Незнайка на Луне

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Незнайка на Луне
Издание
Обложка первого отдельного издания, 1965
Жанр:

роман, сказка, фантастика, антиутопия

Автор:

Николай Носов

Язык оригинала:

русский

Дата написания:

1964—1965

«Незнайка на Луне» — роман-сказка Николая Носова из серии о приключениях Незнайки с элементами научной фантастики. Это третья и заключительная часть трилогии романов Носова о Незнайке после произведений «Приключения Незнайки и его друзей» (1953—1954) и «Незнайка в Солнечном городе» (1958).

Впервые роман публиковался по частям в журнале «Семья и школа» в 1964—1965 годах. Отдельным изданием книга вышла в издательстве «Детская литература» в 1965 году и была первой книгой, иллюстратором которй стал Генрих Вальк (предыдущие две были проиллюстрированы Алексеем Лаптевым, который умер в год выхода отдельного издания книги).

По мотивам книги в 19971999 годах на студии «FAF Entertainment» по сценарию Владимира Голованова и Сергея Иванова был снят одноимённый мультфильм.

Сюжет[править | править вики-текст]

Действие происходит спустя 2,5 года после того, как Незнайка, Кнопочка и Пёстренький побывали в Солнечном городе. Несмотря на название книги Незнайка первые четыре главы является чисто второплановым персонажем, не оказывающим влияния на сюжет, сюжет сконцентрирован лишь на Знайке. Знайка вместе с другими коротышками тоже посещает Солнечный город и знакомится там с Фуксией и Селёдочкой (они кратко упомянуты во второй книге), которые готовят свой второй полёт на Луну. Вместе с ними Знайка совершает полёт на Луну и исследует один из кратеров в Море Ясности. Обследовав его края он обнаруживает, что это не скальная порода, а остатки самой настоящей кирпичной стены — то есть, это руины, построенные разумными существами. Случайно изобрел способ получения искусственной невесомости, после чего решил построить ракету и организовать большую (48 членов экипажа) экспедицию на Луну, чтобы проверить свою гипотезу о существовании лунных коротышек, укрывшихся под поверхностью Луны. В качестве подарка им были взяты семена земных растений. Из-за того, что Незнайка брал без разрешения прибор невесомости, Знайка исключает его из членов экспедиции, но Незнайка решает залезть в ракету и полететь тайком. Он подбил на это Пончика, которого тоже не взяли на Луну, но уже в ракете тот передумал, и, пытаясь убежать, по ошибке запустил ракету и улетел на Луну с Незнайкой, оставив остальных членов экспедиции на Земле. Прибыв на Луну, Незнайка проваливается в мир лунных коротышек внутри Луны, а несколько дней спустя за ним последовал Пончик. Оба они испытали немало приключений в незнакомых для них реалиях капиталистического социума лунных коротышек, оказываясь попеременно в роли предпринимателей, пролетариев и безработных бродяг. На Земле Знайка и его друзья строят новую ракету, летят на Луну и тоже испытывают немало приключений, вступив в конфликт с местными властями и бизнесменами. Найдя Незнайку и Пончика, коротышки-земляне раздали беднякам семена и поделились с ними приборами невесомости, что спровоцировало захваты предприятий рабочими, разорение крупного бизнеса и социальную революцию. В конце земляне вынуждены срочно вернуться домой, чтобы спасти заболевшего от тоски по Земле Незнайку.

Лунный капитализм[править | править вики-текст]

Роман писался как сатира на западный капитализм. По мнению внука писателя, Игоря Носова, «Незнайка на Луне» опередил время, став фактически описанием постсоветской России, описав присущий ей «дикий капитализм».[прим 1]

Ниже перечислены основные характерные черты лунного общества:

  • Сращивание олигархии и власти. Фактически политическая власть в романе не показана, а полиция непосредственно исполняет приказы монополистов. По сути, Луной правят богачи совместно с полицейскими.
  • Преследование профсоюзных и рабочих организаций.
  • Большая роль фиктивного капитала (см. биржевая торговля акциями) компаний, включая уже несуществующие.
  • Практически полная монополизация целых отраслей экономики — в основном, в форме синдикатов-монополистов (см. описание работы «бредламов»).
  • Определённые черты, свойственные докапиталистическим формациям (денежная испольщина в добыче соли на морском побережье, принадлежащем землевладельцу Дракуле).
  • Борьба с конкурентами как экономическими (демпинг — см. решение «Соляного бредлама» в отношении мелких производителей соли), так и неэкономическими методами, включая криминальные (см. навязаное лже-банкротство «Общества гигантских растений», предложение Дубса нанять киллеров, чтобы «убрать» Жулио и Мигу, иск торговцев бензином к производителю шин Пудлу после остановки в Давилоне всего автомобильного движения в связи с взрезанием на всех автомобилях шин после письма, в котором сообщалось, что деньги из ограбленного банка якобы были спрятаны в автомобильных шинах).
  • Значительная безработица, включая застойную.
  • Широкое распространение подённого труда.
  • Обширная сеть примитивных неблагоустроенных ночлежек («гостиниц» типа «Тупичок») во всех городах.
  • Предоставление бюджетных сервисов по схеме «оплата по факту пользования» (гостиница «Экономическая»).
  • Драконовское законодательство против пауперизма и бродяжничества: каждый, кто ночует на улице или ходит без ботинок, брюк, рубашки или шляпы, становится целью для полиции и подлежит отправке на Дурацкий остров.
  • Большая податливость населения рекламе. (См. реклама коврижек конфетной фабрики «Заря», плакат которой держал в руках сам космический путешественник Незнайка, после чего на эти коврижки возник ажиотажный спрос и магазинам удалось сбыть даже самый залежалый товар. Также желание всех лечиться только у доктора Шприца после того, как он на глазах у телезрителей лично обследовал гостя с другой планеты — Незнайку.)
  • Продакт-плейсмент товаров в подконтрольных СМИ, например в газетах, принадлежащих Спрутсу, в частности в «Давилонских юморесках» к месту и не к месту, но всегда в положительном ключе упоминались продукты спрутсовских фабрик.
  • Недобросовестная реклама (напр. «скрытые платежи» в гостинице «Экономическая»).
  • Манипуляция массовым сознанием посредством СМИ (см. кампания против факта наличия семян гигантских растений, зависимость цен акций от того, что написано в газетах, реклама или антиреклама).
  • Так наз. откаты — когда Спрутс предлагает членам «Большого бредлама» «скинуться» на 3 миллиона для подкупа Миги и Жулио. Спрутс, собрав с монополистов 3 миллиона, оставляет (вначале намереваясь 2 миллиона) 1 миллион себе.
  • Демонстративное потребление, причём как богатыми, так и бедными (см. описание образа жизни мыльного фабриканта Грязинга, покупка автомобиля в кредит Козликом). Богатые люди не приумножают свои капиталы, а нерационально транжирят деньги, ломая для развлечения мебель или занимаясь другой бессмысленной тратой денег (собачьи рестораны, парикмахерские и т. п.).
  • Примитивные кинематограф, телевидение и живопись. Абстрактная мазня, выдаваемая за искусство (см. высказывание Козлика о картине на стене в конторе, гл. 15). Фильмы с говорящими названиями вроде «Таинственный незнакомец, или Рассказ о семи задушенных и одном утонувшем в мазуте» (гл. 19) или «Убийство на дне моря, или Кровавый знак» (гл. 34) в основном о том, как полицейские ловят бандитов, с массовыми драками, оглушительными перестрелками, головокружительными погонями. Не случайно подобного рода кинокартины показывали и на Дурацком острове: по словам автора, «содержание фильмов было слишком бессмысленным, чтобы давать какую-нибудь пищу для ума. Глядя изо дня в день, как герои всех этих кинокартин бегали, прыгали, падали, кувыркались и палили из пистолетов, можно было лишь поглупеть, но ни в коем случае не поумнеть».
  • Невзыскательные, аморальные и часто жестокие публичные развлечения (см. «Весёлый балаганчик»).
  • Цензура в средствах массовой информации.
  • Пренебрежение фундаментальными научными исследованиями, не сулящими непосредственной комерческой выгоды.
  • Широкая коррупция как в полиции, так и в судебных истранциях, взяточничество и фактическая безнаказанность богатых (см. вымогательство взятки у Незнайки Миглем, признание судьёй Вриглем тотального подкупа полиции, «общество взаимной выручки», неразделённость исполнительной и судебной властей).
  • Свободная торговля оружием, включая автоматическое огнестрельное и даже артиллерийские орудия (пулемёты и пушка на складе «магазина разнокалиберных товаров»), а также свободная торговля полицейскими и бандитскими доспехами: полицейские мундиры, дубинки, отмычки, маски, фомки, ножи для вскрытия сейфов и т. п.
  • Заинтересованность полиции только в борьбе с бандитами, но не в искоренении самого бандитизма («Если же преступники перестанут совершать преступления, то полиция станет не нужна, полицейские потеряют свои доходы, сделаются безработными, и существующая в нашем обществе гармония будет нарушена»). Этим объясняется наличие свободной торговли оружием и почему полиция закрывает на это глаза.
  • Противодействие штрейкбрехерству сторонниками рабочего самоуправления на фабрике Скуперфильда.
  • Введение элементов чрезвычайного положения при появлении угрозы правящему режиму.

