По волне моей памяти

Материал из Википедии — свободной энциклопедии
Перейти к: навигация, поиск
По волне моей памяти
Обложка альбома Давида Тухманова «По волне моей памяти» (1976)
Студийный альбом Давида Тухманова
Дата выпуска

1976

Записан

19751976

Жанр

арт-рок, симфо-рок

Длительность

42:16

Продюсер

Татьяна Сашко

Страна

Flag of the Soviet Union.svg СССР

Лейбл
Мелодия

С60-07271-2

Хронология Давида Тухманова
«Эта весёлая планета»
(1974)
«По волне моей памяти»
(1976)
«Памяти гитариста. Памяти поэта»
(1978)

«По волне́ мое́й па́мяти» — концептуальный альбом композитора Давида Тухманова, сразу после своего появления в 1976 году ставший в СССР культовым. Назван по одной из вошедших в альбом песен на стихи Николаса Гильена в переводе Инны Тыняновой. Участвовавшие и не участвовавшие в альбоме музыканты оценивали его как «революцию» в современной им (прежде всего советской) популярной музыке. Тухманов определял жанр альбома как арт-рок. Фактическим продюсером альбома, при участии Тухманова, выступила его жена Татьяна Сашко; она же отбирала весь литературный материал для альбома. Бо́льшая часть молодых и малоизвестных на момент издания альбома солистов получила всесоюзную, главным образом аудио-, известность — Мехрдад Бади, Игорь Иванов, Александр Бырыкин, Владислав Андрианов, Сергей Беликов, Людмила Барыкина. Известность двоих солистов, Наталии Капустиной и Александра Лермана, не персонифицировалась — их имена в связи с эмиграцией в США были изъяты с альбома цензурой.

Идея[править | править вики-текст]

В середине 1970-х годов, по мнению Давида Тухманова, для популярной музыки в СССР сложилась достаточно уникальная ситуация, в которой сошлись «советская песня с её замечательными чертами, художественными и поэтическими», «новые веяния западной музыки», коммерциализация популярной музыки («фирма „Мелодия“, государственная организация, начала думать о коммерции») и ослабление цензуры («чуть посвободнее стало в прохождении материала»). Сам Тухманов, написавший к этом времени несколько шлягеров, чувствовал, что как композитор реализован не полностью. Свои знания в области классической музыки он хотел соединить «с ритмическими формами популярной музыки — электронным звучанием, аранжировкой…»[1]

Новизна задачи была ещё и в том, что музыку, «которую можно назвать и эстрадной», Тухманов соединял с классической поэзией. При этом тексты для него были первичны, и на поиск стихов, «которые могли бы уложиться в форму песен и звучать современно», ушло длительное время. Большинство текстов были переводами, и Тухманов решил использовать в песнях цитаты на языке оригинала — чтобы «намекнуть» слушателям на то, что «поэзия-то, в принципе непереводима»[1].

Татьяна Сашко при первой встрече в феврале 1976 года с Сергеем Беликовым, записавшим затем для альбома песню «Сентиментальная прогулка», сказала ему, что суть проекта — «подать классическую поэзию в современной музыкальной обработке»[1].

Время работы над диском также совпало с переломным моментом в советской эстраде, о котором Тухманов говорил: «Пение в современной манере с трудом приживалось на нашей эстраде, считалось, что нужно петь классически поставленными голосами и лучше без микрофона. Но микрофонное пение позволило выявить в голосе новые краски!»[1]

Тухманов называл альбом «циклом», а его написание — «сочинением»[2].

Тухманов определял жанр всего альбома как арт-рок[3].

« А мне просто не хотелось афишировать всё раньше времени, мы старались работать так, чтоб поменьше народу было кругом. Чтобы не спугнуть. Я и на худсовете играл и пел эти песни очень мягко, на манер классики, а после того, как худсовет всё утвердил, мы могли писать, петь, играть и записывать что угодно, опасаться было нечего[1]. »

Роль Татьяны Сашко[править | править вики-текст]

Images.png Внешние изображения
Image-silk.png Фотография Татьяны Сашко

Инструментальный состав[править | править вики-текст]

Ритм-секция (гитара, бас-гитара, ударные)[править | править вики-текст]

