Бельгийская кампания

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Бельгийская кампания (1940)
Основной конфликт: Западноевропейский театр военных действий Второй мировой войны
Bundesarchiv Bild 146-1988-072-14, Belgien, Einmarsch, Radfahrschwadron.jpg
Немецкие солдаты в Бельгии
Дата

10-28 мая 1940 года

Место

Бельгия

Причина

агрессия нацистской Германии

Итог

тактический — поражение бельгийских войск
стратегический — капитуляция бельгийской армии

Противники
БельгияFlag of Belgium (civil).svg Бельгия
ФранцияFlag of France.svg Франция
ВеликобританияFlag of the United Kingdom.svg Великобритания
НидерландыFlag of the Netherlands.svg Нидерланды
Третий рейхFlag of the German Reich (1935–1945).svg Третий рейх
Командующие
Франция Морис Гамелен
Франция Максим Вейган
Флаг Великобритании Джон Горт
Флаг Бельгии Леопольд III Сдался
Флаг Нидерландов Генри ВинкельманСдался
Красный флаг, в центре которого находится белый круг с чёрной свастикой Герд фон Рундштедт
Красный флаг, в центре которого находится белый круг с чёрной свастикой Федор фон Бок
Силы сторон
неизвестно неизвестно
Потери
неизвестно неизвестно
Commons-logo.svg Аудио, фото, видео на Викискладе
 
Французская кампания
Голландия Бельгия Аррас Кале Дюнкерк («Динамо») • Лилль Юго-Восточная Франция

Бельгийская кампания — военная операция германской армии, проведённая 1028 мая 1940 года в ходе Второй мировой войны в рамках оперативного плана «Гельб» против бельгийских, французских и британских войск на территории Бельгии.

Союзники пытались остановить вермахт в Бельгии, полагая, что именно там немцы сосредоточат большую часть своих сил, но вскоре, во время второго этапа плана «Рот», немцам за 5 дней удалось прорваться через Арденны, и выйти к Ла-Маншу, окружая Британский экспедиционный корпус и французские силы. Угроза окружения заставила союзников двигаться к морю. Впоследствии британский флот во время Дюнкеркской операции эвакуировал британскую армию из портов Бельгии во избежание её полного уничтожения. Бельгия капитулировала 28 мая 1940 года[1] и была оккупирована немцами до зимы 19441945, когда она была освобождена союзниками.

Во время Бельгийской кампании произошло первое танковое сражение Второй мировой войны — Битва при Анню (англ.)[2]. В ходе Бельгийской кампании также была произведена первая стратегическая воздушно-десантная операция — высадка в Эбен-Эмале.

Исторические предпосылки[править | править вики-текст]

Разрабатывая меры защиты от немецкой агрессии, бельгийцы столкнулись с политическими и военными проблемами: с точки зрения военной стратегии они не были защищены от нацистской Германии, так как через их территорию шла лишь небольшая часть линии Мажино. Бельгийско-голландская граница была защищена слабо, поэтому бельгийцы опирались на французов, которые должны были защитить их в случае немецкого нападения. Но в политическом отношении бельгийцы не доверяли им, так как те не хотели быть втянутыми в войну. Маршал Анри Петен предложил устроить с помощью Бельгии забастовку французов в немецком Рурском промышленном районе. Акции планировалось провести в октябре 1930 года и в январе 1933 года, но из-за опасений Бельгии о том, что Германия в ответ предпримет военные меры, эти планы не были осуществлены. Кроме того, имелось французско-бельгийское соглашение, которое предусматривало мобилизацию бельгийцев, в случае вторжения Германии в Польшу, что также служило источником напряжения.

Бельгийцы были более склонны к союзу с Великобританией, в ходе Первой мировой войны вступившей в неё в ответ на нарушение Германией бельгийского нейтралитета. Кроме того, в случае оккупации Бельгии бельгийские порты и аэродромы могли быть использованы немецким флотом и люфтваффе, что создало бы проблемы Великобритании. Однако, хотя такие опасения существовали, британское правительство уделяло мало внимания проблемам бельгийцев. Из-за отсутствия реальных обязательств Бельгия вышла из союза западных государств за день до немецкой оккупации Рейнской области, которая убедила граждан Бельгии, что Франция и Великобритания не хотят бороться за собственные стратегические интересы, не говоря уже о стратегических интересах Бельгии. Считалось, что если вторжение всё-таки произойдет, то атакующим можно будет эффективно противодействовать с помощью новых укреплений, которые были восстановлены на границе с Германией, после прихода там к власти Адольфа Гитлера в январе 1933 года. Выход Германии из Лиги Наций, нарушение ей условий Версальского договора и Локарнских соглашений вызвали беспокойство правительства Бельгии. Правительство Бельгии увеличило расходы на модернизацию инженерных сооружений в Намюре и Льеже. Началось строительство новых линий обороны вдоль канала Маастрихт-Бойс ле Дюк (соединявшего реки Маас, Шельда и Альберт-канал).

К 1935 году Бельгия завершила строительство оборонительных сооружений, но к этому времени они оказались уже не вполне соответствующими обстановке.

Король Леопольд III 14 октября 1936 выступил с речью в Совете министров, в попытке убедить людей (и правительство), что необходимо укреплять оборону:

а) Перевооружение Германии, полная ремилитаризация Италии, СССР и других государств, даже тех, которые были заведомо пацифистскими (таких как Швейцария и Нидерланды), должно принудить нас предпринять исключительные меры предосторожности.
б) Произошло значительное изменение методов ведения войны из-за технического прогресса, особенно в области авиации и механизации. Начальные операции вооружённых конфликтов могут теперь быть такой силы, скорости и масштабов, что это вызывает особую тревогу таких малых стран, как Бельгия.
в) Наши тревоги «увеличились» из-за молниеносной повторной оккупации Рейнской области и факта, что есть основания для начала возможного вторжения Германии, появившегося недалеко от нашей границы.[3]

24 апреля 1937 французы и британцы сделали публичное заявление того, что безопасность Бельгии является главной для Западных союзников и что они защитят свои границы соответственно от агрессии любого вида, была ли эта агрессия направлена только на Бельгию, или как средство получения баз, от которых можно вести войну против "других государств". Британцы и французы, при тех обстоятельствах, освободили Бельгию от её обязательств в Локарно оказать помощь в случае немецкой агрессии в Польше, в то время как британцы и французы оставили в силе свои военные обязательства перед Бельгией.[4]

10 января 1940 года майор вермахта Хельмут Рейнбергер разбился на Мессершмитте Bf 108 вблизи Мехелена-сюр-Мёз («инцидент при Мехелене»). Рейнбергер вёз первые планы германского вторжения в Западную Европу, которые, как ожидал Гамелен, влекли за собой повторение плана Шлиффена 1914 года (немецкое наступление через Бельгию во Францию). Изначально план Шиффена предусматривал только захват земель Бельгии, но в 1940 туда были включены и Нидерланды как база для проведения морских, воздушных и наземных операций.

Бельгийцы подозревали, что это обман, но к планам отнеслись серьёзно. Бельгийская разведка и военный атташе в Кёльне правильно предположили, что немцы не начнут вторжение по этим планам. Они предположили, что гитлеровцы попытаются напасть через бельгийские Арденны и далее продвигаться к Кале с целью окружения армий союзников в Бельгии. Бельгийцы правильно предсказали, что немцы попытаются осуществить операцию Kesselschlacht (прямой перевод: «Котёл битвы», т.е. окружение в битве), чтобы уничтожить армии союзников. Бельгийцы предугадали точный план немцев, такой, какой представлял себе Эрих фон Манштейн. Французское правительство было недовольно декларацией бельгийского короля Леопольда III о нейтралитете, провозглашённой в октябре 1936 года. По мнению французского командования, такая позиция подрывала обязательства Бельгии о сотрудничестве с Францией в обороне восточной границы последней.

Планы сторон[править | править вики-текст]

Союзники[править | править вики-текст]

Бельгийский план в случае немецкой агрессии:

а) Обороняться на позициях вдоль Альберт канала, от Антверпена до Льежа и от Мааса до Льежа и Намюра, столько времени, сколько понадобиться французским и британским войскам, чтобы занять линию Антверпен—Намюр—Живэ. Предполагается, что силы держав-гарантов задействованы уже на третий день вторжения.
б) Отступить на линию Антверпен—Намюр.
в) Оборонять эту линию, кроме сектора Лёвен, который должны были оборонять войска держав-гарантов. Особенное внимание уделялось Антверпену как части основных оборонительных позиций союзников.

Защита восточной границы предусматривала в основном выведение из строя дорог, эта задача была поручена подразделению велосипедистов («Гвардии егерей Арденн»).

Согласно договорённости, Британский корпус и 7-я французская армия под командованием Анри Жиро должна была продвигаться через Бельгию, мимо дельты Шельды в Зеландии в, если возможно, Бреды (Нидерланды). Британские Экспедиционные войска британской армии или БЕВ, которыми командовал генерал Джон Верекер, лорд Горт, должны были занять центральное положение на участке Брюссель-Гент, поддерживая бельгийскую армию, занимающую главные оборонительные позиции приблизительно в 20 километрах (12 милях) к востоку от Брюсселя. Главные оборонительные позиции, окружающие Антверпен, будет обороняться бельгийцами в 10 км от города. 7-я французская армия должна была достичь Зеландию или Бреду, что за голландской границей. Таким образом, французы затем прикроют левый фланг бельгийской армии, защищающей Антверпен, и будет угрожать северному флангу немцев.

