Школы грамматики арабского языка

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Статуя басрийского грамматика Халиля аль-Фарахиди в Басре.

Школы грамматики арабского языка (араб. المدارس النحوية‎) — лингвистические школы, начавшие формироваться с VIII века в крупнейших научных центрах Арабского халифата — городах Басра и Куфа. Первой была басрийская школа (المدرسة البصرية‎), основанная Абу Амром ибн аль-Ала. Затем появилась куфийская школа (المدرسة الكوفية‎), основателем которой считается Абу Джафар ар-Руаси. Позднее, в результате синтеза двух соперничавших школ, в столице халифата Багдаде появилась багдадская школа (المدرسة البغدادية‎), а различия между течениями исчезли окончательно.

История[править | править код]

Зарождение арабской грамматики[править | править код]

В арабской научной литературе нет достоверных данных об отправных точках возникновения арабского языкознания. Известны лишь места где берёт своё начало грамматическая наука — Басра и Куфа. Именно эти города, появившиеся вскоре после смерти исламского пророка Мухаммеда, стали политическими и научными центрами государства мусульман вплоть до основания великой столицы Аббасидов — Багдада[1].

Согласно самой распространённой версии, «изобретателем» арабской грамматики является Абу-ль-Асвад ад-Дуали — языковед, живший в эпоху правления Омейядов и умерший в Басре в 688 году. Полагали, что принципам грамматики его обучил сам праведный халиф Али ибн Абу Талиб. До поры до времени ад-Дуали не делился этими знаниями и уклонился от просьбы наместника Зияда ибн Абихи написать руководство для лучшего понимания Корана, но однажды, услышав ошибочное чтение аятов, всё-таки согласился удовлетворить просьбу Зияда. Существуют и иные варианты этой легенды. В одной из них Абу-ль-Асваду ад-Дуали отводится лишь роль исполнителя указаний халифа Али, которому и приписывается честь составления первой грамматики. Неизменным мотивом всех этих легенд с разными действующими лицами является практическая необходимость в своде грамматических правил арабского языка[2].

В научной литературе существуют несколько точек зрения на вопрос о возникновении арабской грамматической традиции. Одни учёные-востоковеды (А. Кремер, Э. Ренан, И. Вейсс) утверждают об автохтонном происхождении арабской лингвистики. Многочисленные приверженцы второй, «грекофильской» точки зрения констатируют о греческом происхождении арабской грамматики (К. Броккельман, А. Мец, И. Пицци[en], К. Уар[en], Т. Й. де Бур). В силу большого количества сторонников, второе мнение является наиболее научно разработанным. Третья точка зрения состоит в том, что арабы позаимствовали лингвистические знания у индийцев (К. Фоллерс[en]). К этому мнению в своих поздних работах склонялся и Карл Броккельман[3].

Мнение «грекофилов» подкрепляется тем, что некоторые арабские грамматические термины являются буквальным переводом с греческого, а в разделении слов на части речи можно узнать категории речи из аристотелевской логики. Точно так же можно заметить сходства между системами индийской и арабской грамматики. Восемь групп звуков (махаридж), разделённых по физиологическому принципу, полностью соответствуют «местам» (стхана) в грамматике древнеиндийского лингвиста Панини. В делении звуков на «сильные» (шадид) и «слабые» (рахв), а также «свистящие» (сафир), «повторяющиеся» (такрир) и «колеблющиеся» (калкала) без сомнения можно узнать индийские праятна и анупрадана, хотя ничего подобного последней арабская звуковая система не имеет[4]. По мнению В. Звегинцева, ошибочно приписывать истоки арабской грамматики какой-то одной стране, не учитывая того, что в момент её становления арабская цивилизация находилась под влиянием многих культур. Можно предположить, что при выполнении задачи создания своей грамматики арабы не стали изобретать всё с нуля, а обратились к уже сложившимся грамматическим системам греков и индийцев, которые к тому времени уже достигли наибольшего совершенства в этой сфере[5].