В 1972 году Давид Тухманов написал цикл эстрадных песен и в поисках исполнителей обратил внимание на созданный год назад вокально-инструментальный ансамбль «Москвичи». Тухманов предложил «Москвичам» три песни, которые с успехом стали ими исполняться: «Как прекрасен этот мир», «Налетели дожди» и «День без выстрела». Год спустя, летом 1973 года, с Валерия Ободзинского был снят годичный запрет на выступления в РСФСР[K 1], и он, решив не возвращаться из украинского Донецка в Оркестр Олега Лундстрема, который уже слабо корреспондировал его всесоюзной славе, искал под себя новый аккомпанирующий коллектив. Директор Ободзинского Ефим Зуперман, отсмотрев в июне 1973 года все выступавшие ансамбли на Всесоюзном фестивале, посвящённом 50-летию образования СССР и X Всемирному фестивалю молодёжи и студентов, остановил свой выбор на «Москвичах» и сделал им соответствующее предложение с обязательным условием изменения названия коллектива. Это предложение раскололо ансамбль на две части, но большинство перешло к Ободзинскому[4].

Новое название коллектива «Верные друзья» предложил тромбонист и скрипач Игорь Осколков — по «Песне верных друзей» Тихона Хренникова и Михаила Матусовского из одноимённого фильма, с которой вокально-инструментальный ансамбль теперь начинал все свои концертные выступления. Во главе коллектива Ободзинский поставил пианиста и аранжировщика Юрия Щеглова, с которым работал в оркестре Лундстрема. Оттуда же Ободзинский пригласил гитариста Бориса Пивоварова, которого сам Лундстрем с подачи своих музыкантов «подобрал» во время гастролей по Западной Украине на местных танцах и который считался в то время одним из лучших гитаристов в СССР. В начале своей работы в «Верных друзьях» Пивоваров купил себе за очень большие по тому времени 3500 рублей электрогитару Gibson Les Paul Custom[K 2]. Другой участник «Верных друзей», саксофонист Ефим Дымов, после ранней смерти Пивоварова характеризовал его как человека «простого и приятного», но «слабого на выпивку и травку». В дополнение к новым музыкантам Дымов пригласил из родной для себя Риги, из латвийского вокально-инструментального ансамбля «Эолика» барабанщика Владимира Плоткина и бас-гитариста Юрия Гринёва[5].

В 1975 году в составе «Верных друзей» произошли существенные изменения: Гринёв вернулся в Ригу, и на его место из той же Риги приехал новый бас-гитарист Аркадий Фельдбарг. А в вокально-инструментальный ансамбль «Весёлые ребята» ушёл Валерий Дурандин — записавший 1974 году на самом успешном за всю историю «Верных друзей» миньоне ставшую визитной карточкой ансамбля песню Бориса Монастырского на слова Юрия Рыбчинского «Девятый класс» (более известную у публики по строчке из песни как «Весна по имени Светлана»). В том же 1974 году «Верных друзей» пригласили сначала записать вместе с ансамблем «Мелодия» Георгия Гараняна инструментальную музыку к фильму «Большое космическое путешествие», а затем автор музыки к фильму Алексей Рыбников предложил ансамблю исполнить несколько вокальных партий: Игорь Капитанников вместе с исполнительницей главной роли Милой Берлинской спел заглавную песню фильма на слова Игоря Кохановского «Ты мне веришь?», а вокальная группа ансамбля исполнила «Песню гонщиков» и приняла участие ещё в нескольких песнях из фильма[5].

Ещё более успешно — с «Верными друзьями» как аккомпанирующим составом — развивалась в это время карьера Валерия Ободзинского. Весь 1974 год он много гастролировал. Весной, после длительного перерыва, состоялись первые концерты Ободзинского в Москве. 22 марта 1974 года композитор Никита Богословский опубликовал в газете «Советская культура» вполне благожелательную рецензию на эти концерты под названием «Давайте замечать хорошее», отметив работу певца с Давидом Тухмановым, Александрой Пахмутовой, Леонидом Афанасьевым, Александром Флярковским и особенно выделив песню Эдуарда Колмановского «Алёша» (которую помимо Ободзинского пели многие исполнители)[5]. При этом Богословский не преминул «пройтись» по главным, прежде всего тухмановским, шлягерам Ободзинского: «В программу было включено небольшое попурри из недавних шлягеров Ободзинского. И нужно сказать, что оно прозвучало на фоне новых работ Валерия Ободзинского довольно бесцветно. Ясно, что „Эти глаза напротив“ отошли в прошлое…»[6]