Один из казематов форта Эбен-Эмаль

Далее к востоку были проведены проволочные заграждения в тактических зонах вдоль Альберт-канала, соединяясь с оборонными сооружениями вдоль Мааса, что к западу от Маастрихта. Далее оборонительная линия отклоняется в южном направлении и продолжается до Льежа. Промежуток Маастрихт-Льеж был наиболее укреплён. Форт Эбен-Эмаль прикрывал северный фланг Льежа. Далее линия обороны шла на юго-запад, по оси Льеж-Намюр. Бельгийская армия также получала дополнительную поддержку со стороны французской 1-й армии, которая должна была продвигаться к Жамблу и Анню на южный фланг Британского экспедиционного корпуса и занять сектор Самбры. Сектор охватывал участок бельгийской обороны между основной оборонительной позицией Бельгии (линия Диль) на севере и Намюром на юге. Далее на юге 9-я французская армия занимала реку Маас от Живе до Динана. 2-я французская армия была ответственна за последние 100 км (62 мили) фронта, включающие Седан, низ Мааса и северный край линии Мажино на бельгийско-люксембургской границе. В случае перехода немецкими войсками бельгийской границы в Бельгию входили французские войска, которые должны были выйти к реке Диль. Планировалось выйти к бельгийским укреплениям на востоке страны, по линии Альберт-канала и эстуария Шельды. На юге страны французские и бельгийские силы должны были защищать Гент и Антверпен. Слабостью этого плана являлось то, что большая часть Восточной Бельгии могла быть оккупирована немецкими войсками.

Британская военная стратегия предполагала, в случае войны, стратегические бомбардировки немецких заводов, расположенных в Рурской области.

С начала боевых действий вся информация о продвижении немецких войск, полученная бельгийской военной разведкой, поступала французскому военному атташе в Брюсселе.

Германия[править | править вики-текст]

Группа армий «А» должна была неожиданно пройти через Арденны. Группе армий «Б» было выделено только ограниченное число бронированных и мобильных подразделений, в то время как подавляющее большинство группы армий состояло из пехотных дивизий. По плану, после того как был достигнут Ла-Манш, все танковые дивизии вермахта и большинство моторизованной пехоты должны быть убраны из групп армий «А» и «Б» и направлены для укрепления обороны и предотвращения прорыва союзников. Этот план мог потерпеть неудачу, если бы окружение не удалось. Но, как будет сказано дальше, оборонительные сооружения Альберт-канала и форта Эбен-Эмаль не смогли предотвратить быстрого окружения союзнических армий.

Положение Эбен-Эмаля

Три моста над Альберт-каналом (Вельдвезельте (нид.), Вроэновене (нид.) и Канне (нид.) в Бельгии и Маастрихте на голландской границе) были ключевыми объектами, которые позволили бы группе армий «Б» молниеносно продвигаться, поэтому нужно было не допустить их уничтожения. Если бы 6-я немецкая армия Вальтера фон Рейхенау (армия группы «Б») не смогла захватить мосты, то оказалась в анклаве Маастрихта и Альберт-канала и подверглась бы огню Эбен-Эмаля. Этот форт должен был быть захвачен или уничтожен.

Адольф Гитлер встретился с генерал-лейтенантом Куртом Штудентом, командиром 7-й воздушной дивизии, для обсуждения наступления. Генерал предложил использовать парашютистов для захвата и уничтожения форта. Предложение использовать для транспортировки Junkers Ju 52 было отклонено, так как медленно летящие самолёты с десантом могли быть сбитыми голландскими и бельгийскими зенитными орудиями. Ещё одним фактором были погодные условия, которые могли помешать десантникам попасть в форт и вообще высадиться. Гитлер заметил один потенциальный изъян в укреплениях. Крыши были плоскими и незащищенными. Он предложил для транспортировки десантников использовать военный планер DFS 230. Штудент согласился, но указал, что можно использовать лишь 12 планеров и только в дневное время; они смогут доставить 80-90 десантников к цели. Гитлеру также было показано оружие, которое позволило бы парашютистам удачно выполнить операцию — для уничтожения крепостных орудий было решено использовать 50-килограммовые, в то время секретные, кумулятивные заряды взрывчатки. Это должно было стать первой стратегической воздушной операцией в истории.

Силы сторон[править | править вики-текст]

Бельгийские войска[править | править вики-текст]

Бельгийская армия могла мобилизовать 22 дивизии, на вооружении которых имелось 1 338 артиллерийских орудия. Оснащённость вооружённых сил современными танками была крайне низкая (танков AMC 35, например, было лишь 10 единиц). Основной боевой единицей бельгийских бронетанковых соединений стала противотанковая САУ Т-13 (имелись и танковые модификации)[5]. Т-13 модификаций B1/B2/B3 на начало Бельгийской кампании в танковых частях насчитывалось 200 единиц[5]. Хотя к этому времени Т-13 несколько устарели, списывать их со счетов было нельзя, в свете того, что они были вооружены отличной 47-мм противотанковой пушкой. Кроме Т-13 на вооружении бельгийской армии находилось 42 бронированных Т-15, представлявших собой танкетки, вооружённые крупнокалиберным пулемётом (калибр 13,2 мм). Стандартным противотанковым орудием (ПТО) в пехотных частях была 47-мм противотанковая пушка (47 mm FRC) уверенно поражавшая любые типы танков вермахта, существовавшие на то время. Эти ПТО были лучше, чем 25-мм и 37-мм орудия, состоявшие на вооружении соответственно у Франции и Германии.

Бельгия начала мобилизацию 25 августа 1939 года, и к маю 1940 года было мобилизовано 18 пехотных дивизий, 2 дивизии Арденнских охотников (частично моторизованные) и 2 моторизованных кавалерийских дивизии. Общая численность войск составила около 600 000 человек.

900 000 человек оставались в резерве. Вооружённым силам не хватало бронетехники и зенитных орудий. После завершения мобилизации, Бельгийская армия насчитывала 5 армейских корпусов, 2 резервных армейских корпуса (состоящие из 12 пехотных дивизий, 2 дивизий Арденнских охотников, 6 резервных пехотных дивизий), 1 бригаду велосипедистов-пограничников, 1 кавалерийский корпус, 2 дивизии и 1 бригаду моторизованной кавалерии. Армия также включала 2 полка зенитной артиллерии, 4 артиллерийских полка, гарнизоны крепостей, подразделения связи и сапёров, численность которых неизвестна.

Бельгийский военно-морской флот был воссоздан в 1939 году. Большая часть торгового флота (около 100 судов) избежала захвата немцами в Первую мировую. Согласно условиям Бельгийско-Британского соглашения ВМФ 3 350 моряков и членов экипажа помещались под британский контроль на время военных действий. Генеральная штаб-квартира Адмиралтейства находилась в Остенде под командованием майора Генри Декарпентри. 1-я морская дивизия была размещена в Остенде, 2-я и 3-я дивизии расположили в Зебрюгге и Антверпене.

Легкий бомбардировщик Fairey Fox бельгийских ВВС

Военно-воздушные силы только начинали модернизировать авиапарк. Закупались лёгкие бомбардировщики Брюстер F2A «Буффало», Фиат CR.42 Фалько, Хоукер Харрикейн, Кулховен F.K.56, Фэйри «Бэттл», Caproni Ca.312 и разведывательные истребители Caproni Ca.335.

К началу войны с Германией, у Бельгии было 250 боевых самолётов, в том числе 90 истребителей, 12 бомбардировщиков и 12 самолётов-разведчиков. Только 50 из них можно было назвать современными и отвечающими требованиям современной войны. С учётом мобилизации лёгких и транспортных самолётов общее число ВВС Бельгии могло быть увеличено до 377 машин, однако по состоянию на 10 мая 1940 года исправными были только 118 (78 истребителей и 40 бомбардировщиков).

В 1938 году командующим ВВС Бельгии стал Пол Гирно. Он сформировал 3 авиаполка: первый состоял из 60, второй — из 53 и третий — из 79 самолётов.

Французские войска[править | править вики-текст]

Бельгийцы получали существенную поддержку от французской армии. В 1-ю французскую армию входил кавалерийский корпус генерала Рене Прайо. Корпус состоял из лёгких механизированных 2-й и 3-й дивизий, которые выделили для защиты района Жамблу. Бронетанковые войска состояли из 176 средних танков Somua S35 и 239 лёгких Hotchkiss H35. Броня и огневая мощь данных танков превосходила немецкие. Световая механизированная дивизия насчитывала 90 S35 и около 140 H35.

7-ю французскую армию выделили для защиты большей части северного фронта союзников. Её формировали 1-я, 25-я и 9-я лёгкие механизированные танковые дивизии. Эти силы должны были продвигаться в Бреда (Нидерланды).

3-я французская армия должна была участвовать в боевых действиях на территории Бельгии вместе с 9-й французской армией. Она была слабее, чем 7-я и 1-я армии. 9-й армии были отданы все пехотные дивизии за исключением 5-й моторизованной. Её задача заключалась в защите южного фланга союзнических армий южнее реки Самбры и к северу от Седана. Дальше на юге во Франции стояла французская 2-я армия, которая защищала франко-бельгийскую границу между Седаном и Монмеди. Две наиболее слабых французских армии защищали район главного удара немцев.

Британские войска[править | править вики-текст]

Британцы выделили самые слабые силы, по сравнению с союзниками. Британские Экспедиционные силы (БЭС) под командованием генерала лорда Горта насчитывали 152 000 человек в двух корпусах, по две дивизии в каждом. Было запланировано мобилизовать четыре корпуса, сведенных в две армии, но эти планы не были осуществлены. 1-м корпусом командовал генерал-лейтенант Джон Дилл, позже генерал-лейтенант Майкл Баркер, которого в свою очередь заменил генерал-майор Гарольд Александер. Генерал-лейтенант Алан Брук командовал 2-м корпусом. Позже к группировке присоединился 3-й корпус под командованием генерал-лейтенанта Рональда Адама. Воздушную поддержку должна была обеспечить Передовая ударная группа Королевских ВВС (RAF Advanced Air Striking Force, AASF) под командованием вице-маршала авиации Патрика Плэйфайра, она насчитывала 9392 человека. В мае 1940 года БЭС выросли до 394 165 человек. Из них более 150 000 человек несли тыловую службу и имели слабую военную подготовку. 10 мая 1940 года насчитывалось всего 10 дивизий (и те не все в полном составе), 1 280 артиллерийских орудий и 310 танков.

