Ли, Роберт Эдвард

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Роберт Эдвард Ли
англ. Robert Edward Lee
Robert Edward Lee.jpg
Прозвище

Бобби Ли, Пиковый король[i 1], Старик[1], дядюшка Роберт, мраморный человек[i 2]

Дата рождения

19 января 1807(1807-01-19)

Место рождения

Стрэдфорд, округ Уэстморленд, Виргиния, США

Дата смерти

12 октября 1870(1870-10-12) (63 года)

Место смерти

Лексингтон, Виргиния, США

Принадлежность

СШАUS flag 31 stars.svg США
КШАFlag of the Confederate States of America (1865).svg КША

Годы службы

1829—1861 (США)
1861—1865 (КША)

Звание

Полковник (США)
Генерал армии (КША)

Командовал

Северовирджинская армия, Армия КША

Сражения/войны

американо-мексиканская война

Автограф

Robert E Lee Signature.svg

Commons-logo.svg Роберт Эдвард Ли на Викискладе

Ро́берт Э́двард Ли (англ. Robert Edward Lee; 19 января 1807 — 12 октября 1870) — американский военный, генерал армии Конфедеративных Штатов Америки (31 августа 1861), командующий Северовирджинской армией и главнокомандующий армией Конфедерации. Один из самых известных американских военачальников XIX века.

Выпускник академии Вест-Пойнт, участник Мексиканской войны и суперинтендант академии, он встал на сторону Юга в начале Гражданской войны и первое время был военным секретарем при президенте Конфедерации Дэвисе. Назначенный командиром армии в трудный момент, он сумел в нескольких сражениях разбить превосходящие силы армии Севера и перенести боевые действия на территорию противника. Стратегия Ли оказалась слабее его тактики и два вторжения на Север (Мэрилендская и Геттисбергская кампании) закончились неудачно. В 1864 и 1865 годах ему удалось нанести большой урон наступающей армии генерала Гранта, но все же Ли не смог остановить Гранта, и был вынужден сдать Петерсберг и Ричмонд, а затем капитулировать со всей армией при Аппоматтоксе.

Содержание

Происхождение[править | править вики-текст]

Герб рода Ли

Род американских Ли ведет своё происхождение от полковника Ричарда Ли I по прозвищу «Иммигрант» (1617—1664), который прибыл из Англии в Америку в 1639 году и служил в суде колонии Джеймстаун. Он женился на Энн Констебль и в их семье было 10 детей. После смерти Ричарда его несколько плантаций были разделены между его сыновьями. Третьим сыном «Ли-иммигранта» был Ричард Ли II[en] (1647—1715). Он родился в Вирджинии на плантации «Парадайз», которую впоследствии унаследовал. Он женился на Летиции Корбин (ca. 1657—1706) и в их семье было 8 детей. От четырёх сыновей — Ричарда, Филипа, Томаса и Генри — пошли четыре ветви рода Ли. Томас Ли[en] стал губернатором Вирджинии (с 1749 по 1750), а его брат Генри стал известен как капитан Генри Ли I (1691—1747). Он женился на Мэри Блэнд (1704—1764), в их семье было семеро детей, из которых пятым был Генри Ли II (1730—1787). Он женился на Люси Граймс (1734—1792) и в их семье было восемь детей, из которых старшим был Генри Ли III, который известен как «Light-Horse Harry»[2]. Он был офицером Континентальной армии во время войны за независимость и губернатором Вирджинии с 1791 по 1794 год. В 1782 году Генри Ли женился на Матильде Ладвелл Ли, которая владела наследством своих предков — плантацией Стратфорд-Холл[en]. У них было трое детей — Филипп, Люси и Генри[en]. Матильда обладала плохим здоровьем и умерла в 1790 году, оформив плантацию на своих детей, чтобы уберечь её, как считается, от кредиторов мужа. Генри Ли III остался жить на плантации на правах опекуна[3].

13 июня 1793 Ли женился (вторым браком) на Анне Хилл Картер (1773—1829)[i 3]. Она была дочерью Чарльза Картера, сквайра, и Энн Батлер Мур. Она была потомком короля Роберта II Шотландского через 2-го ярла Крауфорда. У Ли и Анны было шестеро детей, из которых четвёртым ребёнком был Роберт Эдвард Ли.

Детство[править | править вики-текст]

Роберт Эдвард Ли родился 19 января 1807 года на плантации Стратфорд-Холл[en] в округе Вестморленд. Эта плантация находилась всего в нескольких милях от плантации Уэйкфилд[en], месте рождения Джорджа Вашингтона[4].

Его назвали Роберт Эдвард в честь двух братьев его матери: Роберта и Эдварда Картеров. Ли родился в восточной комнате главного этажа, около сада, в той самой, где, согласно фамильному преданию, родились некогда Ричард Генри Ли и Фрэнсис Ли[en], знаменитые вирджинцы, подписавшие Декларацию Независимости[5].

Плантация Страдфорд-Холл.

Роберту было всего 16 месяцев, когда его брат Генри достиг совершеннолетия и вступил во владение плантацией Стратфорд-Холл, после чего Роберт и его семья оказались на плантации в положении гостей. Дела семьи шли все хуже, и Генри Ли даже пытался уехать на службу в Бразилию, чтобы скрыться от кредиторов, но ему это не удалось. Он продал всё, что мог, и все же 11 апреля 1809 года был арестован за долг в размере 5 400 испанских долларов[en] и помещен в окружную тюрьму округа Вестморленд. Там, в заключении, он написал основную часть своего труда «Memoirs of the War in the Southern Department of the United States». Вскоре его выпустили, но семье пришлось продать часть собственности отца Анн Картер, хотя этих денег хватило только на самое необходимое. Семья покинула плантацию и переехала в Александрию, где Генри купил небольшой дом на Кемерон-Стрит около епископальной церкви, известный сейчас как «Robert E. Lee Boyhood Home[en]»[5].

В 1812 году началась война с Англией. В августе 1814 года британский флот совершил рейд в устье реки Потомак и уничтожил единственный форт, прикрывающий подходы к Александрии. Мэр города решил не оказывать сопротивления и 28 августа сдал город англичанам, которые наложили на него тяжелую контрибуцию табаком, хлопком, вином и сахаром. Дуглас Фриман писал, что не известно, находился ли семилетний Ли дома в те дни, или же был отправлен за город, но вполне возможно, что он видел английских солдат на улицах города и видел дым от подожжённого вашингтонского Капитолия[i 4][6].

Сидни Смит Ли (1802—1869), старший брат Роберта

Ещё на исходе войны стало ясно, что пора приступать к обучению ребёнка. Мать дала ему первые начальные уроки, после чего он был направлен в фамильную школу семьи Картер. Эта семья была так многочисленна, что содержала целых две школы для своих детей: одна на плантации Ширли, и другую — в Истерн-Вью, в доме Элизабет Картер (она приходилась сестрой матери Роберта). Точно неизвестно, когда Роберт попал в эту школу и как долго он там пробыл. Школа находилась среди зеленых холмов округа Фокир, где в годы войны будет сражаться кавалерист-партизан, Джон Мосби. Пока Ли учился в Истерн-Вью, положение семьи стало немного лучше. В 1816 году они переехали из дома на Кемерон-Стрит в дом на Вашингтон-Стрит. В том же году его старший брат Чарльз отправился учиться в Гарвард. Вскоре отец Роберта написал с Барбадоса, что намеревается вернуться домой. Он в итоге прибыл в Саванну, но внезапно умер от инфаркта, когда находился в имении Денгенесс[en], принадлежавшем дочери его бывшего командира, генерала Грина. Это произошло 25 марта 1818 года[6].

Когда умер отец, Роберту было 11 лет. Экономическое положение семьи немного улучшилось, но Роберту приходилось ухаживать за сестрой и матерью, здоровье которых ухудшалось. В 1820 году его направили учиться в Александрийскую академию, где он получил классическое образование, в частности, изучал греческий и латынь. В 1823 году курс был закончен и встал вопрос о дальнейшем образовании. Отчасти из-за любви к математике он решил поступить в военную академию Вест-Пойнт — это решение он впоследствии называл крупнейшей ошибкой в своей жизни. Его возраст и образование позволяли ему добиваться места, но это требовало утверждения кандидатуры военным секретарем и президентом. 7 февраля 1824 года секретарь семьи Ли, Уильям Фицхью написал письмо военному секретарю Джону Кэлхуну с просьбой принять Ли в Вест-Пойнт[7].

Обучение в Военной академии США[править | править вики-текст]

В июне 1825 года Ли прибыл в Нью-Йорк, откуда на пароходе переправился в Вест-Пойнт. Через несколько дней после прибытия он сдал вступительный экзамен, который принимал суперинтендант академии, Силливанус Тайлер с группой профессоров. Экзамен был устный и несложный. Сразу же после экзамена Ли был отправлен в полевой лагерь Кэмп-Адамс, названный так в честь президента Куинси Адамса, а ещё через несколько дней, 28 июня, в 20:00, был официально зачитан список тех, кто прошел экзамен и получил статус кадета — Ли оказался в их числе. В последующие дни кадетам были выданы личные вещи (зеркало, бритва и тд.) и униформа, а 2 июля был устроен первый парадный смотр, на котором присутствовал Лафайет, в очередной раз посетивший Америку[8].

В июле и августе классных занятий не было и кадеты в основном занимались на плацу по 4 часа в день. В лагере запрещалось пить, курить табак, играть в карты и даже читать — суперинтендант разрешал выписывать не более одного периодического издания, исходя из того, что военным читать не очень полезно. Кроме того, Ли находится в унизительном положении первоклассника, а элитой Академии был в тот год старший класс, среди которых выделялось несколько лидеров — в частности, Альберт Сидни Джонстон и Самуэль Хэйнцельман. Всего лишь классом старше учился кадет Джефферсон Дэвис, будущий президент Конфедерации, который в сентябре едва не был исключён за употребление алкоголя[8].

27 августа кадетов перевели из лагеря в казармы и из четырёх кадетских рот сформировали две: одну разместили в Северной казарме Вест-Пойнта, вторую — в Южной. С 1 сентября начались ежедневные занятия. На рассвете происходила побудка и перекличка, с 07:00 до 07:30 — завтрак, с 08:00 до 11:00 — урок математики (курс математики читал Эдвард Росс, выпускник 1821 года, которого некоторые студенты считали лучшим преподавателем в этой области), затем в 13:00 обед и свободное время до 14:00. С 14:00 до 16:00 — уроки французского, с 16:00 до захода солнца — занятия по строевой подготовке. 1 ноября строевая подготовка была прекращена из-за погодных условий и кадеты получили некоторое дополнительное время на подготовку к зимнему экзамену. Этот экзамен проходил 2 января 1826 года — Ли оказался среди лидеров (пятое место по французскому и третье по математике)[8].

В июне 1826 года прошел весенний экзамен — Ли оказался третьим по успеваемости, уступив Чарльзу Мэйсону (1 место) и Уильяму Харфорду (2 место). За отличие в учёбе он получил звание сержанта, а 1 июля перешел во 2-й класс академии. Июль и август кадеты провели в летнем лагере, практикуясь в мушкетной стрельбе и артиллерийском деле. Осенью кадетов вернули в казармы, где продолжились занятия математикой, французским и появился новый курс — рисование. Ли с ещё двумя наиболее успешными учениками стал ассистировать преподавателю математики на младшем курсе (с прибавкой 10$ к стипендии). На январских экзаменах 1827 года он занял 5-е место по французскому, 5-е по рисованию и 4-е по математике[9].

Он окончил академию в 1829 году, вторым из курса, и был определен в инженерный корпус в звании второго лейтенанта[10].

Служба на Кокспур-Айленд и в форте Монро. Женитьба[править | править вики-текст]

После выпускного экзамена в Вест-Пойнте Ли вернулся на несколько месяцев домой, где обнаружил, что его мать тяжело больна. Анна Картер Ли жила в те дни на своей плантации Равенсворт[en] и уже была близка к смерти. Ли провёл много дней у постели больной матери, но очень скоро, 26 июля 1829 года, Анна Ли умерла. Её похоронили на плантации Равенсворт. Её имущество было разделено между её детьми согласно завещанию, при этом сыновьям досталось немного — около 3 000$[11].

Около 1 августа были решены все проблемы, связанные с завещанием, а 11 августа пришёл приказ из Вест-Пойнта. Лейтенанту Ли было приказано к ноябрю явиться на остров Кокспур-Айленд на реке Саванна и поступить в распоряжение майора Самуэля Бэбкока. 1 ноября 1829 года Ли прибыл в Саванну и вскоре приступил к инженерным работам на маленьком болотистом острове Кокспур-Айленд, где предполагалось построить крупный форт[11].

Ли провёл на острове всю зиму, а весной 1830 года работы были приостановлены из-за погодных условий. Ли вернулся в Равенсворт, откуда стал часто наведываться в гости на соседнюю плантацию Арлингтон, где жила Мэри Энн Рэндольф Кастис[en], дочь Джорджа Вашингтона Парке Кастиса[en]. Отец Мэри неодобрительно относился к этим визитам: он не имел ничего против Роберта, но он знал о тяжёлом финансовом положении фамилии Ли и не хотел, чтобы его единственная дочь связывала свою судьбу с человеком, у которого нет ничего, кроме жалованья второго лейтенанта. Эта позиция не останавливала Ли. Он часто наведывался в Арлингтон, а также сопровождал Мэри во время её поездок в Четем-Манор[en], имение её матери около Фредериксберга.

Когда Мэри уезжала в Четем, Ли тоже приезжал туда, и когда они сидели под деревом на лужайке, он говорил ей все те вещи, которые делают любого жениха красноречивым. Под ними струился Раппаханок, за ним виднелись шпили маленького городка Фредериксберга, а за городом тянулась гряда холмов: один из ни был покрыт лесом, а на другом виднелась небольшая усадьба. Даже будучи солдатом, Ли содрогнулся бы от мысли, что придёт день, когда он будет стоять на вершине одного из этих холмов с подзорной трубой и пытаться рассмотреть сквозь орудийный дым это самое дерево[12].

Усадьба Четем-Манор, собственность семьи Кастисов; осенью 1862 года — штаб федеральной армии.

