Никифорова, Мария Григорьевна

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Мария Григорьевна Никифорова
в 1909 году, из тюремного архива
в 1909 году, из тюремного архива
Дата рождения 1885(1885)
Место рождения Александровск, Екатеринославская губерния, Российская империя
Дата смерти 16 сентября 1919(1919-09-16)
Место смерти Севастополь, Юг России
Принадлежность Красный флаг Революционеры
Флаг Франции Франция
BlackFlag.svg Чёрная гвардия
 Махновцы
Годы службы Красный флаг 1901—1907
Флаг Франции 1914—1917
BlackFlag.svg 1917—1918
Вольная территория 1918—1919
Командовал Чёрная гвардия анархистов (с июня 1917 по июль 1918)
Сражения/войны

Мария Григорьевна Никифорова, или Маруся Никифорова (1887, Александровск, Екатеринославская губерния16 сентября 1919, Севастополь, Таврическая губерния) — предводительница анархистов на территории юга России, соратница Нестора Махно. Примкнула к анархическому движению в 16 лет. Известна под именем Маруся. В годы Гражданской войны становится одним из самых заметных и авторитетных командиров анархистских отрядов Екатеринославской и Таврической губерний России.

Биография[править | править код]

Ранние годы[править | править код]

Мария родилась в городе Александровск (ныне Запорожье, Украина) Екатеринославской губернии в 1885 году. Отец Марии был офицером и героем русско-турецкой войны (1877—1878). В 16-летнем возрасте Мария покинула родительский дом. Работала няней, писарем, мыла бутылки на ликёро-водочном заводе, где присоединилась к анархо-коммунистическому движению.

Мария легко приняла концепцию немотивированного террора. Участвовала в ряде экспроприаций, включая ограбление банков. Наиболее известными террористическими акциями с участием Маруси стали взрыв кафе Либмана и галантерейного магазина в Одессе, а также взрыв вагона первого класса в поезде около Никополя. Чуть позже от взрыва бомбы, брошенной Марусей, погиб администратор одного завода, а сам завод был остановлен на две недели.

В 1907 году в Херсоне на её след напала полиция. Маруся пыталась покончить с собой, взорвав бомбу, но взрыва не получилось. Маруся предстала перед судом. Её якобы обвинили в ряде экспроприационных актов и четырёх убийствах. По этим обвинениям она была приговорена к смертной казни, позднее приговор был изменен на пожизненное заключение. В мемуарах сокамерницы Акинфиевой-Никитинаной эта версия опровергается: на самом деле Никифорова была осуждена за участие в групповом убийстве пристава в Старобельске Екатеринославской губернии и получила срок на каторге. На суде вела себя недостойно политической: то угрожала, то рыдала и раскаивалась. Называла себя то эсеркой, то анархисткой, но не имела даже элементарного представления об их политических платформах. Сокамерницы относились к ней с большим недоверием. Однако летом 1909 года привлекли к коллективному побегу из Новинской тюрьмы. Перебралась в Париж, где пути беглянок разошлись.

С 1913 года становится известна под именем Маруся, которое ей видимо, нравилось, так как она подписывалась именно этим именем. В Париже вышла замуж за польского анархиста Витольда Бжостека. В 1913 году некоторое время провела в особняке «Отель Бирон» (ныне это музей Родена)[1]. Училась у Родена, и тот отмечал ее несомненный талант[1].

С началом Первой мировой войны она вместе с Петром Кропоткиным заняла резко антинемецкую позицию. Окончив французскую офицерскую школу, Мария воевала на македонском фронте.

Александровск в конце XIX века.

Возвращение в Россию[править | править код]

После Февральской революции Маруся возвращается в Петроград. В Кронштадте она организовала анархистские съезды. Летом 1917 года Маруся возвращается в свой родной город Александровск (Запорожье). Александровская федерация анархистов вновь организовалась в июне 1917 года и приобрела традиционную для города анархо-коммунистическую окраску. Появление в составе федерации известного деятеля социалистического движения, которым, безусловно, можно считать Марусю, в корне изменило ситуацию. Ораторские способности Никифоровой и её имидж женщины-революционерки снискали себе приверженцев среди городских рабочих. После того, как Маруся проводит удачную экспроприацию одного миллиона рублей из кассы александровского заводчика Бадовского, она прочно занимает место неформального лидера федерации. Прибыв в город, она организует отряды Чёрной гвардии, которая терроризирует местную власть, в особенности армейских офицеров и буржуа. Целью Никифоровой было полное разрушение государственной власти в городе.

В это время она находилась под влиянием идей Аполлона Карелина, который пропагандировал стратегию союза с большевиками ради достижения анархических целей. Маруся согласилась сотрудничать с большевиками только в военном контексте и полностью отвергала политическое сотрудничество.

В августе 1917 года Маруся захватила арсенал в Орехове, разоружила, расстреляв офицеров, гарнизон (две роты Преображенского полка) и передала оружие махновцам.