Немецкие войска[править | править вики-текст]

Группой Армий «Б» командовал Федор фон Бок. Для вторжения в Нидерланды и Бельгию было выделено 26 пехотных и 3 танковых дивизий. Из 3-х танковых дивизий 3-я и 4-я должны были действовать в Бельгии под командованием XVI корпуса 6-й армии. 9-я танковая дивизия после боёв в Нидерландах должна была поддержать продвижение в Бельгии и охватывать северный фланг вместе с 18 армией.

Силы группы армий «Б» состояли из 808 танков, среди которых 282 PzKpfw I, 288 PzKpfw II, 123 PzKpfw III и 66 PzKpfw IV; было 49 командирских танков. Танковые полки 3-й танковой дивизии состояли из 117 PzKpfw I, 128 PzKpfw II, 42 PzKpfw III, 26 PzKpfw IV и 27 командирских танков. 4-я танковая дивизия имела 136 PzKpfw I, 105 PzKpfw II, 40 PzKpfw III, 24 PzKpfw IV и 10 командирских танков. 9-я танковая дивизия должна была наступать на Нидерланды, но была довольно слабая. Состояла лишь из 30 PzKpfw I, 54 PzKpfw II, 189 PzKpfw III и 49 PzKpfw IV.

Нерешённым оставался вопрос, будут ли участвовать воздушные полки 7-й воздушной и 22-й парашютно-десантной дивизий в захвате Эбен-Эмаля. Вместе они назывались «Sturmabteilung Koch» (штурмовое отделение Коха), названные в честь командира группы гауптмана Вальтера Коха. Силы были собраны в ноябре 1939 года. Преимущественно состояли из парашютистов 1-го парашютного полка и инженеров 7-й авиационной дивизии. Также была небольшая группа пилотов Люфтваффе.

Было выделено 1815 боевых самолётов, 487 транспортных и 50 планеров для наступления на Нижние Страны. Первые удары с воздуха должны были наноситься 4-м авиакорпусом под командованием оберстгенерала Альфреда Келлера. Силы состояли из оперативной авиации (Lehrgeschwader 1, Kampfgeschwader 30 и Kampfgeschwader 27). На 10 мая у Келлера насчитывалось 363 самолета (в том числе 224 исправных). Участвовал в операции также Вольфрам фон Рихтгофен с 550 (420 исправными) самолетами. Им, в свою очередь, оказывал поддержку полковник Курт-Бертрамом фон Дюрингом со своим 2-м воздушным подразделением с 462 самолетами (313 исправных).

Штаб IV авиакорпуса Келлера должен был действовать из Дюссельдорфа. Группа базировалась в Марксе. Поддержка осуществлялась фон Рихтгофеном. Базы находились в Гревеброхе, Мёнхенгладбахе, Дортмунде и Эссене.

Битва[править | править вики-текст]

Немецкое превосходство в воздухе[править | править вики-текст]

Вечером 9 мая военный атташе Бельгии в Берлине передал, что немцы нападут на следующий день. Вскоре было замечено начало наступательных действий на границе. В 00:10 10 мая 1940 года в Генеральный штаб был дан сигнал тревоги не указанным точно эскадроном. Состояние полной боевой готовности было к 01:30 ночи. Бельгийские силы заняли позиции. Союзнические армии начали выполнять план «Диль» утром 10 мая и приближались к Бельгии с юга и запада. Король Леопольд уехал в свою штаб-квартиру недалеко от Антверпена, в Бридген.

Сражение начало Люфтваффе. Её первой задачей являлся захват воздушного пространства Бельгии. Несмотря на подавляющую численность авиации (1375 самолетов), только 957 из них были исправными. В первый день воздушная кампания проходила без особого успеха, около 4:00 утра были проведены налёты на аэродромы и коммуникации. Только 10 мая было уничтожено 179 самолетов.

Большая часть успеха зависела от подчиненных Рихтгофена. Наибольших успехов 10 мая добилась 77-я эскадра (Kampfgeschwader 77) и её командир — полковник Иоганн-Фолькмар Фиссер. Его преданность Рейху отметил генерал-майор Вильгельм Спейдель. Он комментировал «…это был результат хорошо известной тенденции генерала проводить его собственную частную войну». KG 77 Фиссера при поддержке KG 54 разрушили главные аэродромы бельгийцев. Истребители 27-й истребительной эскадры уничтожили 2 бельгийский авиаполк под Нирхипсеном. Schlachtgeschwader 2 уничтожила 9 из 15 Fiat CR. 42 под Брустеном. В Диесте находились 2 эскадрильи Hawker Hurricanes. Несколько Heinkel He 111 уничтожили 6 самолетов, когда они готовы были взлетать, ещё 2 были уничтожены в разрушенных ангарах. На аэродроме в Нивеллесе было уничтожено 13 Fiat CR.42. KG 27 уничтожили 8 самолетов под Белеслем.

Всё же бои велись с переменным успехом. Два He 111,столько же Do 17 и 3 Bf 109 были сбиты несколькими Gloster Gladiator and Hurricane. В свою очередь 8 бельгийских Gladiator, 5 Fairey Foxs и 1 Fiat CR. 42 были уничтожены 1-й истребительной эскадрой. Эскадра № 18 Британской королевской авиации послала 2 Bristol Blenheims на бельгийский фронт. Немцы потеряли 3 самолета.

К концу 10 мая по официальным немецким данным бельгийцы потеряли 30 самолетов на земле, 14 (плюс 2 Британских ВВС) — в воздухе. Немцы же — всего 10. Однако вполне вероятно, что это неточные данные. Были сожжены 83 автомашины и ликвидирован защитный эскадрон. В первые 6 дней авиация совершила 146 самолёто-вылетов. С 16 по 28 мая она провела 77 операций. Топливо бельгийцы уничтожали в связи с отступлением и налётами Люфтваффе.

1011 мая: битва у границы[править | править вики-текст]

Победа в Эбен-Эмале: десантники Коха

Бельгия возлагала большие надежды на форт Эбен-Эмаль. Немецкое верховное командование также признавало стратегическое значение форта для обороны Бельгии и поэтому, ещё за год до начала военных действий против Бельгии, разработало план дерзкой операции по захвату и нейтрализации форта. 10 мая 1940 года подразделения немецких десантников с помощью планеров были высажены на территории форта Эбен-Эмаль. Затем, используя специальные взрывчатые вещества (на тот момент ещё строго засекреченые переносные кумулятивные заряды), они стали планомерно уничтожать казематы форта, подавляя очаги сопротивления с помощью огнемётов, гранат и автоматического оружия.

В этом сражении за 24 часа немцы уничтожили I Бельгийский корпус 7-й пехотной дивизии.[6] Выведение из строя артиллерии Эбен-Эмаля позволило пехотным и танковым частям 18-й армии вермахта оперативно и почти без помех продвинуться вперёд. 18-я армия захватила стратегически важный район и плацдармы на берегах Альберт-канала.

Операция «Ниви» разработана для упрощения продвижения танковых войск через Люксембург и Бельгию

Далее были проведены немецкие воздушные операции в Люксембурге. Захвачены 5 переходов и коммуникационных путей, ведущих во Францию. Наступление проводили 125 добровольцев из 34-й пехотной дивизии под командованием Вайнера Гейдриха. Поддержку осуществлял Fieseler Fi 156 Storch. Было потеряно 5 самолётов и 30 человек убитыми.

О захвате форта Эбен-Эмаль узнали 4-я и 7-я пехотная дивизии. 7-я дивизия вермахта старалась держаться на западном берегу реки. Бельгийские подразделения несколько раз контратаковали, в Бридгине им удалось захватить мост и взорвать его, во Вроенховене и Вельдвезельте у немцев уже были укрепленные плацдармы, и они отбили атаку.

Мало известно о десантной операции «Ниви», которая была проведена 10 мая на юге Бельгии. 3-й батальон дивизии «Великая Германия» на самолетах Fieseler Fi 156 Storch (первоначально хотели использовать Junkers Ju 52, но Fi 156 Storch оказался удобней) были заброшены в Ниву (коммуна) и Витри (часть Леглиза). Они очищали пути для 1-й и 2-й танковой дивизии, которые двигались через бельгийско-люксембургские Арденны. Миссия заключалась в том, чтобы:

  • отрезать коммуникации и линии сообщения на дорогах Нёфшато — Бастонь (В Нёфшато находился тогда крупнейший мост южной Бельгии);
  • не допустить подхода резервов из округа Нёфшато;
  • захватить маленькие дома около границы.

Немецкая пехота была занята в бою с несколькими бельгийскими патрулями на бронеавтомобилях Т-15. Было отражено несколько бельгийских контратак, в том числе с участием 1-й легкой дивизии Арденнских охотников. Оставшись без поддержки, немцы вечером столкнулись с контратакой частей 5-й французской кавдивизии, которую направил генерал 2-й армии Шарля Хюнтцигера. Гитлеровцы были вынуждены отступить. Французы, однако не стали преследовать бегущие немецкие части и остановились. На следующее утро немецкая 2-я Бронетанковая дивизия заняла этот район, и её миссия, в основном, была выполнена. С немецкой точки зрения, операция скорее помешала, чем помогла танковому корпусу Гейнца Гудериана. Дивизия блокировала дороги и, несмотря ни на что, не пропустила французское подкрепление, шедшее с бельгийско-франко-люксембургской границы. Но она также уничтожила бельгийские телефонные коммуникации, чем непреднамеренно не дала бельгийскому полевому командованию отозвать свои войска от границы. В результате бельгийская пехота не получила сигнал к отступлению и продолжала бои с танковым корпусом Гудериана, тормозя его продвижение.

