Научный социализм

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Нау́чный социали́зм (англ. Scientific Socialism — фр. socialisme, от лат. socialis «общественный») — система взглядов и обобщений в марксизме, представленные теорией социально-экономического прогноза, которая опирается на открытия, сделанные в философии и общественно-экономических отношениях. Главным методом исследования научного социализма является диалектико-материалистический взгляд на историю человечества.

Карл Маркс — основоположник научного социализма
Фридрих Энгельс — основоположник научного социализма

Основоположники научного социализма[править | править исходный текст]

Основоположниками научного социализма являются К. Маркс и Ф. Энгельс. По их собственному мнению взгляды на новое устройство общества, которые высказывались до них, носили ненаучный характер. Эти ненаучные взгляды отражали противоречия общественного устройства, но не раскрывали сущности, обусловленной естественными, материалистическими законами развития.

Это фантастическое описание будущего общества возникает в то время, когда пролетариат ещё находится в очень неразвитом состоянии и представляет себе поэтому свое собственное положение ещё фантастически, оно возникает из первого исполненного предчувствий порыва пролетариата к всеобщему преобразованию общества. Но в этих социалистических и коммунистических сочинениях содержатся также и критические элементы. Эти сочинения нападают на все основы существующего общества. Поэтому они дали в высшей степени ценный материал для просвещения рабочих. Их положительные выводы насчет будущего общества, например, уничтожение противоположности между городом и деревней, уничтожение семьи, частной наживы, наемного труда, провозглашение общественной гармонии, превращение государства в простое управление производством, — все эти положения выражают лишь необходимость устранения классовой противоположности, которая только что начинала развиваться и была известна им лишь в ее первичной бесформенной неопределенности. Поэтому и положения эти имеют ещё совершенно утопический характер.[1]

— К. Маркс и Ф. Энгельс. 2-е издание сочинений Т4 — Манифест коммунистической партии стр 456

Таким образом теория социализма распадается на две большие части, содержащиие научные и ненаучные — ошибочные, вульгарные взгляды на предмет. Критерием научности служит практика исторического процесса, но так как это занимает довольно много времени (десятки веков), то теория социализма представлена многообразными, порой прямо противоположными воззрениями. Не смогли избежать ошибок (с исторической точки зрения) и основоположники научного социализма, хотя Маркс уже к лету 1843 года переходит окончательно на позиции материализма. Это стало результатом критического пересмотра гегелевской философии права

Мои исследования привели меня к тому результату, что правовые отношения, так же точно как и формы государства, не могут быть поняты ни из самих себя, ни из так называемого общего развития человеческого духа, что, наоборот, они коренятся в материальных жизненных отношениях, совокупность которых Гегель, по примеру англичан и французов XVIII века, называет «гражданским обществом», и что анатомию гражданского общества следует искать в политической экономии[2]

— К. Маркс и Ф. Энгельс. Избранные произведения, т. I, 1952 г., стр. 321.

Поэтому основой научного социализма являются исследования в области политической экономии капитализма, как источника для понимания материальных законов развития человеческого общества. Энгельс в конце 1843 года пишет «Наброски к критике политической экономии», где с критикой буржуазного строя определяется круг вопросов, которые впоследствии станут основой научных исследований не только Энгельса, но и Маркса.[3] Теория социализма и определенные выводы, основанные на научном взгляде на предмет все же носят противоречивый характер. Эти противоречия обусловлены прежде всего самим развитием производительных сил капитализма, а также стремлением основоположников научного социализма увидеть результаты гениальной догадки уже при своей жизни. Муки рождения капитализма они трактовали, как закат буржуазного общества.[4]

Философское обоснование социализма[править | править исходный текст]

Философия научного социализма — материалистическая диалектика развития. С точки зрения научного социализма понимание всеобщности материалистических законов развития позволяет описать историческое движение человечества, как последовательность сменяющих друг друга форм, точно соответствующих, каждый раз более развитой, измененной сущности. В социально-экономическом устройстве общества это движение проявляется в различных способах производства и присвоения материальных благ, соответствующих развившейся сущности — уровню производительных сил. Так раннему периоду истории людей, когда производительные силы были в зачаточном состоянии, соответствовал первобытный коммунизм. Общественное присвоение и распределение материальных благ было продуктом первобытных производительных сил. Уровень развития производительных сил определял способы присвоения и распределения материальных ресурсов общества.

Дальнейшие количественные накопления в развитии производительных сил — новые навыки, знания и опыт в добывании материальных благ, совершили переворот в способе производства. Рабовладение в различных формах стало распространяться в обществах и цивилизациях, как способ производства.

Следующий шаг развития производительных сил обусловил более эффективный способ производства, как постепенное в несколько этапов освобождение людей обрабатывающих землю. Феодальные отношения были новым способом производства, отрицавшим рабовладение. Постоянное развитие и совершенствование феодального способа производства, накопленные знания о природе и окружающем мире обусловили дальнейшее освобождение производительных сил и совершили качественный скачек в промышленное производство — в капитализм.

Диалектика подразумевает противоположности, как основу движения.[5] Поэтому возникновение того или иного способа производства неизменно порождает его противоположность. Снятие противоречия между этими противоположностями происходит за счет перехода первой противоположность во вторую. Диалектическое понимание этого процесса предполагает, что противоположности едины в своей сущности, что они необходимое условие любого изменения, как отражение постепенного накопления в другой противоположности потенциала развития.

Количественные накопления обуславливают переход в новое качество, как отрицание предыдущей формы в новой форме, вобравшей в себя и развившей содержание всего предыдущего процесса, всех предыдущих форм. Отрицание отрицания и единство противоположностей — внутренняя суть развития. Такое понимание движения человеческого общества предполагает очередную смену и капиталистической формы, соответственно развившейся сущности производительных сил. Отсюда следует, что нельзя из рабовладения перейти в капитализм, а из феодализма в социализм. Потому что социально-экономические отношения не плод воображения или желания людей, а результат объективного материального состояния, точно соответствующего уровню развития производительных сил общества.

Мы не станем, конечно, утруждать себя тем, чтобы просвещать наших мудрых философов относительно того, что «освобождение» «человека» ещё ни на шаг не продвинулось вперед, если они философию, теологию, субстанцию и всю прочую дрянь растворили в «самосознании», если они освободили «человека» от господства этих фраз, которыми он никогда не был порабощен; что действительное освобождение невозможно осуществить иначе, как в действительном мире и действительными средствами, что рабство нельзя устранить без паровой машины и мюль-дженни, крепостничество — без улучшения земледелия, что вообще нельзя освободить людей, пока они не будут в состоянии полностью в качественном и количественном отношении обеспечить себе пищу и питье, жилище и одежду, «освобождение» есть историческое дело, а не дело мысли, и к нему приведут исторические отношения, состояние промышленности, торговли, земледелия и общения…[6]

— К. Маркс и Ф. Энгельс. Избранные произведения в 3-х томах Т1 — Немецкая идеология стр 15-16

Не сознание определяет жизнь, а жизнь определяет сознание.[7]

— К. Маркс и Ф. Энгельс. 2-е издание сочинений Т3 — Немецкая идеология стр 25

Коммунизм для нас не состояние, которое должно быть установлено, не идеал, с которым должна сообразоваться действительность. Мы называем коммунизмом действительное движение, которое уничтожает теперешнее состояние.[8]

— К. Маркс и Ф. Энгельс. 2-е издание сочинений Т3 — Немецкая идеология стр 34

Наиболее полно диалектика описана в работах немецкого философа Георга Вильгельма Ф.Гегеля, а ее материалистическое прочтение принадлежит К.Марксу и Ф.Энгельсу. Отсюда социализм, по мнению Маркса и Энгельса, есть результат развития материальных сил человеческого общества выраженных в производительных силах, в их более высоком уровне, по сравнению с капиталистическими производительными силами. Более развитые производительные силы, основанные на более производительном методе производства, обеспечивают новые общественные и экономические отношения людей. Присвоение и распределение точно соответствует новой организации общественного производства. Распределение и справедливость следуют за организацией производства и его уровнем. Вопрос социализма не в том, как распределять, а в том, как производить.

