915 года. Неотъемлемой частью построенной большевиками системы пропаганды было прославление заслуженных деятелей революции, избрание их в «почётные президиумы» самых разных съездов и собраний (начиная от съездов партии, и заканчивая школьными собраниями), получение разного рода почётных званий («почётного горняка», «почётного металлурга», «почётного красноармейца» и т. д.), переименования городов, вывешивание портретов и публикация романтизированных биографий.

После Октябрьской революции 1917 года широкое распространение в Советской России получили культ личности В. И. Ленина и Л. Д. Троцкого, которых партийная пропаганда называла «вождями революции». Например, культ личности Ленина стал постепенно складываться ещё с осени 1917 года, когда после прихода большевиков к власти Михаил Ольминский опубликовал в большевистской газете «Социал-демократ» первую романтизированную биографию Ленина. В этой биографии Ленин изображён скромным аскетом, у которого «одна только забота — о партии». Примерно в то же время в газете «Солдатская правда» вышла ещё одна биография Ленина, написанная Крупской под редакцией самого Ленина; эта биография, по словам Нины Тумаркин, «отличается фактической точностью и сдержанностью тона», хотя в ней и были проигнорированы связи молодого Ленина с народовольцами. Автобиография, написанная целиком самим Лениным летом 1917 года по просьбе революционных солдат, отличается ещё большей сдержанностью; она рассказывает лишь о казни Александра Ульянова, исключении молодого Ленина из университета и его аресте в 1895 году. Первый стихотворный панегирик в адрес Ленина появился уже 29 октября 1917 года в газете «Правда», и тремя неделями позднее — в «Солдатской правде». 1 мая 1918 года опубликовано напыщенное стихотворение «Вождю» Демьяна Бедного, в котором он называет работы Ленина «святой Библией труда», а врагов большевизма «иудами». В августе этого же года был сформирован первый большевистский агитпоезд, носивший название «ленинского поезда».

Первый подлинный всплеск славословий в адрес Ленина, начался, как подчёркивает Ричард Пайпс, только осенью 1918 года, после покушения на него Фанни Каплан. Одним из последствий этого стали бесконечные дифирамбы, раздававшиеся как в печати, так и в речах партийных лидеров, в том числе Свердлова, Зиновьева и Троцкого. Нина Тумаркин в этой связи обращает внимание на речь Зиновьева от 6 сентября 1918 года, опубликованную в количестве 200 тысяч экземпляров. В этой речи Зиновьев излагает заметно подкорректированную биографию Ленина, в которой отчётливо звучат религиозные нотки. Он упоминает, что Ленин «происходит из бедняков», «забыв» при этом упомянуть о его дворянстве. Личность Ленина больше напоминает описание христианского святого, а его работа «Что делать?» названа «евангелием искровцев». Редактор большевистской газеты «Беднота» Л. Сосновский пошёл ещё дальше, придав Ленину черты мученика, фактически проведя параллель между ним и Иисусом Христом[прояснить]: «Ленина нельзя убить. Он так сросся с восставшим и борющимся пролетариатом, что нужно истребить всех до одного рабочих всего мира, чтобы убить Ленина. Пока жив пролетариат — жив Ленин». Показательна также одна из публикаций этого периода, заявлявшая, что Ленин «чудом остался в живых», только благодаря вмешательству «воли пролетариата».

В 1918—1919 годах именем Ленина уже начали называть улицы, тогда же стали появляться его первые бюсты. Как подчёркивает Ричард Пайпс, бурный поток стихийных славословий был оборван самим Лениным после того, как он оправился после покушения. Согласно мемуарам Бонч-Бруевича, ознакомившись с тем, что писали о нём газеты, Ленин «пришёл в ужас», после чего вызвал к себе Ольминского и Лепешинского, отправив их в редакции «Правды» и «Известий» с наказом «спустить всё на тормозах». Одной из форм славословий того времени стало регулярное избрание большевистских вождей, в первую очередь — Ленина и Троцкого — в почётные председатели и почётные президиумы разнообразных съездов (вплоть до шахматно-шашечных), присвоение иных почётных званий. Так, к моменту своей смерти Ленин был избран «почётным красноармейцем» в общей сложности двадцати военных частей. Новый резкий всплеск дифирамбов произошёл в 1920 году в честь 50-летнего юбилея Ленина. По этому поводу появились новые стихи Демьяна Бедного и Маяковского, Невский В. И. написал опубликованную тиражом 200 тыс. экз. романтизированную биографию Ленина, густо насыщенную славословиями в его адрес. Свои собственные панегирики опубликовали Зиновьев, Сталин, Бухарин, Сосновский; Троцкий написал по этому поводу неожиданную статью «Национальное в Ленине», в которой изображает большевистского лидера подлинным национальным лидером русского народа и чуть ли не славянофилом.