Неспособность франко-бельгийский сил удержать Арденны стала роковой. Бельгийцы отступили от направления удара, разрушив и блокировав дороги, по которым подразделения 2-й французской армии продвигались к Намюру и Юй. Минёры вермахта, видя, что сопротивление отсутствует, беспрепятственно ликвидировали препятствия. Задержка, которую бельгийская лёгкая пехота Арденн, считавшаяся элитным формированием, возможно и причинила немецкому продвижению, была достигнута в бою за Боданже, где 1-я Бронетанковая дивизия продержалась в общей сложности 8 часов. Как было сказано выше, битва произошла вопреки приказам командования, дивизия была вынуждена продолжать бой, потому что были разрушены линии связи.

Немецкие солдаты у брошенной бельгийской САУ Т. 13B3. Май 1940 г.

Между тем, бельгийцы, не сумев стабилизировать фронт в центральном секторе наземными атаками, попытались разбомбить мосты и позиции, захваченные и удержанные немцами 11 мая. В этих налётах было потеряно 11-12 самолетов. Немецкие противовоздушные операции Jagdgeschwader 26 возглавлял Ханс-Хуго Витт. Он отвечал за 82 вылета в воздушных боях за 11-13 мая. Несмотря на очевидный успех немецких истребителей, он не был однозначным. Утром 11 мая 10 Junkers Ju 87 Stuka из Sturzkampfgeschwader 2 были сбиты, атакуя бельгийские силы между Намюром и Динаном, несмотря на присутствие Jagdgeschwader 27 и Jagdgeschwader 51. Тем не менее, к 13 мая немцы доложили командованию об ослаблении авиации союзников в северной Бельгии.

В ночь на 11 мая 3-я британская пехотная дивизия под командованием Бернарда Монтгомери достигла своей позиции на Диле (в Лёвене). 10-я пехотная дивизия Бельгии, занимающая регион, решила, что это немецкие парашютисты и открыла огонь. Разобравшись в чём дело, бельгийцы всё равно отказались уступать британским силам позиции.

Командующий II британского корпуса Алан Брук направился к королю Леопольду, чтобы урегулировать этот вопрос или достичь компромисса. Военный помощник короля Вар ван Оверстратен вмешался и сказал, что 10-ю пехотную дивизию переместить нельзя. Англичанам в таком случае ничего не оставалось, как идти на юг или остаться в Брюсселе. Брук сообщил королю, что 10-я бельгийская дивизия находится не на той стороне линии Гамелена, но Леопольд прислушался к советам своего советника и начальника генштаба. Также Брук нашёл, что Оверстраен не был осведомлён о расположении БЭС. Учитывая, что левый фланг БЭК опирался на бельгийские силы, британцы были теперь сомневались в военных возможностях бельгийцев, т.к. противотанковая оборона по линии Диль на промежутке Намюр — Перве была слабой и этот промежуток был плохо защищен естественными преградами. Лишь за несколько дней до начала войны Ставка обнаружила, что бельгийцы поместили свои противотанковые укрепления (укрепления де Куанте) в нескольких милях к востоку от этого промежутка.

После 36-часовой обороны западного берега Альберт-канала части 4-й и 7-й бельгийских пехотных дивизий отступили. Захват Эбен-Эмаля открыл путь для 6-й танковой дивизии Германии. Немцы продвинулись дальше Тонгерена и теперь могли обойти с юга Намюр, что угрожало окружением всех позиций Альберт-канала и Льежа. Ввиду этого, обе дивизии начали отступление. Вечером 11 мая бельгийское командование отвело свои силы за линию Намюр-Антверпен. На следующий день 1-я французская армия прибыла в Жамблу, чтобы закрыть прорыв. Однако эта попытка потерпела неудачу, т.к. местность там была ровная, совершенно лишённая окопов и укрепленных позиций.

7-я французская армия на северном фланге бельгийской линии, охранявшая «треугольник» Брюгге — Гент — Остенде, а также все порты Ла-Манша, стремительно продвигалась через Бельгию и Голландию, достигнув 11 мая Бреды. Однако немецкие парашютисты захватили Мордийкский мост через Холландс-Дип, что к югу от Роттердама, лишив французов возможности соединиться с голландской армией. Голландцы отступили на север, к Роттердаму и Амстердаму. Тогда 7-я французская армия повернула на восток и встретилась с 9-й танковой дивизией вермахта в 20 километрах к востоку от Бреды в Тилбурге. Сражение закончилось отступлением французов перед лицом налётов люфтваффе к Антверпену. Позже это помогло в обороне города. Люфтваффе уделяли первостепенное значение атаке на остриё французской 7-й армии в Нидерландах, поскольку оно угрожало плацдарму Моердийка. 40-я и 54-я эскадрилья 8-го авиакорпуса при поддержке Ju 87 смогли их отбросить. Опасения по поводу подхода подкреплений Союзников к Антверпену заставили люфтваффе перекрыть дельту Шельды. 30-я эскадрилья потопила 2 голландские лодки с пулеметами и 3 эсминца, также повредила два эсминца ВМФ Британии. Но, не смотря на это, бомбардировки имели ограниченный результат.

12—14 мая: битва в центральной Бельгии[править | править вики-текст]

В ночь с 11 на 12 мая бельгийцы отошли к линии Диль, арьергарды разрушали все укрепления рядом с Тонгереном. В первой половине дня 12 мая король Леопольд III, генерал ван Оверстратен,Эдуар Даладье, генерал Жорж Альфонс[7], генерал Гастон Билотте[8] и генерал Генри Повналл провели военную конференцию в окрестностях Монса. Было принято решение, что бельгийская армия будет защищать линию Антверпен — Лёвен, а союзники возьмут на себя север и юг страны.

3-й бельгийский корпус и его 1-я дивизия Арденнских охотников, 2-я и 3-я пехотные дивизии оставили укрепления Льежа, чтобы избежать окружения. Льежский крепостной полк остался, чтобы разрушать немецкие коммуникации. Далее к югу, крепость Намюр, укомплектованная 5-й пехотной дивизией VI корпуса, 2-й дивизией Арденнских охотников и 12-й французской дивизией, задерживала врага, а также уничтожала коммуникации и имущество, пока шла оборона. Что касается бельгийцев, они выполнили возложенную на них миссию: держались на линии Льеж — Альберт-канал достаточно времени, чтобы союзнические силы заняли позиции по линии Намюр — Антверпен — Живе. Далее они просто будут действовать в соответствии с общим планом Союзников.

Часть бельгийских сил сражались в арьергардных боях, пока остальные неустанно работали на линии Диль, чтобы организовать оборону участка Лёвен — Антверпен. 2-й полк проводников и 2-й полк велосипедистов 2-й бельгийской кавдивизии прикрывали отступление своих 4-й и 7-й дивизий, особенно отличившись в боях за Тинен и Хален. После поражений на Альберт-канале и отступления на главную оборонительную линию король Леопольд сделал воззвание к народу, чтобы улучшить моральное состояние армии:

Солдаты Бельгийской армии, вы атаковали внезапно напавшего врага и боретесь с силами, которые лучше оснащены и имеют грозный военно-воздушный флот. Уже в течение 3-х дней проводятся сложные операции, успех которых будет иметь исключительно важное значение для всей кампании и результата войны. Эти операции требуют от всех нас — солдат и офицеров — огромных усилий. Надо держаться день и ночь, несмотря на моральное напряжение, доведённое до предела опустошениями, которые производит безжалостный противник. Однако, какими бы тяжёлыми ни были испытания, вы пройдете через них храбро.

Наши силы крепнут с каждым часом; смыкаются наши ряды. В эти критические дни вы, несомненно, приложите все свои силы, пожертвуете всем, чтобы остановить вторжение.

Так же, как и в 1914 году на Изере, французские и британские войска рассчитывают на вас: безопасность и честь страны находится в ваших руках.

Леопольд.
Немецкая танковая колонна в Бельгии, май 1940

Видя, что Бельгия не может удержать восточные границы союзники разочаровались. Они думали, что те устоят ещё 2 недели. Главы штабов Союзников стремились не вступать в бой без каких-либо сильных фиксированных укреплений, на которые можно было бы отступить, и надеялись, что бельгийское сопротивление будет продолжаться достаточно долго, чтобы можно было эти укрепления построить. Тем не менее, краткое затишье на линии Диль 11 мая позволило союзным армиям занять позиции перед основным наступлением, которое началось на следующий день. Союзная конницы занимала позиции позиции, пехота и артиллерия двигалась медленнее, по железной дороге. Не зная того, Первая группа армий союзников превосходила по численности и огневой мощи 6-ю немецкую армию Рейхенау.

Утром 12 мая из-за бельгийского давления и необходимости британские и французские ВВС произвели несколько авиаударов по захваченным немцами мостам Маастрихта и Мааса, чтобы предотвратить продвижение немецких войск в Бельгию. С 10 мая союзниками было совершено 74 вылета. 12 мая 11 из 18 французских бомбардировщиков Breguet 693 были сбиты. Ударная группа Королевских ВВС, которые имели самую многочисленную среди союзников группировку бомбардировщиков, к 12 мая сократилась с 135 до 72 самолетов. В течение следующих 24 часов миссия была отложена, так как немецкие ПВ и наземные укрепления были слишком сильными.

Результаты бомбардировки трудно определить. В сводке на 20:00 14 мая 19-й немецкий корпус так прокомментировал эту ситуацию:

Наведение военного моста в Доншери ещё не завершено из-за ударов тяжёлой артиллерии с флангов и длительных воздушных атак… В течение дня все 3 дивизии подвергались постоянным воздушным атакам — особенно в точках пересечения дорог и наведения мостов. Прикрывающего огня наших истребителей было недостаточно. Наши требования [истребителей для прикрытия], по-прежнему не удовлетворены.