В сатирических целях имена богачей и их приспешников и большинство названий лунных городов — производные от слов с негативным оттенком (города Грабенберг, Брехенвиль, Лос-Свинос, Лос-Паганос; богачи Спрутс, Грязинг, Дрянинг, Скуперфильд, судья Вригль и т. д.). В романе также использованы имена знаменитых персонажей-злодеев (соляной магнат Дракула, город Фантомас).

Несмотря на сатирический тон романа и откровенное высмеивание «западных» — для того времени — капиталистических порядков, в конце повествования Носов косвенно намекает, что «хороший» капитализм всё-таки тоже имеет право на существование: свергнув власть монополистов и взяв управление как экономикой, так и всем обществом в свои руки, лунные рабочие и крестьяне не стали в корне менять экономический строй: товарно-денежные (да и в целом рыночные) отношения у жителей внутрилунной цивилизации сохранились. Этим Носов отличается от большинства писателей-пропагандистов советского времени, не видевших в своих произведениях о социально-революционных свершениях никакого другого пути, кроме как «построения коммунизма»[орисс?].

Отзывы[править | править вики-текст]

Незнайка — это было открытием… Мир «коротышек», таких же детей, как и я, но живущих без взрослых, и у которых ТАКИЕ приключения… Это сейчас я понимаю, что вся «трилогия о Незнайке» является уникальной, редчайшей удачей современной детской сказки. А тогда я только с ужасом смотрел, как тают толстые книги. И впитывал всё, что вложил туда автор.

Когда я в первом классе объяснял учительнице, во сколько раз сила тяжести на Луне меньше земной — это был Незнайка. Когда я популярно объяснял ей же, что такое акции и акционерные общества — это была заслуга Носова.

Приключения, характеры, знания, мораль — всё было вложено в книгу, и так легко и органично — что ни одному ребёнку и в голову не приходило, что его не просто развлекают, его учат…

Вот почему я так люблю эту книгу.

Сергей Лукьяненко[1]

См. также[править | править вики-текст]

Примечания[править | править вики-текст]

  1. Москвичёва, Мария «Папа Незнайки предсказал ЛИХИЕ 90-е», «Московский комсомолец» № 262 (24.920) за 24 ноября 2008 года, стр. 11. Цитата (Игорь Носов): «Вообще Носов опередил время. „Незнайка на Луне“ — фактически описание того, что произошло с Россией в 1990-е годы. Он описал дикий капитализм, где никто не соблюдает законов. Помните, у деда было Общество гигантских растений? Оно сильно напоминает „МММ“. Люди, которые обогатились в 1990-е годы, рассказывали мне, что многому научились у Носова…».

Ссылки[править | править вики-текст]