После захвата советскими отрядами Александровска в январе 1918 года, она вместе со своим новым союзником Нестором Махно начала переговоры с большевиками о предоставлении анархистам места в городском революционном совете. Почвой для союзнических отношений с Махно изначально был анархизм. Но вскоре «Маруся стала обвинять Нестора в игнорировании идей анархизма… Она призывала к кровавой борьбе с эксплуататорами, к борьбе против украинского национализма» [2].

В совете Никифорова заняла место заместителя председателя Ревкома (председателем был избран большевик Т. Михелович). Нестору Махно досталась, по его словам, «грязная» должность председателя «военно-революционной комиссии». Махно обязывали решать судьбу арестованных большевиками людей, обвинявшихся в контрреволюционной деятельности. Через несколько недель он отказался от подобного сотрудничества вследствие недостаточного радикализма совета.

Дружина[править | править код]

В декабре 1917 года Чёрная гвардия Маруси помогала устанавливать советскую власть в Харькове, Екатеринославе и Александровске (Запорожье). Созданная ею при содействии командующего советскими войсками на юге России В. А. Антонова-Овсеенко «Вольная боевая дружина» воевала с Белой гвардией, немецкими оккупационными войсками и украинскими националистами при установлении советской власти в Елисаветграде.

Бойцы Маруси были прилично снаряжены. К примеру, они регулярно получали пищу, а не находились подобно большинству красноармейцев «на подножном корму». В распоряжении «дружины» имелись два орудия и бронеплатформа. В вагонах перевозились броневики, кони, тачанки. При необходимости эшелон выгружал из себя десантные отряды, действующие в удаленных от железной дороги местностях, что тоже выгодно отличало «дружину». Внешний вид бойцов отряда носил на себе отпечаток оригинальности. «Дружинники» старались поддерживать популярную в те годы моду «под анархиста», обязательным элементом которой должны были быть длинные волосы и пестрота одежды. Как вспоминал позже чекист И. Матусевич, «вид у… бойцов отряда был, мягко говоря, необычным… Здесь были и офицерские френчи, накрест опоясанные пулеметными лентами, и лихо заломленные бараньи шапки. Кто-то щеголял в до блеска начищенных добротных сапогах, за голенищами которых поблескивали черкесские ножи. Из-под расстегнутых солдатских и офицерских шинелей виднелись штатские пиджаки и крестьянские сорочки. Под стать своему войску была и Никифорова». Знаменем дружины стало чёрное полотнище из чистого шелка с надписью: «Анархия — мать порядка». Лозунги дружины: «Освобождение рабочих — дело самих рабочих», «Да здравствует анархия», «Государство — паразит». В дружине были и моряки Черноморского флота.

В апреле 1918 года Никифорова получила благодарность от руководства большевиков за революционную деятельность. Антонов-Овсеенко, главнокомандующий большевистскими силами на юге России, был сторонником Никифоровой со времени их первой встречи в Париже. Он оказывал ей как финансовую, так и политическую поддержку. Никифорову дважды судили большевики за неподчинение командованию и мародёрство её частей: первый раз в Таганроге в апреле 1918 года и в Москве в январе 1919 года. В первом суде её оправдали, так как многие свидетели (в их числе Махно, Мокроусов и Антонов-Овсеенко, приславший телеграмму), высказались в её поддержку[3]. 25 января 1919 года газета «Правда» сообщила о решении московского трибунала. Марусю признали виновной в дискредитации советской власти, в неподчинении местным советам в сфере военных действий. Обвинения в организации незаконных грабежей и в проведении незаконных реквизиций трибунал доказать не смог, и поэтому они были отменены. Маруся была приговорена к весьма своеобразному наказанию — лишению права занимать ответственные посты в течение шести месяцев со дня вынесения приговора, и передавалась на поруки ставшему членом ЦИК А. Карелину и В. Антонову-Овсеенко.

Возвратившись на Екатеринославщину, она отправилась в Гуляйполе, к Махно. Здесь в течение шести месяцев Маруся готовила речи Махно, организовывала пропагандистскую работу.

Нестор Махно (1918), соратник Маруси Никифоровой.

Пленение и казнь[править | править код]

В июне 1919 года армия Нестора Махно была объявлена советской властью вне закона. Избегая войны на два фронта против белых и красных, Маруся изменила тактику борьбы.

Никифорова начала создавать полевые террористические группы, которые должны были стать основной силой анархической борьбы. Эти группы-ячейки действовали в тылу ВСЮР, а также в Крыму. Вскоре, однако, её с мужем выследила в Севастополе контрразведка Добровольческой армии. 29 июля (11 августа по новом стилю) они были арестованы. Сидела в общей камере женской части Севастопольской тюрьмы, где познакомилась с большевичкой Евгенией Багатурьянц[4]. 3 (16) сентября суд приговорил их с мужем к смерти через повешение. Хотя в газете «Киевская жизнь» от 11 (24) сентября 1919 года, в рубрике «В освобождённой России», значится противоречивый отчёт под названием «Казнь М. Никифировой». В нём, в частности, говорится: «В Севастополе, по приговору военно-полевого суда, казнена известная Маруся Никифорова (Мария Бржостска), командирша отряда „анархистов-коммунистов“, производившая кровавые расстрелы и расправы. Обвинительный акт инкриминирует ей участие в таких расправах: в Ростове, Одессе, при взятии города Петлюрой, Мелитополе и других местах. Никифорова на суде держалась вызывающе, и, после прочтения приговора, стала бранить судей. Расплакалась она только при прощании с мужем. Муж её, Витольд Бржостек, обвинявшийся в укрывательстве, также расстрелян».

