Эта статья входит в число хороших статей

Корпус военных топографов Российской императорской армии

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
(перенаправлено с «Корпус военных топографов Русской императорской армии»)
Перейти к: навигация, поиск
Корпус военных топографов (годовой праздник 10 февраля (28 января) - во имя преподобного Ефрема Сирина)
Hermitage from inside.jpg
Годы существования

18221917

Страна

РоссияFlag of Russia.svg Россия

Подчинение

Генерал-квартирмейстеру; Военно-топографическому депо Генерального Штаба; Военно-топографическому отделу Главного управления Главного штаба.

Входит в

Генеральный (Главный) штаб

Командиры
Известные командиры

Ф. Ф. Шуберт
И. И. Дибич
А. А. Адеркас
П. П. Сухтелен
A. И. Нейдгардт
Ф. Ф. Берг
В. К. Ливен
А. И. Веригин
Э. И. Форш
И. И. Стебницкий
О. Э. Штубендорф
Н. Д. Артамонов
И. И. Померанцев

Корпус военных топографов (КВТ) (до 1866 — Корпус топографов) — был организован в 1822 году для централизованного проведения картографических съёмок на территории Российской империи под руководством Военно-топографического депо. Ранее топографическим обеспе́чением Российской императорской армии занимались офицеры Квартирмейстерской части, организованной Петром I 20 февраля 1702 года.

В Советской России продолжал существовать как род службы под таким же названием до 1923 года[1]. В 1923 году преобразован в военно-топографическую службу (ВТС) РККА.[K 1]

Нагрудный знак юнкеров. Утверждён 18 января 1917 года. Венок из лавровых ветвей, завязанный лентой. На него наложен двуглавый орел под тремя Императорскими коронами, держащий в лапах стрелы, под ним — географический глобус, на котором помещён вензель императора Александра II.

Предназначение[править | править вики-текст]

Корпус военных топографов был создан с целью топографического (топогеодезического) обеспе́́чения вооружённых сил (ВС), заблаговременной подготовки и доведения до штабов и войск топографических и специальных карт, содержащих подробную информацию о местности[2], проведения государственных картографических съёмок в интересах как вооружённых сил (ВС), так и государства в целом под руководством военно-топографического депо[3] Главного штаба как единого заказчика картографической продукции в Российской империи. Корпус был образован при непосредственном участии П. М. Волконского, К. И. Оппермана, Ф. Ф. Шуберта и состоял из офицеров-геодезистов, классных топографов, топографов унтер-офицерского звания, классных военных художников, неклассных художников, учеников топографов и художников. Офицеры и чиновники Корпуса выполняли топографические съёмки в целях создания точных карт и планов местности в интересах военных действий, производили съёмки и рекогносцировки по заказам Геологического комитетакаменноугольных бассейнах и в золотоносных районах), Министерства иностранных дел (при движении посольств за границу[4] и в местах их расположения), Министерства земледелия (в целях межевания земель), Министерства государственных имуществ (в целях обмера и оценки территорий), Комитета по строительству государственных дорог (для изыскания оптимальных маршрутов) и т. п. Офицерами и специалистами Корпуса выполнялись также и обширные астрономо-геодезические работы по созданию государственной геодезической сети тригонометрических пунктов в качестве основы при топографических съёмках[K 2], определения формы и размеров Земли и взаимного расположения на ней местных предметов[3].

Основные этапы развития и структура[править | править вики-текст]

Корпус Военных Топографов и Корпус Фельдегерьский. Обер-Офицеры в парадной форме. 1881 г.[5]
Топограф 1822—1825 годы
Штаб-офицер. 1822—1825 годы
Кадет и обер-офицер топографы в Финляндии. 1817—1819 годы

28 января 1822 года положение о Корпусе топографов было утверждено императором Александром I:

  • 1. Корпус Топографов при Главном Штабе… учреждается с тою целью, чтобы успешно могли производиться съёмки государственные во время мирное и обозрение мест в тылу армий в военное…
  • 2. В Корпус имеют поступать способнейшие кантонисты военных сиротских отделений, Военно-топографического Депо… и при Армии и корпусах находящихся….
  • 3. Штаб и обер-офицеры сего Корпуса… имеют линию производства с офицерами квартирмейстерской части; имеют равное им преимущество ранга состоять в одинаковом с ним положении во всем…
  • 5. Нижние чины сего Корпуса, коим именоваться топографами, должны … иметь познания: а) Российскую грамматику и правописание, б) Географию, с) Арифметику, д) Алгебру до первой степени уравнений, д) Геометрию, е) Плоскую тригонометрию, ж) Топографическую съёмку, з) Чистописание и рисование планов.
  • 6. Для изучения сим познаниям учреждается при Корпусе Училище….[6]

В первый год существования Корпуса было принято 144 воспитанника. Руководителем был назначен Ф. Ф. Шуберт с подчинением его управляющему Квартирмейстерской части Главного штаба.

В 1832 году штаты Корпуса составляли 70 офицеров и 456 топографов (сведённых в восемь рот, из которых одна, численностью 120 человек, называлась ротой Военно-топографического депо, 60 из них обучались гравированию и литографскому делу, а остальные семь рот (по 48 топографов в каждой) использовались на съёмках в различных районах России). По штатам 1832 года должность директора Корпуса была сокращена, и сам Корпус был передан в непосредственное подчинение генерал-квартирмейстера Главного штаба, который через Военно-топографическое депо (ВТД) как орган единого заказчика всей картографической продукции в империи руководил Корпусом военных топографов. Директором ВТД был назначен Ф. Ф. Шуберт, который с 1834 по 1843 годы одновременно занимал должность генерал-квартирмейстера Главного штаба. В том же году училище при Корпусе топографов было переименовано в школу топографов (старое название было восстановлено в 1863 году). В 1855 году численность Корпуса составляла 951 человек (241 офицер и 710 нижних чинов, из них 600 топографов). Это была самая большая численность личного состава корпуса за время его существования с 1822 по 1918 годы[7].

С 1824 по 1839 годы геодезисты и астрономы (инженеры) готовились также при Дерптском университете под руководством В. Я. Струве; с 1840 года — при Пулковской астрономической обсерватории, а с 1854 года — при Академии Генштаба, в составе которой было Геодезическое отделение. С 1892 года выпускники училища Корпуса могли поступать на Геодезическое отделение Академии Генштаба (пять человек из десяти принимавшихся на отделение).

В корпусе военных топографов (где ранее производство в офицеры осуществлялось по выслуге срока: дворяне и вольноопределяющиеся — четыре года, прочие — 12 лет) с 1866 года унтер-офицерам из дворян требовалось служить два года, из «нерекрутских» сословий — четыре и «рекрутских» — шесть лет и пройти курс в топографическом училище. Офицеры корпуса военных топографов, произведённые из нижних чинов и кантонистов, переводились по выслуге 10 лет по их желанию в другие воинские формирования. С 1858 года офицерам был разрешён бессрочный отпуск. Дворяне и вольноопределяющиеся, которые служили в корпусе топографов, в случае неудачного экзамена на офицера производились на вакансии уже по представлению нового начальства[8]. В 1866 году Корпус топографов был преобразован в Корпус военных топографов, который возглавил начальник Военно-топографического отдела Главного штаба (практика совмещения должностей начальника топографической службы вооружённых сил и военно-топографического управления Генштаба сохранена и поныне). Общая численность личного состава составляла 643 человека, в том числе шесть генералов, 33 штаб-офицера, 156 обер-офицеров, 170 классных топографов, 236 топографов унтер-офицерского звания и 42 ученика[7].