Помимо всего вышеизложенного, было вообще ошибкой видеть существо дела в так называемом распределении и делать на нем главное ударение. Всякое распределение предметов потребления есть всегда лишь следствие распределения самих условий производства. Распределение же последних выражает характер самого способа производства. Например, капиталистический способ производства покоится на том, что вещественные условия производства в форме собственности на капитал и собственности на землю находятся в руках нерабочих, в то время как масса обладает только личным условием производства — рабочей силой. Раз элементы производства распределены таким образом, то отсюда само собой вытекает и современное распределение предметов потребления. Если же вещественные условия производства будут составлять коллективную собственность самих рабочих, то в результате получится также и распределение предметов потребления, отличное от современного. Вульгарный социализм (а от него и некоторая часть демократии) перенял от буржуазных экономистов манеру рассматривать и трактовать распределение как нечто независимое от способа производства, а отсюда изображать дело так, будто социализм вращается преимущественно вокруг вопросов распределения. Но когда истинное отношение давным-давно уже выяснено, к чему же снова возвращаться вспять?[9]

— К. Маркс и Ф. Энгельс. ПСС 2е Издание Том 19 Критика Готской программы, стр 20

Диалектический метод позволяет теории социализма делать уверенный прогноз относительно будущего человечества — оно непременно перейдет на новый более производительный уровень и непременно сменит капиталистическую форму на новую форму организации жизни. Мыслители прошлого[10] называли это общество социализмом.

Экономическое обоснование социализма[править | править исходный текст]

Политическая экономия научного социализма — диалектика развития капитала. Именно из капитала должны выкристаллизовываться новые формы организации производства. Именно имманентное развитие капитала изменит и сам капиталистический способ производства. Фундаментальный труд Маркса «Капитал» посвящен доказательству этого положения.

Разрушение в капитализме всяческих ограничений и запретов с одной стороны и концентрация производства и финансов с другой — подготавливают общественное развитие к новому способу производства. Реальные формы обобществления — вот главный вопрос социализма.

Материалистическое понимание истории исходит из того положения, что производство, а вслед за производством обмен его продуктов, составляет основу всякого общественного строя; что в каждом выступающем в истории обществе распределение продуктов, а вместе с ним и разделение общества на классы или сословия, определяется тем, что и как производится, и как эти продукты производства обмениваются. Таким образом, конечных причин всех общественных изменений и политических переворотов надо искать не в головах людей, не в возрастающем понимании ими вечной истины и справедливости, а в изменениях способа производства и обмена; их надо искать не в философии, а в экономике соответствующей эпохи. Пробуждающееся понимание того, что существующие общественные установления неразумны и несправедливы, что «разумное стало бессмысленным, благо стало мучением»210, — является лишь симптомом того, что в методах производства и в формах обмена незаметно произошли такие изменения, которым уже не соответствует общественный строй, скроенный по старым экономическим условиям. Отсюда вытекает также и то, что средства для устранения обнаруженных зол должны быть тоже налицо — в более или менее развитом вид — в самих изменившихся производственных отношениях. Надо не изобретать эти средства из головы, а открывать их при помощи головы в наличных материальных фактах производства.[11]

— К.Маркс и Ф.Энгельс. ПСС 2е Издание Том 20 Анти-Дюринг, стр 278

Научный социализм указывает, что развитие частного капитала, законы его движения приводят к обобществлению частных средств производства, обобществлению процесса производства и наконец обобществлению производительных сил всего человечества. Капиталистический способ производства обеспечивает концентрацию всех частных капиталов и включение любых частных по форме средств в процесс обобществления. Отсюда, как следствие, капитализм стремится разрушить всякие границы для движения капитала в экономике и социальной жизни: сословные, классовые, национальные.[12] В этом его историческая задача.

Обобществление средств производства является основой социалистического способа производства. Но нельзя путать монополию частного капитала или государства и обобществление.[13] Формы перехода к социализму вызревают в капиталистическом способе производства, при этом реальное обобществление понимается, как возможность каждого человека использовать эти средства производства для своего блага, а для частного капитала, его использование в структуре обобществленных средств производства, является более эффективным и оптимальным способом организации производства. Сегодня естественными формами обобществления средств производства являются акционерные общества, акционерный капитал, инвестиционные фонды и т. д., как очередной шаг в развитии капитала к социализму.

III. Образование акционерных обществ. Благодаря этому:
  1. Колоссальное расширение масштабов производства и возникновение предприятий, которые были невозможны для отдельного капитала. Вместе с тем такие предприятия, которые раньше были правительственными, становятся общественными.
  2. Капитал, который сам по себе покоится на общественном способе производства и предполагает общественную концентрацию средств производства и рабочей силы, получает здесь непосредственно форму общественного капитала (капитала непосредственно ассоциированных индивидуумов) в противоположность частному капиталу, а его предприятия выступают как общественные предприятия в противоположность частным предприятиям. Это — упразднение капитала как частной собственности в рамках самого капиталистического способа производства.
  3. Превращение действительно функционирующего капиталиста в простого управляющего, распоряжающегося чужими капиталами, и собственников капитала — в чистых собственников, чистых денежных капиталистов. Если даже получаемые ими дивиденды включают в себя процент и предпринимательский доход, то есть всю прибыль (потому что содержание управляющего является или должно быть просто заработной платой за известного рода квалифицированный труд, цена которого регулируется на рабочем рынке как цена всякого другого труда), то и тогда вся эта прибыль получается только в форме процента, то есть вознаграждения просто за собственность на капитал, которая таким образом совершенно отделяется от функции в действительном процессе воспроизводства, подобно тому как эта функция в лице управляющего отделяется от собственности на капитал. Таким образом, прибыль выступает (уже не одна только часть ее, процент, получающая свое оправдание в прибыли заемщика) как простое присвоение чужого прибавочного труда, возникающее из превращения средств производства в капитал, то есть из их отчуждения от действительных производителей, из их противоположности как чужой собственности всем действительно участвующим в производстве индивидуумам, от управляющего до последнего поденщика. В акционерных обществах функция отделена от собственности на капитал, следовательно, и труд совершенно отделен от собственности на средства производства и на прибавочный труд. Это — результат высшего развития капиталистического производства, необходимый переходный пункт к обратному превращению капитала в собственность производителей, но уже не в частную собственность разъединенных производителей, а в собственность ассоциированных производителей, в непосредственную общественную собственность. С другой стороны, акционерные общества — переходный пункт к превращению всех функций в процессе воспроизводства, до сих пор ещё связанных с собственностью на капитал, просто в функции ассоциированных производителей, в общественные функции. […] Это — упразднение капиталистического способа производства в пределах самого капиталистического способа производства и потому само себя уничтожающее противоречие, которое prima facie* представляется простым переходным пунктом к новой форме производства. Как такое противоречие оно выступает и в своем проявлении. В известных сферах оно ведет к установлению монополии и потому требует государственного вмешательства. Оно воспроизводит новую финансовую аристократию, новую разновидность паразитов в образе прожектеров, учредителей и чисто номинальных директоров; оно воспроизводит целую систему мошенничества и обмана в области учредительства, выпуска акций и торговли акциями. Это — частное производство без контроля частной собственности.[14]

— К. Маркс и Ф. Энгельс. ПСС 2е Издание Т25 часть I Капитал, стр 479-480

Свободный доступ к этим средствам производства выражен через реальные процессы обобществления общественно значимой информации и ее потоков. Чем выше уровень обобществления информации в обществе, тем общество более свободно, тем больше возможности для каждого члена общества использовать обобществленные средства производства для своего блага.

Общественные организации и общественное самоуправление также являются переходными формами к новой организации производства, как отрицание государства — системы общественного управления, присущей классовым обществам. Социализм характеризуется возможностью реализации частного капитала (ресурса) с наибольшей для себя выгодой только в структуре обобществленных средств производства. Социализм

восстанавливает не частную собственность, а индивидуальную собственность на основе достижений капиталистической эры: на основе кооперации и общего владения землей и произведенного самим трудом средствами производства.[15]

— К. Маркс и Ф. Энгельс. ПСС 2е Издание Т23, стр 773

Отсюда научный социализм определяет, что устремления каждого человека должны иметь возможность реализации с максимальной эффективностью для индивида через обобществленные средства производства. Такое состояние дел возникает при условии, когда физический труд людей будут вытеснен из промышленного производства или этот труд будет составлять малую его часть. Умственный труд людей должен доминировать в процессе промышленного производства, а также в сфере обращения (обмена).

Экономическое обоснование. Становление[править | править исходный текст]

Капитализм начинает свое движение задолго до того момента, когда он станет доминировать в мире. По теории он зарождается в феодализме, он черпает свои силы из меняющихся феодальных отношений, шаг за шагом пробивая себе дорогу сквозь запреты феодального способа производства, сословных и иных наследственных ограничений. Первые документальные упоминания об этом сословии феодального общества мы находим в IX веке.

Притом епископ, управляющий городом, является до известной степени муниципальным магистратом: юридически, хотя не всегда фактически, граждане принимают участие в его избрании; он сам назначает асессоров, то есть уполномоченных, которые судят и управляют от его имени; он выбирает их из среды буржуазии и таким образом со своей стороны содействует подготовке муниципального строя. Примером такого устройства может служить Милан. В IX в. власть архиепископа там безгранична, но город обнаруживает необыкновенную живучесть…[16]

— Эпоха крестовых походов Э.Лависс, А.Рамбо Изд. Полигон М2007 стр. 158

Постепенно процесс развития капиталистических отношений набирает силу в новых формах устройства социальной жизни.