Возникновение же культа личности И. В. Сталина связывают как с направленной деятельностью высшего руководства ВКП(б) и самого И. В. Сталина, так и с историческими и культурными особенностями развития государства в тот период.

Так, по мнению политолога А. А. Кара-Мурзы, культ личности был создан самим И. В. Сталиным, который занимался этим как приоритетной темой все годы своего правления, вплоть до марта 1953 года[5]. Идея культа заключалась[6] в том, чтобы весь советский народ всем оказывался обязан партии, государству и своему вождю[6]. Одним из аспектов этой системы являлась необходимость выражения благодарности И. В. Сталину, например, за социальные услуги и вообще за всё, что есть у граждан[6]. Профессор русской истории университета Джонса Хопкинса Джеффри Брукс отмечает, что известная фраза «Спасибо товарищу Сталину за наше счастливое детство!» подчёркивала, что у детей счастливое детство потому лишь, что его обеспечил им И. В. Сталин[6].

В учебнике для юридических вузов и факультетов «Теория государства и права», изданном авторским коллективом под редакцией члена КПСС профессора С. С. Алексеева, об одной из причин культа личности Сталина говорится следующее[7][страница не указана 245 дней]:

Российская многовековая традиция патернализма нашла воплощение в мелкобуржуазном вождизме, характерном для многомиллионной крестьянской страны. Психология вождизма, бюрократическое обожествление авторитета и послужили питательной средой культу личности Сталина. К началу 30-х годов тоталитарный режим стал суровой политической реальностью.

Среди лиц, положительно оценивающих правление И. В. Сталина (часть коммунистов, этатистов и др.), бытует мнение, что культ был вызван личностными чертами Сталина и успехами, связанными с его правлением. Так, после «разоблачения культа личности» получила известность фраза, приписываемая обыкновенно М. А. Шолохову (но также и другим персонам)[8][9][10]: «Да, был культ… Но была и личность!».

Проявления[править | править код]

Вождизм[править | править код]

Внешние видеофайлы
Выступление Сталина в Большом театре 11 декабря 1937 года. Приветствие аудитории

В сталинский период советская пропаганда создала вокруг И. В. Сталина ореол непогрешимого вождя. После обретения И. В. Сталиным всей полноты власти применительно к нему часто использовались и были почти обязательны в официальных публицистике и риторике титулы «великий вождь», «великий вождь и учитель», «отец народов», «великий полководец», «гениальный учёный», «лучший друг (учёных, писателей, физкультурников и др.)» и т. д.

И. В. Сталин был единственным Генералиссимусом Советского Союза.

Ввиду объявления И. В. Сталина теоретиком марксизма-ленинизма его имя упоминалось и его портретный образ помещался в одном ряду с К. Марксом, Ф. Энгельсом и В. И. Лениным, а также, подобно «марксизму-ленинизму», иногда использовался термин «сталинизм», десятилетия спустя ставший понятием-определением созданного им политического режима с отрицательной оценкой-осмыслением.

Генеральный секретарь ВКП(б) И. В. Сталин (в центре), знатная трактористка, организатор первой женской тракторной бригады в СССР Прасковья Ангелина (слева) и новатор сельскохозяйственного производства, колхозница-свекловод Мария Демченко (справа) в президиуме X съезда ВЛКСМ (11-21 апреля 1936 г.)

Наименование объектов[править | править код]

Именем И. В. Сталина (а также его ближайших соратников) были названы многочисленные географические, народно-хозяйственные, технические, военные, транспортные, культурные и прочие объекты, предметы, награды.