В 1877 году было утверждено новое положение о Корпусе и Военно-топографическом училище. Численность личного состава сократилась до 515 человек, из них шесть генералов, 26 штаб-офицеров, 367 обер-офицеров и классных топографов[7].

В 1890 году получило силу закона «Положение о полевом управлении войск в мирное время», переработанное на основании опыта русско-турецкой войны 1877—1878 годов. В нём был определён штат, согласно которому в штабе армии полагалось иметь пять штаб-офицеров Корпуса военных топографов, в штабных корпусах — по два обер-офицера и одному младшему топографу. Согласно Положению, управление генерал-квартирмейстера армии состояло из четырёх отделений: операционного, отчётного, разведывательного и топографического. В 1910 году Главному управлению Генерального штаба подчинялись пять полевых частей Корпуса военных топографов и Военно-топографическое училище[7].

Преподобный Ефрем Сирин
Илья Репин. Акварель "Вид на школу топографов в Чугуеве". Государственная Третьяковская галерея
«…Для проведения топографической съёмки в масштабе одна верста в дюйме одному офицеру придаётся 9 нижних чинов (реечников). Для проведения триангуляций, одному офицеру придаётся 20 нижних чинов…».

Топографические роты // Русский инвалид : газета. — СПб: Генштаб, 1911. — № 204.

В конце 1915 года офицеры Корпуса стали применять аэросъёмки в целях топографической разведки, а в начале 1917 года были образованы фотометрические (с марта 1917 — фотограмметрические) части, что явилось крупным шагом в деле совершенствования организации разведки и топографического обеспе́чения боевых действий войск[9].

Приказом по военному ведомству № 140 от 10 апреля (27 марта1913 до сведения армии доводилась дата установленного годового праздника для КВТ и военно-топографического отдела ГУ ГШ — 10 февраля в честь преподобного Ефрема Сирина[10].

В штате Корпуса находились также и гражданские чиновники — классные военные топографы, имевшие гражданские чины в соответствии с Табелем о рангах Российской империи. Единственное на данное время современное справочное издание[11] приводит их биографические данные, а также данные на 715 офицеров Корпуса военных топографов Российской императорской армии из немногим более тысячи, служивших в нём за всё время его существования. Издание XIX века[12] содержит три списка персоналий: «Список № 1. Генералов, Штаб- и Обер-офицеров Корпуса Военных Топографов, поступивших в этот Корпус со времени учреждения онаго 28 Января 1822 г. по 28 Января 1872 года» — на 577 персоналий; «Список № 2. Обер-офицеров Армейской пехоты и других частей войск, состоявших прикомандированными к Корпусу Военных Топографов, по 28 Января 1872 года» — на 320 персоналий; «Список № 3. Классных Топографов Корпуса Военных Топографов, со времени учреждения этих чинов по 28 Января 1872 года» — на 151 персоналию.

Форма одежды (1867 год)[править | править вики-текст]

ОПИСАНИЕ ФОРМЫ ОБМУНДИРОВАНИЯ И ВООРУЖЕНИЯ, ПРИСВОЕННОЙ ЧИНАМ КОРПУСА ВОЕННЫХ ТОПОГРАФОВ

  • 1. Геодезистам (Генералам, шт.- и об.-офицерам)
Геодезист генеральского звания
Топографы унтер-офицерского звания

Шапка — из чёрного сукна; околыш чёрный бархатный с светлосиними выпушками; герб и прибор серебряные;… выпушка по верхнему кругу у генералов и шт.-офицеров из серебряного шнура, а у об.-офицеров светлосиняя. Мундир — темнозелёный, двубортный, застегивается на 8 пуговиц; воротник скошенный, чёрный бархатный; обшлага чёрные бархатные; клапаны на обшлагах вырезные из светлосинего сукна. На воротнике и обшлагах с клапанами серебряное шитье с бортом, присвоенное мундиру офицеров Генерального штаба. Подбой воротника светлосиний…. Эполеты — пехотные, из серебряной канители по чинам; подбой светлосиний. Аксельбант — серебряный. Сюртук — существующего образца, воротник чёрный бархатный; выпушки вокруг воротника, по верху обшлагов и на карманных клапанах — светлосиние; подкладка под воротником светлосиняя, а под сюртуком чёрная. Плечевые погоны и пуговицы, как на мундире. Шаровары — серосиние, со светлосиними выпушками….Сабля — драгунская, на поясной портупее из серебряного галуна, подшитого чёрным сафьяном. Башлык, шарф, перчатки, китель, летние шаровары, сапоги со шпорами, мундштук и седло общие всем регулярным войскам. Вальтрап по образцу, установленному для офицеров Генерального штаба, но выпушки по краям лампаса светлосиние….

  • 4. Топографам унт.-офицерского звания.

Форма обмундирования, им теперь присвоенная, со следующими изменениями: погоны без высечек, обшлага прямые, шинель из солдатского серого сукна, сабля драгунская в железных ножнах на поясной портупее из чёрной юфти, как у лёгкой кавалерии; кушака не полагается, и, сверх того, у топографов, находящихся в Военно-топографическом училище, плечевые погоны обшиваются узким серебряным галуном, как у юнкеров. При походной форме топографы имеют сумку по особому образцу и револьвер на шнуре из светлосинего гаруса с унт.-офицерскими ромбами, в чушке артиллерийского образца, которая надевается на поясной ремень портупеи с правой стороны….

Историческое описание перемен в одежде и вооружении российских войск.. — Ленинград, 1946. — Т. 31. — С. 73-96. — 193 с.

Деятельность Корпуса военных топографов в мирное время[править | править вики-текст]

Создание непрерывного картографического изображения крупного масштаба на геодезической основе на всю территорию Российской империи — такова была одна из основных задач, стоявшая перед чиновниками Корпуса военных топографов.

ГБВИМЗ. Условные знаки 1822 года.

До 1832 года были закончены тригонометрические, а на их основе и топографические съёмки в Виленской, Петербургской и частично в Киевской губерниях. С 1832 по 1844 годы они развернулись в Гродненской, Псковской, Подольской, Волынской и Московской губерниях и, по окончании работ в западных приграничных губерниях, топографические съёмки продвинулись на восток страны[13].

Жетон в память 75-летия Корпуса военных топографов. Российская империя. 1897 год. Неизвестная мастерская. Без клейм. Серебро, золото, эмаль, 15,58 г. Размеры 40,8x23 мм
Жетон КВТ коллежского советника Николая Авксентьевича Крекова, действительного члена Западно-Сибирского отдела Императорского РГО

Для выполнения астрономо-геодезических работ и тригонометрических съёмок были организованы специальные части Корпуса топографов, так называемые триангуляции: Волынская и Подольская, Киевская, Бессарабская, Царства Польского, Могилёвская, Смоленская, Московская, Орловская, Тульская, Нижегородская, Костромская, Казанская и др. Руководителями астрономо-геодезических работ (начальниками триангуляций) были: К. И. Теннер, Ф. Ф. Шуберт, П. А. Тучков, И. И. Стебницкий и другие[14].