В ноябре Ли вернулся на Кокспур-Айленд. Майор Бэбкок вскоре уволился и его должность суперинтенданта занял лейтенант Джозеф Мансфилд. Весной 1831 года работы снова были приостановлены, а Роберта Ли перевели в форт Монро[en], который уже был построен, но требовал некоторых усовершенствований. Непосредственным командиром Ли в форте был Эндрю Тэлкотт[en]. Предположительно ещё до прибытия в форт Ли совершил поездку в Арлингтон, где сделал предложение Мэри Энн Кастис и получил согласие. Отец Энн с неохотой дал своё благословение, и свадьбу назначили на 30 июня в Арлингтоне. В качестве друзей жениха присутствовали Сидни Смит Ли[en] (брат Ли), лейтенант Джон Кеннеди, лейтенант Джеймс Чамберс, лейтенант Ричард Тилгман и лейтенант Джеймс Прентисс. Вскоре после свадьбы Ли и Мэри посетили Вашингтон, Александрию и плантацию Равенсворт, а уже в начале августа Ли вернулся в форт Монро[12].

Мэри Кастис Ли в 1830 году

Женитьба оказала сильнейшее влияние на всю последующую жизнь Роберта Ли. Мэри Кастис была не очень дисциплинирована и не очень грамотно вела домашнее хозяйство, но она любила Роберта всю свою жизнь. Редкая женщина настолько погружается в жизнь своего мужа и становится его частью, писал Фриман, и это было следствием простоты её характера и чистоты духа. Жизнь с ней развила в Роберте самоконтроль - особенно в те годы, кода она стала больна и полностью от него зависима, и когда только величайшим усилием воли ему удалось пережить все обрушившиеся на него трудности[12].

Вместе с Мэри Кастис в жизнь Ли вошла и Арлингтонская усадьба, где хранились многие реликвии эпохи Вашингтона: его портреты, го книги, походное снаряжение, кое-что из его одежды и та самая кровать, на которой он умер. Среди чёрных слуг Арлингтона была Каролина Брэнхам, которая находилась при Вашингтоне в момент его смерти. В глазах общества Ли стал частью семьи основателей американской независимости[12].

В начале августа Ли с женой прибыли в форт Монро[en], где им предстояло прожить три года. Уже 23 августа в форт пришло известие о восстании в округе Саутгемптон - которое известно как Восстание Ната Тёрнера. Правительство усилило гарнизон форта, перебросив туда несколько рот, и прибытие новых офицеров немного разнообразило жизнь в форте. В числе прибывших был и старый друг Ли по Вест-Пойнту, Джозеф Джонстон. Кроме него, в форте в эти дни служили так же Бенжамин Хьюджер и Джеймс Бернс[13].

25 октября 1834 года генерал Чарльз Гратитот[en], глава инженерного корпуса армии США, предложил Ли перейти на офисную работу в Вашингтоне. На этом службы Ли в форте Монро прекратилась. Он прибыл в форт ещё неопытным офицером, а покидал его уже специалистом в своём деле, имея опыт управления инженерной службой: он часто замещал Тэлкотта (начальника инженерной службы форта) во время его отсутствия[13].

Служба в Вашингтоне (1834 - 1837)[править | править вики-текст]

В Вашингтоне Ли ожидала монотонная бумажная работа, но параллельно ему удавалось навещать семью и участвовать в светской жизни. В ту зиму он присутствовал на свадьбе своего брата Смита. Весной 1835 года внезапно обострилась ситуация на Западе, вызванная неопределённостью границы между Огайо и Мичиганской территорией. Ли был отправлен на запад для уточнения границы. Эта экспедиция затянулась на всё лето и позволила Ли увидеть Великие Озёра. За время его отсутствия в семье появился второй ребенок (Мэри Кастис Ли родилась 12 июля 1835 года[14]), а жена заболела так тяжело, что смогла ходить только весной 1836. Это событие и однообразие офисной работы повергли Ли в уныние, от которого его несколько отвлекли известия о Техасской революции и повышение до звания первого лейтенанта, которое он получил 21 сентября 1836 года. Но Ли всё равно думал б увольнении. Когда Тэлкотт[en] покинул армию, Ли написал ему (в феврале 1837): «Одно могу сказать точно, мне надо уйти отсюда... Я жду и надеюсь на какой-то удобный шанс, чтобы радостно распрощаться с моим дорогим Дядюшкой Сэмом...»[15].

В тот год в семье появился третий ребёнок: 31 мая 1837 года родился мальчик, которого назвали Уильям Генри Фицхью[en] в честь дяди его матери, Уильяма Генри Фицхью[en] из Ривенсворта[16].

Между тем генерал Гратитот проявил интерес к улучшению навигации по реке Миссисипи и инициировал проекты по исправлению русла реки у Сент-Луиса. Он обещал мэру города прислать компетентного инженера и, зная, что Ли уже буквально болен от офисной работы, поручил ему 6 апреля возглавить эти инженерные работы[17].

Работа на Миссисипи (1837 - 1839)[править | править вики-текст]

Роберт Ли в 1838 году.

Ли прибыл в Сент-Луис на Миссисипи 5 августа 1837 года. «Это самое глухое и грязное место, что я видел, — писал он, — наши дневные расходы тут почти равны дневному жалованью». В те годы инженеры расчищали реку от затонувших брёвен и искали пути для прокладки каналов. Исследованием реки Ли занимался до конца сентября. В самом Сент-Луисе требовалось углубить русло реки, которое постепенно смещалось в сторону от городского порта. Ли занялся картографированием местности, а затем разрабатывал планы по срытию нескольких островов и отмелей. План работ был им составлен 6 декабря. Но сезон уже прошёл, работы отложили до весны и Ли вернулся в Вашингтон, впервые в жизни проделав часть пути на поезде - так он познакомился с этим новым видом транспорта, который впоследствии будет так часто применять при планировании военных кампаний[18].

Весной 1838 года Ли вернулся в Сент-Луис, на этот раз с женой и детьми — они прибыли в город 1 мая. Из-за высокой воды работы удалось начать только 20 сентября, затем наступили холода и работы были отложены. В этот период, 7 августа 1838 года, ему присвоили звание капитана инженерных войск. Ли был не очень рад этому событию, потому что размышлял о том, чтобы покинуть армию. Звание дало прибавку к зарплате, но они уже ждали 4-го ребенка (Энн Картер Ли), так что семья росла быстрее, чем зарплата[18].

В те же дни произошло ещё одно событие, которое потрясло Ли: генерал Чарльз Гратитот[en], инициатор Миссисипского проекта, был обвинён в растрате казённых средств и смещён с должности. Его место занял полковник Джозеф Тоттен[en], под началом которого Ли прослужил последующие годы. Ли старался по возможности помочь бывшему начальнику и даже собирал бумаги для подтверждения его невиновности, но ничего не достиг. В те же дни Ли хотел вернуться в Арлингтон, но река уже замёрзла. Ехать с семьей по суше он не решился, и остался в Сент-Луисе на зимовку[18].

Весной 1839 ода Ли переправил семью в Арлингтон, откуда вернулся на Миссисипи, где 1 июля получил известие о том, что 18 июня у него родилась дочь. В августе возобновились работы у Сент-Луиса, и к осени поставленные цели (углубление городской гавани) были завершены. 6 октября Ли завершил все дела, дописал все отчёты, и отбыл домой. На этом его миссия на Миссисипи завершилась. Это был первый крупный проект в карьере Ли. Он не научился здесь ничему новому, но, по мнению Фримана, пришел к пониманию, что основа успеха в инженерном деле — тщательное предварительное изучение места предстоящих работ. Кроме того, два года работ сформировали его имидж. Он прибыл в Сент-Луис начинающим инженером, а вернулся на Восток уже признанным в инженерном корпусе специалистом[19].

Служба в Нью-Йорке (1839 - 1846)[править | править вики-текст]

Ли вернулся в Вашингтон в надежде на серьёзную, интересную работу, но инженерный корпус переживал трудные дни. Финансирование сократилось, и строительных работ почти не велось. Ли в итоге было поручено проинспектировать несколько фортов в Северной и Южной Каролинах. 7 ноября 1840 года он исследовал состояние форта Макон, а в декабре - форт Касвелл. На Рождество он вернулся домой, а к 20 марта 1841 года закончил все отчёты. В это время ему предложили заняться фортами Нью-Йорка. Ли согласился и 10 апреля прибыл в Нью-Йорк. Ему было поручено отремонтировать форт Лафайет и перестроить форт Гамильтон[en]. Работы шли так быстро, что уже в конце августа правительство перевело в форты гарнизоны. К 30 сентября Ли завершил все основные работы, но весь 1842 и 1843 год продолжались мелкие исправления. 27 октября 1843 года в семье Ли родился Роберт Эдвард Младший[20].

В 1844 году Ли занимался мелкой рутинной работой при фортах. В июне 1844 года его пригласили в Вест-Пойнт в качестве экзаменатора. В комиссии экзаменаторов в тот год числились генерал Уорт, капитан Кейес и Уинфилд Скотт. 10 июня комиссия принимала экзамены у выпуска 1844 года. Это была первая серьёзная встреча со Скоттом, в ходе которой Скотт мог составить своё мнение о Роберте Ли. Ли произвёл на Скотта хорошее впечатление, и это стало важным фактором его дальнейшей карьеры[20].

Мексиканская война[править | править вики-текст]

Ли в военной форме в 1846 году.

Когда в апреле 1846 года началась Американо-мексиканская война, Ли уже пятый год руководил постройкой фортов в проливе Нарроуз. Как и многие офицеры, он с нетерпением ожидал назначения в действующую армию, и вот наконец 19 августа он получил приказ передать форты Ричарду Делафилду, отправиться в Техас в форт Сан-Антонио-де-Бехар[en] и поступить в распоряжение бригадного генерала Джона Вула[21]. В штабе Вула капитан Ли служил вместе со вторым лейтенантом Уильямом Франклином и первым лейтенантом Ирвином Макдауэллом.

После нескольких сражений на севере Мексики было решено наступать на Мехико со стороны Веракруса, и генерал Скотт начал готовить экспедицию. 16 января 1847 года Ли был переведён в штаб Скотта, а 15 февраля отправился вместе с экспедицией к Веракрусу. В начале марта американский флот подошёл к мексиканскому берегу, а 7 марта Ли вместе с Скоттом и другими офицерами штаба (Джорджем Мидом, Джозефом Джонстоном и Пьером Борегаром) участвовал в рекогносцировке, изучая укрепления Веракруса. 9 марта был высажен десант и началась осада Веракруса. 17 марта началось строительство позиция для осадных орудий. 19 марта Ли едва избежал смерти: когда он возвращался вместе с Борегаром от батарей к позициям, караульный принял его за противника и выстрелил в него из пистолета. Пуля прошла между рукой и телом, лишь повредив униформу[22].

22 марта началась бомбардировка, которая стала первым боевым опытом для Ли. Впервые за 22 года службы он руководил огнем батарей в боевых условиях. 25 марта гарнизон Веракруса сдался[22].

Наступление американской армии при Сьерро-Гордо

12 апреля армия Скотта выступила из Веракруса на поиски мексиканской армии. тот же день обнаружилось, что генерал Санта-Анна собрал армию численностью 12 000 человек и разместил ее на сильной позиции на высотах над кой Рио дель План. 15 апреля Ли лично занялся рекогносцировкой и выяснил, что имеется возможность обойти левый фланг противника. На основе этих данных генерал Скотт начал 17 апреля сражение при Сьерро-Гордо. Ли провёл дивизию Твиггса в тыл позиций противника, откуда они 18 апреля атаковали и разбили левое крыло мексиканской армии, после чего правое крыло оказалось в окружении и около 3000 мексиканских солдат сдались в плен. Генерал Скотт написал в рапорте: «Я должен особо отметить заслуги капитана инженеров Р. Э. Ли. Этот офицер, отличившийся при осаде Веракруса, на этот раз неутомимо и весьма результативно занимался разведкой. Так же он проявил себя размещением батарей и управлением колоннами под сильным огнём противника». За это сражение Ли 24 августа получил временное звание майора, датированное 18-м апреля[23].

19 апреля Ли вместе с авангардом наступающей армии вступил в Халапу. После некоторой пауза армия продолжила наступление и 28 мая вошла в незащищённую Пуэблу. Здесь Скотт простоял до 7 августа в ожидании подкреплений. Когда они прибыли, Скотт решил оторваться от своих баз и идти прямо на Мехико, обходя с юга озеро Чалко. Капитану Ли было поручено разведать пути наступления и, основываясь на его разведданных, армия Скотта атаковала и разбила мексиканскую армию в сражении при Чурубуско[24].

После Чурубуско армия Скотта подошла к Мехико и 6 сентября Скотт собрал офицеров на военный совет. Было принято решение штурмовать Мехико. Рекогносцировка перед наступлением была доверена лично Ли, так как его вышестоящий офицер, майор Смит, в это время заболел. 7 сентября Ли преступил к сбору информации. В это самое время американская армия атаковала мексиканцев у Молино-дель-Рей, но Ли не имел отношения к этому сражению. В ходе рекогносцировки 8 и 9 сентября Ли пришёл к мнению, что есть два пути к Мехико - с юга, под обстрелом орудий форта Чпультупек, или же после предварительного штурма Чапультепека. 11 сентября Скотт созвал совет, где высказался за штурм Чапультепека. Ли и другие офицеры были против. Решено было всё же атаковать Чапультепек[25].

Ли при Чапультепеке

При подготовке штурма Ли было поручено выбрать места для установки батарей, что он и сделал при содействии своего ассистента, лейтенанта Джорджа Макклеллана. Когда 13 сентября начался штурм Чапультепека, капитану Ли, несмотря на двое суток бессонной работы, было велено быть проводником наступающей дивизии Гидеона Пиллоу. Подробности его участия в штурме неизвестны, но непосредственно после взятия Чапультепека он получил лёгкое ранение, а затем упал в обморок от истощения сил (в первый и последний раз за свою жизнь, по словам Фримана). На следующий день мексиканская армия покинула столицу и Ли вошёл в город вместе с передовым отрядом. Генерал Скотт написал в своём рапорте, что «Капитан Ли, инженер, уже неоднократно отличившийся, так же выполнял данные мной важные распоряжения, пока не упал в обморок из-за ранения и из-за двух бессонных ночей на батареях»[25].

Поле взятия Мехико Ли занялся картографированием укреплений мексиканской столицы, и в это время был свидетелем конфликта между Скоттом, генералом Уортом и генералом Пиллоу. В частном разговоре о признался Генри Ханту, что хотел бы как-нибудь примирить Скотта с генералами. «Он был миротворцем по своей природе», писал по этому поводу Генри Хант[25].