Итак, в конце XI и в первой половине XII вв. совершается революция, благодаря которой епископское управление во многих городах заменяется муниципальной автономией. В Ломбардии одним из признаков этой революции является распространение консулата, который уже и раньше встре чается в некоторых итальянских городах, например, в Ве-роне, Орвието, Равенне и др. В 1093 г. консулы появляются в Бландрате, в 1095-м — в Асти, в 1109-м — в Комо, в 1107-м — в Милане, в 1115-м — в Гвастале, в 1126-м — в Пьяченце, в 1150-м -в Модене и т. д., а за пределами Ломбардам в 1094-м г. — в Пизе, в 1099-м — в Генуе и т. д. Муниципальное управление состоит из трех основных элементов: консулов, совета и народного собрания. Консулы являются администраторами, судьями и военачальниками. В некоторых городах каждое сословие назна чает своих консулов. Дело в том, что муниципия заключает в себе соперничающие сословия: знать (milites, capitanei, valvassores), буржуазию и чернь.[17]

— Эпоха крестовых походов Э.Лависс, А.Рамбо Изд. Полигон М2007 стр. 160-161

Но это ещё не капитализм. Это только начало долгого пути к буржуазной свободе.

Историк Фридриха Барбароссы [начало XIIв] Оттон Фрейзингенский описал, не без не которого негодования, управление этих городов, где знать должна действовать заодно с буржуазией, где люди низкого происхождения — мастеровые, занимающиеся «презренны ми ремеслами», — могут носить оружие, предоставленное в других местах только рыцарям, и достигать в городском управлении почетных должностей. Но он признает, что благодаря этому устройству итальянские города «превзошли богатством и могуществом все остальные города мира».[18]

— Эпоха крестовых походов Э.Лависс, А.Рамбо Изд. Полигон М2007 стр. 163

Классики марксизма указывают на XIII век, как на зарю капиталистической эпохи, как на новые отношения вышедшие из тени феодализма, на буржуазию заявившую на большее в истории, чем быть только слугой старой аристократии. Она хочет быть новой аристократией.

«Манифест» воздает полную справедливость той революционной роли, которую капитализм сыграл в прошлом. Первой капиталистической нацией была Италия. Конец феодального средневековья, начало современной капиталистической эры отмечены колоссальной фигурой. Это — итальянец Данте, последний поэт средневековья и вместе с тем первый поэт нового времени. Теперь, как и в 1300 г., наступает новая историческая эра.[19]

— К.Маркс, Ф.Энгельс ПСС 2-е Издание Т22 Манифест коммунистической партии Ф.Энгельс К итальянскому читателю Предисловие к итальянскому изданию стр 382

Но потребовалось ещё три столетия развития феодализма и становления капитализма, прежде чем Первая буржуазная революция в Голландии провозгласила во второй половине XVI века (1572—1576) доминанту буржуазии в общественных отношениях. Каждое общество подходило к своим буржуазным революциям в разное время, поэтому необходимо было немалое время пока капиталистические отношения охватили Западную Европу. В XVII веке революция в Англии. Конец XVIII века — начало XIX века — Великая французская революция. Наполеоновские войны и объединение Германии — были единым процессом перехода к главенству буржуазного класса.

Время, когда буржуазный класс превратился в доминирующий класс и диктует человеческому обществу свои идеи развития, моду и порядки, составляет всего два века. Эти два века понадобились ему, чтобы пройти этап пролетаризации от мануфактуры к фабрике и далее к индустриальному производству. Только сейчас капитализм приступил к своей основной исторической задаче — объединения человечества, разрушения национальных границ и создание единого, без каких либо ограничений, глобального обмена материальными и интеллектуальными благами. Только сейчас капитализм сделал очередной шаг к смене способа производства интерпретированный в теории Элвина Тоффлера, как информационное общество, что отражает сдвиги в способе производства.

Самым важным (и неистощимым) сырьем для цивилизации Третьей волны станет информация, включая воображение. С помощью информации и воображения найдут замену многим истощимым ресурсам, хотя эта замена часто будет сопровождаться серьёзными экономическими потрясениями. (…) Информация приобретет большую ценность, чем когда-либо, и новая цивилизация перестроит систему образования и научных исследований, а кроме того, реорганизует средства средства массовой информации.[20]

— Э.Тоффлер Третья волна М.АСТ 2002 Мировая экономическая мысль. Сквозь призму веков V том. стр 448

Доступность информации, способы ее обработки и обмена становятся определяющими в уровне развития общества, а также в способе производства. Но человеческое общество всегда было информационным.

Есть все основания считать, что в основе коллективного взаимодействия лежит передача и умножение обобщенной информации. Именно такие процессы связаны с деятельностью разума и мозга человека. Действительно, распространение и передача информации — технологий и знаний, обычаев и культуры, религии и, наконец, науки -путем необратимой и разветвленной цепной реакции есть то, что качественно отличает человека и человечество в своем развитии. (…) Эти представления приводят к выводу о том, что своим развитием человечество обязано разуму, интеллекту человека, его способности получать, осмысливать и передавать информацию и представления об окружающем нас мире, включая и мир самого человека.[21]

— Глобальная демографическая революция и будущее человечества. С.П. Капица (статья)

Именно информация, вернее способность людей, оперировать информацией, определяет не только наши экономические возможности, но объединяет всех людей в единую систему — человечество. То что было движителем нашего развития на протяжении всей истории, то что было скрытой энергией на пути к цивилизации, свободе и гуманизму, в социализме становится определяющим и выступает, как новый способ производства. Отсюда мы можем предположить какие социальные силы будут доминировать в социализме.

Следуя логики научного социализма становится понятным, что только сейчас в XXI веке закончился период становления капитализма. Все этапы развития этой социально-экономической формации: зарождение, первоначальное накопление капитала, индустриальные революции, империализм, постиндустриальные и информационные общества, для правильного понимания необходимо объединить, как этап становления. Дальнейшее развитие капитализма должно подготовить условия перехода к новым отношениям.

Экономическое обоснование. Переход[править | править исходный текст]

      Марксизм выдвигает положение, что социализм есть единое человечество без религиозных, этнических, национальных, классовых, сословных и политических разграничений. Таким его делает капитализм. Капитализм ежечасно разрушает преграды славной старой эпохи в угоду свободы торговли. Свобода капиталистической торговли, прикрываясь лозунгами демократии и правами человека, всеми имеющимися в ее арсенале средствами от дешевых товаров и следующих за ними политических интриг до несущих авиацию канонерок, проникает во все самые дремучие уголки земного шара.

Все застывшие, покрывшиеся ржавчиной отношения, вместе с сопутствующими им, веками освященными представлениями и воззрениями, разрушаются, все возникающие вновь оказываются устарелыми, прежде чем успевают окостенеть. Все сословное и застойное исчезает, все священное оскверняется, и люди приходят, наконец, к необходимости взглянуть трезвыми глазами на свое жизненное положение и свои взаимные отношения.

Потребность в постоянно увеличивающемся сбыте продуктов гонит буржуазию по всему земному шару. Всюду должна она внедриться, всюду обосноваться, всюду установить связи.

Буржуазия путем эксплуатации всемирного рынка сделала производство и потребление всех стран космополитическим. К великому огорчению реакционеров она вырвала из-под ног промышленности национальную почву. Исконные национальные отрасли промышленности уничтожены и продолжают уничтожаться с каждым днем. Их вытесняют новые отрасли промышленности, введение которых становится вопросом жизни для всех цивилизованных наций, — отрасли, перерабатывающие уже не местное сырье, а сырье, привозимое из самых отдаленных областей земного шара, и вырабатывающие фабричные продукты, потребляемые не только внутри данной страны, но и во всех частях света. Вместо старых потребностей, удовлетворявшихся отечественными продуктами, возникают новые, для удовлетворения которых требуются продукты самых отдаленных стран и самых различных климатов. На смену старой местной и национальной замкнутости и существованию за счет продуктов собственного производства приходит всесторонняя связь и всесторонняя зависимость наций друг от друга. Это в равной мере относится как к материальному, так и к духовному производству. Плоды духовной деятельности отдельных наций становятся общим достоянием. Национальная односторонность и ограниченность становятся все более и более невозможными, и из множества национальных и местных литератур образуется одна всемирная литература.[22]

— К.Маркс, Ф.Энгельс ПСС 2е Издание Т22 Манифест коммунистической партии стр 427-428

На определенном этапе обобществления капитализм уже не может развивать производительные силы, не иначе как формируя структуру новых отношений. Безудержная гонка за прибылью заставляет его совершать действия несовместимые с капиталистической организацией производства. Он вынужден предоставлять в пользование всем заинтересованным людям свои средства производства. Если для привлечения частных капиталов и частных ресурсов в свое дело, он изобрел акционерные общества и кредит, опосредованно теряя контроль за материальными средствами производства, то для эксплуатации информационных средств производства требуется передать эти средства производства как можно большему количеству людей, чтобы эти люди на паритетных началах извлекали из этих средств производства доход в свою пользу.

