Ренан, Эрнест

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Жозеф Эрнест Ренан
фр. Joseph Ernest Renan
Ernest Renan 1876-84.jpg
Дата рождения:

28 февраля 1823(1823-02-28)

Место рождения:

Трегье (Франция)

Дата смерти:

2 октября 1892(1892-10-02) (69 лет)

Место смерти:

Париж (Франция)

Гражданство:

Франция

Род деятельности:

философ, автор, историк и писатель

Язык произведений:

французский

Подпись:

Подпись

Логотип Викитеки Произведения в Викитеке
Commons-logo.svg Файлы на Викискладе

Жозеф Эрнест Рена́н (фр. Joseph Ernest Renan; 28 февраля 1823 года, Трегье, Кот-д’Армор — 2 октября 1892 года, Париж) — французский философ и писатель, историк религии, семитолог. Член Французской академии (1878).

Биография[править | править вики-текст]

Мемориальная доска на доме, где родился Ренан

Родился в небольшом городке Бретани. Отец, небогатый моряк, умер, когда Эрнесту было 5 лет. Наибольшее влияние на Ренана оказывала его старшая сестра Генриетта, с которой он сохранил дружбу до самой её смерти. Мать, желая посвятить его церкви, отдала его в местную духовную семинарию, откуда он в 1838 году перешёл в парижскую семинарию св. Николая (St.-Nicolas du Chardonnet), которой управлял тогда знаменитый впоследствии Дюпанлу.

Дом-музей Эрнеста Ренана в Трегье

Семинария св. Николая была небольшой и элитной. Здесь Ренан впервые познакомился со светской литературой; Мишле, Гюго и Ламартин произвели на него особенно сильное впечатление. Так как там не было философского класса, то в 1842 году он перешёл в Исси (Issy), подготовительное отделение семинарии св. Сульпиция. Со знакомством с немецкой философией, «вечное fieri», метаморфоза без конца стала казаться ему законом мира — но он оставался ещё католиком по чувству и намеревался сделаться священником, утверждая, что для этого нет надобности веровать во всё то, чему будешь учить.

В 1843 году он для изучения богословия поступил в семинарию св. Сульпиция и увлёкся изучением еврейского языка под руководством аббата Ле-Ира (Le Hir). В следующем году ему было поручено преподавание там еврейской грамматики и позволено слушать в университете лекции знаменитого археолога Катрмера.

Ле-Ир рассчитывал сделать из Ренана светило католической науки; но его занятия еврейским языком, положив начало научной карьере, привели к окончательному разрыву с церковью. После ближайшего ознакомления с библейской критикой он окончательно признал невозможность для себя духовной карьеры, вышел из семинарии и не принял места преподавателя в духовной коллегии, только что основанной парижским архиепископом Аффром для сближения церковной науки со светской. На этот раз Ренан остался твёрдым в своём решении, несмотря на все увещевания своих прежних профессоров и руководителей. «Я не из тех, — читаем мы в его „интимных письмах“, — которые решились никогда не изменять раз принятых воззрений, к какому бы научному результату они ни пришли… Но в настоящее время я не могу верить в переворот, по крайней мере настолько сильный, чтобы привести меня к католической и священнической ортодоксальности».

Чтобы как-нибудь материально устроиться, Ренан принял место репетитора в иезуитской подготовительной школе св. Станислава, но оставался там лишь три недели, так как руководители школы стесняли только что приобретенную им свободу мысли. Он перешёл репетитором в пансион Крузэ, где сблизился с одним из своих учеников и почти сверстником, известным впоследствии учёным Марселеном Бертело. Несмотря на многочисленность занятий в пансионе, он продолжал изучение восточных языков, в 1847 году сдал все университетские экзамены и получил место профессора философии в версальском лицее. В том же году он представил в Академию надписей рукопись своего первого учёного труда — «Истории семитских языков» («Histoire générale des langues sémitiques»), который в своё время имел весьма важное значение не только по филологической эрудиции автора, но и как одна из первых попыток изучения народной психологии на основании языка.

До 1848 года Ренан мало интересовался политическими и социальными вопросами. Февральская революция произвела на него сильное впечатление, но не вызвала в нём особых симпатий к демократии. В книге «Будущее науки» («L’Avenir de la science»), составленной в конце 1848 и в 1849 году, он проводит мысль, что нельзя желать торжества народа при его теперешнем состоянии, так как оно было бы хуже победы франков и вандалов; народ, однако, слишком силён, чтобы находиться в подчиненном положении; поэтому необходимо поднять и просветить его.