Донесения Люфтваффе свидетельствовали о «активной деятельности истребителей врага, которая особенно препятствует нашей ближайшей разведке». Тем не менее, было обеспечено недостаточное прикрытие бомбардировщиков Королевских ВВС от немецких атак в целевом районе. В целом, из 109 Fairey Battle и Bristol Blenheim, которые нападали на колонны и коммуникации противника в районе Седана, 45 были потеряны. 15 мая бомбардировки в дневное время суток были значительно сокращены. Из посланных 23 самолетов не вернулись 4. Аналогично, благодаря присутствию истребителей союзников, в донесениях 19 корпуса вермахта отметили «корпус больше не распологает самолетами-разведчиками дальнего действия… [Разведэскадрильи] больше не в состоянии выполнять энергичную, обширную разведку, так как из-за потерь более половины самолетов неисправны».

Эрих Гёпнер, снимок 1939 г.

Наиболее серьёзные бои развязались 12 мая 1940 г. за Анню. В то время, как немецкая передовые части группы армий «А» продвигались в Арденнах, 9-я армия из группы армий «Б» начала наступательную операцию в районе Жамблу. Жамблу располагался на бельгийской равнине; это был неукреплённый, лишённый окопов участок основной бельгийской оборонительной линии. Он начинался на южной оконечности линии Диль, и простирался от Вавра на севере, до Намюра на юге (20-30 км). После атаки Маастрихтского выступа и капитуляции Льежского гарнизона, которая заставила отступить 1-й бельгийский Корпус, 16-й моторизованная дивизия 6-й армии под командованием Эриха Гёпнера вместе с 3-й и 4-й танковыми дивизиями начала наступать в район, где французы ошибочно ожидали главный немецкий удар.

Район Жамблу защищала 1-я французская армия с 6-ю элитными дивизиями, а включая 2-ю (2e Division Légère Mécanique, или 2e DLM) и 3-ю легкую моторизованную дивизию. Кавкорпус Рене Прио должен был продвинуться на 30 км на восточнее, чтобы обеспечить прикрытие движущимся войскам. 1-я и 2-я французские танковые дивизии двигались за 1-й французской армией, защитить её тылы. Кавкорпус Прио не уступал танковой дивизии немцев; он должен был провести занять линию Тинен — Анню — Юи. По плану корпус должен был задержать продвижение немцев к Жамблу и Анню до подхода основных частей 1-й армии.

Танковая дивизия Гёпнера и кавалерийский корпус Прио столкнулись в Анню. Вопреки распространённому мнению, немцы не превосходили французов численностью. Часто выдвигают следующие цифры: 623 немецких и 415 французских таков; немецкие 3-я и 4-я танковые дивизии насчитывали 280 и 343 танка соответственно, 2-я и 3-я французские дивизии располагали 176 Somua и 239 Hotchkiss H35. Но к этому стоит добавить значительное число Renault AMR-ZT-63s, что имел кавалерийский корпус. С точки зрения вооружения ZT был равен и даже превосходил Panzer I и Panzer II. Ещё большую угрозу немцам представляли 90 французских бронеавтомибилей Panhard 178. 25-мм пушка этого бронеавтомобиля легко пробивала броню PzKpfw IV. Что касается танков, которые могли участвовать и выживать в боях танк-танк, то таковых у немцев было не так много: 73 Panzer III и 54 Panzer IV. У французов же было 176 Somua и 239 Hotchkiss H35. Основную массу гитлеровских танковых войск составляли 486 Panzer I и II, которые имели сомнительную военную ценность, что доказывают потери среди них в Польской кампании.

С другой стороны, тактическое преимущество было на стороне Германии. Немцы общались по радио во время боя, и поэтому могли неожиданно сместить место главного удара. Также, они использовали тактику сочетания оружия, в то время как французы до сих пор применяли жёсткую и линейную тактику, оставшуюся от Первой мировой войны. У французских танков не было радио, и командирам приходилось покидать машины, чтобы отдать приказ. Несмотря на недостатки немецких танков, они взяли вверх утром 12 мая, окружив несколько французских батальонов. Боевая мощь 2-й дивизии позволила французам уничтожить переднюю оборону противника и освободить свои силы из окружения[9]/ Вопреки немецким отчётам, в первый день французы вышли победителями, и не дали вермахту пробиться к Жамблу и Анню[10].Результат первого дня сражения:

Положение немецких легких танков было катастрофическое. Всё французское оружие от 25 мм и больше пробивало 7-13 мм Panzer I. Panzer II держались несколько лучше, особенно те, которые были дополнительно бронированы после Польской кампании, где потери среди них были высоки. Отчаяние настолько овладевало экипажами этих танков в условиях тяжелых французской брони, что некоторые прибегали к просто безумным действиям. Один источник говорит, что командир немецкого танка залез на французский Hotchkiss H-35, вероятно чтобы с помощью молотка разбить перископы, но упал и его раздавили танки. К концу дня Прио были причины заключить, что его танки превзошли гитлеровские. Поле битвы вокруг Анню поля были усеяны немецкими танками, преимущественно Panzer I и II[11].

13 мая французов погубило их плохое развертывание. Они выставили танки в тонкую линию между Анню и Юи, не оставив сил в глубине. Именно оттуда бронетанковые войска позже двинутся на проем Жамблу. Такое развертывание дало шанс Гёпнеру пробиться в этом секторе, разбив 3 механизированную дивизию. Так как у французов не было резервов за линией фронта, они не могли контратаковать.[10] 3-й Бельгийский корпус, отступающий от Льежа предложил оказать поддержку 3-й дивизии французов. Но это предложение было отклонено.

С 12 по 13 мая 2-я дивизия не понесла потерь. А вот 3-я лишилась 30 Somua и 75 Hotchkiss. Французы же уничтожили и подбили 160 немецких танков[12]. Тем не менее, неудачное развертывание войск создало почву для прорыва. Если бы это произошло хоть в одной точке, пришлось бы оставить всё поле боя. Гитлеровцы починили 3 четверти повреждённых танков; 49 были уничтожены, 111 — отремонтированы. Человеческие потери вермахта составили 60 человек погибшими и 80 — ранеными[13]. Таким образом, в битве за Анню французы потеряли 105 танков, а немцы — 160. Прио выполнил свою тактическую задачу и отступил.

Теперь Гёпнер преследовал отступающих французов. Не дожидаясь пехотных частей, он пошёл вперед самостоятельно. Он стремился продолжать теснить французов, не давая им построить прочную линию обороны. Немецкие части преследовали противника до Жамблу. Там танковый корпус столкнулся с отступающими французскими колоннами и нанёс им тяжелые потери. Эта атака сделала французскую артиллерию абсолютно неэффективной: бой проходил так близко, что была опасность попасть в союзников. Тем не менее, французам удалось создать новые противотанковые укрепления. Гёпнер же, не имея пехотной поддержки, приказал атаковать в лоб. В битве за Жамблу 14 мая 2 танковые дивизии вермахта понесли огромные потери, и это вынудило их остановиться. Попытки гитлеровцев захватить Жамблу провалились[14].

Несмотря на тактические неудачи, стратегически немцы отвлекли 1-ю группу армий союзников из района нижних Арденн. Одновременно с этим Люфтваффе усиленно бомбило кавкорпус Прио. Когда до Прио дошли известия о прорыве немцев под Седаном, он покинул Жамблу. Когда оборона промежутка была нарушена, немецкие 3-я и 4-я танковые дивизии уже не требовались группе армий «Б» и были переданы группе «А». Группа «Б» продолжала наступление на Мец. Она имела возможность идти на запад, к Монсу, охватывая с фланга БЭС и бельгийскую армию, которая защищала сектор Диль-Брюссель или повернуть на юг для охвата французской 9-й армии. Потери немцев в Анню и Жамблу[15] были особенно тяжелыми. На 16 мая в 4-й танковой дивизии осталось 137 танков, в том числе всего 4 Panzer IV. Силы 3-й танковой дивизии снизились на 20-25 %, в то время как в 4-й порядка половины не были готовы продолжать наступление[15]. Повреждённые танки быстро отремонтировали, но их мощь, по сравнению с изначальной, была значительно слабее[16]. 1-ю французская армия также была ослаблена и, несмотря на ряд тактических успехов, 15 мая была вынуждена отступить из-за неудач на других участках фронта, оставив повреждённые танки, в то время как немцы могли спокойно ремонтировать свои[17].

15—21 мая: контратаки и отступление на побережье[править | править вики-текст]

Расчет немецкой 37-мм противотанковой пушки Pak 35/36 в Бельгии. Май 1940.

Утром 15 мая группа армий «А» под командованием Герда фон Рундштедта совершила прорыв под Седаном и могла свободно двигаться к Ла-Маншу. Союзники решили отступать из наметившегося окружения. Оно проходило в 3 этапа: в ночь с 16 на 17 мая к реке Сенна, с 17 на 18 — к реке Дандр и, с 18 на 19, — к Шельде[18][19]. Бельгийцы не желали сдавать Брюссель и Лёвен, тем более, что линия Диль легко выдерживала немецкий натиск[20]. 16 мая Бельгийской армии, БЭК и 1-й французской армии приказали отойти, чтобы избежать обхода их южного фланга немецкими танковыми частями, шедшими через французские Арденны и 6-й армией, наступающей через Жамблу. Армия Бельгии с 7-й французской армией и британскими силами продолжали сдерживать 14-ю армию противника на линии КВ. Если бы 2-я французская армия не была разгромлена под Седаном, то бельгийцы могли быть уверены, где будет немецкое наступление[21].