Как пример

Компания Google предоставила для авторов произведений свои технические возможности оцифровки и реализации продукции через свою глобальную интернет систему. 2/3 дохода достается авторам. Имеются ещё множество проектов по своей сущности близкие к социалистическому способу производства. Например, это проект в социальной сети Facebook — «Диаспора» или проект астрономического сообщества — «Galaxy». Облачные технологии вообще идут по пути предоставления мощного вычислительного программного обеспечения для всех желающих. И, возможно, в недалеком будущем появится огромное количество работ, разработок, технических и архитектурных проектов, совместное использование которых лавино-образно увеличит производительность труда в материальном производстве. Если сегодня развитие новых отношений осуществляется в капиталистических условиях, имеет «родовые пятна» уходящего времени, то по мере продвижения вперед новые отношения сами будут формировать новую среду, которая будет захватывать все новые и новые области деятельности людей, основанной на совместном использовании обобществленных средств производства.

Капитализм ставит перед собой задачу создать человеческое общество без национальных границ. Он формулирует эту благородную задачу не из альтруистических или социалистических идей, но наоборот сегодня это ему жизненно необходимо для единого свободного рынка идей, труда и капитала.[23]

Крупнейшая финансово-производственная группа,[24] оперирующая триллионами долларов, создала для своей экспансии на всем земном шаре организацию, которая продвигает интернациональные идеи объединения человечества. Это диалектический процесс характерен тем, что частный интерес вынужден становится на сторону общественного интереса обобществления национальных производительных сил в общемировые производительные силы. Что непременно является шагом вперед, шагом в социализм. (провозглашение целей и задач Трехсторонней комиссией)

Из-за неравномерности развития некоторые общества и народы в самом начале пути развития национального государства. Государства и общества Африки находятся на этом этапе развития. Другие наоборот ушли настолько вперед, что объединяют свои рынки делегируя часть своего национального суверенитета вновь создаваемой центральной власти. Такой процесс наблюдается в Европе. Есть объединенные рынки, но национальные правительства не создают единых органов управления. Таким является Северо-американский рынок и Таможенный союз трех бывших республик Советского Союза. Капитал интернационален, поэтому как только капитал в своем размере достигает определенной величины он устремляется на мировой рынок, и с этого момента становится ярым сторонником разрушения национальных границ.

Экономическое обоснование. Марксизм[править | править исходный текст]

Наиболее полно экономическое обоснование неизбежности смены капиталистического способа производства на социалистический представлено в работе К.Маркса «Капитал». Двойственный характер труда и открытие прибавочной стоимости являются основополагающими моментами в понимании развития капитала приводящего к общественной собственности на средства производства.

Самое лучшее в моей книге: 1) подчеркнутый уже в первой главе двойственный характер труда, смотря по тому, выражается ли он в потребительной или меновой стоимости (на этом основано все понимание фактов); 2) исследование прибавочной стоимости независимо от ее особых форм: прибыли, процента, земельной ренты и т. д.[25]

— К. Маркс и Ф. Энгельс. ПСС 2е Издание Т31 стр 277

Развитие капитализма приводит к тому, что вся экономическая деятельность под магическими чарами капитала превращается в общественную деятельность. Это вступает в противоречие с частной собственностью на средства производства и с частным присвоением общественного труда.

Капитал возникает лишь там, где владелец средств производства и жизненных средств находит на рынке свободного рабочего в качестве продавца своей рабочей силы, и уже одно это историческое условие заключает в себе целую мировую историю. Поэтому капитал с самого своего возникновения возвещает наступление особой эпохи общественного процесса производства.[26]

— К. Маркс и Ф. Энгельс. ПСС 2е Издание Т23 "Капитал" стр 181

Но во всех этих случаях специфическая производительная сила комбинированная рабочего дня есть общественная производительная сила труда, или производительная сила общественного труда. Она возникает из самой кооперации.[27]

— К. Маркс и Ф. Энгельс. ПСС 2е Издание Т23 "Капитал" стр 341

Подобно тому, как повысившаяся благодаря кооперации общественная производительная сила труда представляется производительной силой капитала, — так и сама кооперация представляется специфической формой капиталистического процесса производства, в противоположность процессу производства раздробленных независимых работников или мелких хозяйчиков. Это — первое изменение, которое испытывает самый процесс труда вследствие подчинения его капиталу.[28]

— К. Маркс и Ф. Энгельс. ПСС 2е Издание Т23 "Капитал" стр 346

Мануфактурное разделение труда путем расчленения ремесленной деятельности, специализации орудий труда, образования частичных рабочих, их группировки и комбинирования в один совокупный механизм создает качественное расчленение и количественную пропорциональность общественных процессов производства, то есть создает определенную организацию общественного труда и вместе с тем развивает новую, общественную производительную силу труда.[29]

— К. Маркс и Ф. Энгельс. ПСС 2е Издание Т23 "Капитал" стр 377

Капитал будучи выражением частной собственности создает условия общественного труда и общественной производительной силы. С развитием индустриального производства общественный характер производства охватывает весь мир. Информационный этап развития капитала создает условия перехода на социалистической способ производства.

Обобществленный труд и обобществленные производительные силы в рамках капиталистического способа производства могут функционировать только через кризисы перепроизводства. Поэтому экономические кризисы занимают особое место в марксизме при доказательстве перехода на более высокий социалистической уровень организации производства.

Современное буржуазное общество, с его буржуазными отношениями производства и обмена, буржуазными отношениями собственности, создавшее как бы по волшебству столь могущественные средства производства и обмена, походит на волшебника, который не в состоянии более справиться с подземными силами, вызванными его заклинаниями. Вот уже несколько десятилетий история промышленности и торговли представляет собой лишь историю возмущения современных производительных сил против современных производственных отношений, против тех отношений собственности, которые являются условием существования буржуазии и ее господства. Достаточно указать на торговые кризисы, которые, возвращаясь периодически, все более и более грозно ставят под вопрос существование всего буржуазного общества. Во время торговых кризисов каждый раз уничтожается значительная часть не только изготовленных продуктов, но даже созданных уже производительных сил. Во время кризисов разражается общественная эпидемия, которая всем предшествующим эпохам показалась бы нелепостью, — эпидемия перепроизводства. Общество оказывается вдруг отброшенным назад к состоянию внезапно наступившего варварства, как будто голод, всеобщая опустошительная война лишили его всех жизненных средств; кажется, что промышленность, торговля уничтожены, — и почему? Потому, что общество обладает слишком большой цивилизацией, имеет слишком много жизненных средств, располагает слишком большой промышленностью и торговлей. Производительные силы, находящиеся в его распоряжении, не служат более развитию буржуазных отношений собственности; напротив, они стали непомерно велики для этих отношений, буржуазные отношения задерживают их развитие; и когда производительные силы начинают преодолевать эти преграды, они приводят в расстройство все буржуазное общество, ставят под угрозу существование буржуазной собственности. Буржуазные отношения стали слишком узкими, чтобы вместить созданное ими богатство.[30]

— К.Маркс, Ф.Энгельс ПСС 2е Издание Т22 Манифест коммунистической партии стр 429

Марксизм, как наука, вооружает будущих экономистов пониманием того, что и в социализме будут кризисы перепроизводства. Но эти кризисы будут всего лишь индикаторами реального состояния экономики, не вызывая разрушительного воздействия на общество.