29 июня 1848 года Ли вернулся в Вашингтон и несколько месяцев пробыл дома в Арлингтоне (где успел составить несколько карт Мексики), а 21 июля его включили в группу инженеров которая занималась фортификацией Атлантического побережья. 24 августа 1848 года был издан официальный приказ, присваивающий Ли временное звание полковника регулярной армии (за Чапультепек). Теперь его официально звали "Полковник Ли", согласно традиции обращаться к офицеру по высшему временному званию. Как раз в это время правительство приняло решение усилить город Балтимор ещё одним фортом (Фортом Кэрролл[en]), и 13 сентября Ли был направлен на эти работы. Он прибыл в Балтимор в ноябре, но по различным причинам работы были отложены до весны 1849 года[26].

1850-е годы[править | править вики-текст]

Ли около 1850 года (43 года)

Весной 1849 года Ли посещал Флориду, изучая места, пригодные для сооружения фортов, а в апреле вернулся к сооружению форта Кэрролл. В августе он посещал штат Род-Айленд, где инженеры также искали удобные места для фортов. В это время он заболел (вероятно, малярией) впервые в жизни; это была его единственная болезнь вплоть до 1863 года[26].

В это время Роберту Ли было сделано странное предложение. Кубанские революционеры как раз планировали высадку на Кубе и предложили генералу Уорту[en] возглавить командование. Но Уорт умер, не успев принять решение. Тогда командование было предложено Джефферсону Дэвису, который отказался, но посоветовал обратиться к Роберту Ли. Получив это предложение, Ли казался перед сложным выбором. Несомненно, ему хотелось принять командование полевой армией, завоевать свободу для Кубы и войти в историю наравне с Джорджем Вашингтоном, но ему казалось неэтичным покинуть американскую армию и перейти на службу другому государству. Ли отправился в Вашингтон и обратился за советом к Джефферсону Дэвису. Ответ Дэвиса неизвестен, но после разговора Ли отказался от предложения. «Что бы произошло в обратном случае? - задавался вопросом Дуглас Фриман, - экспедиция была разгромлена; смог бы Ли спасти её, или же о закончил бы свои дни в 1852 году под огнём испанской пехоты?»[26].

Ли руководил строительством форта до 1852 года. В это время его племянник Ли Генри Маршалл (сын его сестры Анны) окончил Вест-Пойнт и отбыл на фронтир в Нью-Мексико, а летом 1850 года в Вест-Пойнт поступил его сын Кастис Ли. Неожиданно 28 мая 1852 года Ли получил письмо из Вашингтона от генерала Тоттена[en] (главного инженера армии США): «Вы должны быть готовы временно передать работы, коими руководите, лейтенанту Уайтингу, отбыть в Вест-Пойнт в конце августа, а 1 сентября сменить капитана Брювертона на посту суперинтенданта Военной Академии, а капитан Брювертон продолжит работы в форте Кэрролл»[26].

Служба в Вест-Пойнте[править | править вики-текст]

1 сентября 1852 года Ли был назначен суперинтендантом военной академии Вест-Пойнт, сменив на этом посту Генри Брювертона. Он с неохотой согласился на эту должность, и исключительно из-за настойчивости военного департамента. В годы суперинтендантства Ли в Академии работали Джордж Томас (инструктор артиллерии и кавалерийской тактики) и Джордж Каллум (профессор инженерии)[27].

Жена время от времени навещала его. Его старший сын Кастис Ли поступил в Вест-Пойнт в это самое время и окончил академию в 1854 году, первым в своем классе. Только 24 кадета стали офицерами армии Севера в годы войны и 14 кадетов стали офицерами армии Юга.

Годы, проведённые в Вест-Пойнте, помогли Ли глубже понять тех людей, которые впоследствии стали его сторонниками и противниками в годы Гражданской войны. Он как минимум должен был знать Фицджона Портера (своего адъютанта в Вест-Пойнте), Фила Шеридана (выпускника 1853 года) и Джеба Стюарта. Опыт управление Академией так же помог ему в будущем занять место президента Вашингтон-Коллежа[28].

Служба в Техасе[править | править вики-текст]

В 1853 году Военный секретарь Джефферсон Дэвис предложил увеличить численность регулярной армии и по его инициативе 3 марта 1855 года Конгресс издал акт о формировании двух пехотных и двух кавалерийских полков. Командиром 2-го Кавалерийского полка был назначен Альберт Сидни Джонстон, а подполковником в полк был назначен Ли. Ли был не очень рад новому назначению: это не давало прибавки к зарплате, а помимо прочего означало очередную разлуку с семьёй. Но всё же 15 марта он принял новое назначение, а 31 марта сдал пост суперинтенданта майору Джонатану Барнарду и отбыл в Арлингтон[28].

21 апреля Ли получил приказ отправиться в Луисвилл (Кентукки) и временно принять командование полком в отсутствие командира. 20 августа Ли прибыл на место и впервые в жизни принял под командование военное подразделение. В это время майором полка служил Уильям Харди, капитанами - Эрл ван Дорн, Джордж Стоунман и Эдмунд Кирби Смит, лейтенантами - Чарльз Филд и Джон Худ. Вскоре полк был отправлен в Сент-Луис в Миссури, а 27 октября переведён в Техас. Ли в это время был временно назначен в трибунал и отправлен в Карлайл и Вест-Пойнт, и только 6 марта 1856 года он прибыл в Сан-Антонио в Техасе, а оттуда прибыл в штаб полка в форт Мейсон. 27 марта Джонстон отправил Ли в Форт-Купер, в 274 километрах на север от форта Мейсон, где Ли возглавил два эскадрона полка, сменив майора Харди. Рядом с фортом обитало племя команчей, которое правительство США снабжало одеждой и продовольствием[29].

Казармы форта Чадберн (2014)

Вскоре стало известно о беспорядках, учинённых индейцами у форта Чадберн[en], и подполковнику Ли было поручено разобраться с индейцами. Ли прибыл в форт Чадберн, и 18 июня выступил во главе четырех эскадронов на поиски индейцев. Никого обнаружить не удалось, и 23 июля кавалерия вернулась в лагерь. Это был его первый и последний рейд на индейскую территорию[29].

Несколько месяцев службы в Сан-Антонио протекли бессобытийно, а 21 октября 1857 пришло известие о смерти тестя Ли — Джорджа Вашингтона Кастиса. В Арлингтоне не осталось никого из мужчин, и Ли был вынужден запросить отпуск. 24 октября двухмесячный отпуск был утверждён, и Ли покинул Сан-Антонио. На этом его служба в Техасе фактически завершилась. Месяцы, проведённые в Техасе, приучили Ли к трудностям военного быта и научили командовать людьми в полевых условиях. Если в Вест-Пойнте он имел дело с начинающими военными, то в Техасе ему пришлось работать с настоящими, опытными войсками[29].

1 ноября 1857 года Ли прибыл в Арлингтон, где застал жену тяжело больной. Её мучили артриты, она с трудом передвигалась по дому и фактически стала инвалидом. В то же время Ли оказался одним из четырех душеприказчиков после смерти тестя, но в итоге ему самому пришлось решать все проблемы с наследством. Практически все своё имущество умерший завещал своим внукам: усадьба Арлингтон досталась Кастису Ли, плантация "Белый дом" досталась Руни Ли, усадьба Романкок досталась Роберту Эдварду Ли Младшему[en], дочери получили по 10 000$. Сам Ли получил небольшой участок в Вашингтоне. Все рабы покойного (196 человек) должны был быть освобождены в течение 5-ти лет. При этом покойный оставил долгов на 10 000$, а его Арлинтонская усадьба пришла в крайнее запустение[30].

Ли был вынужден запросить продления отпуска и получил отсрочку до 1 декабря 1858 года (по её окончанию она была продлена до 1 мая 1858). Наступил самый депрессивный период в его жизни. Ему пришлось вести жизнь практически фермера, приводя в порядок усадьбу при нехватке средств и практически без свободных денег. По словам Фримана, управлять реконструкцией Арлингтонской усадьбы было труднее, чем командовать Вест-Пойнтом или строить форты. 18 февраля Кастис Ли передал Арлингтон (своё наследство) отцу в полную собственность. И несмотря на это, проблем было так много, что Ли даже думал о том, чтобы оставить военную службу[30].

Дело Норриса[править | править вики-текст]

В имении Арлингтон в то время в качестве прислуги жили 63 раба. Это было больше, чем Ли мог содержать и он отправил несколько слуг в восточную Вирджинию. Там двое из их (Уэсли Норрис и Мэри Норрис) сбежали и решили пробраться в Пенсильванию, но были схвачены в Мериленде и возвращены в Арлингтон. 24 июня 1859 ода в аболиционистской газете New York Daily Tribune были опубликованы два анонимных письма. Их авторы утверждали, что Ли приказал высечь обеих Норрисов, а когда надсмотрщик отказался сечь женщину, то Ли взял кнут сам и высек её лично[30][31].

Уже после Гражданской войны Уэсли Норрис дал интервью газете National Anti-Slavery Standard, где рассказал, что Ли приговорил его к 50-ти ударам кнута (А Мэри - к 20-ти), лично присутствовал при экзекуции, а когда надсмотрщик отказался выполнять приказ, то велел выполнить это окружному констеблю. Норрис не утверждал, что Ли лично сёк его кнутом (Blassingame 467 - 468). Затем, по словам Норриса, Ли сослал их на работы в Алабаму, откуда отправлен в Ричмонд в январе 1863 года. Оттуда он сбежал за линию фронта на север. Однако федеральные службы доложили, что Норрис прибыл к ним 5 сентября и что он имел при себе пропуск от Кастиса Ли[32]. Ли освободил всех Арлингтонских рабов по завещанию тестя, в пятилетний срок - до 29 декабря 1862 года[33][34].

В историографии сложились различные мнения по поводу подлинности показаний Норриса и газетчиков. В целом считается возможным что Ли подверг негров наказанию, но едва ли он велел из выпороть и тем более маловероятно его личное участие. Дуглас Фриман считает эту историю невероятной[30]. Майкл Феллман в книге «The Making of Robert E. Lee» считает личное участие Ли «совершенно невероятным», но допускает, что сама порка имела место[35]. Историк Бернс-Мари Ейтс в книге «The Perfect Gentleman» соглашается с Фриманом. Элизабет Браун Прайон (биограф Ли) полагает, что утверждение базируется на нескольких независимых описаний события и может быть вероятным[36]. Майкл Корда в книге «Clouds of Glory» утверждает, что личное участие Ли больше напоминает пропагандистское преувеличение, но Ли вполне мог отдать такой приказ и наблюдать за его выполнением[37]. Джо Райан в своей статье «General Lee: Slave Whipper?» считает и саму порку маловероятной, исходя из того, что сестра Мэри Норрис по имени Салина Грей долгое время после 1859 года сохраняла хорошие отношения с женой Роберта Ли[34].

Восстание Джона Брауна[править | править вики-текст]

Ли находился в Арлингтоне, когда утром 17 октября 1859 года к нему прибыл первый лейтенант Джеб Стюарт с письменным приказом срочно явиться в Военный Департамент. Прямо в гражданской одежде Ли явился в Департамент, где узнал, что в Харперс-Ферри ночью произошло нечто странное — возможно, даже восстание. Это событие восприняли очень серьёзно и отправили в Харперс-Ферри военных из форта Монро[en] и мерилендское ополчение, а Ли получил приказ возглавить эти силы. Джеб Стюарт вызвался быть при нём адъютантом[38].

В 10:00 Ли со Стюартом прибыли в Сэнди-Хук[en], где их ждали мерилендцы и военные морского ведомства. Здесь Ли узнал, что восставшие забаррикадировались в здании пожарной охраны вместе с заложниками и решил, что это здание будет несложно взять штурмом. В 23:00 его люди перешли Потомак и окружили арсенал. Ли решил пока не начинать атаку, чтобы не пострадали заложники. Около полуночи он написал восставшим письмо с предложением капитуляции:

Штаб в Харперс-Ферри
18 октября 1859
Полковник Ли, армия США, командующий частями, присланными Президентом США для подавления беспорядков в этом месте, предлагает капитуляцию лицам, находящимся в здании арсенала. Если они мирно сдадутся и восстановят поврежденное имущество, то будут доставлены в безопасное место для ожидания решения президента. Полковник Ли честно предупреждает их, что скрыться им не удастся. Арсенал окружен со всех сторон, и если ему придется взять его силой, то он не отвечает за их безопасность.

[38]

Harper's Weekly Морские пехотинцы атакуют здание пожарной части.

Стюарту было приказано зачитать письмо восставшим, а в случае отказа дать знак для начала атаки. 12 человек должны были выломать дверь и действовать далее только штыками, не стреляя, чтобы не задеть заложников. Около 06:30 лейтенант Грин из морского ведомства принял предложение Ли возглавить атакующий отряд. Ли лично проинструктировал их на счёт использования только штыков. К 07:00 приготовления были завершены и Ли, всё ещё в гражданской одежде, встал неподалеку от входа в здание пожарной охраны, пехотинцы заняли свои места, а гражданское население города, около 2000 человек, собралось наблюдать за происходящим[38].

Стюарт подошел к дверям пожарной части и зачитал восставшим письмо. Ему ответил человек, в котором Стюарт опознал Джона Брауна. Начались долгие переговоры, которые ни к чему не привели — Стюарт повернул обратно и дал знак шляпой. Грин приказал троим морским пехотинцам выломать дверь молотками, однако выполнить это не удалось. Тогда дверь выбили при помощи бревна. Грин первым вошёл в пролом с одной лишь саблей; идущий за ним рядовой морской пехотинец был сразу же смертельно ранен, а ещё один ранен пулей в лицо. Чрез три минуты все было кончено[38].

На следующий день Ли завершил все дела, написал краткий отчёт, совершил поездку в Плезант-Велли, откуда поступали слухи о беспорядках, а 20 октября в 01:15 отбыл на поезде в Вашингтон, где составил полный рапорт. Впрочем, ситуация в Харперс-Ферри казалась неспокойной, и по настоянию губернатора Вирджинии президент 20 ноября вернул Ли в город для охраны арсенала. Он покинул город в декабре, а впоследствии вызывался для дачи показаний по этому делу[38].

Гражданская война[править | править вики-текст]

1860 год Ли провёл в Техасе, куда был направлен почти сразу после Харперс-Ферри. 13 февраля 1860 года он прибыл в Новый Орлеан, откуда 15 февраля отбыл на пароходе в Индианолу и 19 февраля прибыл в Сан-Антонио-де-Бехар. Его первой проблемой стали разбойники из группировки Хуана Кортины[en], которая была разбита Хейнцельманом в конце декабря прошлого года, но ещё представляла опасность. Ли предпринял несколько рейдов по округе в поисках Кортины, но безуспешно. В середине мая Ли прекратил поиски[39].