Триангуляции (то есть части Корпуса топографов) измеряли базисы, определяли астрономические и геодезические пункты I, II и III классов, прокладывали нивелирные ходы, закладывали нивелирные марки, а также выполняли иные виды работ для нужд государственных топографических съёмок и создания карт на геодезической основе[14].

Жетон КВТ подпоручику Михееву Н. Г. за участие в съёмке Юго-западного пограничного пространства

С 1845 года топографические съёмки на территории Европейской России стали производиться в едином масштабе — одна верста (то есть 500 саженей) в дюйме, или 1:42 000 в современном масштабе (то есть в 1 см — 420 м).

Тогда же в топографических съёмках было введено обязательное измерение вертикальных углов. Но по-настоящему это стало осуществляться только с 1868 года, когда появился новый инструмент — кипрегель (с дальномером)

Геодезия в России в ХIХ в.. Департамент инженерной геодезии. Проверено 23 мая 2013. Архивировано из первоисточника 26 мая 2013.

.

Его применение позволило произвести рекогносцировку и исправление съёмочных оригиналов, полученных в результате топографических съёмок 1819—1866 годов с применением алидады, которые были необходимы для составления трёхвёрстной карты. К 1880 году в части КВТ поступило уже 292 прибора[15]. С 1845 по 1867 годы топографическими съёмками на геодезической основе была покрыта территория 20 из 69 губерний. Площадь съёмок составила 1 027 001 кв. вёрст[16].

К числу значительных работ Корпуса военных топографов, имевших мировое значение, относятся градусные измерения: Русско-Скандинавской дуги меридиана — от Измаила через Луцк, Барановичи, Тарту, Торнио до Фугленеса (на побережье Северного Ледовитого океана) протяжённостью 20°20΄ по широте; дуг параллели 52° с.ш. — от бывшей русско-германской границы (севернее Калиша) до Орска (на Урале) протяжённостью 39°24΄ по долготе; дуг параллели 47°20΄ — от Ясс до Астрахани протяжённостью 20°. Инструментально снимались дороги, реки, границы губернии.

В 1852—1854 годах русские триангуляции были связаны с триангуляциями Восточной Пруссии и Австрии (руководитель К. И. Теннер), а в 1910—1912 годах была установлена связь через Памир между русской и индийской триангуляциями (подполковник М. И. Чейкин[17]). На основе съёмок чиновников Корпуса военных топографов были изданы многие картографические произведения, среди которых, из военно-политических карт, можно назвать 152-листовую «десятивёрстку» (1:420 000) Стрельбицкого, получившую название по имени автора, которая основана на более чем 20 000 астрономических и геодезических пунктах, с полной гидрографией и населёнными пунктами, лесами, песками, болотами, рельефом[18], то есть полной картографической семантикой. Производство крупномасштабной топографической съёмки обходилось государству достаточно дорого: например, стоимость инструментальной съёмки (а таковая проводилась в крепостях, отдельных городах и небольших территориях) одной квадратной версты в масштабе 250 саженей в дюйме обходилась государству в 1 рубль 60 копеек серебром[19].

В 1866 году была произведена существенная реорганизация военно-топографической службы русской армии. В составе Главного штаба был учреждён Военно-топографический отдел (центральный орган службы), а при нём — картографическое заведение. Военно-топографическое депо как производственное предприятие было ликвидировано. В некоторых округах были учреждены военно-топографические отделы: Оренбургском, Западно-Сибирском, Восточно-Сибирском (1866) и Туркестанском (1868). В остальных военных округах (Петербургском, Финляндском, Московском, Киевском, Одесском, Харьковском, Казанском, Виленском и Варшавском) полагалось иметь по два — четыре обер-офицера и классных топографа, состоявших в Корпусе топографов[20].

По мере распространения телеграфной сети, в России начал входить в употребление способ определения географических долгот, основанный на времени передачи по телеграфу между определяемыми пунктами. Этот способ впервые применил в России в 1860 году полковник Форш — новатор и автор целого ряда изобретений в геодезии. В 1872 году капитан М. А. Савицкий вместе с геодезистами Картаци, Бонедорфом и Кульбергом определил разность долгот между Пулковом и Москвой. В 1875 году по ходатайству начальника австрийских градусных измерений профессора Опольцера была осуществлена астрономическая связь австрийских триангуляций с русскими. С этой целью по телеграфу были определены разности долгот от Пулкова до Вены, от Вены до Варшавы и от Варшавы до Пулкова. Первые две разности долгот были определены капитаном М. А. Савицким[18].

К 1873 году по материалам последних съёмок и рекогносцировок было составлено и отгравировано 775 номенклатурных листов карты масштаба три версты в дюйме (1:126 000). В те же годы офицеры КВТ проводили нивелировку и съёмку по линиям активно строящихся железных дорог. С 1870 года в Европейской России съёмки были переведены в полувёрстный (то есть 250 саженей в одном английском дюйме) масштаб (1:21 000), а рельеф стали изображать горизонталями. Подробные съёмки западного пограничного пространства к западу от меридиана Петроград — Киев — Одесса, (проводившиеся до 1917 года) вошли в издание двухвёрстной (1:84 000) карты западного пограничного пространства с горизонталями 2—4 сажени. По результатам съёмок офицеров КВТ военно-топографическими отделами российской императорской армии издавались карты различного назначения, в том числе и военно-политические карты[21]:

Кавказский военно-топографический отдел:

  • пятивёрстная карта Кавказа (все населённые пункты, число дворов, пути сообщения, гидрография, леса, рельеф — горизонталями);
  • десятивёрстная карта Кавказа в продолжение к специальной карте Европейской России;
  • двадцативёрстная карта Кавказа и Малой Азии;
  • сорокавёрстная (1:1 680 000) карта Кавказа (шесть красок, рельеф показан тушёвкой), Малой Азии, Персии.

Туркестанский военно-топографический отдел:

Литография «Оренбургские азиатцы» по рисунку с натуры подпоручика корпуса военных топографов Бибикова. 1845 г. РГВИА. Ф. 414. Оп. 1. Д. 437

Омский[22] военно-топографический отдел:

Приамурский военно-топографический отдел:

Характеризовать многогранную деятельность чиновников Корпуса топографов, их роль[24] в картографировании земной поверхности, а равно и роль РГО в государственной системе Российской империи, могут слова председателя Распорядительного комитета Русского географического общества академика П. П. Семёнова-Тяньшанского, обращённые к генерал-губернатору Западной Сибири Н. Г. Казнакову с выражением благодарности за помощь Омскому отделу общества[25]

Спешу принести вашему высокопревосходительству выражение живейшей признательности Географического общества за благосклонное доставление Совету сведений о деятельности корпуса военных топографов штабс-капитана Орлова, командированного благодаря просвещённому вниманию Вашего высокопревосходительства к участию в экспедиции члена сотрудника императорского Русского Географического общества Г. Н. Потанина в Северо-Западную Монголию…. Ваше постоянное просвещённое участие к научным интересам Географического общества уже много раз давало возможность присоединить к снаряжаемым обществом экспедициям чинов корпуса топографов и таким образом обогатить экспедиции материалами для картографии исследуемого пространства. Географическое общество[26] с признательностью вспоминает при этом об экспедиции М. В. Певцова[27], о Вашем содействии первой экспедиции члена — сотрудника Потанина и Рафаилова, экспедиции Аминова[28] о водоразделе Оби и Енисея, о Вашем покровительстве экспедиции Пржевальского и других.