Если устранить капиталистическую форму воспроизводства, то дело сведется к тому, что величина отмирающей и потому подлежащей возмещению in natura части основного капитала (здесь капитала функционирующего в производстве предметов потребления) изменяется в различные, следующие один за другим годы. Если в одном году эта часть очень велика (превышает среднюю норму отмирания, подобно тому как это бывает со смертностью людей), то в следующем году она, несомненно, будет значительно меньше. Если предположить, что прочие условия не изменились, то количество сырья, полуфабрикатов и вспомогательных материалов необходимое для производства предметов потребления в течение года, вследствие указанных изменений в возмещении основного капитала не уменьшается; следовательно, в одном случае все производство средств производства должно было бы расшириться, в другом — сократиться. Эти колебания можно предотвратить лишь посредством постоянного относительного перепроизводства; при этом, с одной стороны, производится основного капитала на известное количество больше, чем непосредственно необходимо, с другой стороны, создается запас сырья и т. д. сверх непосредственных потребностей данного года (в особенности это относится к жизненным средствам). Такой вид перепроизводства равнозначен контролю общества над материальными средствами его собственного воспроизводства. Но в рамках капиталистического общества перепроизводство является одним из элементов общей анархии. Этот пример с основным капиталом — при неизменном масштабе воспроизводства — весьма убедителен. Несоответствие в производстве основного и оборотного капитала — это одна из излюбленных экономистами причин, которыми они объясняют возникновений кризисов. А что такое несоответствие может и должно возникать при простом сохранении величины основного капитала, что оно может и должно возникать при предположении идеального нормального производства, при простом воспроизводстве уже функционирующего общественного капитала, это для них — нечто новое.[31]

— К. Маркс и Ф. Энгельс. ПСС 2е Издание Т24 "Капитал" стр 532-533

Целью марксизма является освобождение рабочего класса. Столь благородная задача уводит исследователя от реального процесса становления социальной силы, которая должна прийти на смену капиталу и наемным работникам, которые в начале капиталистического пути были пролетариатом. Практика показывает, капиталистическое развитие вначале сокращает численность промышленных рабочих, когда последние уже не представляют социального большинства, а в дальнейшим вытесняет рабочих из сферы оборота — торговли. Кризисы каждый раз дают в руки рабочих шанс стать владельцами обанкротившихся предприятий, но каждый раз рабочие коллективы не используют предоставившуюся возможность на протяжении всей истории развития капитализма. Они не стремятся стать свободными ассоциированными производителями.

Капитализм же предлагает для населения различные инструменты владения средствами производства от акционерных обществ до инвестиционных фондов, вольно или невольно превращая все население в совокупного владельца опосредованно средствами производства в рамках капиталистических отношений.

Число индивидуальных акционеров в США к 1956 г. составила 8,6 млн чел., в 1970 г. — 30,8 млн чел., в 1990 г. — 51,4 млн (21 % населения), в 2002 г. — около 80 млн (30 % населения). С 1989 по 2001 гг. процент домохозяйств, владеющих акциями возрос с 31,6 % до 51,9 %. Почти половина американских семей владеет ценными бумагами через взаимные фонды. Участниками взаимных фондов в 1980 г. было 6 % американских семей, в 1990 г. — 25 %, в 2000 г. — 49 %. На пенсионных счетах различных типов в США в 2000 г. Находилось примерно 7,6 трлн долл. Из них примерно 43,6 % были вложены в акции корпораций и около 10 % — в правительственные ценные бумаги.[32]

— Кочетков Г.Б, Супян В.Б Корпорация: американская модель СПб 2005 стр 9, 36 Экономика США под ред. Супяна В.Б. СПб 2003 стр 51, 54, 55

Это всего лишь одна сторона процесса обобществления соответствующая современному уровню развития производительных сил и капиталистическими отношениям. Ее очень точно описал К.Маркс.

…Образование акционерных обществ. Благодаря этому: …Капитал, который сам по себе покоится на общественном способе производства и предполагает общественную концентрацию средств производства и рабочей силы, получает здесь непосредственно форму общественного капитала (капитала непосредственно ассоциированных индивидуумов) в противоположность частному капиталу, а его предприятия выступают как общественные предприятия в противоположность частным предприятиям. Это — упразднение капитала как частной собственности в рамках самого капиталистического способа производства.[14]

— К. Маркс и Ф. Энгельс. ПСС 2е Издание Т25 часть I Капитал, стр 479-480

Другой стороной обобществления и реального владения средствами производства всеми членами общества выступает процесс перехода на новые информационные средства производства. Этот процесс только начался, поэтому он выступает неявно и фрагментарно.

Марксизм предполагает, что на смену конкуренции и монополии капиталистического способа производства придёт свободная ассоциация производителей. Это будет следующим шагом в развитии акционерного общества. В обществе свободной ассоциации производителей нет места государству.

Итак, государство существует не извечно. Были общества, которые обходились без него, которые понятия не имели о государстве и государственной власти. На определенной ступени экономического развития, которая необходимо связана была с расколом общества на классы, государство стало в силу этого раскола необходимостью. Мы приближаемся теперь быстрыми шагами к такой ступени развития производства, на которой существование этих классов не только перестало быть необходимостью, но становится прямой помехой производству. Классы исчезнут так же неизбежно, как неизбежно они в прошлом возникли. С исчезновением классов исчезнет неизбежно государство. Общество, которое по-новому организует производство на основе свободной и равной ассоциации производителей, отправит всю государственную машину туда, где ей будет тогда настоящее место: в музей древностей, рядом с прялкой и с бронзовым топором.[33]

— К. Маркс и Ф. Энгельс. ПСС 2е Издание Т21 Происхождение семьи, частной собственности и государства, стр 173.

Прогноз на основе теории научного социализма[править | править исходный текст]

Тезис первый[править | править исходный текст]

социализм есть естественно-необходимый результат исторического развития общества.

Бесклассовое общество развилось в классовое общество, которое трижды повторилось в различных формах. Движение, строго в соответствии с диалектикой, и представленное в человеческом обществе, как развитие этого общества, не останавливалось ни на мгновение. Соответственно последняя известная нам форма с той же самой необходимостью, с которой она возникла, должна уступить место другой форме, более развитой. Как и несомненно то, что и эта более развитая форма в отдаленном будущем уступит место новой форме, новому методу производства с новыми отношениями, с новой производительностью труда и с новым разделением человеческого труда. С той же самой необходимостью с какой капитализм пришел на смену феодализму, социализм преодолеет узких горизонт капиталистических отношений, чтобы в будущем самому уступить место новой формации.

      Ход диалектического развития, на тысячах примерах, физики, химии, астрономии, биологической эволюции живых существ показывает четырехтактную цикличность процессов, где начало процесса является его концом и началом нового движения одновременно. Поэтому мы можем утверждать, что социализм будет бесклассовым обществом — концом большого исторического цикла, который начавшись в общинном, бесклассовом обществе людей и завершившись в социализме, будет одновременно началом нового большого цикла. Диалектика также указывает на то, что развитие любого этапа из четырех указанных нами — есть довольно длительный процесс не ограничивающийся одним или двумя веками, а протекает на протяжении двух и более десятков веков. Важно отметить и то, что этот процесс протекает строго в соответствии с законами открытыми Гегелем для любого процесса нашего мира.

Тезис второй[править | править исходный текст]

не социализм уничтожит классы, а исчезновение классов в капиталистическом обществе породит социализм

Этот тезис основан на тех знаниях, которое человечество получило на примере всей предыдущей истории зарождения, развития и смены одной формации на другую, смены одного метода производства на другой, смены одних отношений на другие отношения. Общинный строй видоизменялся до тех пор пока не появились классы, как продукт разделения труда и частной собственности. С первого мгновения своего рождения, классы изменялись под воздействием тех же сил, пока количественные изменения внутри классов не достигали того уровня, за которым следовало рождение новых классов и новых отношений.

В рабовладельческом обществе кроме рабовладельцев и рабов существовали десятки других форм организации жизни и труда, но несомненно то, что доминирующими были отношения двух больших классов — рабовладельцев и рабов. Разделение труда, а вслед за ним и производительность труда явились той основой, на которой развился новый способ производства. Рабовладельцы и рабы постепенно, но неуклонно двигались, через переходные формы к новым отношениям, а значит к новым классам. И старые и новые классы существуют на достаточно большом отрезке времени вместе, в силу того, что существуют несколько способов производства, один из которых становится доминирующим. И только после этого старые классы исчезают. Они исчезают, потому что перестают быть носителем старого, ставшего неэффективным, способа производства. Они переходят постепенно к новому более эффективному способу производства, и постепенно становятся другими классами. Непременным условием перехода на новый способ производства будет его эффективность, превосходящая старые производственные отношения. Старый класс рабовладельцев исчез, потому что рабовладельцы перешли к новому способу производства. Осознано или нет, но перешли к более эффективным методам ведения хозяйства — к феодальным отношениям.