Валерий Ободзинский и вокально-инструментальный ансамбль «Верные друзья» в 1976 году. Слева направо: Игорь Капитанников, Борис Пивоваров, Валерий Ободзинский, Аркадий Фельдбарг, Нина Буренкова, Ефим Дымов, Геннадий Жарков. За спиной Ободзинского — барабанщик Владимир Плоткин

1975 год по количеству аншлаговых концертов был, предположительно, пиком популярности Валерия Ободзинского. При этом из-за продолжавшего действовать запрета ему удавалось записываться лишь на миньонах и сборниках разных авторов, а единственный собственный его гигант был записан им ещё в 1970 году. Сами пластинки существенных денег не приносили, но напрямую влияли на увеличение концертных доходов. В этой ситуации Ободзинскому поступило предложение от председателя художественного совета фирмы-монополиста «Мелодия» Никиты Богословского, контролировавшего выпуск всех пластинок кроме гибких, о совместной записи его, Богословского, песен. Условием Богословского были сотрудничество Ободзинского с согласованными авторами и отказ от работы с Давидом Тухмановым и Леонидом Дербенёвым. Ободзинский согласился, записав в сопровождении «Верных друзей» сначала миньон с четырьмя песнями Богословского, затем, в 1976 году, — гигант «Любовь моя — песня», на который, в качестве прощального жеста, попала лишь одна песня Дербенёва («Сколько девчонок на свете» на музыку Александра Зацепина) и одна — Тухманова («Листопад» на слова Владимира Харитонова), причём тухмановская песня уже дважды в 1974 году выходила на других пластинках[5].

На новом гиганте Ободзинского «Любовь моя — песня» не оказалось ни одного шлягера. Через полгода после его выхода Ободзинский, понявший свой промах, пришёл к Дербенёву с предложением возобновить сотрудничество. Но ни Дербенёв, ни Тухманов Ободзинского не простили — они не написали для него больше ни одной песни[K 3]. Одновременно с разворачиванием этого конфликта Тухманов начал работу над альбомом «По волне моей памяти» и выбрал в качестве инструменталистов нового проекта ритм-секцию «Верных друзей» — Бориса Пивоварова (гитара), Аркадия Фельдбарга (бас-гитара) и Владимира Плоткина (ударные), оставив себе клавишные. К моменту выхода альбома «По волне моей памяти» в сентябре 1976 года разрыв между Тухмановым и Ободзинским уже давно произошёл, и Тухманов, не без основания считавший «Верных друзей» группой Ободзинского, убрал с обложки альбома все упоминания о них — при том, что принадлежность всех других музыкантов проекта к каким-либо музыкальным коллективам была не без ошибок, но явно обозначена[7].

По некоторым сведениям, вся ритм-секция альбома «По волне моей памяти» была записана Пивоваровым, Фельдбаргом и Плоткиным за две смены между гастролями ВИА «Верные друзья»[8].

Ефим Дымов, возглавлявший «Верных друзей» после разрыва ансамбля в конце 1977 года с Валерием Ободзинским, считал, что если бы Тухманов написал на обложке альбома о принадлежности Пивоварова, Фельдбарга и Плоткина к «Верным друзьям», то популярность ансамбля впоследствии была бы существенно выше. Сами Пивоваров, Фельдбарг и Плоткин своим участием в тухмановском проекте всегда гордились, и с той же самой ритм-секцией Тухманов тогда же записал вышедшее лишь в 1978 году своеобразное продолжение «По волне моей памяти» — миньон «Памяти гитариста. Памяти поэта». Все трое через какое-то время покинули «Верных друзей» — Пивоваров из-за конфликта с Дымовым в 1978 году (он вернулся на Западную Украину), а Фельдбарг и Плоткин позже из-за приказа Министерства культуры РСФСР о запрете приёма на работу в «Росконцерт» людей, не имевших прописки в РСФСР (оба вернулись в Ригу)[7].

По выражению журналиста Алексея Михалёва, снявшего к 40-летию выхода альбома документальный фильм «На своей волне», Тухманову удалось «создать суперкоманду, своего рода „сборную Советского Союза“»[9].