История Омска и омской области[29]

Каждый военно-топографический отдел военных округов России направлял усилия офицеров КВТ на топографическое обеспечение не только войск, но и государства в целом, заключавшееся в географических исследованиях военных топографов. Например:

Значительный вклад в развитие географических исследований в Сибири внесла деятельность военно-топографического отдела (ВТО) штаба Омского военного округа. Отделом был проделан огромный объём геодезических, астрономических, топографических и картографических работ. Для того, чтобы в этом убедиться, достаточно взглянуть на ежегодные отчеты ВТО округа, опубликованные в «Записках Военно-топографического отдела», издаваемых Главным штабом (с 1905 года — Главным управлением Генерального штаба). Среди имен сотрудников Омского ВТО такие известные русской географической науке имена, как С. Т. Мирошниченко, И. И. Щеголев, П. А. Рафаилов, З. Л. Матусовский и Р. М. Закржевский. Замечательный вклад в изучение Киргизской степи, Семиречья и Алтая внесли И. Г. Андреев, Ч. Ч. Валиханов, И. Ф. Бабков, А. Ф. Голубев, Г. Е. Катанаев, Г. А. Колпаковский, В. А. Полторацкий и А. П. Проценко. Среди исследователей Восточного Туркестана и Китая отметим Ч. Ч. Валиханова, Л, Г. Корнилова, М. В. Певцова, З. Л. Матусовского, Ю. А. Сосновского, П. Я. Пясецкого, П. Я. Рейнталя и др.

По личной инициативе И. Ф. Бабкова в 1867 году у границ с Китаем был создан Зайсанский пост, которому суждено было сыграть исключительно важную роль в деле организации географического изучения глубинных районов Центральной Азии. Через Зайсанский пост уходили в Китай, Монголию и Тибет многие русские и иностранные экспедиции, и этот маленький гарнизон Русской армии в мировой географической литературе XIX века был известен более чем, к примеру, Урумчи — тогда центр Синьцзянской провинции, сейчас — административный центр Синьцзян-Уйгурского автономного района Китая.

Басханов М. К. «Русские военные востоковеды»[22]

Деятельность Корпуса военных топографов на фронтах[править | править вики-текст]

Русско-турецкая война (1828—1829) — «для обозрения мест в тылу армии» были сформированы две полуроты по восемь офицеров и 24 топографа и астрономическая группа. Одна полурота следовала непосредственно за армией и производила съёмку маршрутов, крепостей, позиций, другая занималась съёмкой местности в тылу армии. Астрономическая группа определяла астрономические пункты, на основе которых в 1828 и 1829 годах полуротами в Молдавии и Валахии и топографами других частей в Болгарии была выполнена съёмка в масштабе две версты в дюйме на площади 55 квадратных вёрст. Размножение маршрутных карт и планов крепостей, а также печатание отдельных листов карт по съёмочным оригиналам производились литографией при канцелярии генерал-квартирмейстера Главного штаба. Работы, выполненные на фронте, были первым опытом топогеодезического обеспе́чения боевых действий войск русской армии[30].

Крымская война (1853—1856) — под руководством полковника И. И. Ходзько был сформирован топографический отряд, который занимался съёмкой маршрутов, планов сражений, лагерных мест, а также территории Турции на площади 9669 кв. вёрст — инструментально, 3765 кв. вёрст — полуинструментально и 1885 кв. вёрст — глазомерным способом[31]. После окончания войны окружным военно-топографическим отделом производились (1857 год) топосъёмки на геодезической основе территории Кавказского края в масштабе две версты в дюйме, а в отдельных районах — в масштабе полверсты в дюйме[32].

Русско-турецкая война (1877—1878) — к началу войны на всю территорию ТВД, кроме обзорно-географических карт масштабов 20 и 40 вёрст в дюйме, имелась топографическая карта масштаба 10 вёрст в дюйме. Пятивёрстка имелась только на часть Кавказа и Турции, а двухвёрстка — на часть Кавказа, приграничную часть Турции и районы Балкан. В конце 1876 года при полевом штабе армии на Балканском ТВД был сформирован топографический отдел численностью 17 человек, а в 1878 году в нём состояло уже 102 офицера и топографа. Во время этой войны артиллерийские офицеры Реутов и Семёнов, используя топографическую карту, впервые определили расстояние до цели, чем было положено начало топографическому обеспе́чению артиллерии[33]. Опыт топогеодезического обеспе́чения войск в годы русско-турецкой войны показал необходимость заблаговременно готовить топографические карты на территории вероятных ТВД до начала боевых действий; во время войны в составе фронта, среди его передовых частей необходимы топографические части, имеющие специалистов (топографов, геодезистов и картографов) и картоиздательские средства. Но перестройка топогеодезического обеспечения боевых действий войск не произошла, что и сказалось в ходе русско-японской войны[33].

Русско-японская война (1904—1905) — запасов карт в Манчжурской армии, как и в соседних округах, не было. К началу боевых действий топографическая служба Манчжурской армии была представлена всего лишь топографическим отделением в составе офицера Главного штаба и пяти офицеров-топографов. Только на седьмой месяц войны, то есть в августе 1904 года, одиннадцатью топографами были начаты съёмки в районе Мукдена. К апрелю 1906 года были сформированы три маньчжурские съёмки силами 302-х офицеров и топографов под началом трёх генералов[34]. Таким образом, время было упущено, и даже такие силы не смогли улучшить топогеодезическое обеспе́чение Маньчжурской армии. Фактически, топогеодезическое обеспе́чение боевых действий было неудовлетворительным: отсутствовали карты двухвёрстного масштаба, снабжение имеющимися картами из Петербурга было затруднительным.

Первая мировая война (1914—1918) — опыт предыдущей войны показал необходимость иметь запас карт на собственную территорию и возможные ТВД. Акцент в эти годы был сделан на увеличение численности личного состава картографического заведения за счёт частей Корпуса военных топографов; в результате, с 1906 по 1914 год было отпечатано 33 миллиона карт разных масштабов. К началу войны на складах имелись:

  • полувёрстки и верстовки западного пограничного пространства;
  • трёхвёрстки Европейской России (однокрасочная с изображением рельефа штрихами);
  • десятивёрстка Европейской России;
  • двадцативёрстка Европейской России, военно-дорожная;
  • сорокаверстка Средней России, стратегическая[34].

Были созданы некоторые запасы топографических карт в пяти западных округах, но потребности в крупномасштабных картах, необходимых пехоте и артиллерии, удовлетворены не были. К маю 1917 года штатная численность Корпуса военных топографов была увеличена до 732 человек[K 3]

Для печати карт были привлечены некоторые частные типографии и издательства Петрограда (ими отпечатано 58,3 млн экземпляров карт различных масштабов), а картографические заведения Корпуса до января 1918 года отпечатали 46 млн экземпляров. Общее количество карт различных масштабов, отпечатанных во время войны, вместе с довоенными запасами составило 139,6 млн экземпляров[35]. Для сравнения, другие государства отпечатали: Германия — 275, Австро-Венгрия — 65, Великобритания — 32, Италия и Франция — по 20 млн экземпляров карт[36]. На фронтах первой мировой войны нашлось место подвигам, совершенным офицерами Корпуса. Наиболее известен подвиг подпоручика Котлинского, возглавившего атаку "мертвецов" в 1915 году при обороне крепости Осовец.