Ситуация требовала от французов и британцев покинуть линию Антверпен — Намюр и сильные укрепления, чтобы занять импровизированные позиции за Шельдой, где вряд ли можно было оказать серьёзное сопротивление[22]. На юге генерал Дефонтейн вместе с 7-м корпусом отступил из районов Намюра и Льежа[22]. Льежский гарнизон оказывал упорное сопротивление 6-й немецкой армии[23]. На севере 7-я армия отступала к Антверпену, но, после капитуляции Нидерландов 15 мая, поспешила на помощь 1-й армии[22]. 15 мая только 3-я британская дивизия не отступала и удерживала сектор Лёвена. Англичане не слишком хотели отходить к Шельде[18].

Когда французская армия покинула северный сектор, бельгийцы остались защищать укреплённый район Антверпена. 4 бельгийские пехотные дивизии (в том числе 13-я и 17-я резервные пехотные дивизии) противостояли 208-й, 225-й и 526-й немецким дивизиям 18-й армии[24][нет в источнике 1687 дней]. Бельгийцы успешно обороняли северную часть города, задерживая врага, и начали отступать 16 мая. Город пал 18/19 мая после ожесточённого сопротивления бельгийцев. 18 мая бельгийцы получили известие, что пал Намюрский форт Маршовелетт, 19-го — Сюрли, 21-го — Сент-Герберт и Малонн, 23-го — Дав, Мезерет и Андуай[25].

С 16 по 17 мая британцы и французы отступили за канал Виллебрук, поскольку основные союзные войска двигались к Арденнам, где был танковый удар вермахта. 1-й и 5-й бельгийский корпуса отступили к Гентскому плацдарму за Дандром и Шельдой[25]. Бельгийский артиллерийский корпус при поддержке пехоты успешно отбивали атаки 18-й армию вермахта и в коммюнике из Лондона британцы признали, что, что "бельгийская армия способствовала основному успеху оборонительного сражения".[25]. Тем не менее, превосходящим силам врага 17 мая был сдан Брюссель и правительство бежало в Остенде. На следующее утро командиру 16 танкового корпуса — Гёпнеру было приказано передать 3-ю и 4-ю танковые дивизии группе армий «А»[26]. Единственной бронированной боевой единицей на бельгийском фронте осталась 9-я танковая дивизия 18-й армии.

19 мая немцы находились уже в нескольких часах езды от побережья канала. Горт обнаружил, что у французов не было ни плана, ни резервов — ни надежды остановить немецкое продвижение. Он был обеспокоен тем, что южный фланг 1-й французской армии был сокращён из опасений, что танки вермахта могут появиться на их правом фланге — в Аррасе или Перонне. Они могли захватить Кале и Булонь или северо-западный фланг англичан. Поэтому британский экспедиционный корпус покинул Бельгию и стал отступать к Остенде, Брюгге или Дюнкерку. Последние находились в 10-15 км от французской границы.[27].

Подбитый бельгийский AMC 35 во время битвы за Антверпен, 19 мая 1940

Предложение британцев стратегически отступить с материка было отклонено Правительством военного времени и Главой имперского генерального штаба Эдмундом Айронсайдом. Штаб поручил Айронсайду информировать Горта о своём решении и доставить ему приказ начать наступление на юго-запад «через все трудности», чтобы достичь «основных французских сил» на юге [но сильнейшие силы французов находились на севере]. Бельгийцы осведомились, может ли их эвакуировать британский флот или они должны действовать по плану. Британский кабинет министров решил, что даже если наступление на Сомме будет успешным, часть сил всё равно надо эвакуировать, и приказал адмиралу Рамзаю собрать побольше судов. Это было начало Дюнкеркской операции. Айронсайд прибыл в Генштаб 20 мая в 6:00 утра. В тот же день сухопутные коммуникации с континентальной Европой был перерезаны немцами[28]. Когда предложения Айронсайда стали известны Горту, он ответил, что атаковать невозможно. 7 из 9-ти его дивизий находились на Шельде. И даже если бы их сняли с фронта, это создало бы разрыв между бельгийцами и британцами и угрозу окружения. БЭС провёл 9 дней в постоянных маршах и боях, кончались боеприпасы.[28] Основные усилия ожидались от французов на юге[29][30].

Бельгийская позиция по отношению к любому наступлению была ясна. Король Леопольд был обеспокоен, потому что бельгийская армия не могла наступать: ей не хватало танков и самолетов, она могла только обороняться[29]. Король ясно дал понять, что в стремительно сокращающейся площади страны провизии хватало только на 2 недели[29]. Леопольд не надеялся, что британцы поставят под угрозу своё собственное положение, чтобы поддерживать контакт с Бельгийской армией. Однако он предупредил их, что если они настоят на южном наступлении, то бельгийская армия будет не выдержит натиска и будет разбита[29][30].

Король предложил создать плацдарм вокруг Дюнкерка и бельгийских портов[29]. Предложение было принято. Горт дополнил БЭК 2-мя пехотными и 1-м танковым батальонами и те пошли в атаку. Несмотря на первоначальный тактический успех, англичане не смогли пробить оборону гитлеровцев в битве при Аррасе 21 мая[31].

После этой неудачи бельгийцев попросили отступить к реке Изер, чтобы прикрыть союзнические фланг и тыл. Вар Оверстратен указал, что это невозможно: бельгийская армия распадётся. Тогда был предложен другой план. Французы попросили бельгийцев отойти к реке Лис, а британцев к французской границе между Молде и Аллюеном, бельгийцы должны были расширить фронт, чтобы освободить части БЭС для атак. А 1-я французская армия выделит ещё 2 дивизии правому флангу. Леопольд отказался проводить такие манёвры, потому что пришлось бы покинуть сдать почти всю оставшуюся территорию страны. Её армия была истощена, а перед ней была огромная техническая задача, и потребовалось бы много времени, чтобы её выполнить.

Бельгийцы и британцы пришли к выводу, что французская армия была сильно потрёпана, и если не принять меры, силы Союзников будут уничтожены в мешке на франко-бельгийской границе. Англичане, разочаровавшись в союзниках, решили заняться спасением своего корпуса[32].

22—28 мая: последние оборонительные бои[править | править вики-текст]

Продвижение немцев к Ла-Маншу 16-21 мая 1940 года.

Утром 22 мая протяженность бельгийского фронта составляла 90 километров. С севера на юг поочередно стояли бельгийские корпуса: Кавалерийский (охранял Тернёзене), 5-й, 2-й, 6-й, 7-й и 4-й. 2 дополнительных корпуса охраняли побережье[33]. Эти части удерживали весь восточный фронт, пока БЭС и французские войска отходили на запад, чтобы защитить Дюнкерк, потому что он был уязвим для атак немцев 22 мая. К этому восточный фронт всё ещё не был порван, но бельгийцы уже заняли свою последнюю укрепленная позиция на реке Лис[34]. Только 1-й бельгийский корпус и 2 неполные дивизии активно участвовали в боевых действиях. В этот день Бельгию посетил Уинстон Черчилль и настоял, чтобы французская и британская армии полностью уходили с северо-востока. Черчилль предположил, чтобы бельгийский кавкорпус поддержал правый фланг наступающих. Уинстон отправил Горту следующее сообщение[35]:

  1. Бельгийская армия должна отойти к Изеру и открыть шлюзы, затопив его низменные берега.
  2. БЭК и 1-я французская армии атакуют юго-запад в направлении Бапома и Камбре; на следующий день к ним добавляются 8 дивизий и бельгийским кавкорпус, на правом фланге англичан.

Этот приказ игнорировал факт того, что бельгийская армия не могла выйти к Изеру, и шанс того, что бельгийской кавалерия сможет атаковать, был невелик[35]. План отхода бельгийцев был неплохим; Изер прикрывал Дюнкерк с юга и востока, а канал Ла-Бассе — с запада. Это также значительно сокращало фронт бельгийцев. Но такой манёвр вынуждал оставить Пашендейль, Ипр и Остенде; площадь остававшейся свободной территории страны сократилась бы до нескольких квадратных миль.

23 мая французы снова провели ряд наступательных операций на немецкую оборонительную линию от Арденн до Кале, но безрезультатно. В то же время, бельгийцы под натиском немцев отступили ещё дальше и сдали Тернёзен и Гент. У бельгийцев испытывали недостаток в топливе, продовольствии и боеприпасах, которые остались на оккупированной территории[36]. Люфтваффе имело превосходство в воздухе. Её постоянно обеспечивали с тыла. Воздушная поддержка осуществлялась Британскими ВВС из южной Англии, что было весьма неудобно[36]. Французы не хотели, чтобы бельгийцы использовали порты Дюнкерк, Бурбур и Гравлин, которые находились на территории Франции. Бельгийцы вынуждены были использовать их последние оставшиеся гавани в Ньюпорте и Остенде[36].

Уинстон Черчилль и Максим Вейган[37] всё ещё были полны решимости прорвать немецкую оборону и вывести свои войска на юг. Когда они сообщили это королю Леопольду и ван Оверстратену 24 мая, последний был ошеломлен[38]. Появился опасный разрыв между Британской и Бельгийской армиям (между Ипром и Мененом), угрожающий остаткам Бельгийской армии.[38] Бельгийцы не могли его закрыть, это бы привело к чрезмерному растяжению сил. Не посоветовавшись с французами и не спросив разрешения у их правительства, немедленно и решительно приказал британским 5-й и 50-й дивизиям закрыть разрыв и оставить все наступательные операции на юг.[38][39].