Остаток года он провёл в рутинной гарнизонной работе. Ему было уже 53 года и он оставался в звании подполковника с годовым окладом 1205$, что было недостаточно для отца четырёх дочерей и мужа женщины-инвалида. В очереди на звание генерала он был 23-м: старше его были 19 полковников и 3 подполковника. У Ли было мало шансов на повышение, поэтому, как писал Фриман, он встретил осень 1860 года в некотором упадке духа[39].

В декабре командование войсками в Техасе принял генерал Твиггс[en], который 16 февраля сдался армии Техаса. Ли был вынужден покинуть Техас — 22 февраля он прибыл в Индианолу, отплыл оттуда в Новый Орлеан, откуда 25 февраля отправился в Вирджинию. 1 марта он был в Александрии, откуда отправился в Арлингтон[39].

Сецессия[править | править вики-текст]

Заявление Ли об увольнении из армии США

Через несколько дней после возвращения Ли был вызван к генералу Скотту. Точное содержание их трехчасового разговора неизвестно, но предположительно Скотт сказал, что ему предстоит возглавить армию, и предложил Ли стать своим заместителем. Ли отклонил это предложение. Скотт, однако, надеялся удержать Ли в федеральной армии. 1 мая генерал Твиггс был лишен звания за капитуляцию гарнизона в Техасе, а его место бригадного генерала 16 марта занял полковник Эдвин Самнер. Его место полковника было передано Ли, президент подписал приказ о присвоении звания, и 28 марта Ли получил его[40]. Примерно в те же дни Ли мог получить письмо от военного секретаря Конфедерации (написанное 15 марта), где ему предлагали звание бригадного генерала Конфедерации. Ответ Ли неизвестен — он или отказался, или проигнорировал письмо. Он считал, что имеет право служить или Союзу или Вирджинии, но никому более. Между тем накалялась обстановка около Форта Самтер и 12 — 14 апреля произошло сражение за форт Самтер, после чего Линкольн издал прокламацию о призыве добровольцев, фактически объявив войну Конфедерации. 17 апреля Вирджинский Совет собрался обсудить вопрос о сецессии, а 17 апреля Ли получил приглашение от Фрэнсиса Блэра, который вызвал Ли на переговоры. Это была ещё одна попытка удержать Ли в федеральной армии. Утром 18 апреля Ли явился в дом Блэра на Пеннсильвания-Авеню, где Блэр предложил ему возглавить добровольческую армию США для войны с Конфедерацией. Ему предложили звание генерал-майора, полную поддержку правительства, командование армией, в которой уже служили многие его друзья, в целом — всё, о чём только может мечтать военный. Ли отказался принять предложение. После этого он отправился в офис генерала Скотта и рассказал ему об этом разговоре. «Ли, — сказал Скотт, — вы совершаете величайшую ошибку в своей жизни. Я опасался, что именно так и произойдёт»[40].

Так как Ли не желал участвовать в войне против Юга, его положение оказалось, по выражению Скотта, «двусмысленным». В случае начала войны он обязан был или воевать, или же отказаться и быть уволенным из армии, а это считалось бесчестием. Выходом было уволиться ещё до начала войны, а Ли оттягивал этот момент, насколько возможно. В тот день Ли вернулся домой в Арлингтон, а на следующий день отправился в Александрию по делам и там узнал последние новости — Вирджинский Совет принял решение о сецессии. Ли вернулся домой и ночью написал заявление об увольнении из армии:

Саймону Кэмерону
Военному секретарю
Сэр:

Имею честь подать в отставку с должности полковника 1-го кавалерийского полка.

С уважением, ваш покорный слуга
Р. Э. Ли
Полк. 1-го кавалерийского

[41]

В начале войны[править | править вики-текст]

Днём 22 апреля Ли прибыл в Ричмонд и поселился в «Спотсвуд-Отеле» на углу 8-й и Мэйн-Стрит. После этого он сразу отправился в Капитолий[en], где встретил губернатора Джона Летчера[en]. Летчер сообщил ему, что 19 апреля Совет создал должность командира сухопутных и морских сил Вирджинии в ранге генерал-майора и Ли был рекомендован на это место. Ему даже послали письмо 21-го, но, видимо, они разминулись по дороге. Ли ответил, что готов служить своему штату, хотя не особенно стремится к военной службе и неплохо было бы найти для этой должности более способного человека. Вечером губернатор отправил назначение на утверждение в Совет и на ночной сессии Совета кандидатура Ли была утверждена. Он стал генерал-майором и командующим вооружёнными силами Вирджинии[42].

Утром 23 апреля Ли издал «Генеральный приказ № 1», где официально объявил о том, что принимает командование, а днем явился на сессию Вирджинского Совета для официальной церемонии назначения. Джубал Эрли (член совета от округа Франклин), впоследствии писал: «Те кто видел его выступление перед Советом, кто слышал те его немногие достойные, сильный и выразительные слова, с которыми он посвятил себя и свой меч делу родного штата, те никогда не забудут эту сцену. Все поняли, что у штата наконец появился лидер»[42].

Первые шаги Ли на этом посту изучены очень плохо, хотя они весьма интересны. «…они показывают, каким образом опытные военные решают проблемы, которые встают перед любым демократическим обществом, которое вынуждено создавать армию из необученных граждан в начале войны, к которой никто не готовился, — писал Дуглас Фриман, — изучение этих его шагов в апреле-мае могло бы спасти от ошибок в начале испанской войны в 1898 году и могло бы упростить мобилизацию 1917 года».

У Ли было всего 12 дней на подготовку к вторжению федеральной армии, которое ожидалось 5 мая. Он решил придерживаться оборонительно стратегии и по возможности не давать противнику повода для нападения. Ему пришлось пережить нападки тех, кто выступал за немедленное вторжение на Север и осуждал его за медлительность. Так как федеральный флот был более опасен, чем формирующаяся армия, то главная опасность виделась со стороны моря: Ли распорядился первым делом перекрыть фортами и батареями основные реки. В то же время он распорядился вывезти всё оборудование из арсеналов Харперс-Ферри. Именно в эти дни он впервые встретил Томаса Джексона, которого губернатор поручил назначить командующим в Харперс-Ферри[43].

Одновременно с сооружением фортов требовалось сформировать армию а для этого надо было выбрать грамотных офицеров для полевой армии и для штаба. Офицеры набирались в основном из военных, покинувших федеральную армию. По мере приближения 5 мая стала очевидна необходимость всеобщей мобилизации. Ли издал несколько призывов, обращённых к разным частям штата: 3 мая, 6 мая, 7 мая и 9 мая. К концу мая в штате было уже несколько лагерей, где новобранцы проходили военную подготовку. Проблемой была нехватка оружия, так то многие роты пришлось вооружать старыми гладкоствольными мушкетами. На протест одного военного Ли ответил: «Сэр, почему бы вашим людям не написать письмо мистеру Линкольну и не попросить его подождать несколько месяцев, чтобы мы успели как следует подготовиться?». Ещё хуже дело обстояло с кавалерией, для которой оружие совсем закончилось 12 мая. Ли посоветовал кавалеристам добыть себе оружие по возможности самостоятельно[44].

8 июня 1861 года вооружённые силы Вирджинии были переведены в Армию Конфедерации. Ли оказался главнокомандующим без армии — все набранные им полки подчинялись теперь военному Департаменту. «Я не знаю, что со мной будет дальше, — писал он жене, — неплохо бы вернуться к частной жизни, особенно если получится быть с тобой и с детьми, но если я чем-то могу быть полезен штату, то я останусь». На его долю осталась кое-какая рутинная работа, например, он все ещё командовал теми вирджинскими частями, которые формировались и ещё не были формально включены в армию Конфедерации. Фактически, до весны 1862 года он оставался главнокомандующим вирджинскими войсками, занимаясь их набором и организацией[45].

21 июня произошло первое сражение при Булл-Ран, которое закончилось победой армии Юга. Ли не присутствовал на поле боя (президент велел ему оставаться в Ричмонде) и не стал знаменит, но победа стала возможно отчасти благодаря его усилиям, на что потом обращал внимание Джубал Эрли. 8 пехотных полков на поле боя, почти четверть всей армии, были вирджинскими, собранными и снаряжёнными благодаря усилиям Роберта Ли на посту главнокомандующего армией штата[45].

Война в западной Вирджинии[править | править вики-текст]

28 июля Ли покинул Ричмонд и по поручению президента отбыл в Западную Вирджинию, где небольшая армия Конфедерации терпела поражение за поражением от федеральной армии генерала Макклеллана. В обязанности Ли входила координация действий отдельных командиров и он не был уполномочен командовать боевыми частями напрямую[i 5]. «Полномочия и ответственность были разделены, — писал Дуглас Фриман, — что привело к обычным в таких случаях разрушительным последствиям». Вечером того же дня Ли прибыл в Стаутон, переполненный дезертирами и ранеными, а утром 29 числа отбыл в Монтерей, где явился в штаб генерала Генри Джексона[en]. К моменту его прибытия необученные и плохо организованные войска Юга удерживали городок Монтерей и перевалы хребта Эллени (прикрывая Центральную Вирджинскую железную дорогу), а федеральная армия неизвестной численности удерживала позиции на горе Чит-Маунтин. От Ли требовалось координировать наступление на Чит-Маунтин полков Джексона и Лоринга[en], но генерал Лоринг неохотно подчинялся Ли и не желал выполнять его инструкций. Ли не решился давить на Лоринга или отстранять его от командования, а постарался найти к нему дипломатический подход[i 6]. Это был первый раз, когда Роберту Ли пришлось выбирать между поведением джентльмена и поведением офицера, и необходимость делать этот выбор преследовала его всю войну[46].

Дожди и упрямство Лоринга мешали наступлению, поэтому весь август Ли провёл в рекогносцировках. 31 августа правительство Конфедерации официально утвердило его звание полного генерала армии, к которому он был представлен ещё 16 мая. В тот же день аналогичное звание получили ещё четверо: Самуэль Купер, Сидни Джонстон, Джозеф Джонстон и Пьер Борегар. Звания были датированы так, что первые двое стали старше Ли по званию, а вторые — младше. Такое ранжирование вызвало возмущение Джозефа Джонстона, которое не покидало его потом всю войну[47].

Между тем разведка обнаружила неохраняемый фланг противника и неохраняемую высоту. Об этом сообщили Ли и он принял решение начать сражение — первое сражение в своей карьере генерала. К 8 сентября он составил план наступления — качественный, детальный и простой. По этому плану полковник Альберт Раст[en] должен был скрытно выйти во фланг противника силами своего 3-го арканзасского полка, генерал Самуэль Андерсон[en] — выйти в тыл и не пропускать подкрепления, а генерал Джексон — атаковать позиции на Чит-Маунтин с востока. 9 и 10 сентября армии начали выдвигаться на позиции, чтобы начать основное наступление 12 сентября. 11 сентября произошла небольшая перестрелка с федеральными пикетами у Конрадс-Милл — это было первое боевое столкновение, которое видел Ли в ходе войны. Ещё на рассвете 12 сентября всё шло по плану, но задуманной атаки не получилось: генерал Раст, который должен был первым начать атаку, был введён в заблуждение пленными и отменил наступление. Время было упущено, припасы подходили к концу, коммуникации были в плохом состоянии и Ли пришлось отводить свои часть обратно на восток. Первая кампания Ли закончилась бесславно — он не добился вообще никакого результата. Все обстоятельства были против него и едва ли любой другой военный, писал Фриман, смог бы тут добиться большего. Противник занимал хорошую позицию, с генералом Лорингом было трудно взаимодействовать, и Раст так же повёл себя непростительно. Но и у Ли были ошибки — он доверил Расту командовать наступлением без предварительной разведки местности более опытными военными[47]. Эдвард Бонкемпер считает неудачу при Чит-Маунтин прообразом неудач Ли в Семидневной битве 1862 года, и приводит мнение историка Мартина Флеминга, который писал, что «Ли не был строгим командиром. Он старался избегать персональных обсуждений и хорошо работал с теми, кого близко знал. Он давал им свободу трактовки его приказов... Такой подход иногда порождал проблемы, и во время кампании в северо-западной Вирджинии проблемы возникли с Лорингом, а позже в долине Канова - с Уайзом и Флойдом»[48].

Оборона Южной Каролины[править | править вики-текст]

Вернувшись из западной Вирджинии, Ли навестил семью, после чего встретился с новым военным секретарем, Джудой Бенжамином. На следующий день, 5 ноября, поступили новости об активизации федерального флота у побережья Южной Каролины. Это было серьёзно: у Конфедерации здесь было мало сухопутных сил и совсем не было морских, а участок находится на стыке зоны ответственности Вирджинии и Южной Каролины. Президент Дэвис решил создать на этой территории специальный военный департамент, и Роберту Ли было поручено его возглавить. Это назначение не все восприняли с энтузиазмом. Многим казалось, что Ли недостаточно решительный генерал, и президент на всякий случай заверил губернаторов Южной Каролины и Джорджии, что Ли лучше всего подходит для этой должности[49].

Утром 6 ноября Ли отбыл в Чарльстон, куда прибыл 7 ноября. Он узнал что федеральный флот только что атаковал форты Уокер и Борегар. Вскоре бригадный генерал Росвелл Рипли, командующий войсками на этом участке, сообщил ему, что форты пришлось эвакуировать. Ли дал добро на эвакуацию, нашел себе место под штаб и приступил к изучению местности. В его распоряжении оказалось 6800 человек, разбросанных между Саванной и Чарльстоном и около 5 500 человек в Саванне (под командованием Александра Лоутона). Ли решил первым делом приготовить к обороне форт Пуласки, перекрыть фарватеры основных рек, а все имеющиеся пехотные части собрать в одно место на наиболее опасном направлении[49].

