Люпов, Сергей Николаевич

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Сергей Николаевич Люпов
Lupov Sergei Nikolaevich.jpg
Дата рождения 19 октября 1870(1870-10-19)
Место рождения Казань
Дата смерти 19 ноября 1945(1945-11-19) (75 лет)
Место смерти Уссурийск
Принадлежность  Российская империя
 Китайская Республика
 Маньчжоу-го
Род войск Пехота
Годы службы 1889—1919?
Звание
Командовал 182-й пехотный Гроховский полк
104-я пехотная дивизия
49-й армейский корпус 2-й Уфимский армейский корпус, 4-я Уфимская стрелковая дивизия
Заамурский округ Отдельного корпуса пограничной стражи
Сражения/войны Русско-японская война
Первая мировая война
Гражданская война в России
Награды и премии
Орден Святого Георгия IV степени RUS Imperial Order of Saint Vladimir ribbon.svg RUS Imperial Order of Saint Vladimir ribbon.svg
RUS Imperial Order of Saint Anna ribbon.svg RUS Imperial Order of Saint Anna ribbon.svg RUS Imperial Order of Saint Stanislaus ribbon.svg
RUS Imperial Order of Saint Stanislaus ribbon.svg Орден Святого Станислава III степени
Оружие:
Георгиевское оружие
Связи Брат капитана Люпова А. Н.
В отставке журналист, лектор, весовщик, мемуарист.

Серге́й Никола́евич Лю́пов (7 [19] октября 1870, Казань — 19 ноября 1945, Уссурийск) — русский военный, генерал-лейтенант, один из активных участников белого движения.

Биография[править | править код]

В 1889 году закончил Нижегородский кадетский корпус, тогда же начал воинскую службу.

В 1892 году закончил Михайловское артиллерийское училище.

После выпуска служил в 21-й артиллерийской бригаде, позже был переведён в 38 артиллерийскую бригаду.

Получал последовательно звания: подпоручика (1892), поручика (1894), штабс-капитана (1897), капитана (1899), подполковника (1903).

В 1899 году по первому разряду закончил Николаевскую академию Генштаба.

Состоял при Омском военном округе (1899—1900). Обер-офицер для особых поручений при штабе 2-го Сибирского армейского корпуса (1900—1903). Принимал участие в подавлении Ихэтуаньского восстания. Штаб-офицер для особых поручений при штабе 1-го Сибирского армейского корпуса (1903—1904).

В ходе русско-японской войны служил в управлении генерал-квартирмейстера Маньчжурской армии. В 1907 году получил звание полковника.

С 1908 по 1912 году служил начальником штаба 7-го округа отдельного корпуса пограничной стражи (г. Ташкент). С 17 июня 1912 по 7 декабря 1913 гг. — начальник штаба 10-й пехотной дивизии. В 1913 году стал командиром 182-го Гроховского пехотного полка, с которым и вступил в Первую мировую войну в составе 46-й пехотной дивизии.

Первая мировая война[править | править код]

В 1914 году получил звание генерал-майора.

В 1915 году стал командиром бригады 17-й пехотной дивизии. С августа 1915 по март 1916 — начальник штаба 20-го армейского корпуса. С июля 1916 по март 1917 — командир 104-й пехотной дивизии 34-го армейского корпуса.

16 января 1917 года получил звание генерал-лейтенанта.

После Февральской революции потерял свой пост. В июле 1917 года стал командиром 49-го армейского корпуса, в октябре — 25-го армейского корпуса.

Гражданская война[править | править код]

После Октябрьской революции уехал на Урал, где служил в белогвардейских частях. В рядах белой армии командовал 3-й стрелковой, 4-й Уфимской дивизиями (1918), Уфимским корпусом Западной армии, Камской группой войск Народной армии КОМУЧА (около 10 000) в районе Симбирска.

В июле 1919 года возглавил восстановленный Заамурский округ Отдельного корпуса пограничной стражи.

В эмиграции[править | править код]

После поражения белого движения эмигрировал в Китай, проживал в Харбине.

В эмиграции сотрудничал с русскими газетами «Свет» и «Русский голос», для которых писал исторические статьи. Входил в состав комиссии по составлению исторического очерка по изысканию и постройке КВЖД. Работал весовщиком в английской торговой компании, позднее в американской фирме по продаже автомобилей. Читал лекции о русско-японской войне для слушателей японской академии Генерального штаба в Чанчуне. Писал мемуары. Вёл летопись русской старины. Был членом Дальневосточного союза военных. В 1938 начальник военно-учебного отдела союза. С 1942 по 08.1945 инкассатор 3-го отдела БРЭМ. Заведовал картотекой эмигрантов.