Офицер Корпуса военных топографов. Возглавил атаку "мертвецов" в крепости Осовец в 1915 г.

Военно-топографические отделы штабов военных округов[37][править | править вики-текст]

С 1866 года, как указывалось выше, должность начальника военно-топографического депо (военно-топографического отдела ГУ ГШ) Генерального штаба была совмещена с должностью начальника КВТ. Начальники военно-топографических отделов (ВТО) при штабах военных округов руководили офицерами КВТ, производившими съёмки местности в составе воинских формирований (полевых топографических отрядов), именовавшихся согласно виду проводимых работ и названию местности, где этот отряд производил съёмки. Например, «1-й топографический отряд», подчинявшийся ВТО ГУ ГШ, в разные годы имел следующие наименования:

  • «Астрономо-геодезические работы в Финляндии», начальники — полковники Э. И. Форш (1860—1863), Ф. А. Андерсин (1863—1868) и А. Г. Ернефельт (с 08.02.1868);
  • «Топографическая съёмка Финляндии и Санкт-Петербургской губернии» (1888—1900);
  • «Топографическая съёмка Санкт-Петербургской губернии и Финляндии» (1900—1911);
  • «Военно-топографическая съёмка Санкт-Петербургской губернии и Финляндии» (1911—1914);
  • «Военно-топографическая съёмка Петроградской губернии и Финляндии» (1914—1918)[38].

Список офицеров и иных лиц, оказавших существенное влияние на становление и развитие Корпуса военных топографов[править | править вики-текст]

Офицеры Корпуса военных топографов

Вооружённые силы России издавна были не только средством отражения внешней агрессии — армия и флот непосредственно влияли на весь уклад общественной жизни. В истории русской армии XIX — начала XX вв. есть немало примеров использования офицеров военного ведомства по «двойному назначению», если этого требовали интересы страны. Наглядной иллюстрацией государственного подхода русского правительства к делу является столетняя история развития Корпуса военных топографов, на чиновников которого были возложены задачи государственного масштаба.

При этом в своём большинстве военные топографы были выходцами не из знатных семей, они были заняты длительным изучением сложных и абстрактных дисциплин — геометрии, алгебры, геодезической астрономии, а офицерами становились после восьми — двенадцати лет работы в поле и по сдаче экзаменов в школе топографов. Всего за годы существования КВТ в нём служило чуть более одной тысячи офицеров. Усилия многих сотен людей, входивших в интеллектуальную и научную элиту Российской империи, в том числе военных и государственных деятелей, обеспечили плодотворную работу Корпуса по топографическому (топогеодезическому) обеспечению войск и страны в целом. Именно поэтому представляется целесообразным представить список только наиболее известных персон — офицеров свиты его императорского величества по квартирмейстерской части, КВТ, Генерального штаба и других ведомств, а также учёных, военных и государственных деятелей, способствовавших успешной созидательной топографо-геодезической деятельности Корпуса военных топографов и оказавших существенное влияние на топографическое (топогеодезическое) обеспечение войск[42]:

Настольная юбилейная медаль[править | править вики-текст]

Аверс и реверс настольной юбилейной медали «В память пятидесятилетия Корпуса военных топографов. 1822—1872 гг.»СПб. монетный двор, 1872 г. Без подписи медальера. Портрет Императора по эскизу К. Шнитцшпана (Ch. Schnitzspahn).(Медь, 229,97 гр. Диаметр 87 мм)

На настольной юбилейной медали «В память пятидесятилетия Корпуса военных топографов. 1822—1872 гг.» выгравированы, в последовательности достигнутых заслуг следующие персоналии [64][K 6]:

Руководители Корпуса военных топографов[править | править вики-текст]

Уровень образованности этих руководителей позволял им во время отсутствия штатного начальника Генерального (Главного) штаба временно исполнять обязанности руководства всем ГШ.

Итоги работы Корпуса[править | править вики-текст]

Корпус военных топографов русской императорской армии просуществовал 95 лет. Специалистами корпуса осуществлялась подготовка кадров; выполнялись астрономо-геодезические, топографические и картографические работы; изготовлялись топогеодезические инструменты и приборы; проводились научные исследования: вычисление координат астрономических и геодезических пунктов, составление каталогов и другое. Корпус выполнил большой объём астрономогеодезических работ. Инструментальной топографической съёмки выполнено на площади 7 425 319 квадратных километров, полуинструментальной и глазомерной — на площади 506 247 квадратных километра; определено 3 900 астрономических пункта, из них 1800 — в Европейской России и на Кавказе, 1150 — в Сибири и 960 — в Туркестане. Определено геодезических пунктов 1 класса точности − 3 650; 2-го и 3-го классов — 63 736[69]. Картографическая деятельность Корпуса военных топографов и его картографические заведения пользовались широкой известностью в научных кругах и за их пределами. На всемирных выставках (Вена, 1873 г. и Париж, 1889 г.) Военно-топографическому отделу Главного штаба за выполнение топографических съёмок на обширных территориях и достоинства русских карт присудили премии, а в Вене — и почётный диплом выставки[69]. Корпус военных топографов выполнял свои работы на научной основе, поэтому их отличает высокая точность. Многие из них, например градусные измерения, не потеряли значения и в наши дни. Все инструментальные топографические съёмки на больших площадях в различных районах России производились на твёрдой геодезической основе, обеспечившей создание точных топографических карт. Корпус создал ряд карт, благодаря которым вывел русскую картографию в XIX веке на передовые позиции мировой картографии[69].

Преобразование[править | править вики-текст]

15 ноября (28 по новому стилю) 1917 года был издан приказ о демобилизации старой армии[70]. Военно-топографическая служба продолжила свою деятельность в новых условиях — в составе Красной Армии[71].

В феврале 1918 г. ввиду захвата немецкими войсками г. Двинска и прямой угрозы г. Петрограду, было принято решение об эвакуации военно-топографического отдела ГУ ГШ в г. Москву. 10 марта 1918 г. в г. Москву прибыли в качестве квартирмейстеров военный топограф Н. С. Степанов с двумя сотрудниками Картографического заведения… 14 и 29 марта 1918 г. двумя эшелонами административный аппарат ВТО ГУ ГШ (без членов семей) выехали из Петрограда в Москву… В соответствии с приказом Народного Комиссара по военным и морским делам № 339 от 8 мая 1918 г. был учреждён Всероссийский Главный Штаб (Всеросглавштаб), в состав которого вошло военно-топографическое управление. Из приказа ВТУ № 1 от 1 июня 1918 г.: «… Народным Комиссариатом по военным делам 2 мая 1918 г. утверждён новый штат КВТ. Согласно этому штату военно-топографический отдел выделен из состава ГУ ГШ и преобразован в военно-топографическое управление Всеросглавштаба»

Сергеев С. В., Долгов Е. И.. История частей топографической службы. — М.: ЗАО «Аксиом», 2012. — С. 27. — 641 с.