При переходе от рабовладения к феодализму впервые мы наблюдаем явление наложения отношений старых на новые, внесенные извне, у народов отстающих в развитии. Это рождает общества в которых две эпохи существуют вместе, показывая нам причудливые формы гибридов — рабовладения и феодализма. Например, помещичий феодализм России. Но мы также видим и то, что рано или поздно старый метод теряет свои позиции и новые отношения овладевают обществом полностью. Феодализм двинул производительность труда на новый уровень. Наполовину освободил крестьянина, дав ему личную свободу, но не предоставив ему земли, подготовил основу для организации мануфактурного труда и создал купеческий капитал. Процесс смены одних классов на другие, внутри феодализма, занял значительное время. Но даже когда, появились капиталисты, как новое сословие феодального общества и неизменные спутники капиталистов свободные рабочие, даже тогда класс феодалов продолжал существовать, так как не сразу перешел на новые методы производства жизненных средств. А вместе с классом феодалов продолжали существовать зависимые от феодала крестьяне, как неизменный продукт старых отношений. Новый класс, который в будущем станет доминирующим, использует новый способ производства, который предполагает новый уровень свободы, прежде всего экономической. Ограничения, обусловленные старым способом производства, преодолеваются новым классом, за счет наращивания своего экономического могущества, на поверхности выражающийся в политических требованиях и борьбе. Новый уровень экономической свободы позволяет всем классам и сословиям воспользоваться новым уровнем политической свободы для возможности перехода из одного класса в другой.

Первые упоминания о буржуазии в феодальных государствах, как сословиях, мы находим уже в IX веке, но только в второй половине XVI века процесс принимает массовый и явный характер выразившийся в первой буржуазной революции в Голландии, когда буржуазия смогла реализовать свое доминирующее положение во власти организованной в буржуазное государство. Но процесс перехода на новый способ производства продолжался ещё несколько веков, пока не охватил большую часть населения Европы и Северной Америки. Этот процесс, перехода от феодализма к капитализму, продолжается до сих пор, где с исчезновением феодалов исчезают и зависимые от них крестьяне. Изменения происходят и в доминирующем, и в зависимом классах. И тот и другой подвергаются изменениям, и тот и другой стремятся овладеть новым способом производства.

Общество, окончательно переходя на прогрессивный способ производства, переходит на новый уровень производительности труда и на новый уровень свободы для членов общества, создавая предпосылки для очередного шага к перевороту в способе производства и сознании. Поэтому капиталистическое общество, как ему предписывают законы диалектического развития, должно породить новые условия производства, отличные от капиталистических, а соответственно новые отношения между людьми. Эти новые отношения должны быть такими же естественными, присущие вначале, некоторой части общества, как и капиталистические, но по мере распространения, в силу своей эффективности по сравнению с капиталистическими, должны захватывать все большие и большие пространства, перерождая классы в бесклассовое общество. Это перерождение должно начаться прежде всего в доминирующем классе, как это уже было не раз в истории человеческого общества. Класс капиталистов переходя на более эффективный, способ производства будет требовать и большей экономической свободы для всех членов общества, увлекая за собой и остальную массу трудящихся в новые отношения. Одновременное существование и капиталистов с наемными рабочими и социалистических элементов, то есть свободных тружеников — есть необходимое условие развития. Этот процесс займет несколько десятков веков. Но именно в развитии капитализма, который постоянно увеличивает производительность труда, социализм будет черпать свои силы и формировать новые отношения. Исчезновение классов будет происходить при капиталистических отношениях. С исчезновением капиталистов будут исчезать и рабочие. Не коммуна рабочих, а акционерные общества — вот та основа, на которой будут развиваться новые отношения, вот та основа, где будут исчезать классы.

Класс рабочих в силу диалектического развития общества не может быть доминирующим классом новых отношений, класс рабочих не может быть носителем новых отношений, класс рабочих должен исчезнуть. Социализм поглотит и капиталистов и рабочих. И те и другие, переходя на новый более высокий и более эффективный способ производства, должны измениться настолько, чтобы уже не быть ни рабочими, ни капиталистами. Процесс исчезновения классов, начавшись в капитализме, должен найти свое отражение в новых отношениях бесклассового общества — социализме. Неразрывная связь межу классами и государством позволяет нам говорить, что с началом процесса исчезновения классов в капиталистическом обществе, государство также начнет исчезать именно в капитализме. Такова диалектика развития.

Тезис третий[править | править исходный текст]

государство, как институт защиты классовых интересов, не может быть институтом управления социалистического общества

В начале пути развития человеческого общества демократическое управление племенем и союзом племен, с разделением общества на классы должно было естественным способом выработать новую форму, как отражение новых реалий жизни людей. Для защиты своих частных экономических интересов, которые выражаются прежде всего через классовые интересы, тот класс, который доминирует в обществе, создает систему управления обществом в форме государства. Государство, как естественный институт общественной жизни не застывшая форма. Государство проходит свое развитие через все классовые общества и рабовладельческие, и феодальное, и капиталистическое. Оно совершенствуется вместе с повышение производительности труда и, соответственно, с усложнением жизни общества. Это совершенствование отражает изменения классов и, как следствие, движется к демократическим формам правления. Во всех обществах существовали демократические формы для доминирующего класса, потому что при всем единстве, правящий класс не является однородным и развивается вместе с обществом, что заставляет его иметь под рукой и демократические формы правления, которые позволяют всем членам этого класса выражать свои интересы и свободы. И только капиталистическое общество, начинает разрушать государство в силу развившейся до небывалых высот производительности труда, что позволяет даже небольшой общине решать главные задачи человеческого общества: образование и развитие нового поколения, обеспечение безбедной старости, жилье для всех членов общества, отражающее уровень развития и потребности, а также здоровое питание. И только стихийные бедствия все ещё ограничивают самодостаточность средней и малой общины.

Капитализм преодолевает прежде всего национальное государство, как ограниченность, которая была присуща феодализму, тем самым он превращает человека в человека без национальных наслоений, доставшихся ему от прошлых эпох. Диалектика такова, что прежде чем государство исчезнет окончательно уступив место новой форме, будь то община или корпорация, капитализм должен объединить всех людей, преодолев национальные государства. Класс крупных капиталистов объединив всех людей, размыв окончательно границы государств, создаст основу для процесса, который неизбежно приведет к новой организации общественной жизни. В основе этого процесса будет лежать производительность труда, та производительность труда, которая заставит исчезнуть классы, а вслед за ними институт их власти — государство, как системы защиты экономических интересов. Новые люди окончательно выбросят, как негодную вещь власть, а вместе с ней и ореол ее святости. Если мы утверждаем, что социализм есть бесклассовое общество, то мы должны последовательно сделать из этого вывод, что жизнь людей, общества более развитого чем капитализм, должна обходится без института государства.

Тезис четвертый[править | править исходный текст]

частная собственность на средства производства должна смениться общественной собственностью на средства производства

Частная собственность на средства производства явилась следствием, разделения общества на классы. Разделение труда, а вслед за ним и новая производительность труда позволили главе отдельной семьи общины завладеть средствами, выводящими его семью за пределы общины, ставя его семью над общиной, ставя его частную власть над властью общины, противопоставляя его частные экономические интересы экономическим интересам общины, превращая его в класс, в то новое состояние, в котором человек поднимается над родовыми связями и становится частным человеком в противоположность человека принадлежащему роду и общине. Частная собственность на средства производства становится естественным и необходимым атрибутом любого классового общества. Институт права частной собственности, естественно простирающийся на любую собственность, даже на средства производства как и государство — есть две грани классового общества, отражающие классовый характер отношений. Экономическое развитие нашего общества, пройдя этапы рабовладения, феодализма подвело человеческое общество к этапу преодоления частной собственности на средства производства. Капитализм в силу внутренних законов своего развития стремительно обобществляет производство. Производство, его организация, сегодня представляют из себя высокую степень обобществления, а акционерный капитал развивают ту форму, когда отдельный член общества свою частную собственность на средства производства может выразить только через общественную форму владения общественными средствами производства. Никакие другие формы владения общественной собственностью не позволяют так точно и строго в соответствии с диалектическими законами развития выразить частный интерес индивидуума в общественной собственности, как акционерный капитал и акционерная форма управления и развития производства.

Так как государство есть выразитель интересов определенного класса, то любая частная или общественная собственность переходя в государственную собственность будут терять общественный характер владения и будут переходить во владение, того класса, который стоит у власти и доминирует в обществе. То есть общественная собственность будет переходить в частную собственность представителей главенствующего класса, создавая монополию и перераспределяя общественные средства в пользу частных лиц. Этот процесс с развитием разделения труда и увеличением производительности труда, на фоне изменения классов будет неуклонно развиваться в сторону акционерной формы организации любого производства, а также любого общественного процесса. Это позволит всем членам общества на равных участвовать в мировом производстве и голосовать своим трудом и его эквивалентом за те направления развития, которые они в силу своих знаний, опыта или предпочтений хотели бы развивать для эффективного удовлетворения задач, стоящих перед их общиной. Не уничтожение частной собственности на средства производства посредством насильственной экспроприации в пользу государства, то есть в пользу отдельного класса, а естественное развитие частной собственности на средства производства в общественные формы, основанных на более высокой организации производства и обмена, которые, в свою очередь, будут обусловлены новым разделением труда, стремящимся к своему преодолению и новой более высокой производительностью этого труда. Социалистической общине в одинаковой мере чужды, как классы так и государство, так как производительность труда членов этой общины и возможность свободно воспользоваться преимуществами других общин, их знаниями и навыками, через акционерную форму организации мирового производства, и тем самым в сотни и тысячи раз увеличить свои производительные силы, позволит удовлетворить все потребности каждого члена общины для гармоничного развития. На смену классам и государству придут с одной стороны самоуправляющиеся общины, с другой стороны мировые акционерные корпорации, как форма организации производственной деятельности людей. Наличие и развитие акционерного капитала в современном обществе указывает нам направление нашего движения в преодолении частной собственности на средства производства и его обобществления.