Изучив местность, Ли понял, что имеющимися у него силами невозможно контролировать все острова и устья рек, поэтому решил перенести линию обороны вглубь континента. Он вывел орудия с мелких укреплений на побережье и стал возводить линию укреплений там, где её не доставали орудия федерального флота. Форт Пуласки он всё же решил оборонять сколько возможно долго. Это решение было принято 19 ноября. Наблюдение за работами требовало частых разъездов. Ли приобрёл для этих целей серого коня по имени Гринбриер, который оказался исключительно выносливым и со временем получил прозвище «Бродяга» (англ. Traveller). Весь декабрь и январь шли работы по сооружению укреплений и усилению гарнизонов. В феврале Конфедерация перенесла несколько неудач на западе и по этой причине у Ли забрали часть его войск — около 4 000 человек. 2 марта Ли был срочно вызван в Ричмонд и покинул Южную Каролину. Уже в его отсутствие 10 апреля федеральный флот разрушил форт Пуласки, однако продвинуться дальше к Саванне северяне не смогли до конца войны[49].

Советник президента[править | править вики-текст]

В феврале-марте положение Конфедерации стремительно ухудшалось и это привело к конфликту между президентом и Конгрессом, так что в итоге президент вынужден был отправить в отставку военного секретаря Джуду Бенжамина. Конгресс был не против кандидатуры Роберта Ли на должность нового секретаря и специально издал акт, согласно которому генерал армии мог принять этот пост без утраты звания, но президент Дэвис полагал, что эту должность может занимать только гражданское лицо. В итоге было создано две должности: Джордж Рэндольф стал военным секретарем а Ли — военным советником президента. 14 марта он вступил в новую должность[50]. По закону ему полагался военный секретарь и четыре адъютанта. Эти должности заняли[51]:

Ли стал советником президента в сложный момент. Армия Сидни Джонстона покидала Кентусси и Теннесси, генерал Леонидас Полк оставил форт Коламбус. С октября прошлого года Конфедерация нигде не добилась какого-либо успеха. Эмиссары Конфедерации в Европе уже не воспринимались всерьёз и шансы на вмешательство европейских стран были ничтожны. Более того — в арсеналах Юга заканчивался порох и оружие. На одной из первых встреч с президентом Ли узнал, что армия Джонстона готовится оставить позиции у Потомака и отступить ближе к Ричмонду[50].

24 марта, на десятый день после своего назначения, Ли получил донесения об активизации федерального флота и усиления федеральной армии в форте Монро. Ли предположил, что генерал Макклеллан или готовится усилить отряд Бернсайда в Северной Каролине, или же собирается высаживаться на Вирджинском полуострове. Надо было срочно усиливать отряд Магрудера под Йорктауном, но Джозеф Джонстон согласился выделить только две бригады. Ли отправил одну Магрудеру, а вторую — Хьюджеру к Норфолку. Он нашёл ещё 1000 человек и отправил их на полуостров, но без оружия: в арсеналах Ричмонда не оказалось даже старых кремнёвых мушкетов[52].

1 апреля федеральный генерал Джордж Макклеллан высадился в форте Монро на вирджинском полуострове и начал «кампанию на полуострове». В последующие 5 дней на полуостров была переброшена и вся Потомакская армия. В первые дни апреля Ли ещё не знал, где ждать главного наступления: на полуострове или в северной Вирджинии. Однако 4 апреля кавалерия Стюарта донесла, что федеральные транспорты движутся вниз по Потомаку с неизвестными целями, а Магрудер сообщил о выдвижении федеральной армии к Йорктауну. Ли предположил, что эти события связаны и что северяне усиливают группировку на полуострове. Он приказал переправить на полуостров три дивизии (Дэвида Джонса, Джубала Эрли и Дэниеля Хилла), оставив Джонстону 4 дивизии для прикрытия Ричмонда с севера. В итоге к 11 апреля армия Магрудера выросла до 31 500 человек, а у Джонстона осталось 28 000 человек[53].

В это время (21 и 25 апреля) Ли написал два письма Томасу Джексону, предлагая ему атаковать противника в долине Шенандоа, чтобы отвлечь его от наступления на Ричмонд. Эти письма отражают суть его последующих отношений с Джексоном: Ли кратко изложил свой замысел, доверив Джексону его реализацию. «На таком расстоянии я не претендую на прямое управление операциями, - писал Ли, - тем более, что они зависят от обстоятельств, мне не известных... поэтому передаю эти решения на ваше усмотрение». Эта стратегия дала хорошие результаты, потому что Джексон, в отличие от прочих командиров, прекрасно себя чувствовал без контроля со стороны Ли[54].

Федеральная Потомакская армия сумела дойти до самого Ричмонда с востока, в то время, как корпус Макдауэлла угрожал Ричмонду с севера. В конце мая генерал Джонстон атаковал противника у Севен-Пайнс, но потерпел неудачу и сам был ранен 1 июня. Командование принял Густавус Смит. Президент Дэвис присутствовал на поле боя вместе с Ли. Вечером они направились в Ричмонд. В этот момент Дэвис, по словам Фримана, «произнес несколько простых слов, которые изменили весь ход войны в Вирджинии. „Генерал Ли“, сказал он, „Я назначу вас командующим этой армией. Подготовьтесь, как только доберетесь до дома. Я пришлю вам приказ, когда мы будем в Ричмонде“»[55].

Во главе Северовирджинской армии[править | править вики-текст]

Ли оказался во главе армии в тот момент, когда ещё не закончилось сражение при Севен-Пайнс. Утром 1 июня в дом Ли пришло сообщение от генерала Смита, который временно командовал армией. Смит запрашивал подкреплений. Ли написал ему ответ, который адресовал «Командующему Северовирджинской армией» (Genl. G. W. Smith, Comdg. Army of N. Va.). Только в 13:00 («в исторический час в военной истории США», по словам Фримана), Ли отбыл в полевой штаб. Днём он составил "Специальный приказ №22", где впервые в официальном приказе употребил название «Северовирджинская армия». В приказе он объявил, что принимает командование армией. Приказ был зачитан войскам, которые восприняли его без оптимизма. Офицеры сомневались, что Ли будет действовать достаточно решительно. Только сам Джозеф Джонстон полагал, что смена командования пойдёт на пользу армии[56]. В Ли верил так же штабной офицер Джозеф Ивс[en], который в разговоре с Портером Александером сказал: «Александер, если и есть в обоих армиях - федеральной и конфедеративной - самый решительный человек, то это человек - генерал Ли, и вам вскоре предстоит это увидеть. Ли - персонифицированная решительность (Audacity Personified). Решительность - его имя, и не бойтесь не увидеть того, чего стремитесь увидеть»[57]. (Эта фраза дала название книге Питера Кармайкла Audacity Personified: The Generalship of Robert E. Lee[58])

Семидневная битва[править | править вики-текст]

Первый наступательный план генерала Ли от 24 июня 1862 года.

Наступление Северовирджинской армии должно было начаться 26 июня атакой Джексона, но Джексон задерживался, поэтому генерал Хилл решил двинуть вперёд свою дивизию, чтобы наступление не оказалось сорвано окончательно. В 15:00 началось так называемое сражение при Бивердем-Крик. Дивизия Хилла четыре раза ходила по открытой местности в атаки на укреплённые позиции, но всякий раз безрезультатно. В 21:00 сражение было прекращено. Южане потеряли 1500 убитыми и ранеными, северяне — около 400. Главной проблемой южан было отсутствие координации, из-за чего вместо 58 800 человек в бою участвовали только 11 100[59][i 7].

Однако, Макклеллан, который в тот день так и не начал запланированное наступление на Ричмонд, решил начать отвод корпуса Портера. По словам историка Дугерти, «Ли проиграл сражение, но начал выигрывать кампанию»[61].

Между тем Ли только в 10:30 установил связь с Джексоном и согласовал с ним дальнейшие шаги. Решено было повторить атаку по прежней схеме — Джексон и Дэниель Хилл выходят во фланг противника, а Эмброуз Хилл и Лонгстрит атакуют с фронта. В 14:30 Эмброуз Хилл приказал дивизии наступать. Повторилась история предыдущего дня — Хилл потерял 2154 человек во фронтовых атаках, не добившись ничего, а Джексон снова запаздывал. На помощь Портеру подошла дивизия Слокама, однако Портер оказался в трудном положении и запросил у Макклеллана подкреплений. Между тем на поле боя пришли дивизии Джексона, и теперь Ли имел 32 100 человек против 34 000 у Портера. Началась последняя, плохо скоординированная атака южан, и в итоге «Техасская бригада» Худа сумела прорвать оборону Портера. Федералы отступили к переправам под прикрытием темноты[62].

Сражение и потери произвели тяжёлое впечатление на Макклеллана. Вечером он собрал генералов и объявил им, что сворачивает кампанию и отступает к реке Йорк. 28 июня стало днём затишья. Макклеллан отводил последние части за Чикахомини, а Ли не мог его преследовать, чтобы не попасть под обстрел батарей с южного берега. Ему нужно было понять планы противника, и он послал кавалерию Стюарта к Уайт-Хауз, чтобы узнать, что там происходит. Стюарт обнаружил, что Уайт-Хауз оставлен федеральной армией, а припасы сожжены. Это значило, что Макклеллан оставил свою базу и отступает к реке Джеймс. В этой ситуации Ли организовал преследование по нескольким направлениям[63].

Отступление Макклеллана прикрывали корпуса Самнера, Франклина и Хейнцельмана. Только в 17:00 Магрудер начал вялое наступление: бригада Кершоу вступила в перестрелку, однако и Магрудер, и Самнер были слишком нерешительны, и сражение при Саваж-Стейшен не дало никаких результатов. В этом бою федералы потеряли 1038 человек, а южане только 473, но план Ли по перехвату федерального арьергарда сорвался. Джексон снова опоздал — он не смог вовремя переправиться через Чикахомини[64].

Не сумев разбить арьергард Потомакской армии, Ли решил поменять планы. Отступая к реке Джеймс, Макклеллан неизбежно должен был перейти болото Уайт-Оак-Свемп и миновать местечко Глендейл. По плану Ли, 44 800 человек должны были атаковать отступающую федеральную армию у Глендейла, а 25 300 человек Джексона — удерживать боем арьергарды у болот Уайт-Оак-Свемп. Ли рассчитывал задействовать все свои силы, кроме дивизии Холмса и кавалерии Стюарта. Части Потомакской армии были растянуты на большое расстояние, и под Глендейлом Ли удалось добиться локального соотношения сил 71 000 к 65 500 в свою пользу. По словам Эдварда Александера, это был едва ли не единственный случай за всю войну, когда южане могли одним сражением выиграть войну и добиться независимости[65].

30 июня началось сражение при Глендейле. Планы генерала Ли опять не удалось реализовать. Из-за различных недоразумений в атаку у Глендейла пошла только дивизия Лонгстрита при поддержке дивизии Эмброуза Хилла[66].

Последним сражением Семидневной битвы стало сражение при Малверн-Хилл 1 июля. По плану Ли первой должны были наступать дивизии Джексона, за ней — дивизия Магрудера. Однако, Магрудер перепутал дороги и оказался вдалеке от поля боя, поэтому Джексон вышел к Малверн-Хилл в полном одиночестве. Магрудер подошёл только днём и начал атаку в 17:30. Эта атака оказалась плохо организованной и нескоординированной и была легко отбита. Дэниель Хилл бросил в бой пять своих бригад, но также безрезультатно. Под Малверн-Хилл Северовирджинская армия, впервые действуя как единое целое, потеряла 869 человек убитыми, 4241 ранеными и 540 пропавшими без вести. Федералы потеряли вдвое меньше: 314 убитыми, 1875 ранеными и 818 пропавшими без вести[67].

Сражение при Малверн-Хилл стало последним сражением кампании на полуострове. У южан был шанс 30 июня захватить высоты Эвелинтон-Хайс, которые доминировали над районом концентрации федеральной армии у Харрисон-Лендинг и которые не были заняты противником — что обнаружила разведка Джона Пелхама — но из-за неосторожности Стюарта федералы успели занять эти высоты. Ли решил прекратить боевые действия ввиду их бессмысленности. «Главным препятствием для наших операций являются вражеские корабли, которые прикрывают подходы к армии, и даже если мы опрокинем противника с фронта, мы не получим никаких выгод от такой победы и подвергнем своих людей риску тяжёлых потерь», писал Ли президенту[68].

Северовирджинская кампания[править | править вики-текст]

После завершения кампании на полуострове Ли отвёл армию к Ричмонду и стал приводить армию в порядок. Её усилили бригадами Дрейтона и Эванса, а кавалерию свели в две бригады[69]. 11 независимых подразделений теперь свели в два «крыла», одно из которых поручили Лонгстриту, а другое — Джексону. Из армии убрали генералов, которые плохо проявили себя в Семидневной битве: Уильяма Уайтинга, Теофилиуса Холмса, Бенжамена Хьюджера и Джона Магрудера[70]. Эту переформирование Дуглас Фриман назвал одной из причин успеха последующей кампании.

Между тем в Северной Вирджинии была сформирована новая федеральная армия — Вирджинская армия генерала Джона Поупа. 12 июля её передовые отряды заняли Калперер и приблизились к Центральной Вирджинской Железной Дороге[en]. 13 июля Ли послал Джексона в Гордонсвилл, чтобы прикрыть эту дорогу. Так как федеральные армии не двигались с места, то Ли решил усилить Джексона и атаковать Поупа, а оставшимися силами удерживать Ричмонд. 11 августа стало понятно, что Джексон не сможет в одиночку разбить Поупа и вернуться к Ричмонду для действий против Макклеллана. Ли решил усилить Джексона и спасти железную дорогу: 13 августа он отправил Лонгстрита в северную Вирджинию. И в тот же самый день Ли узнал от дезертира, что армия Макклеллана покидает полуостров. В этой ситуации надо было атаковать Поупа до его соединения с Макклелланом: Ли оставил под Ричмондом три дивизии, а остальные дивизии направил на север и сам отбыл в Гордонсвилл 15 августа[69].

В Гордонсвилле Ли разработал план разгрома армии Поупа и решил дать бой 18 августа. Осталось дождаться подхода кавалерии Стюарта — но именно здесь план дал сбой. Бригада Фицхью Ли не появилась в указанном месте в указанное время и наступление 18 августа было сорвано. Ли был вынужден перенести начало наступления на 20 августа. Впоследствии Лонгстрит писал, что из-за кавалерии Фицхью Ли Конфедерация упустила удачный шанс и отчасти поэтому проиграла войну[71]. 18 августа в 23:00 Вирджинская армия начала отход за Рапаханок. Ли узнал об этом наступлении только в полдень 19 августа. Вместе с Лонгстритом он поднялся на гору Кларка и оттуда наблюдал передвижения арьергардов противника. «Генерал, — сказал он Лонгтриту, — мы и не думали, что противник повернёт назад так рано, в самом начале этой кампании»[72].