Формирование басрийской грамматической школы[править | править код]

Басрийская школа зародилась раньше, чем куфийская[6]. В числе представителей первого поколения басрийских языковедов значатся Иса ибн Умар ас-Сакафи[ar], Абу Амр ибн аль-Ала, который считается её основателем[7], и Юнус ибн Хабиб ад-Дабби. Иса ас-Сакафи был известным чтецом Корана, которого позднее стали считать одним из основателей грамматики. Утверждали, что он написал около 70 трудов в этой области, а знаменитая «Книга» Сибавейхи была в основном составлена им. Как и у ас-Сакафи, грамматика не была основной деятельностью Абу Амра ибн аль-Ала, который в первую очередь известен как один из семи канонических чтецов. Последний из этой тройки — раб-вольноотпущенник Юнус ибн Хабиб, персидского или арамейского происхождения, был учеником Абу Амра и прожил почти сто лет, всецело посвятив себя науке. Сочинения этих авторов не сохранились, но влияние их можно проследить в более поздних трудах по грамматике[8].

Работы, начатые упомянутыми основателями басрийской школы, были завершены Халилем аль-Фарахиди. Ему приписывают изобретение арабской метрики и первый арабский словарь под названием «Книга Айна». Этот словарь примечателен тем, что слова в нём расположены не в алфавитном порядке, а согласно фонетико-физиологическому принципу, что в точности соответствует санскритским грамматикам. Также в классификации наук в «Книге Айна» заметно влияние греческой науки[9].

Перс по происхождению, Сибавейхи прибыл в Басру и стал учеником Халиля в возрасте 32 лет. Он приложил большие усилия для ясного и лёгкого выражения своих мыслей на арабском языке, но вплоть до самой смерти его письменная речь превосходила устную речь по изящности и простоте. После смерти учителя Сибавейхи перебрался в Багдад, где состоялся учёный диспут с куфийцем аль-Кисаи. Пустынный бедуин, выступивший в качестве арбитра, присудил победу аль-Кисаи, а потерпевший поражение Сибавейхи вернулся к себе на родину, где и умер в 793 или 796 году. В «Книге» Сибавейхи, которая является главной его заслугой, изложена вся арабская грамматика в завершённом виде. В этом чрезвычайно обширном труде сформулированы все возможные грамматические частности, которые снабжены большим количеством примеров из Корана и древней арабской поэзии. «Книга» приобрела такой колоссальный авторитет, что даже соперники из Куфы отдавали ей должное[10].

Несмотря на все свои достоинства, «Книга» была громоздкой и не годилась для преподавания иноземцам, оставаясь учёным трудом для специалистов по филологии. Она нуждалась в переработке, которой вскоре после смерти Сибавейхи занялся один из его учителей — аль-Ахфаш. Последующие поколения учёных не смогли внести ничего существенного в «Книгу» и активно приступили к сбору и классификации богатого словарного и фразеологического запаса арабского языка. Наиболее выдающихся достижений на этом поприще достиг современник Сибавейхи, басриец аль-Асмаи и его ученик Абу Убайда[11].

Одной из самых блистательных фигур басрийской школы является аль-Мубаррад. Его учителями были самые выдающиеся учёные Басры и Куфы, он отличался острым умом и красноречием, которые принесли ему широкую известность среди населения. По легенде, именно это обстоятельство стали причиной зависти со стороны куфийца Са’лаба, которое затем вылилось в длительное противостояние двух школ грамматики[12].

Формирование куфийской грамматической школы[править | править код]

Куфийская школа появилась позднее «оппонента» из Басры. Данные о зарождении и развитии этой школы значительно скудны по сравнению с басрийской школой, а грамматические теории куфийцев известны исключительно из полемических выступлений басрийцев. Её основателем считается Абу Джафар ар-Руаси, но достоверные сведения о его научной деятельности отсутствуют. Возможно, легенда о том, что именно ар-Руаси был основателем куфийской школы была придумана Са’лабом во время полемики с басрийцем аль-Мубаррадом[13].