Города[править | править код]

В честь Сталина были названы следующие крупные советские населенные пункты:

  • Сталино (1924—1961, до 1924 года — Юзовка, с 1961 года — Донецк)[11]
  • Сталинград (1925—1961, до 1925 года — Царицын, с 1961 года — Волгоград; одно из первых переименований — в обороне Царицына И. В. Сталин участвовал в Гражданскую войну)
  • Сталинабад (1929—1961, до 1929 года — Дюшамбе, после 1961 года — Душанбе)
  • Сталинск (1932—1961, до 1932 и после 1961 года — Новокузнецк)
  • Сталиногорск (Новомосковск, 1934—1961)
  • Сталинири (1934—1961, до 1934 и после 1961 года — Цхинвал (Цхинвали))

В 1937—1938 годах выдвигались предложения переименовать Москву в Сталинодар.

В 1950-х города, названные в честь И. В. Сталина, были во всех странах Варшавского договора и СЭВ (на тот момент), кроме Чехословакии:

В ГДР и ВНР города были построены практически с нуля и должны были стать «новыми социалистическими городами».

Прочие объекты[править | править код]

Названия, связанные с И. В. Сталиным, были присвоены высочайшим вершинам СССР (Пик Коммунизма), Болгарии (Мусала), Словакии и всех Карпат (Герлаховски-Штит), а также расположенной на территории Канады горе Маунт-Пек.

Имя И. В. Сталина носили станции метро «Семёновская» и «Измайловский парк» в Москве, Беломорско-Балтийский канал, Завод имени Лихачёва, ряд вузов, в том числе Тбилисский государственный университет, Московский институт стали и сплавов (Национальный исследовательский технологический университет «МИСиС»), Московский государственный горный университет, Московский государственный технологический университет «Станкин», Белорусский национальный технический университет и др.

В честь И. В. Сталина были названы серии танков, паровозов и бронепоезд.

Памятники[править | править код]

Сталиниана[править | править код]

Литература[править | править код]

Витрина книжного магазина в Одессе в 1931 году

Образ И. В. Сталина стал одним из центральных в советской литературе 1930-х—1950-х годов; произведения о вожде писали также зарубежные писатели-коммунисты, в том числе Анри Барбюс (автор изданной посмертно книги «Сталин»), Пабло Неруда, эти произведения переводились и тиражировались в СССР. Произведения, прославляющие И. В. Сталина, в изобилии появлялись и в публикациях фольклора практически всех народов СССР.

Сталиниана постоянно присутствовала в первую очередь в советской печати, кинематографии, музыке, живописи и скульптуре этого периода, включая монументальное, изобразительное и массовое искусство. Прижизненные памятники И. В. Сталину, как и памятники В. И. Ленину, устанавливались массово в большинстве городов СССР, а после 1945 года и Восточной Европы. В дни государственных праздников обязательным и широко отражённым в кинематографе стал ритуал поднятия над Москвой на аэростатах огромного портрета И. В. Сталина, подсвечиваемого прожекторами. Особую роль в создании пропагандистского образа И. В. Сталина сыграли массовый советский плакат, посвящённый самой разнообразной тематике с его изображением, а также обязательное размещение его портретов во всех государственных и общественных зданиях и помещениях и на транспорте.

Кинематограф[править | править код]

Живопись[править | править код]

Филателия[править | править код]

Мифологизация картины истории[править | править код]

Главную роль в искажении и создании мифологической картины советской истории сыграл созданный частью лично И. В. Сталиным, частью под его редакцией «Краткий курс истории ВКП(б)».

К концу сталинского периода из истории революции и Гражданской войны исчезли многие деятели, игравшие видные роли в этих событиях. Их действия были приписаны И. В. Сталину и узкому кругу его соратников, зачастую игравших в реальности второстепенные и третьестепенные роли, и нескольким видным большевикам, умершим до начала большого террора: Я. М. Свердлову, Ф. Э. Дзержинскому, М. В. Фрунзе, С. М. Кирову и другим[12].

Партия большевиков представлялась единственной революционной силой; революционная роль остальных партий отрицалась. Отдельным лидерам революции приписывались предательские и контрреволюционные действия[12].

В официальной историографии Великой Отечественной войны для описания крупнейших наступательных операций Красной Армии, приведших к разгрому Третьего Рейха, использовался термин «Десять Сталинских ударов».

Также при И. В. Сталине, особенно в последнее десятилетие его правления, произошло изменение отношения к дореволюционной истории России, в частности, к правлению Ивана Грозного и Петра Первого[12], что было связано с акцентированием внимания на роли государства и сильного правителя.

