Эта статья входит в число добротных статей

Каргель, Иван Вениаминович

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Иван Вениаминович Каргель
Каргель Иван Вениаминович.jpg
Имя при рождении: Иоганн Готлиб Каргель
Род деятельности: пресвитер, миссионер тюремной миссии, богослов
Дата рождения: 1849(1849)
Место рождения: Тифлис
Национальность: российский немец (потомок немецких колонистов)
Страна: Flag of Russia.svg Российская империя, Flag of the Soviet Union.svg СССР
Традиция/школа: евангельские христиане-баптисты
Основные интересы: экзегетика, эсхатология
Дата смерти: 23 ноября 1937(1937-11-23)
Место смерти: с. Бережки (Токари), Лебедин, УССР
Супруга: Анна Александровна
Дети: четыре дочери
Значительные идеи: практическое личное освящение христиан, противостояние обмирщению Церкви, «удобному христианству»
Значительные работы: Вероучение Каргеля, «Христос — освящение наше»[1], «Свет из тени будущих благ»[2] и др.
Логотип Викитеки Произведения в Викитеке

Иван Вениаминович Каргель (1849—1937) — христианский писатель, экзегет, один из наиболее видных теологов российского евангельско-баптистского движения, пресвитер Петербургской церкви евангельских христиан, служитель тюремной миссии. Автор составленного в 1913 году «Краткого изложения вероучения евангельских христиан», которое в 1966 году стало официальным вероучением ВСЕХБ.

Биография[править | править код]

Юность[править | править код]

Иван (Иоганн) Каргель родился в 1849 году в семье немецких колонистов, живших в Грузии. Родители Каргеля и до, и после его рождения часто меняли место жительства (временами жили за пределами Российской империи — в Германии, Англии)[3]. Его мать, по национальности армянка, дала сыну хорошее воспитание. Сведений об отце не сохранилось[4]. Обращение к Богу, по свидетельству Василия Павлова, Иван пережил в Тифлисе (ныне Тбилиси)[5]. В 20-летнем возрасте его крестил пресвитер баптистской общины в Тифлисе и первый русский баптист Никита Воронин[4].

В Германии Иван получил профессиональное образование инженера-механика. Кроме того, по приглашению Иоганна Онкена Каргель прошёл обучение в Гамбургской библейской школе, получив там богословское образование со знанием основ древнееврейского и греческого языков[3]. По окончании школы его рукоположили на пасторское служение в немецкой баптистской церкви в городе Сорочине на Волыни[6][3].

Знакомство с пашковцами[править | править код]

В 1875 году Каргель переехал в Санкт-Петербург. Здесь он работал по специальности и руководил общиной немецких баптистов. За пять лет (1875—1880) община выросла с 34 до 100 человек[7].

В Петербурге он познакомился с Василием Пашковым. По его приглашению Каргель проповедовал на собраниях пашковцев, не оставляя своей общины. По свидетельству Софьи Ливен, хотя Каргель прибыл в Петербург уже верующим, он «всегда считал Василия Александровича Пашкова своим духовным учителем и отцом во Христе»[8].

Обложка брошюры с вероучением евангельских христиан, составленным И. В. Каргелем

В 1880 году Каргель посетил Тифлис вместе с Либихом — пресвитером из Одессы. В том же году он, по просьбе немецких баптистов, основал общину в городе Рущук (Болгария) и стал её пресвитером. Его служение здесь длилось до 1884 года[7].

В 1884 году Иван Каргель участвовал в двух исторических евангельских съездах. Сначала — в Съезде евангельских христиан, баптистов и штундистов в Санкт-Петербурге, созванном Василием Пашковым и Модестом Корфом[9]. А затем в качестве заместителя председателя — в первом съезде русских, украинских и немецких баптистов в селе Нововасильевка Таврической губернии. На этом съезде был создан Союз русских баптистов[10].

Возвращение в Петербург[править | править код]

После изгнания из России царскими властями[11] Василия Пашкова и Модеста Корфа, Каргель вернулся в Петербург и возглавил «осиротевшую» общину пашковцев. С особым усердием ему помогали петербургские аристократки-баптистки Черткова, Гагарина и Ливен. Ливен предоставила ему квартиру в своём доме на Морской улице, где в залах происходили собрания евангельских христиан. Кроме того, собрания проходили в доме Пашкова в Ломанском переулке и на Васильевском острове, в доме Чертковой[9].