Выбор и работа с солистами[править | править вики-текст]

Прежние советские эстрадные певцы, в большинстве певшие классическими поставленными голосами и часто без микрофона, не годились для реализации идеи альбома. Тухманову нужны были солисты, в голосах которых он с помощью микрофона мог выявить «новые краски»:

« …Я искал людей современных, молодых, увлечённых музыкой. Работал устный телеграф, мы узнавали, что есть такой музыкант, такой певец, вот ребята из Риги, вот из Москвы… Люди играли в ансамблях при ДК, в ресторанах и с радостью хватались за возможность участвовать в проекте, сделать записи. Может, они были не слишком опытны, но внутренне готовы, чтобы это исполнять[1]. »
« Я искал певцов, когда песни уже были сделаны. Искал, исходя из того, как бы мне хотелось эти песни услышать, в моей голове они звучали в определённом голосе, тембре, и я старался найти тех, кто ближе к моему «слышанию» подходил. И, по-моему, все справились, обо всех ребятах воспоминания самые чудесные[1]. »

Песни[править | править вики-текст]

«Я мысленно вхожу в ваш кабинет»[править | править вики-текст]

«Из Сафо»[править | править вики-текст]

«Из вагантов»[править | править вики-текст]

«Приглашение к путешествию»[править | править вики-текст]

«Доброй ночи»[править | править вики-текст]

«По волне моей памяти»[править | править вики-текст]

«Сентиментальная прогулка»[править | править вики-текст]

«Сердце моё, сердце»[править | править вики-текст]

«Смятение»[править | править вики-текст]

«Посвящение в альбом»[править | править вики-текст]

Материал, не вошедший в альбом[править | править вики-текст]

По свидетельству Игоря Иванова, в песне «Из вагантов» была длинная «красивая кода», которую «потрясающе играл на гитаре» Борис Пивоваров, но Давид Тухманов не взял её в окончательный вариант песни[1].

Обложка[править | править вики-текст]

Обложку альбома рисовал художник и музыкант Александр Шварц. Тухманов приглашал его к себе домой, играл на рояле мелодии, а уже у себя дома Шварц отрисовывал идеи, на которые его вдохновляла эта музыка. На первом варианте обложки не было полосатого фона, и пером были нарисованы фрагменты современной цивилизации: Кремль, космос, ракеты и пр. Эта обложка, по воспоминаниям Шварца, была квалифицирована худсоветом как «не соответствующая идеалам социалистического реализма» и отклонена. Во втором варианте обложки, идя за стремлением Тухманова к совершенству в музыке, Шварц, по его словам, «решил отразить совершенство человеческого духа». Получилась большая композиция из примерно 20 фигур, которые почти все были «вырезаны» худсоветом — остались лишь крупные фигуры мудреца, статуи Афины и мотоциклиста; в таком виде обложка была утверждена. «Но и эта обложка живёт уже 40 лет — конечно, прежде всего благодаря музыке», — говорил Александр Шварц в 2016 году[1].

Один из образов обложки, мотоциклист, был найден Шварцем за несколько лет до тухмановской обложки — когда он начал писать свой автопортрет:

« Вдруг мне пришло в голову, что в моих зрачках должны как отражение ехать вот эти гоночные мотоциклы. Я их нарисовал. А потом, когда я работал над пластинкой, я вдруг понял, что стремительное движение времени и цивилизации — этот мотоцикл, который издалека надвигается; это то, что мне нужно[9]. »

Цензура, умолчания и ошибки обложки альбома[править | править вики-текст]

Выход альбома[править | править вики-текст]

Первая партия пластинок появилась в магазинах 9 сентября 1976 года, и это странным образом совпало со смертью Мао Цзэдуна[9].

Цена альбома в розничной продаже была 2 рубля 15 копеек[10].

По утверждению телеведущего Юрия Николаева, первый тираж альбома «даже не дошёл до магазинных прилавков, растворившись на чёрных рынках»[3]. Игорь Иванов, исполнивший на альбоме песню «Из вагантов», нигде не мог купить диск с собственной песней и получил его в подарок от Тухманова[11].

Рецепция[править | править вики-текст]

« Я считал, что работа сложная, эстетически слишком изысканная и вряд ли будет популярна. Повторяю, это был очень короткий период культурной жизни страны, когда сошлись очень многие вещи, ни до, ни после уже не сходившиеся. Что подтверждает моя дальнейшая творческая жизнь: я написал много вещей разной степени успеха, но повторения «По волне моей памяти» уже не случилось[1]. »

Музыканты, принявшие участие в записи альбома «По волне моей памяти», независимо друг от друга говорили о «революционности» тухмановского проекта: «это была новая, во многом революционная работа» (Сергей Беликов, 2006)[12]; «пластинка стала революцией в советской музыке для того времени» (Владислав Андрианов, 2009)[13].