Тезис пятый[править | править исходный текст]

разделение между умственным и физическим трудом будет преодолено через умственный труд

Всякий человеческий труд содержит в себе единство противоположностей — умственный и физический труд. Как усложнение труда возможно через упрощение отдельных операций труда, так и упрощение отдельных операций человеческого труда позволяет организовать и осуществить самые сложные процессы. Кроме того сложный труд требует разделение физического и умственного труда, как основы повышения производительности конкретного сложного труда. Но повышение производительности с одной стороны ещё больше отдаляет умственный и физический труд друг от друга, с другой — уменьшает долю физического труда и увеличивает долю умственного труда в общем трудовом процессе. Производительность труда не только увеличивает долю умственного труда, но и доставляет человечеству огромное количество благ и возможностей с меньшими затратами физического труда организовать жизнь общества. Таким образом огромная масса людей вынуждена заниматься умственным трудом, так как только в этой сфере и можно найти средства к существованию. Данный этап характеризуется увеличением трудового населения в сфере обращения. Умственный труд также подвергается разделению на отдельные виды умственных занятий. И чем сложнее становится человеческое общество, тем разнообразнее становится умственный труд. Так обстоят дела в XXI (LXXI) веке известной истории человеческого общества. Но так было не всегда.

Преодоление разделения между умственным и физическим трудом происходит диалектически через поглощение одним другого, через снятие своей противоположности в другом. В противоположность ложному взгляду, что физический труд должен доминировать в социализме, история и повседневная практика человеческого общества утверждают обратное. В социализме будет доминировать умственный труд, так как производительность процессов трудовой деятельности вытеснит физический труд из сферы промышленного производства. Занятия и навыки в физическом производительном труде будут настолько редки и экзотичны, что будут иметь огромную ценность для общества и будут цениться по-достоинству. Как в общинном строе труд был главным средством выживания и соответственно его значения для общества было огромно, а значит ценность безгранична, так и в социализме физический труд будет ценен, в силу того что он будет уникален. Как с наступлением эры разделения умственного и физического труда — эры рабовладения, феодализма и капитализма физический труд был презираем, так и с наступлением эры слияния умственного и физического труда — эры социализма физический труд станет уделом избранных гениев и талантов.

Ложное представление было связано прежде всего с процессами раннего капитализма, где огромная масса населения превращалась капиталистическим процессом в трудящихся различных сфер человеческой деятельности. Только малая производительность труда, в сравнении с сегодняшним днем, давала основание думать, что все население будет трудится физически и толкала к ложным выводам о том, что превратившись в класс пролетариата, население станет основой новых социалистических отношений. И достаточно будет завладеть средствами производства, чтобы новые отношения сами собой появились. Та производительность труда, которая необходимо разделяла умственный и физический труд, совершит однажды переворот и соединит умственный и физический труд через доминанту умственного труда в человеческом труде, чтобы в дальнейшей истории человечества повторить вновь виток развития. Производительность труда изменит трудящихся, а значит изменит и их отношения. Пролетариат основой существования которого был грубый физический труд исчезает уже в капитализме, превращаясь в рабочих и окончательно исчезнет вместе с капиталистами, как носитель неэффективного способа производства. Производительность труда изменит процесс человеческого труда настолько, что изменятся сами отношения распределения прибавочного труда между членами общества. Этот процесс происходит и будет происходить не спрашивая наши желания, так как в основе его лежит стремление человека обеспечить себя и свою семью благами достаточными, чтобы не работать вообще. Отсюда мы можем предположить, что социализм наступит тогда, когда разделение труда достигнет своей высшей точки и главным занятием людей будет умственный труд. Как труд древних людей почти целиком состоял из физического труда, так и труд в социалистическом обществе пройдя все этапы разделения на умственный и физических труд, должен реализоваться в своей противоположности в умственном труде, который и будет составлять основную часть человеческого труда вообще и производительного труда в частности.

Тезис шестой[править | править исходный текст]

обмен

Обмен не исчезает с социализмом, так как в его основе лежит природное различие людей. В своем развитие обмен переходит на более высокий уровень. Деньги до тех пор являются деньгами, пока за ними стоят реальные, свободно обменивающиеся, оборачивающиеся товары. Отсюда мы можем предположить, что если вещи, обменивающиеся между людьми потеряют сущность товаров, то деньги исчезнут. При этом сам обмен вещами не исчезнет. Скорее всего он будет другим, чем мы сегодня можем представить себе этот процесс.

Однажды начавшись в древней истории человечества он никогда не останавливался черпая свои силы в природном разнообразии людей. А это значит, что пока существует индивидуальность, он никогда не остановится развиваясь и принимая все новые и новые формы, двигая нашу цивилизацию разных людей вперед, превращая ее в единый организм, в единую общность. Речь идет об обмене материальными и духовными благами, который индивидуального человека, с его индивидуальными навыками и способностями объединяет в человеческое общество, речь идет об обмене, который превратил обыкновенные вещи творения рук и ума человеческих в товары, а последние в деньги. Вначале, как вещественного эквивалента наиболее удобного товара, затем через чеканку и расширение оборота к золотым и серебряным деньгам, в дальнейшем через долговые расписки и обязательства к вексельному обороту, казначейским билетам и ассигнациям, впоследствии к банкнотам и мировому обороту  товаров, как основы электронных денег.

Наивное и я бы даже сказал вульгарное сведение вещественного и духовного обмена людей в социализме к простому распределению материальных благ среди членов общества есть искаженное школой марксизма непонимание сущности обмена. Маркс говорит

Было вообще ошибкой видеть существо дела в так называемом распределении и делать на нем главное ударение. Всякое распределение предметов потребления есть всегда лишь следствие распределения самих условий производства. Распределение же последних выражает характер самого способа производства. Например, капиталистический способ производства покоится на том, что вещественные условия производства в форме собственности на капитал и собственности на землю находятся в руках нерабочих, в то время как масса обладает только личным условием производства — рабочей силой. Раз элементы производства распределены таким образом, то отсюда само собой вытекает и современное распределение предметов потребления.[34]

— К. Маркс и Ф. Энгельс. ПСС 2е Издание Т19 Критика Готской программы, стр 20.

И далее

Вульгарный социализм перенял от буржуазных экономистов манеру рассматривать и трактовать распределение как нечто независимое от способа производства, а отсюда изображать дело так, будто социализм вращается преимущественно вокруг вопросов распределения.[35]

— К. Маркс и Ф. Энгельс. ПСС 2е Издание Т19 Критика Готской программы, стр 20

Обмен будущего будет отражать сущность способа производства основанного на свободном труде свободных тружеников по своей производительности труда в тысячи раз превосходящий современный капиталистический способ и скорее всего скромные трудовые квитанции Маркса будут деньгами, но такими деньгами в основе которых будет глобальный почти мгновенных обмен между любыми индивидуальными членами общества, как материальными вещами так и нематериальными идеями и духовными продуктами в каком бы уголке земного шара обменивающиеся индивиды не находились. Деньгами, которые будут отражать обмен в разросшейся нематериальной, духовной сфере человеческой деятельности, как результат слияния умственного и физического труда, где умственный труд будет доминировать и являться основой деятельности будущего общества. Советское же распределение точно отражало существовавший феодальный способ производства с капиталистическими элементами, не более того.