К этому времени относятся работы Ренана: «Éclaircissements tirés des langues sémitiques sur quelques points de la prononciation grecque» (Париж, 1849) и «Sur l'étude du grec dans l’occident au moyen âge», за которые он получил от Академии надписей командировку для научных занятий в Италию.

К этому же времени относится первая мысль Ренана о критической истории происхождения христианства. «Самая важная книга XIX столетия, — писал он тогда, — будет иметь заглавие: „Критическая история начал христианства“ („Histoire critique des origines de Christianisme“). Удивительный труд! Я завидую тому, кто его выполнит. Такая книга будет трудом и моего зрелого возраста, если только не помешает смерть или роковые внешние обстоятельства».

Восьмимесячное пребывание Ренана в Италии возбудило в нём любовь к искусству и дополнило его развитие в эстетическом отношении, а научным результатом командировки была его докторская диссертация: «Averroës et l’Averroïsme» («Аверроэс и аверроизм») (Париж, 1852). Побывав около этого времени в Берлине, где его сестра была гувернанткой в одной семье, Ренан, по возвращении вместе с нею в Париж, получил место при Национальной библиотеке. В 1855 году была издана его «История семитских языков»; в следующем году он был избран членом Академии надписей.

За этот период времени он поместил целый ряд статей по морали и истории религии в «Journal général de l’instruction publique», в «Revue asiatique», в «Journal des Débats» и в «Revue des deux Mondes». Эти статьи были изданы им потом в двух сборниках: «Études d’histoire religieuse» (Париж, 1857) и «Essais de morale et de critique» (Париж, 1859), создавших ему репутацию либерального философа. Около этого времени Ренан женился на племяннице известного художника Ари Шеффера и вступил в состав редакции «Journal des Débats». Журнальная работа не отвлекла Ренана от научных занятий; он перевёл, с учёным комментарием, книгу Иова и Песнь Песней и написал «Nouvelles considérations sur le caractère général des peuples sémitiques» (Париж, 1859).

В 1857 году умер Катрмер, и в Коллеж де Франс освободилась кафедра еврейского языка и библейской экзегетики. Ренан был единственным возможным кандидатом на эту кафедру, но министерство не решалось предоставить её заведомому еретику, и Наполеон III взамен кафедры поставил Ренана во главе экспедиции, снаряженной для археологического исследования древней Финикии (1860). Результаты этой командировки, продолжавшейся около года, Ренан опубликовал в 1864 году под заглавием «Mission de Phénicie».

Его раскопки не особенно расширили наши сведения о Финикии, но Ренан посетил Палестину и под живым впечатлением виденных мест написал во время экспедиции книгу «Vie de Jésus» («Жизнь Иисуса») в её первоначальной форме, имея под руками только Новый Завет и сочинения Иосифа Флавия. По возвращении в Париж Ренан был назначен профессором в Коллеж де Франс, но при условиях крайне для него невыгодных: товарищи-специалисты считали его более литератором, нежели учёным, двор и церковь — еретиком, либералы — отступником, продавшимся Наполеону III. Его вступительная лекция (изданная под заглавием «De la part des peuples sémitiques dans l’histoire de la civilisation», Париж, 1862) была встречена враждебными возгласами, но окончилась шумной дружественной манифестацией слушателей, так как новый профессор смело и решительно изложил свои воззрения на начало христианства. Курс был приостановлен после первой лекции; Ренан протестовал особой брошюрой, но протест его остался без последствий. Тогдашний министр Дюрюи предложил ему променять кафедру на видное место в Национальной библиотеке, Ренан отказался и был лишён кафедры императорским декретом (1864).

Вскоре после того он напечатал несколько работ по еврейской эпиграфике, а также «Rapport sur les progrès de la littérature orientale et sur les ouvrages relatifs à l’Orient» (Париж, 1868).

В 1860-х годах вышли и три первых тома его «Histoire des origines du christianisme», доставившей ему всемирную известность. «Vie de Jésus» (Париж, 1863), «Les Apôtres» (Париж, 1866) и «Saint Paul» (Париж, 1869).

Как критик и исследователь, Ренан значительно уступает немецким учёным, на которых он весьма часто опирается. Его оригинальность, составляющая и сильную, и слабую сторону его произведений, состоит в художественной обрисовке деятелей и их среды. Опираясь на психологию современных религиозных людей и отчасти на свою собственную, тщательно изучив современную жизнь в Палестине (для этой цели Ренан совершил ещё раз путешествие на Восток), он пытается воссоздать в живой картине начало христианства и ранний период его истории. Отсюда захватывающий интерес его книг, отсюда же и коренной их недостаток — крайний субъективизм и модернизация первоначального христианства и его деятелей. В книге «Жизнь Иисуса» он называет переход от язычества к христианству «главным событием» древнего мира.