Древнейшим трактатом куфийцев, который дошёл до нас, является труд перса аль-Кисаи (ум. 805) «Ма йальхану фихи аль-’авамм» («В чём ошибается простой народ» — трактат об ошибках народного языка). Известно, что после обучения на родине он отправился в Басру к Халилю аль-Фарахиди, который посоветовал ему примкнуть к бедуинам, чтобы усовершенствовать знания о языке. Аль-Кисаи сначала жил в Басре, затем перебрался в новый центр мусульманского мира — Багдад, где имел успех и даже стал наставником детей самого халифа Харуна ар-Рашида. Он участвовал в многочисленных учёных диспутах, и в одном из них победил самого Сибавейхи[14].

Трудно с точностью определить разногласия между этими школами. Возможно, что истинной причиной такого раскола стала личная неприязнь между последователями той или иной школы, а не действительно научная полемика. С течением времени эта грань становилась все более прозрачной, а в IV веке мусульманского летоисчисления (X век) исчезла совсем[14].

Дальнейшее развитие школ[править | править код]

В X веке в результате слияния идей басрийской и куфийской школы сформировалась багдадская школа грамматики арабского языка, хотя некоторые авторы отрицают существование багдадской школы и продолжают делить арабских языковедов на басрийцев и куфийцев. Абу Али аль-Фариси и его ученик Ибн Джинни хоть и относили себя к басрийцам, по сути являлись багдадцами. Наиболее известными багдадцами были Ибн Кайсан, Ибн Шукайр и Ибн аль-Хайят, которые вначале обучались у куфийцев, а затем у басрийцев[15].

Изначально столица халифата Багдад был всего лишь политическим центром, а наука развивалась в других городах вроде Куфы, Басры и т. п. Первым из известных грамматистов в Багдаде был куфиец аль-Кисаи, который стал придворным вельможей и воспитателем сначала Харуна ар-Рашида, а затем и его детей. Куфиец Абу Закария аль-Фарра также жил при дворе халифа и воспитывал сыновей халифа аль-Мамуна. После него преподаванием грамматики в Багдаде занялся Абуль-Аббас Са’лаб (ум. в 904)[16].

Первой встречей куфийской и басрийской школы в Багдаде можно считать диспут между аль-Кисаи и Сибавейхи, который закончился поражением последнего. Однако настоящая борьба между школами началась во времена Са’лаба и басрийца аль-Мубаррада, который также жил в Багдаде. Именно в этот период прежние оппоненты стали сближаться во взглядах, перенимая наилучшее из учений обеих школ, а после смерти аль-Мубаррада в 898 году и Са’лаба в 904 году, оформились в единую багдадскую школу[16].

Багдадцы не были столь категоричными, как басрийцы и занимали срединную позицию между школами, перенимая должное из чужеродного влияния и не отвергая их полностью. В своих трудах багдадцы обращались и к хадисам пророка Мухаммеда, и к произведениям современных поэтов вроде Башшара и Абу Нуваса[16].

Кроме того, на территории мусульманской Испании (Ибн Малик, Ибн Сида), Египта и Сирии (Ибн Йа’иш, Ибн аль-Хаджиб, Ибн Хишам аль-Ансари, Ибн Акиль, ас-Суюти) сформировались свои специфические школы в результате синтеза учений басрийцев и куфийцев[17][18][19].

Отличия[править | править код]

Куфийская система была более непоследовательной по сравнению с басрийской, которая отличалась крайним пуризм, и уделяла больше внимания непосредственно живому разговорному языку, в некоторых случаях разрешая отступление от канонов классического арабского языка.

Метод басрцев часто был подобен прокрустову ложу, в которые втискивались языковые явления. С другой стороны куфцы <…> не могли избежать упрека в склонности только к внешнему и поверхностной интерпретации.