Тезис седьмой о семье[править | править исходный текст]

традиционная семья должна исчезнуть уступив место новой семье основанной на главенстве женщины[источник не указан 263 дня]

История социализма есть история изменения и развития семьи. На смену семье основанной на патриархате, главенстве мужчины и главенстве его права, придет семья основанная на материнском праве. В социализме женщина будет окончательно освобождена и, соответственно, общество будет ориентировано на потребности женщины, а не мужчины. Современные данные[36][нет в источнике 263 дня] о развитии семьи указывают нам на этапы, которые характеризуются движением от свободы и праве наследования по женской линии к несвободе женщины и праву наследования по мужской линии. Обширный материал древних родовых отношений в греческих, американских, римских и китайских племенах указывают нам на всеобщность процессов происходящих в человеческом обществе…

Семья является той ареной где разворачивается вся экономическая история человечества. Исчезновение семьи, а вместе с ней классов и государства есть начало истории социализма — есть социалистическая история. Семья как индикатор общественных процессов. По семейным отношения можно судить о процессах в обществе, о преодолении или становлении противоречий, о направлении движения общества. Об уровне развития общества. Естественная демократия и естественная свобода женщины в общинно-родовом обществе стала развиваться с абсолютному закабалению и рабству женщины в семье. Как демократия первых человеческих общин, отголоски которой мы наблюдаем в первых классовых обществах рабовладения, развилась к своей низщей точки — абсолютизму монарха и деспотизма главного феодала, так и свобода женщины вначале абсолютная, неограниченная ничем, кроме естественными природными свойствами, с развитием человеческого общества, уступила свое право праву мужчины. Но пройдя свою низшую точку, совпавшую с низшей точкой демократии, в историческом исчислении — феодальным абсолютизмом монарха, вслед за развитием общества, вновь устремившегося к свободе, женщина стала шаг за шагом эмансипироваться. Эмансипация женщины есть изменение уже буржуазной семьи, где абсолютное право мужчины выступающее абсолютным правом мужа постепенно уступает праву женщины, пока ещё жены. Низшая точка пройдена, но до высшей- ещё очень долгий путь. И демократия общества и освобождение женщины, ее свобода — суть стороны одного и того же процесса — движения общества от свободы к несвободе и обратно к свободе через различные формы организации общества и его экономических отношений[источник не указан 263 дня].

Аргумент истории[править | править исходный текст]

Социализм — общество следующее за капитализмом. Не потому что это открыл Маркс, а вслед за ним стали повторять социалисты всех мастей. Не потому что так хотят пролетарии и их вожди, или потому что ученые возводят философские системы вокруг социалистических идей, указывая путь в светлое будущее. Даже если люди никогда больше не будут выдвигать социалистических теорий, навсегда забудут социалистическую терминологию, социализм неизбежен.

Социализм не плод высоко-сознательной деятельности. Как раз наоборот, он результат прагматичности нашей жизни. Он будет результатом новой организации производства, неизбежность которой обусловлена стремлением человека к собственной выгоде, когда реализация этой личной выгоды станет возможна только через общественный интерес.

      Веским аргументом в пользу социализма выступает исторический факт смены способов производства, какими люди добывали, а сегодня создают себе средства к существованию, и которые определяли социальную организацию общества, меняющуюся вслед за способом производства от эпохи к эпохе. Безотносительно к тому с каких позиций марксизм подвергается критике, и какие ошибки в политической экономии Маркса находят апологеты капитализма, ничего нельзя поделать с историей. Смена одного способа производства другим, нацеленного на извлечение большего количества материальных благ при наименьших затратах физического труда людей, определяет историческое движение человеческого общества и лицо исторических эпох человечества.

Примечания[править | править исходный текст]

  1. К. Маркс и Ф. Энгельс. 2-е издание сочинений Т4 — Манифест коммунистической партии стр 456
  2. К. Маркс и Ф. Энгельс. Избранные произведения, т. I, 1952 г., стр. 321.
  3. К. Маркс и Ф. Энгельс. Избранные произведения, т. I, 1952 г., стр. 544.
  4. Уин Френсис К. Маркс М Изд АСТ 2003, стр. 136—137
  5. Г. Гегель Наука логики Т1 стр. 140—141
  6. К. Маркс и Ф. Энгельс. Избранные произведения в 3-х томах Т1 — Немецкая идеология стр 15-16
  7. К. Маркс и Ф. Энгельс. 2-е издание сочинений Т3 — Немецкая идеология стр 25
  8. К. Маркс и Ф. Энгельс. 2-е издание сочинений Т3 — Немецкая идеология стр 34
  9. К. Маркс и Ф. Энгельс. ПСС 2е Издание Том 19 Критика Готской программы, стр 20
  10. «Социализм» как понятие, которое противолежит индивидуализму, употребил, возможно, впервые Пьер Леру. В 1834 году в «Revue Encyclopédique» вышла статья «De l’individualisme et du socialisme», где мы находим понятие «социализма».
  11. К.Маркс и Ф.Энгельс. ПСС 2е Издание Том 20 Анти-Дюринг, стр 278
  12. К.Маркс и Ф.Энгельс. ПСС 2е Издание Том 4 Манифест коммунистической партии, стр 426—427 — «Буржуазия, повсюду, где она достигла господства, разрушила все феодальные, патриархальные, идиллические отношения. Безжалостно разорвала она пестрые феодальные путы, привязывавшие человека к его „естественным повелителям“, и не оставила между людьми никакой другой связи, кроме голого интереса, бессердечного „чистогана“. В ледяной воде эгоистического расчета потопила она священный трепет религиозного экстаза, рыцарского энтузиазма, мещанской сентиментальности. Она превратила личное достоинство человека в меновую стоимость и поставила на место бесчисленных пожалованных и благоприобретенных свобод одну бессовестную свободу торговли».
  13. д.э.н. В. И. Лоскутов Основы современной экономической теории — «Категорию обобществления экономики нельзя смешивать с категориями ее национализации и огосударствления. Национализация и огосударствление — это прежде всего организационно-правовые действия государства, тогда как обобществление есть длительный экономический процесс, который лежит в основе этих действий и, как правило, предшествует им».
  14. 1 2 К. Маркс и Ф. Энгельс. ПСС 2е Издание Т25 часть I Капитал, стр 479—480
  15. К. Маркс и Ф. Энгельс. ПСС 2е Издание Т23, стр 773
  16. Эпоха крестовых походов Э.Лависс, А.Рамбо Изд. Полигон М2007 стр. 158
  17. Эпоха крестовых походов Э.Лависс, А.Рамбо Изд. Полигон М2007 стр. 160—161
  18. Эпоха крестовых походов Э.Лависс, А.Рамбо Изд. Полигон М2007 стр. 163
  19. К.Маркс, Ф.Энгельс ПСС 2-е Издание Т22 Манифест коммунистической партии Ф.Энгельс К итальянскому читателю Предисловие к итальянскому изданию стр 382
  20. Э.Тоффлер Третья волна М.АСТ 2002 Мировая экономическая мысль. Сквозь призму веков V том. стр 448
  21. Глобальная демографическая революция и будущее человечества. С. П. Капица (статья)
  22. К.Маркс, Ф.Энгельс ПСС 2е Издание Т22 Манифест коммунистической партии стр 427—428
  23. О. Алексеев Естественное развитие буржуазной демократии в России 2007 — «Концентрация капиталов и производства, дополненная возможностями государства, вытолкнула их на мировую арену жесточайшей конкуренции идей, труда и капиталов, где они нос к носу столкнулись со старыми знакомыми — империалистами США, Японии, Германии, Франции, Англии. Более того стремительное мировое разделение труда создали новые центры конкуренции Китай, Индию и Латинскую Америку. Капитал интернационален по своей сути. Крупный капитал интернационален вдвойне. Русский крупный капитал интернационален ещё и по духу.»
  24. Трехсторонняя комиссия Рокфеллера
  25. К. Маркс и Ф. Энгельс. ПСС 2е Издание Т31 стр 277
  26. К. Маркс и Ф. Энгельс. ПСС 2е Издание Т23 «Капитал» стр 181
  27. К. Маркс и Ф. Энгельс. ПСС 2е Издание Т23 «Капитал» стр 341
  28. К. Маркс и Ф. Энгельс. ПСС 2е Издание Т23 «Капитал» стр 346
  29. К. Маркс и Ф. Энгельс. ПСС 2е Издание Т23 «Капитал» стр 377
  30. К.Маркс, Ф.Энгельс ПСС 2е Издание Т22 Манифест коммунистической партии стр 429
  31. К. Маркс и Ф. Энгельс. ПСС 2е Издание Т24 «Капитал» стр 532—533
  32. Кочетков Г.Б, Супян В.Б Корпорация: американская модель СПб 2005 стр 9, 36 Экономика США под ред. Супяна В. Б. СПб 2003 стр 51, 54, 55
  33. К. Маркс и Ф. Энгельс. ПСС 2е Издание Т21 Происхождение семьи, частной собственности и государства, стр 173.
  34. К. Маркс и Ф. Энгельс. ПСС 2е Издание Т19 Критика Готской программы, стр 20.
  35. К. Маркс и Ф. Энгельс. ПСС 2е Издание Т19 Критика Готской программы, стр 20
  36. Т. А. Гурко Родительство: социологические аспекты М2003 РАН Институт социологии Центр общечеловеческих ценностей

Литература[править | править исходный текст]

Ссылки[править | править исходный текст]