Культ личности И. В. Сталина вне СССР[править | править код]

Культ личности И. В. Сталина был также распространён в большинстве социалистических стран мира. После XX съезда КПСС сталиниская направленность государственной политики и связанный с ней культа личности И. В. Сталина сохранились в Албании (до 1990 г.), КНР и КНДР, а также во Вьетнаме.

В настоящее время на официальном уровне отдельные проявления культа существуют в КНР, где есть ряд памятных изображений И. В. Сталина и выпускаются сувениры с его изображением, а также в КНДР и Вьетнаме. К наследию И. В. Сталина обращаются отдельные партии коммунистической направленности по всему миру.

Культ личности Сталина в Российской Федерации[править | править код]

Сотрудник генерального консульства Великобритании в Екатеринбурге Джуди Кохто на отбытии ретро-поезда Екатеринбург — Верхняя Пышма. На паровозе размещен портрет Иосифа Сталина. Екатеринбург, 26 сентября 2020 года

Имя Сталина носит ряд улиц в разных городах Российской Федерации. Кроме того, в постсоветской России появились музеи, посвящённые Сталину, были установлены его бюсты.

По состоянию на 2016 год скульптурные изображения Сталина стояли в следующих городах России[13]:

Музеи о деятельности Сталина в России (по состоянию на 2016 год) существовали в следующих населенных пунктах[13]:

  • Музей-изба «Калининский фронт. Август 1943 года» в деревне Хорошево (Тверская область). Открыт в июле 2015 года;
  • «Сталин-центр» в Пензе открыт в декабре 2015 года;
  • Частный музей в Махачкале;
  • Частный музей в Нальчике.

По состоянию на 2016 год в Дагестане имя Сталина носили 6 улиц и 1 проспект (в Дагестанских огнях с 2002 года), в Северной Осетии имя Сталина носили 15 улиц[13]. На станции Московского метрополитена «Курская» в 2009 году была восстановлена надпись: «Нас вырастил Сталин на верность народу, на труд и на подвиги нас вдохновил» (надпись была на месте по состоянию на 2016 год)[13].

Офицер полиции Сергей Карпеев дает показания в Ленинском районном суде города Екатеринбурга в футболке с портретом Сталина (2018 год)

Портреты Сталина некоторые жители России размещают на одежде — например, на футболках.

В постсоветской России существует неканоническая практика изображения Сталина на православных иконах, которые потом освящают в храмах. Писатель Александр Проханов освятил в Святском монастыре в Брянске икону с изображением Сталина в окружении маршалов Победы[13]. В 2015 году с этой иконой отслужил молебен афонский иеромонах Афиноген вопреки позиции Белгородской митрополии, которая напомнила, что некоторые из изображенных на этой картине были «откровенными гонителями церкви»[13].

Отношение И. В. Сталина к культу личности[править | править код]

Н. С. Хрущёв, развенчивая культ личности в своём знаменитом докладе на XX съезде КПСС, утверждал, что И. В. Сталин всячески поощрял такое положение вещей. Так, Н. С. Хрущёв заявил, что редактируя подготовленную к печати собственную биографию, И. В. Сталин вписывал туда целые страницы, где называл себя вождём народов, великим полководцем, высочайшим теоретиком марксизма, гениальным учёным и т. д.[14] В частности, Н. С. Хрущёв утверждал, что самим И. В. Сталиным был вписан следующий отрывок: «Мастерски выполняя задачи вождя партии и народа, имея полную поддержку всего советского народа, Сталин, однако, не допускал в своей деятельности и тени самомнения, зазнайства, самолюбования»[15].

На замечание Лиона Фейхтвангера «о безвкусном, преувеличенном преклонении перед его личностью», И. В. Сталин «пожал плечами» и «извинил своих крестьян и рабочих тем, что они были слишком заняты другими делами и не могли развить в себе хороший вкус»[16].

В то же время известно, что И. В. Сталин пресекал некоторые акты своего восхваления. Так, по словам писателя О. С. Смысловского, первые эскизы орденов Победы и Славы были выполнены с профилем И. В. Сталина, однако Сталин якобы попросил заменить его профиль на Спасскую башню[17]. В 1949 году, когда МГУ хотели присвоить его имя, И. В. Сталин категорически возразил: «Главный университет страны может носить лишь одно имя — Ломоносова»[18].