Мерилендская кампания[править | править вики-текст]

Получив тем самым возможность осуществить вторжение на Север, Ли начал 4 сентября 1862 года Мерилендскую кампанию. Ещё 31 августа Ли получил травму обеих рук, поэтому практически всю кампанию мог перемещаться верхом только с посторонней помощью.

Его расчет строился на нерешительности федерального генерала Макклелана и на дезорганизации Потомакской армии. Ли надеялся успеть занять Харрисберг и совершить набег на север, в Пенсильванию.

Однако по чистой случайности в руки Макклелана попал утерянный приказ генерала Ли. Неожиданное наступление противника вынудило Ли отступить к Шарпсбергу, где произошло сражение при Энтитеме. Макклелану не удалось разбить Северовирджинскую армию, однако Ли предпочел отступить в Вирджинию. Он планировал повторное вторжение в Мериленд, но последовавшее затем сражение при Шепардстауне заставило его отказаться от этих планов.

Фредериксбергская кампания[править | править вики-текст]

Ли под Фредериксбергом, литография 1900 года

19 сентября Северовирджинская армия отступила в Вирджинию и Ли сразу же занялся восстановлением её боеспособности. Армии требовался отдых, продовольствие, и дисциплинарные меры. Ли дал армии 5 недель отдыха, организовал доставку продовольствия и перевооружил армию мушкетами, захваченными на федеральных складах, так что к концу года в армии почти не осталось гладкоствольных мушкетов. Постепенно ему удалось восстановить и численность армии: если 10 октября она насчитывала 64 273 человека, то 20 октября — уже 68 033, а 10 ноября — 70 909. В это же время он свёл всю армию в два корпуса и добился от сената присвоения генерал-лейтенантского звания Лонгстриту и Джексону. Фриман писал, что если бы потребовался третий корпус и третий генерал-лейтенант, то Ли выбрал бы Эмброуза Хилла. В те дни британский полковник Гарнет Вулзли, присутствовавший на смотре армии, оставил положительные отзывы о её состоянии, хотя был очень удивлён лохмотьями на спинах рядовых техасской бригады. «Не обращайте снимания, — сказал ему Ли, — враги никогда не видят спины техасцев»[73].

В это время Ли всё ещё страдал от травмы рук, полученной 31 августа. Не ранее 12 октября он смог пользоваться руками, чтобы одеваться или подписывать документы[73].

Между тем намерения федеральной армии была не вполне ясны, поэтому 9 октября Ли послал Стюарта в рейд к Чамберсбергу. 10 октября пришли известия, что некоторая часть Потомакской армии перешла Потомак около Шефердстауна. 26 октября переправились основные силы армии. Ли разделил свою армию, отведя корпус Джексона вверх по долине, а корпус Лонгстрита — в Калпепер. Ли надеялся, что Макклеллан атакует Джексона, и тогда Лонгстрит сможет выйти в тыл противнику. Но 10 ноября наступление неожиданно остановилось: позже стало известно, что Макклеллан смещён (7 ноября) и новым главнокомандующим назначен Эмброуз Бернсайд[73].

Ли уже 12 ноября предположил, что смена командования приведёт к смене стратегии, но не сразу понял намерений Бернсайда. Он заподозрил, что Бернсайд готовиться наступать на Фредериксберг, и поэтому ел Джексону быть готовым перебросить свой корпус на восток. 17 ноября разведка донесла, что северяне начали движение к Фредериксбергу, а боевые корабли и транспорта пришли в порт Аквила-Крик. Ли сразу же велел отправить к Фредериксбергу одну из дивизий Лонгстрита, а остальной корпус собрался послать туда же, если намерения противника окончательно прояснятся. Сначала он не собирался занимать позицию у Фредериксберга, поскольку она была неудобна для контратаки. Позиция на реке Норт-Анна была выгоднее, и утром 18 ноября одна дивизия была отправлена именно туда. Но поскольку стало известно, что к Фредериксбергу приближается только корпус Самнера, Ли решил временно занять высоты у Фредериксберга, чтобы не допускать Самнера раньше времени на южный берег реки[73].

19 ноября Ли свернул штаб в Калпепере и перенёс его ближе к Фредериксбергу. Джексон всё ещё стоял в долине Шенандоа. Его донесения от тех дней утрачены, поэтому мы не знаем, что он планировал и почему так долго оставался в долине[73]. К тому дню, когда Ли пришёл к Фредериксбергу, в его распоряжении была только 31 000 пехотинцев и 7 000 кавалерии, но Ли был уверен, что корпус Лонгстрита, если потребуется, сможет выдержать атаку Потомакской армии в одиночку. Только 27 ноября Джексону было приказано встать правее Лонгстрита, а 29 ноября Джексон прибыл на указанную позицию. Теперь у Ли было 78 511 человек. Однако, он так и не понял, где именно Бернсайд нанесёт удар, поэтому его армия была растянула на широком фронте (32 километра) и не возвела земляных укреплений[74].

В русскоязычной книге «Гражданская война в США 1861—1865» сказано, что «Генерал Ли, который учел уроки Энтитемского сражения, приказал Лонгстриту усилить и без того неприступные позиции корпуса полевыми укреплениями. ...высоты Мари превратились в настоящую крепость»[75]. Однако в реальности, несмотря на наличие времени, ни одна из армий не укрепила свои позиции. Даже Джексон, позиции которого были наиболее уязвимы, не предпринял никаких усилий в этом направлении. Уже после войны Моксли Соррел удивлялся, как мало было сделано в те дни для усиления позиций. «Впоследствии в ходе войны такие просчёты никогда не допускались», писал он[76].

13 декабря 1862 года началась сражении при Фредериксберге: Бернсайд атаковал позиции Ли на высотах Мари, но его наступление было остановлено уже на подступах к высотам, где бригада Кобба заняла позиции за каменной стеной. 27 000 человек федеральной армии атаковали эти позиции, и в ходе атак потеряли 3 500 человек[77]. Только после сражения Ли приказал начать работы по укреплению позиций и уже к 14 декабря армия достигла впечатляющих результатов. «Моя армия стала в новых укреплениях сильнее настолько, как будто получила подкрепления в 20 000 человек», говорил Ли[78]. Историк Эрл Гесс писал, что Ли начал строить укрепления под Фредериксбергом только тогда, когда окончательно принял решение перейти к обороне, так что в его взглядах на роль полевых укреплений не произошло никаких принципиальных перемен[79].

Чанселорсвиллская кампания[править | править вики-текст]

Ли у дома Чанселлора

В апреле 1863 года новый командир Потомакской армии, Джозеф Хукер, разработал план двойной атаки армии Ли. Если прежде планировалось вынудить Ли к отступлению, а затем преследовать, то теперь было решено выйти пехотными частями к его коммуникациям и принудить его к сражению именно там, где это выгодно Хукеру. По новому плану предполагалось отправить три корпуса (40 000 чел.) на южный берег реки Раппаханок и выйти во фланг и тыл армии Ли. Другие два корпуса должны связать противника под Фредериксбергом, а ещё два служить резервом[80]. «Это был самый радикальный план из всех планов Хукера, — писал по этому поводу Стивен Сирс, — и он же самый дерзкий и отчаянный. Никто из предшественников Хукера не задумывался о чём-то столь же новаторском»[81].

Федеральные корпуса начали обходной манёвр 27 апреля, но ещё вечером 29 апреля Ли не вполне понимал замысел противника. Для начала он отправил навстречу Хукеру дивизии генералов Андерсона и Маклоуза. Ли ждал дальнейших действий Хукера, и таким образом, ещё к началу 30 апреля Хукер удерживал инициативу в своих руках[82]. Утром30 апреля Ли узнал, наконец, от Стюарта точный размер западной группировки — три корпуса. Теперь Ли окончательно понял, что Хукер всерьёз замыслил обойти его левый фланг, и незамедлительно телеграфировал об этом в Ричмонд. После этого он с Джексоном отправился изучить ситуацию под Фредериксбергом. Теперь, когда стало ясно, что армия противника разделена, Джексон предложил атаковать федеральный плацдарм и сбросить противника в реку. Ли заметил, что едва ли это возможно при господстве федеральной артиллерии. «Однако, генерал, — добавил он, — если вы полагаете, что можете добиться тут чего-то, я прикажу атаковать». Джексон подумал и сказал, что надо получше изучить позиции противника[83].

Весь день 30 апреля Ли пытался понять намерения противника. После тщательного изучения позиций федералов у Федериксберга он решил, что главную атаку Хукер планирует не здесь. Он вернулся в штаб к Джексону и изложил ему новый план: он решил оставить часть войск на позициях под Фредериксбергом, а основной массой атаковать западную группировку противника[84].

Место, где находился штаб генерала Ли вечером 1 мая и где он простился с Джексоном утром 2 мая

Днём 1 мая наступающие колонны Хукера были остановлены около Чанселосвилла дивизиями Андерсона и Маклоуза. Хукер отступил на Чанселорсвиллское плато и занял оборонительную позицию. В данной ситуации казалось логичным атаковать левый фланг Хукера и отрезать его от переправ, но неудобство местности не позволяло осуществить этот замысел. Ли вернулся туда, где был организован временный полевой штаб — на пересечении Пленк-Роуд и Кэтрин-Ферненс-Роуд, и где его уже ждал Джексон. Там они обсудили планы на следующий день. Рано утром 2 мая Джексон предложил атаковать правый фланг противника силами всех трёх его дивизий. Ли был несколько удивлён таким замыслом, но одобрил его[85].

Около 07:00 2 мая Джексон начал свой фланговый марш. Он обменялся парой слов с Ли (неизвестного содержания) и они расстались[86].

Геттисбергская кампания[править | править вики-текст]

После Чанселорсвилла Ли реорганизовал армию, выделив новый, III корпус. 3 июня его II корпус начал сниматься с позиций для перемещения в долину Шенандоа. Так началась Геттисбергская кампания. 15 июня генерал Юэлл вошел в Пенсильванию. 25 июня генерал Стюарт начал знаменитый «Рейд Стюарта». Ли дал согласие на этот рейд, однако его инструкции оказались слишком неконкретными и давали возможность Стюарту толковать их весьма широко. Стюарт оставил при армии две кавалерийские бригады, которые в итоге не справились со своими разведывательными обязанностями. В результате 1 июля 1863 года армия и встретила под Геттисбергом противника, не зная ничего о его численности и намерениях.

В первый день сражения при Геттисберге армия Ли сумела разбить два корпуса противника, но на второй день смогла достигнуть лишь незначительного успеха. На третий день Ли послал на штурм позиций противника три дивизии. Эта атака («Атака Пикетта») была отбита с большими потерями. Приказ об этой атаке и её организация считаются одним из основных просчетов генерала Ли.

Северовирджинская армия отступила в Вирджинию. Север не смог эффективно воспользоваться результатами этой победы: осенняя Кампания Бристоу не дала результатов, а в сражении при Майн-Ран едва не повторился чанселорсвилльский разгром. Считается, что Ли сказал по этому поводу: «Я слишком стар, чтобы командовать этой армией. Мы не должны более позволить этим людям уйти».

Оверлендская кампания[править | править вики-текст]

«Lee To The Rear!» (1897 год.)

Утром 4 мая в штаб Ли пришло донесение с сигнальных станций: Потомакская армия свернула лагеря и движется к переправам через Потомак. Улисс Грант начал Оверлендскую кампанию. Ли понял, что Грант хочет обойти его правый фланг и направил а восток корпуса Юэлла и Хилла, на тот момент - 28 000 человек. Ли не знал численности армии противника, оценивая её примерно в 75 000 человек, и не знал её замыслов, но надеялся, что Грант пойдёт через лесной массив Глушь, где можно будет атаковать его на марше и не дать ему воспользоваться преимуществом артиллерии. Узнав, что корпус Лонгстрита уже недалеко, Ли решил атаковать Гранта утром 5 мая[87][88].

Утром надежды Ли оправдались: Грант пошёл через Глушь, не принимая в расчёт неудачный опыт Джозефа Хукера в этом регионе. Ли не хотел ввязываться в бой до подхода Лонгстрита, но избежать боя не удалось: около 15:00 оба его корпуса, отрезанные друг от друга низиной, втянулись в бой, и сам Ли едва не был захвачен в плен стрелковой цепью противника во время совещания со своими генералам. Началась битва в Глуши. Несколько атак федеральной армии были отбиты. Корпус Хилла сильно пострадал, но Ли обещал усилить его частями Лонгстрита когда те прибудут на поле боя. Утром 6 мая федеральная армия возобновила атаки и дивизия Уилкокса, не выдержав, начала отступать. В этот критический момент подошла Техасская бригада из корпуса Лонгстрита. Ли сам был готов вести бригаду в контратаку, но техасцы отказались наступать, пока Ли не уйдёт в тыл. Это событие, известное как «Lee To The Rear!», стало одним из самых известных событий биографии Ли и отражено, в частности, в одноимённом стихе Джона Ройбена Томпсона[en][89][90][91][92].

Некоторые современники (в том числе Портер Александер) и историки считают произошедшее стратегической ошибкой генерала Ли: если бы корпус Лонгстрита был ближе, южане могли бы всеми силами атаковать армию Гранта, которая была ещё не вся сконцентрирована и не успела построить укреплений, и разгромить её. Но этот единственный шанс за всю кампанию был упущен[93].

Атака Лонгстрита против левого фланга противника не достигла результатов и, более того, ранение получил сам Лонгстрит. Ли пришлось искать ему замену и, по совету Моксли Соррела, он временно передал Первый корпус Ричарду Андерсону. 6 мая противник не возобновил атак и Ли решил, что Грант хочет переместиться к Спотсильвейни. Ничего не говорило об этом но, как заметил Ли, Спотсильвейни было лучшим стратегическим решением для Гранта. Он отправил корпус Андерсона к Спотсильвейни и 8 мая прибыл туда сам. В эти дни (7 мая) выбыл из строя по болезни генерал Хилл, и Ли пришлось искать ему замену. Гонка к Спотсильвейни была выиграна, и в этом, по мнению Дугласа Фримана, была в основном заслуга Ли, который предугадал это манёвр Гранта[94][95].