.

Корпус военных топографов, с первых дней существования Красной Армии, имел свои корни в далеком прошлом. От этого прошлого он получил технические навыки, опыт и организацию, сохранил свой богатый, накопленный многими десятилетиями инвентарь и техническое имущество, мастерские, инструменты, архивы, специальную библиотеку. Все это дало возможность Корпусу военных топографов сразу, без тяжёлого и длительного процесса организации, не только приступить к работам на оборону Республики, но и вести их усиленными темпами…

Захарин И. В. «К вопросу о роли военных топографов РККА в 1918—1923» (рус.) // Вестник Российской академии естественных наук : журнал. — М., 2007. — № 4. — С. 84. — ISBN 0869-5873.

Судьба офицеров КВТ после Октябрьской революции 1917 года[править | править вики-текст]

  • Перешло на сторону РККА — требует уточнения.
  • В 1921 году в Белграде находилось 88 эмигрантов-офицеров, проходивших службу в Корпусе военных топографов (некоторые из них были прикомандированы к КВТ из других воинских частей ещё до Октябрьской революции[72]. Общее количество требует уточнения.
  • Погибло на фронтах гражданской войны — требует уточнения[73].
  • «Дело топографов» в 1923 году —
весной 1923 года были отданы под суд начальник корпуса военных топографов бывший полковник О. Г. Дитц[74], его помощник Иванищев, начальник аэрофотографического отряда Животовский и комиссар Цветков. Второй помощник Дитца бывший полковник А. Н. Максимович отделался лёгким испугом — всего лишь был выгнан из РККА. (ГАСБУ, фп, д. 67093, т. 248(187), дело Тарановского А. Д., с. 21.) По этому же делу был арестован и старый начальник корпуса военных топографов, преподаватель Военной академии, бывший генерал-майор А. И. Аузан <…> Фактически, после всех этих потрясений в Военно-топографическом корпусе осталось лишь четверо профессионально подготовленных военных, в своё время окончивших геодезическое отделение Военной академии: новый начальник корпуса бывший полковник А. Д. Тарановский, начальник геодезического отдела подполковник П. П. Аксенов, руководители отдела научных работ генералы Н. О. Щеткин и Я. И. Алексеев.

Первые репрессии бывших офицеров и начало дела «Весна»

Последние были репрессированы (трое расстреляны, один — осуждён на три года) в 1930 году.

В октябре 1929 г. в конфликтную комииссию Политического управления РККА поступила жалоба от бывшего военного комиссара Военно-аэротопографического отдела Л. Ф. Гайдукевича на начальника военно-топографического отдела ГУ РККА А. И. Артанова: «…Прошу рассмотреть дело члена ВКП(б) Артанова А. И. о его некоммунистическом поступке…».

Сергеев С. В., Долгов Е. И.. История частей топографической службы. — М.: ЗАО «Аксиом», 2012. — С. 31. — 641 с.

В результате, после проведения комплексной проверки 10 января 1930 года А. И. Артанов был снят с должности, а итоги той проверки отозвались на всей военно-топографической службе:

В 1930 в военно-топографическом управлении Генштаба были заведены дела «о вредительстве». В этот период в военно-топографической службе произошло большое количество увольнений со службы с последующим арестом (в подавляющем случае — бывшие офицеры КВТ Русской Армии). 17 марта 1930 арестован и 30 сентября 1930 расстрелян помощник начальника управления П. П. Аксёнов.

Сергеев С. В., Долгов Е. И.. История частей топографической службы. — М.: ЗАО «Аксиом», 2012. — С. 32. — 641 с.

  • В 1931 году ОГПУ признало контрреволюционным научный кружок имени В. В. Витковского, куда входили бывшие офицеры КВТ.
  • Общее количество репрессированных бывших офицеров КВТ по всей стране требует уточнения. Например, к 7 февраля 1931 года, по так называемому делу «Ленинградской контрреволюционной организации» было репрессированно 16 офицеров-топографов, ранее проходивших воинскую службу в КВТ российской императорской армии[73].

Примечания[править | править вики-текст]

Комментарии
  1. Затем — ВТС ВС СССР. С 1991 по 1992 год — ВТС ВС России, а с 1992 года по настоящее время — Топографическая служба Вооружённых сил Российской Федерации.
  2. Работы, начатые офицерами и чиновниками Корпуса военных топографов, продолжались вплоть до создания Единой государственной геодезической сети в 1963 году.
  3. Очевидность увеличения численности Корпуса до 1000 человек была отмечена ещё в газете «Русский инвалид»,И. Свищёв Наши военные карты // Генштаб. — Санкт-Петербург, 1911. — № 214. где также отмечалось: «…карты центральных районов в силу горькой необходимости, во многих местах устарели…».
  4. В статье «Влияние численности сражающихся сторон на их потери», опубликованной журналом «Военный сборник» в 1915 году, М. П. Осипов описал математическую модель глобального вооружённого противостояния, практически применяемую в военном деле при описании убыли сражающихся сторон с течением времени и, входящую в математическую теорию исследования операций, на год опередив английского математика Ф. У. Ланчестера (англ. Lanchester Frederick William).
  5. «Гришкевич Никон Максимович, 1872 г. р. Место проживания: пр. Карла Либкнехта, д. 74, кв. 20. Дата смерти: январь 1942. Место захоронения: Серафимовское кладбище» (Блокада, т. 7)
  6. Один из авторов статьи выносит благодарность Г. А. Мельничук за предоставленную информацию. По предположению одного из авторов статьи, фамилии «Колпаков» и «Фролов» принадлежат непосредственным исполнителям карт — «словорезам», так как фамилии этих специалистов, достигших высочайшего мастерства и совершенства, отмечают в своих донесениях К. И. Опперман военному министру М. Б. Барклаю-де-Толли, отображённых в материалах Военно-учёного архива, входящего ныне в Российский государственный военно-исторический архив.
    …титулярные советники: учитель вырезки слов Фролов 1-й (служа с 763 года по принадлежности его искусству и за обучение не малого числа учеников — пенсию по 300 рублей в год)<…>, а словореза Фролова 2-го и ученика Фролова 3-го произвести в 14 класс".

    — Цитируется по:Литвин А. А. «Собственное е.и.в. Депо карт и развитие отечественной картографии в 1797-1812 гг.» //Труды РГВИА. Выпуск II. Документальные реликвии Российской истории. 200-летие Военно-учёного архива. М.: 1998 г. С.45-46.