Современные исследователи сталинской эпохи считают, что подобные действия должны были символизировать так называемую «сталинскую скромность» — одну из сталинских идеологем, важную часть его образа, подчеркивавшуюся пропагандой. По словам немецкого историка Яна Плампера[de] «сложился образ Сталина, находившегося в откровенной оппозиции к своему собственному культу или в лучшем случае неохотно его терпевшего»[19]. Российская исследовательница Ольга Эдельман считает феномен «сталинской скромности» хитрым политическим ходом, позволявшим Сталину под видом нежелания «выпячивать» свою личность пресекать излишнее любопытство касательно своего прошлого, заодно оставляя себе возможность отбирать то, что он сам считал годным для печати, и таким образом самому формировать свой общественный образ[20].

Публичное поведение Сталина также играло важную роль. Согласно воспоминаниям:

Возьмем, например, его [Сталина] проходы по коридорам Кремля. Это было одним из своеобразных ритуалов его культа. Идешь с бумагами, смотришь: сам, в окружении охраны. Впереди Сталина метрах в 25-30 шел один охранник. А за ним примерно в двух метрах шло ещё два человека. Полагалось стать к стене спиной, держать руки на виду и ждать, когда он пройдёт.

Насчёт того, как здороваться, никаких указаний не существовало. Я, к примеру, когда он проходил мимо меня, говорил: «Здравствуйте, товарищ Сталин». Он в ответ поднимал правую руку и молча шел дальше. Шел уверенно, размеренно, спокойно, причём смотрел не на того, кто с ним здоровался, а куда-то вдаль, впереди себя. Выражение лица было такое значительное, что я тогда думал: наверное, голова у него занята какими-то особыми мыслями, до которых нам, смертным, и не додуматься никогда.

Десталинизация[править | править код]

Самым известным разоблачителем культа личности был Н. С. Хрущёв, выступивший в 1956 году на XX съезде КПСС с докладом «О культе личности и его последствиях», в котором он развенчал культ личности покойного И. В. Сталина. Н. С. Хрущёв, в частности, сказал:

Культ личности приобрёл такие чудовищные размеры главным образом потому, что сам Сталин всячески поощрял и поддерживал возвеличивание его персоны. Об этом свидетельствуют многочисленные факты. Одним из наиболее характерных проявлений самовосхваления и отсутствия элементарной скромности у Сталина является издание его «Краткой биографии», вышедшей в свет в 1948 году.

Эта книга представляет собой выражение самой безудержной лести, образец обожествления человека, превращения его в непогрешимого мудреца, самого «великого вождя» и «непревзойдённого полководца всех времён и народов». Не было уже других слов, чтобы ещё больше восхвалять роль Сталина.

Нет необходимости цитировать тошнотворно-льстивые характеристики, нагромождённые в этой книге одна на другую. Следует только подчеркнуть, что все они одобрены и отредактированы лично Сталиным, а некоторые из них собственноручно вписаны им в макет книги.

В своём докладе Н. С. Хрущев выделил кинематограф как один из инструментов насаждения культа личности; в последующие пять лет художественные фильмы, где присутствовала фигура И. В. Сталина, не демонстрировались[21].

В 1961 году тело И. В. Сталина было вынесено из Мавзолея Ленина — Сталина. Прошли массовые переименования. В частности, город Сталинград был переименован в Волгоград, столица Таджикской ССР Сталинабад — в Душанбе. Почти повсеместно в 1956—1963 годах был произведен демонтаж памятников И. В. Сталину. По решению правительства многие художественные киноленты были подвергнуты цензуре и освобождены от «навязчивого образа» (И. В. Сталина)[21].

В 1962 году были переименованы паровозы ИС (Иосиф Сталин) в ФДп (Феликс Дзержинский, пассажирский вариант) и прочие объекты.

Перестройка[править | править код]

В годы правления Л. И. Брежнева не было ни дальнейших разоблачений, ни возрождения культа; дабы не накалять страсти в обществе по поводу столь противоречивой и резонансной темы, о И. В. Сталине без лишнего повода старались просто не вспоминать. О нём осталась нейтральная статья в Большой советской энциклопедии. В 1979 году сообщили о 100-летии И. В. Сталина в советских СМИ, но особых торжеств не устраивали.

Первое время после прихода к власти М. С. Горбачёва политика в отношении Сталина и его эпохи оставалась как при Брежневе. 9 мая 1985 года в речи, посвящённой 40-летию Победы, Горбачёв упомянул Сталина в комплиментарном тоне[как?]. Однако с 1987 года ситуация резко изменилась: на волне перестройки и гласности тема И. В. Сталина и его правления вновь стала одной из самых обсуждаемых в обществе, начался новый этап «десталинизации». В 1989 году вышел журнал «Крокодил» с портретом Сталина, сложенным из черепов.