24 мая, во второй половине дня, фон Бок бросил 4 дивизии 6-й армии Рейхенау против позиций бельгийского 4-го корпуса около Кортрика на реке Лис. Несмотря на ожесточённое сопротивление, немцам удалось пересечь реку ночью и создать плацдарм в милю шириной на 13-мильном участке между Вервиком и Кортри.[38]. Тем не менее, они понесли большие потери, и бельгийцы нанесли им ряд тактических поражений. 1-я, 3-я, 9-я и 10-я пехотные дивизии (действуя в качестве подкрепления) несколько раз контратаковали и захватили 200 пленных. После этого бельгийские артиллерия и пехота подверглись сильным ударам Люфтваффе и были практически разбиты. Бельгийцы обвинили французов и британцев, что те не обеспечили прикрытие с воздуха[40]. Немецкий плацдарм угрожал восточному флангу растянувшейся на юг 4-й пехотной дивизии БЭС. Монтгомери направил несколько подразделений 3-й пехотной дивизии (в том числе 1-й и 7-й батальоны Миддлсекса линейной пехоты, 99-я батарея и 20-й противотанковый полк) в качестве прикрытия[41].

Основной пункт плана Вейгана и аргументов британского правительства и французской армии в пользу удара на юг предполагал отвод сил. Бельгийская армия должна была занять те области, которые оборонял БЭС, чтобы мог участвовать в наступлении[38]. Это вызвало бы растяжение бельгийских сил и их быстрое поражение. Такой исход мог привести к потере портов через Ла-Манш и полному окружению войск. БЭС мог сделать больше, чтобы контратаковать левый фланг фон Бока, чтобы разгрузить бельгийцев и ослабить натиск на укрепленные позиции британцев в Кортрейке[42]. Бельгийское верховное главнокомандование сделало по крайней мере 5 призывов к англичанам атаковать уязвимый левый фланг немцев между Шельдой и Лисом[42].

Адмирал Роджер Кейс передал следующее сообщение в Ставку:

Ван Оверстратен отчаянно настаивает на сильной контратаке британцев сильно на север или к югу от Лиса. Только так можно выйти из положения. Бельгийцы ожидают атаки на Гент завтра. Немцы уже пересекли канал на западе от Иклу. Об отступлении к Изеру не может быть и речи. Сегодня один батальон на марше к северо-востоку от Ипра был практически уничтожен атакой 60 самолетов. Отступление по дорогам без надлежащей поддержки истребителей обойдется очень дорого. Все их запасы находятся к востоку от Изера. Они сильно настаивают на попытке восстановить ситуацию на Лисе британской контратакой, возможность провести которую представится только через несколько часов".

[43]

Но атака произведена не была. Немцы закрыли промежуток Менен — Ипр только что прибывшими резервными частями и практически отсоединили бельгийцев от англичан.2-я, 6-я пехотные и 10-я кавалерийская дивизии остановили попытку немцев воспользоваться этим разрывом, но ситуация осталась критической[44]. 26 мая официально началась Дюнкеркская операция, в ходе которой огромный контингент английских и французских войск должен был быть эвакуирован в Великобританию. К этому времени королевский флот уже эвакуировал 28000 солдат не участвовавших в боевых действиях. Булонь пала, союзники покидали Кале. Лишь Дюнкерк, Остенде и Зебрюгге остались жизнеспособными портами, которые могли быть использованы для эвакуации. Продвижение 14-й немецкой армии к Остенде не позволяла больше использовать этот порт. Утром 27 мая немецкая группа армий «А» достигла Дюнкерка. До центра города оставалось 6,4 километра. Город превратился в артиллерийский полигон[45].

За последние 24 часа ситуация сильно изменилась: 26 мая бельгийская армия отошла от Лиса. В западной и центральной частях Лисского фронта пали Невеле, Винкт, Тилт и Изегем. На востоке немцы вышли к окраинам Брюгге и захватили Урсель. На западе линия Менен — Ипр была прорвана в Кортрейке и бельгийцы стали использовать железнодорожные вагоны, чтобы организовать противотанковую оборону на линии Ипр — Пашендейль — Руселаре. В добавок на западе БЭС был оттеснён северу Лилля, появилась опасность расширения прорыва между ними и бельгийским южным флангом на оси Ипр — Лилль[46]. Немецкое продвижение к Дюнкерку угрожало потерей порта. Но он был сейчас слишком слишком важен, поэтому британцы 26 мая отступили к порту. По мере того, как британцы отступали, немцы продвигались вперёд, окружая большую часть французской армии. И Лорд Горт и начштаба — Генри Поунолл встревожились, потому что это означало окончательное уничтожение 1-й французской армии[47].

Бои 26-27 мая поставили бельгийская армию на грань краха. Бельгийцы по-прежнему занимали линию Ипр — Руселаре на западе и Брюгге — Тельт на востоке. Однако 27 мая центральный фронт в секторе Изегем — Тельт бы прорван. Теперь ничего не мешало немцам взять Остенде и Брюгге на востоке или занять порты Ньивпорт и Ла Панне в глубоком тылу союзников.[46] Бельгийцы практически исчерпали все доступные средства сопротивления. Распад бельгийской армии и её фронта вызвали много ошибочных обвинений со стороны британцев[48]. На самом деле, часто случалось, что бельгийцы ещё долго держались после отхода британцев[48]. Одним из примеров является контратака на линии Шельды, где они освободили 4-ю британскую пехотную дивизию, и позволили ей уйти через бельгийскую армию[48]. Несмотря на это Горт и Поунолл были весьма раздражены на решение короля о капитуляции 28 мая, считая, что это ослабит позиции союзников[48]. Когда был задан вопрос, будут ли бельгийцы эвакуированы, то Поунолл ответил: «Нас не волнует, что произойдёт с бельгийцами»[48].

Капитуляция Бельгии[править | править вики-текст]

Ведение переговоров о капитуляции Бельгии

Бельгийская армия была растянута от Кадзанда на юге от Менена до Брюгге к западу от него, без каких-либо резервов. За исключением нескольких вылетов британских ВВС в Бельгию, воздушное пространство страны оставалось под контролем люфтваффе. Контратаки приводили к большим потерям. Между бельгийской и немецкой армиями не осталось никаких естественных препятствий, при этом отступление также было невозможным. Люфтваффе уничтожила большую часть железнодорожных путей до Дюнкерка, осалось лишь три ветки: Брюгге — Торхаут — Диксмёйде, Брюгге — Гистел — Ньивпорт, Брюгге — Остенде — Ньивпорт. Использовать эти пути отступления без огромных потерь из-за германского превосходства в воздухе не представлялось возможным. Система водо-, электро- и газоснабжения были повреждены и отключены. Каналы осушались и использовались как дампы для поставок оставшихся провизии и боеприпасов. Бельгийская армия удерживала 1700 км² территории с населением 3 млн человек. В сложившейся ситуации король Бельгии Леопольд III счёл, что дальнейшее сопротивление бесполезно, и вечером 27 мая запросил перемирие[1].

В сообщении Кейсу от 27 мая, Черчилль выразил свою позицию по этому поводу так:

Бельгийское посольство ... считает войну проигранной и собирается заключить сепаратный мир. Это делается для того, чтобы отрешиться от факта, что конституционное Бельгийское правительство будет повторно собрано на территории иностранного государства. Даже если существующая бельгийская армия должна сложить свое оружие, есть 200,000 бельгийцев военного возраста во Франции и больше ресурсов, чем Бельгия имела в 1914, чтобы сопротивляться. Существующим решением Король делит Страну и ставит её под защиту Гитлера. Пожалуйста, передайте эти соображения Королю и внушите ему катастрофические последствия его выбора для Союзников и для Бельгии.

[49]

Ночью британский флот эвакуировал генштаб из Мидделкерке и Сент-Эндрюса к востоку от Брюгге. Леопольд III и его мать — Елизавета Баварская остались в Бельгии[50], несмотря на предложение покинуть страну и возглавить правительство в изгнании. В то же время, король отказался лично подписать акт капитуляции, и его подписал командующий вооруженных сил Бельгии и отказался утвердить состав коллаборационистского правительства[51].

28 мая 1940 в 04:00 вступил в силу документ о капитуляции Бельгии. Правительства Великобритании и Франции выступили с обвинениями в адрес Бельгии, утверждая, что они предали союзников. В Париже, французский премьер Поль Рейно осудил сдачу Леопольда, а бельгийский премьер Юбер Пьерло проинформировал людей, что Леопольд предпринял действия, противоречащие единогласному решению правительства. В результате король был уже не в состоянии управлять страной, и борьбу продолжило бельгийское правительство в изгнании в Париже (позже, после падения Франции, в Лондоне)[1]. Наиболее серьёзным обвинением было то, что бельгийцы не поставили Союзников в известность, что их положение было настолько серьезным, чтобы капитулировать. С точки зрения руководства Великобритании и Франции, действия Бельгии являлись предательством по отношению к союзникам. Такие заявления были в высшей степени несправедливы. Союзникам было известно, ещё 25 мая через контакт с бельгийцами они признали в, что последние были на грани краха.

Реакция Черчилля и британцев была официально сдержанной. Это было связано со стойкостью бельгийцев в их оборонительной кампании, как она была представлена в кабинете сэра Роджера Киза в 11:30 28 мая. Французские и бельгийские министры квалифицировали действиями Леопольда как коварные, но они не знали об истинном положении дел: Леопольд не подписал ни соглашение с Гитлером о создании коллаборационистского правительства, ни безоговорочную капитуляцию, хотя был Главнокомандующим бельгийскими вооруженными силами.

