Товарный фетишизм

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Товарный фетишизм — это овеществление производственных отношений между людьми, возникающее в условиях товарного производства, основанного на частной собственности. В результате происходит наделение товаров сверхъестественными свойствами и ошибочными представлениями[1]. Термин «Товарный фетишизм» был введён немецким философом Карлом Марксом в научном труде «Капитал».


Развитие теории[править | править вики-текст]

Карл Менгер в своём труде «Основания политической экономии» говорит о сущности происхождения ценности благ. В отличие от Маркса, который выдвигает идею того, что основным фактором при определении ценности продукта труда являются только временные затраты и труд, Менгер придерживается позиции, согласно которой ценность благ носит субъективный характер, а труд и время, потраченные на производство продукта вовсе не являются источником и критерием для измерения ценности товара.

Следовательно, ценность есть значение, которое для нас имеют конкретные блага или количества благ вследствие того, что в удовлетворении своих потребностей мы сознаем зависимость от наличия их в нашем распоряжении. Поэтому явление жизни, называемое нами ценностью благ, происходит из того же источника, что и экономический характер благ, то есть из вышеизложенного отношения между надобностью и количеством благ, доступным распоряжению.

— Карл Менгер, «Основания политической экономии»[2]

В социально-философском трактате «Символический обмен и смерть» Жан Бодрийяр, французский социолог и философ, развил идею товарообмена, играющую ключевую роль в концепции товарного фетишизма. Концепция символического обмена Бодрийяра полностью отличается от позиции Маркса по экономическому обмену. Он выделяет три этапа развития человеческой цивилизации. Согласно этой схеме, на первом этапе (архаическое и феодальное общество) осуществлялся обмен исключительно прибавочного материального продукта. Вторая стадия, капиталистическая, подразумевает обмен товаров промышленного производства. На третьем этапе, на котором находится современное общество, господствует символический обмен. Он не подразумевает прямой обмен товаров. Концепция символического обмена полностью отходит от позиции Маркса. Символический обмен в отличие от экономического, на котором делал акцент Маркс, не подразумевает прямой обмен товаров или ограниченное взаимодействие обменивающихся. Символический обмен прекращает существование прежний отношений между капиталистами и рабочим классом.[3]

Ги Дебор, французский философ, в политическо-философском трактате «Общество спектакля», утверждает, что теперь человек уже не может удовлетвориться просто потреблением товара; он полон религиозного почтения к бесконтрольной свободе товара.

Товарный фетишизм доводит людей до состояния нервной лихорадки, чем мало отличается от религиозного фетишизма былых времён: такой же экстаз, конвульсии и восторг чудом исцелённых. И здесь потребляется только подчинение.

— Ги Дебор, «Общество спектакля» [4]

Критика[править | править вики-текст]

В учебнике «Курс экономической теории» под редакцией Чепурина М. Н. и Киселевой Е. А. авторы отмечают, что мнения экономистов классического и неоклассического направлений отличаются от позиции теоретиков социализма по отношению к товарному фетишизму. Если первые относятся к процессу деперсонификации обмена положительно, то для последних эта идея приобретает крайне негативный оттенок. Идея сторонников социализма заключается в замене рыночного механизма централизованным планированием. Однако подобный экономический порядок приводит к построению командно-административной системы, чьи негативные факторы описаны в известных романах-антиутопиях: «1984» Дж. Оруэлла, «О дивный новый мир» О. Хаксли, «Мы» Е. Замятина[5].

В книге «Размышления в красном цвете» Славой Жижек, словенский культуролог и философ, говорит следующее о товарном фетишизме:

…прежде чем сетовать на «отчуждающий» эффект того факта, что «отношения между людьми» заменяются «отношениями между вещами», все же не следует забывать об освобождающем эффекте: смещение фетишизма на «отношения между вещами» дефетишизирует «отношения между людьми», позволяя им обрести «формальную» свободу и автономию. Хотя при рыночной экономике я остаюсь de facto зависимым, эта зависимость, тем не менее, «цивилизованна», осуществлена в форме «свободного» рыночного обмена между мной и другими людьми, а не в форме открытого рабства или даже физического принуждения.

— Славой Жижек, «Размышления в красном цвете»[6]

В массовой культуре[править | править вики-текст]

Явление товарного фетишизма отражено в романе Чака Паланика «Бойцовский клуб»:

Ты покупаешь мебель. Ты говоришь себе: «Это последний диван, который понадобился мне в жизни». Купи себе диван, и на два года ты полностью удовлетворён, не важно, что идёт не так, по крайней мере ты решил вопрос с диваном. Затем подходящий набор тарелок. Затем идеальная постель. Шторы. Плед.

А затем ты просто заперт в своём любимом гнёздышке, и вещи, которыми ты по идее должен владеть, теперь владеют тобой.

— Чак Паланик, «Бойцовский клуб»[7]

Эта же мысль высказана в одноименном фильме Дэвида Финчера.

В статье 2013 года «Gatsby, and Other Luxury Consumers», опубликованной в газете The New York Times, автор утверждает, что отношение героев фильма «Великий Гэтсби» является примером товарного фетишизма.[8]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Хандруев А. А. Товарный фетишизм / Большая советская энциклопедия.
  2. Карл Менгер. Основания политической экономии - Глава 3. Учение о ценности
  3. Кравченко С. А. Социология. Парадигмы через призму социологического воображения. М., 2002. C. 308—309 — ISBN 978-5-377-00056-3
  4. http://avtonom.org/old/lib/theory/debord/society_of_spectacle.html?q=lib/theory/debord/society_of_spectacle.html
  5. Курс экономической теории. Издание 7. Автор: Чепурин М. Н., Киселева Е. А.. Издательство: АСА. 2011 год. С. 125—126 — ISBN 978-5-85271-287-5.
  6. Размышления в красном цвете. М.:Издательство «Европа», 2011. — 476 c. — ISBN 978-5-9739-0187-5.
  7. Бойцовский клуб : [роман] / Чак Паланик; пер. с англ. И. Кормильцева. — Москва: АСТ, 2014. — с.50 — ISBN 978-5-17-084596-5
  8. The Luxe Life in ‘Gatsby,’ ‘Bling Ring’ and Other Films — The New York Times