Сами боги

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Сами боги
The Gods Themselves
Жанр:

научная фантастика

Автор:

Айзек Азимов

Язык оригинала:

английский

Дата первой публикации:

1972 год

Издательство:

Doubleday

Электронная версия

«Са́ми бо́ги» (англ. The Gods Themselves) — научно-фантастический роман Айзека Азимова, впервые изданный в 1972 году. Он состоит из трёх частей, названия которых, будучи перечисленными друг за другом, составляют известное высказывание Фридриха Шиллера «Против глупости сами Боги бороться бессильны»[1] (из драмы «Орлеанская дева»). Данное произведение признано критиками и читателями шедевром описания психологии внеземного разума[2].

Wikiquote-logo.svg
В Викицитатнике есть страница по теме
Сами боги

Сюжет[править | править вики-текст]

В романе описан контакт человечества с расой трёхполых существ (пестун, рационал и эмоциональ), обитающих в параллельной Вселенной, законы физики которой существенно отличаются от существующих в нашем мире. В частности, ядерное взаимодействие в параллельной Вселенной гораздо сильнее, благодаря чему там возможно существование изотопов, которые в нашей Вселенной крайне нестабильны.

В романе описывается процесс обмена стабильного вольфрама-186 на нестабильный плутоний-186. В обеих Вселенных оба изотопа нестабильны. Плутоний-186 в нашей Вселенной испускает 20 позитронов и превращается в стабильный вольфрам, а вольфрам-186 в «паравселенной» испускает 20 электронов, превращаясь в стабильный плутоний. Оба эти превращения сопровождаются выделением энергии. Этот принцип положен в основу так называемого «Межвселенского Электронного Насоса» — практически неисчерпаемого источника энергии как для людей, так и для «паралюдей». Главный идеолог Электронного Насоса — радиохимик Фредерик Хэллем, случайно обнаруживший процесс обмена материи между Вселенными, ныне пожинает плоды своей славы, не приложив никаких усилий ни по научному обоснованию, ни по практической реализации «Насоса»: первое за него сделали многочисленные учёные всего мира, а второе — «паралюди», приславшие подробные схемы устройства Насоса.

У Хэллема есть оппоненты, которые полагают, что такой обмен является опасным для существования нашей Вселенной — из-за усиления ядерного взаимодействия возрастает опасность взрыва Солнца и неизбежной гибели человечества. Питер Ламонт, один из оппонентов, пытается ради доказательств связаться с обитателями «паравселенной», в чём добивается определённых успехов. Однако «паралюди», хоть и осведомлены о проблеме, по какой-то причине не могут остановить процесс перекачки.

Вторая часть произведения («Сами Боги») посвящена описанию удивительного общества контактёров из паравселенной и их мира. Повествование сосредоточено на лучшей триаде в истории этой цивилизации, в которую входят Ун, Дуа и Тритт (Odeen, Dua, Tritt).

При этом очень подробно и правдоподобно описана психология этих чужих, неорганических существ; и их трёхполый брак. Рационал Ун — воплощающий в себе интеллект учёный. «Призрачно–прекрасная» эмоциональ Дуа (главная «героиня» 2-й части романа) — подвергающаяся осуждению и травле в детстве и юности из-за необычно высокого (для существ её вида) уровня интеллекта и сильно развитого любопытства. Пестун Тритт — не отличающийся особым умом консерватор, однако способный на неожиданные и неоднозначные поступки: например, воровство «питательного шара» (аккумулятора) и обман ради цели, которую он считал высшей и самой важной — рождения последнего ребёнка, дочери Деролы.

Существа «паравселенной» существуют в 2 формах: так называемые Мягкие и Жёсткие. Последние по краткому описанию автора являются похожими на людей гуманоидами. «Мягкие» создания — призрачны, общаются телепатически, в детстве и юности могут спокойно проходить сквозь твёрдые предметы и даже «смешиваться» друг с другом (хотя эта привычка порицается в их культуре). Питаются они за счёт непосредственного поглощения энергии своей угасающей звезды.

Брак Мягких называется триадой, аналог сексуального контакта — синтез (может длиться несколько дней), при котором все трое смешивают друг с другом своё вещество, получая сперва чувственное наслаждение, а потом — амнезию на весь период синтеза.

Чтобы отпочковать детей, нужна энергия, которую в триаде обеспечивает эмоциональ. Но Дуа сопротивляется рождению дочери, боясь, что это сделает переход (смерть, как она думает) неизбежным.