В 2016 году «Российская газета» в материале к 40-летию выхода пластинки назвала её «настоящей бомбой, отзвуки разрыва от которой слышны до сих пор»[1].

Тухмановский альбом в значительной мере повлиял на развитие популярной музыки в СССР. Журналист Алексей Михалёв, снявший к 40-летию выхода альбома документальный фильм «На своей волне», так говорил об этом:

« Как минимум на два десятилетия пластинка «По волне моей памяти» станет эталоном мастерства и пробудит к творчеству прежде дремавших эстетов. Традиции дендизма и — страшно сказать — декаданса, которые Тухманов вынужденно маскировал под сугубую классику, найдут продолжение в творчестве множества групп[9]. »

Список композиций[править | править вики-текст]

Обратная сторона обложки альбома. Среди солистов отсутствуют имена эмигрировавших в США Наталии Капустиной и Александра Лермана

I сторона
1. «Я мысленно вхожу в ваш кабинет» (Максимилиан Волошин, 1877—1932, адресовано Рашель Хин). Солист Мехрдад Бади.
2. «Из Сафо» (Сапфо, VII век до Р. Х., перевод В. Вересаева). Солистка Наталия Капустина в сопровождении вокальной группы «Весна» вокально-инструментального оркестра «Современник».
3. «Из вагантов» (ваганты, перевод Льва Гинзбурга). Солист Игорь Иванов в сопровождении вокальной группы ансамбля «Надежда».
4. «Приглашение к путешествию» (Шарль Бодлер, 1821—1867, перевод Ирины Озеровой). Солист Александр Бырыкин.
5. «Доброй ночи»[14] (Перси Биши Шелли, 1792—1822). Солист Мехрдад Бади.

II сторона
6. «По волне моей памяти» (Николас Гильен, 1902—1989, перевод Инны Тыняновой). Солист Владислав Андрианов.
7. «Сентиментальная прогулка» (Поль Верлен, 1844—1896, перевод Ариадны Эфрон). Солист Сергей Беликов.
8. «Сердце моё, сердце» (Иоганн Вольфганг Гёте, 1749—1832, перевод Вильгельма Левика). Солист Александр Лерман и вокальная группа.
9. «Смятение» (Анна Ахматова, 1889—1966). Солистка Людмила Барыкина.
10. «Посвящение в альбом» (Адам Мицкевич, 1798—1854, перевод Семёна Кирсанова). Солисты — вокальная группа вокально-инструментального оркестра «Современник» в составе: Вера Капустина[K 4], Людмила Иванова, Наталия Олеарник, Алла Гавричкина, Виктор Енченко.[15]

Участники записи[править | править вики-текст]

Переиздания[править | править вики-текст]

На виниле[править | править вики-текст]

Пластинка была переиздана чехословацкой государственной компанией Supraphon по лицензии «Мелодии» в серии, издаваемой совместно с еженедельником Mlady Svet — «Diskoteka Mladeho Sveta» под названием «Na vlně mých vzpomínek» (каталожный номер 1 13 2304 H).

На компакт-диске[править | править вики-текст]

В 2005 году фирма «Мелодия» издала альбом «По волне моей памяти» на компакт-диске. Использована оригинальная запись 1975 года, был произведен её цифровой ремастеринг. Оформление диска такое же, как и у оригинального винилового диска, только на обложке и диске добавлены слова «30 лет». Полностью диск называется «По волне моей памяти 30 лет», номер диска в каталоге: MEL CD 60 00915.

Существуют также издания компаний MMS Records, Ltd. (1994 год, каталожный номер MMSR-4942, Limited Edition of 5,000 CD, оформление совпадает с оригинальным), L-Junction (1997 год, каталожный номер LJ CD 018, графическое оформление Игоря Меглицкого пародирует оригинальное) и Roff-Audio (2000 год, каталожный номер ROFF CD 015-1, в графическом оформлении использованы другие рисунки И.Меглицкого из той же серии), а также издание компании Melodiya Record Company Europe GmbH (2001 год, каталожный номер MRCE-03110).