В конце 1860-х годов Ренан сделал попытку вступить на политическое поприще: он написал книгу, посвященную текущей действительности («Questions contemporaires», Париж, 1868), и в 1869 году выставил в департаменте Сены и Марны свою кандидатуру в законодательный корпус.

Как политик Ренан был либеральным империалистом, в духе своего друга, принца Наполеона, и так резюмировал свою программу: «свобода, прогресс без революции и без войны». Избран он не был.

В это время, со смертью Мунка, снова освободилась кафедра еврейского языка в Коллеж де Франс, и Ренан во второй раз выставил свою кандидатуру на профессорскую кафедру, но безуспешно. Это не помешало ему за несколько месяцев до падения Наполеона издать книгу («Monarchie constitutionelle en France», Париж, 1870), в которой он решительно защищает конституционную империю. Война 1870 года, с её последствиями для Франции, нанесла тяжёлый удар Ренану, но не излечила его политического идеализма.

Воспитанный на немецкой философии, проникнутый глубоким уважением к немецкой науке, Ренан считал возможным примирение с Германией и в открытом письме к Давиду Штраусу, протестуя против отнятия у Франции Эльзас-Лотарингии, настаивал на необходимости совместных действий против общего врага цивилизации — славян, преимущественно русских. Штраус перевёл письмо Ренана и издал его, со своим ответом, в пользу немецких раненых, причём, подобно многим другим представителям немецкой науки, проявил настроения, не оставлявшие надежд на примирение. Под влиянием этого разочарования Ренан радикально изменил свою точку зрения по отношению к немцам и русским. С другой стороны, исход войны не уничтожил его доверия к либеральному цезаризму, который, по его мнению, лучше всего мог излечить раны Франции. Самым подходящим для этого человеком ему казался принц Наполеон. Парижская коммуна усилила в Ренане глубокое недоверие к демократии. Свои политические впечатления Ренан изложил в книге «Интеллектуальная и моральная реформа Франции» (Париж, 1871), самой характерной для Ренана как политика.

Во время Коммуны Ренан жил в Версале и там обдумал свои «Философские диалоги и фрагменты», с их презрением к толпе и требованием господства избранных, с их верой в торжество идеала, который будет богом и в то же время результатом эволюции. Философия Ренана стоит не выше его политики. Отправившись в Рим, он написал здесь 4-й том своих «Origines» — «Antéchrist», за которым вскоре последовали и три остальных тома («Les Evangiles», «L'église chrétienne», «Marc-Aurèle»), в которых сильно заметно влияние на автора последних событий, заставивших его обратить особенное внимание на социально-политическую сторону истории христианства. Между тем ещё правительство национальной обороны назначило Ренана на кафедру в Коллеж де Франс, что заставило его интенсивнее заняться древней историей евреев. Плодом этих занятий были: Corpus Inscriptionum Semiticarum (первый выпуск которого появился ещё в 1867 году), перевод Екклесиаста, с введением и комментариями, и «История народа израильского» («Histoire du peuple d’Israel», 5 томов, Париж, 1893), второе главное основание всемирной известности Ренана.

Это произведение отличается теми же достоинствами и недостатками, что и «Les Origines du Christianisme»: то же художественное воспроизведение прошлого в блестящей форме, тот же субъективизм произвольных характеристик и модернизация явлений прошлого.

Как критик и исследователь, Ренан и здесь значительно уступает немецким историкам, но превосходит их как художник. В 1879 году Ренан был избран членом Французской академии, в 1882 году — президентом Азиатского общества, в 1884 году — администратором Коллеж де Франс.

В 1883 году появились его «Воспоминания детства и юности», очень важные для его ранней биографии и весьма характерные для его настроения в старости. Такое же значение имеют его «Feuilles détachées». Между 1878 и 1886 годами появились его «философские драмы» («Калибан», «Вода жизни», «Священник из Неми», «Жуарская настоятельница»), в которых выразились его политические, религиозные и этические воззрения. Самые характерные черты этих драм — крайний скептицизм по отношению к некоторым нормам нравственности (в «Жуарской настоятельнице») и примирение с Калибаном, то есть с демократией. «По существу Калибан, — говорит Ренан, — оказывает нам более услуг, чем это сделал бы Просперо, реставрированный иезуитами и папскими зуавами».