О. Решер Studies uber Ibn Ginni, «Ztschr. f Assyr», Bd. 23, S. 43

В отличие от Басры, где господствовал педантизм и не было такого разнообразия национальностей и сословий, в Куфе существовало сложное сплетение языков и, как следствие, было затруднительно сохранить чистоту классического арабского языка от чужеродного влияния[14].

Басриец Абуль-Фадль ар-Рияши говорил: «Мы учимся языку у охотников на ящериц и поедающих тушканчиков (то есть у арабов-бедуинов), а эти (куфийцы) учатся у чернокожих…»[20]. Оппоненты упрекали куфийцев в том, что стоило им найти редкую форму слова в стихах, как они тут же принимали её за истину[21].

Список некоторых отличий[править | править код]

Басрийцы:

  • исм происходит от слова сумувв
  • глагол выводится из отглагольного имени
  • глагольное имя повеления не изменяется
  • сказуемое не может идти перед подлежащим
  • определение и определяемое слово не разделяются

Куфийцы:

  • исм происходит от слова васм
  • отглагольное имя выводится из глагола
  • глагольное имя повеления изменяется
  • сказуемое может идти перед подлежащим
  • определение и определяемое слово могут быть разделены

Известные представители[править | править код]

Список приведён по книге «Фихрист» Ибн ан-Надима (конец X века).

Басрийская школа:

Куфийская школа:

Примечания[править | править код]

  1. Звегинцев, В. А., 2007, с. 13.
  2. Звегинцев, В. А., 2007, с. 13—14.
  3. Звегинцев, В. А., 2007, с. 15—19.
  4. Звегинцев, В. А., 2007, с. 19—20.
  5. Звегинцев, В. А., 2007, с. 20—25.
  6. Звегинцев, В. А., 2007, с. 43.
  7. Abū ʿAmr Zabbān b. al-ʿAlā / Blachère, R. // Encyclopaedia of Islam. 2 ed : [англ.] : in 12 vol. / edited by H.a.R. Gibb; J. H. Kramers; E. Lévi-Provençal; J. Schacht[en]; B. Lewis & Ch. Pellat. Assisted by S. M. Stern (pp. 1—330), C. Dumont and R. M. Savory (pp. 321-1359). — Leiden : E.J. Brill, 1986. — Vol. 1. — P. 105-106. (платн.)
  8. Звегинцев, В. А., 2007, с. 43—44.
  9. Звегинцев, В. А., 2007, с. 45—46.
  10. Звегинцев, В. А., 2007, с. 47—48.
  11. Звегинцев, В. А., 2007, с. 49—50.
  12. Звегинцев, В. А., 2007, с. 50—51.
  13. al-Ruʾāsī / Danecki, J. // Encyclopaedia of Islam. 2 ed : [англ.] : in 12 vol. / ed. by P. J. Bearman, Th. Bianquis, C. E. Bosworth, E. van Donzel, B. Lewis, W. P. Heinrichs et al. — Leiden : E.J. Brill, 1960—2005. (платн.)
  14. 1 2 3 Звегинцев, В. А., 2007.
  15. Дайф, Ш., с. 245—246.
  16. 1 2 3 аль-Джабури, Х. Г. Б. Грамматическое учение в Багдаде (ар.) = الدرس النحوي في بغداد. — Ирак: Университет Вавилона, 18.05.2012.
  17. Дайф, Ш., с. 288.
  18. Дайф, Ш., с. 327.
  19. Арабская языковедческая традиция // Лингвистический энциклопедический словарь / В. Н. Ярцева. — М.: Советская энциклопедия, 1990.
  20. Абу Саид ас-Сирафи. Ахбар ар-Рияши // Ахбар ан-нахвиин аль-басриин ва маратибухум = أخبار النحويين البصريين ومراتبهم. — С. 99.
  21. Мухаммад аш-Шатир, Ахмад Мухаммад. Аль-Муджаз фи нашат ан-нахв = الموجز في نشأة النحو. — Университет аль-Азхар, 1983. — С. 27.

Литература[править | править код]