Так как в это время армия Батлера угрожала Ричмонду, а армия Зигеля — Винчестеру, то было важно прежде всего сохранить армию. Ли решил перейти к обороне и ждать подходящего момента для контрнаступления. В отсутствие Лонгстрита и Хилла Ли лично занялся работами по возведению земляных укреплений. В ходе битвы при Спотсильвейни федералы три дня безуспешно штурмовали его позиции и только 12 мая фронт Северовирджинской армии был прорван. Ли бросился исправлять положение, и снова, как и во время битвы в Глуши, решил самостоятельно вести пехоту в бой. «Генерал Ли, вам здесь не место, — сказал Гордон, — вернитесь, генерал, мы их остановим. Эти люди — вирджинцы и джорджианцы, они никогда не подводили. И не подведут. Верно, парни?». Сержант 49-го Вирджинского полка взял его коня за поводья и отвёл в тыл. Позиция была удержана, но ценой потери многих генералов. Более того, в разгар боя пришло сообщение о гибели Джеба Стюарта в сражении при Йеллоу-Таверн 11 мая. После боя Ли объявил, что только он несёт ответственность за произошедшее: именно он отвёл артиллерию, будучи введён в заблуждение манёврами противника[96].

15 мая Ли поручил бригаде Эмброуза Райта занять высоту на правом фланге армии, но Райт не мог выполнить задания. Генерал Хилл хотел отдать Райта под трибуна, но Ли сказал ему слова, которые, по мнению Фримана, лучше всего показывают его отношение к управлению малоопытной армией:

Эти люди - не армия, это просто граждане, защищающие свою страну. Генерал Райт не солдат, он юрист. Я много чего не могу такого, чего смог бы с тренированной армией. Солдаты знают своё дело лучше, чем генералы, и они сражаются великолепно. Иногда мне хочется замаскировать войска, а затем развернуть, но если я отдам такой приказ, генералы не поймут меня; так что мне приходиться пользоваться тем, что есть и терять время в объяснениях. Вы всё понимаете,но если вы осудите генерала Райта, то джорджианцы не поймут этого. Ну а потом, кого вы поставите на его место? Поступайте, как я: когда человек совершает ошибку, я зову его к себе в палатку, разговариваю с ним, и прилагаю все свои возможности к тому, чтобы в будущем он поступал правильно.

[97]

Армия Гранта понесла огромные потери, по продолжала наступать. Ли потерял в Глуши и при Спотсильвейни почти 24 500 человек, и эти потери трудно было восполнить. В последующих сражениях его армия насчитывала всего 50 или 55 тыс. человек[98].

20 мая стали поступать сообщения о том, что армия Гранта перемещается к югу, а утром 21 мая Ли уже совершенно точно знал, что противник приближается к Ричмонду. Надо было сменить позицию и оказаться между противником и Ричмондом, и Ли решил отступить на рубеж реки Норт-Анна, к железнодорожному узлу Гановер-Джанкшен. Вечером Ли отдал соответствующие приказы и сам направился к Норт-Анне[99]. Авангарды федеральной армии выли к Норт-Анне нём 23 мая. Положение армии Гранта было таково, что позволяло атаковать её по частям, но именно в этот день, 24 мая, здоровье Ли настолько испортилось, что он едва мог исполнять свои обязанности. Полковник Венейбл советовал ему временно сдать командование Борегару, но Ли отказался. Грант успел понять опасность своего положения, без боя отступил на северный берег Норт-Анна и продолжит наступать к Ричмонду, выйдя к реке Поманки и перейдя её у Хановертауна. Теперь он был всего в 25 километрах от Ричмонда. Ли не сумел остановить Гранта на Норт-Анне, но сумел удержать Вирджинскую Центральную Железную дорогу, по которой армия и Ричмонд получали товары с запада штата[100].

Ли переместил армию на рубеж реки Тотопотоми, прикрывая направление а Ричмонд и на Вирджинскую железную дорогу. 29 мая он отправил на отдых генерала Юэлла, временно передав его корпус Джубалу Эрли. Теперь два из трёх его корпусов управлялись новыми командирами, три дивизии получили новых генералов, 14 бригад сменили командующего и кавалерия осталась без главнокомандующего, и сам Ли был ещё нездоров. 30 мая Грант начал смещать армию дальше на восток, к Колд-Харбору, и и решил атаковать его силами Второго корпуса, но сражение на Тотопотоми-Крик не дало результата[101].

Ли растянул свой правый фланг до Колд-Харбора; ему удалось занять надёжную позицию, и была лишь опасность, что Грант обойдёт правый фланг армии и заставит её отступить к Ричмонду. Ли решил опередить Гранта и атаковать самому силами правого фланга, иными словами повторить то, что не удалось 6 мая в Глуши. Началось сражение при Колд-Харбор: Андерсон послал в бой бригаду Кершоу, но её атака провалилась. 3 июня Грант бросил армию на штурм позиций Ли, но эта атака была отбита, хотя Ли был вынужден сражаться без резервов. Когда прибывший из Ричмонда генерал Рейган спросил его, есть ли у него резервы, Ли ответил: "Ни единого полка, и так с того момента как всё началось у реки Раппаханок. Если я сокращу свои линии, чтобы сформировать резерв, меня обойдут, если я ослаблю линии для резерва, их прорвут". Победа в сражении 3 июня была одной из самых легких в истории Северовирджинской армии. Ли не знал тогда, что это его последняя победа[102].

Осада Петерсберга[править | править вики-текст]

После Колд-Харбора началось долгое затишье, но Ли беспокоила возможность переправы Гранта через реку Джеймс, что привело бы к осаде Питерсберга. «Мы должны разбить армию Гранта прежде, чем она выйдет к реке Джеймс. Если он выйдет туда, это превратится в осаду [Ричмонда] и конец её станет лишь вопросом времени», сказал Ли генералу Эрли. Утром 13 июня армия Гранта отступила от укреплений под Колд-Харбором, однако намерения Гранты были неясны. Генерал Пьер Борегар докладывал о появлении частей противника на южной стороне реки Джеймс, но свидетельств о переправе всей армии не было. Только вечером 17 июня стало ясно, что Грант всё же перешёл Джеймс. 18 июня около 11:00 Ли прибыл в Питерсберг[103].

Отступление к Аппоматтоксу[править | править вики-текст]

Ночью 2 апреля линия обороны Питерсбега была прорвана. Через некоторое время пришли известия о гибели генерала Эмброуза Хилла. «Он сможет отдохнуть теперь», произнёс Ли. Он распорядился сообщить о произошедшем жене Хилла, а корпус Хилла передал под командование генералу Лонгстриту. Он решил удерживать Питерсберг по возможности до ночи, а ночью эвакуировать город, о чём сообщил президенту[104].

9 апреля 1865 года Ли подписал капитуляцию у Аппоматтокса.

Капитуляция Северовирджинской армии[править | править вики-текст]

Послевоенная деятельность[править | править вики-текст]

Роберт Ли, Кастис Ли и полковник Тейлор; фотография Мэтью Брэди апреля 1865 года

12 апреля Ли покинул лагерь и отправился в Ричмонд в сопровождении Тейлора, Маршала и Кука. Полковник Вейнабл сопровождал их некоторое время. Ли ехал через Бэкинем-Кортхаус, затем через Камерланд-Кортхауз. 14 апреля его покинул и майор Кук. 15 апреля Ли прибыл в Манчестер, переправился через Джеймс в Ричмонд и поселился в доме № 707 по Ист-Франклин-Стрит. Он прожил в этом доме до конца мая, практически не выходя на улицу. Ежедневно к его дому приходили толпы народа: бывшие рядовые его армии, федеральные офицеры и журналисты. В те дни фотограф Мэтью Брэди сфотографировал его вместе с Кастисом Ли и полковником Тейлором. Только в конце мая Ли впервые покинул Ричмонд, навестив усадьбу Пампатик[en] в округе Кинг-Уильям, которая принадлежала его родственнику, Томасу Картеру.

В Вашингтон-Колледже[править | править вики-текст]

Путешествия[править | править вики-текст]

Весной 1870 года профессора колледжа заметили, что Ли выглядит неважно и предложили ему взять отпуск и совершить небольшое путешествие. 22 марта Ли дал официальное согласие и 24 марта отбыл из Лексингтона в Линчберг. 25 марта он прибыл в Ричмонд и поселился в отеле «Exchange and Ballard[en]». У этого отеля были два корпуса, соединённые мостом. Однажды, переходя этот мост, он встретил Джона Мосби. «Я был подавлен воспоминаниями, которые оживила эта встреча», вспоминал потом Мосби. Они поговорили немного, после чего покинул Ли, но тут же случайно встретил Джорджа Пикетта, и вернулся вместе с ним обратно к Ли. Но Ли, как показалось Мосби, встретил Пикетта не очень тепло[105].

28 марта Ли отбыл из Ричмонда в Уоррентон, где 29 марта посетил могилу своей дочери Анны. В тот же день от отбыл в Роли (Северная Карлина), а оттуда в Шарлотт и Колумбию (Южная Каролина). В Колумбии Ли встречала огромная толпа народа и, в частности, Портер Александер. 30 марта он прибыл в Огасту и поселился в «Planter's Hotel». Сюда на встречу с Ли пришли Эмброуз Райт, Лафайет Мак-Лоуз, другие бывшие офицеры его армии, а так же тринадцатилетний мальчик, будущий президент США, Вудро Вильсон[105].

Встреча Ли и Джонстона в 1870 году.

1 апреля Ли отбыл в Саванну, где его тоже встретили огромные толпы народа, в том числе местные негры и федеральные военнослужащие. В Саванне Ли встретился с Александром Лоутоном и Джозефом Джонстоном, которого не видел с войны. Здесь по предложению Ли были собраны деньги для помощи генералу Самуэлю Куперу, который оказался в сложном финансовом положении. 12 апреля Ли отбыл на пароходе из Саванны во Флориду, чтобы посетить могилу своего отца на острове Камберленд-Айленд. Посетив так же Джексонвилль, Ли вернулся в Саванну 16 апреля. Оттуда он отправился в Чарльстон и в Уильмингтон, где его встречали кадеты академии Кейп-Феир под командованием Релей Колстона. 30 апреля Ли отправился из Уильмингтона в Портсмут, где встретил Вальтера Тейлора и вместе с ним отправился в Норфолк. Оттуда он добрался до Ширли, плантации своих родственников, а затем - в Белый Дом, владение Руни Ли. 22 мая он вернулся в Ричмонд, а уже 28 мая был дома, в Лексингтоне[105].

В июне Ли совершил ещё одну поездку: 30 июня он в одиночку отправился через Калпепер в Александрию и Вашингтон, для встречи с врачами. Оттуда он вернулся в Александрию (возможно, взглянув по пути на руины Арлингтона), где встретился, в частности, со своим родственником Кассиусом Ли. Кассиус расспрашивал его о событиях Гражданской войны и Ли дал ему подробные комментарии по всем вопросом, это был его самый детальный рассказ за все послевоенные годы[i 8]. На вопрос Кассиуса, кого Ли считает самым способным генералом федеральной армии, Ли уверенно ответил: «Несомненно, Джордж Макклеллан». Затем Ли отправился в Ривенсворт, а оттуда 25 июля вернулся домой в Лексингтон. Это было неторопливое, спокойное путешествие, которое несколько улучшило его самочувствие[106].

Последние дни[править | править вики-текст]

Смерть Роберта Ли

27 сентября 1870 года Ли как обычно занимался делами колледжа, посещал церковь, и только вечером, вернувшись домой к ужину, с ним случился приступ, напоминающий паралич. Прибывшие врачи не обнаружили признаков паралича, но заподозрили тромбоз. Последующую неделю он пролежал в постели и ему становилось немного лучше, хотя он говорил очень мало и с усилием. Но 10 октября он начал постепенно терять рассудок, произносить отдельные слова и отрывочные фразы. «Передайте генералу Хиллу, что он должен придти...», произнёс он однажды очень внятно. Утром 12 октября он произнёс свои последние слова: «Strike the Tent...», что иногда трактуется как команда свернуть лагерь, а в широком смысле - как начало наступления, или даже начало новой жизни[107][108]. Современные неврологи считают, что смерть Роберта Ли была вызвана острым инсультом (вероятно кардиоэмболическим), который стал причиной прогрессирующей афазии и осложнением дыхания. Учитывая его афазию, факт произнесения предсмертных слов иногда ставится под сомнение[109].

Дети[править | править вики-текст]

Мэри Кастис Ли и Роберт Ли Младший в 1845 году

У Ли было предположительно семь детей, три мальчика и четыре девочки[110]:

  1. Джордж Вашингтон Кастис Ли (1832—1913). Генерал-майор армии Конфедерации и адъютант президента Джефферсона Дэвиса. Не женат.
  2. Мэри Кастис Ли (1835—1918). Не замужем.
  3. Уильям Генри Фицхью Ли («Руни Ли») (1837—1891). Генерал-майор армии Конфедерации. Дважды женат. От второго брака (с Мэри Тэбб Боллинг) у него было 5 детей, старшего звали Роберт Эдвард Ли III (1869 - 1922)
  4. Энни Картер Ли (18 июня 1839 — 20 октября 1862). Умерла от тифа. Не замужем.
  5. Элеонора Агнесса Ли (1841 — 15 октября 1873). Умерла от туберкулеза. Не замужем.
  6. Роберт Эдвард Ли[en] (1843—1914). Служил капитаном в артиллерии. Женат дважды, остались дети от второго брака.
  7. Милдред Чайлд Ли (1846—1905). Не замужем.

Все дети пережили его, кроме Энни, умершей в 1862 году. Все они похоронены около родителей в фамильной часовне Ли при университете Вашингтона и Ли в Лексингтоне, Вирджиния.

1 мая 1864 года генерал Ли стал крестным отцом Люси Ли Хилл, дочери генерала Эмброуза Хилла.

Боевые кони генерала Ли[править | править вики-текст]

Могила Бродяги в Лексингтоне

Во время войны Ли сменил примерно пять боевых коней[111][112].

  • Бродяга[en] (Traveller) — самый известный конь Ли, приобретенный в феврале 1862 года.
  • Lucy Long, — кобыла, которую Ли использовал всю войну наравне с Бродягой. Подарена генералу Джебом Стюартом. Ли использовал её в частности, во время сражения при Чанселорсвилле.
  • Richmond — гнедой жеребец, которого Ли приобрел в начале 1861 года. Умер после сражения при Малверн-Хилл.
  • Brown-Roan, или The Roan, был приобретён в Западной Вирджинии примерно в то же время, что и Бродяга. Ослеп в 1862 году.
  • Ajax — гнедой жеребец, он оказался слишком крупным для Ли, поэтому он пользовался им редко.

Кони генерала Ли являются персонажами исторического романа Ричарда Адамса, "Бродяга[en]", написанного в 1988 году.