Потери[править | править вики-текст]

Потери Бельгии[править | править вики-текст]

  • Убито: 6093 человека[52]
  • Пропало без вести: более 500[52]
  • Попало в плен: 202 000[53]
  • Ранено: 15 850[53]
  • Самолетов: 112 уничтожено[54]

Потери Франции[править | править вики-текст]

Потери во всей кампании неизвестны, но с 10 по 22 мая потери составляли:

  • Убито: 90 000[55]
  • Попало в плен: 1 900 000[55]
  • Ранено: 200 000[55]
  • Потеряно самолетов с 12 по 25 мая: 264; с 26 мая по 1 июня: 50[56]

Потери Великобритании[править | править вики-текст]

Потери во всей кампании неизвестны, но с 10 по 22 мая потери составляли:

  • 68 111 убито, ранено и попало в плен[57]
  • 64 000 транспортных средств уничтожено и брошено[57]
  • 2472 орудия уничтожено и брошено[57]
  • Потери королевских ВВС с 10 по 22 мая: 931 самолет уничтожено и 1526 подбитых. Потери после 28 мая неизвестны[57]

Потери Третьего Рейха[править | править вики-текст]

В докладе Верховного командования Вооружённых сил Вермахта об операциях на западе с 10 мая по 4 июня написано[58]:

  • Убито: 10 232 солдат и офицеров[58]
  • Ранено: 42 523 солдат и офицеров[58]
  • Пропало без вести: 8463 солдат и офицеров[58]
  • Потери Люфтваффе с 10 мая по 3 июня: 432 самолета[58]
  • Потери Кригсмарине: нет[58]

В произведениях культуры[править | править вики-текст]

Событиям Бельгийской кампании, в частности героизму Арденнских охотников, посвящена песня «Resist and Bite» шведской пауэр-метал группы Sabaton.

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 3 Shirer, 1990, p. 729.
  2. Healy, 2008, p. 37-38.
  3. Бельгия, Министерство Иностранных Дел 1941, стр. 53.
  4. Бельгия, Министерство Иностранных Дел 1941, стр. 4-5.
  5. 1 2 www.tanks-encyclopedia.com T13 B1/B2/B3 Tank-hunter (1935) Belgium. (англ.). Проверено 20 мая 2013. Архивировано из первоисточника 22 мая 2013.
  6. Бельгия, Министерство Иностранных Дел 1941, стр. 34.
  7. командующий 1-й группы армий союзников, состоящей из БЭС, 1-й, 2-й, 7-й и 9-й армий
  8. координатор союзнических армий
  9. Гинцбург 1992. — С. 221—224.
  10. 1 2 Frieser 2005. — С. 242.
  11. Healy 2007. — С. 37—38.
  12. Frieser 2005, p. 243.
  13. Gunsburg 1992, с. 237.
  14. Frieser 2005. — С. 243—44.
  15. 1 2 Frieser 2005. — С. 246.
  16. Frieser 2005, p. 246.
  17. Sebag-Montefiore 2006, с. 71.
  18. 1 2 Bond 1990. — С. 64.
  19. Ellis 2009. — С. 59.
  20. Бонд 1990. — С. 64.
  21. Бельгийская кампания и капитуляция Бельгийской армии, 10—28 мая 1940 года.
  22. 1 2 3 Belgium, Ministère des Affaires Étrangères 1941. — С. 39.
  23. Belgium, Ministère des Affaires Étrangères 1941. — С. 40.
  24. Блук, Бернард Belgian Fortifications, May 1940. Архивировано из первоисточника 5 октября 2012.
  25. 1 2 3 Бельгия, Министерство иностранных дел, 1941. — С. 40.
  26. Себаг-Монтефьоре 2006. — С. 70—71.
  27. Бонд 1990. — С. 67.
  28. 1 2 Бонд 1990. — С. 69.
  29. 1 2 3 4 5 Бонд 1990. — С. 70.
  30. 1 2 Эллис 2009. — С. 105.
  31. Бонд 1990. — С. 71—72.
  32. Бонд 1990. — С. 73.
  33. Бельгийская кампания и капитуляция Бельгийской армии, 10—28 мая 1940 года. — С. 54.
  34. Бонд 1990. — С. 75.
  35. 1 2 Бонд 1990. — С. 76.
  36. 1 2 3 Бельгия, Министерство иностранных дел 1941. — С. 43.
  37. принявшие командование вместо Гамелена
  38. 1 2 3 4 5 Бонд 1990. — С. 84.
  39. Эллис 2009. — С. 172.
  40. Бельгия, Министерство Иностранных Дел 1941. — С. 44.
  41. Эллис 2009. — С. 135—136.
  42. 1 2 Бонд 1990. — С. 85.
  43. Бонд 1990. — С. 86.
  44. Бельгия, Министерство иностранных дел 1941. — С. 44.
  45. Бонд 1990. — С. 88.
  46. 1 2 Бельгия, Министерство Иностранных Дел 1941. — С. 44—45.
  47. Бонд 1990. — С. 89.
  48. 1 2 3 4 5 Бонд 1990. — С. 92.
  49. Бонд 1990. — С. 93.
  50. Бонд 1990. — С. 93.
  51. Бонд 1990. — С. 96.
  52. 1 2 Keegan, 2005, p. 96.
  53. 1 2 Ellis, 1993, p. 255.
  54. Hooton, 2007, p. 52.
  55. 1 2 3 Keegan, 2005, p. 326.
  56. Hooton, 2007, p. 57.
  57. 1 2 3 4 Holmes, 2001, p. 130.
  58. 1 2 3 4 5 6 Oberkommando der Wehrmacht, 1985, p. 189.

Литература[править | править вики-текст]

  • Blatt Joel. The French Defeat of 1940: Reassessments. — Providence: Berghahn Books, 1998. — ISBN 1-57181-109-5.
  • Bond Brian, Taylor Michael. The Battle of France and Flanders 1940. — London: Leo Cooper, 2001. — ISBN 0-85052-811-9.
  • Bond Brian. Britain, France, and Belgium, 1939-1940. — London: Brassey's (UK) Riverside, N. J., 1990. — ISBN 0-08-037700-9.
  • Bond Brian. France and Belgium, 1939-1940. — London: Davis-Poynter, 1975. — ISBN 0-7067-0168-2.
  • Dunstan Simon. Fort Eben Emael. — Oxford: Osprey Publishing (UK), 2005. — ISBN 1-84176-821-9.
  • Ellis John. The World War II Data Book. — Aurum Press Ltd, 1993. — ISBN 978-1-85410-254-6.
  • Ellis Major L. F. The War in France and Flanders 1939–1940. — Naval & Military Press Ltd, 2004. — ISBN 978-1-84574-056-6.
  • Frieser Karl-Heinz, Greenwood John T. The Blitzkrieg Legend: the 1940 campaign in the West. — Annapolis: Naval Institute Press, 2005. — ISBN 1-59114-294-6.
  • Harman Nicholas. Dunkirk. — London: Hodder and Stoughton, 1980. — ISBN 0-340-24299-X.
  • Holmes Richard. The Oxford Companion to Military History. — Oxford Oxfordshire: Oxford University Press, 2001. — ISBN 978-0-19-866209-9.
  • Healy Mark. Panzerwaffe: the Campaigns in the West 1940. — Shepperton: Ian Allan Publishing, 2008. — Vol. 1. — ISBN 978-0-7110-3240-8.
  • Hooton Edward R. Luftwaffe at War; Blitzkrieg in the West 1939-1940. — Leicester: Midland Publishing, 2007. — ISBN 978-1-85780-272-6.
  • Jackson Julian T. The Fall of France. — Oxford Oxfordshire: Oxford University Press, 2003. — ISBN 0-19-280550-9.
  • Keegan John. The Second World War. — New York: Penguin Books, 2005. — ISBN 0-14-303573-8.
  • Dear Ian. The Oxford Companion to World War II. — Oxford Oxfordshire: Oxford University Press, 2001. — ISBN 0-19-860446-7.
  • William Shirer. A Native’s Return. — 1990.
  • Krause Michael, Cody P. Historical Perspectives of the Operational Art. — Washington: Center of Military History Publication - Dept. of the Army, 2006. — ISBN 978-0-16-072564-7.
  • Powaski Ronald E. Lightning War: Blitzkrieg in the West, 1940. — John Wiley, 2003. — ISBN 0-471-39431-9, 9780471394310.
  • Powaski Ronald E. Lightning War: Blitzkrieg in the West, 1940. — Book Sales, Inc., 2008. — ISBN 0-7858-2097-3, 9780785820970.
  • Sebag-Montefiore Hugh. Dunkirk: Fight to the Автор Man. — New York: Viking, 2006. — ISBN 978-0-670-91082-3.
  • Prigent John, Healy Mark. Panzerwaffe: the Campaigns in the West 1940. — Shepperton: Ian Allan Publishing, 2008. — Vol. 1. — ISBN 978-0-7110-3240-8.
  • Shepperd Alan. France 1940: Blitzkrieg in the West. — Oxford: Osprey Publishing, 1990. — ISBN 978-0-85045-958-6.
  • Shirer William L. The Rise and Fall of the Third Reich: A History of Nazi Germany. — Simon and Schuster, 1990. — ISBN 0-671-72868-7.
  • A History of World War Two. — London: Octopus Books, 1974. — ISBN 0-7064-0399-1.
  • Weal John. Junkers Ju 87 Stukageschwader 1937-1941. — Oxford: Osprey Publishing, 1997. — ISBN 1-85532-636-1.
  • Fowler Will. France, Holland, and Belgium 1940. — Hersham: Ian Allan Publishing, 2002. — ISBN 0-7110-2944-X.
  • Oberkommando der Wehrmacht. Die Wehrmachtberichte, 1939—1945 — Band 1, 1. September 1939 bis 31. Dezember 1941. — München: Deutscher Taschenbuch Verlag, 1985. — ISBN 3-423-05944-3.
  • Ministère des Affaires Étrangères. The Official Account of What Happened 1939—1940.
  • Belgian American Educational Foundation. The Belgian Campaign and the Surrender of the Belgian Army, May 10-28, 1940.
  • Jeffrey A. Gunsburg. The Battle of the Belgian Plain, 12-14 May 1940: The First Great Tank Battle. — The Journal of Military History. — 1992. — С. 207-244.

Ссылки[править | править вики-текст]