Произведения[править | править вики-текст]

К наиболее значимым произведениям Ренана можно отнести следующие:

  • «История происхождения христианства» («История первых веков христианства», 1864—1907), состоящая из семи книг:
    • «Жизнь Иисуса» (1863),
    • «Апостолы» (1866),
    • «Святой Павел» (1869),
    • «Антихрист» (1873),
    • «Евангелия» (1877),
    • «Христианская церковь» (1879),
    • «Марк Аврелий» (1882);
  • пятитомная «История израильского народа» (1887—1893; русский перевод издан в 2-х томах (СПб., 1908—1912)).

Русские переводы[править | править вики-текст]

В 1866 году в журнале А. А. Хованского «Филологические записки» вышел переведённый на русский язык труд Ренана «О происхождении языка».

В русском переводе в 1902 году была издана книга «Жизнь Иисуса» (она же была издана в 1906-м в серии «История религии»), а в 1907 году «История первых веков христианства» в 7 т. Она рассматривается как продолжение «Жизни Иисуса». А «История израильского народа», изданная в 2 т. в 1908—1911 годах — как введение к «Жизни Иисуса».

Кроме этого, изданы и другие его произведения, частью в виде отдельных брошюр («Что такое нация», СПб., 1886; 2 изд., 1888; «Ислам и наука», М., 1888; «Место семитских народов в истории цивилизации», М., 1888; «Разорение Иерусалима», М., 1886) или журнальных статей («Древние религии», в «Эпохе», 1864, № 7; «Конец античного мира», из «Marc Aurèle et la fin du monde antique», в «Деле», 1882, № 5 и 6; «Марк Аврелий» в «Заграничном Вестнике», 1882, № 1; «Иудаизм как раса и как религия», в «Восходе», 1883, № 4), частью в виде сборников («Исторические очерки», под редакцией В. Чуйко, СПб., 1886; «Сборник мелких статей и речей», перевод В. Штейна, СПб., 1895), а также некоторые его рассказы («Бретонка» в «Северном Вестнике», 1890, № 7; «Трепальщик льна», в «Русском Обозрении», 1893, № 5; «Эмма Козилис», ib., № 6).

Литература[править | править вики-текст]

  • Pons, «Ernest Renan» (П., 1882);
  • M-me Darmesteter, «La vie de Ernest Renan» (П., 1898);
  • Desportes et Bournand, «Ernest Renan, sa vie et son œuvre» (П., 1892);
  • E. Grant Duff, «Ernest Renan, in memoriam» (Л.,1893);
  • Séailles, «Ernest Renan, essai de biographie psychologique» (П., 1894);
  • G. Monod, «Les maîtres de l’histoire: Renan, Taine, Michelet» (П., 1894);
  • Zeller, «Strauss und R.» (в его «Histor. Vorträge und Abhandlungen», т. I);
  • Allier, «La philosophie d’Ernest Renan» (П., 1895);
  • князь С. Н. Трубецкой, «Ренан и его философия» («Русская мысль», 1898, № 3);
  • статьи Н. Страхова (в его «Борьбе с Западом»), А. Волкова («Православный Собеседник», 1877, № 4), С-на («Русское Обозрение», 1892, № 9 и 10), Л. Слонимского («Вестник Европы», 1892, № 11 и 12); характеристики Э. Зола («Вестник Европы», 1878, № 5), Брандеса (перевод в «Деле», 1882, № 3), Леметра (перевод в «Русской мысли», 1888, № 4);
  • Л. Слонимский, «Философские драмы Ренана» («Вестник Европы», 1893, № 1);
  • статьи К. Арсеньева о «Калибане» («Вестник Европы», 1879, № 1), об «Антихристе» (1875, № 12), о «Souv. d’enf. et de jeun.» (1883, № 9) и об «Истории Израильского народа» (1888, № 6 и 1891, № 5);
  • Ю. Николаев, «Ренан, как беллетрист» («Русское Обозрение», 1893, № 6);
  • аббат Гетэ, «Опровержение на выдуманную жизнь Иисуса Христа, соч. Э. Ренана» (пер. с французского, СПб., 1865);
  • Берсье, «Царское достоинство Иисуса Христа, ответ Э. Ренану и Л. Толстому» («Православное Обозрение», 1889, № 4);
  • И. Яхонтов, «Изложение и историко-критический разбор мнения Ренана о происхождении еврейского единобожия» («Прибавления к Творениям св. отцов», 1884, ч. XXXIII);
  • С. Годлевский, «Ренан, как человек и писатель» (СПб., 1895).

Ссылки[править | править вики-текст]

При написании этой статьи использовался материал из Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона (1890—1907).
Научные и академические посты
Предшественник:
Бернар, Клод
Кресло 29
Французская академия

18781892
Преемник:
Шальмель-Лакур, Поль-Арман