Использованная литература и источники
  1. Долгов Е. И., Сергеев С. В.. История частей топографической службы.. — Приурочено к 200-летию образования отечественной военной топографической службы. — М.: Аксиом, 2012. — С. 26-27. — 641 с. — 2500 экз. — ISBN 978-5-904031-08-4.
  2. Бызов Б. Е.. 50 лет на службе Отечеству. / Глушков В. В.. — 2-е, дополненное и исправленное. — Москва: Институт политического и военного анализа, 2003. — С. 3. — 84 с. — 1000 экз. — ISBN 5-93349-021-0.
  3. 1 2 Хвостов В. В.. Вступительная статья // Сергеев С. В., Долгов Е. И. Военные топографы Русской армии.. — Москва: ЗАО «СиДи-Пресс», 2001. — С. 4-5.
  4. Российская военная разведка по Китаю.. IDC Publishers, 2006. Проверено 23 мая 2013.
  5. Илл. 16. Корпус Военных Топографов и Корпус Фельдегерьский. Обер-Офицеры ( в парадной форме ) ( прик. по воен. вед. 1881 г. № 313 ) // Иллюстрированное описание перемен в обмундировании и снаряжении войск Императорской Российской армии за 1881–1900 гг.: в 3 т.: в 21 вып.: 187 рис. / Сост. в Техн. ком. Гл. интендантского упр. — СПб.: Картографическое заведение А.Ильина, 1881–1900.
  6. Полный свод Законов Российской империи № 28901.. — 1822., цит. по Исторический очерк деятельности Корпуса военных топографов 1822—1872 гг. — СПб., 1872. — С. 82.
  7. 1 2 3 4 О военно-топографической службе и топогеодезическом обеспе́чении войск. РИО ВТС ВС СССР.. — Москва, 1980. — С. 48—52.
  8. Волков С. В. Русский офицерский корпус. М.: Воениздат, 1993. Архивировано из первоисточника 17 декабря 2012.
  9. Краснопевцев Б. В. Основные события в истории фотограмметрии в 19 и 20 веках (рус.). narod.ru (2008). Архивировано из первоисточника 8 июня 2013.
  10. Долгов Е. И., Сергеев С. В.. История частей топографической службы.. — Приурочено к 200-летию образования отечественной военной топографической службы. — М.: Аксиом, 2012. — С. 26. — 641 с. — 2500 экз. — ISBN 978-5-904031-08-4.
  11. Сергеев С. В., Долгов Е. И.. Военные топографы Русской армии. — ЗАО «СиДиПресс», 2001. — 592 с. — 1500 экз. — ISBN 5-8443-0006-8.
  12. Исторический очерк деятельности Корпуса Военных Топографов 1822—1872.. — СПб.: Генеральный штаб, Военно-топографическое депо, 1872. — 737 с.
  13. О военно-топографической службе и топогеодезическом обеспе́чении войск. РИО ВТС ВС СССР.. — М., 1980. — С. 43.
  14. 1 2 О военно-топографической службе и топогеодезическом обеспе́чении войск. РИО ВТС ВС СССР.. — М., 1980. — С. 44.
  15. О военно-топографической службе и топогеодезическом обеспе́чении войск. РИО ВТС ВС СССР.. — Москва, 1980. — С. 51.
  16. О военно-топографической службе и топогеодезическом обеспе́чении войск. РИО ВТС ВС СССР.. — Москва, 1980. — С. 45.
  17. Чистовский О. Г. «Геодезист Чейкин». Архивировано из первоисточника 8 декабря 2012.
  18. 1 2 О военно-топографической службе и топогеодезическом обеспе́чении войск. РИО ВТС ВС СССР.. — М., 1980. — С. 52.
  19. Военно-топографическое депо // Военный энциклопедический лексикон. / Под редакцией Тучкова П. А.. — СПб., 1855. — Т. 3. — С. 157.
  20. О военно-топографической службе и топогеодезическом обеспе́чении войск. РИО ВТС ВС СССР.. — Москва, 1980. — С. 47.
  21. О военно-топографической службе и топогеодезическом обеспе́чении войск. РИО ВТС ВС СССР.. — Москва, 1980. — С. 53-61.
  22. 1 2 Басханов М. К. Русские военные востоковеды. «Известия ОГИК музея» № 11. Проверено 26 мая 2013. Архивировано из первоисточника 26 мая 2013.
  23. Ерошкина А. Н., Решетников В. И., Никулин М. В. Российская историческая картография (15-начало 20 вв). Краткий словарь справочник / Козлов В. П., Банасюкевич В. Д., Чернин Э. А.. — ВНИИДАД. — Москва: издательская компания «Научная книга», 1997. — С. 17-19. — 206 с. — 500 экз. — ISBN 5-7671-0030-6.
  24. Ковалёва А. С. Роль военных в деятельности Восточно-сибирского отдела Русского географического общества (рус.). Иркутский областной краеведческий музей. Краеведческие записки. Выпуск десятый. (2003). Архивировано из первоисточника 15 августа 2013.
  25. Омское региональное отделение РГО (рус.). Омское региональное отделение Русского географического общества (2010).
  26. Известия Имп. Русского Географического общества, издаваемые под редакцией секретаря общества.. Комарова И. И. «Справочник научных обществ России». Проверено 28 марта 0526. Архивировано из первоисточника 26 мая 2013.
  27. Музей путешественника Козлова П. К. «Хроника русских экспедиций в Центральную Азию». Архивировано из первоисточника 8 декабря 2012.
  28. Первые исследователи Памиро-Алая.. Тайны веков. Архивировано из первоисточника 8 декабря 2012.
  29. Комарова И. И. Известия Имп. Русского Географического общества, издаваемые под ред. секретаря общества. Отчёты о работе военных топографов. (рус.). «Справочник научных обществ России». Архивировано из первоисточника 8 декабря 2012.
  30. О военно-топографической службе и топогеодезическом обеспе́чении войск. РИО ВТС ВС СССР.. — М., 1980. — С. 53.
  31. Исторический очерк деятельности Корпуса военных топографов 1822—1872.. — СПб., 1872. — С. 365.
  32. О военно-топографической службе и топогеодезическом обеспе́чении войск. РИО ВТС ВС СССР.. — М., 1980. — С. 54.
  33. 1 2 О военно-топографической службе и топогеодезическом обеспечении войск. РИО ВТС ВС СССР.. — Москва, 1980. — С. 54—56.
  34. 1 2 О военно-топографической службе и топогеодезическом обеспечении войск. РИО ВТС ВС СССР.. — Москва, 1980. — С. 56—57.
  35. О военно-топографической службе и топогеодезическом обеспечении войск. РИО ВТС ВС СССР.. — Москва, 1980. — С. 59.
  36. К. А. Салищев. Основы картоведения. — Издание Редбюро ГУК при СНК ССС, 1939. — С. 100., цит. по: О военно-топографической службе и топогеодезическом обеспечении войск. РИО ВТС ВС СССР.. — Москва, 1980. — С. 59.
  37. Долгов Е. И., Сергеев С. В.. История частей топографической службы.. — М.: ЗАО «Аксиом», 2012. — С. 39-40. — 641 с.
  38. Сергеев С. В., Долгов Е. И.. История частей топографической службы.. — М.: ЗАО «Аксиом», 2012. — С. 147. — 641 с.
  39. Митюков Н.В. М. П. Осипов: К идентификации личности автора первой модели глобальных процессов. Научно-теоретический журнал "Историческая психология и социология истории", № 2, 2011, СС. 203–207. Наследие. Архивировано из первоисточника 15 августа 2013.