Комментарии[править | править вики-текст]

  1. При этом для Ободзинского ещё некоторое время сохранялся запрет на выпуск пластинок-гигантов и — вплоть до перестройки — запрет на появление на телевидении, наложенный председателем Государственного комитета по радио и телевещанию при Совете Министров СССР в 1970—1985 годах Сергеем Лапиным. Проводивший на телевидении последовательную антисемитскую политику Лапин ошибочно считал поляка Ободзинского из-за его одесского происхождения евреем. Лапину приписывается такой диалог: «Немедленно уберите Градского!» — «Это не Градский, а Ободзинский». — «Тем более: нам одного Кобзона хватит!» (см.: Анна Есенина и Валерий Ободзинский. Pressa Today (10 февраля 2016). Проверено 8 января 2017.).
  2. Эта гитара, на которой сыграны все сольные гитарные партии альбома «По волне моей памяти», в настоящее время хранится в студии SBI Records Игоря Бабенко (см.: Колпаков Валерий. Неверные друзья Валерия Ободзинского. Часть 3. По волне моей памяти: Тухманов против Богословского. Специальное радио (6 марта 2006). Проверено 5 января 2017.).
  3. Единственным исключением из этого стали несколько песен Леонидом Дербенёва на музыку Александра Зацепина, записанных Ободзинским для фильма «Между небом и землёй», но написаны они были ещё до конфликта (см.: Колпаков Валерий. Неверные друзья Валерия Ободзинского. Часть 3. По волне моей памяти: Тухманов против Богословского. Специальное радио (6 марта 2006). Проверено 5 января 2017.).
  4. Золовка (сестра мужа) Наталии Капустиной, спевшей на этом же альбоме песню «Из Сафо». Все трое — Наталия Капустина, Сергей Капустин, Вера Капустина — составляли в рамках Государственного эстрадного оркестра «Современник» под управлением Анатолия Кролла трио «Весна», которое неофициально также называли трио Капустиных.

Примечания[править | править вики-текст]

  1. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 Васянин Андрей. На чужой планете. Сорок лет назад в СССР вышел диск «По волне моей памяти» // Российская газета. — 2016. — 24 ноября.
  2. Тухманов Д. Несколько слов о вагантах. Официальный сайт Давида Тухманова (25 июня 2007). Проверено 10 января 2017.
  3. 1 2 Песни Давида Тухманова. Достояние республики (6 октября 2013). Проверено 21 декабря 2015.
  4. Колпаков Валерий. Неверные друзья Валерия Ободзинского. Часть 1. ВИА «Москвичи». Специальное радио (20 февраля 2006). Проверено 5 января 2017.
  5. 1 2 3 4 Колпаков Валерий. Неверные друзья Валерия Ободзинского. Часть 2. Богословский против Тухманова: ВИА «Верные друзья». Специальное радио (27 февраля 2006). Проверено 5 января 2017.
  6. Богословский Н. Давайте замечать хорошее // Советская культура. — 1974. — 22 марта.
  7. 1 2 Колпаков Валерий. Неверные друзья Валерия Ободзинского. Часть 3. По волне моей памяти: Тухманов против Богословского. Специальное радио (6 марта 2006). Проверено 5 января 2017.
  8. Симонян Георгий. Скрипач с Варварки: [Интервью с Ильёй Фойгелем]. Вокально-инструментальная эра (май 2015). Проверено 6 марта 2017.
  9. 1 2 3 4 Михалёв Алексей. На своей волне: Документальный фильм. Россия-24 (1 января 2017). Проверено 16 января 2017.
  10. Цена на обложке альбома.
  11. Авдеев Дмитрий. Игорь Иванов: «С Владиком Андриановым у нас были совершенно разные голоса!». Петропавловск kz — ИА REX-Казахстан (5 февраля 2015). Проверено 10 января 2017.
  12. Гуревич Леонид. Феномен Сергея Беликова: [Интервью] // Торговая газета. — 2006. — 25 августа (№ 61—62 (351—352)).
  13. Колобаев Андрей. По шальной волне моей памяти: [Интервью с Владиславом Андриановым] // Аргументы и факты. — 2009. — 19 февраля (№ 7 (145)).
  14. Многие слушатели отмечают, что мелодия проигрыша композиции «Доброй ночи» совпадает с мелодией проигрыша песни «Saturday Night’s Alright for Fighting» Элтона Джона, выпущенной на три года ранее[источник не указан 756 дней].
  15. Людмила Шабина (Ларина): Мне было интересно этим заниматься! (апрель 2014). 3. ВИА «Надежда»

Источники[править | править вики-текст]

Ссылки[править | править вики-текст]