31 октября 1945 года арестован УКР «Смерш» Приморского военного округа по обвинению в шпионской деятельности и связях с иностранной разведкой. Вины не признал. Скончался в эвакогоспитале в Уссурийске. Дальнейшее расследование по делу было прекращено. 27 февраля 1998 года был признан реабилитированным как лицо, необоснованно привлеченное к уголовной ответственности по политическим мотивам.

Воспоминания современников[править | править код]

В жаркий день 11 июня 1915 года, объезжая свой участок позиций, я застал в одном из окопов командира Прохольского полка Генерального штаба генерал-майора Люпова, который мне сказал, что его отступающему полку назначено занять подготовленную мною позицию. «Мы уже осмотрели окопы и, — сказал он, — они нам очень понравились!». «Вот это укрепления!» — с восторгом говорили присутствовавшие офицеры штаба Люпова. «Вот здесь можно по-настоящему обороняться», — повторяли они, заглядывая через бойницы на далёкие горизонты. «Тут так приятно посидеть в холодке», — продолжали они, располагаясь в прохладе блиндажей после долгого пыльного пути под жарким солнцем.[...]
После сдачи позиции, на другой день утром мы отправились к новому месту работы, а по пути я заехал к командиру полка генералу Люпову. Я его застал в штабе за полевым телефоном, причём мне пришлось присутствовать при интересном разговоре. Командиру полка докладывали о том, что около такой-то деревни видны немецкие разведчики. Люпов посмотрел на карту и, вызвав к телефону командира артиллерийской батареи, задал ему вопрос: «Вы можете из своих орудий достать до такой-то деревни, в которой появились немцы? Хорошо. А сколько у вас осталось снарядов? Только семнадцать? Тогда бросьте туда два снаряда!«. Вскоре мы услышали два орудийных выстрела. «Вот видите, как плохо у нас обстоят дела со снарядами!» — обратился ко мне генерал (пушки из-за отсутствия боеприпасов приходилось тогда отправлять в тыл, превращая таким образом их в обоз).
Затем Люпов снова с похвалой отозвался о построенной нами позиции. «Вам, вероятно, нужно об этом представить начальству в письменном виде?» — добавил он. И, взяв полевую книжку, написал в лестных выражениях отзыв о принятой им укреплённой позиции, и вручил его мне, а я направил записку Люпова своему начальнику полковнику Архипенко, который уже представил её генерал-квартирмейстеру 4-й армии генералу Стайнову. Последний выразил желание познакомиться со мной лично и затем нередко спрашивал Архипенко, на каком участке я работаю.
В.М.Догадин На фронте и в тылу. Воспоминания о Первой мировой

Через сотню шагов я столкнулся с генералом Люповым. Этот старый офицер довоенного генштаба, во время войны — нач. штаба корпуса, а во время гражданской — командир корпуса — выделялся исключительной ограниченностью. Я его хорошо знал. Впервые я встретил его в Самаре, когда я был при Галкине. Люпов отличался тем, что при встрече непременно останавливал и пускался в бесконечные философские разговоры о мировом масонстве, о «дьявольском замысле» погубить Россию и т.д. Был он одинок, вел спартанский образ жизни, в его небольшой комнате, куда он раз меня затянул, кроме стула и стола была длинная узкая лавка т.е. деревянная доска, на которой он спал. Жил он уроками, был педантично аккуратен во всем решительно. Я когда мог избегал его ибо, к моему несчастью, он любил особенно передо мной разводить свои теории, считая меня старым знакомым. Но тут я не успел от него увернуться. Он, конечно, остановил меня и принялся излагать свое авторитетное мнение относительно стратегии немцев: «Ну вот, во-первых, здравствуйте, — начал он. — Теперь, конечно, большевикам скоро конец. Это совершенно ясно. Немцы наступают в трех главных направлениях — на юге на Киев, который на днях будет взят, в центре — на Москву, на севере на Петроград — теперь Ленинград. Советское командование совершенно бездарно, фронт уже прорван в нескольких местах — вопрос полного разгрома — две-три недели. Вот, батюшка мой, какие дела!» закончил он. «А вы не думаете ваше превосходительство, что сейчас дело идет о бытии русского народа и что независимо от власти и правителей русский народ инстинктивно понимает, что его ждет, если победят немцы и так легко не даст себя покорить». «Ничего он не чувствует, поверьте мне, а немцы придут, по крайней мере наведут порядок, уверяю вас!» Это был тяжелый день.
И.С.Ильин На службе у японцев

Награды[править | править код]

Ссылки[править | править код]