  40. Кавтарадзе А.Г., Мухин И. Козловский Степан Станиславович (рус.). Русская армия в Первой мировой войне (2003).
  41. В. А. Баринов. Геодезическое отделение Академии Генерального штаба. Пулковская обсерватория. Военно-топографическая служба и путешествия (рус.). «Василий Васильевич Витковский». Биография.ру. Архивировано из первоисточника 19 июля 2013.
  42. Сергеев С. В., Долгов Е. И.. Военные топографы Русской армии. — ЗАО «СиДиПресс», 2001. — С. 6. — 392 с. — 1500 экз. — ISBN 5-8443-0006-8.
  43. Сергеев С. В., Долгов Е. И.. Военные топографы Русской армии. — ЗАО «СиДиПресс», 2001. — С. 463-549. — 592 с. — 1500 экз. — ISBN 5-8443-0006-8.
  44. Агте Николай Христофорович.. Энциклопедия-хрестоматия. Проверено 26 мая 2013. Архивировано из первоисточника 28 мая 2013.
  45. 1 2 Басханов М. К. Русские военные востоковеды. «Известия ОГИК музея» № 11. Проверено 26 мая 2013. Архивировано из первоисточника 26 мая 2013.
  46. История Оренбуржья (рус.). Оренбургская Шевченковская энциклопедия. Архивировано из первоисточника 1 июля 2013.
  47. Заблоцкий Е. М. «1849-1852. Секретная Забайкальская экспедиция». Старая Чита. Проверено 26 мая 2013. Архивировано из первоисточника 28 мая 2013.
  48. Андреев А. И. Неизвестная страница из истории большой игры. Дело о посылке русского агента в Тибет (1869—1873).. Живая Этика. Проверено 15 июня 2013. Архивировано из первоисточника 1 июля 2013.
  49. Ерофеев И.В. Рукописное наследие поручика Гавердовского Я. П. по истории, географии и этнографии Казахской степи.. Восточная литература. Thietmar. «Рукописное наследие поручика Я. П. Гавердовского по истории, географии и этнографии Казахской степи» // История Казахстана в русских источниках XVI-XX веков. Том V. Первые историко-этнографические описания казахских земель. Первая половина XIX века. Алматы. Дайк-пресс. 2007 (2007). Архивировано из первоисточника 3 июля 2013.
  50. Марков С. Н. Навстречу Джунгарскому ветру.. Библиотека обучающей и информационной литературы. Проверено 26 мая 2013. Архивировано из первоисточника 28 мая 2013.
  51. 1941–1944, Ленинград: Книга Памяти. Блокада. Проверено 26 мая 2013. Архивировано из первоисточника 28 мая 2013.
  52. Есаков В.А.. География в России в ХIХ – начале XX века (открытия и исследования земной поверхности и развитие физической географии) / академик Герасимов И.П.. — М.: Институт истории естествознания и техники АН СССР, 1978. — С. 136. — 308 с. — 1350 экз.
  53. Военно-статистическое обозрение Российской Империи. Т. 1; Ч. 1. Улеоборгская губерния.. Президентская библиотека имени Ельцина. Проверено 26 мая 2013. Архивировано из первоисточника 28 мая 2013.
  54. Басханов М. К. Русские военные востоковеды. «Известия ОГИК музея» № 11.. Проверено 26 мая 2013. Архивировано из первоисточника 26 мая 2013.
  55. Apper Museum - Виртуальный музей инженерных войск. Зеленский В. А. Мемориал военным инженерам 310 лет Инженерному корпусу России. Некрополь Митрофаниевского православного, лютеранского, финского и католического кладбища, Тентелевского лютеранского кладбища.. narod.ru (2011-2013). Проверено русский. Архивировано из первоисточника 28 мая 2013.
  56. Писаревский Н. Г.. Виртуальный мир университетов Санкт-Петербурга. Проверено 26 мая 2013. Архивировано из первоисточника 28 мая 2013.
  57. Рафаилоф П.А.. Русская армия в Первой мировой войне. Проверено 26 мая 2013.
  58. Рехневский, Станислав Семенович // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  59. Рехневский, Станислав-Казимир Симонович // Русский биографический словарь : в 25 томах. — СПб.М., 1896—1918.
  60. Рехневский С.-К. С. // Школа военных инженеров в 1701—1960 гг — Каталог статей — Училищe — Выпускники
  61. Сергиевский Д. Д. - учёный-исследователь, профессор, заведующий кафедрой.. Научная электронная библиотека. Проверено 26 мая 2013. Архивировано из первоисточника 28 мая 2013.
  62. Военно-статистическое обозрение Российской Империи. Т. 17, ч. 3. Киргизская степь Западной Сибири.. Президентская библиотека имени Ельцина. Проверено 26 мая 2013. Архивировано из первоисточника 28 мая 2013.
  63. Теннер К. И.. ГеоТоп. Проверено 26 мая 2013. Архивировано из первоисточника 28 мая 2013.
  64. Медали, выбитые в царствование императора Александра II. Составил Ю. Иверсен 19-го февраля 1880. — Санкт-Петербург: Типография Императорской Академии наук (Вас. Остр., 9-я линия, [дом] 19), 1880.
  65. Рычков С.Ю. "Страх" и "надежда" в романсе А.С. Даргомыжского "Старый капрал и в рукописи А.И. Хатова "О воинской дисциплине". (рус.). рукопись А.И. Хатова "О воинской дисциплине". ГБВИМЗ (2006 год).
  66. Сапожников А. И. Российский генерал «голландской нации»: граф П. К. Сухтелен. (рус.). Архивировано из первоисточника 8 декабря 2012.
  67. Аветисов Г.П. «Имена на карте Арктики». (рус.). монография «Имена на карте Российской Арктики». narod.ru (2003). Архивировано из первоисточника 8 декабря 2012.
  68. Артамонов Н. Д. (рус.). Mobile. Архивировано из первоисточника 17 декабря 2012.
  69. 1 2 3 О военно-топографической службе и топогеодезическом обеспечении войск. РИО ВТС ВС СССР.. — М., 1980. — С. 60—61.
  70. Гражданская война в СССР. — М.: Воениздат, 1980. — Т. 1. — С. 340. — 368 с. — 50 000 экз.
  71. Революционный Военный Совет Республики. Приказ № 2974 от 31 декабря 1921 г. Положение о Корпусе военных топографов Рабоче-крестьянской Красной Армии. (рус.). КонсультантПлюс.
  72. Волков С. В. «Трагедия русского офицерства». (рус.). narod.ru. Архивировано из первоисточника 8 декабря 2012.
  73. 1 2 Первые репрессии бывших офицеров и начало дела «Весна». (рус.). Архивировано из первоисточника 8 декабря 2012.
  74. Мухин И., Попов Р. «Дитц Отто Германович» (рус.). Проверено Русская армия в великой войне.

Литература[править | править вики-текст]

  • Сергеев В. К.. Рукопись по истории Корпуса военных топографов. — М.: На правах рукописи.
  • Сергеев С. В., Долгов Е. И.. Военные топографы Русской армии. — М.: ЗАО «СиДиПресс», 2001. — С. 591. — ISBN 5-8443-0006-8.
  • Долгов Е. И., Сергеев С. В.. Военные топографы Красной армии. — М.: РИЦ Минобороны РФ, 2005. — С. 656.
  • Исторический очерк деятельности Корпуса военных топографов 1822—1872. — СПб.: Главный Штаб, 1872. — С. 787.

Ссылки[править | править вики-текст]