С 1887 года Каргель совершал поездки по России вместе с проповедником Фридрихом Бедекером, переводя, по необходимости, его проповеди[12]. В 1889—1891 годах Каргель с Бедекером проехали с проповедью Евангелия по тюрьмам — от Петербурга до Сахалина. Их проповеди услышали более 40 тысяч заключённых, было роздано 12 тысяч Евангелий[13]. Эта поездка описана в книге Каргеля «От края до края земли»[14].

В 1903 году Иван Каргель участвовал в работе Первого европейского конгресса баптистов в Берлине, а в 1905 году — в Первом всемирном конгрессе баптистов в Лондоне, где был создан Всемирный баптистский альянс[15].

В 1908 году он опубликовал первую из своих книг — «Свет из тени будущих благ», написанную на основе его лекций[2]. В 1913 году в связи с появлением в России пятидесятнического движения, принёсшего с собой разделение в евангельские церкви, Каргель написал книгу «В каком отношении ты к Духу Святому», в которой выразил вероучение евангельских христиан[16].

Советский период[править | править код]

Голодные 1919—1921 годы Иван Каргель вместе с дочерьми по приглашению княгини Гагариной провел в селе Сергиевском Тульской губернии (ныне — город Плавск), где до конфискации находилось родовое поместье Гагариных и где княгиня была хорошо известна своей масштабной благотворительной деятельностью[17][18]. Позднее он служил проповедником общины евангельских христиан в Курской губернии, затем в Сумах[18].

Наряду с литературной и проповеднической деятельностью Каргель в течение пяти лет, с 1924 по 1928 год, преподавал на Библейских курсах в Ленинграде[15], для чего совершал туда кратковременные поездки. В 1929 году он был арестован прямо на курсах и выслан из Ленинграда[3].

До 1936 года он жил в селе Токари (Бережки) близ города Лебедин Сумской области Украины (где имелась община евангельских христиан). В 1937 году он был арестован и заключен в тюрьму, но вскоре отпущен домой умирать. Последнее время он жил в одиночестве, поскольку его дочери были арестованы. Перед смертью он попросил соседку передать дочерям, когда они узнают о его смерти, что «я жив более, чем когда-либо»[3]. Он умер 23 ноября 1937 года[19].

Семья[править | править код]

В 1880 году Каргель женился на Анне Александровне Семёновой[20], с которой познакомился на собраниях пашковцев. В дальнейшем она родила ему четырёх дочерей[21]. Елена родилась в Болгарии в 1883 году (Каргель в тот период служил там пастором), Мария родилась в 1886 году в Эстонии, Елизавета — в Петербурге в 1887 году[3][22].

Жена Анна, по свидетельству Софьи Ливен, была «деятельная сестра, полная любви и добрых дел»[20]. Анна умерла, предположительно, в 1888 году от дифтерита[3]. Четвёртая дочь, родившаяся в 1888 году и названная в честь матери Анна, умерла в 19-летнем возрасте[20]. Каргель более не женился.

Три старшие дочери с ранних лет стали верующими. Они помогали отцу: трудились над книгами, участвовали в миссионерской деятельности. Ради христианского служения они не вышли замуж[7][3]. В годы сталинских преследований были арестованы. Елену расстреляли 16 января 1938 года[19], а Елизавета и Мария отсидели сроки в Баимском отделении Сиблага. Елизавета Ивановна была освобождена 23 июня 1943 года и умерла в 1956 году от воспаления лёгких, Мария Ивановна была освобождена 23 августа 1946 года. После освобождения сёстры жили в Яшкинском районе Кемеровской области[23][24][25].

Духовное наследие[править | править код]

Совет Всесоюзного совета евангельских христиан (прохановцев). Около 1927 года. В центре — Проханов, справа от него — Каргель. Крайний слева — Карев.

Историк Вильгельм Кале отмечал, что Каргель был не организатором, как пасторы-единоверцы Проханов и Фетлер, а выдающимся проповедником и толкователем Священного Писания[26]. Некоторые исследователи подчёркивали, что известность Каргеля среди верующих непропорционально мала по сравнению с его вкладом в историю и богословие евангельских христиан-баптистов. Так, известный светский философ-религиовед и исследователь баптизма Лев Митрохин писал: «Многообразная практическая, а главное, духовная деятельность этого крупнейшего теолога ещё ждёт своего вдумчивого исследователя»[27].

Марина Каретникова, баптистский историк и биограф Каргеля, отметила: «А. В. Карев назвал его великим богословом. И это так. Он фактически разработал и сформулировал евангельско-баптистское вероучение, принятое нашим Братством»[7].