Как она выглядела[править | править код]

В воспоминаниях Марусю описывают как непривлекательную женщину, иногда её выдавали за интерсекса. Чуднов, бывший махновец, писал в 1918 году: «Это была женщина тридцати двух, или тридцати пяти лет, среднего роста, с испитым преждевременно состарившимся лицом, в котором было что-то от скопца или гермафродита. Волосы острижены в кружок. На ней ловко сидел казачий бешмет с газырями. Набекрень надета белая папаха». Годом позднее в 1919 году Алексей Киселёв описывал её в его воспоминаниях так: «Около тридцати лет. Худенькая с измождённым испитым лицом, производила впечатления старой засидевшейся курсистки. Острый нос. Впалые щеки… На ней блузка и юбка, на поясе висит небольшой револьвер». Киселёв утверждает, что Маруся была кокаинисткой. Биограф Маруси Малкольм Арчибальд (Malcolm Archibald) считает, что большевистские биографы умышленно создавали непривлекательный образ анархистки[5]: "Описания Никифоровой делятся на две категории: в одних она — отталкивающая женщина, а в других — красавица. Исключение составляет описание Маруси, оставленное видным большевиком C. Ракшой, весной 1918 года значившегося секретарем партбюро Днепровского красногвардейского отряда: «Говорили, что она женщина красивая, и что её адъютант штабс-капитан Козубченко, тоже красавец и щеголь, не спускает с неё глаз. Я застал их обоих. Маруся сидела у стола и мяла в зубах папироску. Чертовка и впрямь была красива: лет тридцати, цыганского типа, черноволосая, с пышной грудью, высоко поднимавшей гимнастёрку».

Марусю считали «своей» рабочие и махновцы, матросы и белогвардейские офицеры. Она, несомненно, обладала незаурядным умом, разносторонностью интересов, отлично владела ремеслом оратора, а также храбростью и даром влияния на людей. Обладая большой силой воли, Маруся представляла собой строптивую, непокорную натуру[5].

Революционерка Акинфиева-Никитина в мемуарной книге «Наш побег» конца 1920-х гг свидетельствует о Никифоровой: «Это оказался не мальчик и не девочка, а полного и редкого типа гермафродит — более грамотные из нас скоро об этом догадались и звали его „оно“. Он не был провокатором, но, конечно, половое уродство сказалось на всей психике — истерической, извращенной и аморальной. За границей, куда он попал после побега, он ориентировался на анархистов, жил странно, то в мужском, то в женском платье, имел соответственные романы, получал какие-то средства. Мы все с ним совсем разошлись»[6].

Образ в кино[править | править код]

Марусю Никифорову играет Анна Уколова в сериале «Девять жизней Нестора Махно» (2007, режиссёр — Николай Каптан).

См. также[править | править код]

Примечания[править | править код]

  1. 1 2 Русич А. Черт в юбке: беспокойная душа кровавой атаманши Маруси // www.eg.ru. — 2018. — 14 марта.
  2. Савченко, В.А. Махно (неопр.). — Харьков: Фолио, 2005. — С. 401. — ISBN 966-03-3053-7., стр.30, [1]
  3. Елизаров М. А. Революционные матросы и анархистское движение Н. Махно. // Военно-исторический журнал. — 2007. — № 6. — С.36-41.
  4. Владимирский М. В. Красный крым 1919 года — М. : Издательство Олега Пахмутова, 2016. — 304 с. ISBN 978-5-9908031-2-1
  5. 1 2 Archibald, Malcolm. Atamansha: the Story of Maria Nikiforova, the Anarchist Joan of Arc (англ.). — Dublin: Black Cat Press, 2007. — ISBN 9780973782707.
  6. И. Морчадзе (С. Коридзе). Организация побега 13 политических каторжанок// Каторга и ссылка. 1929. № 7. С. 94–99, 104–105.

Литература[править | править код]

  • Щербаков Алексей - Гражданская война. Генеральная репетиция демократии — Издательство "Олма Медиа Групп" — 34с. — ISBN 978-5-373-03997-0
  • Савченко В. А. Авантюристы гражданской войны: Историческое расследование. — Харьков: Фолио: М: ООО "Издательство ACT", 2000. — 368 с. — ISBN 966-03-0845-0. — ISBN 5-17-002710-9.
  • Чоп В. М. Маруся Никифорова. — Запорожье: РА “Тандем-У”, 1998. — 68 с.
  • Беленкин Б. И., Леонтьев Я. В. Воспоминания и сообщения. «Чёрная тень революции» (атаманша Маруся Никифорова) // Отечественные записки. — 2002. — С. 169—178.

Ссылки[править | править код]