Упоминание в литературе[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

Комментарии
  1. Дословно King of Spades — «Король Лопат», поскольку в американской традиции этот символ считается лопатой, а не пикой.
  2. Marble man
  3. Узнав о свадьбе, Джордж Вашингтон прислал ему письмо со словами: «У нас тут говорят, что вы променяли полные опасностей поля Марса на мягкие постели Венеры…»
  4. Капитолий был сожжен незадолго до этого, 24 августа
  5. По этой причине он не имел своего штаба и его сопровождал только два штабных офицера - полковники Вашингтон и Тейлор
  6. Фриман считал, что Ли проявил слабость в отношении Лоринга, и вся глава его книги, посвященная этим событиям, называется «Ли проявляет слабость»
  7. Историк Эдвард Бонкемпер считал сложный план сражения аналогом плана сражения при Чит-Маунтин; он мог рухнуть из-за единственной ошибки, что в итоге и произошло[60].
  8. Это было самое полное обсуждение военных дел за послевоенный период, - писал Дуглас Фриман, - и единственное, относительно адекватно записанное[106].
Ссылки на источники
  1. Или «Старина» — the Old Man
  2. The Lees of Virginia
  3. Douglas Southall Freeman. A Carriage Goes to Alexandria (англ.). Проверено 21 февраля 2015.
  4. Seth C. Bruggeman, Here, George Washington Was Born, University of Georgia Press, 2011, стр. 24-25 ISBN 0820342726
  5. 1 2 A Carriage Goes to Alexandria
  6. 1 2 Дуглас Фриман. A Background of Great Traditions (english). Проверено 24 февраля 2014.
  7. Дуглас Фриман. A Background of Great Traditions (english). Проверено 3 февраля 2014.
  8. 1 2 3 Дуглас Фриман. First Impressions of West Point (англ.). Проверено 5 августа 2015.
  9. Дуглас Фриман. The Education of a Cadet (англ.). Проверено 5 августа 2015.
  10. Cullum's register (англ.). Проверено 28 января 2014.
  11. 1 2 Дуглас Фриман. Sorrow and Scandal Come to the Lees (англ.). Проверено 5 ноября 2016.
  12. 1 2 3 4 Дуглас Фриман. Marriage (англ.). Проверено 5 ноября 2016.
  13. 1 2 Дуглас Фриман. The Ancient War of Staff and Line (англ.). Проверено 9 ноября 2016.
  14. Mary Custis Lee
  15. Дуглас Фриман. Lee Is Brought Close to Frustration (англ.). Проверено 2 декабря 2016.
  16. Дуглас Фриман. Lee Is Brought Close to Frustration (англ.). Проверено 2 декабря 2016.
  17. Дуглас Фриман. Lee Is Brought Close to Frustration (англ.). Проверено 2 декабря 2016.
  18. 1 2 3 Дуглас Фриман. Youth Conspires Against a Giant (англ.). Проверено 5 ноября 2016.
  19. Дуглас Фриман. An Established Place in the Corps (англ.). Проверено 5 ноября 2016.
  20. 1 2 Дуглас Фриман. Five Drab Years End in Opportunity (англ.). Проверено 5 ноября 2016.
  21. R. E. Lee: A Biography by Douglas Southall Freeman
  22. 1 2 Дуглас Фриман. First Experiences Under Fire (англ.). penelope.uchicago.edu. Проверено 13 октября 2016.
  23. Дуглас Фриман. A Day Under a Log Contributes to Victory (англ.). penelope.uchicago.edu. Проверено 13 октября 2016.
  24. Дуглас Фриман. Laurels in a Lava Field (англ.). penelope.uchicago.edu. Проверено 27 октября 2016.
  25. 1 2 3 Дуглас Фриман. Into the "Halls of the Montezumas" (англ.). penelope.uchicago.edu. Проверено 27 октября 2016.
  26. 1 2 3 4 Дуглас Фриман. The Building of Fort Carroll (англ.). penelope.uchicago.edu. Проверено 20 октября 2016.
  27. Дуглас Фриман. Chapter XIX. West Point Proves to Be No Sinecure (англ.). Проверено 4 февраля 2014.
  28. 1 2 Дуглас Фриман. Lee Transfers from Staff to Line (англ.). Проверено 20 октября 2016.
  29. 1 2 3 Дуглас Фриман. Education by Court-Martial (англ.). Проверено 29 октября 2016.
  30. 1 2 3 4 Дуглас Фриман. The Lees Become Land-Poor (англ.). Проверено 29 октября 2016.
  31. The Fugitive Slaves of Robert E. Lee: From Arlington to Westminster
  32. War of the Rebellion: Official Records of the Union and Confederate Armies, Series 1, Volume 29, part 2, pp.158-159 (Meade to Halleck, September 6, 1863--4 p.m.)
  33. List of Slaves Emancipated in the Will of George W. P. Custis, December 29, 1862
  34. 1 2 General Lee: Slave Whipper?
  35. Fellman 2000, p. 67
  36. Elizabeth Brown Pryor, Reading the Man: A Portrait of Robert E. Lee Through His Private Letters (New York: Penguin, 2008), chapter 16.
  37. Korda, Michael (2014). Clouds of Glory: The Life and Legend of Robert E. Lee. New York: HarperCollins. p. 208. ISBN 9780062116291
  38. 1 2 3 4 5 Дуглас Фриман. An Introduction to Militant Abolitionism (англ.). Проверено 2015-29-8.
  39. 1 2 3 Дуглас Фриман. Colonel Lee Declares the Faith That Is in Him (англ.). Проверено 2015-31-8.
  40. 1 2 Дуглас Фриман. The Answer He Was Born to Make (англ.). Проверено 2015-31-8.
  41. Дуглас Фриман. The Answer He Was Born to Make (англ.). Проверено 2015-29-8.
  42. 1 2 Дуглас Фриман. Virginia Looks to Lee (англ.). Проверено 9 января 2015.
  43. Дуглас Фриман. Can Virginia Be Defended? (англ.). Проверено 2 декабря 2016.
  44. Дуглас Фриман. The Volunteers Are Called Out (англ.). Проверено 2 декабря 2016.
  45. 1 2 Дуглас Фриман. The War Opens on Three Virginia Fronts (англ.). Проверено 9 января 2015.
  46. Дуглас Фриман. Lee Discloses a Weakness (англ.). Проверено 9 января 2015.
  47. 1 2 Дуглас Фриман. Lee Conducts His First Campaign (англ.). Проверено 9 января 2015.
  48. Bonekemper, 2008, p. 18.
  49. 1 2 3 Дуглас Фриман. An Easy Lesson in Combating Sea-power (англ.). Проверено 9 февраля 2015.
  50. 1 2 Дуглас Фриман. Lee Is Given an Impossible Assignment (англ.). Проверено 31 октября 2015.
  51. Дуглас Фриман. The Staff of General Lee (англ.). Проверено 31 октября 2015.
  52. Douglas Southall Freeman. The Concentration on the Peninsula (англ.). Проверено 12 марта 2014.
  53. Douglas Southall Freeman. The Concentration on the Peninsula (англ.). Проверено 25 декабря 2014.
  54. Bonekemper, 2008, p. 41.
  55. R. E. Lee: A Biography by Douglas Southall Freeman
  56. Дуглас Фриман. TÊTE DE L'ARMÉE (англ.). Проверено 9 ноября 2016.
  57. Bonekemper, 2008, p. 46.
  58. Tom O’Brien. Audacity Personified: The Generalship of Robert E. Lee (англ.). The Washington Times. Проверено 16 ноября 2016.
  59. Dougherty, 2005, p. 113 — 116.
  60. Bonekemper, 2008, p. 48.
  61. Dougherty, 2005, p. 116.
  62. Dougherty, 2005, p. 119 — 122.
  63. Dougherty, 2005, p. 125 — 126.
  64. Dougherty, 2005, p. 126 — 128.
  65. Dougherty, 2005, p. 128 — 129.
  66. Dougherty, 2005, p. 131 — 132.
  67. Dougherty, 2005, p. 136 — 137.
  68. Dougherty, 2005, p. 138 — 139.
  69. 1 2 Дуглас Фриман. Enter General John Pope (англ.). Проверено 9 августа 2015.
  70. Hennessy, С. 561-67; Harsh, С. 106; Langellier, С. 90-93
  71. Дуглас Фриман. General Pope Retires Too Soon (англ.). Проверено 9 октября 2015.
  72. Cooling, 2007, p. 73.
  73. 1 2 3 4 5 Дуглас Фриман. Matching Wits with Changing Opponents (англ.). Проверено 4 декабря 2015.
  74. Дуглас Фриман. Two Signal Guns End Long Suspense (англ.). Проверено 19 октября 2016.
  75. К. Маль. Гражданская война в США 1861—1865, М. 2002 С. 265
  76. Hess, 2005, p. 155 - 160.
  77. Hess, 2005, p. 164.
  78. Hess, 2005, p. 165.
  79. Hess, 2005, p. 170.
  80. Sears, 1996, p. 132.
  81. Sears, 1996, p. 130 — 131.
  82. Sears, 1996, p. 167 — 168.
  83. Sears, 1996, p. 174 — 175.
  84. Sears, 1996, p. 187 — 189.
  85. Sears, 1996, p. 202 — 240.
  86. Дуглас Фриман. Jackson Disappears in the Forest (англ.). Проверено 27 ноября 2016.
  87. Дуглас Фриман. Into the Wilderness Again (англ.). Проверено 3 декабря 2016.
  88. Bonekemper, 2008, p. 179.
  89. Дуглас Фриман. History Fails to Repeat Itself (англ.). Проверено 3 декабря 2016.
  90. Lee to the Rear
  91. Genl. Lee to the Rear! The Wilderness May 1864
  92. Lee to the rear
  93. Bonekemper, 2008, p. 180.
  94. Дуглас Фриман. History Fails to Repeat Itself (англ.). Проверено 3 декабря 2016.
  95. Дуглас Фриман. The Bloody Climax of a Hurried Race (англ.). Проверено 3 декабря 2016.
  96. Дуглас Фриман. The Bloody Climax of a Hurried Race (англ.). Проверено 3 декабря 2016.
  97. Дуглас Фриман. The Bloody Climax of a Hurried Race (англ.). Проверено 3 декабря 2016.
  98. Bonekemper, 2008, p. 188.
  99. Дуглас Фриман. A Merciful Rain and Another March (англ.). Проверено 4 декабря 2016.
  100. Дуглас Фриман. A Vain Invitation to Attack (англ.). Проверено 4 декабря 2016.
  101. Дуглас Фриман. Manoeuvre on the Totopotomoy (англ.). Проверено 4 декабря 2016.
  102. Дуглас Фриман. And Still Grant Hammers (англ.). Проверено 4 декабря 2016.
  103. Дуглас Фриман. The Crossing of the James (англ.). Проверено 5 декабря 2016.
  104. Дуглас Фриман. The Breaking of the Line (англ.). Проверено 5 декабря 2016.
  105. 1 2 3 Дуглас Фриман. The Final Review (англ.). Проверено 29 октября 2016.
  106. 1 2 Дуглас Фриман. Farewell to Northern Virginia (англ.). Проверено 4 ноября 2016.
  107. Дуглас Фриман. Strike the Tent! (англ.). Проверено 4 ноября 2016.
  108. Robert E. Lee's Last Words (англ.). Проверено 4 ноября 2016.
  109. Andrew Southerland. Robert E. Lee's Last Stand: His Dying Words and the Stroke That Killed Him (англ.). neurology.org. Проверено 4 ноября 2016.
  110. Descendants of General Robert E. Lee
  111. General Lee’s Horses
  112. Дуглас Фриман. General Lee's Mounts (англ.). Проверено 9 августа 2015.

Литература[править | править вики-текст]

  • Blount, Roy, Jr. Robert E. Lee. Penguin Putnam, 2003, ISBN 0-670-03220-4, короткая популярная биография
  • Bonekemper, Edward H. Grant and Lee: Victorious American and Vanquished Virginian. — Westport, CT: Praeger Publishers, 2008. — 461 p. — ISBN 978-0-313-34971-3.
  • Burton Brian K. Extraordinary circumstances. The Seven Days Battles. — Bloomington, Indiana: Indiana University Press, 2001. — 540 p. — ISBN 0-253-33963-4.
  • Carmichael, Peter S., ed. Audacity Personified: The Generalship of Robert E. Lee. Louisiana State University Press, 2004, ISBN 0-8071-2929-1.
  • Connelly, Thomas L. Robert E. Lee and the Western Confederacy: A Criticism of Lee’s Strategic Ability. Civil War History 15 (June 1969): 116-32.
  • Cooke, John E. A Life of General Robert E. Lee. Kessinger Publishing, 2004.
  • Cooling, B. Franklin. Counter-thrust: From the Peninsula to the Antietam. — U of Nebraska Press, 2007. — 354 p. — ISBN 0803215436.
  • Dougherty Kevin. The Peninsula Campaign: a military analysis. — University Press of Mississippi, 2005. — 194 p. — ISBN 1-57806-752-9.
  • Dowdey, Clifford. Lee. 1965.
  • Fellman, Michael. The Making of Robert E. Lee. New York: Random House, 2000, ISBN 0-679-45650-3.
  • Fishwick, Marshall W. Lee after the War. 1963.
  • Flood, Charles Bracelen. Lee — The Last Years. 1981.
  • Freeman, Douglas Southall. Lee (4 тома, 1935), а также сокращенное однотомное издание под ред. Richard Harwell (1961) — классическая биография
  • Gallagher, Gary W. Lee the Soldier. University of Nebraska Press, 1996.
  • Hess, Earl J. Field armies and fortifications in the Civil War: the Eastern campaigns, 1861–1864. — Chapel Hill and London: The university of north carolina press, 2005. — 428 p. — ISBN 0-8078-2931-5.
  • Nolan, Alan T. Lee Considered. University of North Carolina Press, Chapel Hill, NC, 1991.
  • Pryor, Elizabeth Brown. Reading the Man: A Portrait of Robert E. Lee Through His Private Letters. New York: Viking, 2007.
  • Sears, Stephen W. Chancellorsville. — Boston: Houghton Mifflin, 1996. — 593 p. — ISBN 0-395-87744-X.
  • Smith, Eugene O. Lee and Grant: a Dual Biography. McGraw-Hill, New York, 1991.
  • Thomas Emory M. Robert E. Lee. — W.W. Norton & Co., 1995. — ISBN 978-0-393-31631-5., полномасштабная научная биография

Ссылки[править | править вики-текст]