Она находит пластины, посланные Ламонтом, изучает метки на них (не понимая, но каким-то образом улавливая его отчаяние и страх), вступает с ним в контакт — и в борьбу с Жёсткими. Дуа — как может — отстаивает высшую нравственность; мечется в отчаянии и едва не погибает, пытаясь помешать жестоким планам нового Жёсткого по имени Эстуолд. Тот сознательно хочет вызвать взрыв Солнца, чтобы прикованным к своему угасающему светилу «паралюдям» хватило таким образом энергии на долгий срок. Дуа считает его олицетворением эгоизма и холодной жестокости, способным обречь на неизбежную гибель другую, чужую цивилизацию. Она отправляет на пластине отчаянное послание Ламонту, умоляя его остановить «земную» часть Электронного Насоса: «НАСОС НЕ ОСТАНОВИТЬ НЕ ОСТАНОВИТЬ МЫ НЕ ОСТАНОВИТЬ НАСОС МЫ НЕ СЛЫШАТЬ ОПАСНОСТЬ НЕ СЛЫШАТЬ НЕ СЛЫШАТЬ НЕ СЛЫШАТЬ ВЫ ОСТАНОВИТЬ ПОЖАЛУЙСТА ВЫ ОСТАНОВИТЬ ВЫ ОСТАНОВИТЬ ЧТОБЫ МЫ ОСТАНОВИТЬ ПОЖАЛУЙСТА ВЫ ОСТАНОВИТЬ ОПАСНОСТЬ ОПАСНОСТЬ ОПАСНОСТЬ ОСТАНОВИТЬ ОСТАНОВИТЬ ОСТАНОВИТЬ НАСОС».

Только в последние минуты своего существования она узнаёт правду: переход — не смерть, а все трое должны слиться для появления нового Жёсткого. И сама Дуа — частица ненавистного ею Эстуолда…

В третьей части романа рассказано о лунных колониях, их научных и политических конфликтах с земной администрацией. Бывший радиохимик Бенджамин Денисон прибывает на Луну примерно через двадцать лет после начала работы Насоса, с целью проверки гипотезы Ламонта. На Земле он лишился всех надежд на научную карьеру из-за «отца» Насоса — Хэллем ненавидел его за успехи. Бэррон Невилл, один из лидеров местной физики, предоставляет ему некоторые приборы, в том числе пионотрон — оригинальную разработку лунных учёных. Это установка, которая может изменять массы частиц, делая их частью другой Вселенной. Денисон с помощью гражданской жены Невилла — Селены Линдстрём Л. — не только подтверждает гипотезу об опасности Насоса, но и находит решение проблемы, открывая процесс, который будет компенсировать вызываемое Электронным Насосом усиление ядерного взаимодействия. Денисон предполагает существование бесконечного множества параллельных Вселенных, в том числе «антипаравселенных»; миров, существующих в стадии «космического яйца» — единого тела, включавшего всё вещество Вселенной. Он предлагает использовать «однонаправленную протечку» вещества в такие Вселенные; и теперь на Луне собираются построить установки, дающие энергию и компенсирующие действие Насосов на Земле. Согласно предположениям Денисона, в отдалённом будущем это приведёт к Большому взрыву вещества «антипаравселенной» и рождению «обычной» Вселенной на её месте.

Награды[править | править вики-текст]

Роман получил премию Небьюла 1972 года, премию Хьюго 1973 года и Locus Award того же года[3] в номинациях «Лучший роман».

Воспоминания Азимова о романе[править | править вики-текст]

Айзек Азимов описывает разговор c Робертом Силвербергом в январе 1971 года, когда он попросил того назвать произвольно какой-либо изотоп в качестве примера. Силверберг назвал плутоний-186, Азимов ответил, что такого изотопа не существует и не может существовать в природе, «Ну и что?»,- сказал Силверберг. Позже Азимов выяснил, в каких условиях плутоний-186 мог бы существовать; и рассудил, что он должен принадлежать другой Вселенной с другими физическими законами — а именно, увеличение сильного взаимодействия сделает изотоп стабильным. Он записал эти идеи, которые и послужили толчком к написанию романа.

Имена Odeen, Dua, Tritt Азимов взял из русского языка, слегка изменив числительные один, два, три.

По словам автора, «Сами боги», особенно его вторая часть — «самое большое и эффектное из всего, когда-либо придуманного мною» (англ. biggest and most effective over-my-head writing ever produced)[4].

Один из последних рассказов Азимова, «Золото» (1991), построен вокруг попытки экранизировать вторую часть романа.

Русские переводы романа[править | править вики-текст]

Полностью роман был впервые переведён Ириной Гуровой в 1976 году и издан издательством «Мир» в серии «Зарубежная фантастика». Впоследствии данный перевод неоднократно переиздавался, и общий тираж превысил миллион экземпляров[5]. При этом роман в значительной степени подвергся цензуре:

  • Во второй части обращение «Hard-sir» было заменено на «Жёсткий-ру».
  • В третьей части были практически полностью вырезаны или переделаны упоминания о сексе и наготе — довольно значительные по объёму ввиду особенностей лунного общества.
  • В значительной степени вырезаны упоминания о «Великом кризисе» (в оставшихся упоминаниях — «Экологический перелом») приведшему, среди прочего, к снижению населения Земли с шести до двух миллиардов человек.

Примечания[править | править вики-текст]

  1. нем. Mit der Dummheit kämpfen Götter selbst vergebens
  2. Г. Гуревич. Самый-самый… (эссе) // Айзек Азимов. Конец Вечности; Сами боги. — М.: Правда, 1990. — (Мир приключений).
  3. 1973 Locus Awards // locusmag.com  (англ.)
  4. Isaac Asimov. I. Asimov: A Memoir. — Bantam Books, 1995. — P. 251. ISBN 055356997x
  5. Издания романа на сайте «Лаборатория Фантастики»

Ссылки[править | править вики-текст]