Российская Федерация[править | править код]

Галерея[править | править код]

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 3 Куропаткин, Антон Петрович. Новые направления в идеологической пропаганде СССР после смерти И. В. Сталина // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. — 2011. — Т. 13, вып. 3—1. — ISSN 1990-5378.
  2. 1 2 Спицын, Евгений Юрьевич. Хрущёвская слякоть. Советская держава в 1953-1964 годах. — Книга для учителей, преподавателей и студентов. — Москва: Концептуал, 2020. — С. 37—38, 135-138. — 592 с. — ISBN 978-5-907172-63-0.
  3. Степанов М. Г. Сталинская репрессивная политика в СССР (1928—1953 гг.): взгляд советской историографии // Известия Алтайского государственного университета. — 2008. — Вып. № 4-1.
  4. Артюков Антон Петрович. Процесс «Мягкой» десталинизации в СССР в 1953-1956 гг // Известия Самарского научного центра Российской академии наук. — 2015. — Т. 17, вып. 3—2. — ISSN 1990-5378.
  5. Профессор политологии и историк Алексей Кара-Мурза в программе «Именем Сталина: историческое наследие сталинской эпохи»
  6. 1 2 3 4 Профессор русской истории университета Джонса Хопкинса, Джеффри Брукс. 16 минут 00 секунд
  7. Алексеев С.С. и др. Теория государства и права. — Норма, 2009. — (Учебник для вузов). — ISBN 978-5-89123-785-8.
  8. К. М. Лебединский Чувство Времени, 2005.
  9. С. Сверчков Почётный гражданин — начальник Всея Руси // Правда. — 2006. — № 54 (26—29 мая).
  10. М. Делягин. Сотвори кумира // Завтра. — 2006. — № 40 (672), 04.10.2006.
  11. Александр Федонин, историк. Между Юзовкой и Донецком. Сайт «Донецк: история, события, факты.» (22 сентября 2010). Дата обращения: 26 октября 2013.
  12. 1 2 3 Краткий курс истории ВКП(б). — Госполитиздат, 1945.
  13. 1 2 3 4 5 6 Трепещите, ядом плюйте Как Иосиф Сталин возвращается в жизнь современной России
  14. В. П. Наумов. К истории секретного доклада Н. С. Хрущёва. //«Новая и новейшая история», № 4, 1996.
  15. Никита Сергеевич Хрущев. О культе личности и его последствиях. Доклад XX съезду КПСС
  16. Лион Фейхтвангер. Москва 1937
  17. Олег Смыслов. Загадки советских наград. 1918—1991 годы. — М.: Вече, 2005. — ISBN 5-9533-0446-3
  18. Ю. А. Жданов. Без теории нам смерть!
  19. Плампер Я. Алхимия власти. Культ Сталина в изобразительном искусстве = The Stalin Cult: A Study in the Alchemy of Power. — Москва: НЛО, 2010. — С. 185–208.
  20. Ольга Эдельман. Сталин, Коба и Сосо. Молодой Сталин в исторических источниках. — Москва: Издательский дом ВШЭ, 2016. — С. 27—28. — ISBN 978-5-7598-1352-1.
  21. 1 2 Диссертация на тему «Полководческий образ Сталина периода гражданской войны в трактовке советского художественного кинематографа второй половины 1930-х — начала 1950-х годов» …

Литература[править | править код]

  • Дж. Дэвлин. Миф о Сталине: развитие культа // Труды «Русской Антропологической школы»: Вып. 6. М.: РГГУ, 2009, с. 213—240
  • Штёппер,Б., Зуппан, А. «Революция сверху» и культ Сталина / Отв. ред. Б. В. Носов. — Славянские народы: общность истории и культуры: К 70-летию члена-корреспондента Российской академии наук Владимира Константиновича Волкова. — М. : Индрик, 2000. — С. 286—305. — 488 с. — ISBN 5-85759-128-7.
  • Плампер Я. Алхимия власти. Культ Сталина в изобразительном искусстве = The Stalin Cult: A Study in the Alchemy of Power. — Москва: НЛО, 2010.

Ссылки[править | править код]