Сравнения с Прохановым[править | править код]

Каргеля иногда сравнивают с другим лидером евангельских христиан — Иваном Прохановым. По мнению историка Татьяны Никольской, Каргель — личность менее известная, чем Проханов, хотя не менее значительная. «В определённом смысле их даже можно назвать антагонистами», — считает Никольская[24].

Софья Ливен, отмечая разницу между петербургскими общинами евангельских христиан, возглавляемыми Каргелем и Прохановым, писала: «Брат Каргель стремился главным образом углубить верующих в познании Господа и Его Слова, а брат Проханов призывал своих членов к деятельному участию в общинной жизни: он организовал союз молодёжи, хор и прочее»[8].

Философ и религиовед Лев Митрохин, сравнивая богословие Каргеля с идеями Проханова, отмечал у последнего «легковесность», подверженность «веяниям времени» и желание угодить последователям «удобного христианства». «Если в рассуждениях И. С. Проханова о „новой жизни“ чувствуется полемическая настроенность против баптизма мазаевского образца, то у Каргеля ощущается, как это не удивительно, стремление отмежеваться от велеречивых и беллетризованных воззрений первого», — написал Митрохин[28].

Богословие[править | править код]

В своих богословских трудах Иван Каргель уделял большое внимание вопросам воздействия Святого Духа на верующих, рождения свыше, освящения, греха, второго пришествия Христа. Как отметила Каретникова, влияние на теологию Каргеля оказало Движение святости и Кесвикское движение (англ.), акцентирующие внимание на теологии и практике освящения. Каргель примыкал к Кесвикскому движению, и их идеи отразились в его богословии, «но весьма своеобразно, по-русски»[7].

«Богословские работы Каргеля ориентированы на нужды общин, он не занимался чистой наукой, абстрактными, философскими вопросами или далекими от жизни темами», — утверждает исследователь Иван Макаренко[29]. Так, на появление в России пятидесятничества и внесение пятидесятниками разделений в евангельские общины Каргель ответил серией лекций об этом движении[30].

Иван Вениаминович Каргель

Каргеля очень волновала тема охлаждения веры, обмирщения Церкви, её слияния с миром. В одной из своих главных работ «Христос — освящение наше» он акцентировал внимание на том, что церкви, тратящие много времени на миссионерскую деятельность, нередко не уделяют должного внимания душепопечительской работе среди уже обращённых, из-за чего они утрачиваются свежесть обретения веры и постепенно все больше сливаются с «миром» (нехристианским обществом)[1]. Видя наступление «модернизма» в христианстве, Иван Каргель старался изложить подлинное евангельско-баптистское исповедание, каким оно ему виделось, без всякого упрощения и «облегчения»[31].

По Каргелю, восторги только что обратившихся христиан по поводу собственного спасения носят преждевременный характер. Искупительная жертва Христа дала человеку лишь возможность для спасения. Человек должен осознать себя не просто грешником, а погибшим грешником, возложив надежду о спасении на Господа. Он должен «умереть для мира». Согласно богословию Каргеля, обращение ко Христу — не повод для самодовольства, а лишь начало пути спасения, которое является путем освящения верующего, путем борьбы с грехом.[31][1].

Влияние на богословие российских протестантов[править | править код]

Митрохин писал, что взгляды Ивана Каргеля стали неотъемлемой частью идейного развития русского баптизма. Так, программный документ «инициативников» 1960-х годов «О святости и освящении» почти буквально повторил его взгляды, и именно интерпретация Каргелем решающей роли Святого Духа стала теологическим фундаментом для их разрыва с ВСЕХБ. Призыв «инициативников» предстать на «молчаливый осмотр Иисуса» основывается также на идеях Каргеля[32].

Историк и исследователь каргелевской теологии Иван Макаренко отметил, что, с одной стороны, работы Каргеля сыграли очень важную роль в становлении российского протестантизма, с другой стороны — не стали основанием для особой богословской школы. В то же время немногочисленные российские евангельские теологи относятся к тексту Священного Писания так же, как и Каргель, — «как сакральному, религиозному, нравственному тексту», а не историческому раритету. Макаренко считает, что в этом аспекте Каргель имеет связь и продолжение в современной баптистской теологии. По мнению Макаренко, сравнение отношения Каргеля к Священному Писанию с современным восприятиям Библии евангельскими богословами — является перспективной темой для исследований[33].

Библиография[править | править код]

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

Литература[править | править код]